Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Adrian
[лс]
Застоявшаяся дневная духота города, медленно приближающегося к сумеркам, наконец-то сменялась... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » What's going on?


What's going on?

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Участники: Dana McCarhy, Rex Tyrell
Место: полицейский участок
Время: март 2014
Время суток: вечер
Погодные условия: тепло, почти нет ветра
О флештайме: Некоторые скелеты лучше никогда не вытаскивать со шкафов, потому что он могут разрушить жизнь не одному человеку.

0

2

Судебно-медицинский эксперт является одной из сложнейших профессий в медицине что бы кто не говорил. Это только со стороны кажется, что ничего трудного нет в том, чтобы работать с мертвецами. Да, возможно Дана не спасает ежедневно чью-то жизнь, так сказать напрямую, но у нее получается делать это посредственно, благодаря своим действиям. Особенно, когда это касается какой-то череды убийств и определение, собственно, каких-то незаметных на первый взгляд деталей и объединяющего фактора помогает следователям отыскать человека, который совершает подобные зверства. Иногда приходится работать на самом месте преступления, искать, узнавать, расспрашивать, чтобы суметь дойти до какой-то одной-единственной истины. Люди ее профессии обладают хорошей памятью, так как приходиться помнить множество деталей по ходу дела и, собственно, сами многочисленные прошлые дела, чтобы в случае чего не копошиться среди несметной кучи документов. Подобное, конечно же, необязательно, но полезно, ведь что плохого в том, чтобы обладать отменной памятью?
Для Ди подобные вещи в начале карьеры казались просто неподъемными в плане выполнения, но хорошие наставники и много практики помогли понять, что не так уж это все и невыполнимо. А за пару лет она даже смогла с этим свыкнуться и найти множество плюсов. Возможно это просто комплекс а-ля "моя профессия лучше и сложнее всех", которым страдают очень многие, но нельзя сказать, что это плохо. После произошедшего несчастного случая в аэропорту и последовавшего за ним очень длинного больничного, МакКарти старалась порой даже брать на себя больше, чем ей положено, так как чувствовала за собой некую провинность за то, что в последнее время так часто брала прогулы, хоть и вынужденные. Начальство, кажется, не особо протестовало против таких "благих" намерений, плюс ко всему, что в данный период работы было очень много, так что такое своевременное заболевание трудоголизмом было как нельзя кстати. Сегодняшний день был бы таким же как другие, если бы его не разбавило необычное событие. В отделение пожаловала девушка, которая самостоятельно пыталась расследовать убийство своего отца. Необычным был факт того, что мужчину, о котором шла речь, убили почти полгода назад. Конечно же убийство не имеет срока действия, но раскрыть его можно только по горячим следам - два-три месяца максимум. В этом деле было определено почти все - улики, способ убийства и причина. Но не было известно главного - убийцы. Следствие зашло в тупик. Месяцы поисков ничего не дали, а потому дело были вынуждены закрыть. Потому сейчас попытка возобновить все и выглядела немного странной, более того, что это делал не опытный следователь или детектив, а человек, который не имеет даже и близко такого опыта. Может быть, если бы Дана была на ее месте, она тоже не смогла бы успокоится из-за того, что не найден тот, кто убил ее отца, но конкретно сейчас она считала эту затею по меньшей мере глупой. Если опытные люди ничего не смогли сделать, что тогда сможет сделать обычный журналист? Но больше всего удивило то, что девушка была женой ее старого друга Рекса Тирелла. Выдела она Эмилию всего пару раз и то мельком, но запомнить ее удалось. А вот новоиспеченная миссис Тирелл, кажется, ее не узнала, чем МакКарти решила и воспользоваться, чтобы немного прояснить сложившуюся ситуацию. Наговорив что-то о том, что нужно разрешение начальства на предоставление судебно-медицинских заключений и документов по делу, Дане удалось уговорить журналистку на то, чтобы та пришла на следующий день. Сама же срочно связалась с Рексом, рассказала о том, чем интересуется его жена и попросила зайти вечером в отделение, чтобы переговорить по этому поводу. Конечно, такое поведение было далеко непрофессиональное, но когда дело касалось друзей, то можно было и немного нарушить правила.

+1

3

Чего ты хочеш получить от жизни? Кто-то гониться за успіхом. Кто-то стремится заработать. А кто-то предпочитает просто жить.
Жизнь она странная штука поворачивается то задницой, то лицом и каждый раз думаешь каким же боком она повернется сегодня. Иногда ты наивно считаешь, что ничего не измениться. Ты живешь изо дня в день, вершишь свои крупные и не очень дела, подаешься различным опасностям мнимо считая, что ничто не сможет тебя разочаровать. Тот, кто никогда не разочаровывался в людях самый большой глупец. Он просто не видит очевидного, просто не замечает, что на самом деле повод для разочарования был всегда. Люди не идеальны и, как правило, они всегда найдут повод тебя расстроить.
Найти повод, что бы расстроить Тирелла? Довольно сложная задача, он не разочаровывается в людях, он просто вычеркивает их из своей жизни и после этого больше нет причин для разочарования.
Это утро не предвещало ему никаких сюрпризов. Он попрощался с женой. Что поспешно, куда-то убежала и сам поспешил на работу. Разгребая кучу бумаг, время летело незаметно. Он выпил уже две чашки кофе и чувствовал, что заряда бодрости ему хватит на весь день. Как не странно он проснулся в отличном настроении, что после свадьбы становилось все большей редкостью. Но в последнее время ссоры с Эмилией прекратились, брюнетка нашла чем себя занять и это радовало Тирелла. Может она наконец-то смирилась со своим положением? Это было бы здорово, если не учитывать тот факт, что положение в семье у них было не самое лучшее. Отец все чаще приставал к бедной девочке и в этом Рекстон видел причину почему же она так часто уходит неизвестно куда.
Но главное, что его мозг перестали выносить каждый семейный ужин, а со всем остальным он может смириться. Так он думал ровно до тех пор, пока на экране его мобильного не появилось имя Дана.
Парня от неожиданности даже резко передернуло. Нет, конечно он был рад звонку старой подругу, но что-то ему подсказывало, что столь разнний звонок не нес дружеского визита и стоило начинать нервничать. Парень с некой опаской ответил и выслушал ее до конца.
Все оставшееся время его терзали сомнения. Голос Даны по телефону звучал обеспокоено и это начинало беспокоить и самого Рекстона. Когда то давно судьба свела его с этой брюнеткой и с тех пор ему не приходилось усомниться в том, что МакКарти хороший друг, даже несмотря на то, что Рекс не признает слова дружба.
Он уже истерзал себя различными сомнениями и едва дотерпев до вечера он отправился в отделение, где работала девушка.
Находится в полицейском участке по собственной воле, что может быть хуже? Рекстону стало не по себе как только он переступил порог этого здания. Но любопытство брало верх и даже косые взгляды полиции не могли его отвлечь. Он отыскал нужный кабинет и едва не с порога задал девушке ответ.
- Я конечно не имею предрассудков, но встречи в участке немного смущают,- парень закрыл дверь, и посмотрел на Дану. – Надеюсь дело того стоит, а то у меня уже нервные мурашки по коже. Рекстон не был столь чувствительным, однако и Дана не знала всей правды о нем. Поэтому играть роль вполне «нормального» парня ему удавалось с трудом. – Да, привет,- немного с опозданием все же сказал парень. – Что там у тебя? Голос был полон интереса и в тоже время он боялся услышать. Что же приготовила для него Дана.

Отредактировано Rex Tyrell (2014-03-27 23:53:34)

+1

4

Небольшая радость оставаться на работе допоздна и появляться там же раньше всех. У кого-то личная жизнь, ярчайшие события, а у тебя в спутниках на ночь только документы, несколько мертвых тел и охранник на первом этаже. Нельзя сказать, что я тружусь, потому что мне этого действительно хочется, просто уже не за горами отпуск маячит, а уверенности, что его предоставят не так уж и много. Стоит хотя бы вспомнить тот факт, сколько в этом году было отгулов по "семейным" и не только причинам. А на сколько времени затянулся вынужденный больничный даже вспоминать страшно. Так что лучше сейчас повкалывать, показать начальству какая ту трудяга, может даже вызвать немного жалости, если получиться. Хорошо, что я отказалась от идеи завести собаку, а то бедная либо померла дома с голоду, либо же ее пришлось бы брать с собой на работу, что, в принципе, не представляется возможным. Так что с этой идеей тоже можно еще немного потянуть.
Сегодняшний вечер обещал быть не таким одиноким как в последние несколько дней. Распрощавшись с коллегами, которые разошлись по домах, я ушла в архив на поиски того самого дела, о котором меня сегодня расспрашивала молодая журналистка, чтобы немного освежить свою память, ну, и, соответственно, иметь что показать Рексу, который должен был вот-вот прийти. Сложно сказать, что конкретно насторожило меня в просьбе этой девушки, но почему-то появилось стойкое ощущение, что дело нельзя вот так просто отдавать, потому что может случиться что-то не совсем хорошее. В последнее время подобные ощущения посещали меня все чаще и редко подводили. Хотя бы вспомнить момент, когда я не хотела ехать в тот злосчастный день в аэропорт сама не понимая почему. Не послушалась ощущений и огребла по полной программе. Хорошо хоть живой осталась. Или когда на свадьбе своего брата Генри просто отвел меня в сторонку "на пару слов", а я уже тогда поняла, что добром наш разговор не закончится. Так в итоге и вышло. И хоть последний пример не имел глобальных последствий, но все же. Отыскав нужную теку в архиве, я поспешила ретироваться обратно в свой кабинет. Вопреки собственной воли я почему-то начинала чувствовать себя немного виноватой, но конкретно из-за чего и перед кем объяснить было сложно. Предупредив охрану по телефону о том, что ко мне должны прийти, я углубилась в чтение принесенного отчета и потому даже не заметила сколько времени прошло перед тем моментом как двери кабинета открылись и там появился Рекстон. Как всегда чем-то недоволен. - Законопослушного гражданина встречи в полицейском участке смущать не должны. Или ты не совсем послушный? - С улыбкой пытаюсь подколоть старого друга, отвечая на его "приветствие" в таком же духе. Если быть честной до конца, то я стараюсь никогда ничего не узнавать о своих друзьях как раз в плане этого самого законопослушания. Чтобы не относиться ни к кому предвзято и случайно не упомянуть о его прошлом. Не самая лучшая черта характера, признаю. Но ничего с собой в этом плане поделать не могу. - Ладно, к делу. Твоя жена внезапно стала интересоваться делом об ее отце, которого убили полгода назад. Все бы ничего, но само дело уже закрыто, так как убийцу не удалось найти. И Эмилия вознамерилась отыскать последнего самостоятельно. Подобные расследования для журналистов очень часто оканчиваются плачевно. Я не хочу, чтобы с ней произошло что-то подобное, потому пока никаких материалов по делу не выдала. Твоя жена обещала прийти завтра снова и отказать ей во второй раз я уже не смогу, потому что для этого нет никаких законных оснований. Возможно ты бы смог как-то на нее повлиять? - Умоляюще смотрю на Тирелла в надежде, что он действительно сможет предпринять какие-то действия по отношению к своей возлюбленной.

п.с:

впервые от первого лица пишу, не бей х)

+1

5

Не любовь к полицеским участкам была у него не случайна. Е чувствовал он себя здесь уютно, как можно чувствовать себя в безопасноти, когда знаешь, что один подозрительный взглдя и тебя упекут за решетку. Потому что у тебя шнурки не того цвета. И не нужно говорить о том, что правосудие нынче справедливо. Нет, оно никогда не было таким. Грозная рука закона, как правило хватает всех и очень редко разбирается прав этот человек или виноват. 
В случае с Рексом разбираться долго не нужно. Он был и прав и виноват одновременно. Если на него захотят что-то повесить, то пожалуйста, повод очень быстро найдется. Не любил он полицейские участки, ой как не любил, обминал их стороной, ну знаете от греха по дальше. Поэтому подкол Даны можно было считать успешным.
Рекстон виновато посмотрел на девушку. Да, да бояться нечего. Пролетело у него в голове, но отвечать он ничего не стал. Слово за слово и может всплыть много всякой не нужно для ушей девушки информации.
Парень старался соблюдать спокойствие, но что-то подсказывало ему, что его спокойное состояние очень скоро нарушиться. Он внимательно посмотрел на девушку, будто говорил ей «я весь во внимании». Он и правда был сосредоточен только на ее рассказе. Обычно он отвлекался на какие-то нюансы, мог даже прослушать какую то часть, но отнюдь не потому что он не внимателен, скорее потому что знал на перед, что ему будут говорить. Но не в этом случае, для него все в данной ситуации было непредсказуемо и неожиданно.
Он взял папку со стола, что протянула ему Дана. Никакой задней мысли, обычная серая папка, что в ней может быть особенного? Рекстон даже не обратил внимание на то, чье имя написано на папке. Однако после слов девушки ситуация прояснилась.
Его взгляд резко переменился. Не злость, но некий страх появился в его черных глазах. Он как-то резко посмотрел на папку уже более внимательно. На ней было написано имя отца Эмилии. Рекс застыл в небольшом ступоре.
Так вот чем она занимается сейчас. Он никогда не влезал в ее дела, просто мирно наблюдал. Но в последнее время Эмилия вела себя как-то странно. Будто что-то скрывала от него и это ему не навилось. Он не рискнул спросить у нее напрямик. Может это очередная женская депрессия вызвана переменной погоды или может закрылся ее любимый магазин. Он знал о ней мало, а то что знал не представляло никакого интереса. Однако оказывается, что она все еще не смирились с мыслью о том, что отца нет. Прошло уже больше полгода и он думал, что девушка оставила эту затею, по крайней мере, она не вспоминала об этом ранее. Даже разговора такого не было, а тут такие новости. Рекстон неуверенно держал папку в руке, а потом недовольно положил ее на стол, перевев взгляд на Дану.
- Вот черт,- вырвалось у него совсем случайно, он встревожено посмотрел девушке в глаза. – Конечно, я поговорю с ней, - звучало как оправдание, хоть ему и не было зачем оправдываться. – Не нужно ей ничего знать,- снова начал , он. Дана конечно поддерживала его, но она не знала настоящей причины, почему девушке не стоит начинать это расследование. - Женщины, вечно лезут куда не надо. Вот скажи чего ей неймется? – будто Дана могла ему, что то ответить. Наверное он просто хотел узнать мнение женщины, может Рекс делает что-то не так. Его голос звучал встревожено и слегка напугано.

+1

6

Когда я что-то рассказываю людям, то всегда стараюсь наблюдать за их мимикой и жестами, потому что именно она показывает их настоящее отношение к разговору. Еще начиная с институтских годов я очень увлеклась кинесикой - наукой, которая изучает телодвижения человека. В целом, она больше нужна полицейским, но и моей работе она тоже не раз помогала. Люди не всегда говорят правду и именно знание таких, казалось бы, мелочей и помогает их разоблачать. Сама того не хотя, я стала наблюдать даже за друзьями, невольно переводя взгляд при разговоре на их руки. Этакая постоянная практика. Не могу сказать, что у меня это дело получается всегда, так кинесика является довольно сложной и неоднозначной наукой. Она как иностранный язык, который приходится изучать годами. Особенно мне не хочется верить в верность своих наблюдений, когда общий их итог оказывается негативным, а человек, с которым общаешься - близкий. Примерно такая же ситуация наблюдалась и сейчас. Судя по мимике и жестам друга, Рекс чего-то испугался, хотя в данной ситуации пугаться было особо нечего. Более подходящими эмоциями скорее были бы уверенность и негодование. Да и всем своим видом он сейчас показывал насколько ему неприятен этот разговор. Вероятней всего, из-за того, что стало его главной темой. Ну что же, это становится интересным.
- В принципе, это логично, что ей хотелось бы знать, что конкретно случилось с ее отцом. Хоть и спустя столько времени. Но, знаешь,  лучше поздно, чем никогда, - неожиданно меняю свою позицию в пользу Эмилии. Нет, это вовсе не женская солидарность. Мне вдруг стало интересно как Тирелл себя поведет и постарается ли что-то предпринять прямо здесь. На всякий случай подтягиваю папку с материалами в свою сторону и прижимаю ее к себе, словно эта вещица мне неимоверно дорога. Ну что сказать? Еще совершенно ничего не произошло, а я паникую наперед. Впрочем, как обычно. Хоть и осторожность никогда не навредит, это тоже стоит учесть. - Эй, вообще-то я тоже женщина! Так что попросила бы, - пытаюсь шутливо возмущаться, тем самым прикрывая свое нарастающее не пойми откуда волнение. - Неймется, потому что на ее месте так поступил бы каждый. Да и я сейчас подумала, что все же отдам ей эти материалы. Попрошу коллег, чтобы проследили за Эмилией. Может ей действительно удастся увидеть то, чего не смогла увидеть полиция. Так сказать, посмотрит свежим взглядом. И кто знает, возможно даже удастся выйти на убийцу, - непринужденно пожимаю плечами, однако сжимая папку в руках еще сильнее. С моей стороны это сейчас самая настоящая провокация, которая поможет мне определится в том, есть ли у моих подозрений какая-то почва. Если Рекс согласится со мной в моем последнем предложении, тогда можно будет выдохнуть спокойно, а свое шестое чувство отправить на ремонт. Но если встревожиться и попытается предпринять какие-то действия, чтобы материалы в моих руках не попали в руки его жене, тогда можно будет начинать паниковать уже небезосновательно и предпринимать действия по обстоятельствам, которые будут возникать.

+1

7

Все мы что-то скрываем. Пытаемся казаться лучше чем мы есть на самом деле. Но рано или поздно нам приходиться сделать свой выбор. Сделать шаг на встречу правде или же оставить все как есть? Продолжать врать во благо своего спасания. Врать и надеяться, что правда не всплывет. Рекс не боялся, нет. Он знал, что рано или поздно девушка узнает правду о том, что был убийцей. Но сейчас. Сейчас она только начинала привыкать к тому что есть. Одна боль заменилась другой и он не хотел, что бы прежняя боль вернулась. Это будет куда больнее. В его сердце никогда не жило соболезнование или сочувствие. Он даже не мог похвастаться тем, что утешал ее. Они были совсем чужие. Однако сидя перед Даной он понимал, что раскрывать карты Эмилии не стоит. Не пришло время и он надеялся, что оно никогда не придет.
- Иногда лучше и вовсе не знать, что произошло. Мы имеем то что имеем. И если она смирилась, значит она смогал принять эту боль, пережить ее. А теперь? Теперь ей стало скучно, теперь она хочет знать правду? Дана, я пытаюсь ее уберечь от боли. Ей продеться пережить все заново, узнать множество неприятных моментов. Я не хочу, что бы она помнила его хорошим человеком, а не копалась в том, что уже давно забыто.
Его голос звучал уверенно. Он отпустил папку, косо посмотрел на то, как Дана притягивает ее к себе. Нужно было бы сжечь все улики еще тогда, почему этим никто не занялся. Но об этом было поздно.
Сколько они были знакомы с Даной? За все это время в его глазах она оставалась женщиной верной своей работе и именно это сейчас его пугало. Их дружбу нельзя назвать мировой, однако они никогда не отказывают в помощи. Они старые приятели и порой приятно поговорить с человеком, что знает тебя как Рекса, обычного бизнесмена. А не человека с темной душой и кровавым прошлым, впрочем и таким же кровавым настоящим.
- Я не хотел тебя обидеть. Ты другая и это несомненно твой плюс. А такие как Эмилия просто ищут на свою пятую точку неприятностей.
Кажется, Дана начала подозревать, что Рекс что-то знает. Наверное его реакция выдала его. Нужно было поскорее взять себя в руки. Они как будто играли в игру. Смотрели друг на друга с улыбкой, но косились взглядами, подозревая, что кто-то из них окажется темной лошадкой. И Рекс знал, что темная лошадка он, однако не стоило знать об этом Дане.
Его глаза слегка увеличились после слов девушки, но он старался держать себя в руках.
- Подумай, стоит ли. Я не могу тебе запрещать, однако я не хочу потом водить ее по психиатрам. Она не так крепка эмоционально как кажется. Пережить все снова? – Рекс удивленно посмотрел на Дану, неужели она хочет такой участи для девушки, а как же женская солидарность, сочувствие, понимание,- я не уверен, что она сможет. Одно дело хоть докопаться до истины. А другое дело и правда знать всю правду. Иногда лучше ее не знать. Рекс грустно повторил последнюю фразу.
- А твоим коллегам заняться больше нечем?  Вас полно не раскрытых дел, у вас всегда их полно, Сакраменто кишит преступлениями. Рекс предпочел перейти из одного на другое. – Дана не глупи, ладно Эмилия. Но ты то, умная женщина.
Рекс улыбнулся. Сейчас он сделает что угодно лишь бы не дать этой папке выйти из этого кабинета.

+1

8

- Я ценю твою беспокойство за жену, но, конкретно в этом случае, это ее личное дело и не тебе решать, что она должна делать, а что нет. Эмилия, в конце-концов, взрослый человек, - снова недовольно качаю головой в который раз за пару последних минут. С одной стороны такое вот беспокойство Рекса понять можно, но... Стоп. О чем он там в конце говорил? - А тебе-то откуда знать каким был отец твоей жены? Ты явно что-то недоговариваешь, - невольно напрягаюсь, так как снова нахожу подтверждение своим опасениям. Неприятное и щемящее ощущение усиливается, и почему-то хочется оказаться подальше от того помещения, где я сейчас прибываю. Нервно выдыхаю, злясь на себя, что не получается скрыть свои ощущения. Когда нервничаю, то всегда становлюсь как открытая книга для окружающих.
- Ты так говоришь, словно презираешь ее. Не такие ощущения у тебя должна вызывать та, с которой ты связал себя брачными узами, - что-то чем дольше продолжается этот разговор, тем более непонятным и странным он становится. Вот Рекс рьяно защищает интересы своей возлюбленной, а уже в следующий момент очень нелестно отзывается о ней. И дело было даже не в словах, а в интонации, с которой он их произносил. В любой другой ситуации это можно было бы еще списать на неудачный юмор, но не в этой. Более того, что в следующий момент его отношение к жене опять меняется на более благосклонное. Но почему-то сейчас мне это кажется не совсем искренним. Не более, чем попытка того, чтобы я ничего не рассказывала Эмилии и ничего ей не передавала. Этакое давление на жалость. И, надо признать, что немного, но оно все же действовало. Резко поднимаюсь со своего места, захватываю папку в одну руку и принимаюсь медленно расхаживать взад-вперед, чтобы хоть немного унять нервное напряжение, которое нарастало внутри с каждой минутой. Зачем я его вообще сюда звала? Логику в этом решении я тоже перестаю видеть. Определенно нужно уменьшить нагрузку на работе, ибо это к добру явно не приведет.
- Можно подумать, что ты бы сидел сложа руки, если бы, не дай Бог, конечно, убили твоего отца, - огрызаюсь, даже не стараясь скрыть раздражение. Иногда все же правду лучше знать, какой бы страшной она ни была, нежели теряться в догадках, которые могут быть куда пострашней. Кому об этом знать как не мне? Я вон уже больше пятнадцати лет боюсь что-то разузнать о своих настоящих родителях. Парадокс, но мне страшно, что они могут оказаться не самыми хорошими людьми. Мне страшно узнать, почему когда-то они отказались от меня. Мне страшно даже просто посмотреть им в глаза. Мне проще пока оставаться в неведении и я не могу сказать буду ли я готова хоть когда-то к такому. Рассказываю Тиреллу как поступать правильно, но сама так не делаю. Да, я лицемерка.
- Это, черт возьми, и есть непосредственная работа моих коллег - раскрывать дела, чтобы их было как можно меньше, - выпадом на выпад отвечаю я, снова оказываясь возле своего стола. С этого момента можно начинать уже нервничать небезосновательно, потому что то, что я хотела узнать - узнала. - Рекс, что происходит? - Спрашиваю, обколотившись руками на стол и смотря мужчине в глаза. - Почему тебе так важно, чтобы содержимое этой злосчастной папки не попало в руки твоей жены? И не начинай снова о ее чувствах и психическом состоянии, потому что мы оба прекрасно знаем, что дело совсем не в этом. Ты знаешь намного больше об этом убийстве, чем говоришь. Что ты скрываешь? - Напрямую интересуюсь я, стараясь при этом выглядеть как можно более убедительной. Я почти уверена в своей правоте и как раз это придает мне больше смелости.

+1

9

Иногда бывает очень сложно договориться с человеком, который приходится тебе пускай и не лучшим другом, но весьма не плохим знакомым. К таким людям он относил Дану. Почему то на первый взгляд она казалась такой милой, беззаботной, а тут тебе доставала маленькие колючки, будто защищалась. Почему то шла ассоциация с ежиком, он безобидный. Но может больно уколоть, если ты посягнешь на его территорию.
Рекс не хотел посягать на ее территорию, да и вообще причинять ей вред. Признаться, он думал, что этот разговор так же быстро закончиться, как и начался. Но порой женское упрямство играет свою роль, возможно, это был и профессионализм, или доброта. Да можно было обвинить во всем любое присущее людям качество , но это не меняло ситуации. Все слишком усложнилось, и ненужных вопросов стало куда больше, чем ожидал парень.
- Эмилия не тот человек, что может принимать обдуманные поступки. Она слишком эмоциональна, слишком,- Рекс сделал особый акцент на последнем слове. – Ты думаешь, я хочу ей зла? Нет,- еще немного и его глаза наполнятся слезами, он так заботливо говорил о ней, могло сложиться впечатление, что он идеальный муж и так сильно переживает за жену. Но нет. Его заботливый голос очень быстро перестал быть таким. Он немного агрессивно посмотрел на Дану, что до этого момента считал своим другом. Но ведь он не сделает ничего такого, что могло бы разрушить их дружбу, правда?
- Не тебе судить о моих отношениях с женой, и как бы там ни было я куда больше о ней знаю и уж точно знаю как будет лучше для нее.
Он проводил взглядом вскочившую Дану, что так испуганно схватила папку и отошла в сторону. Кажется, Рекс перестарался, не стоило сейчас кричать. Но он всегда был таким, стоит ему завестись, как тут же он переходит на крик. Таким его воспитали и его не изменить и это было очень плохо. Дана явно что-то заподозрила. Конечно,  она не могла знать всей правды, однако порой женская логика подбирает не самые удачные варианты. И стоило только подумать о чем сейчас думала девушка, как парня тут же бросало в жар.
Ему приходится сцепив зубы дослушать ее до конца, это сложно, ведь так и хочется вставить острое слово, перебить и доказать ей, что все что она думает это не так. И вообще о чем бы она не думала все это не так.
- Я это я. А она…- кажется, он снова начинает кричать. Глубокий вдох и еще немного терпения взято из закромов, еще немного и терпения там совсем не останется. Он решил, что хватит. Просто замолчал и продолжил слушать. Он рассматривал помещение, она казалось слишком тусклым или может это его сомнения давили на него. В глазах появился огонек, слова Даны заставили задуматься о том, что она и правду знает что-то. Парень перевел взгляд на девушку, облокотившись о стол, она стояла рядом.
- А что знаешь ты? – уверенно спросил парень. Откуда у него в голове только взялась мысль о том. Что она может что-то знать. Рекс начал крутить в голове всю информацию, что успел увидеть в папке. Но вроде бы ничего такого. – Если знаешь, молчи. А если нет. Последовала пауза, что заставила его обдумать все с самого начала. -  Я не хочу причинять тебе вред. Спрячь папку подальше, выбрось, а лучше сожги. Или отдай мне. Рекс довольно улыбнулся.
- В мире так много ненужной информации. А тебе я бы посоветовал не лезть не в свое дело. Отдай мне папку, Дана.
Они находились в шаге друг от друга. Его голос звучал тихо. Рекс поднялся и подошел к девушке. – Дай мне папку и мы забудем об этом разговоре.
Почему то он перестал доверять ей, может она что-то знает, а может, не знает ничего. Но вся проблема в том, что Рекс не умеет держать себя в руках и он прекрасно понимал, что девушка о чем то догадалась. Сейчас было проще убрать эти документы, чем убрать Дану или же сыграть роль любящего мужа, он всегда был плохим актером. А Дана, ему было жалко ее, она слишком хорошая, хоть и упрямая. Он настырно смотрел на нее, ожидая, что та не стареет сопротивляться.

0

10

Игры нет, тема в архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » What's going on?