Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Adrian
[лс]
Застоявшаяся дневная духота города, медленно приближающегося к сумеркам, наконец-то сменялась... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Скупой платит дважды


Скупой платит дважды

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

ФРЭНК, АГАТА
24 марта 2014
Сказ о том, как Фрэнк встретил должника и заставил его платить

+2

2

Вопреки стереотипам, крепко засевшим в сознании среднестатистического американского гражданина, далеко не все брюнеты, чьи фамилии оканчивались на гласную, были причастны к тому, что общество называло "мафией". К Фрэнку это отрицание, конечно, не относилось, но вот хозяин одного из магазинчиков, расположенных в начале 14-й улицы был живым тому доказательством. Честно зарабатывал на жизнь, платил налоги и от любых предложений друга детства помочь с бизнесом деликатно отказывался. Магазинчик этот когда-то принадлежал его отцу, а до этого и его деду. И за все эти годы особых изменений он не претерпел, разве что банкомат у стенки поставили, да терминал по приему платежей. Фрэнк предлагал по старой дружбе одолжить денег на расширение бизнеса, но "честный итальянец" взять их из рук гангстера не решился, обосновав, что ему для этих целей банк уже одобрил крeдит. С тех пор прошел год, и даже банкомат в другое место не передвинулся.
Как часто бывало, Альтиери по пути с конторы заезжал сюда купить свежих овощей и фруктов, ну, и других продуктов, если таковые указания давала жена. Помидоры, брокколи, баклажаны, оливковое масло. Сын хозяина, стоявший за кассой, упаковывал покупки в бумажный пакет. Год назад он бросил колледж, а теперь помогал отцу. Не самый разумный поступок, как считал Фрэнки.
- И "уинстона" пачку, пожалуйста, - расплачиваясь, попросил докинуть сигарет. - Передавай привет отцу. - Нагрузившись пакетами, мужчина попрощался и покинул магазин, уступая очередь следующему покупателю.
В последнее время обстановка в Семье несколько улеглась. Проблем, конечно, еще было предостаточно, но хотя бы сейчас они ни с кем больше не воевали. Остатки людей Энзо рассосались по территории Штатов и опасности не представляли. На самом деле Фрэнка утомили уже все эти разборки, и он несколько сожалел о том времени, когда был слдатом и мог спокойно заниматься только своим бизнесом, не вмешиваясь в чужие конфликты. В истории с Энзо его, по сути, тоже втянули в чужой конфликт. По-хорошему, Гвидо сам должен был разобраться со своим племянником и со Шляйхером. Не устраивать подручному публичную порку. И еще эта идея расплатиться с евреем долей от строительства. Фрэнк жалел, что согласился. А впрочем, какая уже разница.
Сгрузив покупки, гангстер захлопнул крышку багажника и увидел впереди себя Агату. Собираясь заехать в магазин, он сказал, где можно будет его перехватить и во сколько. Тарантино оказалась пунктуальна. Все с той же пиратской повязкой на глазу. Фрэнк видел ее в таком виде уже не в первый раз, но до сих пор не мог привыкнуть. Он знал, для женщины такое увечье травма не только физическая, но и моральная. И невольно проникался к девушке уважением, отмечая мужество, с которым та приняла очередное, выпавшее на ее душу, испытание. Что бы с ней не происходило, Агата не жалела себя, она поднималась и продолжала двигаться дальше.
- Садись в машину, - кивнул в сторону пассажирского сидения. Процедура им предстояла вполне обыденная - передача полагающейся Фрэнку части прибыли за очередную поставку оружия мексиканцам. Лучше это делать не посреди тротуара, а вдали от лишних глаз, разумеется. Салон автомобиля вполне сгодится.
Лэнд Ровер был знаком Агате по их путешествию в Неваду. Со всеми этими бесконечными разборками у Фрэнка даже не было времени выбрать новый автомобиль. Сейчас, когда все более или менее улеглось и устаканилось, он надеялся, наконец, доехать до автосалона и выбрать что-нибудь более подходящее к его статусу, раз уж даже Гвидо удосужился обзавестись новыми колесами.
- Ну, как там наши мексиканские друзья? - поинтересовался у девушки, в чьи задачи входило контролировать сделки по продаже оружия. - Как сама? – поинтересовался и касательно глаза, и касательно психологического состояния в целом, и касательно всего того, чем Агата сочтет нужным поделиться. В конце концов, наплевать на нее ему не было – она приносила хорошие деньги и, что тоже немаловажно, не приносила проблем.

Отредактировано Frank Altieri (2014-03-20 23:31:48)

+3

3

Вот уже второй год начало года для Торелли не отличается благополучием. Как в фирме обычно первый квартал убыточный, так же и Семья терпит свои потери. В прошлом году, в конце января, пересажали всю верхушку.  Спастись удалось только Гвидо, остальные рано или поздно оказались за решеткой или вовсе на том свете. В этом году нас потряс март. Я ожидала, что сюрпризы будут исходить от Шляйхера, который своей еврейской натурой подгребал под себя все, что плохо лежит, но нет… его переплюнул Винчензо. Вот от кого я не ожидала такого плевка. Конечно, племянник всегда отличался буйным нравом, но его желание добраться до власти перешло все границы.
Помимо Семьи, тахикардию вызывал у меня и Валентин, больной человек, который оставил меня, нет, не хочу называть себя калекой. Я была вполне в норме, готова была снять повязку с глаз, но не хотела ощущать те косые взгляды, которыми одариваю странных людей. Вот вы видите человека, чье лицо или походка уродливы, что вы делаете? Вы отворачиваетесь, пытаясь сделать вид, что ничего не происходит. Или же смотрите, ублажая свое любопытство, как на обезьяну в цирке. А ведь раньше был очень популярен цирк уродов – бородатые женщины, сиамские близнецы, толстяк весом в 200 килограмм. Не хочу я испытывать на себе ни первого, ни второго. Или это только мои предрассудки? Да, безусловно, эта встреча с маньяком наложила свой отпечаток.
А может, если бы не Валентин, я бы никогда не решилась съехаться с Декстером и завести роман с Верноном. Да, март выдался насыщенным на события.
Сегодня я встречаюсь с Фрэнком, чтобы передать ему процент от поставки с мексиканцами. Было ли мне непривычно воспринимать его в новом статусе? Скорее нет, чем да. После истории с Кортезом я пересмотрела свои позиции на счет Фрэнка. А после истории с Энзо так уже была и вовсе на стороне Альтиери. Поэтому сегодняшняя встреча была для меня возможностью смотаться от семейных разборок и вопросов. Похоже, я начинала уставать играть на два фронта. И как это получается у Фрэнка? Может даст пару советов?
- Привет – возникаю возле машины итальянца, здороваясь, когда тот захлопывает багажник. Я ошивалась неподалеку от центра – заехала в офис «Лучиано Боси», чтобы узнать у Стефано как продвигается сделка по закупке земли в Детройде, а после, оставив автомобиль,  прогулялась пешком до места встречи.
По указаниям мужчины сажусь в Лэнд Ровер.
- Мексиканцы цветут и пахнут. Похоже, что о Сурите они забыли, по крайней мере, вопросов больше не было. – небольшой отчет прежде чем достать из сумки конверт с деньгами.
- Как сама? – пожимаю плечами, растерявшись, что отвечать.
- В порядке. Вчера врач сказал, что я могу теперь обходится без повязки, но… мне кажется я смущаю людей. – или отражение в зеркале меня смущает? А еще придется переучиваться в плане стрельбы. Вроде ухудшение зрения не мешает в повседневных делах: я все так же могу разглядеть где стоит дерево, какое число на календаре, что показываю по телевизору. Но если надо быть точной, если надо целиться, тут недопустима погрешность. Хочу встретиться с Кэррадайном и снова записаться в его ученицы. Это ведь Билл, мой гуру, пять лет назад спас меня, эмигрантку, от суда и взял под свое крыло. Конечно, обычно это называют завербовал, но я прикипела к этому мужчине, что даже после предательства и попытки меня убить, смогла простить и сотрудничать с ним. Я дура? Всепрощающая дура? Когда-нибудь мне воткнут нож в спину, и этот удар будет смертельным.
- Можешь пересчитать – передаю итальянцу белый конверт с крупными купюрами внутри.
- Какие планы? В смысле, все теперь будет хорошо? – знаю, что мой вопрос поражает наивностью, но, порой, сил воевать уже нет.

Внешний вид + черная повязка на правом глазу

+2

4

Фрэнк кивнул головой, удовлетворившись ответом касательно мексиканцев. Эти ребята были куда опаснее и куда многочисленнее той шайки, которую выставил против них бывший подручный. Вот уж с кем точно Альтиери не хотел воевать, их южные партнеры были подобны саранче, уничтожающей все на своем пути: жестокие и безжалостные, не имевшие ни морали, ни принципов.
- Скажи своим людям быть с ними предельно осторожными, - в очередной раз напомнил, не желая, чтобы кто-нибудь повторил их с Агатой ошибку. - Если Кортез заподозрит нас еще в чем-то, это станет концом нашего сотрудничества. И не только.
Агате повезет, если ей только лишь вырежут второй глаз. Скорее всего на этом не остановятся, и им придется не просто на колени перед Кортезом встать, а еще и рты в готовности открыть, и тогда может быть, но не факт, из них и их родных и близких не сделают буррито. Риски от этого сотрудничества по-прежнему оставались огромными, и только толстенные пачки денег, регулярно поступавшие от мексиканцев, не давали Фрэнку запретить контрабанду оружия, как в отдельных Семьях, например, запрещали продажу наркотиков. Оба бизнеса были сопряжены миллионными оборотами, а вместе с этим и огромными рисками, не только быть убитым, но и посаженным в тюрьму на несколько пожизненных сроков.
Что касалось своего здоровья, Агата как всегда демонстрировала оптимизм и не давала ни малейшего повода жалеть себя, ни другим, ни самой себе. Фрэнк вновь взглянул на нее - черная повязка уже сама по себе привлекала внимание, и как киллер Агата теперь станет куда менее востребованной. Не только из-за зрения, а еще и из-за "особых примет". Опознать ее в случае обнаружения свидетелей труда не составит.
- Я слышал, ты с отцом Аарона съехалась, - решил немного сменить тему. Ее глаз и Фрэнка смущал, чего уж про остальных людей говорить. Относиться спокойно к такому увечью могли только по-настоящему близкие люди, хотя опять-таки не факт, что это не было бы из жалости. Может, и Декстер вернулся к ней из жалости? - У вас все серьезно?
Альтиери взял конверт с деньгами и заглянув в него оценил толщину пачки и номинал банкнот. Пересчитывать наличку он умел на глаз, прекрасно зная, как выглядят сто тысяч долларов.
- Когда остальные будут? - поинтересовался у Тарантино. Затратная часть в контрабандном бизнесе была, конечно, огромной, но и выхлоп со сделок предполагался приличный, а иначе не было смысла все это затевать. Мексиканцы возили им деньги сумками, и Фрэнк все же рассчитывал по завершению получить несколько больше, чем могло уместиться в одном конверте. Конверты ему носили те, кто торговые лавки в районе обчищали, от Агаты же ожидалось другое.
- Посмотрим. - Сухо ответил Фрэнк, не обещая рая на земле. Он не Господь Бог и в этом мире от него зависит далеко не все, но, как новый андербосс, Альтиери готов был следить за порядком, чтобы не допустить новых войн. В той же истории с Энзо он вроде бы наглядно продемонстрировал готовность наказывать не только чужих, но и своих, если те начинали играть не по правилам. Еще бы Марго к ногтю прибрать для полного спокойствия, но пока Гвидо ей потакал, это было весьма проблематично. - Продолжаем заниматься своими делами. - Подытожил Фрэнк, подразумевая под делами не ограбления еврейский, мексиканских и прочих банд, также имевших право на существование. Куда выгоднее и безопаснее было обчищать рядовых граждан и предпринимателей, ну, или государство на крайний случай. Они ведь не за острыми ощущениями в этот бизнес шли, а за возможностью ненапряжно зарабатывать на жизнь. Во всяком случае это касалось Фрэнка, у которого за отсутствием образования другой возможности кормить семью не было.

Отредактировано Frank Altieri (2014-03-23 18:15:29)

+2

5

- Скажи своим людям быть с ними предельно осторожными. – я готова была принимать советы и попытки меня научить, все таки осознавала, что для человека в мафии, под чью ответственность за последний год легло довольно много, а именно, вооружение Семья, я была слишком юна и неопытна. Но иногда мне казалось, что некоторые переусердствуют в этом, словно боясь иметь со мной дело, или готовы к тому, что я вот-вот накосячу.
- Фрэнк, я осознаю цену вопроса. И знаю кого можно обманывать, а кого не стоит – действительно, с некоторыми поставщиками еще можно было провести махинации или попросить отсрочку оплаты, а с некоторыми, такими как Кортез, жопу разорву, но товар должен быть в срок. В конце концов, это влияет и на репутацию также.
Фразу про личную жизнь я пока упустила, отвлекаясь на другой вопрос, а именно то, что касается финансовой части:
- Это процент с аванса, остальная оплата за партию ожидается в середине апреля, плюс несколько дней на обналичивание денег – что касается своих обязательств, то я была довольно бухгалтерией мексиканцев: они перечисляли деньги ровно в срок, что позволяло мне и нашему экономисту спланировать дальнейшее выведение денег. Какая-то часть шла на оплату труда, какая-то переводилась на другие счета, большая доля оставалась в деле, для того, чтоб платить поставщикам, а некоторые деньги требовали обналичивания.
- А с Декстерем, да… съехалась. Серьезно? Вряд ли – я усмехнулась, опуская взгляд на свои пальцы – На самом деле это все из-за Аарона: у меня нет возможности с ним часто видеться. До того как мы стали жить вместе, я сына почти месяц не видела. Это еще хорошо, что удалось уговорить Декстера вернуть мне родительские права, потому что в суде я вряд ли бы выиграла дело. А он, похоже, понимает свое преимущество и пользуется этим – говорит, если я накосячу и опять пропаду, увезет Аарона. Черт, как на минном поле! – если основную часть я рассказывала спокойно, просто оговаривая факты, что в последнем предложении вспылила, в очередной раз осознавая всю серьезность ситуации. Если раньше я могла выкрасть ненадолго ребенка или Аарон сам сбегал ко мне, и это прощалось, то теперь Кортес стал серьезно относится к своему отцовству.
Я не знала почему заговорила о личном с Фрэнком, и не знала зачем он спрашивает. Хочется, как андербосс, быть в курсе? Знаете, как на работе при трудоустройстве просят заполнить графу «близкие родственники», чтобы в случае несчастья или пропажи работники, можно было найти концы.
- Как Джулс? Она с детьми уже вернулась? – о том, что итальянец, большая часть итальянцев, вывезли свои семьи из города, не было секретом. Но ведь война вроде подошла к концу, правда, заявлять, что нас ждет мирное время я бы не стала – еще есть Шляйхер.
- Подвезешь меня к офису «Лучиано Боси»? – там я бросила свою машину, и ее не мешало бы забрать и поехать… может к Вернону? Мы с ним в ссоре с той ночи, когда я не смогла остаться у него и в истерике бросилась потом в постель к Декстеру... Нет, Вернона сегодня я точно видеть не смогу – мне стыдно за измену. Хотя можно ли считать то, что я переспала с мужем, пусть и гражданским, изменой? Уорд признал, что готов к тому, чтобы занимать в моей жизни вторую роль. А как надолго хватит меня?

+3

6

- Я не конкретно тебя имел ввиду, - вздохнул Альтиери. Иногда Агата сильно напрягалась касательно своего возраста и происхождения. Привыкнув к постоянным нападкам, она их видела даже там, где не было и намека. Вот и вновь она завелась на пустом месте, приняв сказанное исключительно на свой счет, хотя Фрэнк прямым текстом говорил про ее людей.
- Они, - имел ввиду мексиканцев, -  тебе на счет деньги переводят? - удивленно поинтересовался Фрэнк. Настолько удивленно, что даже повернулся к девушке. Альтиери, конечно, и сам экономического образования не имел и знаниями в областях финансовых обладал посредственными, но в сравнении с большинством болванов, с кем ему приходилось иметь дела, считал себя чуть ли не профессором. - Нахрена ты мне тогда наличку таскаешь? Я это все обратно в банки вывожу.
Их конверты с деньгами были не правилом или традицией, а вынужденной мерой. Они не могут вымогать деньги из предпринимателей и давать для выплат свои расчетные счета. Такие операции не могут и не должны фиксироваться. Банк же, через который Агата проводила сделки с мексиканцами наверняка располагался в какой-нибудь оффшорной зоне, где банкиров не интересуют источники происхождения денег. Именно в такие банки Фрэнк и загонял зарабатываемые им деньги, только на безнале, гоняя их по счетам, и можно было отмыть крупные суммы, пустить их в то же строительство. А вот наличка - проку от нее было не много. Прийти в тот же автосалон с пачкой денег вызвало бы не только косые взгляды со стороны диллера, но и вполне конкретные вопросы от налоговой в обозримом будущем. Безопасно тратить он мог только мелочь суммами до нескольких тысяч долларов. - Открой мне счет и переводи деньги туда. Не занимайся ерундой с обналичиванием, мне с этими бумажками в туалет разве что сходить.
Фрэнк покачал головой как будто бы имел несчастье разговаривать с нерадивой студенткой-двоечницей. Агата и впрямь была слишком молода для таких дел. Она не знала ни жизни, ни законов. И услугами юристов и финансистов, как видно, не пользовалась.
Лучше и впрямь переключиться на разговоры о личном. А впрочем и тут Агата его удивила, позволяя шантажировать себя ребенком человеку ничего из себя не представлявшему.
- Не пойму, чего ты с ним церемонишься? - обратился к девушке, которая была членом одной из самых влиятельных в городе преступных группировок. Убить отца сына, конечно, крайняя мера, но есть ведь и другие также действенные.
- Давай я с ним поговорю, - предложил Фрэнк, который на жизнь зарабатывал "разговаривая". Он умел припугнуть человека так, что тот соглашался на любые условия, наверняка и Декстер согласится отказаться от ребенка в пользу Агаты, надо лишь аргументы нужные подобрать. - Ни в какой суд он уже не пойдет и Аарона увезти не посмеет, поверь.
В ответ же на вопрос касательно своей семьи Фрэнк тяжело вздохнул. - Вернулись. Я теперь сам как на минном поле, черт возьми, - не весело усмехнулся. Его ситуация складывалась так, что угрозы в адрес жены были бы как-то совсем уж неприемлемы. Силой и шантажом, если и можно удержать, то счастливой семейной жизни не построить. - Говорит, что хочет развестись со мной. - Оно и понятно, Джулс чувствовала угрозу для детей и для самой себя со стороны мужа. Почти как у Агаты ситуация, с той лишь разницей, что Фрэнк любил свою жену и не хотел ее терять.
- Поехали, - согласился подвезти Тарантино и завел автомобиль.
Они проехали совсем немного. Прежде чем остановиться, Фрэнк, снизив скорость, заметил одного знакомого человека, идущего вдоль тротуара. - Погоди... - отвлек Агату от разговоров.
Чтобы не отстать, Альтиери следом повернул направо, игнорируя красный сигнал светофора. И когда поравнялся с мужчиной, опустил переднее стекло и дважды посигналил, привлекая к себе внимание.
Генри Стюарт, взявший в долг сорок кусков, уже несколько недель избегал Фрэнка и его людей, придумывая различные нелепые оправдания. Последние две недели его и вовсе не могли застать у себя дома, а телефонный оператор отвечал, что абонент недоступен. И хотя Фрэнк теперь значился подручным, старые дела он забрасывать не планировал. По крайней мере пока. Учитывая, что назначение было совсем недавно, и что бизнес его перед этим практически угробили, с покупкой феррари и осваиванием игры в гольф предстояло повременить.
- Залезай в машину, - кивнул мужчине в сторону задних сидений. - Подвезу, поговорим, - предложил для начала по-хорошему.

Отредактировано Frank Altieri (2014-04-02 19:18:45)

+3

7

- Фрэнк – говорю и делаю паузу. Углубляться в подробности о том каким образом мы работаем с мексиканцами, я не стану. Да и Альтиери это буде не столь интересно, ему важен результат. А результат был.
- Счет будет, как только, так сразу, а пока что наличные. Съезди на них в отпуск, в конце концов. – меланхолично отвечаю я. Для меня никогда не вставало проблемой куда девать наличные деньги, так как имелись обязательства, которые переводом выполнить не то что невозможно, а просто опасно, тогда-то и нужны были обналиченные купюры.
От разговорах о Кортезе и деле с ним, мы перешли к другому Кортесу. Забавно, конечно, разглядывать в этих двух мужчинах сходство – оно было, разве что, в фамилии.
- Не пойму, чего ты с ним церемонишься? Давай я с ним поговорю.
- Знаю я твое «давай поговорю». Декстер не дойдет до суда, потому что у него ноги не будет, угадала? – усмехнулась я, но на самом деле шутки шутками…
- Декстер не знает, что я зарабатываю на жизнь не самым честным образом. Поэтому и объяснить ему куда мне надо посреди ночи довольно сложно. К тому же не стоит исключать того факта, что Аарон ему в рот смотрит. Не хочу, чтобы из-за моих с мужем разборок пошатнулось доверие сына ко мне. – за тот год, что Кортес лишил через суд меня родительских прав и за то время, что я вовсе пропала из страны, Аарон сильно прикипел к отцу. Да, еще бы, он был тогда для него единственным человеком, который не бросил. Поэтому если раньше мальчик еще прощал всех моих бегств и отлучек, то сейчас ему это не надо. Аарон любит меня. Дети всегда будут любить своих родителей, к тому же он маленький и нуждается в матери. Но ребенок понял, что такое жить без меня и, думаю, ему не так было плохо. Сейчас я нуждалась в сыне. И он это понимал. Понимал и заставлял меня от многого отказываться – взять даже случай трехдневной давности, когда я была выдернута из постели Вернона, потому что меня мучила совесть из-за оставленного ребенка.
- Да и надо же кому-то сидеть с ребенком. Мне легче заключить мир с Кортесом, чем дергать постоянно няньку. – хотя вопрос свободы все еще остро строит передо мной. Я не хочу каждый раз отпрашиваться у сына и мужа, когда думаю пойти погулять. Я просто хочу садиться в машину и уезжать. Молча.
- Вот видишь – сказала я на то, что миссис Альтиери хочет уйти – Ты тоже не желаешь отпускать семью. – пожимаю плечами и перевожу взгляд на красный сигнал светофора, который Фрэнк спокойно проигнорировал.
Он притормозил возле какого-то мужчины, опуская окно и разговаривая с ним через меня. Хотя разговор был коротким, и ответа от собеседника не последовало, - он просто дал деру. Думаю, с такими замашками, незнакомец быстрее добежит до нужного места сам, чем туда доедет Фрэнк на колесах.
- А это случайно не он стал чемпионом по спринтерскому забегу в 2013? - попробовала пошутить я, прежде чем Альтиери настигнет беглеца.

+1

8

Слова об отпуске Фрэнк даже всерьез не воспринял. Он и раньше не часто позволял себе уезжать из города, а теперь так и вовсе дел навалилось невпроворот. Конечно, у него хватало людей, кому можно было делегировать те или иные задачи, но контролировать их он все равно предпочитал лично. Он должен быть рядом и должен держать руку на пульсе, особенно сейчас, когда произошли очередные перестановки в их организации. Ему требовалось укрепить свои позиции.
- До сих пор ни о чем не догадывается? - удивился Альтиери, продолжив разговор о Декстере. - Рано или поздно это всплывет. - И скорее рано, учитывая, что они съехались. На расстоянии еще можно создавать впечатление честного гражданина, а вот живя в одном доме, Фрэнк мог судить по собственному опыту, делать это трудно. Его только при детях дважды арестовывали. Копы вообще не сильно церемонятся на этот счет, делая все, чтобы максимально унизить тех, кого считают членами мафии. При родных и близких, во время похорон или свадьбы - им плевать, они просто вламываются и застегивают на тебе браслеты, и хорошо, если мордой об асфальт не приложат. У лицезреющих это невольно возникают вопросы, ведь наверняка не в неправильной парковке тебя собираются обвинять, увозя в полицейской машине.
- А может и впрямь твоему сыну будет лучше с Кортесом, - задумчиво добавил. Они, конечно, могли убедить Декстера исчезнуть из города или даже помочь, если бы тот активно сопротивлялся, но останься Аарон с Агатой, нормальной семьи у него точно не будет. Мать, откровенно говоря, из Тарантино была никчемная. Да, она любит его, но думает ли она о нем, когда бегает с автоматом наперевес? Имея маленького ребенка, грех думать только о своей жизни. Нужно подумать еще и о том, что в случае твоей смерти, будет с ним. А Агата об этом не думала, во всяком случае, впечатление у Фрэнка складывалось именно такое, когда он наблюдал ее подвиги на стройке. И было бы лицемерием утверждать, что выбора у нее нет. Гвидо никогда не заставит Агату встать под оружие. Быть частью ударной группы - исключительно ее собственное желание. А вот торговля оружием - тут уже и впрямь сложнее. Пожалуй, сам Фрэнк ее теперь никуда не отпустит, если вдруг однажды та придет и скажет "я устала, я ухожу". Не в ближайшее время уж точно. Сейчас Фрэнк особенно нуждался в деньгах, а Агата приносила их ему больше всех. Впрочем, к деньгам у него всегда было особое отношение, не только в моменты финансовых трудностей, кои испытывал сейчас. И в этом Агата могла убедиться воочию.
- Вот ушлепок, - оскорбился Альтиери, когда от него вдруг дали деру. Кажется, ему только что "сказали", что с деньгами он может попрощаться. Черта-с два. - Эта сука может начинать к паралимпиаде готовиться, - а вот Фрэнк в свою очередь вряд ли шутил. Он поехал за мужчиной через тротуар и газоны, заставляя пешеходов разбегаться в стороны. И, наконец, настиг его своим бампером, сбив с ног и, тем самым, прекратив погоню. Выскочив из автомобиля, итальянец поспешил к должнику и, прежде чем тот сумел приподняться, засадил ему поддых ботинком, затем еще несколько раз прошелся по его физиономии кулаками, и когда тот уже почти не шевелился, приподняв, поволок к себе в машину. - Генри, я же предупреждал тебя, - говорил с ним отеческим тоном, словно тот не оправдал его надежд (в каком-то плане именно так и было), - ты и впрямь рассчитывал скрыться? От меня? В Сакраменто?
Прохожие, как обычно бывало в этом районе, отворачивали взгляды и спешили проходить мимо не ввязываясь. Легавых, к несчастью Стюарта также не наблюдалось. - Я все же рассчитываю с тобой поговорить, - поднапрягшись, он запихнул мужчину в багажник, - лежи здесь тихо. Твою мать, и не пинай мои продукты, - вдарил ему еще раз, разбив лицо в кровь.
Забрав пакет с овощами, Фрэнк захлопнул крышку и вернулся в машину.
- Это становится какой-то не здоровой традицией. – Имел в виду историю с Сантьяго Первым, которого они также катали в багажнике. - Так куда тебя отвезти? - забыв, спросил еще раз. Фрэнк старательно делал вид, что ничего особенного сейчас не произошло, но на фоне стука из багажника, делать это было не просто. – Как меня все это дерьмо достало, - пожаловался разом и на не унимавшегося «пассажира» и на свою жизнь в целом. Даже в магазин нормально не съездить...

Отредактировано Frank Altieri (2014-04-04 06:40:12)

+1

9

- До сих пор ни о чем не догадывается?
- Ему легче признать, что я по мужикам хожу... - усмехаюсь. Пару раз я приходила домой с ссадинами, но учитывая, что мы спали в разных комнатах, он этого не замечал. Про шрам на глазу я так ничего и не сказала - ограничилась отмазкой, что меня уколол ежик, которую придумывала для Аарона.
- А может и впрямь твоему сыну будет лучше с Кортесом - лучше. Это я смогла осознать как вернулась из Сирии. А до этого считала, что имею полное право таскать Аарона с собой. Мой сын, как чемодан, который я брала с собой при бегстве в Венесуэлу, в Европу, Россию. Чемодан знакомился с моими друзьями-мужчинами, и тихо ненавидел их. Чемодан пытались похитить, и он слышал выстрелы. А потом началась война за чемодан между мной и его отцом. Мы эгоисты. А я самый большой эгоист, который не умеет жить с людьми. Довольно рано родив, во мне не пробудились материнские инстинкты. Но и разрешить Декстеру видеть с ребенком я не хотела позволять, потому что это бы означало поражение. Уже позже я поняла, что в отношении с детьми нет проигравших, кроме них самих.
Странно, но Аарон довольно стойко переживал все невзгоды. И вроде как проблем с психикой кроме немотивированной агрессии у него нет.
Недавно я окончательно поняла, что ответственность в виде семьи и детей мне не нужна, и я старательно доказывала и демонстрировала это, когда бралась за автомат или собирала бомбу. И та ложь, что услышал Кортес в день нашего примирения, были моими заблуждениями. Но, съезжаясь, я подумала о ребенке - сейчас он был счастлив. И нас с Декстером даже реже стали вызывать к школьному психологу...
- Я предпочитаю решать проблемы по мере их поступления. Пока все хорошо, значит все хорошо. Не знаю что из этого получиться - я просто не хочу думать о том во что вырастет мой сын. Может, он убьет меня? Кто знает как он жил первые шесть лет своей жизни без меня.
Что странно, я не испытывала в этом разговоре с Фрэнком какой-то скованности или стеснения, я думала, что он может мне помочь, что-то рассказать. У него была схожая ситуация, потому что тоже приходилось выбирать между семьей и Семьей. Я хотела продолжить разговор и задать важный вопрос, но чертов бегун все нарушил.
Автомобиль сорвался с места, а Франческо выразил угрозу, что тот станет инвалидом. И знаете? Я начала болеть за то, чтоб бампер скорее коснулся тела Генри. Это как в ГТА: угонишь рейсовый автобус и едешь всех давить. Слава богам, что в реальной жизни моя тактика вождения была далеко от того как я развлекалась с Аароном в игрушке.
Тюк. Тело упало на асфальт. Итальянец выскочил из машины, чтоб наградить должника парой ударов. А я вытянула шею, как утка, созерцая происходящее.
Когда мужчина запихнул Генри в багажник, и вернулся за руль, я оглянулась назад на звуки ударов.
- Много должен? - сделала вывод я. - Помощь нужна? Давай компанию составлю, я, кажется, никуда не спешу - я попыталась вспомнить важные дела на сегодня, но ничего особенно запланировано не значилось в списке моих дел.
А еще я подумала, что Фрэнку тоже нужен собеседник или друг, или просто человек, который пребывает в такой же ситуации уже ни один год. Может, конечно, я для этого и не годилась...
Лэндж Ровер тронулся с места, скрываясь от глаз зевак.

+1

10

- Пятьдесят кусков. Уже даже больше, - ответил Фрэнк, проезжая мимо компании подростков, провожавших его машину взглядом. В отличие от взрослых, старавшихся убраться как можно дальше, эти, напротив, звали своих друзей посмотреть на очередные разборки у них в районе. Альтиери остановился напротив них и жестом подозвал к себе самого высокого, принимая его за старшего. - И чтобы больше вас не видел, - сунул ему две сотни, отсчитав из того конверта, что принесла Тарантино. На пиво подросткам должно хватить.
- Да, сэр. Спасибо, - парнишка заметно его побаивался. Разумеется, узнав его, они бы молчали и не взяв деньги, но для Фрэнка это было своего рода вежливостью.
А из багажника тем временем наряду со стуком доносились приглушенные зовы о помощи. Генри был тем еще пронырой. Решив срубить бабла, занял у Фрэнка сорок тысяч, намереваясь купить героина, а потом, разбавив, перепродать. По договоренности должен был вернуть через месяц на десятку больше, но как только пришел срок платить, начал избегать людей Альтиери. В итоге каждый просроченный день его долг увеличивался на тысячу. А как еще бороться с должниками? Иначе никак, в суд ведь на него не подать.
- Твою мать. Ты если не заткнешься там, я тебе бошку прострелю! - надеясь быть услышанным, крикнул "пассажиру", чтобы тот лежал в багажнике тихо.
До гангстера не сразу дошел смысл сказанного Агатой, произнесла она это столь непринужденно, будто Фрэнк вместе с Генри ехали сейчас на какой-нибудь пикник. - В смысле компанию составишь? - так прямо и поинтересовался. - Вдвоем веселее типа?
Вообще он уже не первый раз замечал за Агатой желание находиться с ним рядом. Не так давно домой к нему напросилась после перестрелки с Энзо, а теперь помощь предлагала. Фрэнк, конечно, для многих был авторитетом и примером для подражания, но как правило среди желавших стать крутыми бандитами парней. А Тарантино же таскалась за ним, будто бы влюбилась. Чем именно она собиралась ему помочь? Что касалось стрельбы и убийств, Альтиери признавал, девушка была куда большим профессионалом чем он, но вот избить кого-нибудь и напугать у нее вряд ли получится, и уроки тут давать бесполезно.
- Реально не представляю, чем ты мне поможешь, - усмехнулся Фрэнк. Впрочем, в следующее мгновение улыбка слезла с его лица, когда "пассажир" проломил хлипкую перегородку, отделявшую багажный отдел внедорожника от остального салона. Не лучшая машина для перевозки в багажнике живых людей. У седанов этом плане было неоспоримое преимущество. - Вот сука, - выругался Фрэнк и едва не вылетел на встречку, отвлекшись на то, что происходило позади него. Генри оказался крепким малым. Со сломанной ногой и после полученных ударов он был способен не только пребывать в сознании, но и сопротивляться. Вернув машину в свою полосу, Фрэнк предпринял попытку добраться до пистолета, лежавшего у него в бардачке, но поняв, что быстро не получится, попросил об этом сидевшую рядом Агату.
- Возьми у меня там ствол и займись этим гандоном, - крикнул девушке, наблюдая в зеркале заднего вида, как их пассажир выбирается из багажника. Фрэнк планировал съехать с дороги и остановиться, как только они проедут мост, а пока предстояло отбиваться на ходу.

+1

11

За пятьдесят тысяч я бы тоже собственоручно казнила любого должника, хотя вряд ли Фрэнк ставит цель убить мужчину, - это у меня крайние методы, иногда о последствиях которых я не думаю. Впрочем, я и в долг не даю, чтобы потом заниматься выколачиванием суммы и процентов.
В багажнике Генри было явно неудобно, об этом свидетельствовал шум, который он издавал и рьяное желание выбраться на свободу. Надо было треснуть его сильнее, чтоб вырубить.
- В смысле компанию составишь? Вдвоем веселее типа? - цинизму Альтиери не занимать или это я берега попутала. Я не видела ничего плохого или странного в том, что я предложила свою помощь, не в нанесении увечий, конечно, а в помещении, где все будет происходить. Хотя в наше время и в нашей "организации" проявление внимания считается проявлением слабости и вызывает подозрения, чем доверие и расположение. Нужно ли мне было доверие Фрэнка? Нет. А вот уверенность в том, что при своей власти не решит меня сдвинуть или отдать на съедение Марго, вполне.
- В смысле куда ты его везти собрался? В свой офис? Езжай на склад, там никто не услышит и там всем срать что твориться в соседней комнате - здание за городом - идеальное помещение для того, чтоб устроить пытки. Хотя я знала, что чем-то подобным промышляет Рей, человек Фрэнка, но где он топит печь живыми людьми не догадывалась.
Генри время зря не терял, замахнувшись то ли локтем, то ли ногами, но ухитрившись проломить перегородку между салоном и багажником, так, что теперь его руки торчали в этой дыре и тянулись к свету.
- Возьми у меня там ствол и займись этим гандоном
- Слушай, а я тоже не представляю чем тебе помочь в данной ситуации. - язвительно, напоминая о недавних словах, произнесла я, скрепляя руки на груди - Мне вооон там остановить - показываю пальцем на остановку после длинного вантового моста.
Должник, хрипя и пыхтя, уже пытался вылезти, застревая задницей. а я, право, не понимаю что пытается сделать этот чудак на заднем сидении. Незаметно выбраться у него уже не получилось. Единственное, если моя вредность все-таки перевесит инстинкт самосохранения, то тогда мы все втроем полетим с моста или, как минимум, привлечем внимание кривой ездой.
Открываю бардачок, беря пистолет. - Действительно можно? Правда? - рассматриваю ствол, спрашивая разрешение на его использование. Я осознаю, что если еще потяну, то нам будет действительно крышка, поэтому отстегиваю ремень и разворачиваюсь, утыкая дуло пистолета в лоб Генри.
- Назад - сквозь зубы прохрипела мужику. Тот оказался не из пугливых (иначе бы долг отдал, а не смело избегал людей Фрэнка, считая, что ему все сойдет с рук) или, наоборот, через чур напуганный, с адреналином в голове, он меня не послушал. Хватает за руку, в которой держу пушку, и дергает на себя. Пытался вырвать, но вместо этого наполовину утянул на заднее сиденье, обхватывая за шею двумя руками, как плюшевого мишку, разве что не с той же любовью.
Я, хрипя, отчаянно начинаю стучать рукояткой ствола о бронированную голову Генри.
Чертов болван!
- ФРЭЭЭНК - пусть уже отвлечется и поможет. Иначе Лэндж Ровер пополнится еще одним трупом.
Оставался еще вариант выстрелить, что надо было сделать сразу, пустив пулю в плечо, но сейчас мне было крайне сложно прицелиться.

+1

12

Учитывая, что офис Фрэнка находился не в деловом центре города, а все в той же промзоне на окраине, где на территории помимо небольшого здания конторы располагалось несколько складов и гаражей, везти Генри к себе не казалось какой-то плохой идеей. Там тоже мало кому будет дела до человека, которого привезли в багажнике. У Фрэнка вообще таких мест предостаточно было. На той же стройке теперь и вовсе никого, кроме охраны не было.
- Я сам в состоянии решить, куда мне его везти, - довольно резко ответил Альтиери. Его раздражало, когда Агата пыталась давать советы. В ее возрасте следовало больше помалкивать, и в такие моменты он вновь вспоминал о ее происхождении и о том, что членом Семьи ее сделали слишком рано. Пользуясь покровительством Гвидо, она позволяла себе гораздо большее, чем другие в ее возрасте. Например, огрызаться. Фрэнку бы такое никогда не спустили, ему бы его же дядя зубы и выбил бы.
Сейчас Альтиери хотел вломить Агате точно также, как и их "пассажиру". Время девушка выбрала не самое подходящее, чтобы начать показывать зубы.
- Бл*ть, что за капризы? - Если бы не мексиканцы, Фрэнк бы с радостью зарекся водить с ней дела. Впрочем, была всегда возможность отправлять на встречу с Тарантино кого-нибудь из своих людей. Может так и поступит.
Наконец, она удосужилась достать ствол и обратить внимание на человека, способного изрядно им подпортить жизнь попыткой подраться с водителем. Но для начала тот все же сцепился со второй пассажиркой. Глядя на то, как Тарантино утаскивают на заднее сиденье, Фрэнк, получив от нее локтем, царапнул проезжавший рядом автомобиль.
Он слышит протяжный крик девушки и, включая аварийку, начинает сбавлять скорость. В этот же момент получает от сзади идущей машины, не успевшей притормозить, удар в багажник. Педаль в пол, и чудом Лэнд Ровер не вылетает под грузовик, остановившись меж полос. Пробка на мосту сегодня гарантирована. Отстегнув ремень, Фрэнк бросается на помощь Агате. После аварии все несколько дезориентированы. Он ищет упавший пистолет. Бьет еще раз по лицу Генри и тут же слышит звуки приближающейся полицейской сирены. Только этого им не хватало.
Боролся Фрэнк за ствол до последнего, поэтому копам и пришлось применять силу. Под дулами пистолетов их вытащили на улицу и, приставив к автомобилю, застегнули наручники.
- Скажешь слово и ты покойник, - прошипел Фрэнк неудачливому диллеру. Если Генри показаний никаких давать не станет, то максимум ему выпишут штраф и к вечеру уже отпустят. - Девчонку-то за что? Она просто моя знакомая, - уже в полный голос вступился за Агату, наблюдая, как принялись за нее. Младший офицер замешкался и только после отмашки старшего застегнул наручники и на ней.
- Ого. А это чья игрушка? - один из легавых нашел упавший под сиденье пистолет. Разрешения на него у Фрэнка, надо полагать, не было. Он мысленно выругался, понимая, что к вечеру его, как хозяина тачки, в которой нашли оружие, теперь даже при лучшем раскладе не выпустят. Будут проверять, есть ли убийства, совершенные из этого ствола. И, учитывая его фамилию, проверять будут особенно тщательно.

Отредактировано Frank Altieri (2014-04-07 06:45:25)

+1

13

Я была лишена возможности видеть что творится на дороге, поэтому только почувствовала тычок в зад автомобиля. Участие в ДТП нам никак сейчас нужно не было, а вот этому хмырю, который держал меня за шею, как можно больше привлекал к себе внимание. Когда Фрэнк справился с управлением, то подключился к операции по успокоению Генри, заряжая тому по черепушке. Думаю, мы бы смогли выбраться из этого дерьма, если бы не звук сирен полицейских машин - с этого момента я поняла, что легко нам не отделаться и свой путь продолжить не удастся.
Вооруженные стражи порядка вытащили сначала мужчин из автомобиля, цепляя на запястьях наручники, затем вышла я, на чьи руки тоже довольно резво одели браслеты.
- Девчонку-то за что? Она просто моя знакомая
Я нахмурилась. Этим парням бес толку что-то говорить, у них свои нормативные акты и правила поведения при задержании нарушителей порядка. А мы сейчас все трое были этими нарушителями, и не важно, что я оказалась лишь случайным попутчиком. Дьявол, и правда надо было вылезать из машины Фрэнка, а не строить из себя Деву Марию со своим пресловутым желанием помочь и поучаствовать. Лучше бы поехала на лекцию профессора Уорда, чтобы помириться с ним. Хотя... ни первого, ни второго мужчину я видеть не желала.
Нас сажают по разным машинам, Лэнд Ровер отгонят на полицейскую стоянку до выяснения обстоятельств.
В полицейском участке мой допрос был не долгим: спросили имя и фамилию, дату рождения, задавали пару вопросов о том чей пистолет и как он оказался в машине, на что я отвечала "не знаю". Пришлось написать заявление с показаниями, которое выдалось так же сухим. Нервничала ли я? От части. Думаю, любому преступнику с черными делами за спиной, неприятно находиться в такой компании. Фрэнка допрашивали дольше, а меня на этот период отправили в камеру, где я была одна. Генри еще на месте увезли в больницу с травмой головы, не знаю как там насчет сотрясения...
В камере, справляясь с ожиданием, я ходила взад-вперед, потом ковыряла штукатурку, требовала звонка адвокату, требовала свободу попугая, еды, чая, в общем, развлекала себя как могла - не зря называют это место обезьянником... Последнее мое попадание сюда было чуть больше года назад, первого января прошлого года. Я тогда с приятелем устроили массовое побоише в бойцовском клубе, куда внезапно нагрянула полиция. И то ли нас как неудачников, то ли как самых нерасторопных, схватили и привезли в участок. Отделались мы легко и быстро, хах, ну еще бы, ведь мой приятель был агентом из Бюро (что стало для меня открытием), за связь с которым мне до сих пор приходится расплачиваться. Чертов Фокс. Да, друзей и мужчин я подбирать не умела, они всегда оказываются последними подонками или просто мало живут.
Когда невыносимость достигла почти своего пика, так, что я уже была близка к тому, чтобы начать пробовать пропихнуть голову через прутья, как человек-резинка из фантастической четверки, мое одиночество разбавил офицер, позвякивая ключами. За ним, под присмотром еще одного фараона шел Фрэнк.

+1

14

Легавые, как обычно сгущали краску и нагнетали обстановку. Имея опыт пребывания в полицейском участке, Фрэнк воспользовался правом телефонного звонка и набрал адвокату - если к вечеру его отсюда не вытащит, так хотя бы семье сообщит, чтобы не волновались.
- Пистолет обнаружили в твоем автомобиле, - уединившись в небольшом помещении за толстой дверью, Альтиери внимал словам своего юриста, примчавшегося в участок уже спустя час. Джон МакКинзи, так его звали, не раз вытаскивал Фрэнка из подобных передряг, он хорошо знал свое дело, но и денег за свои услуги также брал немало. - На других, кому бы он мог принадлежать из находившихся вместе с тобой, ты не указываешь. Разрешения у тебя нет, и в 2011 году уже привлекался за незаконное ношение. Повторное - до года тюрьмы.
- До какого года? Ты в своем уме? - посмотрел на адвоката. Этот умел нагнетать обстановку не меньше копов, вероятно повышая собственную значимость в глазах клиента. - Я даже в руках этот ствол не держал.
- Его в твоей машине нашли. Копы подбросили? Фрэнк, если ты будешь отпираться, а потом на нем найдут твои отпечатки, лучше от этого не будет.
Отпечатки на нем найдут скорее Агаты. Впрочем, он не исключал, что и его могли остаться. Гангстер затушил сигарету, которой его угостил Джон, и спросил, - может все же штрафом обойдется? Я понимаю, они, - кивнул на дверь, -  меня там запугивают, но от тебя-то я другого жду. Я тебе за что плачу? За то, чтобы ты пересказывал мне все то, что я итак уже слышал? Никакого года тюрьмы, Джон. Вообще никакой тюрьмы. Я должен сегодня же отсюда выйти.
- Ствол чист? Только честно, Фрэнк, - МакКинзи продолжал сохранять ледяное спокойствие, чего не скажешь о его клиенте.
- Конечно, мать его, чист. Я его только для самообороны с собой беру. - Из него он пристрелил Луиджи и еще одного паренька, работавшего на Энзо, а также и в устранении самого Энзо поучаствовал, но учитывая, что от тел они избавились, Фрэнк имел право считать, что пистолет был чист. И до него из него стрелять никто не должен был, Альтиери никогда не брал б/у-шные стволы.
- Хоть что-то... Тот парень, которого ты избил, обвинений против тебя пока никаких не выдвигал, но он в больнице. Возможно, с ним еще и не разговаривали толком. Придется ждать.
- Он ничего не станет выдвигать, - довольно уверенно произнес Фрэнк.
- Дай-то бог, - адвокат поднялся со стула и начал собирать бумаги. - Они могут надавить на него, чтобы упрятать тебя за решетку.
- На год? Полтора? Джон, это не стоит того, - усмехнулся Фрэнк. Во-первых, копам не было смысла задницы рвать, чтобы засадить одного из самых видных гангстеров города на такой мизерный срок, а, во-вторых, Генри и сам должен понимать, что овчинка выделки не стоила.
- Ты с ним вел какие-нибудь дела? Ему есть о чем рассказать, помимо вашей драки? - А вот теперь итальянец начинал вникать, почему у Джона, в отличие от него, улыбки на лице не было. Если вдруг копы найдут, чем ухватить Генри за яйца, напеть тот может довольно много. - Поговорю с прокурором и постараюсь тебя вытащить. Под подписку должны отпустить.
Фрэнк и впрямь провел немало времени сперва на допросе, потом разговаривая с адвокатом. Конечно, будь у него не такая известная фамилия, держали бы его меньше. Он вернулся в камеру спустя два с половиной часа после того, как их с Агатой поменяли местами. Вид у девушки был потерянный, она напоминала мечущегося в клетки тигра. Гангстер сел на скамейку напротив Тарантино. По его виду легко можно было понять, что дела обстояли несколько хреновее, нежели предполагалось, но совсем отчаиваться он все же не думал. Фрэнк до сих пор отказывался верить в то, что его могут упрятать за решетку из-за какого-то пистолета, валявшегося в машине. Он и не из таких передряг выбирался и даже обвинения в убийстве сумел избежать. Хотя, если вспомнить, свой единственный срок получил также по глупости.
- Это хорошо, что ты сегодня никуда не спешишь, потому как нам, похоже, предстоит здесь заночевать, - поделился новостями. – Позвони своим, предупреди, чтобы не теряли, - посоветовал воспользоваться данным им правом.
Разговаривать у Фрэнка настроения не было. Сняв куртку, он сложил ее в несколько раз и положил под голову, чтобы удобнее было лежать.

+1

15

Мое одиночество и скуку разбавил Фрэнк, за которым скоро закрылась дверь, а я лишь успела сделать пару шагов к выходу, в надежде, что мы совершим обмен. Ну, знаете, бартер: Фрэнк на Агату. Этого не произошло. Но отходить от решетки я не собиралась, надеясь, что за мной вернуться. Ведь это же просто смешно: задержать гангстера и пытаться накидать на него обвинений, достаточный, чтобы засадить. Только даже с показаниями Генри и с тем пистолетом, надолго Альтиери не сядет.
- Это хорошо, что ты сегодня никуда не спешишь, потому как нам, похоже, предстоит здесь заночевать
- Я не подготовилась и не надела своего самого лучшего белья - шутки-шутками, а ночевать в обезьяннике было и в самом деле мне не к месту. Дома Декстер, который не поймет и не примет произошедших событий. А врать ему, что я снова на работе, решаю вопросы, которые нельзя отложить... по трудовой, у меня даже не было такой работы, куда могут вызвать среди ночи.
Я засунула руки в карманы и снова прошлась по камере.
- Ты что ли спать собрался? - изумилась спокойствием Фрэнка к ситуации. Потянув со звонком я разузнала у мужчины как обстоят дела там, на свободе, и что ему сказал адвокат. Меня, видимо, хотели приписать к этому делу как соучастник. Но к такому повороту событий я была не готова, так что, последовав совета Франческо, попросила право на звонок и набрала номер Джозефа.
Мой подручный приехал в участок спустя час. И я была ему благодарна за то, что он вообще приехал, да еще и с деньгами. Еще какое-то время ушло на оформление моего освобождения - простые формальности, и уже в одиннадцатом часу, я оставила Фрэнка.
Желать спокойной ночи не стала, он бы не так понял, просто попрощалась, убеждая, что сделаем все возможное. Если грозит что-то серьезное, то уже и Гвидо подключиться, но пока я не видела причин его беспокоить.
Дома я была достаточно поздно, так как заехала в кафе, чтобы поговорить с Клинтоном. И на этот раз мы обсуждали с ним не дела, а разговаривали на вполне жизненные темы. Когда я приехала, Зеленая Миля спала. И запрыгнув в нашу с Декстером кровать, я подумала, что не так плохо делить ложе с нелюбимым человеком, - ни в какое сравнение не идет со скамейкой в камере предварительного заключения...

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Скупой платит дважды