vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Она проснулась посреди ночи от собственного сдавленного крика. Всё тело болело, ныла каждая косточка, а поясницу будто огнём жгло. Открыв глаза и сжав зубы... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Молния трижды не ударяет в одно и то же дерево.


Молния трижды не ударяет в одно и то же дерево.

Сообщений 21 страница 28 из 28

21

- Да нет, же, нет! Напротив, - доктор вновь улыбается, - Бытовые трупы, Мария, это когда причиной смерти служит свинец внутри черепной коробки. Слишком простая патология... право слово, даже смерть от засорения дыхательного пути исследуется интереснее, потому что из нее мы можем почерпнуть что-то новое. Но что взять с презренной пули? Она в любом случае убьет человека, и не важно - болела у него в тот роковой момент голова, или нет.
МакАллистер продолжает смотреть в глаза женщины. Ее вновь мучает жажда. Вино, оказавшееся в ее руках, выступает крайне противоречиво. Ей хочется пить, ей хочется насладиться приятной прохладой, но... но что? Подсознание подсказывает, Мария, что доктора нужно слушать? Вряд ли. Нежелание пить в его присутствии - словно это что-то плохое, что-то личное? Может быть, беседы на несколько отвлеченные от изначальной истории темы провоцируют такое отношение?
- Мир здесь ни при чем, Мария, - спокойной произносит Эммет, - Все дело в людях. Я... люблю. Раздражать людей. Попробуйте, это довольно весело.
Откровенно говоря, никакого веселья здесь не было. Пожалуй, доктора больше интересовала выдержка Омбры, ее способность действовать во имя цели, а не потакая своим желаниям. Скорее всего, она уже давно думает о том, что напрасно предложила МакАллистеру работу, но рассудок тонко намекает - лучшего патологоанатома здесь не найти. Может быть, следует поискать в других местах? Может быть, может быть... Эммет готов был пожертвовать своим обещанным заработком только ради того, чтобы узнать человеческий предел. Способность сопротивления соблазну выставить его вон.
Остальное случилось за считанные мгновения. Доктор не успел, да и не стал бы, среагировать на резкие смены позиций. Едва он открыл рот, чтобы ответить женщине, как в то же мгновение получил звонкую пощечину. О, это уже случалось раньше... рука Эммета взметнулась раньше, чем Омбра успела убрать свою.
- Не стоило этого делать, Мария, - холодно произнес доктор, схватив руку женщины на излете. Он замер в таком положении: двое стоят друг напротив друга, рука наемницы все еще находится возле щеки МакАллистера, но убрать ее просто так не получится. Крепко схватившись за запястье женщины, Эммет продолжает, - Ваше имя? Я не знаю вашего имени. И, впрочем, не желаю знать. Я полагаю, что Мария вам подходит. Совершенно уверен, что уже говорил вам это, но тем не менее - вы кончите гильотиной, - мужчина коротко улыбнулся. Если, конечно, можно счесть за улыбку ее мимолетный призрак, что появился на губах Эммета лишь на миг, - Кто такой, чтобы судить... а кто может судить вас? Ваши друзья? Бросьте. Ваш муж? Уверен, нет. Вы бы не выбрали себе такого мужа, который бы смог чувствовать себя главным, верно? Вы сильная женщина, слишком сильная, - доктор чуть повернул голову, обдав ладонь Омбры своим горячим дыханием. На несколько мгновений могло даже показаться, что он вот-вот прикоснется к ней губами, но наваждение сошло на нет, - Отпустите меня, Мария. И все прекратится.
Эммет ослабил хватку, а спустя мгновение и вовсе отпустил руку женщины. Однако, теперь на его лице не было и тени улыбки.

+1

22

Внезапный срыв, настолько необычный, настолько неожиданный и неконтролируемый, кажется стоил мне маски. Иначе как объяснить что я позволяю ему все еще удерживать мою руку, и не отнимаю ее и не пытаюсь снова ударить, или вовсе вышибить ему мозги, ведь мне достаточно сделать короткое движение, что бы после нажать на курок. О да, мой муж любит находить спрятанные на моем теле, на казалось бы обтягивающих вещах оружие, а я давно уже научилась его прятать в необходимой доступности. Но вместо этого я стою и слушаю его, чувствуя как перехватывает дыхание от иссушающей жажды, как дрожат собственные пальцы в его руке, которая сжимает слишком уверенно для простого врача.  Чувствую себя совершенно невообразимо, успокаиваясь, и словно наркоман отходя от странной ломки. Словно мое тело - не мое, а чужое.
Смотрю на врача, чувствуя что-то и в нем поменялось, словно ветром сдуло насыпанный на старую плиту песок, оставив только слова, которые звучат совсем по новому, по другому  - так как не звучали до этого момента.
- Если бы вы захотели, Эммет, вы бы давно уже знали мое имя. Если бы могли - уже давно бы спокойно приняли устраивающее вас предложение и не пытались бы довести меня до точки каления. Которая может привести к тому, если верить вашему же диагнозу, который вы нацарапали на моем столе,  что я второй раз за полгода потеряю ребенка. - Стараюсь ровно  и спокойно говорить, хотя эмоции хлещут через край, и хочется сломать ему руку или хотя бы нос, наплевав на то, что лучшего патологоантома я не найду в Сакраменто, и пожертвовать качеством работы ради банального уважения со стороны того, кому я буду платить деньги - даже не из Семейных доходов. - Мне плевать на гильотину, даже если мне и правда суждено оставить на ней свою голову. Мой муж достаточно силен, что бы я оставалась при нем, а не он при мне, и я не считала это унизительным. И у меня нет друзей. Вы это хотели услышать? - Чувствую как разжимается его рука и разворачиваясь иду к столу, чтобы разблокировать дверь. Я не настолько сегодня сильна, то бы продолжать слушать эти издевательства, да и думаю стоит записаться на прием к своему врачу. - Идите к черту, Эммет. - Делаю еще шаг, и кажется, оступаюсь, не знаю, но обрушиваюсь на пол, что бы понять что валюсь в темную дыру.

+1

23

- Но я не хочу, - спокойно произносит Эммет, глядя строго в глаза женщины, - Я не желаю знать ничего из того, что может сблизить, пусть даже на дюйм. Я не могу хладнокровно и сухо принять ваше предложение, потому что оно унизительно. Я принимаю его, я склоняюсь, но все свои силы прилагаю к тому, чтобы это не выглядело так жалко. Люди гибнут за металл, Мария... - доктор едва уловимо улыбнулся, - Вам ли не знать.
Доктор замолчал, осмысливая слова Омбры. Известие о погибшем не так давно ребенке стало новостью, и новостью весьма потрясающей. Разве можно было предположить, что под маскою хладнокровной и расчетливой убийцы тщетно пытается скрыться женщина? Впрочем, тщетно ли... пожалуй, ради этого Эммет и начал свою операцию. Вскрытие проведено, патология найдена. И главная болезнь, поражающая изнутри и незаметная для невооруженного взгляда, заключается в простоте - нельзя уничтожить свое естество. Можно надеть маску, сколько угодно масок, но все они осыпаются тленом под рукою опытного доктора. Вскрытие... вскрытие никогда не лжет. Это не Омбра и не Мария - это другая, неизвестная Эммету женщина. И это ее имя доктор, как выразилась она сама, коверкает.
МакАллистер не улыбается, как это обычно бывает, когда она сдается. Да, именно такую фразу доктор и желал услышать - искреннюю, брошенную невпопад, неожиданную для своей хозяйки. Истинное лицо всегда выглядит лучше маски. Особенно теперь, когда маски, в общем-то, сорваны.
Эммет слышит посыл и вновь на его лице не дрогнул ни один мускул. Победа, безоговорочная победа, но разве не есть наслаждение в самой игре? Разве не это главное? Что стоит победа, если она достается нечестно. Что стоит поражение, если из него извлекается опыт? Доктор не сомневается в том, что спустя несколько мгновений дверь будет открыта. Он собирается повернуться и пойти к выходу, но неверное движением женщины останавливает его.
В довольно резком рывке, который отзывается безумной болью в ноге, Эммет подхватывает Омбру за мгновение от страшного удара. Наверное, это к лучшему, что она потеряла сознание - зрелище доктора, чье лицо искажает гримаса боли, никому не покажется приятным. Конечно, можно оспорить, можно сказать, что тогда ей понравилось, но... тогда и сейчас - разные вещи. Маска тогда, истина сейчас. Пусть на несколько секунд, но истина. И секунды эти всегда будут стоит недель.
Мужчина, преодолев приступ, поднял Омбру и аккуратно положил ее на дубовую столешницу. Человек несведущий усадил бы женщину в кресло, но Эммет знал что делает. В случае потери сознания жизненно-важно не допустить загрязнения дыхательных путей, что вдвойне возможно в связи с беременностью пациента. Доктор уложил ее на бок, а сам встал напротив. Первое, что должна была увидеть женщина в случае возвращения сознания - рука МакАллистера, которой он оперся о стол.
- У меня тоже нет друзей, - тихо произнес доктор, залпом допивая вино Омбры, - Мы с вами словно две крайности одной сущности. Впрочем, крайности ли... - он едва слышно усмехнулся, - Лучше бы вам не провоцировать меня на тактильный контакт третий раз.
Эммет говорил скорее для себя, чем для женщины. Он искренне сомневался в том, что она так быстро может придти в себя. Впрочем, однажды, четыре года назад, он тоже просчитался.

+1

24

Одно дело - выходить из наркотического транса, которому достаточно легко сопротивляется искушенный организм, и совсем другое - когда организм сам выбрал момент отключения, и отдал сигнал мозгу, чтобы защитить плод и его носительницу от нервного срыва. И теперь ждет лишь обратного сигнала, чтобы включиться без вреда.
Это неправда, что в обмороке ничего не видишь, лишь темноту. Видения яркие, насыщенные и такие разные, отчасти магические в своей неимоверной реальности. Каждый видит то, что острее всего желает, но никак не может получить, в силу тех или иных обстоятельств. Что не мешает мозгу играть с сознанием, переворачивая как в детском калейдоскопе мелкие кусочки-мозаики воспоминаний, тревог и надежд, складывая их в цельные картины, настолько ирреальные, что практически невозможные, и не воспринятые мозгом до конца, что очнувшись, человек помнит лишь секунды темноты, как у компьютера перед выключением.
Открывать глаза нет никакого желания. Там, в темноте, слишком легко и комфортно, тепло и спокойно, что каждое лишнее движение кажется кощунством по отношению к собственному телу, которое наконец расслабилось и получило заслуженный отдых.  И выходить из этого состояния, когда снаружи снова раздражающие факторы, способные снова загнать пораженное сознание вглубь самого себя. Ну все же стоит прекратить изображать спящую красавицу, потому что  в прошлое общение с доктором ничем хорошим это не закончилось.
- Это уже почти традиция... - Если честно, я слегка удивлена, что лежу не на полу у своего стола, а на столе, судя по ощущениям, да и рядом со мной находиться не официант или кто-то из Вицци, а МакАлистер, чей аромат парфюма я чувствую почему-то необычайно сильно, даже резко. Лаконично констатирую для себя, что похоже, он все-таки прав со своим диагнозом, и в очередной раз отмечаю мысленно, что он меня иногда удивляет. - Странно, что  ты не ушел, когда появилась возможность...  - Все-таки открываю глаза, натыкаясь взглядом на руку, на которую опирается врач, и поднимаю взгляд, понимая, что  что-то поменялось, неуловимо едва заметно изменилось.  Не только в нем, но и во мне, в наших отношениях в принципе. Или мне так так кажется?

+1

25

- Традиция? - в голосе доктора послышался легкий оттенок усмешки, - Возможно, возможно... впрочем, и правда. Тонко подмечено, - Эммет едва слышно вздохнул, набирая в легкие побольше воздуха, - Я не ушел, верно. И не мог уйти. Я врач, врач до последнего уголка своей зачерствевшей души. Порой это безумно мешает, порой раздражает, но поступиться принципами я не могу.
МакАллистер перевел взгляд на дверь. Она все еще была заперта, но ничего не стоило теперь нажать на кнопку и покинуть это заведение, вызвав такси и вернувшись домой. Однако, доктор не лукавил - как врач, он правда не мог оставить женщину в таком состоянии без сознания. Кроме того, одному создателю известно, что вообще может случиться с человеком при таких обстоятельствах. А какой бы ни был человек - хороший, плохой, добрый, злой... он все равно остается человеком. Доктор МакАллистер не любил людей, но защищать их он был обязан. Клятва, принесенная им по окончании медицинской академии - не пустые слова.
- Я старый упрямец, если ты забыла, - улыбнулся Эммет, наклоняясь к женщине. Рукой коснувшись ее запястья, он молча отсчитал про себя двенадцать секунд. Удовлетворенно кивнув, доктор ослабил хватку, однако совсем не отпустил. Склонившись чуть ниже и оказавшись тем самым в нескольких дюймах от головы Омбры, МакАллистер едва слышно добавил, - Пульс в норме, ситуация стабилизируется. Однако, такой реабилитации можно позавидовать.
Некоторое время он молча рассматривал причудливые складки и изгибы, коими волосы женщины легли на дубовую столешницу. Признаться, его всегда поражали случайности. В лучших галереях мира то, что называется современным искусством и то, что сам Эммет терпеть не может, выглядит точно также, за одним исключением - все это сотворено человеком. Эта же случайность, естественная, природная, много лучше и интереснее. Почему? Потому что это есть творение самой природы, самого Провидения.
- Не хотелось бы сейчас упоминать о работе, но... - доктор чуть заметно улыбнулся, - Раз уж так вышло, что мне пора идти: когда следует заступать на вахту?

+1

26

Странно слышать подобные слова от человека, который яростно пытается выставить себя опытным мизантропом с завышенной самооценкой. Странно получать от него внимание и желание помочь, несмотря на все ранние разногласия. И чувствовать себя просто женщиной, а не убийцей, разложенным опытным патологом на его столе в предвкушении оригинального эксперимента, имевшего место быть четыре года назад, когда мы вдоволь поиздевались друг над другом, поиграв в странную игру "кто кого". И сейчас, имея все возможности отомстить мне за раненную ногу, за связанные руки и унизительное предложение, бросить меня в кабинете, уйти, никого не предупредив, что бы возможно нечаянное падение дало не слишком приятные осложнения, если не сразу, то при родах или после них... - он  просто остался, наплевав на все, и сдержав клятву, которую давал мертвому эллинскому доктору, который то  и врачом толком не был. Но это заставляло уважать, видеть нечто иное в человеке, которым внезапно оказался Эммет МакАлистер.
- Ты упустил такую возможность... - Чуть улыбаюсь, позволяя иронии не прозвучать в этой фразе, и оставив на откуп врача осмысление сказанного мной. Он склоняется надо мной, и кажется, мне нужно все самообладание, что бы не вздрогнуть. Закрываю глаза на мгновение, позволяя действовать осязанию. От него не пахнет смертью, как пахнет в последнее время от моего мужа. Нет того сильного, приторного запаха разложения, прикрытого мускусом и яблочной эссенцией, которую так любит Гвидо  в своих одеколонах. От Эммета тепло пахнет ванилью и тем самым старым добрым ароматом огненного "ОлдСпайса", одновременно и банально-вульгарного, но и настолько мужского, что кажется, сейчас гормоны пойдут  в пляс от этого странного смешанного запаха пыли и спокойной мужественности, которая встречается теперь крайне редко, замешанное на внезапно прохладной, но не острой ноте чего-то свежего, холодного, как морской ветер в лицо, дразнящего и яркого. Но нет, гормональный всплеск остается в стороне, слишком вымотан организм, чтобы подсунуть подобное западло. Выдыхаю и смотрю ему в глаза, ища в них издевку и не находя ее. Что-то не так.
- Ты - старый упрямец. - Соглашаюсь  с ним, позволяя чертикам заплясать  в глазах и перехватить его руку за запястье, не отпуская из крепкой хватки. Степень восстанавливаемости и скорость реабилитации у меня - дай бог каждому, достигнутая за годы тренировок. А плохо будет позже... - Но ты мне нужен. - Пусть польстит себе немного. Или много. В зависимости от его самомнения. - Как только уволишься из госпиталя Патрика.

+1

27

- Порой упущение можно назвать выжиданием, и не всегда первое много хуже второго... - доктор коротко улыбнулся, - Порой можно сказать, что возможность упущена, когда на самом деле станется так, что это есть не упущение, но оттягивание момента, или, быть может, холодная выдержка. Ведь не всегда же следует рубить с плеча.
Эммет никогда не был мелким мстителем, да и крупным, собственно, тоже. Любой мести он предпочитал строгое выдерживание своей линии. Разве стоит человек, не вымывший за собою кружку хозяина, того, чтобы рассматривать его в качестве объекта мести? Разве стоит подлец, поставивший подножку из-за угла того, чтобы опускаться до его уровня. Разумеется, нет.
Но стоит ли мести дыра в бедре и едкие предложения. Кто-то скажет - нет. Кто-то скажет возможно. Весь мир целиком и полностью состоит из двойных стандартов, а кто утверждает обратное - тот сам является ярчайшим примером этой теории. И даже если бы доктор вдруг пожелал навредить женщине, то он ни в коем случае не стал бы причинять ей физическую боль - это низко и подло, и кроме того заденет ребенка. Но разве виновны дети в поступках своих родителей? Нет. И горе тому судье, что обрекает их на страдания.
- Разумеется, нужен... - чуть заметно усмехнулся МакАллистер, на несколько мгновений взглянув на руку женщины, что перехватила его, - Кто еще станет вскрывать молчаливых друзей такой несносной и избалованной девчонки, как ты?
Доктор вернул взгляд к волосам Омбры. Еще несколько секунд он потратил на безмолвное созерцание, но потому ему захотелось чего-то большего. Но как достичь большего, не переходя границы? Ответ на этот вопрос кроется за семью печатями, и даже самый почтенный мудрец не даст гарантий, что вскрыв все, вы обнаружите искомое. Эммет вновь едва заметно усмехнулся.
Резким движением он перехватил руку женщины и прижал ее к столешнице. Другая его рука, тем временем, проделал то же самое. С небольшим нажимом навалившись на кисти Омбры и буквально пригвоздив ее к дубовой поверхности, доктор чуть улыбнулся и хитро прищурился. Склонившись ниже и оказавшись возле открытой шеи женщины, он шумно втянул в себя воздух вкупе с ароматом ее духов и запахом ее тела.
- Ты знаешь, где искать меня, - громким и отрывистым шепотом, все еще наполняя легкие запахами, произнес Эммет, - Здесь я больше не появлюсь. Это заведение... не моего типа.
Отпустив ее также быстро, как и схватив до этого, доктор выпрямился и в один шаг добрался до заветной кнопки. Нужно было уходить, и уходить немедленно - не хватало еще того, чтобы почувствовать нечто совсем неординарное и совершенно не нужное. Легко надавив на пластиковую панель, мужчина услышал характерный щелчок замка.
- До встречи... - улыбнулся он, глядя на Омбру сверху вниз, - Мария.
Через несколько секунд дверь закрылась, скрыв за собою доктора МакАллистера.

+1

28

Ему вслед послышался тихий смех. Нет, не издевательский и совершенно не жестокий. Смех довольной собой женщины, упертой и вредной, самоуверенной, не лишенной чувства юмора и самоиронии, и в то же время совершенно беззащитной перед теми играми, что предлагает своим ставленникам Судьба. Я не умею расставлять фигуры на доске, но сама никогда не была зависимой фигурой, и мне нравится когда кто-то становится пешкой в моих руках, пусть еще пока неуверенных и не слишком умелых в расстановке сил, но все же опыт есть опыт, а я стараюсь его получать максимально. Вот как сейчас. Сделать из мизантропа любителя людей - это вряд ли, но все же что-то человеческое удалось пробудить не ребенком, так собственной человечностью, не слишком привычной для Эммета, видевшего только холодную Омбру до этого, да придумавшего для себя самого некую "Марию", которой никогда не существовало  в реальном мире.
Вздыхаю, и сажусь на столе, чувствуя как слегка кружиться голова. Странно, в тот момент, когда он прижимал меня к столу, в такой момент, когда казалось бы идеальное завершение движения - поцелуй, мне почему-то казалось, что он просто сейчас меня укусит, вырвет к черту сонную артерию зубами, и будет долго и с наслаждением пить мою бьющую фонтаном кровь. И его почти не предсказуемое воплощение собственной задумки, не то чтобы сбило меня с толку, но заставляло переставить по иному приоритеты воздействия на МакАлистера. Забавная вышла встреча, нечего сказать.
- Кэш, у нас есть место для анатомички недалеко от клуба? - Потягиваюсь, но не тороплюсь спускаться со стола - слишком уж уютно чувствует на нем себя мое тело, едва не загремевшее на пол, но героически спасенное врачом. Попутно выслушивая отчет подручного, задумываюсь о том, что его рывок ко мне мог стоить Эммету очень дорого - все же стоял он достаточно далеко, а у него двойная травма ноги. Совесть, ау? Молчит.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Молния трижды не ударяет в одно и то же дерево.