Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » плохие новости никогда не приходят одни


плохие новости никогда не приходят одни

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Участники: Charlie Hunter & Mark Gallagher
Место: госпиталь Святого Патрика
Время: июнь 2013 года
Время суток: день, где-то около 16 и 17 часами
Погодные условия: тепло, обычный июньский день, не предвещающий ничего плохого, ни погоды, ни магнитных бурь, ни дождя.
О флештайме:
сложно представить себе более нелепую встречу двух старых знакомых. Чарли ни за что не мог ожидать того, что Марк окажется тем самым гонцом с дурными вестями, а Галлахер, в свою очередь, не заметил бы своего знакомого в таком состоянии, если бы не стал невольным свидетелем тех новостей, которые его огорошили. да и сам Марк не был рад оказаться свидетелем всего того, что произошло, однако, как настоящий друг, он готов поддержать Чарли.

+1

2

Один из обычных дней, когда идешь с работы и ждешь, что дома встретит рыжий кот, потрется о ноги, помяучит и попросит жрать. В такой обычный вечер Чарли получает звонок от друга, Марка, узнав, что тот возвращается из Лос-Анджелеса. Это было привычным, встречаться и посидеть где-нибудь в баре, после его поездок  родной город Хантера, куда сам он ни ногой. Если только по работе и то крайне редко. Марк был знаком с его отцом, Джеком, и всегда привозил какие-то известия о старике Хантера. Не то, чтобы Чарли был рад этим новостям или подавал вид, что ему интересен его отец, но Марку это и не нужно было. Он просто рассказывал, что считал нужным, не ожидая вопросов от друга. Просто делился наблюдениями, интересными фактами. Как смена директора в юридической фирме Джека, или как похорошела Элизабер, жена Джека, которую сам Чарли помнил очень плохо, так как видел ее очень давно. Все это создавало некую атмосферу, в которой Чарли казалось, что он не настолько далек от его семьи, как ему хотелось или как он пытался делать вид, что ему на них все ровно.
Но вот уже как полгода, Джека Хантера нет в живых. В его доме в Лос-Анджелесе хозяйничает его жена, мачеха Чарли - Элизабет. Интересно, был ли в гостях Марк в их доме в этот раз?
Договорившись на следующий день встретиться в госпитале, они распрощались, а Чарли оставалось теряться в догадках, что такого важного и срочного могло произойти в Лос-Анджелесе, что не могло подождать до выходных и привычного похода в бар. У него даже появилась мысль позвонить Элизабет, но во время опомнившись, он отмел эту мысль. Они не общались с его отъезда обратно в Сакраменто, распрощавшись на далеко не веселой ноте. Месяц под одной крышей и сколько успело произойти. Они успели поругаться, подраться, поделиться тоской о Джеке, она успела рассказать ему о его отце больше, чем кто-либо. Он сам знал его хуже. И она ему рассказала о том, как Джек скучал по ним с Генри. В это, наверное, было поверить сложнее всего, ведь отец никогда не делал попыток помириться. С другой стороны, это не он разорвал отношения с сыновьями, а они. Все было сложно. А после его смерти вопросы так и остались без ответов. Это было единственное, за что Чарли был благодарен своей мачехе. За рассказы об отце. За все остальное он ее все так же ненавидел, будучи уверенным, что это она стала камнем преткновения Хантеров.
- Марк! - радостное приветствие пришедшего друга. Поднимается, жмет ему руку. - Ты точно был в Лос-Анджелесе? Ты загорел. - Зная Марка, он мог укатить отдыхать на две недели, погреть кости, и никому об этом не сказать. Чарли осекается, вспомнив, что и сам так любит делать. И Генри так делает, пропадая на месяц или же год. Это что, приходит с возрастом?
- Делись новостями, что в родном городе? Не развалился, так же стоит на своем месте? - хотя он сам был там по работе две недели назад, вылетая на операцию, он все же спрашивает, желая завязать разговор с отдаленной темы. Но не желая долго ходить вокруг да около, он задает интересующий его вопрос. - Ты был у нас дома? Элизабет в городе? - все же, будучи не последним скотом, он чувствовал легкую вину перед этой женщиной. Опуская подробности, она просто могла быть беременна от него. Но ни он не пытался узнать об этом, ни она не выдавала себя не единым звонком. Недавно вернувшийся из Европы друг Чарли - Маркус (какое совпадение, ирония блин!) Кирк, рассказал ему, что Элизабет не возвращается в Калифорнию, предпочитая Европу. Не сумев выбить из друга ничего большего, Чарли отступил, но зная Кирка, он мог понять, что это не все, что другу хотелось бы сказать Хантеру. И тогда, его подозрения о том, что Лиз беременна лишь начали набирать обороты.
- Не смотри так удивленно, я умею интересоваться другими людьми, даже если это Элизабет. Мы почти нашли с ней общий язык, когда я был вынужден жить в родном доме месяц. - общий язык, общие интересы, общую постель. Да, это то, о чем Чарли не стремился рассказывать кому попало. В круг знающих входили люди, которых можно было пересчитать по пальцам руки. Одной. И главное, среди не было его брата - Генри. Знал Чарли его реакцию. Подойдет, похлопает по спине и скажет "Молодец, братец, дай пять!". Сволочь.

+2

3

внешний вид
  Когда вырастаешь, внезапно понимаешь, как меняются идеалы. Раньше что-то менее материальное было важным, такое, как признание - нет, оно никуда не делось, но сейчас это признание получается посредством денег, что является вполне материальной основой для того, чтобы сказать, как сильно обществу требуется катализатор. Однако я здесь был не для того, чтобы читать мораль, мне, как и всем остальным людям, нужны были деньги - и именно за этим мы все гнались, давая лишь иногда возможности себе отдохнуть от этой постоянной гонки. Я был уже рядом с кабинетом своего друга и уже повернул ручку, чтобы войти, и именно в тот момент он привстал со своего места, приветствуя меня - я пожимаю Хантеру руку, стараясь выглядеть довольно беспечным и отдохнувшим - скажете, для чего еще нужны командировки? Однако нет, я вообще каким-то чудом умудрился загореть и совершенно не отдохнул.
  - Да все как обычно, ничего ему не делается, вот, даже от моего прилета никто не шелохнулся. Думаешь, загорел? Солнце Лос-Анджелеса не щадит никого, даже когда Я заглянул к ним буквально ненадолго, но уже тогда был накормлен на ближайшие два дня, - я рассмеялся, позволяя себе опуститься в кресло напротив Чарли и предаться собственным воспоминаниям. Мне нравится бывать у них в Лос-Анджелесе, однако последний мой визит был омрачен тем фактом, что его отец, мой очень хороший знакомый, был мертв. Именно поэтому я решил не приглашать Хантера в бар, как делал это обычно перед встречами, а явился в будний день в госпиталь, потому что это дело не терпело отлагательств. В моих руках был конверт, который было необходимо передать моему другу - о содержимом я даже не догадывался, да и не гадал - мне это попросту было абсолютно не нужно. Будучи человеком не любопытным, я старался все вопросы решать на расстоянии вытянуто руки, все свои жизненные инстинкты позабыв и закинув куда-нибудь подальше - ровно как и с врачами, когда им запрещается вникать в личные беды и жалеть больного, я также, как и хирург, обязан быть отстранен от мирских и житейских проблем и позабыть о том, что я - Марк Галлахер и мною тоже движут человеческие чувства. - С Элизабет все в порядке, она постоянно расспрашивала о тебе, и я рассказал только самые ужасные твои поступки, - рассмеявшись, я поспешил уверить друга в обратном, - поэтому рассказывать было практически нечего и по большей части я молчал.
  Однако, к сожалению, не могу назвать это непрофессионализмом, но подобное отстранение прокатывало только с незнакомыми людьми - окажись Чарли сейчас в беде, то я бы сделал все, что угодно, чтобы помочь ему, но это лежало за гранью моей компетенции - ведь ясновидящим я точно не устраивался в контору и сперва моему другу стоило распечатать конверт, чтобы рассказать мне хоть что-то. К слову, передача конверта была также ознаменована большой серьезностью.
  - Слушай, у меня к тебе будет большое дело. Когда я был у вас, меня попросили передать тебе конверт, прямо в руки, и сказали, что желательно, как можно скорее. Вот он, к слову, - я достаю из портфеля небольшой конверт, протягивая его Чарли и откидываюсь обратно на спинку стула, - слушай, я хотел сказать, что если возникнут какие-то вопросы по этому поводу, то ты обращайся, я обязательно все узнаю, - я предположил бы, что там действительно последнее изъявление воли. Понимая, что здесь все может быть гораздо серьезней - все же его отца уже нет в живых и там, как я мог догадаться, включив всю свою интуицию, здесь было именно завещание. Либо послание для сына. Постаравшись как можно серьезнее отнестись к этому делу, я действительно выключил абсолютно все свои догадки, чтобы позволить Чарли самому разобраться в том, что ему завещал отец. Хотя, возможно, я ошибаюсь, и там такая милая открытка, поздравляющая с рождеством - вроде как сюрприза, и он вовсе не от Джека, однако моя интуиция очень редко подводит, а особенно в таких случаях. Однако я был бы рад помочь Хантеру во всех его делах, пусть даже в какой-то убыток для меня, но не стоило оставлять друга в довольно тяжелом положении. Я не знаю, как Чарли, но я был до последнего искренне рад, что мои родители как раз проживают совершенно в иной стороне Америки и никоим образом сейчас не участвуют в моей жизни, поэтому, вручи мне кто такой конверт, я бы был очень и очень удивлен тому, что мой отец сподобился-таки меня найти. Но, видимо, у других людей все в семьях гораздо проще.

+2

4

Легкие улыбки, смех и хорошее настроение. Такие были встречи с лучшими друзьями, в число которых входил Марк. ОН был их тех, кому можно рассказать больше, чем я рассказываю остальным - простым знакомым, коллегам. Я знал, что с ним можно забуриться в бар на всю ночь, выпить литр виски или два, поиграть в бильярд, сломав пару киев или потерять все дротики в попытках сыграть в дартс. С ним можно было пойти снимать девочек, хотя он и был порядочным семьянином, но это не мешало ему давать себе отдохнуть в меру дозволенного. Я не очень хорошо знаком с его женой. Знаю о ней с его слов. Что она любящая и добрая. Кажется, на этом все. В противовес этому я умел всегда вываливать на его плечи свои жизненные неудачи. Мол, на смотри друг, как оно бывает. И ведь он знал обо мне почти все. Знал о неудачном первом браке, знал об экзаменах, которые я завалил, знал любимый сорт виски и сигарет. Но он не знал про Элизабет. Нет, он знал всю предысторию. Что когда-то давно, когда мы с Генри еще были оболтусами - мы успели оба с ней повстречаться. И оба недолго, оба неудачно. А потом она стала нашей мачехой и жизнь вчетвером стала невыносима. Это он знал. Но события последнего полугодия я рассказывать не стремился, увы. Я не был к этому готов. Обо всем не знает даже Кристо, с которым в последнее время я общался куда больше, чем со всеми знакомыми и друзьями. Наверное,  мне было стыдно за себя. А что, вполне возможно.
- Кто попросил? - настораживаюсь, принимая конверт из рук Марка. Слегка потертый с потемневшей бумагой. И довольно увесистый, что удивительно, учитывая размер конверта. - Ты не будешь против? - киваю на конверт, желая не откладывать его вскрытие на потом. Немного усилий, и конверт вскрыт. На стол выпадает изнутри ключ, похожий на ключ от банковской ячейки. Теперь стало интересно. Так же внутри был лист бумаги, сложенный втрое, с несколькими строчками. Рука отца. Его почерк я не могу спутать ни с чьим. Он был аккуратный и заточенный с годами.
Глубоко вдохнув, я отвожу глаза в сторону, досчитав про себя до пяти, и возвращаюсь к листу бумаги, читая его про себя.
Чарли.
Ни приветствия, ни упоминания, о родстве. В этом был Джек. Прямой и непрошибаемый.
... вы с братом должны узнать то, о чем я не смог рассказать вам лично...
Лично? Стоит начать с того, что общения с отцом нормального в семье никогда и не было. Меня сейчас не удивляет, что о чем-то он не рассказал.
... у вас есть сводная сестра. Моя дочь.
Ступор. Легкий, но ступор. Ощущение, что это письмо - первоапрельская шутка. Не смешная. Еще недавно Элизабет пыталась доказать мне, что мы с Генри - не родные братья, теперь это. Не слишком ли?
... она живет в Сакраменто, поэтому я никогда не приезжал в этот город. Ключ в конверте - от банковской ячейки банка, с которым работает наша компания. То, что внутри - для нее. Найди ее.
Дж. Хантер.

Хочется скомкать письмо, забросить в мусорное ведро и попасть мастерским броском. А потом вернуться на стул и сделать вид, что это все бред и меня не касается.
Но напротив Марк. Сидит и ждет моей реакции, сверлит ненавязчиво взглядом.
- А ты не знал... случайно. Что у Джека есть дочь? - Может это и не такой большой секрет, как я думаю. Может я один, кто не знал. Ну может Генри еще. А все знали, но просто молчали.
И вообще, почему я? Отец никогда не питал ко мне ни доверия, ни даже симпатии. А сейчас обращается ко мне. Нет, я знаю, что к Генри обращаться - бесполезно. Он запьет и забудет о каком-то письме от отца и с просьбой.
- Как проще всего и быстрее найти человека в Сакраменто?

+1

5

Игра стоит. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » плохие новости никогда не приходят одни