Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Спит район, на двоих у нас один ритм.


Спит район, на двоих у нас один ритм.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Участники: Daniella Frey & Gregory Grant.
Место: парковка, через дорогу парк, а впереди здание администрации.
Время: 20 января; вечер, 19.00.
Погодные условия: "мороз и солнце, день чудесный", воздух холодный и свежий, небо ясное, ветра почти нет, уже темно.
О флештайме: Грегори был в администрации, а Даниэлла в парке. На эту парковку их привели разные дороги, цели и судьбы. Чтобы подняв глаза увидеть того, кого встретить давно не ожидал. Сколько лет прошло? Пять! Узнали? И если да, то какого черта все эти годы вы даже не звонили друг другу?

Отредактировано Gregory Grant (2014-03-24 16:29:31)

0

2

Я всегда храню людей внутри себя. Так, как будто они могут вернуться в любой момент. Они обволакивают меня, словно пленкой от молока и напоминают о себе какими-то советами. Куда бы я ни пошла – они везде. Мои тайные советники, друзья. Казалось бы, что может быть легче, чем быть одной? Кружить в небе, словно орел и безмолвно наблюдать за тем, что происходит на земле. Маленькие люди, спешащие по своим делам, о чем то заботящиеся. А я... А что я? Мне и в небе хорошо. Нет, на самом деле я не ткач, просто настал такой момент, когда все грани стираются и правда, с вымыслом смешались в один большой круговорот. То ли плыву, то ли лечу, наблюдаю, наблюдаю. Возможно, я желаю увидеть начало чего-то нового или закат так осточертевшего старого, я хочу увидеть хоть какие-то перемены вокруг… в людях, в животных, в природе, да в чем угодно. Но ничего похожего даже на зачатки обновлений не происходит и навряд ли когда-либо произойдет. И все что остается мне, так это представлять себе как я кружу над землей над всеми этими сумасшедшими людишками со своими слишком низменными потребностями и стараться выкинуть из головы все те благие советы своих горячо обожаемых друзей. Но и этого мне не удается, так же как мне не удается избавиться от ощущения преследования. Мне всегда кажется, что кто то дышит мне в затылок и пытается нашептать свое мнение, свою точку зрения в той или иной ситуации, в то время как я стою совершенно одна в магазине, в баре, в парке или на парковке. Я нахожусь одна, но те советы, что всплывают в моей голове каждый раз как мне надо принять то или иное решение не дают мне побыть в абсолютном одиночестве и насладится своим полетом – своим выбором. Все это повторяется изо дня в день, из минуты в минуту, все как в круговороте, изменяется только «копилка советов» она растет как тот богатырь из сказки - не по дням, а по часам. А что мне делать? Мне нечего делать. Мне приходится вновь смириться и взлететь.
Этот день был из тех, когда говорят что человек встал не с той ноги. Когда совершенно незнакомые люди, проносящиеся мимо, радуются, что возможно в твоей жизни произошла трагедия. Это был один из дней, когда хочется послать в ад весь этот мир, да и другие миры тоже. В такие дни хочется побыть наедине со своими мыслями, но как назло в голову не перестают вторгаться чужие слова и поступки. Я иду по парку, стараясь в очередной раз переварить и принять какое-то для себя решение.  Решение, которое по сути нечего не изменит. От него не зависит не моя жизнь, ни чья либо жизнь еще, просто вновь распушив крылья сегодня утром, я хочу, что-то понять для себя. Зачем эта работа, зачем учеба для чего все это - не пойму. Для чего мне сегодня встречаться с Мур, к чему пустые разговоры и переливание жидкости из одной чашки в другую? Для чего мне набивать свою «копилку» очередными советами. Нет во всем этом никакого смысла и в голове моей сплошная неразбериха. Пожалуй, мне нужен человек, который просто возьмет и встряхнёт меня, прокричав «Очнись Дани, очнись твою мать, ты не птица – ты человек, прекрати витать в небесах!». Но таких людей вокруг нет, и я не могу сейчас вспомнить, что бы, когда то был в моей жизни подобный человек. Возможно когда то давно, в другой жизни… в такой далекой, беззаботной и так уже давно забытой и утерянной под грязью настоящего. Но не факт. И смыть всю грязь, что бы найти одно единственное хоть и важное воспоминание не выйдет. Поэтому я продолжаю идти вперед не замечая того как на самом деле поворачиваю налево в направлении разноцветных палаточек с вывеской о продаже и взятии в аренду роликовых коньков.  Для чего сама не понимаю, но в голове вдруг возникает воспоминание, как моя мать учила меня и соседского мальчонку такому нехитрому делу как катание на этих «сандалиях с колесиками». Не счесть сколько раз я падала и разбивала в кровь колени, но ничто не могло сравниться с тем чувством свободы и легкости когда я, наконец, проехала по прямой не налетев на проходящего мимо человека или не врезавшись в рядом стоящую лавочку. Я вспоминаю все те неловкие жесты, и неверные позы я вспоминаю радость, которой хватило бы на сотни взрослых людей, я вспоминаю тот детский восторг и своего друга детства. Пожалуй, сегодня был чуть ли не первый день, когда я вспомнила об этом парне. И вновь в моей голове начинают появляться наставления, на этот раз это наставления этого несносного мальчишки, для меня мальчишки, а для других довольно завидного жениха/партнера/друга (нужное - подчеркните сами). К чему эти воспоминания я не понимаю.
Палатка осталась уже далеко позади а я вышла на пустой пятачок парковки здания слишком смахивающего на то, в котором каждый день сотни людей перебирают тысячи бумажек. Снобы – так я обычно зову этих людей, собственно как и большинство других жителей этой планеты. Однажды и я чуть не стала снобом, но вовремя смылась из Флориды. Сейчас я стою и созерцаю, как в окнах туда-сюда снуют раздраженные этой жизнью люди и на их фоне все мои мелкие проблемы теряют свой цвет. Таким как они я могу выразить только свое сочувствие. Такие как они не знают чувства полета, они не знают вкуса жизни и смысла радости. Я опускаю голову к входу в эту обитель нервов и стресса и вижу, как из дверей выходит мужчина немногим старше меня. До боли знакомый мужчина и в тоже время незнакомый. Что то в том, как ловко он спускается по ступеням перебирая в руках ключи мне кажется знакомым. Умолчу о том что разглядев получше лицо я узнаю в нем того самого мальчонку о котором вспомнилось всего несколько минут назад, это было столь неожиданно что я пару раз стараюсь проморгаться. А в этот момент из моих губ довольно громко прорываются слова:
-Какого черта? Грег?!

+1

3

В пустом коридоре одиннадцатого этажа его встретили занятый лифт, гогочущие наверху голоса и чувство отягощенности, какое бывает только вечером в понедельник после долгого рабочего дня. Создавать первый филиал всегда непросто, конечно, не так кошмарно как поднимать все с нуля, но тоже голова раскалывается на мелкие кусочки. Бумажная волокита, куча документаций, потом подбор персонала. Наверное, в этот момент становилось понятно, что вселенная не зря наделила этого парня желанием все контролировать и управлять. Несмотря на усталость он был счастлив и доволен собой, ведь делал то, что было близкое его душе. То, чтобы написано в нем кровью предков замысловатой вязью. Одиннадцать этажей, это разве проблема? У него не будет одышки или еще каких-то проблем, спасибо занятием с тренером. Напротив, у него появится несколько минут на уединение в которое некому будет ворваться. Он расставит в голове мысли по местам, разложит информацию по полочкам и, возможно, сядет в машину другим человеком. Приятная перспектива, учитывая, что пока есть лишь стойкое желание не ехать домой, к стенам от которых мужчина успел устать.
Говорят, что люди смотрят на луну и видят глаза друг другу, потому что она отражаясь заполняет собой весь зрачок и, вроде бы, взгляд одного уже не отличить от взора другого. Грегори в эту чушь не верил, полагая, что сказками следует кормить малолетних девочек и женоподобных мальчиков, но никак не адекватных взрослых людей. Однако, чистое темное вечернее небо привлекло его взгляд и выудило из подсознания толщу воспоминаний. Тянуло наружу прошлое, когда сероглазый мальчишка сидела на крыше и мечтал о будущем. На высоте нескольких метров легко ощущать себя свободным и вольным, как птица. Мир замкнут в круг, в водоворот событий, и теперь юноша оглядывается назад, чтобы не представлять, а сравнивать. И вместе с этим из глубин детских грез поднимаются и лица. Его школьные друзья, сестры, первая симпатичная сердцу девушка.. дочка мистера Фрейя. Худая, с темными слегка вьющимися волосами и большими глазами. У них была своя долгая история, оборвавшаяся при определенном стечении обстоятельств. Жизнь Гранта так неожиданно повернулась, понеслась и закрутилась, что мальчуган очнулся уже мужчиной. А взрослые, как известно, не плачут об ушедшем времени. По крайней мере, так ему говорили. Так хотели верить окружающие. В этом мире не принято показывать свои истинные эмоции.
Ступеньки перед входом, блестящая в свете фонарей ауди, связка ключей звенящая в пальцах, голос. Голос из прошлого, как злая насмешка над его мыслями. Грант вскидывает голову и впервые за долгое время в его глазах читается отчетливое удивление, несмотря на общую привычную собранность и спокойствие.
- Дэни? - нотки недоверия, голова чуть склоняется на бок, а глаза щурятся. Боги, он делает так всю жизнь, наверное! Но последние несколько лет, будто забыл об этой привычке. - Что? "Черта"? Где ты таких слов на бралась? - В интонации смех и угроза, дурачливое юношеское ворчание. - И почему ты здесь? - Грег вспоминал о ней лишь за вечерними, редкими беседами с её отцом, когда не упомянуть о здоровье Даниэллы было бы грубостью. Обычные вежливый тон, кажется, парень даже не слушал ответа.

+1

4

I hurt myself today
to see if I still feel
I focus on the pain
the only thing that's real
the needle tears a hole
the old familiar sting
try to kill it all away
but I remember everything...
Johnny Cash - Hurt


Я все продолжала лететь, с каждым взмахом моя внутренняя птица набирала все большую скорость, с каждым взмахом она поднималась все выше и выше. Но только в этот раз был поменян маршрут, в этот раз  птица стремилась назад как можно дальше в прошлое в те времена, которые я совсем недавно вспоминала в те времена, в которых все было намного легче. Тогда рядом находились люди, которые тебя не предадут никогда, тогда я сама подобно птенцу находилась под заботливыми крыльями своих родителей. И именно тогда я узнала Гранта. Это был соседский мальчуган, который всегда выделялся на общем фоне своих сверстников. Он пытался казаться взрослым и у него это здорово получалось, но только ни тогда когда они оставались наедине, когда вокруг не было никого кроме меня и Грега мы могли болтать на любые темы и дурачиться по любому поводу. Пожалуй, этот парень был в числе первых, кто мне нравился, как противоположный пол, но мы никогда не переходили границу мы всегда оставались на стороне под названием «дружба». А когда казалось что то и могло выйти, то Дани узнала о плане своих обожаемых родителей и как всегда решила идти им наперекор тогда их общение сходило на нет, да и Грегори собирался улетать во Францию. Они не поддерживали свои отношения, и лишь от своей маменьки девушка могла мимолетом услышать имя этого парня, да и то до тех пор, пока не смылась в Сакраменто. Время закрутилось, мы полетели каждый своим путем, не пересекаясь нигде. Серьезно, я даже не вспоминала его на зимних каникулах, прибывая в отчем доме с его родителями за одним столом. А тут как снег на голову свалился. Пробудил все те веселые воспоминания и своим ворчливым тоном напомнил о вечерах, во время которых я порой присоединялась к нему и, кладя голову на плечо парня, смотрела на звезды, слушая его тихий голос о том, что в школе сегодня вела себя как испорченная девчонка. А что мне с этим поделать я и была такой я, всегда схватывала плохие привычки окружающих, а еще я любила ребячество. Да и мы же были детьми, и я не понимала, зачем Грег пытается казаться старше, если это время настанет так скоро, что мы и заметить не успеем. И что же, я оказалась права. Вот он мистер Грегори Бенджамин Грант собственной персоной стоит передо мной. Весь такой статный и умудренный опытом мужчина серьезный до невозможности и до зубного скрежета. Стоит и щурясь, как и несколько лет назад начинает шутовски отчитывать меня за мое поведение. А я не в силах и слова сказать все еще пребываю в прошлом и вижу перед своими глазами мелкого мальчишку, на которого могла положиться в любой ситуации. Я не замечаю, как мои губы растягиваются в ответной улыбке, а глаза загораются озорством. Я не замечаю, как делаю несколько шагов вперед, а потом бегу и кидаюсь на шею этому мужчине, которого казалось я, никогда и не думала увидеть. Сейчас мне казалось, что мы и не расставались на эти пять лет, сейчас все было, как и раньше на той крыше, но только без звезд. Отстранившись от парня и ударив его кулаком в плечо я, не переставая улыбаться говорю:
- Хэй, мистер Бука, я уже взрослая девочка и буду говорить, как хочу. – Я показываю Грегу язык, явно подтверждая этим, насколько я взрослая. – И это я должна спрашивать, что ты тут забыл. Я тут обосновалась почти сразу, как ты сбежал от наших сумасшедших стариков. Ты бы только знал, с каким упорством они пытались отправить меня вслед за тобой, хотя к черту их вспоминать, как бы тоже не объявились, дай я лучше рассмотрю получше своего друга. – Демонстративно отстранившись от Грегори я складываю руки на груди и хмыкая медленно смотрю на парня снизу вверх. Мда, он изменился, стал более мужественнее, что и следовало ожидать. – Ты неплохо выглядишь Грант, стероиды и пластика сделали свое дело. Ладно, расслабь свои плечи и поведай ка мне, кто же тебя закинул сюда. Что-то я чувствую, что без наших сердобольных родственников здесь не обошлось.

+1

5

В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Спит район, на двоих у нас один ритм.