Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Постой, пусть закат тебе ляжет на плечи


Постой, пусть закат тебе ляжет на плечи

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

ВЕРНОН & АГАТА
21 марта, вечер
Агата должна была остаться с Верноном до утра,
но сбегает раньше, чем часы пробили полночь

+1

2

К этому вечеру и ночи мы с Верноном готовились пару дней. Он должен был куда-нибудь отправить свою дочь, а от меня требовалось просто приехать. Мы как подростки, которые скрываются от родителей, и ждут не дождутся остаться наедине на всю ночь, чтобы уснуть вместе и проснуться.
Для меня, а уж тем более для Уорда, наверно, были забавны такие отношения, и в то же время, каждая встреча была долгожданной, каждый секс незабываемым, каждый момент сладкий и будто последний.
За эти прошедшие две недели, мы виделись не каждый день, получалось по 2-3 раза в неделю, так как помимо семьи, где от меня ждут прилежного поведения, была Семья Торелли, где начались военные действия. Я жила уже не на два фронта, отмеряя время для работы и для сына, я жила на три линии, пытаясь нигде не оплошать. Отсутствие времени и постоянное напряжение быстро помогли мне забыть о том, что случилось с Валентином, о том, что он сделал со мной. Я просто не думала об этом, хотя перед сном, просыпаясь по утру или глядя в зеркало, испытывала неудобства. Но я справлялась, потому что это было не самое важное и страшное, что могло случиться.
На данный момент вечная карусель событий замедлила свой ход. Война с Винцензо осталась позади. Остатки его команды, словно змея, оставшись без головы, отступили. А я наконец почувствовала себя дико усталой и разбитой. Эта ночь была необходима мне, как подзарядка. Ведь именно Вернон был способен вдохнуть в меня жизнь, приободрить и дать расслабиться.
И, как часто бывает, по велению злого рока, наша с Верноном желанная ночь, оказалась под угрозой срыва: дома Аарон принял этот факт с капризами и истерикой. Потом к данному спектаклю с разбитым стаканом присоединился и Декстер, вернувшийся с работы. Он сделал все, чтобы я чувствовала себя блудным попугаем, легкомысленной девчонкой и безответственной матерью.
Мы с Верноном должны были созвониться, он хотел меня встретить, но когда от него поступил звонок на мобильный, мой сын выбросил телефон в реку. Потом прошло еще два часа, прежде чем я вышла на связь, а именно появилась на пороге квартиры любовника. Наверно, он уже меня обыскался и заждался.
- Привет – я потираю шею, проходя в квартиру. Выгляжу усталой и расстроенной, но держусь. Выдыхаю и кидаюсь Уорду на шею, пряча нос в вороте рубашки.
- Прости, что пропала. Аарон выкинул мой телефон в воду. – сейчас я чувствовала себя настоящей среднестатистической неверной женой, которая, под скандал и ор, сбежала от мужа к любовнику.

+1

3

Этот день мы запланировали уже давно. Я даже умудрился сбагрить Мышь какой-то ее старой подружке, приехавшей погостить к родне, зная, что девочка она у меня благоразумная, и контролировать ее не надо. Не собака, чтобы на поводок сажать. Мышка ушла, на прощание скорчив рожицу из серии "я все понимаю, лямур-тужур, но ты ж помнишь, что я говорила?". Нет, она не была против наших с Агатой отношений. Совершенно неожиданно для меня - совсем наоборот. Это рыжее чудо решило во что бы то не стало женить своего любимого папочку и свою любимую Тату. К Агате дочь прониклась какой-то нереальной симпатией почти сразу. Уже на третий день их знакомства, она заговорила со мной о том, что хорошо бы и свадьбу сыграть... Эти разговоры меня напрягали. Не столько тем, что я был против брака. Нет, я хотел быть с Агатой и готов был даже жениться. Потом. Когда все утрясется. Но вот в этом-то и была проблема - у Агаты уже была семья... Ребенок. И муж. А я в этой схеме был любовником.
Но отказаться от встреч с девушкой я не мог. Она стала нужна мне, как воздух. Я, как мальчишка, сходил с ума от вида ее обнаженной спины, от ее запаха, от ее прикосновений. То, что творилось между нами за закрытыми дверями квартиры - описанию не поддается совершенно.
Вот и сегодня мы решили, наконец, устроить себе праздник и остаться наедине. На всю ночь. Против тех встреч средь бела дня урывками.
Я ждал этот вечер так, как девочки-подростки ждут выпускной бал. То есть не просто с нетерпением, а снедаемый чувством, очень похожим на жажду умирающего в пустыне.
Я заказал ужин в ресторане с доставкой.
Я купил лучшее белое вино, которое смог найти в своем районе.
Я поставил на стол свечи.
Я выставил на видное место мольберт с еще одной картиной, которую нарисовал для нее.
Я должен был встретить Агату и проводить к себе. Я позвонил ей в назначенное время и...
Та-да-да-дам!
Она не взяла трубку, а потом и вовсе отключила телефон.
Я попытался позвонить еще раз. И еще, и еще. Я начал волноваться...
...Я начал волноваться почти три часа назад. Я пять раз грел ужин, и, в конце концов, забил на это бесполезное занятие. Я почитал, полистал утреннюю газету, почистил свою коллекцию.
Я уже думал начать обзванивать больницы и морги, когда, наконец, раздался дверной звонок! Конечно же, я поспешил открыть. На пороге была Агата. В растрепанных чувствах, смущенная, чем-то явно озабоченная.
- Привет, - Сказала она, и все мои страхи куда-то улетучились. Вот она, рядом, никуда не делать. Жива-здорова.
- Привет, - Киваю на ее объяснение, только крепче прижимая ее к себе и поглаживая по волосам. Сейчас она напоминает расстроенную девочку. Обиженную и не понимающую - за что ее обидели. - Ничего страшного. Я тебя ждал. - Не обвинение и не упрек - констатация факта. - Ужинать будешь?
Немного отстраняюсь, целую ее и веду к столу. Усаживаю, открываю вино, разливаю и протягиваю Агате бокал. Сажусь напротив в свою любимую позу - локти на столе, подбородок на сцепленных пальцах.
- Рассказывай, что там у тебя такое случилось? Я уже волноваться начал...

+1

4

Он ждал меня. И ужин готов. От этого становится ко всему еще и стыдно. Я обрастаю комплекса из-за чувства вины перед Аароном. Проигрываю на фоне Декстера, так еще и Вернон своими торжеством заставляет душу скрипеть. Знаю, он не специально. Он ждал меня, очень ждал. И хочет как лучше. Он не упрекает меня и не позволяет нервничать, с ним я могу свободно дышать. Ему не нужны ответы, он не задает вопросов по поводу моей второй жизни, словно ее и нет. А может, оно, действительно, не важно?
- Ничего страшного. Я тебя ждал. - ждал... а я не спешила. Я еще полтора часа объезжала город и пригород, чтобы проветриться. Я думала, что сотня километров поможет определить, что мне больше надо: семья или чувства, но ответов не было ни на сотом, ни на нулевом меридиане.
Я хочу крепче его обнять и простоять так пока тоска и пустота не исчезнут, но этого не случается. Прохожу в комнату, все так красиво! Ужин: на горячее мясо, на закуску салат с огромным листом банана, как тарелка. Я смотрю на этом все и рука тут же тянется к бокалу вина, что наполнил Вернон.
- Рассказывай, что там у тебя такое случилось? Я уже волноваться начал...
- Не надо волноваться. У меня еще есть не все девять жизней кончились - улыбаясь ему, разряжаю обстановку. Вру. Мои восемь жизней пролетели, осталась последняя. И тогда я узнаю, либо я кошка, и умру, либо я ведьма и буду жить дальше.
Делаю глоток алкоголя. Не чокаюсь, у меня нет красивого и хорошего тоста. Настроения тоже нет, хотя я думала, что моя хандра закончилась на 68 километре.
- У меня произошел скандал с Аароном: он не хотел меня отпускать, боялся, что я не вернусь - я обхватываю голову двумя ладонями, осознавая весь ужас. Мой сын боится, что больше не увидит меня. Я теряю его. Я больше не сдерживаю обещаний. Я начала больше врать...
- Потом с работы вернулся Декстер и сказал, что отпускает меня "работать". Черт, он ведь все понимает! Понимает и молчит, как рыба. Просил только быть дома до того как проснется ребенок - меня понесло. Я горячо высказалась, проводя ладонью по лицу. - Все. Не хочу больше об этом - рядом с Верноном нет проблем. Он - это другая реальность, другой мир. И не стоит в него вносит суету из своего сна. Сна или кошмара?
- Смотри, новое полотно - указываю ему на мольберт, стоящий в комнате, словно руки мужчины не были причастны к этому шедевру. Подхожу ближе к картине, склоняя голову набок. Думаю уже не о том, что изображено не бумаге, а о том, что события этого дня, по большому, расчету распланированы.
Что я больше всего ценила в одиночестве? Так это возможность идти куда хочешь, делать что хочешь, уходить и приходить когда хочешь. Нет, постоянство это не так плохо, учитывая специфику моего мира, но я уже привыкла к каждодневным землетрясениям.
- А у меня тоже для тебя будет сюрприз - возвращаюсь к Уорду, вставая одним коленом на стул, между его ног, с дерзким вызовом, что готова наступить ему на яйца. Но на самом деле явной угрозы в моей действиях не было, - испанский нрав, да и только.
Целую его. Настойчиво в губы. Ужин? Давай отложим его на час...

0

5

Слова изливаются из нее потоком. Она пьет вино, как воду. Она почти что в истерике. Да что там - она в истерике! А я просто не знаю, чем ей помочь.
Сейчас Агата ядовитее гюрзы и в сто крат опаснее бомбы с часовым механизмом. Любое мое неосторожное слово, движение, и все! Ба-бах! Взрыв ее эмоций, ее боли, ее переживаний разнесет мне башку, разорвет меня на клочки так, что потом не соберешь. И, кажется, я уже наперед знаю, чем все это закончится.
А она... Она бросается из крайности в крайность. От детской злости и обиды, к самобичеванию, а потом, без перехода, к напускной веселости. Это очень опасное состояние. Состояние, когда сам себе не отдаешь отчета и совершенно не способен анализировать свои поступки. Можешь только двигаться на поводу у эмоций, будучи уверенным, что именно так - правильно. Потом жалеешь. Но это потом.
Вот и сейчас Агата делает все вопреки разуму, но в угоду вспышке гнева. Ее поцелуй требователен и даже жесток. Она обжигает меня, выводит, выбивает из колеи. Но, черт побери, я же чувствую, что в этот момент она не хочет меня! Она скорее гневается на своего гражданского мужа, на капризы ребенка, на себя. Она, как глупый подросток, поступает не по велению настоящего желания, а в пику, вопреки мнению родителей, общества, целого мира. Сейчас ей нужно бы выпить еще бокал вина, посмотреть хороший фильм и уснуть, свернувшись клубочком, под теплым одеялом. Но нет, она пытается строить из себя испанскую кошку.
И, опять же - нет, я не буду спорить. Она заводит меня. Меня вообще заводит любой наш случайный поцелуй, а порой - и взгляд на эту чертовку. Но я не этого хочу. Хочу чувства, а не мести. А она мстит. Кому? Мужу? Ребенку? Себе? А получается, что мне.
Я еще какое-то время отвечаю на ее поцелуй, но потом все-таки со вздохом отстраняюсь.
- Постой, постой, Агата. Куда ты так спешишь, девочка? У нас с тобой вся ночь впереди, забыла? А я не хочу, чтобы ты упала в голодный обморок. - Я не буду говорить ей, что у меня другие мотивы. Но сейчас ей нужно успокоиться. Выдохнуть, взять тайм-аут, а не пытаться сорвать на мне излишки злости, пусть и таким пикантным способом. - Иди-ка сюда. - Разворачиваю ее спиной и усаживаю себе на колени. Аккуратно обнимаю за плечи, целую в чуть выступающий шейный позвонок.
- Их тоже можно понять, девочка моя. Они переживают за тебя, боятся потерять. - И я тоже боюсь. До одури. - Не волнуйся ты так, скоро все наладится, вот увидишь... - Мои пальцы аккуратно разминают ее напряженные плечи. Мышцы, так напоминающие сейчас камень, все никак не хотят расслабляться. - Налей еще вина, - прошу я. Пусть она чем-то займет руки. Лучше в такие моменты занимать руки, а не голову. Голова порой приносит гораздо больше проблем.
Забираю у Агаты один из наполненных бокалов, и любуюсь медово-янтарной жидкостью на просвет. Обычно так изучают красное вино, но у белого оттенков и граней не меньше, а то и больше... Аккуратно подношу свой бокал к ее. Стенки с мелодичным звоном соприкасаются, а я нежно целую ее в шею.
- Давай лучше выпьем за счастье. Огромное, живое и яркое, как солнце. - Наше с тобой счастье, девочка.

+1

6

Да, я и правда хотела забыть в объятиях Вернона, на его постели обо всех недоразумениях, подкарауливших меня дома сегодня. Но мужчина остановил мой порыв, усаживая себе на колени.
- У нас с тобой вся ночь впереди, забыла? – вся ночь? Я знаю, что мы давно хотели остаться вместе до утра, и меня ведь даже Декстер отпустил. Но… то, с каким взглядом меня провожал Аарон очень терзало душу – как когтями по стеклу. Я пока что молчу, погруженная в свои сомнения и подставляю тело для поцелуев.
- Их тоже можно понять, девочка моя. Они переживают за тебя, боятся потерять.
- Декстер не боится, ему просто доставляет удовольствие опускать меня. Он ведь у нас папаша года! – фыркнула я, изгибая шею, чтобы рукам шатена удобнее было расположиться на моей шее, массируя их. Да, пожалуй, это действительно расслабляет.
Я подливаю вино в бокалы, отдавая второй фужер Вернону. Плавно изгибаюсь с улыбкой, когда он целует меня в шею. Щекотно и приятно.
- Давай лучше выпьем за счастье. Огромное, живое и яркое, как солнце.
- Хороший тост. За нас – со звоном соприкасаюсь с его бокалом и делаю глоток. А затем, с уговорами Уорда, все-таки соглашаюсь поужинать.
- А я надеялась, что ты сам что-нибудь приготовишь. Халтурщик! – изображая гневное высказывание, смеюсь, и поедаю блюдо. Мы кормили друг друга с рук, пили на брудершафт и целовались. И все неприятности, те тяжелые события дня, с которыми я пришла к своему мужчине, отпускали меня.
Я принесла ему диск с испанской песней, которую хотела дать послушать, и старалась даже научить словам, пропетым в ней, чтобы тоже крайне весело.
И казалось, что еще надо для счастья, когда на часах еще нет полуночи, а я уже вся в огне? Он обнимает меня, так же крепко, как всегда. Мне кажется, мои бедра навсегда запомнят след его горячей ладони, а плечи и руки будут помнить его губы, даже когда он очень далеко. Этот мужчина всегда со мной. Во мне. В сердце, в венах, растекаясь по телу. Он крепкий алкоголь, к которому я пристрастилась. Кажется, я ни одного мужчину та не хотела и не ждала. Эта страсть погубит меня или усмирит. Он мой дрессировщик, мой укротитель. Только и те, бывают, остаются без руки, а животное после такого усыпляют. Надеюсь, с нами такого не будет.
Мы лежим на кровати, я щекочу его лицо кончиком пряди своих волос, Вернон улыбается и пытается поймать мои руки. Ему это удается, и теперь я просто смиренно лежу на груди, молчу о своем.
Одиннадцать часов вечера. Еще не тронут десерт, но… на эту сладость мне не остаться. Бессовестно после секса думать о том, что тебя ждут в другом доме. Мне самой обидно за то, что я позволяю себе такие мысли. Но они рушат эту идиллию, мне больше не остаться. Я должна сорваться. Опять вспоминаю с какой тоской и горечью провожал меня сын. Что сейчас ему говорит Декстер? Чем отвлекает? Игрушками, сладким, собакой?
Я выползаю из объятий Вернона и ухожу в душ. Если дать ему уснуть и тихо смыться, это довольно подло? Но я ведь оставлю записку… Нет, наверно, не стоит так поступать. Только решиться на разговор сложно.
Выхожу из душа, по пути собираю свои вещи, одеваю белье и натягиваю брюки. Опускаюсь возле него на кровать и нежно касаюсь ладонью мужской щеки.
- Мне надо идти – шепотом говорю, словно чем тише, тем меньше разочарования и обиды это принесет.

0

7

Она ругает меня за заказанный в ресторане ужин, а я смеюсь и грожусь ей, что от моей стряпни она может и отравиться, и тогда я буду выглядеть почти что ревнивым Отелло, сжившим со свету свою возлюбленную, а я этого допустить ну никак не могу.
Мы кормим друг друга с рук, громко хохочем, как подростки, и целуемся, перегнувшись прямо через стол.
Мы слушаем принесенную Агатой музыку, она пытается научить меня словам песни, но получается плохо. Не потому, что у меня не выходит, а потому, что я не сильно-то хочу, чтобы у меня выходило - сейчас мне важно другое. Мне важны ее губы и руки, ее запах, ее улыбка. Песню я выучу потом. Для нее.
Мы снова оказываемся в одной постели. И каждый раз для нас - как первый. Она дрожит и плавится в моих руках, а я запоминаю каждый ее вздох. Надо же, я до сих пор боюсь ее потерять. Вполне осознанно.
Мы рядом сейчас, но я чувствую в ней какой-то надлом, не позволяющей ей расслабиться до конца и все забыть. И я снова и снова возвращаюсь мыслями к разговору с Мышкой. Возможно, она была права, когда с пеной у рта доказывала мне, что больше так продолжаться просто не может? Возможно, что именно она с этим ее мнением - самый здравомыслящий из нас троих человек? Тем более, что я, без всякого сомнения, хочу быть с Агатой. Я уже ничуть не сомневаюсь, что безумно люблю эту сумасшедшую женщину с буйным нравом и испанским темпераментом. Люблю без всяких "но".
Вот мы лежим вместе, я прижимаю ее к себе, она щекочет меня прядями волос, которые я так люблю пропускать через пальцы, как жидкий шелк. Что-то в ней все так же надломлено. Все так же она напряжена и задумчива. Агата встает и уходит в душ, а я из-под опущенных ресниц наблюдаю за движением ее упругих ягодиц, удаляющихся от меня. Интересно, она сама-то понимает, насколько она красива? Не смотря на это происшествие с глазом. Не смотря ни на что.
Она возвращается спустя какое-то время, посвежевшая, пахнущая медовым гелем для душа и терпкими нотами парфюма, так и не выветрившегося из ее волос. Я уже собираюсь снова прижать ее к себе, но тут она начинает одеваться. Мне остается лишь недоуменно наблюдать за ее действиями. Я чем-то обидел ее? Чем-то расстроил? В душ ведь она уходила совершенно нормальная...
- Что происходит, Тата?
Девушка присаживается на край постели и тихо-тихо говорит:
- Мне надо идти... - Брови мои вопросительно ползут вверх, и я недоуменно округляю глаза, смотря на нее, пытаясь понять, какая блажь взбрела ей в голову.
- Что случилось, Агата? - Приподнимаюсь на постели, сажусь и притягиваю ее к себе, - С чего ты вдруг так заторопилась? Аарон позвонил? Или этот... - Она отрицательно мотает головой, мешая мне выплюнуть вертящееся на языке "твой муж", - Тогда в чем дело? Мы же планировали побыть вдвоем сегодня ночью. Только я и ты. Ты же не золушка, в конце концов, чтобы возвращаться домой к полуночи!
Но нет, Агата настроена решительно, а вот во мне начинает закипать обида. Из-за какой-то дурацкой детской выходки она собирается порушить наши планы. Когда еще я смогу сбагрить Мышь на всю ночь? Ведь девчонка четко дала понять, что принципиально не собирается жить на снятой для нее квартире, пока мы с Агатой не поженимся! Вскакиваю с кровати и начинаю нервно расхаживать взад-вперед, будто бы разъяренный тигр.
- Послушай, Агата, это уже действительно перебор! Может... Может нам все-таки стоит пожениться? Мы придумаем, как нам быть с твоим сыном. После свадьбы...

+1

8

- Что случилось, Агата? – сейчас ничего не случилось, случилось ранее. И мне правда было очень хорошо сегодня вечером, от этого сильнее чувство грусти и обиды. Только ведь с чего бы? Декстер отпустил меня, я могла бы остаться с Верноном, но… Совесть? Блудный попугай вспомнил о том, что дома его очень ждут и не желают отпускать?
Я легко мотнула головой, пытаясь сказать, что ничего не произошло и не стоит поднимать разговор.
- С чего ты вдруг так заторопилась? Аарон позвонил? Или этот...
- «Или этот» тоже не звонил. Мне никто не звонил – да и если бы сын и Декстер захотели меня набрать, то услышали б только «Абонент недоступен…». Может и хорошо, что телефон остался лежать на дне реки? Я хотя бы во время занятия любовью не дергалась.
- Тогда в чем дело? Мы же планировали побыть вдвоем сегодня ночью. Только я и ты. – мне хочется попросить прощения. Вернон заставляет меня чувствовать себя виноватой. А я смотрю на него и начинаю хмуриться: ну хотя бы ты не обвиняй меня! Хотя бы ты не разрывай!
- Я тоже очень хочу остаться с тобой, но не могу. Это сильнее меня. – развожу руками и прохожу по комнате, поднимая свою блузку. – Я не должна была вообще приходить – как мать мне следовало остаться дома, с сыном, не дать ему расплакаться и затаить на меня обиду. Потому что стоило догадаться, что после истерики сына, наладить вечер не получится. Во мне скопился осадок горечи и тихих слов совести, и от поцелуев любовника, от его нежности и доброты, становилось только хуже… Я не заслужила того, чтобы быть счастливой. Я сама все испортила.
Уорд поднимается с постели и начинает ходить мимо меня, пока я застегивала пуговицы на блузке. Он похож на льва в клетке, такого я еще мужчину не видела, даже тогда, оказалась, что Карлы не существует. Но я не боялась его, нет, я только начинала взвинчиваться вместе с ним.
- Послушай, Агата, это уже действительно перебор! Может... Может нам все-таки стоит пожениться? Мы придумаем, как нам быть с твоим сыном. После свадьбы... – эм, что? Это сейчас Вернон мне сделал предложение? Это серьезно или просто брошено сгоряча?
Я смотрю на мужчину округлившимися глазами, пытаясь понять насколько он серьезен.
- Ты в своем уме!? – вопрошаю я. Нет, к браку я точно не готова. Мы с Верноном не так давно перешли на новую стадию отношений, чтобы вот так, в пылу чувств, решить на союз. Для брака мне нужны более серьезные основания, чем классный секс и возвышенные отношения. Мне нужна стабильность, уверенность, я должна знать человека, в конце концов! А что я знала о Верноне? То, что он обходительный и галантный мужчина? Я не видела его в гневе, не переживала с ним ссор.
Да если бы и знала, черт, я не хочу портить отношения браком. Мне и с Декстерем под одной крышей трудно ужиться – как будто удавку на шею закинули, а что уж говорить про законный брак!
- Придумаем после свадьбы как быть с моим сыном?! Какая свадьба вообще! Думаешь, это решит все проблемы? Вот так ты привык действовать? – а разговариваю на повышенных тонах, я нападаю. Предложение Вернона я не расценила на полном серьезе, иначе бы просто впала в шок. Меня больше задело, что мужчина раскидывается такими словами. Будь на моем месте другая, впечатлительная барышня, Уорду его фраза стоила свободы и спокойствия.
- Нет, я даже не собираюсь на полном серьезе обдумывать то, что ты бросил в сердцах. – на выдохе говорю я, словно отмахиваясь от предложения, как от жужжащей мухи.

+1

9

Она, как всегда, поступает вопреки логике, и уж тем более, вопреки всем моим ожиданиям. Она не перестает меня удивлять, но вот такого натиска и такой... обиды? - я не ждал точно.
И знаете - меня это впервые окончательно выбивает из колеи.
Я совершенно не вспыльчивый и довольно-таки уравновешенный, а местами и флегматичный человек, но... Черт возьми, женщина, ты вообще понимаешь, как тяжело мужчине сказать такое? Это вы, прекрасные создания, любите бросаться громкими словами, а мы обычно каждое свое слово взвешиваем.
Ее реакция меня добила. Растоптала.
Сузив глаза я, наверное, минуты две просто смотрел в ее лицо. Глубокие складки пролегли в уголках губ, напоминая этой вспыльчивой особе о том, сколько мне на самом деле лет. Я медлил, не торопясь говорить ей то, что сейчас буквально вертелось у меня на языке. Я все еще надеялась, что вот сейчас она возьмет себя в руки, успокоится и... А что, собственно "и"? Извинится? Агата. Ну-ну. Нет, я знал ее не настолько хорошо, но был почти на все сто уверен, что извиняться она не станет. За эти слова не станет.
У меня вообще возникало такое впечатление, что она банально пыталась вывести меня из себя. Специально. Что же, у нее это получилось.
- Да, я абсолютно в своем уме. Более того, я совершенно спокоен и не имею привычки бросать подобное, как ты выразилась, в сердцах. В отличие, как видно, от тебя. Осмелюсь напомнить тебе, что уже был единожды женат, и о таких вещах просто так говорить не буду. Уж точно не для того, чтобы унять женщину в истерике. И да, я считаю, что это могло бы решить все проблемы просто потому, что в данной ситуации суд был бы на твоей стороне. Ты мать и ты замужем. А он одинок. И, да, очень было бы хорошо, чтобы ты объяснила, что имеешь в виду под фразой "Вот так ты привык действовать". До тебя, знаешь ли, мне так действовать не приходилось. Но если хочешь - да. Я так привык. Я привык решать проблемы, а не прятаться от них в кусты или делать вид, что все идет, как должно идти. И это, черт возьми, именно я сейчас должен злиться и метать молнии, задаваясь вопросом "так вот как ты ко мне относишься?!". Я. Совершенно. Серьезно. Предлагаю тебе пожениться. Я не вру. Я тебе вообще не врал никогда, и изначально относился к тебе серьезно. Это ты пичкала меня первостатейной ложью с подменным именем, накрученным возрастом и черти-чем еще, не так ли... Карла?
Последнюю фразу я почти выплевываю. Руки трясутся, сердце колотит, как бешеное. Да, не в мои пятьдесят так себя вести, это уж точно. С губ срывается едкий смешок.
- Только вот для тебя я, похоже, просто приятное времяпрепровождение. Любовник, не так ли? И да, я тебя поздравляю, ты таки умудрилась вывести меня из себя.
Видит Бог, я хотел сделать этот день незабываемым, но не таким вот образом. Да, я провинился перед ней, что не устроил ей романтическое предложение, не купил кольцо, но... черт, я не собирался торопить события и делать ей предложение сегодня! Я хотел немного подождать. Хотел, чтобы она ко мне привыкла, узнала меня поближе. Хотел, как лучше.
А получилось, как всегда.

+1

10

Я еще раз прокрутила в голове произнесенные слова Верноном и свою бурную реакцию… Нет, к браку я была не готова. Признаюсь, я больше ожидала предложения пожениться от Декстера, нежели от Вернона. Он ведь сразу сказал, что его устраивает такое положение дел, он согласен быть любовником и понимает меня. Зачем же?
Я выдыхаю и на груди становится очень тяжело.
По взгляду мужчины понимаю, что он злиться, и я, отворачиваясь от него, слушаю домыслы по поводу свадьбы.
- Madonna Mia, ¿por Qué meter. Este hombre, como un bebé grande. Y él no sabe lo que dice.(Мадонна Миа, Зачем все портить. Этот мужчина как большой ребенок. И он совсем не знает что говорит!) – грозно, быстро, перебирая слова на испанском, заругалась я. Красноречиво всплеснула руками и отвернулась от Вернона.
- Вернон – выдыхаю, пытаясь взять себя в руки. – Я не хочу выходить замуж ради сына, ради того, чтоб решить проблемы. Когда люди придумывали брак, они явно не думали, что люди будут его заключать, чтобы обмануть отца ребенка! – хотя какой идиот вообще придумал эту женитьбы? Им мало других обязательств?
- И не хочу я замуж! – заговорила я о самом главное. Наверно, вся загвоздка была даже не в том ради чего выходить замуж. А в том, что я этого совершенно не хотела. Отношения должны развиваться размеренно, чтобы можно было насладиться друг другом, получить удовольствие от встреч и ночных прогулок. А когда ты замужем… все это пропадает – ты видишь его каждый день, тебе не за чем искать встреч. Тебе некуда бежать… А я все еще хотела иметь запасной выход, чтобы можно было вот в такие моменты как сейчас взять, уйти и не думать о том, что нужно вернуться.
Мужчина опять начал о Карле… Я злилась. Теперь я действительно злилась. Мы же закрыли эту тему? Или мы закрыли только до того времени, когда ему это удобно?!
- Я тебе вообще не врал никогда, и изначально относился к тебе серьезно. Это ты пичкала меня первостатейной ложью с подменным именем, накрученным возрастом и черти-чем еще, не так ли... Карла?
- И это мне говорит самый законопослушный гражданин Америки?! Да если так, то какого черта ты подкатывал к своей студентке? Думаешь, я поверю, что такого раньше не было? Пожилой профессор всегда найдет повод для того, чтоб одна из его учениц задержалась на пол часа. – верила ли я в то, что говорила? Что для Уорда наш опыт отношений в университете был не первый? Нет. Моя самооценка говорила, что я самая-самая – та, кто смог покорить сердце взрослого мужчины. Я всего лишь искала слова, чтоб зацепить побольнее, чтоб обидеться посильнее и выплеснуть всю свою злость в виде чана с дегтем.
- Только вот для тебя я, похоже, просто приятное времяпрепровождение. Любовник, не так ли?
- Ты сам согласился на такие отношения. Тебя все устраивало все эти дни. Так что не смей меня обвинять. – я выставила указательный палец, отчаянно вертя им у носа мужчины. – Не читал своей дочери в детстве сказку про «Царевну-лягушку»? Сказка быль да в ней намек... Сжег Иван Царевич лягушачью кожу и вернулась она к Кощею Бессмертному… – я горько усмехаюсь, отдаляясь от Вернона. Запихиваю в сумку свои принадлежности, чтобы вернуть к своему Кощею…

0

11

Нет, эта женщина решительно не может меня понять! Ну или не хочет, что тоже вполне вероятно. Эти существа в юбках совершенно неисправимы. Замуж она не хочет по расчету! Да кто ей про расчет говорит-то! Я?! Если бы я собирался жениться на ней только ради решения ее проблемы с сыном... Да не смешите меня! Черт, я не маленький, чтобы жениться на своей любовнице. Я собираюсь жениться на любимой женщине, чтоб ее. А она в упор этого не понимает...
Или, может, она меня просто не любит?...
А что? С чего я вообще взял, что она любит меня? Вот с чего? С того, что она раз за разом возвращается? Ну так ей может быть просто комфортно со мной. Здесь она отдыхает от проблем. Здесь она получает нужную эмоциональную разрядку. Я просто ей... удобен? Выходит, что так. И, знаете, эта мысль почему-то особенно больно колет в области слева под ребрами.
А с другой стороны - она права, я сам смирился с положением вещей и позволил ей стать мне любовницей, не претендуя на что-то другое. Черт, я же не думал, что для меня все зайдет так далеко!
Молчу. Сажусь на кровать, обхватываю голову руками и слушаю ее ругань. Агата распаляется сильнее, и я уже просто не знаю, как ее урезонить, не забрав свои слова обратно. Этого я точно делать не буду, я привык нести ответственность за то, что я говорю или делаю.
- Да, конечно, я регулярно по пятницам соблазняю очередную студентку, а потом закапываю ее труп в ближайшем сквере, чтобы, не дай небо, не поползли слухи! - Как ни стараюсь, а нотку боли полностью спрятать за сарказмом не могу. - Мне больше заняться нечем в этой жизни. Или, по-твоему, я так похож на альфа-самца, трахающего все, что движется?
Черт. Вот сейчас, наверное, пусть она действительно лучше уйдет.
Я унижен, оскорблен и раздавлен.
- Хорошенького же ты обо мне мнения, юная леди. Что же ты тогда все еще общаешься со мной, если я такая тварь, м?
Она еще и поучать меня вздумала. Из всего выходит, что тут только я с нетерпением ждал эту чертову встречу. Как дурак. Старый дурак.
- А ты не задумывалась на секундочку, царевна, что если вот ты сейчас вернешься домой, то твой сын поймет на сто процентов, что ты его обманывала, но раскаялась и вернулась? И твой Кощей в этом ему поможет. Будет Аарон тебе после этого доверять? Да он сядет тебе на шею и ни на шаг тебя не отпустит больше! Надо было тогда вообще не приезжать, раз ты вдруг решила побыть совестливой ради ребенка. Умей быть верной своим словам, иначе... - Затыкаюсь и лишь раздраженно машу рукой. - Ай, что мне тебе говорить!.. Ты же уже четко все решила и по полочкам мне разложила. Кто я тебе и как ты видишь наши отношения. Одного не учла - того, что я тебя люблю, дура.
А вот больше мне сказать нечего. И я сижу совершенно молча, наблюдая, как эта пантера мечется по студии. В конце концов, мне надоедает и это. Я медленно и как-то неуклюже, будто враз постарел еще лет на десять, поднимаюсь с постели и иду отмывать кисти. Мою скрупулезно, перебирая каждую ворсинку и стараясь не думать о том, что вот эта первая ссора может стать и последней в наших отношениях, так как и отношения могут подойти к концу.
Вот хрен поймешь этих женщин. Не женишься - плохо. Женишься - плохо.

+1

12

Я злилась. Злилась на него за нетерпение. Злилась за себя за то, что пошла на поводу у своего сына. Сына или совести? Когда я вернусь, ребенок все равно, вероятнее всего, будет спать. Я вернусь с поражением, примеряя на себя клеймо неверной. Парадокс в том, что и для Декстера, для мужа, я была неверной. И для Вернона, для любовника, тоже неверной. Хотя не хорошо расставлять такие приоритеты как муж-любовник. Потому что ни того, ни того я не считала таковым, просто условное обозначение, как в карте. В карте, на которой не обозначен путь, лишь множество пунктиров. И сегодня мой путь был не правильным заранее.
Уорд опускается на кровать, и я думала, что на этом мы закончим, но нет, оба раскалены до предела.
- Да, конечно, я регулярно по пятницам соблазняю очередную студентку, а потом закапываю ее труп в ближайшем сквере, чтобы, не дай небо, не поползли слухи!
- Тогда ты забыл одну закопать! – кричу, намекая на себя. Может мне того…, самой закопаться? Не в прямом смысле конечно, нет! От одной мысли о сырой земле и меня на глубине метра, уже мурашки по коже.
- Хорошенького же ты обо мне мнения, юная леди. Что же ты тогда все еще общаешься со мной, если я такая тварь, м? – потому что я еще хуже? У меня есть планка касательно своих мужчин – они не должны быть хуже меня. Да и вряд ли вы сыщите человека грязнее, чем террорист – тот, кто с легкой (или не легкой, но факт фактом) убивал невинных людей. Вернон на этот счет, я полагала, был чист. А может не так важно количество смертей за лопатками, сколько внутренние демоны? Демонов Вернона я пока не смогла изучить, за исключением того, что он ненавидит правительство в любой ее форме.
- Я уже давно кручусь в таком мире и общаюсь с подобными людьми – означал ли мой ответ, что я соглашаюсь с тем, что Вернон тварь? Никак нет. Но сейчас я играла на эмоциях, сейчас чем больнее – тем лучше, чтоб не одной страдать и рвать на себе волосы.
Попытки мужчины призвать к моему разуму и объяснить ситуацию с Аароном не убедили меня. Уж малому я смогу сказать, что работа сорвалась, и я вернулась раньше. Другого ни сыну, ну Декстеру знать не положено. Сколько это будет еще продолжать? Как долго я буду скрывать от семьи себя и свою другую жизнь? От Аарона скрывать мужчину, с которым мне лучше, чем с его папой. От Декстера скрывать свои руки в крови?
- Я просто пытаюсь быть матерью! – потому что и так потеряла шесть лет. Но об этом из оставшихся в живых знал только Гвидо. А Аарон перестал уже сочинять истории и рассказывать всем, что жил в двух семьях и искал маму, которая была в экспедиции на Атлантиде.
- Одного не учла - того, что я тебя люблю, дура. – я замерла. Замерло и все вокруг. Мы замолчали. Я пыталась понять серьезность слов Вернона. Сказал ли он это в пылу гнева или действительно смог меня полюбить? Спрашивать у мужчины я не хотела…
Профессор отошел к раковине, словно предоставляя мне возможность тихо и молча пройти у него за спиной и скрыться за дверью.
Я надела туфли, стоя на одной ноге, затем перемялась на другую. Сжала в руке ремень от сумки, устремляясь к двери. Что-то выдавить из себя, сказать, попрощаться, я не смогла. Взяла куртку, обернулась перед уходом. Набрала воздуха в легкие, но слова так и не вылетели изо рта. Развернулась. Ушла.

Пожалуй, самое сложное в отношениях вовремя уходить. Жаль, что не придумали еще некий тестирующий аппарат. Подходишь к нему, а он сканирует тебя и выдает вердикт: вовремя, рано, не стоит никогда.
Было бы гораздо проще,
хотя не факт, что легче.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Постой, пусть закат тебе ляжет на плечи