vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Молния трижды не ударяет в одно и то же дерево.


Молния трижды не ударяет в одно и то же дерево.

Сообщений 1 страница 20 из 28

1

- Марго, Эммет
- клуб Сантана, 14 марта 2014 года, вечер
- Омбра не соизволила отправить скальпель, Эммет тоже стал  в позу и не приехал по приглашению, и тогда его приглашают с сопровождением.

0

2

Внешний вид
Ненавижу, когда из меня пытаются сделать дуру или марионетку, считая, что выше меня, или способнее в чем-либо, или вообще собираясь манипулировать мною, только потому что этот человек мне нужен. Не сказала бы что слишком сильно нужен, но я не привыкла отказываться от своих планов, особенно уже давно расписанных на таких как МакАлистер. Злюсь неимоверно. Понимаю, что не выполнила его условие, но позволять ему диктовать мне условия - я не могу. Это слишком влияет на мой авторитет, не только в Семье, но и прежде всего для себя самой - я не могу себе позволить настолько унизиться, что бы выполнить его условия напрямую. Именно поэтому в его почтовый ящик сегодня утром положили не его скальпель в подарочной упаковке, а изящное приглашение в клуб "Santana" в этот день. Но видимо доктор оказался слишком упертым сукиным сыном, потому что к заявленному времени не появился, и кажется, в принципе забил на мое приглашение и предложение, а такая наглость не могла остаться безнаказанной.
- Луиджи, вызови Чезаре и приезжайте ко мне, вы мне нужны. - Братья Вицци, в конце-концов прописанные в Семье как соучастники, и теперь в период открытых Книг, поданные мной с рекомендацией - а почему бы и нет? отец у них итальянец, служить  умеют верные как псы, и против тех кто со мной никогда не пойдут - ничем не хуже солдат того же Фрэнка - являют собой нетипичный, но ошеломляющий эффект для мафии. И в их преданности не приходиться сомневаться.  Они как отголоски Тени - малоразговорчивы, спокойны как удавы, и совершенно подавляюще  действуют на своих жертв, особенно когда работают вдвоем.
Задумчиво смотрю на футляр на моем столе - что бы не скальпель не затупился, я заказала мастеру футляр, и он так и лежал в моем сейфе, теперь же предстояло отдать его хозяину, если конечно он не упрется снова рогом. Я прекрасно знаю, как будет происходить "приглашение". Двое итальянцев слегка азиатской внешности, приедут в клинику, и перехватят врача на выходе - у Луиджи фотографическая память, а найти фото шотландца не составило труда. Его крайне вежливо, но настойчиво пригласят сесть в черную машину с тонированными стеклами, и не сказав ни слова, и не ответив ни на один его вопрос, привезут к боковому входу в "Сантану". Проведут по длинному коридору без дверей, и постучав...
... поворачиваюсь в тот момент, когда врач входит в комнату, с таким недовольным лицом, что я невольно ощущаю какую-то детскую радость из серии "сделал гадость - сердцу радость".
- Добрый вечер, Эммет. Не хорошо игнорировать приглашения.

+1

3

Конечно, доктор не собирался никуда ехать. Он, кажется, поставил кристально-ясное условие - скальпель должен появиться в почтовом ящике дома по улице Фергюссона не позднее половины седьмого утра. К сожалению, условие это не было выполнено, а идти на уступки Эммет не собирался. Элегантное приглашение было брошено в бардачок машины, когда МакАллистер собрался ехать в госпиталь.
Работы, к слову, сегодня было совсем немного. В основном, как это ни странно, работа оказалась бумажной. Столько отчетов, объяснительных писем, сопроводительных бумаг... доктор, к своему несчастью, терпеть не мог бюрократию, потому и оставлял ее на потом, постоянно откладывая в долгий ящик. И вот сегодня все-таки пришлось заняться бумагами. Почти всю рабочую смену Эммет просидел за письменным столом, ругаясь шепотом и выкуривая одну сигарету за другой.
Вечер не был многообещающим, потому мужчина решил немного задержаться - что бы уж раз и навсегда (жаль, только за текущий месяц) покончить с бюрократией и более не заниматься ею целых четыре недели. Устало отбросив в сторону последнюю папку, он быстро надел пальто и щелкнул замком. Тишина была... поглощающей. Впрочем, здесь, в морге, всегда так. Эммет постоянно был здесь один. Даже санитары - и те заходили только для того, чтобы принести или забрать тело.
- Нечего у меня грабить! - возмущенно произнес доктор, когда возле парковки его взяли под руки двое сомнительного вида мужчин. Сомнительно, впрочем, в понимании самого Эммета, - Кто вы такие?
Однако, ответа МакАллистер не дождался. Его крайне вежливо довели до автомобиля и усадили на заднее сиденье. Как раз в этот момент доктор начал догадываться, кто эти ребята и что им нужно. Ну, надо сказать сразу, это было просто невероятно грубо! Эммет ехал по улицам, глядя на вывески и прохожих, мысленно подбирая как можно более едкие слова, которые, несомненно, будут адресованы чертовой амазонке. Внутри он весь кипел, потому что такое обращение считал недопустимым. С другими - ладно, но с самим собой? Нонсенс!
До места назначения они добрались довольно быстро. Эммет, который терпеть не мог заведения такого рода, и вовсе пришел в бешенство. И тем не менее, показывать этого было нельзя. До поры до времени, конечно, но пока что стоит потерпеть. В конце концов, рассуждая трезво, в чем виноваты эти парни? Разве что только в том, что избрали себе такую гнусную профессию. А, впрочем, за это доктор тоже бы приговаривал к смертной казни.
Его завели в помещение и провели по длинному коридору. Дверь в конце открылась и Эммет жестом был приглашен внутрь. Сделав несколько шагов вперед, он услышал за собой щелчок замка. Прекрасно, просто прекрасно.
Женщина хорошо выглядела. Доктор всегда любил сиреневые и фиолетовые цвета, так что это могло бы несколько смягчить его, мягко выражаясь, негодование, но... не смягчило.
- Говорите за себя, Мария, для меня этот вечер вовсе не похож на добрый, - бросил МакАллистер, глядя в глаза Омбры, - Что вы себе позволяете? Я, кажется, свободный человек и имею полное право на свободу перемещений. Вы в курсе, что это называется похищением? В курсе, сколько за это дает прокурор штата Калифорния?
Эммет вынул из кармана пальто пачку сигарет, и через несколько секунд сверкнул зажигалкой.
- Сейчас мое настроение может смягчить только бокал хорошего виски и скальпель, который должен был быть в моем почтовом ящике до половины седьмого утра, - произнес он, выдержав небольшую паузу. Сказано это было в более спокойном тоне, что сыграло на руку даже для него самого, - И вам нужно поспешить, чтобы успеть дать мне все это быстрее, чем я приму окончательное решение, Мария. Это просто грубо и пошло.

+1

4

О, да доктор разозлен, и кажется даже слишком сильно. Интересно, он не бросится на меня, что бы покусать за то, что  я так оскорбила его величие. Он меня забавляет сейчас, надо сказать. Этакий разозленный хомячок, грозно клацающий зубками и грозящий выбраться из сдерживающей его клетки, и порвать всех окружающих на кусочки. Особенно смешно это смотрится здесь, в этом кабинете, где за спиной у него все еще стоят братья Вицци, да и я далеко не домохозяйка, не умеющая обращаться со своим телом и оружием. К тому же в отличие от вчерашнего вечера, я наконец выспалась, поела, и чувствую себя свежо и бодро. Чего не скажешь о милейшем докторе, и все же он смеет мне еще указывать, что делать. Фыркаю, и коротко киваю на вопросительный взгляд братьев. В принципе, я прекрасно обойдусь уже и без них. Они выходят и прикрывают за собой дверь.
- Знаю, но для этого вам еще нужно доказать похищение, Эммет. А учитывая мое юридическое образование, плюс авторитет и влияние в городе, никак не связанные с моим участием в определенной группе людей, шансов что либо доказать, у вас практически не остается. Поэтому, думаю вам стоит успокоится и возможно даже присесть. - Указываю на кресло, стоящее напротив моего стола, на котором все еще лежит закрытый футляр. В принципе, я его тоже неплохо понимаю - он капризный врач, привыкший работать с трупами, которые, как известно, не возражают. А здесь - мало того что женщина, мало того, что из криминальных кругов города, так еще и жестко ведет свою игру по своим правилам - мало кому из мужчин такое в принципе может понравится.  К тому же я настойчиво пытаюсь добиться от него того, чего ему явно не слишком хочется морально, но вполне устроило бы материально, а договориться с самим собой никак не получается. И со мной сразу договариваться не комильфо - надо поторговаться, отсюда и требования. А мне сейчас главное - и не сдаться за просто так, и не дать ему отказаться от предложенного.
- Позже вы можете спуститься в бар, и выбрать любое виски, хоть всю бутылку. - Пожимаю плечами, и сажусь  в свое кресло, задумчиво глядя на врача, словно и не зная, что ему сказать. Чувствую внезапный наплыв тепла, и чуть дерганно ослабляю воротник блузки - кажется я все-таки не так хорошо отдохнула, как мне показалось.

+1

5

- Да уж я лучше присяду, благодарю вас, - язвительно произнес МакАллистер, приближаясь к столу. Опустившись на стул, он придвинул к себе пепельницу, - Работа, знаете, стоячая.
Эммет невероятно лукавил, ведь именно сегодня он всю рабочую смену провел сидя за письменным столом, но столь "гостеприимное" предложение нельзя было оставлять просто так. В конце-концов, разговор-то здесь явно не трех минут, о чем свидетельствуют хотя бы серьезные методы доставки собеседника. Доктор откинулся на спинку стула и внимательно посмотрел в глаза женщины.
Что-то резко привлекло его внимание, но вот что именно - в этом еще нужно было разобраться. МакАллистер не стал как-то выражать свой интерес и достаточно быстро перевел глаза в сторону, занимаясь осмотром помещения. Это, как видно, был личный кабинет Омбры. Впрочем, далеко не факт, что именно она является владелицей этого заведения - быть может, оно принадлежит ее друзьям или коллегам. Тем не менее, она явно чувствовала себя здесь как дома. Наверняка человек более сведущий в этих вопросах мог бы назвать имя хозяина крупного клуба, но Эммет таковым не являлся.
- И выберу, - кивнул доктор, закончив рассматривать кабинет, - Вы доставили мне некоторое неудобство, Мария. Я намеревался отправиться домой и посвятить время самому себе, а вот общение с вами совершенно не входило в мои планы. Я уже говорил вам, что это чрезвычайно грубо - вот так запросто выдергивать человека из привычного обихода? Наверное, говорил, но повторить не мешает. Чтобы вы запомнили, - МакАллистер чуть заметно усмехнулся, - И где же мой скальпель? Ни слова больше не скажу, пока не увижу его лежащим на столе передо мною.
Доктор, кажется, начинал кое-что понимать. Глаза женщины изменились, изменились почти неуловимо, но опытный взгляд врача (пусть и не такого классического, как всякие там терапевты) мог заметить ускользающее от глаз простого обывателя. Чуть тускловатый взор, что свидетельствует о туманных сновидениях, плюс явные признаки нарушений обмена веществ... в рассудке Эммета родилась чудесная теория, однако выводить ее в свет он не был намерен. Пока что. По крайней мере до тех пор, пока не появятся и другие факты, свидетельствующие о верном выводе.

+1

6

Переживаю наплыв тепла, удерживаясь от острого желания налить себе холодного белого вина, которое все еще стоит на столе, вместе с бокалом. Впрочем, для меня это не редкость - мять  в руках сигарету, не закуривая, или наливать алкоголь в бокал и не пить, просто наслаждаясь запахом - я заметила за собой эту дурную привычку еще после клиники, отнеся на физические изменения организма после достаточно тяжелой для него болезни. Впрочем, будь я не настолько уверена в своих таблетках, я бы заподозрила то, о чем солгала Винчензо, но ведь всего две недели назад я делала тест, который ничего не показал. И черт с ним. Чуда для Гвидо бог видимо не предусмотрел. Провожу рукой по шее, чувствуя выступившую испарину, и наконец справляюсь с собой - нужно проколоть витамины - организм никак не придет в себя после пневмонии, видимо.
- Правильное решение, Эммет. А если вы соизволите опустить глаза ниже моего декольте, вы увидите на столе свой скальпель. - С полуухмылкой наблюдаю за врачом, который с некоторой заторможенностью берет в руки футляр, не узнавая его естественно, но явно узнает свой скальпель, когда открывает, наконец, крышку. Сажусь  в свое кресло, скрещивая руки на столе, позволяя расслабить тонкие длинные пальцы, чуть нервно подрагивающие. Забавно наблюдать за этой трогательной встречей врача с его любимой игрушкой, наверное и я так счастливо выгляжу, когда достаю из сейфа свою любимую винтовку, и глажу ее пальцами в предвкушении взаимодействия, близкого к соитию - воплощению сексуального либидо в энергию смерти - самый странный и завораживающий процесс, от которого можно просто сойти с ума, что бы погрузиться в него сполна. Чуть сглатываю, и отвожу глаза от пальцев Эммета, поглаживающих обоюдоострую сталь, на секунду представляя ее на своей шее - слишком явно, так что снова сглатываю. И подавляю легкое возбуждение. Мужу стоило бы чуть поступиться своей консервативностью... а черт  с ним.
- У вас будет еще время для себя, любимого... Не сомневаюсь, вам больше некому его уделить.

+1

7

- Да, это определенно лучше вашего декольте, - усмехнулся доктор, пропустив едкий подкол мимо ушей. Придвинув к себе коробку, он несколько мгновений с недоумением смотрел на нее, словно поражаясь женской типичности. Красивая упаковка, которую явно могла устроить только женщина, не привлекла его внимания настолько сильно, насколько это могло провернуть ее содержимое, - Чудно, чудно...
Эммет аккуратно раскрыл коробку и нежно, словно младенца из люльки, вынул на свет божий свой скальпель. Инструмент лег как влитой. Медицинская сталь приятно холодила руку. Доктор уже, казалось, успел позабыть это приятное чувство, когда держишь в руках свой собственный, идеально выверенный и подходящий тебе клинок.
- Я слишком упрям для того, чтобы делить с кем-то свою бесценную жизнь, - отрешенно произнес МакАллистер, глядя на отражение ламп на грани скальпеля, - Даже слишком упрям. Однако, вас эти подробности не касаются, Мария. Теперь, когда мой инструмент вернулся ко мне... - доктор едва заметно усмехнулся, - Да, черт побери, вам повезло и я все еще готов подумать над вашим предложением.
Мужчина был почти всецело поглощен созерцанием заветной вещи, однако "почти" - это ключевое слово. Тем не менее, краем глаза он успел заметить, как Омбра вытерла пот на шее. Жарко? Нет, отнюдь нет - кондиционеры работали превосходно. Это ли не есть еще одно подтверждение теории доктора, что родилась буквально несколько секунд назад? Вряд ли эта женщина переживает из-за присутствия здесь самого Эммета, а раз переживания и жару можно отмести в сторону, то остается только одно - вновь все те же нарушения в работе внутренних органов. Круг сужался, и гипотеза МакАллистера все еще оставалась в ее центре, как, возможно, не самая вероятная, но зато самая интересная.
- Подумать только, Мария, вы даже отдавали его в профессиональную чистку, - улыбнулся доктор, вернув взгляд к клинку. Скальпель молниеносно заходил между его пальцами, в несколько мгновений перемещаясь от большого к мизинцу и обратно. Эммет любил делать так, когда этого никто не видел, но сейчас ситуация была особенной... слишком долго приятная прохлада своего инструмента не касалась рук МакАллистера, потому можно позволить себе кое-какие вольности. Мужчина в последний раз перевел скальпель из одного конца ладони в другую, а затем одним движением прочно вложил его в эту же руку, достаточно сильно обхватив пальцами. Сильно, и в то же время легко - так, пожалуй, как учат держать шпагу в одном старом черно-белом фильме, - Или вы чистили его сами, а?
Эммет вновь улыбнулся, складывая руки на столе.

+1

8

- Ну если вас это интересует больше, не посмею соперничать. - Ухмыляюсь, с интересом наблюдая за его манипуляциями со скальпелем - он  и правда напоминает мне все те нежные прикосновения, которыми я всегда сопровождаю "общение" со своей винтовкой. Той, которая давно и успешно исполняет все мои прихоти, работая и под дождем и на воде и под водой, и даже в пламени - тот самый, первый подарок Дона Антонио, все еще остающийся при мне, хотя ее давно уже сменили в этом деле пистолеты и более новая модель винтовки.  Но та, первая, самая любимая и самая дорогая для меня... она как этот скальпель для врача, который словно с ума сходит, получив в руки свой инструмент, который не держал  в своих пальцах четыре года.  И теперь как ребенок радовался его возвращению в свои руки.
- Упрямство порой не самое страшное, что может случится. - Слегка ухмыляюсь, и откидываюсь на спинку кресла. Все же самочувствие у меня не самое лучшее - гадкое надо сказать ощущение. Надо отдохнуть хотя бы пару дней. Но заикнуться сейчас Гвидо о том, что нужно пару дней отпуска, практически невозможно - муж занят поиском Энзо, и пока это его навязчивая идея, которую, после нападения на наш дом, я полностью поддерживаю,  - да и проблема с евреем, еще не полностью решена, а по хорошему- вообще застопорилась. Не самое приятное сейчас время для отдыха, тем более, учитывая насколько негативно Гвидо в принципе относится к отсутствию в городе.
- Его просто никто не использовал. - Тянусь все же к бокалу, и делаю пару легких глотков, чувствуя облегчение.

+1

9

- О, дело в том, что вас я видел вчера, а вот этот скальпель на протяжении четырех лет находился невесть где, - коротко улыбнулся Эммет, по-прежнему разглядывая остро-заточенный клинок. Красота металла, и правда, завораживала, - Впрочем, если вспомнить ту ночь в моей секционной - да, это было весьма волнующе.
Доктор, внешне все свое внимание посвящая инструменту, тем не менее не переставал следить за жестами и движениями женщины. Определенно, все сходилось к одному. Нет, разумеется, все эти замечания по отдельности не представляли совершенно никакого интереса - но вот так, в одно время и в одном месте, плюс эти характерные черты людей, у которых... впрочем, не будем делать поспешных выводов, все же - не будем. Хороший врач тем и славится, что тщательно исследует все возможные исходы событий, поставит совершенно точный диагноз и одним метким ударом избавится от патологии. Правда, в этом случае избавляться не нужно, но... так говорится.
- Вы просто плохо меня знаете, - усмехнулся МакАллистер, - Такого упрямца надо еще поискать.
Жажда. Теперь еще и жажда прибавилась к списку аргументов, которыми оперировал доктор. И вновь - ничего особенного, если бы не прочие факторы... и заметное облегчение, что настигло женщину после того, как она все же выпила вина из бокала. Однако, всякий доктор сказал бы Омбре - пить сейчас вино крайне не рекомендуется. Мужчина вновь едва заметно усмехнулся. В целом, пожалуй, диагноз можно было выносить. Как уже говорилось ранее, по отдельности каждый из этих невинных жестов не стоит выеденного яйца, но вкупе - это даже не патология, это нечто большее.
- Выпейте лучше воды, Мария, она утоляет жажду не хуже, но ребенку не повредит точно, - Эммет поднял глаза к женщине и улыбнулся, - Но сейчас не об этом. Так какие, вы говорите, у меня будут условия работы?

+1

10

Хорошо, что успела поставить бокал на стол и проглотила вино - иначе бы неизбежно подавилась бы и облилась им. Сжимаю разжимаю пальцы на руке, и несколько секунд осмысливаю сказанное им - ну он действительно проницателен, или у меня все мысли написаны на лице? Я готова спорить о  своей мнимой беременности до хрипоты, просто потому что это просто отравление, обезвоживание или переутомление, но никак не оплодотворенная яйцеклетка, которая решила со временем превратиться в полноценный эмбрион. И точка. Тень так сказала. Хотя Тень сама уже ни в чем не уверена, и думает о том, что стоит пожалуй сходить  к врачу на консультацию. Нет, не стоит! Этого просто не может быть и все.
- Оставьте ваши дурацкие шутки для ваших пациентов, Эммет. - Сжимаю губы, чувствуя что они практически превратились  в узкую полоску. Завтра же съезжу к своему врачу, чтобы опровергнуть прежде всего для себя самой даже возможность подобной возможности. Чуть ежусь, когда организм решает перейти из стадии перегрева в стадию заморозки - пальцы чуть подрагивают. Сцепляю зубы - нефиг. Это всего лишь игра подсознания, забавно реагирующего на предположение врача. Хотя какой он врач-то? Трупорез да и только. - Контрацепцию еще никто не отменял.  - Последняя фраза уже звучит больше для меня самой, потому что внезапно начинаю нервничать от его предположения. Чертов патолог!
- Какая умилительная встреча - трупорез и его скальпель. Даже можно кино снимать, будет просто аншлаг на премьере.  Ухмыляюсь, решив подыграть ему и по язвить вдогонку. Так, чисто для своего удовольствия.  И что бы отвлечься от не нужных мыслей, которые сейчас как настырные мухи кружатся в голове, заставляя терять нить размышлений.
- Вы продолжаете работать  в небольшом частном морге - ничего экстраординарного, обычные процедуры.  Получаете вот столько... - Пишу на листке бумаги достаточно крупную цифру, и подталкиваю его Эммету. - И дополнительно, за каждое отдельное дело, которое нужно будет сделать, еще премии... Для полиции вы чисты, никакого криминала не будет. Все тихо и чинно.

+1

11

- Шутить об этом было бы странным даже для меня, - усмехнулся доктор, продолжая вращать в руках свой скальпель, - Контрацепцию, вы правы, никто не отменял, но... обвинять меня во лжи только из-за того, что вы там не усмотрели за своим мужем - это несколько нечестно, вы не находите?
МакАллистер больше не отрывал взгляда от женщины, от ее глаз, а руки его, тем временем, не останавливаясь перегоняли инструмент от большого пальца к мизинцу, и обратно. Темп все нарастал и нарастал, и вот меж пальцев доктора уже блистает серебряная молния, и невозможно уже разглядеть в ней небольшой скальпель. Зрелище, по истине, должно было завораживать зрителя неискушенного. Омбра, конечно, наверняка могла не хуже, а может быть даже и лучше, но это было совершенно не важно. В конце-концов, Эммет не собирался красоваться, просто ему нравилось это делать. Такому приему МакАллистера научил один боцман, который всюду таскал свою коллекцию ножей.
- Трупорез... - мужчина улыбнулся, глядя в глаза Омбры, - Мария, Мария... вы невероятно грубая и невежественная девчонка, - доктор остановил неистовые перемещения скальпеля и свободной рукой придвинул к себе бумажку с обозначенной суммой. Несколько секунд молча глядя на нее, Эммет широко улыбнулся. Надо добавить, что рассчитывал он на гораздо более меньшее. Такие ежемесячные выплаты могли бы с лихвой компенсировать нечистую совесть МакАллистера. Кроме того, эти премии... да, определенно, дело имело смысл, - Ну, с чисты, это вы загнули... ни один человек, вскрывающий трупы вне стен официальных моргов или частных клиник, что, кстати, тоже подвергается весьма частым проверкам, не может быть чист перед законом. Впрочем, я готов закрыть на это глаза.
Доктор говорил, отвлекая внимание женщины на свои глаза, а вот руки его занимались совершенно иным. Прикрывая всю операцию левой рукой, правой доктор аккуратно - неслышно и очень осторожно - вырезал буквы на дубовой поверхности стола. Он посчитал это весьма забавным, или просто хотел оставить свой след - истории этого не известно. Тем не менее, пока Эммет говорил свое последнее предложение, на столе уже красовались мелкие неглубокие буквы: "БЕРЕМЕ"
- Полагаю, я должен уволиться из госпиталя, так? - безобидно поинтересовался МакАллистер, - Мне ведь нужно будет проводить время в вашей секционной?

+1

12

Чертов трупорез! Меня всю передергивает при мысли, что  я могла не уследить за своим мужем. И дело не в том, что Гвидо мог обнаружить запертые в сейфе таблетки - тогда бы я как раз первой узнала бы о том, что он обнаружил мои контрацептивы - скорее всего корчась на полу с парой пуль в ногах - Гвидо вряд ли так просто простит мне слитые к черту попытки завести еще одного ребенка, особенно после моих же собственных слов о желании иметь второго ребенка от него. Только он подзабыл, что сказано это было давно и многое уже изменилось с тех пор.  И дергает меня от того, что я просто могу представить себе, что мой муж, за которым я бы не уследила - просто ушел налево. Пальцы сжимаются в кулак на мгновение, и очень хочется полезть в ящик стола за пистолетом, чтобы пристрелить чертового патолога - слишком сильно он меня сейчас донимает, хотя и странно, что будучи достаточно хладнокровной к его провокациям четыре года назад, сейчас я оказалась слишком удачной мишенью для них и даже понимая это, я все равно бешусь, не в силах справиться с собственными эмоциями. А ведь я понимаю, что этот чертов старый шарпей, нахер никому в постели не нужен кроме меня. Так какого черта бешусь? Делаю еще глоток вина, предварительно заставив себя разжать пальцы, и расслабленно положить руку на стол.
- Еще одна фраза в сторону моего мужа, моей семьи... и не по делу, и вы сами окажетесь на своем столе, Эм. - Несдержанность рвется через край, но я все еще пытаюсь с собой справиться, потому что это не правильно, так быть не должно. Это не достойно Омбры. Вздыхаю, и успокаиваюсь немного, вспомнив о своем собственном втором я.  - Вы можете оставаться в своем госпитале, если считаете нужным. Просто  в частном гораздо легче оборудовать вам хороший кабинет, чем объяснить властям, с чего вдруг улучшается кабинет в государственном госпитале, и не привлечь к этому излишнего внимания. - Смотрю ему в глаза, чувствуя как постепенно остываю. Все же только что сама сказала, что не п делу разговоров не будет, и так наверное будет лучше.

+1

13

Доктор тщательно и чрезвычайно осторожно вырезал остальные буквы. Особенно важным здесь представлялось то, чтобы женщина ни в коем случае не заметила надпись раньше времени. Получится глупо и скучно. В идеальной ситуации, Эммет уже скроется за дверью, а еще лучше уедет домой, когда Омбра наконец подойдет к столу и заметит какие-то штрихи на дубовой поверхности... МакАллистер искренне считал, что раз женщина не хочет принимать истину устную, так пусть примет письменную. В самом деле, сомнений-то у него совершенно точно не оставалось. Диагноз был поставлен точно, не хватает только результатов анализов.
- Вот видите, вы опять, - усмехнулся Эммет, - Опять я лишь констатировал факт, а вы пытаетесь выместить свою досаду на мне, - доктор прокрутил в руке скальпелем, и повторил, - Невероятно грубая и невежественная девчонка.
Мужчина бросил еще один короткий взгляд на бумажку с записанной суммой.
- Пожалуй, я покину гостеприимные стены госпиталя Святого Патрика. Это, знаете, будет несколько неудобно... там проводят проверки и так далее, не думаю, что это пойдет на пользу вашим темным делишкам, - МакАллистер перевел взгляд к глазам Омбры. Ее смятение, которое было определенно вызвано информацией о внезапной беременности, выглядело достаточно забавно, - Я привык к своему рабочему месту, однако готов поступиться им ради удобства. И, в самом деле, не слишком то прилично выглядел бы мой кабинет по сравнению с кабинетами остальных моих коллег. Я, знаете, человек совестливый... - Эммет издал легкий смешок, - Если, конечно, это для вас что-то значит. Ладно, давайте к делу. Как там у вас, в мафии... расписываются кровью?
МакАллистер вновь широко улыбнулся. И, пожалуй, именно сейчас его улыбка вновь стала похожа на тот оскал, которым он блистал в секционной - во время обеих встреч.
Доктор твердо взял скальпель в руку. На ровной дубовой поверхности стола были вырезаны четкие буквы, которые складывались в одно-единственное слово: "БЕРЕМЕННА". Эммет прикрыл надпись рукой и вновь улыбнулся.

0

14

- Не сходите с ума, доктор. Я не Дьявол, что бы вы расписывались кровью, да и вы  - не Фауст, и душа ваша не так много стоит. К тому же мне нематериальные сущности не нужны в принципе. - Мне снились сны. Странные, не похожие ни на кошмары, ни на простые сновидения. Скорее, они были похожи на чью-то жизнь, которую прокручивают перед моими глазами. Может быть даже не одну… Отчего-то я твердо знала, что стоит мне проснуться — как всё забудется. Забудется до тех пор, пока не придёт время вспомнить. А когда оно придёт и кто решает — настало это время или ещё нет — неизвестно.
В нём я чувствовала тоску, словно кто-то грустит по давно ушедшему лучшему другу. Ушедшему, чтобы вернуться. Но этот миг всё откладывается и откладывается. Надежда, когда-то лившаяся полноводной рекой, тихо усыхает. Теперь она напоминает разве что редкую капель. И каждая из капель может оказаться последней. Мне самой вдруг стало неуютно и муторно. Я невольно потянулась к тоскующему, желая утешить и ободрить. В ответ повисло недоумённо-напряженное молчание и…
.. я ощутила на себе внимательный взгляд врача, который, кажется все еще ждал нормального ответа, а не очередного язвительного выпада.
- Я не люблю отвлекаться от дела на посторонние вещи. Если вы захотите поговорить со мной о литературе за чашечкой кофе, мы можем сделать это после того, как завершим обсуждение сотрудничества. - Тут же захотелось взять указку или линейку и постучать ею по столу, чтобы образ училки был полноценным, особенно под язвительным взглядом Эммета, который что-то шалит на моем столе. Впрочем, он скорее скальпель затупит, чем пробьет массив крепкого дуба, или что он там делает?
- Совесть для меня многое значит, но у нас с вами слишком разные понятия о совести. - Снова отвлекаюсь от его рук и смотрю в глаза. - Впрочем, могу предложить вам еще один вариант. Вы остаетесь в госпитале, но на дополнительном окладе - Киваю на бумажку на столе. - И при необходимости вав будут отвозить в нормально оборудованный кабинет. Сумеете подготовить мне список необходимого оборудования?

0

15

- Люди гибнут за металл... - с усмешкой процитировал доктор. Впрочем, цитата эта как раз принадлежала Мефистофелю, а Фауст, что являлся его слушателем, ответил совершенно иначе, - Откуда вам знать, не сгожусь ли я за Фауста? Вот вы, тут и говорить нечего, прекрасно подходите на роль его искусителя. Маните меня бренным златом, что, признаться, имеет надо мною власть. Я, как вы верно когда-то подметили, привык к другой жизни и прекрасные стороны жизни нынешней по достоинству оценить не способен.
Эммет широко улыбнулся, убирая скальпель в футляр. Едва только завидев его, МакАллистер сразу решил, что заберет вещицу себе. В самом деле, не хочешь отдавать - подавай в чем-нибудь другом. Аккуратно уложив инструмент на подложки, доктор закрыл крышку и щелкнул миниатюрным магнитным замком.
- Как вы сказали? - переспросил мужчина, - Поговорить с вами о литературе? - он достаточно язвительно усмехнулся, - С вами? Увольте. Вы дочь фермера, или что-нибудь в этом роде, откуда вам знать хоть что-то о той литературе, что знаю я? Откуда вам иметь мнение о тех абзацах, что читал я? Нет-нет, Мария, я пас... - Эммет улыбнулся, вновь показывая зубы, - Коль желаете говорить о прекрасном, то лучше вам подыскать другого собеседника. Я буду смеяться.
МакАллистер убрал коробку в карман пальто и поднялся на ноги, аккуратно задвигая стул за собой. Свет тусклых ламп, что довольно ярко отражался на лакированной поверхности дубовой столешницы, не даст женщине разглядеть произведение Эммета с той позиции, что она занимает сейчас. Пожалуй, как рассчитал доктор, для этого ей придется зайти с другого ракурса и подойти ближе. Тем лучше.
- Совершенно разные понятия, - кивнул мужчина, заложив руки за спину, - И, видит бог, меня это вполне устраивает. Право, меньше всего на свете я хотел бы считать ваш образ мышления правильным и не вызывающим отвращения, - доктор обошел стол и сделал несколько шагов в направлении женщины. Остановившись в нескольких футах от нее, он выставил правую руку вперед для традиционного рукопожатия, - Однако, я могу считать переговоры завершенными. Завтра я уволюсь из госпиталя, так будет намного удобнее. Если у вас остались замечания, то лучше высказать их сейчас, Мария.

+1

16

- Ваша жизнь в любом случае измениться, Эммет. Это неизбежно. И не стоит обманываться, - Пожимаю плечами. Прописные истины в моем исполнении наверное очень смешно смотрятся, но задумываться про это я как-то не привыкла, потому не собираюсь это анализировать даже со стороны,  к тому же меня сейчас беспокоят совсем другие проблемы. Устало прикрываю на секунду глаза, и выдыхаю, остро чувствуя аромат белого вина из бокала, который все еще стоит на столе. Но пить я не собираюсь больше. Лучше воды достать из бара, но для этого мне надо дойти до него, а пока не испытываю острого желания покидать свой кабинет.
- Действительно, откуда дочери фермеров с дипломом Римского университета знать о литературе, которую читает сын хирурга и медсестры. - коротко выдаю свою осведомленность о его родословной. Он меня правда обидел и оскорбил. И жутко угадал с тем, какое у меня происхождение, но с другой стороны, он только что зацепил известную всему миру итальянскую мнительность - слишком сильно захотел показать мою необразованность.  Это неприятно и вызывает острую реакцию. Резко поднимаюсь  с кресла, едва удерживаясь от желания ударить наглого врача.
- У меня только одно замечание  - вам придется еще задержаться ненадолго. - Ухмыляюсь, и нажимаю неприметную кнопку на столе - дверь запирается легко  и непринужденно. - И поддержать разговор... на моем уровне. - Ухмыляюсь. Мне просто интересно - как долго ему хватит ерничанья.

+1

17

- О, какие предсказания... - мужчина едва заметно усмехнулся, - Моя жизнь не изменится до тех пор, пока я сам этого не пожелаю. Это истина, сокрытая под толстым слоем стереотипов. Человек меняет ситуации, а не ситуации человека.
Доктор пропустил мимо ушей реплику женщины о дипломе Римского университета. У него было свое мнение на этот счет, но ведь нельзя же сразу метать все карты на стол! Необходимо было приберечь свою язвительность до более подходящего случая, а растрачивать хорошую фразу вот так просто - наобум - это пошло. Доктор искренне считал, что лучше уколоть дважды, но с промежутком, чем дважды, но одновременно.
С улыбкой мужчина перевел взгляд на свою правую руку, что также одиноко висела в воздухе перед ним. На этот раз Омбра отказалась пожать ее, что явно выглядело как обида. На что? О, вероятно, укол Эммета все же достиг цели. Можно было подумать даже о том, что слова о фермерах попали точно в цель, что не могло не радовать старого упрямца. Жаль, конечно, что это были лишь предположения.
- Доктор медицины, Мария, доктор медицины... - произнес Эммет, не переставая улыбаться, - Уверен, вам тоже можно дать докторскую степень. Доктор Смерти - как вам, Мария? Вы убиваете, я - исцеляю. Как странно.
МакАллистер убрал руку за спину и собирался уже покинуть стены этого гостеприимного заведения, как вдруг до его слуха донесся тонкий щелчок. Доказательств не требовалось, потому что в это же мгновение женщина озвучила свои намерения. Надо же. Эммет медленно повернулся к Омбре, на его губах вновь играл улыбка, больше похожая на оскал.
- Дочь фермера всегда остается дочерью фермера, не так ли? - с интересом выговорил доктор, глядя в глаза женщины. Жаль, конечно, растраченной фразы, но более удобной ситуации может и не быть, - Римский университет...  - усмешка, проскользнувшая на губах Эммета, завершилась блеском в глазах, - Скажите, Мария, по скольким дисциплинам вы получили отметки нетрадиционным способом? Сколько раз вам приходилось ложиться под преподавателя?
МакАллистер получал непередаваемое удовольствие от невероятного раздражения и гнева, что в это же мгновение разгорится внутри его собеседницы. Ему нравилось задавать такие вопросы, отвечать на которые люди не любят. Можно, пожалуй, сказать, что доктор Эммет МакАллистер любил и умел раздражать людей.
Сейчас он был абсолютно безоружен перед Омброй, но как знать - успеет ли она предпринять что-нибудь, пока мужчина за считанные мгновения вынет из новенького футляра свой старый скальпель? Но нет, нет... не нужно крови.

+1

18

Вот здесь он несколько просчитался. Вопросы о количестве нетрадиционных оценок задавали мне так часто, что  именно к ним у меня выработался свой защитный иммунитет. Так что уколоть достаточно сильно он вряд ли меня мог. Цепляло больше пренебрежение к моим умершим родителям, неудавшимся фермерам, погибшим именно из-за любви к своей земле, своим виноградникам, и это наверное было самым неприятным. Их дочери достался не только талант убийцы, но еще и двойная доза везения в бизнесе, вот только  к земле она предпочитала не прикасаться, не желая повторить их судьбу. И именно поэтому в моих инвестиционных документах никогда не было места сельскому хозяйству во всех его видах.
- Единожды, Эммет. Но не удержалась - очень уж хорош был преподаватель. - Ухмыляюсь выражая своим лицом удовольствие от воспоминаний. Был на мне такой грех - соблазнение преподавателя римского права в университете, но отношения долго не продлились, слишком боялся красавчик, что  его попрут из университета за роман со студенткой, а мне хватило галочки напротив его имени, и поставленной оценки, хотя с римским правом у меня и без этого не было проблем, но оскорблять мужскую гордость преподавателя расставанием было бы жестко, а потому я позволила ему думать, что постель была для получения оценки.  - А так, в принципе, необходимости не было. У меня вполне хватало времени между убийствами, что бы учиться. - Пожимаю плечами, и снова возвращаюсь  в свое кресло, слегка опуская его - мышцы ноют, и слегка подкатывает слабость. Может он и правда прав, а тест соврал?
- Скорее Ловчий Смерти, если вы так любите раздавать громкие звания, Эм. Вас ведь тоже сложно назвать доктором вопреки вашему пафосному званию. Вы ведь не клятву Гиппократа теперь держите... а скорее уж клятву Аиду.

+1

19

- Я так и думал, - усмехнулся МакАллистер, - Учеба и убийства. Сотворение и разрушение. Какая низость морали, Мария, какая низость... - доктор картинно покачал головой, сокрушенно и неловко улыбаясь, - И на кого же вы учились, позвольте поинтересоваться? На агроинженера? Впрочем, нет, там бы вы одним преподавателем не отделались... - Эммет вновь усмехнулся, - Если, конечно, вы не лжете мне.
Мужчина позволил себе немного расслабиться. К сожалению, второй его укол цели не достиг - однако, с другой стороны это было скорее к лучшему. Какой смысл хранить оружие, от которого толку что от детского пистолета? Доктор не любил неопределенности. И еще он не любил сюрпризы. Все же, пожалуй, неудача была к лучшему - иначе неудача в будущем стала бы весьма неприятным сюрпризом для самого МакАллистера.
- Отчего же, Мария, - улыбнулся Эммет, - Разве не знаете вы основные цели патологической анатомии? - доктор оценивающе взглянул на женщину, словно намереваясь одним точным движением, как он обычно это делал, вскрыть ее тело и приступить к изучению внутренних органов, - Несчастные, Мария, уходят первыми. И этих первых мы разбираем на кусочки. Вы знаете, для чего это делается? Для предотвращения, Мария. Для предотвращения... - Эммет повторил последнюю фразу, явно желая придать ей достаточно сильное значение, - К моему глубочайшему сожалению, в нашем мире нельзя проводить исследования на живых людях, как это делали нацисты. Очень действенный метод. Мертвые клетки, хотим мы того или нет, проявляют несколько иную реакцию. Лечить живых, основываясь на знаниях о мертвых, тем не менее, с каждым днем становится все проще и проще, - МакАллистер выдержал небольшую паузу, с улыбкой глядя в глаза своей собеседницы, - Впрочем, для чего я вам это рассказываю, мадам Ловчая Смерти, любительница громких титулов - ведь вы, никто иной как вы, нуждаетесь в моих услугах. Вам ли не знать ценность исследования патологий? Разумеется, мои знания и умения нужны вам лишь для того, чтобы извратить их и поставить на службу своим черным делишкам, но... врач всегда остается врачом, доктор всегда остается доктором. И убийца, Мария. Убийца всегда остается убийцей. Какими бы праведными ни были его, то бишь ваши, стремления.

+1

20

Я не претендую на иные звания, Эммет. Это вы награждаете меня ими. И я не пытаюсь скрыть свое занятие, как и не скрываю того, что убиваю за деньги достаточно давно.  Хотя сейчас могу себе позволить не брать заказы. Но если бы не такие как я, Эммет, вам пришлось бы монотонно вскрывать обычные бытовые трупы и ненавидеть свою работу за монотонность и однообразие.   - Ухмыляюсь, похоже змея исчерпала свой яд, или просто изначально пошла не по тому пути. А может быть  я слишком устала, что бы бросаться на врача с обвинениями, кулаками или отвечать на его выпады не менее острыми и тонкими. Хотя надо сказать, у меня просто не хватает обиды на мир, чтобы вот так колоть неустанно, словно заостренной рапирой.  Вместо того, чтобы просто попытаться понять мотивы друг друга и найти золотую середину в общении.
- Скажите, чем вас так обидел окружающий вас мир, что вы так ополчились на него? - Склоняю голову к плечу, и все-таки беру в руки бокал, что бы хотя бы чувствовать влагу рядом, потому что кажется - во рту поселилась пустыня Гоби. Или Сахара. Не суть важно, важно, что ощущение песка во рту и совершенной сухости, кажется и не собирается проходить.  Отвратительное, надо сказать ощущение.
Чувствую, что снова начинаю заводиться. Его ухмылка, его наглое поведение, его предвзятое отношение к человеку, который готов платить за его услуги не малые деньги, это все чертовски бесит и заставляет меня снова подняться из кресла, поставить бокал на стол и разорвать разделяющее нас расстояние, буквально в пару шагов оказываясь рядом с врачом.
- Кто вы такой, что бы коверкать мое имя? Кто вы такой, что бы судить меня? - Замахиваюсь неожиданно даже для самой себя, резко и с острым желанием нанести ему оскорбительный удар, призванный поставить на место, а не вышибить мозг. Бабская пощечина полной ладонью. Словно удар кулаком для него - слишком большая честь.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Молния трижды не ударяет в одно и то же дерево.