Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Good morning, daddy!


Good morning, daddy!

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://s9.uploads.ru/Sn61F.png

Henry and Chiara Hunter
Henry's home
13 april 2014

Если бы Генри прочитал документы, которые ему прислали по почте, он бы знал, что у него есть дочь. Если бы он прочитал эти бумаги, он бы так же знал, что 13 апреля эта самая дочь приезжает к нему, и с этого дня будет жить с ним, потому что больше родственников у неё нет. Но Генри ничего такого не читал. Ах да, еще 13 апреля свадьба у его брата.

http://s9.uploads.ru/5bq4m.png

Отредактировано Lola Hunter (2015-02-20 13:39:18)

+1

2

Всю ночь я слушал оперу и писал роман о своих похождениях в Лос-Анжелесе…
К утру мне стало так ломить спину — печатать не стало никакой мочи! Моим исцелением служил всегда кокаин. Я вывел две аккуратные дорожки на кредитной карте и занюхнул. Сразу же закурил. Пепел стряхивал в кружку.
В комнате воняло никотином. Я стучал по клавиатуре и стучал. А рассвет просыпался и просыпался на горизонте…
Спина ныла так сильно — едва удавалось касаться руками клавиатуры. Я плюнул на все и пошел в спальню. Но боль настигала меня даже  там, в полудреме. Я не осознавал — сплю или не сплю. Пришлось обвязать спину шарфом. Я долго ворочался. Потом все-таки отключился.

Через час или два меня пробудил телефонный звонок.
Блядство!
Чарли! Мать его!
Я подошел. Чарли говорил про какой-то костюм, который я должен был ему привезти во что бы то ни стало. Сейчас! Зачем Чарли сдался с утра костюм? Неужели какая-то баба выбросила моего брата голым за дверь? На автомобильную стоянку? А я его последний шанс не шастать голым королем по утру?
Нехотя пришлось подняться... Спина плохо отрывалась от кровати. Еле себя превозмог!
Чарли сраный идиот!
Кряхтя я подошел к шкафу и нашел какой-то костюм. Мятый. Сойдет! Пускай ходит в мятом…
А что если позвонить Дане? Она ответственная! На нее можно всегда положиться… Она привезет Чарли вернее костюм… С такой спиной я вряд ли смогу водить… Дана  — моя выручалочка! Интересно, оформила ли она со мной развод?
Я отправил Дане сообщение и прошел в кухню. Спину ломило ужасно! Я выл от боли! Пришлось вызывать доктора. Я сварил кофе и стал дожидаться скорой.
И вот в дверь позвонили. Кряхтя как немощный старик, я едва поднялся с кресла и поплелся открывать врачу.
Однако в прихожей меня поджидала не помощь скорая, а треклятые копы! Не могу передать, с каким удивлением я рассматривал их значки и униформы! Ебучие копы… Пускай глаза мои повыскакивают! Снова решили прищучить? Придется вызвать еще и адвоката…  День сегодня такой... С вызовом!
— Доброе утро! Вы по какому вопросу? — оскалившись, спросил я.
— Вы повестку из суда получали?
Что поделать — забыл в нужное время явиться в суд и поставить штамп о разводе. Со всеми бывает… Зачем такая бригада копов скопилась у моего дома?
— Да. Но штамп пока не поставил. Виноват. Заеду на неделе. И штраф оплачу, — с недовольством произнес я.
— Мистер Хантер, мы приехали к вам совсем по другому вопросу. Вы ее знаете?— ряды копов расступились. Как по команде. И моему взгляду предстала девчонка.
— В первый раз вижу. Нас ничего с ней не связывает, — уверил их я. Не дай Бог еще одно изнасилование повесят. Когда я пьяный, то творю непотребства. Надеюсь, пронесет… И на этот раз.
— Мы отправляли повестку в ваш офис. И домой. Странно, что вы не читали. Мы привезли вашу дочь. Вы будете ее опекуном вплоть до совершеннолетия, — полицейский замолчал. Увидел, как округлились мои глаза… Я поперхнулся и несколько раз нарочито прокашлял в кулак.
— Заверяю вас, это не моя дочь. Сколько ей? Шестнадцать? Восемнадцать? Мне тридцать три. Я похож на того, кто может быть ее отцом? — я простодушно рассмеялся.
Коп тоже не мешкал. Всунул мне какие-то документы.
— Ознакомляйтесь. Впустите, пожалуйста, нас в дом. Неудобно как-то говорить о таких вещах на пороге…
Я зачитался бумагами… И механически отворил дверь… Не помню, как даже мы оказались на кухне со всей этой сворой.
— Ты дочь Лоры? — с подозрением обратился я к девчонке.
— Когда там твой День Рождения?

Отредактировано Henry Hunter (2014-03-22 17:11:54)

+1

3

вв

   Поверить не могу, что это всё происходит со мной. Как в каком-то страшном сне. Сначала человек в белом халате, со словами: "Я сочувствую, ваша мать умерла, мы ничего не могли сделать" и моё вежливое, детальное объяснение того, куда он может запихнуть своё сочувствие. И потом почти сразу какие-то люди в дешевых костюмах, куча вопросов, какие-то бумаги... Я смотрела на всех исподлобья, и чаще всего молчала, просто желая, чтобы все отвалили и оставили в покое. Я даже ни разу не смогла всплакнуть, верите? Потому что, казалось, всё внимание вселенной сосредоточилось на скромной персоне Лолы Сингер. Или Хантер. Вот уж неприятность...
   Оказалось, что папочка мой всё-таки жив. И наверняка даже не подозревает о моём существовании. Было бы моя воля, не поехала бы к нему. Вот еще... Но кто же меня спросил? Дали день на то, чтобы собрать вещи. День! Им, интересно, самим хватило бы дня для того, чтобы упаковать вещи из квартиры, в которой они жили всю свою жизни? И если ответ "да", то люди ли они вообще? В конечном итоге, я собрала только два чемодана своих шмоток, ноутбук и кое-какие мамины украшения. Остальное - не моя забота. Женщина в строгом костюме голосом, полным сострадания, сказала, что они обо всем позаботятся. Вещи, которые мне не нужны, будут проданы, а деньги перечислены на счет, а в квартиру въедут другие люди, мы ведь её всего-лишь снимали. Короче, не прошло и недели с момента, как мама умерла, а меня уже вышвырнули из квартиры. Теперь я еду в Са-кра-мен-то. Была там разок, когда летом с друзьями ездили в Сан-Франциско. Дыра. Не понятно, почему этот город является столицей шикарной Калифорнии. Ладно, я признаю, могло быть и хуже, но всё же Сакраменто - не мой любимый Нью-Йорк. Единственное, чем выигрывает Сакраменто - это более теплый климат.
   Самолет, затем люди в форме, намного менее приветливые, чем дома, машина, мы куда-то едем. Они пытаются поговорить со мной, но я молчу, и смотрю волком. На душе очень пагано. Ощущение такое, будто на моей жизни великаны сплясали жаркое аргентинское танго. И всё, нет больше жизни, одни развалины.

   Уже с первых минут стало понятно, что папаша мой - тот еще кадр. Повестка в суд для него - обычное дело, и платить штрафы, видимо, тоже. И мамы отличное чувство юмора. Вот этот человек - герой-путешественник? Я вас умоляю...
   - Может быть это какая-то ошибка? - игнорирую горе-отца и обращаюсь к милиционерам. Они меня не слушают. Какой сюрприз. Но ведь на самом деле. Мне даже никто не сказал, как они его вычислили. Может отвезли вообще к какому-то левому мужику? - А экспертизу ДНК нельзя сделать, не? - опять не слушают. Блядство...

   Ухмыляюсь по поводу фразы о том, что нас ничего не связывает. А что может, а? В любом случае, нас уже пустили внутрь. Пока двигаемся в сторону кухни, провожу в голове не сложные математические расчеты. Если ему всего тридцать три, значит с мамой они встретились, когда ему было 16. А маме 26... Ну нихрена себе. Наверное, раньше у него не было этого подобия козлиной бородки, иначе с чего бы мама на него запала?
   - Ты жарил мою маму? Когда там это было? - в тон ему интересуюсь я, понимая, что мои сопроводители переглядываются и с трудом сдерживают ухмылки. Ну а что? Неужели кто-то думал, что я сейчас буду изливать ему душу. Вместо этого прохожу к холодильнику и заглядываю внутрь, будто уже у себя дома. М-да, не густо. - Вы серьезно хотите меня оставить с этим человеком? Я же сдохну от голода.

+1

4

— Может быть это какая-то ошибка? — спрашивает малолетка у легавых. Я согласно ей поддакиваю. Безусловно этот фарс — ошибка. Розыгрыш. Не может быть у меня такой взрослой дочери. Не может.
— Вы меня разыграть пытаетесь? — кричу я, теряя терпение.
Телевизионщики все — чокнутые пидоры. Я снялся в первом сезоне сериала по мотивам своей книги «Настоящий мужик бывает женат дважды». Копы, девчонка и другие черты из табакерки — проделки пиара.
— А экспертизу ДНК нельзя сделать, не? — вступается за меня девчонка. И мыслит она, должен сказать, весьма здраво!
Что ж, я закатываю рукава халата…
— Давайте! У вас же есть дежурная аптечка? — радостно вскричал я! Сейчас мы то и поймаем всех телевизионных аферистов!
Тут то мне и подсовывают эти бумаги из суда. Я верчу их в руках, листаю страницы… Повсюду мелькает имя Лолы Сингер…  Оно из далекого прошлого.
Помню себя шестнадцатилетним юнцом, который ухлестывал за взрослой женщиной. Красивой. Роскошной. С лоском. Грациозной. Она работала журналистом. Я с детства писал рассказы. Именно ей я и отважился дать прочитать их. Лора поверила в меня. Она не говорила, что я безнадежный, никчемный и мне следует повторить карьеру отца, став юристом. Я сбежал к ней от родителей. Перед отъездом в университетский кампус. Лора мечтала, что однажды я стал бы писателем… Мы закрывали глаза, разваливались на кровати в обнимку… И представляли будущее. Оно казалось таким блестящим, таким прекрасным… Что я поверил в него. И поклялся Лоре во что бы то ни стало и «вырасти» писателем.
Откуда только мог взяться этот ребенок?!
С которым мы теперь сидим на гостиной. В окружении копов и бумаг из суда.
— Ты жарил мою маму? Когда там это было? — спрашивает  девчонка пока я ворошу пепельницу… Курить хочется. Никотин помогает мне думать… Я оглядываюсь по сторонам… Горблюсь… Отталкиваю пепельницу в сторону. Потерпеть придется.
— Лет семнадцать или восемнадцать назад. Давненько,  — отвечаю я, возвращаясь к бумагам. Ничего другого не остается как изучить «досье» девчонки. Ее имя — Кьяра Хантер…
Кьяра — героиня одного из моих первых рассказов.
Хантер — моя фамилия.
Удивительное «совпадение».
Пока я прихожу в себя от случившегося — девчонка уже шерстит в холодильнике. Ее явно не научили хорошим манерам. Я ненавижу, когда кто-то ворует мою еду. Наверное, из-за этого холодильник неизменно пуст. Женщины все время норовят слопать все его содержимое. Я хитрее — не оставляю им ничего заранее. Мы заказываем еду на дом.
— Я не питаюсь дома. Нет там ничего, — с пренебрежением говорю я. И вновь утыкаюсь в бумаги. Должно же всплыть хоть одно доказательство, что Кьяра — не мой ребенок. Мне хватает Шарлотты! Я помогаю ей материально! Я не способен проявлять заботу… Я не люблю детей… Я их выкидываю абортом. Я открещиваюсь от них деньгами. Из-за них мне противен Хэллоуин.
— Закажи еду по каталогу. Вон там лежит. Ты какую кухню предпочитаешь?
— Мистер Хантер, раз в две недели к вам будет заглядывать комиссия по попечительству, наш социальный работник. Девочка устроена в школу недалеко от вашего дома. Следите за ее успеваемостью. Если вас что-то не устраивает, подавайте апелляцию в суд. Его решение уже вступило в силу — вы не явились на слушание по неуважительной причине, — офицер надевает фуражку и поднимается с кресла.
— Надеюсь, вы найдете общий язык. Но все же оставлю на всякий случай телефон психолога. Суд также назначил Кьяре посещать терапию один раз в неделю. Первое время. Ну, мы пойем... Всего хорошего, — копы направляются к двери. Мне хочется крикнуть им: «Не оставляйте меня с девчонкой! Что вы делаете?! Спасите!». Но я остаюсь сидеть в кресле — изучать документы.
Слышен стук закрывающейся дверцы. Блядство! Мне подкинули дочку! Я не видел ее ни разу в жизни, а теперь — здрастьте, да, еще и с постоянной пропиской…
Да, и телефон пиликает постоянно. Пиликает и пиликает. Раздражает! Вижу вот смску от Чарли — брат мне о свадьбе сообщает! Дурдом! Свалится же в один день мир на голову…
— Блин, у Чарли сегодня, кажется, свадьба… — удивляюсь я, пододвигая к себе пепельницу. — Куришь?
В воздухе щелкает зажигалка. Я кусаю сигарету.
— Классная у тебя была мама. Отчасти именно ей я и многим обязан. Она поверила однажды, что из меня выйдет славный писатель. Вот я и пишу разную дребедятину. Даже если ты и не моя дочь, все равно можешь покантоваться тут какое-то время. Надеюсь, так я смогу выразить Лоре благодарность. Пойдем посмотрим, где бы тебе бросить барахлишко,— я поднялся с кресла, кивнул  Кьяре: «Эй, следуй за мной» и отправился разгуливать по дому.
Вот уже несколько лет я жил в пентхаусе. На первом этаже располагались бассейн, кухня, гостиная, две гостевые комнаты, два туалета и ванная. Теперь, кажется, я вынуждин делить их с Кьярой... На втором этаже — моя спальня, кабинет, бильярдная, массажный кабинет, комната с моими вещами...
— Тебе кабинет нужен? Где ты обычно работаешь? Мужиков часто домой водишь? Чем ты вообще по жизни занимаешься? — заваливаю я Кьяру вопросами.

Отредактировано Henry Hunter (2014-03-22 20:30:53)

+1

5

Вот и чудненько. С вопросом, когда меня зачали, разобрались, и на том спасибо. - Я заметила, - бурчу себе под нос, потому что холодильник действительно совершенно пуст. Блин, а если захотелось не нормальной еды? Нутеллы там, чипсов, не знаю.. Тогда что делать? Решаю, что, если уж я буду тут жить, то проблему с холодильником надо будет решить. Вряд ли, конечно, я забью его здоровой пищей, но вот сладкой содовой и полуфабрикатами точно. Жить без них не могу. И что за хрень? Каждый раз, как хочется пожрать, бегать к телефону, а затем ждать?
   Прохожу к журнальному столику и беру с него каталог с едой. Оу... Разнообразно. Мама такого не практиковала, хотя ей часто тоже было всё равно, что у нас в холодильнике. Она ела на работе или в своем любимом кафе, напротив редакции, а я ела, где придется, нет, я не жалуюсь. В кафе и ресторанах еда зачастую вкуснее, чем дома. С безразличным видом листаю каталог, а затем кладу на место. Как-то расхотелось есть. Конечно, там много всего, аж глаза разбегаются, но лучше я займусь этим попозже.
   Смотрю вслед мужчинам в форме и кусаю губы. Я не хочу здесь оставаться, с этим незнакомым мужчиной. Я хочу домой. Хочу встретиться с какой-нибудь подругой, и порыдать у неё на плече. Они уходят, и я могу видеть, как вместе с ними уходит мой прежняя комфортная жизнь, к которой я привыкла. Не знаю, как мне удается не кинуться им вслед с криками: "Не оставляйте меня с ним! Спасите!" Я лишь стою, смотрю им вслед царапаю ладошку. Не разрыдаться бы...
   - Мне не нужен психолог, - первое, что говорю, когда дверь закрывается. Затем киваю, когда вопрос заходит о сигаретах. Вытаскиваю из лифчика портсигар, вытаскиваю сигарету и щелкаю зажигалкой. Убираю обратно и выжидающе смотрю на Генри. Он курит прямо посреди комнаты, даже не пытается открыть окно или выйти на улицу. Мама бы уже разоралась... Но ладно, хорошо, какие-то плюсы у этого мужика есть.
   - Кто такой Чарли? - склоняю голову на бок, и размышляю. Если этот Чарли близкий человек для Генри, значит Генри забыл о его свадьбе, и является человеком безответственным. Ну, это всё объясняет. А то я вечно пыталась понять, как у моей идеальной мамы и у героя-путешественника умудрилось родиться такое хуйло, как я.
   - Я сейчас зарыдаю от умиления. Ты кончил? - интересуюсь небрежно, хотя небрежность эта напускная. Ей не стало совсем недавно, и мне стремно думать о том, что её нет. От этого "классная была" вообще захотелось запустить в него какой-нибудь вазой. Идиот. Это же моя мама. Давай, расскажи еще больше хорошего о ней, чтобы мне стало совсем плохо.

   - Я нигде не работаю. Я учусь в школе. Ты мог бы внимательнее слушать тех чуваков, - иду следом за ним, по очереди открывая комнаты. Две гостевые, но какие-то стремные. Еще одна спальня явно жилая, видимо в ней Генри и живет. Не удивительно, она самая приличная в доме. Хотя вся квартира шикарная, такая типа древняя. У нас была поскромнее, хотя тоже красивая. - Мужиков вожу очень часто, практически каждый день, всегда разных, - вру, и аккуратно посматриваю в его сторону, пытаясь понять, как он будет реагировать. Не потерплю, если будет мне что-то запрещать. Хотя, учитывая сигарету у меня в зубах, это не в его характере.
   - Мне не нравятся те комнаты. Можно я буду жить здесь? - смотрю на Генри большими, голубыми глазами. Обычно, впрочем, не срабатывает. Видимо я недостаточно мило выгляжу. Хотя это с мамой. Вдруг тут сработает? Прохожу к окну и выглядываю. Крутой вид. Затем разворачиваю и нахожу на полу кружевной лифчик. - Типа моя новая мама? - брезгливо беру его двумя пальцами за лямку, а затем кидаю в сторону моего горе-папаши.
   - А чем ты занимаешь, кроме того, что заказываешь еду по каталогу и разглагольствуешь о своих бывших? - облокачиваюсь на стенку, скрещиваю руки на груди, но тут же подпрыгиваю. Стена вдруг отъезжает в сторону, открывая еще одну комнату. - О, я вижу, ты извращенец... Можешь не отвечать на мой прошлый вопрос.

+1

6

— Есть передумала? — с насмешливым видом я смотрю, как Кьяра листает каталог еды. Дурочка! Ни черта не понимает в хорошей кулинарии. Удобно же заказывать еду из ресторанов! Зачем питаться всяким хламом? Это дурно влияет на фигуру. У меня и так отросло пивное брюшко — стоило лишь вернуться в Сакраменто. В Лос-Анжелесе меня заставляли придерживаться строгой диеты. Спортом заниматься регулярно. Актеры вынуждены хорошо смотреться на экране и быть желанными.
В каталоге возле блюд указаны содержащиеся в них калории. Никогда не ошибешься, чем можно набить желудок и не сбиться с диеты. Мне вот бухло мешает. Иначе стал бы совсем стройным.
— Правильно! Нужно следить на фигурой, — с торжеством говорю я и одобрительно киваю Кьяре.
— Мне не нужен психолог, — говорит она. Я «расчехляю» перед ней сигаретную пачку и предлагаю прикурить. Рассматриваю Кьяру — едва сдерживаю смешок. Воробушек такой! Вон как нахохлилась… Ба! Пачку еще в бюстгальтер сныкала! Курит, видать, часто… С малолетства портит здоровье. Тратит все карманные на сигаретки!  Недурно. Пускай только не афиширует у психолога свои дурные замашки — мне боком выйдет.
— А я психологов люблю. Сходил бы вместо тебя. Только мне не выдают бесплатных абонементов, — говорю, затягиваясь сигаретой и разглядывая девчонку.
— Кто такой Чарли? — спрашивает она.
— Брат мой старший. Говорит — женюсь сегодня, приходи, приглашаю. Делать нечего — идти придется. Тебе тоже. Все  некуда пристроить. Платье есть с собой приличное какое? — отвечаю. Кьяру сложно назвать кокеткой. Уж больно она ведет себя мальчуковски. Да, и вопросы задает все в лоб. Без прелюдий. Меня это устраивает. Будет проще с ней ужиться. Наверное.
Думалось мне, что будет славно начать, сказав пару слов о ее матери.
— Я сейчас зарыдаю от умиления. Ты кончил?
— Закончил. Кончают иначе. Пойдем дом смотреть, — я морщу лоб. Кьяра со мной словами препираться вздумала. Как будто мы только что начали игру «взрослый-ребенок». Я таких как она примечаю с утра в своей кровати раз в неделю-две. Когда надоедают постарше. Странно, что она ведет себя вот так вот. Как будто я старый. Разве я старый?
Приглашаю Кьяру посмотреть дом. Вышагиваю рядом с ней по коридору — бросаю взгляд в зеркало украдкой. Правда что ли постарел? А, так ночь же вышла поганой! Из-за этого я и такой помятый! Никакой Генри Хантер не старый! Пускай посмотрит на Чарли. С ним и играет в свои подростковые игры.
— Я нигде не работаю. Я учусь в школе. Ты мог бы внимательнее слушать тех чуваков, — говорит Кьяра, пока мы бродим по дому. Я показываю ей комнаты, размахивая тлеющей сигаретой как указательной палочкой.
— А увлечений у тебя никаких нет? — не выдерживаю я схватки с ее упрямством.
— Может ты фотографией там занимаешься? Комиксы рисуешь… В группе поддержки выступаешь? Хотя хуй с тобой. Смотри комнаты. Из двух гостевых выбирай себе одну. Захочешь мебель сменить — позвонишь моему ассистенту. Она решит вопрос.
Двери открываются и закрываются. Туалет. Ванная. Бассейн. Снова туалет.
— Раз в три дня приходят убраться. Иногда я прошу приготовить мне еду. Если хочешь — оставь пожелания на стикере, повесишь на холодильник, — я стараюсь снова стать доброжелательным. Не за чем мне отношения с Кьярой портить вот так вот. Когда она тут прописалась.
— Мужиков вожу очень часто, практически каждый день, всегда разных, — слышится из-за спины голос Кьяры. Я сразу же оборачиваюсь к ней. Совсем с ума сбрендила малолетка! Мужиков каждый день водит! Пиздит как пить дать!
— Ты что проституцией промышляешь? Или «Нимфоманку» посмотрела и решила попробовать всякие беспутства? Блин, ты это… Гандоны что ли используй. Я положу тебе в тумбочку пачку. Почитай в интернете про контрацепцию. Хватал я венерические… Удовольствие на десять минут… А лечения — две недели. Подумай. Спрашивай если что, — отвечаю. Вид у меня все еще, мягко сказав, удивленный. Как будто водой облили! Никак не выходит из головы мысль — шутила она или не шутила. Вдруг на самом деле каждый день кого-то в дом приводит?
— Ко мне часто кто-то заходит в гости, — добавляю я. Чтобы потом Кьяра не выкатила мне претензий.
Тем временем мы уже поднимаемся на второй этаж. Показываю ей, где я сплю.
— Мне не нравятся те комнаты. Можно я буду жить здесь?
Сломать меня еще пытается… Фигушки!
— Поменяй мебель в тех комнатах. Там не хуже.
Кьяра по комнате моей расхаживает. Смотрит все как инспектор. Шерлок Холмс в юбке. Это ей не шоу «Определи будущего полового партнера по шмоткам»! Смотри-ка! Лифчик нашла чей-то… Да, еще и в меня бросила…
— Я разведен. Не помню, чей лифчик, — бросаю его в Кьяру, — На место положи! Авось хозяйка и найдется… Пойдем лучше… 
Кьяра облокачивается на секретную стенку! Блин! Моя потайная комната для пыток!
— Ну, водится за мной такой грешок — не скрываю. Да, я собираю коллекцию кнутов и плеток. Смотри не трогай их! Это тебе не игрушки! Пользоваться ими нужно правильно, знать, куда можно бить, а куда нельзя. Травмы нанесешь серьезные. Я долго учился, — я все-таки позволяю Кьяре насладиться моей коллекцией. Единственное, что мне остается — стараться быть с ней на равных. Комната для пыток моя — чего стыдиться? И крест у стены мой. И «испанский ослик». И крюк...
— Эй, мелкая, пойдем на свадьбу собираться. Чарли не понравится, если мы опоздаем. Он вспыльчивый. Потом посмотришь. Иди надень что-то приличное, душ прими, накрасься, а то выглядишь сейчас как-то не очень.
Сам думаю — скорее бы ее сбагрить. Подобру-поздорову. А сам пока пароль поставлю на защитную систему. Ишь сыщет еще чего-то — потом перед службой опекой выгораживаться. Муторно все это.
— Вообще-то у меня широкий круг хобби. В машине расскажу. Иди одеваться!

Отредактировано Henry Hunter (2014-03-22 22:44:17)

+1

7

- Я не пойду к психологу, - уже немного жестче повторяю я, потому что Генри разговаривает так, будто "тебе не нравится, но никто не спрашивает, дура ты, я бы пошел вместо тебя, но...". Мне это не нравится. Терпеть не могу, когда заставляют что-то делать. И тем более не потерплю, чтобы какая-то телка копалась в моей голове. И без неё знаю, что смерть матери - хуево, но нужно жить дальше. Разберусь. Вены резать не стану, не беспокойтесь.
   - Так ты не только отличный отец, но и замечательный брат, да? - и нет, я его не осуждаю, просто констатирую факты. Осуждать - не в моих привычках. Плюс, если я вдруг начну кого-то осуждать, значит буду являться лицемеркой. Не хочу.
   Мне кажется, Генри старается быть дружелюбным. Мог бы забить на меня, начать заниматься своими делами, но нет же, ходит, всё показывает, пытается поддержать разговор. Не то чтобы я была ему за это благодарна, как цеплялась к словам, так и буду, но всё же... могло быть и хуже, честно говоря. Как никак, он - единственный родной мне человек. Пусть и по крови.

   - Ты это мне рассказываешь про презервативы, да? А что, в ту эру динозавров, когда ты трахался с моей мамой, их еще не изобрели? - хохочу, потому что это действительно смешно. Чья бы корова мычала, Генри. - Выходит, у меня могут быть братья или сестра? Очешуенно. Всегда о них мечтала.

   Генри пытается что-то сказать в своё оправдание, но я его не слушаю. Включаю свет и уверенно захожу в комнату, где стоит приятный смесь запахов дерева и кожи. Всякие штучки-дрючки. Рассматриваю их с широкой, чуть-чуть ехидной улыбкой. Ничего такого не пробовала. Интересно, он часто дома? - Как этим всем пользоваться? - задаю вопрос на полном серьезе, и даже не думаю смущаться. Подхожу к стенке, которая увешана всякими деревянными членами. Да тут действительно целая коллекция! Мне ужасно хочется всё потрогать и рассмотреть как следует, но Генри меня торопит. - Да подожди ты... - фыркаю, и перехожу теперь к картине с голыми женщинами. Подхожу чуть ближе, разглядываю мазки. - Круто! Тебе просто не хочется с ней расставаться, да? Понимаю, - ухмыляюсь и выхожу из комнаты, вдруг решил, что Генри на самом деле чуть интереснее, чем показался на первый взгляд. - И да, спасибо, ты просто душка.

   - Мне обязательно идти? Я там никого не знаю... - очень хочу принять душ, хорошо, что он напомнил. Спускаюсь вниз, к моим чемоданам, и выуживаю оттуда огромную сумку со всякими баночками-бутылочками. "Приличное" платье у меня тоже есть, но я пока об этом молчу. На мой вкус они все приличные, но я понимаю, о чем он. - Только попробуй подглядывать, старый извращенец! - хихикаю и удаляюсь в ванную, на ходу стягивая с себя цепочки и браслеты. Их я кидаю на кровать одной из гостевых комнат.
   Обожаю горячий душ. Упругие струи как будто смывают все неприятности и заботы. Стою под ними целую вечность, потом понимаю, что нам вроде как надо торопиться. Выхожу из ванной, завернутая в полотенце, и снова спускаюсь вниз, к чемодану. Вечером я его перетащу, чтобы не ходить туда-сюда. Но прежде чем взять платье, заруливаю на кухню, оставляя после себя мокрые следы. Выпиваю стакан воды, и только тогда вытаскиваю из сумки платье в чехле и удаляюсь в свою комнату. Собираться я люблю долго и основательно...

+1

8

«Пап, я не пойду в школу завтра» — один раз сказал я как-то своему старику. Он вспылил не на шутку и закричал: «Конечно, Генри! Только на работу завтра я тоже не пойду! Зачем ответственно относиться к своим обязанностям? И послезавтра не пойду. А когда нечем будет кормить семью — я просто руками разведу!». Мне почему-то сейчас приходит на ум этот разговор с отцом. И я смеюсь. Невольно смеюсь.
—  Ладно тебе. Пару раз сходишь, скажешь им, что у тебя все нормально. Отстанут. А прогуливать будешь — может, вообще кого-то сюда зашлют. Нужно тебе это? — отвечаю я, раскуривая сигарету. Станет ли подросток делать то, что ему не выгодно? Едва ли. Кьяра — природный провокатор и манипулятор. Нужно отдать ей должное. Играет моими нервами так, что я уже готов сорваться и пиздюлей ей отвесить! Овца! Сидит, глаза вылупит и начинает гнуть свое «хочу». Задолбала малолетка! Я не заводил тебя! Меня заставили! Будь воля моя — тебя тут не было бы. Абортировать нужно таких еще в зародыше. Но как угадаешь, какой характер будет у дочки, пока она не родится? Выход один — абортировать всех без оглядки. Не нужно Генри Хантеру никакое потомство! Сейчас я как никогда убедился.
Телефон снова пиликает. Вижу сообщение от Даны. Она соглашается помочь мне с костюмом. Отлично! Я не могу терпеть — пишу о «дочке».

Это она делать будет. А то — не будет! Задолбала, ханжа! Убить готов ее я!


— Так ты не только отличный отец, но и замечательный брат, да? — не унимается ханжа.
Вот лежит сигаретная пачка. Швырну в нее сигаретную пачку! Овца! Дрянная овца! Дурная овца! И глаза у нее овечьи! Зачем она достает меня? Где лежит сковорода? Кости как переломаю! Посмотрим, как помычит!
— Брат я поганый. И отец скверный. Где только меня накопали? — смеюсь. Не просто так я в Нью-Йорке на тренинг сходил. «Власть» называется. Нельзя поддаваться на эти дешевые провокации. Я взвинчен ужасно, но держусь. Такое странное чувство… Словно малолетку эту нужно бояться! Заработаю еще первый волос седой!

И вот мы бродим по дому. Смотрим, как тут устроено что. А разговор внезапно скатывается в какое-то половое русло. Ничего не скажешь — отменное знакомство с малолетней дочкой.
— Ты это мне рассказываешь про презервативы, да? А что, в ту эру динозавров, когда ты трахался с моей мамой, их еще не изобрели? — смеется еще. Совсем мозги себе снаркоманила. Если, конечно, у нее они были… Говорить так с отцом!
Люблю присунуть я без гандона! Люблю! Каждый поймет, о чем я говорю. Одно дело ебаться в резинкой — другое без. Разница колоссальная! Но разве это я сейчас и скажу Кьяре?
— У всех оплошности бывают. Порвался один, видно. Таблетку не выпила твоя мама, — бурчу я, —Всегда пей таблетки, если такое выйдет. Их тебе я тоже куплю. Злоупотреблять, конечно, вредно. Но всяко лучше, чем рожать в шестнадцать.
Неловко мне. Назвал Кьяру «ошибкой порванного гандона» —  сам ими вообще не пользовался. Подумает она теперь, что ее никто не хотел (как и было на самом деле, конечно). И зуб еще на меня заточит.
— Твоя мама очень хотела детей! Мечтала о них! Тебе же — рано детей иметь. Хорошо запомни, — спешу исправиться и восстановиться добрую репутацию.
— Выходит, у меня могут быть братья или сестра? Очешуенно. Всегда о них мечтала.
Решаю промолчать. Не знает — крепче спит. У меня дети есть. В отличии от ее мамы… Получается, Лора не вышла замуж? Не устроила жизнь?
— Лора не заводила мужей? — осторожно поинтересуюсь я, туша сигарету в пепельнице (они разбросаны по всему дому, я много курю).

— Как этим всем пользоваться? — спрашивает меня Кьяра, разглядывая кнуты и плетки…
— Женщине не нужно быть верхней. Не понимаю я такого доминирования. Хотя… Статусные друзья подкинули тут интересную сплетенку… Представляешь, многие олигархи любят, когда их страпонят…
Сначала сказал — потом подумал. Кусаю теперь губу. И переминаюсь с ноги на ногу. Не престало мне с Кьярой о таких вещах разговаривать.
— Научу как-нибудь. Сейчас нет времени. Знания эти пригодятся тебе для мер безопасности, — я все-таки не удерживаюсь и снимаю с крючка один кнут… Чисто в руках вертануть…
— Круто! Тебе просто не хочется с ней расставаться, да? — Кьяра подошла к картине. Я отрицательно мотаю головой.
— Кьяра! Хватит! Иди одеваться! Не раздражай меня, — прикрикиваю на нее. И все-таки мне отчасти приятно, что она проявляет интерес к тому, чем я так дорожу. Нола никогда не интересовалась, чем я живу. И Дана… В Лос-Анжелесе, правда, одна цыпочка принесла мне в подарок наручники — как теленок доволен был… Классно порезвился. 
— Кьяра!
И в голове напоследок уже мелькает мысль, что Кьяра может сболтнуть кому-то на празднике: «Мой папа пытает людей». Выйдет дурацки.

— Я никого не знаю и все равно иду! Новые знакомства заводить приятно! Иди в душ! Не тормози! — пытаюсь ее скорее сбагрить в гостевую ванную. Мне самому еще нужно подготовиться… Спина так сильно болит… Невыносимо! Где же доктор?
Слышу, что в дверь звонят. Приехали!
— Только попробуй подглядывать, старый извращенец! — Кьяра хохочет и убегает в ванную. Вот дурка! Нашла, что сказать… Подглядывать мне за ней нужно видите ли. Не смешно как-то. Даже на душе помрачнело. Обидно. Кем вообще она меня считает?
Ах, да, нужно же открыть дверь…

Доктор осматривает меня. Прописывает мазь, советует нанять массажистку и пойти на иглоукалывание. Смогу хоть так расслабляться.
Врач уходит. Я поднимаюсь себе в комнату. Первым делом проверяю систему безопасности. Ставлю пинкод к «секретной стенке». Нечего Кьяре снырять по моей комнате. Я бы и на дверь установил пароль или замок… Нужно заняться этим на неделе.
Принимаю душ. Одеваю новый костюм. Спускаюсь за Кьярой.

внешний вид

http://25.media.tumblr.com/39bc9eb7a5cad7a0b2b0a99ab59bc156/tumblr_mw6b7fpGHT1qzyznvo7_250.gif

— Блин, почему тут пол мокрый? Ты что вытираться не умеешь? — стучусь в дверь.
— Готова? Выходи уже. Чего ты там наряжаешься? Уже пора выходить. И так опаздываем.

Отредактировано Henry Hunter (2014-03-23 00:28:11)

+1

9

- Нет, она всегда вся в работе. Если хочешь, могу потом показать альбом с её статьями. Да и вообще я не думаю, что она принадлежит к тому типу женщин, которые созданы для большой, дружной семьи. Так что, если тебе так нравится, можешь считать себя любовью её жизни, - меня это так злит, причем я не понимаю, почему. Но еле удерживаюсь, чтобы в конце предложения не добавить: dick. - И ты можешь не утруждаться. Она меня не хотела, ты меня не хотел, гандон, тварь такая, порвался. Я знаю. Всё ОК, - безразлично пожимаю плечами. Меня это тоже злит, и тоже задевает. Но пусть не делает из меня дуру. Уж лучше пусть выкладывает всю мерзвую правду, чем заливает про то, как мне все были рады. Я уже успела заметить.

   Сегодня просто замечательный день, полный всяких событий и новой информации. Безусловно, знание о том, что олигархи любят, когда их страпонят, очень пригодится мне в жизни. Вспоминаю это и не могу сдержать смеха. Это прямо картина маслом. Запал на меня олигарх (в это трудно поверить, но все-таки представим), и вот я лежу на его кровати, вся такая соблазнительная, в красивом белье, а в самый ответственный момент достаю из под подушки деревянный член (можно даже папин. Пардон, из папиной коллекции, чтобы олигарху было вдвойне приятно), и томным голосом говорю ему: "Я знаю, что ты на самом деле хочешь!"
   Обожаю наряжаться и краситься. Я в обычной то жизни могу проводить перед зеркалом час, а то и два своего времени, а если нужно выйти куда-то на мероприятие. Всё, тушите свет, собираться я могу целую вечность. Начинается всё с душистого молочка для тела, и заканчивается волосами и косметикой. Чего только стоит одинакого накрасить глаза, завить волосы так, чтобы не развалилось через полчаса, и чтобы не была похожа на пугало, и даже такие нюансы, как разные духи на разные части тела: ваниль на шею и за ухом, а карамель на запястья и на ложбинку между грудей. Сорок минут, и вот уже комната похожа на девичью. Стоит сладковатый запах косметики, и вся уставлено разноцветными баночками.

   Генри пришел очень вовремя. Открываю ему, находясь еще в одном белье, а затем беру две вешалки с платьями и демонстрирую ему. При это держу руки так, чтобы платья меня не прикрывали, смотрю на отца большими, наивными глазами, будто бы я полностью одета, а не в полупрозрачном черном кружеве.
   - Как думаешь, какое лучше? Это или вот это?

первое

http://iv1.lisimg.com/image/3947651/600full-kaya-scodelario.jpg

второе

http://24.media.tumblr.com/d68fb191de531be48b0decaa2b19f0ff/tumblr_mpflrjPQm81qea4dgo3_250.gif

Отредактировано Chiara Hunter (2014-03-23 01:58:25)

+1

10

Мне обидно за Лору. За то, что она так и не устроила личную жизнь. И умерла. В аварии. Я ведь почти ее не помню. Сейчас кажется, что моей главной любовью была Нола. У меня короткая память. Я пропил ее в барах. Теперь совестливо. Перед Кьярой. Своим ребенком.
В заветном электронном файле перечислены имена всех женщин, что у меня были. Их больше тысячи. Я всегда играл на количество, чтобы наполнить свои романы достоверными историями. Авось, моя девочка, Кьяра, хочет стать похожей на маму… Хорошо, что она не знакома с моим творчеством.
— Она тоже была любовью моей жизни, — говорю я, вороша подушки на диване. Вру, конечно. Хочу сделать приятно девчонке.
— Хорошо, что родилась ты.

Кьяра собирается чересчур долго. Стучу кулаком по дверь и вхожу в ее комнату.
— Пахнет вкусно, — стараясь угодить ей, говорю я, — Одевайся давай. Чего в белье сныряешь?
Стоит Кьяра передо мной в одном бельишке. Глупо выходит — отворачиваюсь. А она сует мне две вешалки с платьями! Совет просит. Я не мастер решать за молодую женщину, что надевать ей, а что не стоит. Поджимаю губы, недовольно разглядывая два платья.
— В черном что ли собралась на свадьбу? Это тебе не похороны. Полезай в белое,— вновь отворачиваюсь.
— Чарли кричит громко и противно. Тебе не понравится. Расскажу на всякий случай про всех. Все равно ты — капуша. Итак, у меня не осталось никаких родственников кроме Чарли. Он работает в госпитале хирургом. Сшивает по кусочкам людей. Психика у него крепкая. Чарли был уже женат раньше. Но мне не известны никакие подробности. Мы мало общаемся. На свадьбе еще будет моя бывшая жена Дана. В разводе мы два или три месяца. Не живем вместе два года. Или уже больше. Трудно вспомнить. Ричард наверняка будет. Мой лучший друг. Он тоже писатель. Пьет много. Но это ему лишь на пользу. Бриони приедет. Мы познакомились с ней под завалами в японском городе Тиба. Землетрясение застигло нас обоих на дорожной станции. Мало кто выжил после той катастрофы... Теперь Бриони работает на меня. Я взял ее на стажировку…
Оборачиваюсь к шмакодявке.
— Поехали, хватит наводить никому не нужный марафет. На свадьбе старайся подслушать как можно больше сплетен. Возьми диктофон. Запиши, если что услышишь занятное. Пригодится мне потом для книг, — вручаю Кьяре диктофон.
— И ручку тоже возьми. В ней спрятана видеокамера, — протягиваю ей еще и ручку.
— Свадьба никого не ждет…

Отредактировано Henry Hunter (2014-03-23 15:44:23)

+1

11

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Good morning, daddy!