Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Не умея стучаться в закрытые двери


Не умея стучаться в закрытые двери

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Участники: Наташа, Чарли
Место: госпиталь св. Патрика
Время: 15.03.2014
Время суток: вечер
О флештайме: Они сталкиваются снова и снова, кто-то наверху решил подшутить над ними, столкнув их в очередной раз, когда обоим отчаянно нужна была поддержка и помощь. Столкнувшись в госпитале, чуть в очередной раз не пострадав, они решают посидеть в кафе. Все начинается с простой болтовни ни о чем, а заканчивается откровением, которое перерастает в желание помочь друг другу.

+1

2

Очередной тяжелый день, который не давал Хантеру расслабиться. Несколько операций, когда жизнь пациента в самом прямом смысле висит на волоске и зависит от принятого хирургом решения. Быстрая прогулка на вертолете в Лос-Анджелес, который Хантер кровно ненавидел, операция там, и возвращение обратно в Сакраменто. И снова как камень с плеч. Наверное, он никогда не полюбит снова этот город, слишком много плохого с ним связано. Там жил отец, там он сам родился, а теперь там живет Элизабет с двумя его детьми, которых он навещает раз или два в месяц. Чаще не удается, потому что оказываясь вместе с этой женщиной под одной крышей, уже через полчаса они готовы поубивать друг друга. Вот такая несовместимость ее стервозности и его перфекционизма, но зато два маленьких ангелочка. Марк и Лили. За них можно было терпеть эту мегеру, только ради того, чтобы видеть их улыбки и счастливые лица. Пусть она и была стервой высшего разряда, но мать из нее отличная. На счет жены Хантер не мог быть уверен, они были женаты официально всего два месяц, месяц на развод, итого три. Скоро придут последние бумаги, он снова все доверил своим поверенным в солнечном Лос-Анджелесе, не желая вникать в подробности. От этого брака они оба получили что хотели. Чарли хотел, чтобы у детей осталась его фамилия, в них была кровь Хантеров, он был в этом уверен и позже отказался от требования теста на отцовство. Она же хотела спокойствия и избавления от рассказов о том, что родила близнецов от пасынка. Оба были в выигрыше, оба заключили сделку.
- Доктор Хантер, срочно спуститесь в отделение скорой помощи. - про кофе после операции можно забыть. Пейджер на пояс, и Хантер уже на пути к лифтам. В отделение скорой просто так не вызывают, значит приехал тяжелораненый. И, очень возможно, неоперабильный. А его зовут для того, чтобы оценить возможность пересадки органов, при согласии родственников.
- Что у нас? - обычный вопрос к медикам скорой, чтобы сразу отсечь ненужные варианты. - Девушка, около двадцати пяти лет, авария, сбила машина. Множественные ушибы, перелом шейных позвонков, сильные травмы головы. В сознание не приходила, пульс слабый. Легкие чистые, дыхание легко прослушивается. - В палату ее, нужно проверить голову. - остальное медики успели проверить по пути в госпиталь, но травмы головы на ходу не проверить.
Девушку перекладывают на каталки, фиксируя ее шею и перевозят по коридору в одну из палат. Но как только все готовы приступить, пульс девушки учащается. Конечности выгибаются в неестественной позе, тело выгибается.
- Децерабрационная поза. - констатирует Чарли, понимая, что дальше бороться им не за кого. - Подключите ее к аппарату. Мне нужны ее родственники. - выходя из палаты, он делает пометки в карте. Отмечает нужные анализы, которые потребуются перед пересадкой, если ее одобрят и предполагаемые органы. Закончив с картой, оставляет ее другим врачам, направляясь вверх, желая, наконец, испить крепкого напитка, который позволил бы ему продержаться до конца смены. По дороге из лифта, проверяя на ходу пейджер, он врезается в кого-то, буквально сшибая с ног.  Благодаря быстрой реакции, он успевает сориентироваться и подхватывает девушку, не давая ей все же упасть.
- Простите мне... Наташа? - да, он удивлен. Ни одна их встреча не проходит без травм. - Скажи, что я не сломал тебе ничего, хорошо? А то я решу, что это судьба у нас такая. - помогает девушке присесть на один их стульев в коридоре.
- Как ты после января? Я помню, что у тебя были травмы, сейчас уже все в порядке? - спокойный голос, как привычка. Врач, который умеет говорить родственником пациента, что их близкий не выжил. Или он еще жив, но не выкарабкается, но они могут сделать доброе дело, подписав разрешение на использование его органов и спасти чью-то жизнь. Да, он это умеет, работа научила.
- Не хочешь дойти до кафетерия? У меня с самого утра тяжелая смена. И она еще не кончилась. Составишь мне компанию?

+1

3

Вот и настал этот долгожданный день. Пройдет совсем немного времени, и мне снимут гипс. А это значит, что я, наконец, смогу почесать ногу! Это ж просто праздник какой-то! Нет, я, конечно, никому не говорю о своем малодушном желании, но сейчас я мечтаю не о бассейне, тренажерном платье или каблуках. Я мечтаю провести пальцами по коже и почувствовать это прикосновение.
В общем, как вы понимаете, в больницу я выехала в предвкушении.
Но, как известно, именно в те моменты, когда ты надеешься на лучшее, судьба подсовывает тебе под ноги очередные грабли. Так вышло и в моем случае...
Сижу я, значит, вся такая счастливая и окрыленная, поглаживая свою несчастную похудевшую, но уже не загипсованную конечность и с восторгом смотрю на лечащего врача. Долой больницы хоть на какое-то время! Сижу и вижу, что врач мой как-то подозрительно хмурится. Черт, не к добру. Неужели опять что-то с томограммой?
- Так, ну по маркерам и томограмме у нас все чистенько, можешь не переживать, пока гонять тебя опять к Уэллеру повода особо нет. - Мысленно выдыхаю, но тут же настораживаюсь. Как сразу становится ясно - не зря. - Но вот твой пролактин... Да и вообще - гормональный фон. В общем, Наташа, судя по всему, операция задела гипофиз и...
А я уже все поняла. Похоже оно подтвердилось. Я бесплодна. Вот так.
Выкарабкавшись из одного ада, я только что попала в другой. С разбегу, как в омут. С головой. По самую маковку...
- Ты не расстраивайся заранее. Возможно, мы сможем это как-то откорректировать. Но шанс минимален.
Ясно. Ясно... Черт!
Выхожу из кабинета и прислоняюсь к стене. Стоять пока неудобно, даже больно. Но что это - в сравнении с услышанной новостью? Нет, это не стало для меня такой уж новостью. Ведь подозрение-то было еще тогда, при первом обследовании. Но я гнала от себя эту мысль. Надеялась, что все не критично. Нет, я ведь даже на всякий случай узнала условия усыновления ребенка, но...
Беда была в том, что у меня уже месяц, как сложилась четкая идея - я должна усыновить ребенка из какой-то из стран Третьего Мира. Не местного, у которого больше шансов, а именно того, кому вряд ли кто-то поможет... Да и в США усыновить ребенка для меня - гораздо проблематичнее. Вот только загвоздка в том, что основное требование к двадцатичетырехлетней девушке для усыновления - замужество. Что здесь. Что там. А у меня на личном фронте сплошной постапакалипсис и фоллаут. Ноль, в смысле. Совсем ноль. Человек, к которому я неравнодушна, в упор этого не видит. Хотя говорить о незрячем вот так - наверное неэтично. Но... Может он и знает все, мне кажется, я веду себя настолько прозрачно, что не догадаться сложно, но вот виду не подает. А это значит? Правильно...
Ну а теперь совсем тупик. Не могу ни усыновить. Ни родить. Черт!...
Отталкиваюсь от стены и бреду, прихрамывая, вперед - к лифту. Хочется сесть прямо посреди коридора и разреветься. От боли. От безысходности. От обиды не пойми на кого. Выть на луну хочется...
Погружаюсь в свои мысли, в это вязкое ничто, с головой, по самую маковку. И не замечаю, как меня чуть не сбивает кто-то из медперсонала, судя по уверенности и скорости движений. Толком не успев опомниться, лечу на пол, уже предвкушая повторный перелом и еще пару месяцев в гипсе...
Но до пола не долетаю, подхваченная сильными руками. Опаньки.
Поднимаю глаза и встречаюсь взглядом с... Чарли. С Чарли Хантером.
- Чарли? С ума сойти... - Хотя, что я удивляюсь, он же врач. Где ему быть, как не в госпитале? - Нет, на этот раз я, вроде, цела.
Сломана. Как кукла. Но не тобой.
Послушно сажусь на стул, чувствуя, как дрожат колени. То ли от испуга, то ли от напряжения, то ли тупо от усталости.
- Да вот, только сегодня сняли гипс. Еще не успела обзавестись тростью, пока ковыляю так... А сам как? Как рука? - А что я спрашиваю? Вижу же, что нормально. - Кафетерий?... - Не хочу. Но домой не хочу еще сильнее. А больше некуда. И значит из двух зол выберем меньшее. - А давай. Не откажусь. У меня тоже не самый удачный день. Я тебе точно не помешаю?
Неспешно поднимаюсь со стула, готовая следовать за доком хоть в преисподнюю, хоть в кафетерий - лишь бы не домой, где останусь наедине со своими мыслями.

+1

4

Удивление, которое проскальзывает на лице девушки, вызывает у Чарли легкую улыбку. Нет, честно, почему все удивляются, когда сталкиваются с ним в госпитале? В его родной среде обитания, где ему комфортнее даже, чем дома. Только дома есть еще рыжий кот, ладно. Дома тоже уютно и тоже ждут. А еще дома есть мегера и два маленьких спиногрыза, которые через каждые двадцать минут то хотят есть, то хотят ползать, то играть, то спать. И одному Богу известно чего они хотят в данный конкретный момент, ибо Чарли никогда не удавалось понять, как, КАК женщины понимают, что нужно ребенку. Наверное, это у них заложено в генетической программе. Не иначе. Потому что сам Чарли, оставаясь с Марком и Лили наедине даже на пять минут, начинал паниковать. Искренне так и даже по-детски. Он не знал, что делать,терялся. И их было двое, кого хватать первым. В такие моменты он сразу понимал, что отцовство не совсем для него. А если быть точнее, то вот этот младенческий период, когда дети не могут внятно сказать - чего они хотят. То ли дело с Джереми, с которым нет таких проблем. И пусть он пропустил все его детские годы, сейчас это был классный парень, примерный студент и сын своих родителей. Всех троих. Схватывал все на лету и стрелял так же метко, как и отец.
- Найдем сейчас тебе костыли, не переживай. Скоро будешь обходиться без них. Это временная мера. - присаживается рядом, пытаясь вспомнить где в этом здании можно отыскать костыли. Должны же они здесь быть! - Рука в порядке, спасибо. Все обошлось, легко отделался. И заживает на мне все быстро, организм не позволяет отлынивать от работы. Пойдем. - поднимается и помогает подняться Наташе, придерживая ее, пока та еще неуверенно держится и опирается на ногу, освобожденную от гипса. - Точно не помешаешь. На сегодня мне остается дождаться родных одной девушки, попавшей к нам. Получить разрешение и... Думаю тебе это все не интересно. - скромно улыбается,  приоткрывая дверь в кафетерий, помогая зайти внутрь Наташе, и идет рядом, страхуя, чтобы та не вздумала шлепнуться на пол.
- Садись пока, а я принесу кофе. Иначе рискую пропустить окончание смены в какой-нибудь подсобке, уснув. - помогает устроиться девушке за одним из столиков и отходит. Возвращается с двумя чашками капучино и каким-то пирожным для Наташи. Кажется, шоколадным.
- Выбор не слишком большой, так что. Чем богаты, тем и рады. - усаживается напротив девушки. Но не успевает он сделать и глотка кофе, как телефон в кармане брюк разрывается мелодией. Приходится отвечать.
- Да, Лиз. - смотрит на наручные часы. - Боюсь сегодня я допоздна, впереди еще долгая операция, так что не жди. Да, поцелуй их от меня. - и нажимает отбой. Странное наблюдение, но пока Лиз и Чарли не оказывались в одном закрытом помещении - они могли быть даже любезны друг с другом. Но стоило им столкнуться, это могло закончиться битой посудой в лучшем случае. В худшем на Сакраменто мог обрушиться апокалипсис или рухнуть астероид. Четко на дом Хантера.
- Мачеха. - объясняет Хантер. - Жена. - тут же поправляет сам себя. - Не важно. - тяжело вздыхает и делает, наконец, глоток кофе. И правда не важно. Что мачеха, что жена. Скоро это закончится, она вернутся в свой город и оставит Хантера в покое. Обоих Хантеров. А он будет приезжать раз в месяц или реже, увидеть детей. Все к лучшему.

+1

5

Смотрю смущенно, ощущаю себя так, будто навязываюсь. Но, с другой стороны, как любит говаривать моя матушка: "сам напросился". В конце концов, судя по всему, Чарли я сейчас нужна в качестве эдакого шумового эффекта, чтобы не дать заснуть на посту. А я не хочу домой, ибо рискую сорваться в депрессию, напиться, позвонить Ноэлю или Уве и натворить каких-нибудь непоправимых глупостей... Или еще чего похуже. С меня же станется, я же дурная. В смысле - вообще дурная, а когда мне плохо - и того дурнее. Так от чего бы не поработать вувузелой и не пошуметь над ухом у одного обаятельного доктора, если он сам не до конца понимает, на что он нарвался?
- Знал бы ты, - говорю я, опираясь на его руку и не вполне уверенно ковыляя куда-то. Судя по всему - в сторону того самого обещанного кафетерия. Вы когда-нибудь видели хромую улитку? Нет? А хотя бы слышали о ней? Так вот - это я, это все обо мне, да, - Знал бы ты, как мне осточертели эти костыли... Может ты со мной поделишься врачебным опытом - как так поскорее восстановиться, а?
Со всей доступной покалеченному организму грацией опускаюсь за один из столиков и провожаю Чарли задумчивым взглядом. Ну что, пока он изучает ассортимент на предмет горячих напитков, у меня есть время... На что? Не знаю, но я зачем-то достаю телефон и нахожу в записной книжке итак знакомый буквально наизусть номер Бьёрндалена. Что мне ему написать? "Как дела?" или "Нам нужно поговорить?" Вот что?!
"Знаешь, я сегодня была в госпитале... Судя по анализам - я бесплодна. Грустно, правда?" Вот сейчас я отправлю ему эту дурацкую мессагу, он услышит сигнал, нашарит телефон в кармане и запустит синтезатор речи, который искусственным, лишенным интонаций голосом поведает ему... о чем? Какая ему разница?! Кого я обманываю?! Хотя... Он всегда добр ко мне... Возможно...
- Выбор не слишком большой, так что... - Резко вскидываю голову и нажимаю "стереть". Письмо никогда не найдет своего адресата. Голос машины не расскажет Уве о том, что его блудная пациентка потеряла некий смысл, который, казалось бы, недавно нашарила в уголке собственного сердца.
- Спасибо! - Принимаю из рук Чарли кофе и по привычке обхватываю чашку руками, как будто стараюсь согреться. Нет, мне не холодно. Но привычка - есть привычка.
- Слушай, и ты постоянно вот такой... - Договорить мне не дает телефонный звонок. Рефлекторно дергаюсь к своей трубке, но нет. Это у Чарли. Вижу, как мой собеседник меняется в лице. Нет, тут ясно, что ничего не случилось, но позвонивший ему явно далеко не симпатичен. Это видно по морщинке, прорезавшей его лоб, по жестким складкам у губ, по чуть сощуренным глазам. Да, он прекрасно владеет собой, но нас - психологов, учили не просто смотреть, а именно видеть детали... - Замученный? - На автомате заканчиваю, когда он кладет трубку.
"Мачеха? Жена?" Ничерта не понимаю, но переспрашивать как-то неудобно что ли?
- Ты женат? - Чуть округляю глаза. Хотя, чего это я удивляюсь. Странно было бы, если бы он был холостяком! - Ох, прости, глупость сморозила. Как-то нетактично получилось... Просто мне казалось, что девятого января ты был без кольца... - Мнусь, подхватывая со стола ложку от кофе и вертя ее в пальцах. - Или с кольцом? - Ложка выскальзывает из моей руки и летит прямо в мою чашку, как будто она вовсе не ложка, а хренова самонаводящаяся ракета с температурным датчиком! Чашка со звоном опрокидывается, кофе ниагарским водопадом выплескивается на стол и заливает рукав рубашки сидящего напротив мужчины.
Черт!
- Прости, ох Господи, прости-прости! - Хватаю салфетку, спеша промокнуть расползающееся по ткани бурое пятно, - Прости, пожалуйста, я вечно все порчу!
Понимая, что попытки как-то компенсировать урон тщетны - бросаю скомканную салфетку на стол и порывисто закрываю лицо руками. Сердце бьется слишком часто. Дышать тяжело. У меня начинается очередная паническая атака. Черт, я же думала, нет, я была уверена, что они уже сошли на нет! Черт-черт-ЧЕРТ!
Мне нужно успокоиться. Взять себя в руки. Дышать глубже...
- Какая же я все-таки неудачница. - Как-то сухо и совсем без эмоций произношу я, так и не убирая рук от лица. - Чарли, я лучше пойду, а то велика вероятность, что если я останусь, то на наш столик упадет метеорит...

+1

6

Разговор с мачехой-тире-женой окончательно как-то добивает этот день, привнося в него свои серые нотки. А под испытывающим взглядом Натали, сидящей напротив, Чарли начинает казаться сам себе монстром. Ну ведь по сути. Ну позвонила. Ну поинтересовалась во сколько он приедет домой. Обычное же дело? Только вот его это день ото дня начинало только нервировать, что он плохо умел скрывать.
- Замученный? Нет, только по пятницам. - на автомате не подумав отвечает мужчина, вспомнив уже после слов, что на дворе вообще-то суббота. Странно, что он вообще вспомнил какой день недели, обычно он теряется во всех днях недели и числах. Девушка напротив задает очередной вопрос, тут же пытаясь исправить положение, хотя Чарли никогда не считал подобный вопрос чем-то зазорным, некорректным. Ну разве что-то может быть плохого в вопросе "Вы замужем?" или "У вас есть дети", да блин, это ведь как "А сколько у вас кошек дома?", ну разве нет? И скрытничать Хантер тоже плохо умел, большинство его знакомых и друзей часто говорят ему, что он скорее открытая книга, чем человек-загадка. Имеет привычку вываливать собеседнику все как есть, а он уже сам себе решит, как принимать услышанное. Вот и сейчас, на вопросе о кольце, Хантер достает кольцо в честь второго своего брака из кармана рубашки и кладет на стол. Глаза бы его не видели. И он уже был близок к этому. Эта было простой формальностью, потому он не стремился носить это кольцо, тщательно напоминая себе надевать его перед возвращением домой. Но даже дома ему не было от него радости, дома была Алиса с сестрой, которая хоть и понимала данную ситуацию, но Чарли все ровно часто ловил ее замирающий взгляд в легком осуждении на его безымянном пальце. Да, однозначно было сложно, даже сложнее, чем на работе.
- Устаю снимать его перед каждой операцией, поэтому... - какое-то вялое получается оправдание его нежеланию носить кольцо. Вялое и неправдоподобное. И он замолкает, так и не договорив. А в следующие секунды на стол проливается кофе, заливая всю поверхность стола. Чарли успевает отодвинуться на стуле, но рукав все же пачкается, благо кофе успел немного остыть.
- Наташа, оставить панику. У меня в кабинете есть еще рубашка и халат и все, что потребуется на любой случай жизни. Не волнуйся. - высыпает всю салфетницу на стол, останавливая нещадный кофе, который так и не успел убежать со стола.
- Неудачница? Не говори ерунды. Будь ты или я неудачником, не сидеть нам здесь сейчас с тобой и не пить кофе после того, чтобы было девятого. Я, например, верю в то, что у человека расписана его судьба, но он может ее изменить. Верю, что человечество произошло обезьяны, а во вселенной мы далеко не один. И отказываюсь соглашаться с тем, что ты из ряда неудачниц. У тебя сняли гипс, пройдет несколько недель, может месяц, будешь бегать, хоть в марафоне участвовать. - эдакая речь-вдохновлялка получилась, пока Хантер сгреб все салфетки в сторону и нагло отложил на соседний стол, мол это вообще не они сделали. Все же в нем часто просыпался подросток, желающий напакостить и остаться безнаказанным.
- Около года назад или больше. - начал ни с того ни с сего Хантер, решив вспомнить одну историю. - Я потерял пациента. - желая вызвать удивление на лице Наташи. - Прямо в госпитале. это был сын моей знакомой, он попал в аварию, суть ни в этом. Сразу после прибытия, мальчика потеряли, мать ударилась в истерику и потащила меня прочесывать каждый этаж. Пешком! Она детектив, поспорить с ней было сложно. И только когда, уже порядком устав, после этажей пяти, я пригрозил ей вколоть успокоительное прямо в коридоре, она сдалась и мальчик сразу же нашелся. - Хантер пожимает плечами, забирая кольцо со стола, протирая его и возвращая в карман рубашки.
- Она мне чем-то напомнила тебя. Всегда жаловалась на свою неудачливость, но стоило ей отвлечься, забыть об этом, как все тут же налаживалось, шло своим чередом и радовало результатом. - отлично, вечер воспоминаний. Теперь в его голове всплывал образ Кэтрин, которая и правда таскала мужчину по всем закуткам госпиталя, которая грозилась убить его на месте, если он не найдет ее сына. Было весело, но уже потом, когда все закончилось. Женщина, потерявшая своего ребенка - страшнее бури и ядерной боеголовки.
- Все еще хочешь уйти? Или черт с ним, с этим кофе, и я куплю другой?

+1

7

Конкретно в эту минуту мне больше всекго хочется провалиться сквозь землю. Мало того, что я задала человеку далеко не самый тактичный вопрос (оставалось еще к своему "ты женат?" добавить недоверчивое "да ла-а-адно!"), так я на него еще и кофе опрокинула!
Черт, я же говорила тогда Ноэлю, что меня преследуют неудачи! Как будто сглазил кто-то, хотя во всю эту лабуду я реально не верю - совершенно лишена каких-то там суеверий и предрассудков, но тут прямо задумываешься, а не приложил ли к этому руку кто-то могущественный сверху? Или, что гораздо вероятнее в моей ситуации, снизу.
Медленно считаю про себя, как всегда делаю во время панической атаки. Знаю точно, что следом заболит голова. И захочется куда-то бежать, где-то прятаться. Это все последствия моей болезни. Это все - просто последствия болезни, не больше.
Но я сама загоняю себя в угол. Я сама усугубляю. Где бы найти хоть кого-то, кто вытянет меня из этой ямы за уши?
- Ох, знал бы ты, как у меня все весело... - Шмыгаю носом, - Девятое цветочками покажется, серьезно!
Чарли ловко сгребает промокшие салфетки и откладывает на соседний столик. Выражение лица такое шкодливое, что я невольно улыбаюсь. Паническая атака отступает, хотя где-то в глубине виска и поселяется раскаленная игла. Спасибо тебе, Хантер, сам того не зная, ты мне уже помог. А док вдруг начинает рассказывать какую-то байку из жизни. Я невольно заслушиваюсь, хотя и вижу, что рассказывает он не только и не столько потому, что ему хочется со мной чем-то поделиться и отвлечь меня. Ему и самому нужно отвлечься. Похоже этот невинный со стороны разговор не доставил ему особого удовольствия. Не так, видать, все гладко в его семейной жизни.
Но зато она, как факт, у него есть. И я даже немного завидую.
Я часто смотрела на то, как живут мои Дита с Марго. Как они относятся друг к другу. Как поддерживают друг друга, как иногда ругаются, но неизменно остаются вместе. Как пытаются воспитывать меня. Настоящая, хоть и немного нетрадиционная семья. Не так давно я вдруг поняла, что тоже хочу семью. Хочу ребенка. Хочу кому-то дарить свою нерастраченную любовь, хочу с кем-то делить свою жизнь. Уже четыре раза за последние шесть лет я могла умереть. Четыре! По-моему, это перебор. Я ведь, черт возьми, ничего не успела за эти шесть лет сделать!
А Чарли рассказывает так, что я невольно начинаю улыбаться, будто сама присутствовала во время этих безумных поисков.
- Я бы сейчас не отказалась от порции успокоительного, ей Богу! - Смеюсь и кладу локти на стол... совершенно забывая о том, что он все еще мокрый и липкий от кофе. - Ну блин... - Страдальчески закатываю глаза, - Ну, попробуй, скажи после этого, что я не неудачница! Это была новая блузка!
Как ни странно, именно этот маленький инцидент поднимает мне настроение, еще раз убеждая, что все в жизни неизменно, и если кого-то облюбовал господин случай, то он так и будет раз разом огревать любимчика томиком с законом Мерфи по голове. Это как-то обнадеживает даже. Исключает сюрпризы. Как говорится, как была в жизни жопа, так и будет. Систематически.
- Мне кажется, скоро я смогу составить график вероятности наступления звездеца в своей жизни. Просчитаю отрезки времени от расторгнутой помолвки к неудачному ограблению, от ограбления к появлению маньяка, потом от маньяка к болезни, от болезни к расставанию с парнем, потом до того взрыва в аэропорту, и вот от взрыва к сегодняшнему дню... - Перевожу дух, вздыхаю и чуть криво ухмыляюсь, - И обязательно выявлю во всем этом закономерность! Представляешь диссертацию на тему "Математическая формула зависимости неудач Наташи Освальд от фазы луны" или еще круче "Наглядное пособие алгоритма закона Мерфи в картинках". Предназначено детям от двух, мать его, до пяти лет. Рекомендовано к прочтению неудачникам и людям, не верящим в судьбу...
Кажется, у меня уже начинается истерика.
- Нет, наверное я все-таки выпью с тобой еще кофе. Метеорит в наш столик попадет чуть с меньшей вероятностью, чем меня, к примеру, собьет катафалк на улице за углом. - Решительно закатываю рукава блузки, всем своим видом показывая, что пятна на них - это задумка автора. - Знаешь что, а я продам эту блузку на аукционе, как новый дизайнерский концепт в одежде. У меня, в конце концов, есть опыт! Помнишь, я рассказывала про туфли? Там, под обломками терминала...
Понимаю, что несу полнейшую ахинею. Еще немного, и Чарли пожалеет, что решил со мной связаться. Нет, у меня, похоже, действительно начинается истерика...
- Прости, - Виновато развожу руками, - Просто у меня сегодня случилось очередное несчастье. Эдакая красивая клякса в сюрреалистической картине последних моих потрясений. Жирная. В пол картины. - Вздыхаю, и снова берусь за ложку. Бездумно вертя ее в пальцах. В конце концов, палка стреляет только раз в год, и теперь этот кусок металла можно считать безопасным. Вряд ли я смогу нанести им еще больший урон, чем уже нанесла. - Слушай, а давай я заберу твою рубашку домой? Нет, ты не подумай ничего такого, - Делаю слабые попытки пошутить, хотя на душе все равно как-то погано, - Просто постирать. Кофе ведь отстирывается. Вроде бы... А то мне серьезно стыдно и неудобно... Да и все равно мне мою "концептуальную" блузку стирать теперь.

+1

8

Чарли молча выслушает приступ болтливости своей спутницы, неизменно улыбаясь ее рассуждением, с невероятно серьезным видом, на тему написания диссертации. Сложно отрицать, что это было бы любопытно, и он обязательно решил бы прочитать этот труд, рассказывающий о последних шести годах Наташи Освальд. Но перебивать он ее не решается, сам знает, как порой важно кому-то выговориться, чтобы этот человек был, сел напротив и молча послушал. Когда нужно поддакнул, кивнул ухмыльнулся. Мысленно Чарли только что описал Кросса, который был для него именно таким другом. Когда надо вытащит из дома, из кровати, а когда надо напоит и заставит говорить или же даст затрещину, чтоб мозги на место встали. А вот из Чарли был не такой чудесный слушатель на все случаи жизни. Он не знал, когда нужно помолчать, когда задать нужный вопрос, а когда посмеяться будет уместно или же нет. Как его такого земля вообще носит.
- Знаешь, мне даже захотелось рассказать тебе, что такое настоящие неудачи, чтобы ты не грешила на несчастную блузку, честно. Но большинство этих примеров закончатся в этих стенах, а это не может быть тебе интересно. Но ты сказала о неудаче сегодня. Это наше столкновение тебя убедило в том, что день испорчен окончательно? Или было что-то более серьезное? Я просто не предполагал, что могу так губительно влиять на кого-то, но обещаю впредь смотреть под ноги, а на спину повесить сигнальные огни. - он сам не мог понять, бред он несет или с твердой уверенность верит в то, о чем говорит. Наверное, это и правда был один из действенных способов дождаться конца смены, встретиться с семье пострадавшей, получить у них пару подписей и отправиться домой. Но смел ли он при этом задерживать на столько свою собеседницу - конечно нет. У всех есть свои дела, дом, заботы.
- Наташа, ты всегда такой оптимист или сегодня особый случай? - после слов о катафалке за углом, мужчина уже с трудом сдерживал легкий смех, которым он встречал ее рассуждения о своей судьбе. Очень невеселые рассуждения. - Я помню! Туфли. - он хмурит лоб, припоминая историю ,которую рассказывала Наташа, когда ее просили говорить о чем угодно, чтобы она не отключилась. - Ты испачкала их. Маркером, кажется. И их продали. И первое, что ты сделала, получив возможность распоряжаться теми деньгами - ты купила туфли. Но ты не закончила историю, мне было интересно, что же было вторым, что ты купила на эти деньги. - он так спокойно вспоминал о событиях того дня, мог спокойно рассказывать о нем в красках, благо память позволяла. Был только провал, когда он отключился после самого взрыва и он какое-то время был без сознания. Сказать, что попадать в подобные ситуации для него в новинку - это соврать и не покраснеть. События в Кейптауне, перевернувшие его внутренний мир запомнились навсегда, оставили следы и наложили свои привычки. И все, что было не так ужасно, как события в Кейптауне, обо всем он мог говорить с легкой иронией. Выработанная привычка, наверное.
- Так что у тебя сегодня случилось? Тебе же сняли гипс, это же хорошо. Немного усердия, терапии и ты забудешь, что когда-то носила этот гипс.  - он наблюдает за ее руками, в которых вертится ложка, ставшая причиной трагедии местного масштаба и залила стол кофе.
- Постирать? Я думал мы выставим мою рубашку и твою блузку на аукцион. Выручку поделим пополам. Или вовсе купим на все вырученные деньги лотерейные билеты иии.... Да, есть вероятность, что останемся ни с чем. - улыбается, пожимая плечами. Но разве в деньгах счастье? Или в испачканных рубашках? - Но тогда ты снова скажешь о своей неудачливости. Нет, никаких лотерей. - он поднимается, удаляясь за новым обещанным кофе, с которым и возвращается обратно. - Я уже думаю, может стоить убрать подальше все колющие и режущие предметы? - неудачная шутка, очень неудачная.
- Мы уже с тобой какой раз сталкиваемся, а я о тебе ничего не знаю. Знаю, что твой бывший муж - нахальный ирландец. Что ты постоянно попадаешь в неприятности. Теперь еще знаю, что жуткая "оптимистка", каких свет не видел. А кем ты работаешь? - в очередной попытке завязать непринужденную беседу, мужчина решает побольше узнать о своей собеседнице. В конце концов знать ее имя, фамилию, травмы и группу крови - не самое интересное.

+1

9

- Черт, Чарли, я не это имела в виду, правда! - Вот что мне делать - смеяться, или плакать? Ох, как я надеюсь, что это он сейчас шутит так. Но, как известно, в каждой шутке лишь только доля шутки. - На самом деле вот как раз ты, - обличающе тыкаю в его сторону ложечкой и стараюсь состроить максимально серьезную гримасу, - Ты - приятное исключение из этих гребанных правил...
Кладу ложечку в опустевшую чашку из-под кофе, лениво помешивая осадок, и замолкаю на время. Может погадать на кофейной гуще? Суженый-ряженый, покажись, все дела?... Как решить свои проблемы и не сойти с ума?
Кто-то спросит, наверное: "А куда это ты, Наташа, так торопишься? Найдется еще твой прынц на белом коне, с которым вы усыновите очаровательного маленького (или не очень маленького?) мальчика (или не очень мальчика?), вот увидишь!" А я вам отвечу. Я боюсь. Моя болезнь не вылечена раз и навсегда. Она так и осталась со мной, и я не застрахована от того, что она не вернется снова... вот хоть на следующей неделе! Или через год. Или через десять лет. "Так на что ты тогда обречешь усыновленного ребенка?" - спросите вы тут же, негодующе хмуря брови. На наследство. И любящих родственников. На нормальную жизнь. Пусть и без мамы с какого-то момента, зато и не в приюте! Но я могу не успеть. Не успеть сделать даже этого, вот в чем проблема.
- Акции. Я вложила их в акции звукозаписывающей кампании, которая записала нам с группой первый альбом. Ты же не знал, что я играла в рок-группе когда-то, верно? Так вот, это звукозаписывающая кампания, принадлежащая Дите, моей второй маме. Она, кстати, больше любит, когда ее называют папа. Эти акции до сих пор приносят мне стабильный доход. Я вообще расчетливая сучка, ага. - Короткий смешок, - Ты прости, я какой-то бред несу. Да, гипс мне сняли, но... Честно? Ты помнишь, что я тогда под завалами говорила, что только оправилась после операции. У меня был рак мозга. Ну, в смысле, есть рак мозга, такая дрянь до конца не лечится. Случай довольно запущенный, кое-кто даже говорил - неоперабельный. Но нет, мне помогли выкарабкаться с того света. Местный, - неопределенно обвожу рукой помещение, как бы намекая на госпиталь, - врач-онколог. Ну и моя внезапно проснувшаяся жажда жизни.
Чуть прерываюсь, переводя дыхание. Зачем я гружу своими проблемами абсолютно, если вдуматься, чужого человека? Не знаю, право. Но моя интуиция меня еще ни разу в жизни не подводила, и мне почему-то кажется, что вот он меня обязательно поймет. Может я ошибаюсь. Ну так а кто не ошибается? Чарли возвращается с кофе, я с благодарностью принимаю новую чашку, тут же откладывая из нее ложечку. От греха подальше - эта "палка" еще не стреляла сегодня.
- В деньгах мне, кстати, тоже везет. Это к слову о лотерее. Тот же наглый ирландец - он мой бывший муж и его зовут Лиам - однажды видел, как я сорвала банк в рулетку, поставив все на одно число и цвет. Так что блузку с рубашкой можем и продать, да. Опыт у меня есть. - Чуть вымученно улыбаюсь и, наконец, поднимаю взгляд на собеседника, - Но я не о том. Об операции, да? Мне удалили опухоль, но... Что-то там задели. Я не медик - не разбираюсь. Но теперь у меня в организме какая-то гормональная лажа. В общем, меня сегодня обрадовали тем, что я бесплодна. Такие дела.
Не знаю, какой именно жду реакции от Чарли. Сочувствия, жалости, заверений, что все будет хорошо?
Нет, мне почему-то кажется, что именно с ним, по сути абсолютно беспристрастным человеком, если устроить мозговой штурм - получиться придумать решение, которое я в упор не вижу. Вот только...
- Вот только мне кажется, что у тебя и своих проблем по горло, и мне все-таки не стоило тебя этим всем грузить.
Но теперь-то ничего не попишешь, ибо слово - не воробей и, как в том анекдоте, ничто не воробей, кроме воробья, естественно.

+1

10


- Рок-группа? Ты меня сейчас не разыгрываешь. В жизни бы не подумал, что ты могла быть в группе. Ты выглядишь очень правильной. А для группы нужно быть полной оторвой и без тормозов, разве нет? - я усмехаюсь, вспоминая свою более далекую молодость, когда тоже успел побыть в группе. Но мне это отчего-то быстро наскучило и я бросил это увлечение. Брат же напротив, втянулся и еще какое-то время вдохновенно брынчал на струнах, чем порой выводил мать с ее мигренями. Генри выметался на улицу и продолжал играть в гараже, где его никто не беспокоил, а я иногда составлял ему компанию, если было скучно. Да, семейство Хантеров не отличалось общими интересами и увлечениями, скорее все мы были по разным углам и каждый занят чем-то своим - это ближе к истине.
- Да, припоминаю. Ты говорила об операции, но не углублялась в подробности. Или подробности я пропустил, пока оставлял вас с Даной. - пока оставлял вас с Даной и пытался спасти чью-то жизнь. Не хотелось говорить об этом вслух. Не потому что это были тяжелыми воспоминаниями, о, нет. В моей памяти можно было с легкостью откопать куда более мрачные. Упоминание событий аэропорта могло испортить беседу и обратить ее в невеселое русло. Мы оба были там. МЫ оба выбрались. Больше здесь не о чем было вспоминать или же говорить вслух. Уверен, она так же мысленно прокрутила в голове весь тот январский день и решила не трогать более эту тему. Я был с ней солидарен, полностью.
- Ты сорвала банк в рулетку? - от удивления я даже хлопаю рукой по столу, и звук шлепка разносится по всему кофетерию. - Ты опять шутишь надо мной, Освальд?! Да никто не может выиграть в рулетку, проклятую рулетку! А много выиграла? - уже успокоившись, я улыбаюсь, проявляя живой интерес.
Наташа вновь возвращается к своей операции и рассказывает, что же стало причиной ее не радужного настроения. Мое настроение так же падает, стремясь к нулю. Это не честно, не справедливо, - возмущался во мне жизнерадостный человек. Такое бывает, от этого никто не застрахован, - здраво рассуждал медик.
- Наташа. - перебиваю я девушку, когда она пытается уйти с темы своих проблем и переключиться на мой, нет уж, дудки. - Найди в своем положении плюсы. Смотри. Первый, несомненный, рак отступил, верно? - загибаю палец на левой руке. - Второй, ты - молода. У тебя еще столько всего впереди. А ты решила нос повесить в свои... свои...двадцать два? - и загибаю еще один палец. - И знаешь, что будет третьим? Это не конец света. В мире есть сотни, тысячи детей, которые будут рады дому, любящим родителям, сказкам на ночь и подаркам на Рождество. И ты имеешь возможность подарить детство любому ребенку. Разве в этом можно видеть плохое? - наконец, я загибаю третий палец, убирая руку в сторону. Да, конечно, свои дети лучше. И я буду с этим согласен всегда, но из любого положения есть выход. Главное не отчаиваться и постараться его найти.

+1

11

- Приблизительно такой я и была в четырнадцать, - "И остаюсь в душе и по сей день..." скромно пожимаю плечами. Мое участие в группе, равно как и работа в казино, магистрская степень психологии и еженедельные сейшны в рок-клубах (правда, до болезни) - ни для кого не секрет. Такая вот я разносторонняя. Ну или двуличная, тут кому как больше нравится. - Хочешь, поделюсь как-нибудь нашим последним альбомом?
Мне нравится наблюдать за его реакцией. Так живо соей жизнью интересовались только Ноа и Самер, пожалуй. Но Ноа сейчас в отъезде, а Саммер... после случившегося под завалами мы и не виделись. Мне стыдно показываться ей на глаза, я до сих пор чувствую себя очень сильно виноватой. Но не об этом. Я вижу, как внимательно, как живо Чарли слушает всю ту ахинею, что я несу, и мне это чертовски приятно. Как я, оказывается, изголодалась по обычному человеческому общению! Невольно я начинаю втягиваться в процесс, незаметно настроение улучшается. Медленно, но верно.
- Честно говоря, я уже и не помню - сколько. - Виновато развожу руками. - Я тогда ставила все, что должно было пойти на свадебное путешествие... Нет! Не смотри на меня так, не на наше с Лиамом, мы тогда и женаты-то не были... и путешествия у нас тоже не было, но не в этом суть. Я в Штаты в семнадцать перебралась к жениху, которого за неделю до свадьбы застукала в постели со стриптизершей. Собственно, деньги на наше с ним свадебное путешествие я и ставила. Мне хотелось их проиграть, понимаешь? А они взяли и не проигрались... - Обиженно надуваю губы, хотя саму душит смех.
Мне всегда комично вспоминать тот случай, хотя мой выигрыш, да и последовавший почти вслед за ним брак - сплошное недоразумение. Но я о них в своей жизни я бы пожалела в самую последнюю очередь.
Когда минута веселья проходит и мы возвращаемся к больной теме, настроение падает так же стремительно, как подскочило. Мне почти что физически больно раз за разом окунаться в мысли о случившемся. И когда Чарли говорит об усыновлении... Ох, знал бы он, как метко попал!
Я хмурюсь и молчу. Довольно долго молчу. Не то, чтобы я пыталась подобрать слова. Нет, скорее взвешиваю, а нужно ли настолько грузить проблемами столь благодарного слушателя. Не хватит ли с него? Он и так уже много для меня сделал. Выслушал. Это правда немало.
- Двадцать четыре. - Как-то рвано и невпопад. Спешу оправдаться за столь комканый ответ и поднимаю глаза на мужчину, - Чарли, ты сам-то в это веришь? - Пауза, я кручу в руках чашку и кусаю губы, стараясь правильно объяснить. - Понимаешь... не все так просто. Я... я наводила справки. Я хотела усыновить ребенка, мальчика, из Камбоджи. Да что там! Я все еще хочу, но... Рак не лечится. Он всегда со мной. Я не застрахована от рецидива, а ребенок - от повторного сиротства. Это раз. Я - одинокая, у меня нет мужа. Это два. Мне всего двадцать четыре и я - шансоньетка в казино. Не самая привлекательная работа для службы опеки. Это, собственно, три. С таким классным послужным списком мне не то что мальчика из Камбоджи, мне в наших Штатах усыновить ребенка не дадут! Все, что я могу - это патронат. И то - за это побороться придется. И, поверь, я так поступлю, но...
Это не семья.
Не детский смех в твоей квартире.
Не руки, маленькие ладошки, испачканные в печенье, обнимающие тебя...
Это не то.

+1

12

- Мне хотелось их проиграть, понимаешь? А они взяли и не проигрались... - кажется на этом месте ее рассказа я от души засмеялся. Потому что мне не верилось, что можно просто так выиграть в рулетку, желая при этом проиграться вноль. Стоило признать, что моя собеседница не была заурядной девушкой. Стоило ей начать что-то рассказывать, что казалось бы по началу чем-то простым, в итоге оказывалось чем-то запутанным и сложным.
- Двадцать четыре... Чарли, ты сам-то в это веришь? - а верю ли я? Не говори я с таким жаром, я бы сказал, что не уверен, но я не сказал ничего подобного. Она была молода, она была красива но настолько неуверенна в себе. - Вообще-то верю. - прямо отвечаю на ее не менее прямой вопрос. Верю, что безвыходных ситуаций не бывает. Но она перечисляет свои три причины, а я молча слушаю ее, внимательно рассматривая. Рассматриваю, улавливая оттенки ее голоса, пытаясь понять, что она испытывает говоря о каждой из причин. Рак. Конечно рак - это очень важно. Но сейчас, именно здесь и сейчас - это не было проблемой, разве не так? Разве ей не подарили время, которое она в теории должна жить полной жизнью, радоваться, что там еще делают нормальные люди? Одинокая. Сейчас это было в моих глазах куда большей проблемой, чем первая названная ею. А третью я даже мысленно отказался комментировать. Да, вкупе - это все было проблемой.
Но я видел иное. Я видел перед собой очень храбрую и целеустремленную девушку. Желающую завести семью. Любой другой двадцатичетырехлетней я бы сказал, что у нее вся жизнь впереди и ей не стоит торопиться, но ведь у Наташи все совсем иначе. Все заключалось именно в том, что она торопилась. Сознательно, она возможно этого и не осознавала, но это было так. Она не знала что с ней будет дальше, вернется ли рак. И если вернется - то как скоро? И потому торопилась, пытаясь бежать вперед, желая успеть то, чего она так желала. И это было прекрасное желание. Семья, ребенок. Мама и ребенок - такой она видела свою семью. Уже сейчас, как мне казалось. Она так уверенно говорила об усыновлении, что у меня не оставалось сомнений - она думала об этом. Думала много раз.
- А что если... - запинаюсь, замолчав на несколько секунд. Раздумывая, подхватываю одну из салфеток из салфетницы, скручиваю ее трубочкой, а после делаю узелок, образуя слабое подобие кольца. - А что если из уравнения исключить один пункт? - беру ее руку в свою, спешно надевая дурацкое кольцо на безымянный палец и отпускаю. Делаю это настолько быстро, что, думаю, Наташа не сразу понимает что именно я задумывал и потому не успела остановить или отдернуть руку. - Подумай. Если у тебя будет муж. Если будет муж с постоянной работой - это отметет сразу два условия, мешающие усыновлению. - разбираясь с бумагами на опекунство Марка и Лили, бегло я читал и об этом. При желании я бы мог получить опеку над обоими детьми, если бы пожелал. Для службы опеки я был куда более надежным и располагающим родителем, нежели Элизабет. Место работы тоже имело вес.
Я смотрел на девушку сидящую напротив и ждал ее реакции. Даже не знал, какой она будет. Скорее ожидал, что она покрутит пальцем у виска и уйдет домой. Это был самый вероятный исход. Но вместо этого я услышал только вопрос "Зачем?". Вопрос, который отнес меня в мое далекое прошлое. В мою молодость, когда я еще был оптимистом, радовался жизни, учился в медицинском и, внимание, хотел семью. Да, тогда я видел рядом с собой женщину, которую мог бы любить, которая подарила бы мне детей и мы бы жили счастливо. Именно сейчас я смотрю на это очень скептически, но в свои девятнадцать я поверил, что получил желанное. Познакомился с красивой девушкой, в которую влюбился, которая в моих глазах была идеальна. Она была легка, добра и ветрена. Но мы сыграли свадьбу, после которой изменилась. И фразы из ряда, что она еще очень молода, стали нормой. Но через год она забеременела. И после этого известия я стал ее ненавидеть. Она была самой беспечной будущей матерью, которую мне доводилось встречать за свою сознательную. В итоге она потеряла ребенка по своей глупости. После чего мы и развелись. После чего я и решил, что семья - не для меня. И я нашел свою отраду в работе, но речь не о ней. Речь о том, что я видел перед собой сейчас человека, страстно желающего завести семью, как я когда-то очень давно. И если у меня было много времени - вся жизнь впереди, то у нее - возможно, нет.
- Не спрашивай зачем, просто подумай.

0

13

Я не понимаю, о чем ты говоришь. Нет, я слышу те слова, которые ты произносишь. При большом желании я могу прочесть эти слова по губам, веришь? Но не понимаю. Ладное и цельное предложение распадается для меня на отдельные звуки, будто я смотрю фильм на незнакомом языке без субтитров. Белиберда какая-то! Что происходит? Что, черт возьми? О чем говорит герой этого фильма?
Хотя, по логике вещей, мне и по картинке должно было быть понятно, но...
Мне ничерта не понятно!
Господа мужчины, если в вас вдруг внезапно проснулось непреодолимое желание как-то удивить находящуюся рядом с вами женщину - просто наденьте ей на палец колечко из скрученной салфетки. Эффект гарантирован!
Я сижу и, как дура, просто хлопаю глазами в слабой попытке, видимо, взлететь над столом и упорхнуть в приоткрытое окно кафетерия на радость зевакам. Пока в моей голове происходит активный процесс брожения мысли (да, она бродит по пустой черепной коробке и кричит "ау!", но ей никто не отвечает), мир вокруг живет своей обычной жизнью. Кто-то спешно допивает свой кофе, торопясь на смену, кто-то переговаривается и активно жестикулирует, размахивая руками, и, судя по всему, рассказывая, что он сегодня прооперировал во-о-о-от такую печень, а кто-то просто смотрит на меня и чего-то ждет. А я сейчас одного понять не могу (ладно, не одного - я вообще многого понять не могу, очень многого, но это - самое главное)...
- Зачем?
Нет, и все-таки он надо мной издевается! "Просто подумай". Просто? Да мне, блин, сейчас вот именно подумать сложнее всего! У меня голова - как воздушный шарик с гелием. Она сейчас оторвется и будет парить под потолком на радость окружающим. А он мне "подумай"... Что тут думать?
- Чарли... Чарли, постой! Ты понимаешь вообще, что это все не так просто? Это ж не пожениться на три дня... Служба опеки проверяет семьи, даже друзей и родных! Мы не сможем подговорить всех, да и вообще... Мне не хотелось бы, чтобы кто-то знал... о моей неполноценности, - задумчиво кручу салфетный ободок на пальце, - Да и в целом-то... У тебя и без этого, должно быть, проблем по горло. А это штамп в паспорте, потом - волокита с бумажками... это минимум три месяца с испытательным сроком! Чарли, ты понимаешь это?
Понимает. По глазам вижу, по решительно сжатым в сухую линию губам. Ловлю себя на мысли о том, что мне больше нравится, когда он улыбается. Но говорит он серьезно.
- Чарли... Это все нужно обдумать. Где жить, как организовать все, чтобы близкие не решили, что это глупый розыгрыш... как потом безболезненно развестись.
Ведь не из большой же любви он мне сейчас, фактически, предложение делает?! Он просто хочет мне помочь, а это значит, что если я решусь на подобную авантюру, я должна максимально обезопасить его от всяческих рисков. Чтобы не было мучительно больно, так сказать...
Но я, хоть убейте, не понимаю его мотивов! Альтруизм, скука, жалость? Что?
Зачем?
Да какая разница - зачем? Главное, у меня появился призрачный шанс, прозрачная, как стекло, надежда на то, что я смогу стать матерью. Хоть так. И знаете, похоже я готова воспользоваться этим шансом...

+1

14

- Наташа... - я выслушиваю все, что она говорит, внимая каждому ее слову. Конечно, я ее понимаю. Конечно, она не может понять меня. Но так ли это по сути сейчас важно? Важно для меня, для нее? Да хоть для кого-то? Представим на секунду, что мы оба решились на эту авантюру. И что тогда? Да ничего. Я вижу результат, а не процесс. Я вижу то, что кто-то сможет стать на каплю счастливее в этом мире.
Чарли, когда ты стал таким альтруистом? Ты же никогда им не был.
Ну и что.
Мои внутренние я ведут между собой негласную борьбу.
Никогда не поздно им стать.
Я вижу удивление в ее глазах, ее неподдельное... что? восхищение? Ошеломленность?
Мне сложно различать эмоции на лицах людей так мало мне знакомых, это приходит со временем.
Но я решаю объяснить ей хотя бы часть своих побуждений. Наверное, это будет правильно.
- Я понимаю и все осознаю, честно. Это было бы глупо предлагать подобное не подумав и более того - было бы жестоко предлагать ради шутки. Так что я все осознаю. Как там пишут нотариусы - в здравом уме и твердой памяти, это сейчас про меня. - уголки губ слегка приподнимаются, делая намек на улыбку, но мне пока не до добродушного смеха, пока она не согласна или не понимает до конца серьезности моего предложения.
- Не думай обо мне, подумай о том, чем это обернется для тебя лично. - накрываю рукой ее руку, лежащую на столе, придвигаясь ближе. Все же кафетерий - это не лучшее место для подобных разговоров, но не нам же жаловаться на это.
- Через три месяца, полгода - или сколько потребуется для всей бумажной волокиты - у тебя будет семья. - которой не было у меня - грустно добавляю про себя. Мой шанс на счастливую семью прошел мимо меня уже лет десять назад. - Нам не нужно будет никого подговаривать, потому что у меня будет одно условие. Чтобы это была свадьба - с гостями, родственниками друзьями. Которые порадуются в этот день за тебя. Если ты захочешь кому-то рассказать, я не буду против. - я говорю очень твердо и уверенно, но по ее глазам вижу, что и этого недостаточно.
- О чем ты больше переживаешь? О том, что я сошел с ума, предлагая это или ты просто боишься согласиться, опасаясь, что твоя мечта ускользнет от тебя? - как-то незаметно разговор перешел на самый откровенный тон, озвучивая ее переживания, я хотел их развеять, а не подтвердить.
Меня привлекала ее самоотверженность, ее желание получить свое. Как бы она сейчас не отговаривалась, я могу видеть по ее глазам на сколько сильно она желает того, о чем я говорю. Самая великая беда в том, что раньше я не видел этого в глазах даже своей бывшей жены. Она не была самоотверженной, она не стремилась к моему понятию счастливой семьи, и детей она не хотела. Так быстро все и закончилось, когда она потеряла ребенка и я не видел в ней и капли сожаления, заподозрив, что сделала она это намеренно. И сейчас я видел перед собой полную противоположность своей бывшей жены, образ которой оказывается достаточно хорошо отпечатался в моей памяти, чтобы не совершать подобных глупых поступков вновь. И данное предложение я при любой классификации не могу отнести к таковым.

+1

15

Мне кажется, что все это не со мной. Что вот сейчас, конкретно в этот момент, из-под столика выскочат Ноа с Саммер и воскликнут "сюрприз!"
Мне кажется, что это розыгрыш или чья-то неудачная злая шутка. Ведь подобными вещами просто нельзя шутить! Но я смотрю в глаза мужчины и вижу в них какую-то странную, даже немного агрессивную, решимость. И, наконец, понимаю - он говорит совершенно серьезно. Он не шутит.
Для меня это все как-то странно и дико. Нет, я вовсе не отшось к породе прожженных циников, не верящих в альтруизм, в добрые поступки просто так, без повода. Просто к себе, как к объекту этого самого альтруизма, я подобное никогда не примеряла. Это как с крушениями самолетов, со взрывами, случайными убийствами - это есть, но тебе кажется, что с тобой это уж точно никогда не случится.
Со мной стало случаться с завидным постоянством. Не смотря на все мое нытье о том, что я неудачница, я прекрасно понимаю, что на самом-то деле, все плохое, что происходит со мной, судьба пытается яростно уравновесить чем-то хорошим. Я заболела, но обрела хороших друзей - врачей. Я потеряла любимого, но обрела сестру. Я сломала ногу, но починила отношения с родным отцом. Я потеряла возможность родить ребенка, но обрела шанс сделать кого-то одинокого и обездоленного - счастливым.
И я просто не имею права этот шанс упускать. А то вдруг судьба решит, что мне не нужны ее подарки, и, с чистой совестью, из схемы "кнут и пряник" быстренько уберет пряник? Кнутом сыт не будешь, а потому...
- Хорошо. Хорошо, ты прав. Да, я боюсь, на самом деле, и того, и того, потому что просто не могу понять, как это можно - добровольно согласиться полгода жить с совершенно незнакомым человеком, строя из себя крепкую семью! - Нервный смешок, чуть кривоватая улыбка, - И да, я боюсь, что все это будет напрасно. Что мне... извини, нам, по какой-то причине откажут. Что мы зря устроим весь этот грандиозный спектакль, и потом будет очень больно и гадко. - Да, мне уже тогда, на стадии болезни, хватило мыслей о самоубийстве. Я не хочу, чтобы мое подсознание достало их из темного угла, отряхнуло от пыли и положило на видное место.
Ценить жизнь. Это действительно то, чему я научилась за последнее время. Ценить ее не смотря на то, что она, казалось бы, обесценивается так стремительно, что дешевле уже некуда. Ценить, не смотря на абсолютный дефолт почти всех жизненных ценностей, который я пережила за последние несколько месяцев. Но я слишком хорошо себя знаю. Если я разочаруюсь еще раз...
- Хорошо. - По моему, я это уже говорила. Глубоко вздыхаю и чуть сжимаю пальцы, которые держит в своей руке Чарли, отвечая на его рукопожатие. - Давай попробуем. С другой стороны, терять мне сейчас нечего - ни отношений, ни крепкого здоровья, ни шанса забеременеть, поэтому можно рискнуть. Если не получится, значит моя теория о вселенском неудачнике Наташе будет, наконец-таки, доказана. А если получится... Я буду обязана тебе. Очень обязана.
Жизнью.
- Знаешь, Чарли... Спасибо. Уже за попытку. Я думаю, полугода нам с тобой вполне хватит.

Игра завершена

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Не умея стучаться в закрытые двери