vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Все указатели судьбы годятся только на то, чтобы сбить с дороги


Все указатели судьбы годятся только на то, чтобы сбить с дороги

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Ценность зерна определяется его урожайностью, ценность человека – той пользой, которую он может принести своему ближнему.
Джузеппе Гарибальди.

Участники: Донна & Джульетт
Место: городской парк Сакраменто
Время: конец марта, 2014
Время суток: день
О флештайме: В любых взаимоотношениях нет ни чёрного, ни белого, - в них есть миллионы нюансов, с которыми приходится сосуществовать, бороться, мириться и признавать.

Отредактировано Juliette Altieri (2014-03-25 17:25:34)

+1

2

Донна медленно шла по парку, засучив руки в карманы своего плаща, а в одном ухе был вставлен наушник, из которого доносились старые песни Стиви Никс.
Редко когда женщина позволяет себе вот такие бессмысленные прогулки, потому каждая свободная минута является для нее бесценным сокровищем, которое нужно обязательно потратить с умом. Полежать на диване, обновить свой макияж, выпить кофе с протеиновым батончиком за новым выпуском Вог – да, это, безусловно, важные дела, хотя, это с какой стороны посмотреть. Актрисе настолько мало выдается времени на такие простые дела, как отдых или даже обед, что она начинает забывать, что такое – ничего не делать больше, чем полчаса.
Вот представьте состояние человека, который крутится в своей рутине, как белка в колесе, а потом ей разрешают сделать небольшой перерыв, чтобы восстановить силы. Что она будет делать? Ответ – ничего. Донна просто не знает, или, скорее всего, забыла, что такое отдых, и что во время него обычно делают люди. И, если раньше, будучи молодой девушкой, она не могла найти себе место или род занятий, чтобы сбежать от скуки, то сейчас этой самой скуки ей очень недоставало.
И последнее, что было в списке дел в свободное от работы время – прогулка. Простая прогулка, не с кем-то, не в формате деловой встречи или свидания, а просто прогулка, в одиночестве, с хорошей музыкой в ушах. Костнер знала, что через каких-то пару часов ее ждет встреча в ресторане, которая потом переместится в снятый на целую ночь ночной клуб, где будет шумная вечеринка богатеньких гостей, купающихся в реках алкоголя. Да, такие мероприятие являются частью работы женщины, и, возможно, вы подумаете, почему актриса так не горит желанием ее выполнять?
Обыденность. Вечные встречи, вечеринки, на которых ты встречаешь своих коллег, потенциальных партнеров, людей, с которыми, возможно, после удачной тусовки получится найти общий язык и заполучить их в список важных знакомых. Все это слишком надоело, слишком приелось, а отпусков у Донны Костнер нет. Она, конечно, может себе их организовать, хоть на круглый год, но это совершенно не сыграет ей на руку. Так что…
Песня закончилась, и женщина собиралась вернуть ее на начало и послушать снова, как она услышала до боли знакомый, и, как она это не собиралась отрицать, родной голос.
Чуть впереди стояла темноволосая женщина, очень похожая на Донну, и лицом, и манерами, какими-то жестами, что, если поставить их рядом друг с другом, невооруженным глазом будет видно, что они – сестры. Однако внешняя схожесть не делает их похожими духовно. Два совершенно разных человека, живущих в похожих друг на друга оболочках. Джульетт полная противоположность Донны, добрая, мягкая, семейная. Всего этого не было и никогда не будет в актрисе. Она сомневается, что они полностью родные сестры, и что у них общие отец и мать. Иногда Донне кажется, что они имеют разных отцов, и Джулс разделяет ее точку зрения.
Собственно, с такой мысли и начался скандал, произошедший между двумя сестрами три дня назад. Ничего не предвещало беды. Костнер заехала к женщине, дабы поговорить об их матери, состояние которой с каждым днем становится все хуже и хуже. Слабость перерастает в недомогание, а врач ее говорит совершенно неутешительные вещи. Для сестер это больная тема, ведь однажды они уже потеряли отца в автокатастрофе, и потеря матери может стать очень большим ударом.
Донна не хотела ссоры, ей она была ни к чему. Недосып, недоедание, постоянные стрессы ломают актрису, и та, желая уйти от проблемы, летит на всех парах в стены госпиталя и чудесным образом достает препараты, которые могут помощь справиться с болезнью. Антидепрессанты, снотворное, антибиотики. Знала ли женщина, что у некоторых таблеток есть побочные действия, увеличивающие раздражительность нервной системы.
Да, Костнер легче списать свой взрыв эмоций в доме сестры на антидепрессанты, и полетевшая ваза в сторону Джулс тоже была побочным эффектом. Дошла все до того, что старшая с таким гневом выпроваживала Донну за порог, что было понятно сразу – эта ссора оставит огромный отпечаток на нынешних отношениях женщин. Его просто так не решишь разговором, извинениями, тут все намного сложнее.
Возможно ли такое, что Джульетт и Костнер перестанут общаться, поддерживать даже самую малейшую связь? Возможность очень велика. Это понятно, когда одна желает другой смерти, а другая в ответ собирается наставить пистолет, если она еще раз заявится к ней домой.
Это не просто очередной скандал. Это скандал, который, обычно, ставит точку во всех отношениях.
Донна хотела по-тихому уйти в сторону, чтобы женщина не заметила ее, но не тут-то было. Джулс положила трубку и повернула голову как раз в тот момент, когда актриса делала шаг назад.
Она уверенно пошла вперед к старшей, словно все хорошо и нет никакого напряжения в воздухе.
-Не начинай, - холодно отозвалась Костнер, когда сестра чуть было не открыла рот. – Мы на нейтральной территории, и застрелить меня не получится. Что ты тут вообще делаешь? – чуть прищурив глаза, спросила Донна. – Сестра, - добавила она холодно, словно выплевывала это слово с огромным нежеланием.

+2

3

Жаловаться на жизнь - бессмысленное и глупое занятие, рано или поздно имеющее место быть. Джульетт перестала понимать происходящее, искать десятки оправданий и стала замыкаться в себе. Раскидав на стол несколько папок, она старалась сосредоточиться на рисунках, чертежах и образцах. Рисовала в течение недели, планируя кардинально переделать гостиную со столовой. Смысла никакого, но раньше это занятие приносило настоящее удовольствие, смешанное с временным удовлетворением. Задрав голову к потолку, женщина меланхолично раскручивала карандаш в пальцах, иногда коротко выдыхая. Возвращение в дом заранее не сулило ничего положительного, а стоило переступить порог - вовсе омрачило последние недели у матери. Та чувствовала себя неважно, но внукам принципиально не показывала, вызвавшись приготовить ужин с десертом. Джульетт молча наблюдала за Изабель Росси и понемногу расклеивалась, понимая, что всё рано или поздно уходит в небытие, особенно люди. Память стереть невозможно, но уже никогда не будет, как прежде. В детстве ей было глубоко обидно, когда друзья уходили, теряли интерес, когда один великолепный день так и оставался одним, а повтор - всего лишь иллюзия. Нельзя вернуться на годы назад и нельзя спроектировать заново. В девяносто пятом она обрела смысл своей жизни, и, как оказалось, теряла, ежедневно. Проснувшись сегодня, Джулс с трудом покинула кровать, испытывая душевное истощение. Нельзя мучить себя, добивать, но.. Склеить чашку - увы, осколков накопилось слишком много.
Дети в школе, Алессия обещала подождать брата, так как Джульетт после возвращения из дома матери, наказала держаться вместе, и поменьше совершать необдуманных и спонтанных поступков. Да, хотелось дать им свободу действий, но сейчас не помешает осторожность. Даже разрешение супруга и слова о том, что теперь все наладилось и устаканилось, не изменило мнения женщины. Наверное, он посчитал ее завуалированные угрозы шуткой, провокацией.. Зря. Джулс слов на ветер не бросала, она, как и он, любила говорить по делу, насколько это возможно. А еще, Франческо действительно перестал воспринимать ее всерьез, что остро задевало самолюбие. Неужели, считает, что она не способна принять самостоятельное решение? Конечно, ведь жена - часть комнатного интерьера, та, которая мать детей, но не та, которая в любой момент исчезнет, словно случайная девица на ночь. Имеет ли смысл угрожать разводом?
- Надоело, - На выдохе проговорила Альтиери, вставая из-за стола, и уже через минут пять покинув дом. Ноги сами несли, изначально в неизвестном направлении. Перегруженная беспокойными мыслями, американка практически в последний момент поняла, где она, и что тут собирается делать. Расплатившись с таксистом, она оглянулась, смерив долгим взглядом центральный вход в городской парк, и медленно зашагала вперед. Одиночество никуда не делось даже тогда, когда зазвонил мобильный телефон. Приняв звонок, женщина остановилась посреди дорожки, снова неосознанно задирая голову и вглядываясь в ярко-голубое небо сквозь верхушки пушистых деревьев. Лесси что-то тарахтела, а Джулс даже не пыталась вслушиваться. Будь там что-то жизненно-важное, она бы давно поняла, для этого хватит уловить первые нотки тона голоса дочери.
- Куда забежишь? - Переспросила брюнетка, запахивая края пальто и медленно поворачиваясь вокруг оси. - Ладно. Только.. Передай ему, что ничего страшного с ним не случится, потерпит десять минут. Нет, не дома. Скоро буду. Погуляю и.. Вернусь, - Поджав губы, она прикрыла глаза. - Хорошо. - Сбросив звонок, Джульетт повернулась, натыкаясь взглядом на знакомое лицо.
Отныне, будто знакомые, на самом деле - родные. Всегда, когда они виделись с Донной, Джулс вспоминала детство, где не было места равноправию. Отец явно больше любил ее, он вообще тяготел к сложным натурам, а младшая сестра с самого начала продемонстрировала все оттенки своего характера. Не то, чтобы Альтиери ревновала, - она просто не понимала. Почему так, а не иначе? Родители относились к ней предвзято, и это не сделало ее грубее, напротив, она сохранила почти что детскую непосредственность и веру в лучшее. На ее фоне Донна казалась несколько мрачнее. Хотя, сегодня, когда одной сорок, другой на пять лет меньше, они почти не отличаются внешне, даже учитывая мимику и аналогичные особенности. Да и Джульетт давно не оптимист. Ей сложно, и она защищается, как может. Несколько дней назад в ход пошли оскорбления, обвинения и еще множество других неприятных вещей. Глядя на активно шагающую сестру, Джулс искренне не понимала, отчего у них сложились подобные отношения. В другой жизни они могли стать подругами, и раз в неделю в обязательном порядке обедать вдвоем, как настоящая семья.
- И не собиралась, - Сдержанно ответила брюнетка, пряча руки в карманы. Донна встретила холодно, но на другое рассчитывать - наивно. Признаться, она не знала, что должна сказать. Стоит попытаться? - Что я здесь делаю? То же самое, что и ты. Мы находимся в общественном месте, значит, тут нет никакой моей вины. Я тебя не преследую, у меня много других забот. - Отличная попытка завраться окончательно. Какие у нее могут быть дела? Да и будь она посмелее, давно бы забрала все вещи из дома Фрэнка и уехала к маме с детьми окончательно. - А ты? Опять слушаешь Стиви Никс? - Отвлеченно поинтересовалась женщина, глядя куда-то в сторону, но не в глаза младшей сестре. Страшно вспомнить, сколько всего они наговорили друг другу. С другой стороны, иногда по-другому нельзя. Точнее, по-другому поступить - сил не хватает. А может, ума.

Отредактировано Juliette Altieri (2014-03-26 17:58:17)

+1

4

-Да, в городе огромное количество мест, а мы выбираем место, где самая большая вероятность того, что мы с тобой встретимся, - фыркнула Донна. – Иронично.
Действительно, а почему она выбрала именно этот парк? Да, он красивый, самый большой в городе, в нем есть места, где можно слиться с толпой, и где можно спокойно посидеть в одиночестве. Это одно из любимых мест актрисы. И так же одно из любимых мест ее сестры.
Если бы Костнер действительно не хотела встретиться с Джулс, она бы исключила из своего списка все места, где есть хоть один процент вероятности встретиться с ней, хотя бы за ближайшую пару недель, а таких немало. Оставались только бары, закрытые клубы, кальянные, ее театр и ее театральная студия. А все потому, что женщина боялась новой встречи после такой серьезной ссоры. Рано или поздно, она, конечно, должна была состояться, все к этому шло. Вечные перепалки, разборки на пустом месте, разные взгляды на одну и ту же ситуацию. Если бы Донна работала с таким человеком, как Джульетт, она бы давно указала ему на дверь и поддала пару пинков, так, на счастье.
Как можно вообще быть такими разными людьми? За всю свою жизнь Костнер встречала определенное количество людей, с которыми она могла найти общий язык, общие интересы, и даже найти некую схожесть в манерах и мимике. Сначала такие люди были для актрисы настоящим кладом, ведь, наконец-то, она нашла родного человека. Но проходило время, и с каждым разом она понимала, что терпеть не может своего собеседника-близнеца. Слишком похожий на нее, совершенно неинтересный, предсказуемый, к таким Донна сразу теряла интерес. Вот что значит, когда говорят, что противоположности притягиваются. Женщине нужны такие люди, которые будут ее отражением в зеркале, а не личной тенью. Такой была и остается Джульетт.
-Что-то имеешь против моей Стиви Никс? – сказала это Костнер уже без того холода, который был в приветствии, и наигранно нахмурила брови, вспоминая, как они с сестрой в молодости устраивали дебаты насчет своих любимых исполнителей.
Донна часто любила включать Стиви на всю громкость, пока часами собиралась на встречу или на вечеринку, и она до сих пор помнит, как они чуть ли не дрались за тот старенький магнитофон, чтобы включать свои любимые песни. И выигрывала чаще всего Джулс, так как она была старше, доводы у нее были неоспоримые, а еще она была довольно сильной по сравнению с младшей сестрой.
Сейчас Костнер имеет всю ту же привычку – включать музыку на всю громкость, пока собирается куда-то, вот только иногда она ловит себя на мысли, что чего-то не хватает, как-то слишком все правильно, и песня не прерывается каждые пятнадцать секунд из-за сестры.
-И какие у тебя заботы? – Донна полезла в сумку за зажигалкой и сигаретой. – Ах да, это не мое дело, конечно.
Сделав пару затяжек, женщина выпустила дым в другую сторону, зная, что Джульетт ненавидит запах табака.
-И, кстати, прошу прощения за ту вазу, но разбилась она красиво, - усмехнулась актриса, изредка бросая взгляды на стоящую напротив женщину. – Как семья?
Вот так обычно начинаются разговоры этих двух сестер. Сдержанно, поверхностно, пока одна не сорвется и не ляпнет чего-нибудь такого, из-за чего всю полетит к черту.
Хоть бы сегодня этого не было. Только не сегодня.

+2

5

Джульетт проигнорировала фырканье сестры, отчего-то мысленно умиляясь. Донна такая Донна, словами не передать. С ней никогда не бывало скучно, даже если их отношения строились в основном на ссорах. Что касается места встречи, Альтиери прекрасно понимала, к чему клонит Костнер, ведь первая сюда шла по привычке, но если бы она преследовала определенную цель - например, избегать младшую сестру - еще на пороге дома вспомнила бы об этом небольшом нюансе и отправилась куда-нибудь в другое место. К слову, они всегда сражались, и порой Джулс не видела конца этим сражениям. Донна, несомненно, маленький воин. А в детстве они обе были бойкими, активными, в некоторой степени шумными.
- Нет, - Пожав плечами, ответила американка, набирая в легкие много воздуха, - Ничего не имею против твоей Стиви Никс. - Она прекрасно знала о музыкальных предпочтениях сестры, а вот сама могла часами слушать Джони Митчелл. Еще ни один исполнитель не приносил ей столько умиротворения и легкой грусти одновременно. Особенно часто крутила на повторе в последнее время. Надо же как-то переживать сложный период в жизни? - Недавно смотрела кино, играла ее песня. - Зачем-то сказала она, делая два шага в сторону и опускаясь на просторную скамью. Донна тяготела к сигаретам, а когда-то Джулс беззлобно называла сестру пафосной «актрисулькой». Сейчас ей было совершенно плевать на сигаретным дым, щелканье зажигалки. Ей вообще на многое сейчас плевать.
- Да, это не твое дело, - Спокойно согласилась брюнетка, ложа ногу на ногу. Ей-то и поведать нечего, кроме как излить душу. - Может, присядешь в кое-то веки? В последнюю встречу посидеть толком не получилось. - Дождавшись, когда Донна таки соизволит опуститься рядом, Альтиери снова вздохнула, немного развернувшись, дабы смотреть на сестру.
- Сдалась мне та ваза. Честно говоря, было приятно услышать звон и грохот на весь дом. В последнее время там смертельно тихо. - Джулс склонила голову, хмыкнув. - Семья? Как обычно, Донна, как обычно. За три дня ничего не изменилось. За три месяца тоже. Хм, по-моему, последние три года тоже прошли без изменений, - Ее лицо омрачилось всего на несколько секунд, прежде чем она проявила завидное любопытство. - А у тебя есть заботы? Должны же быть, как никак. Расскажешь? - Да, она спрашивала, хотя могла нечестным путем выведать, как всегда умела, если очень хотела. Решив проявить банальное уважение, Джулс опасалась, что Костнер может уйти. Бывшей Росси совсем не хотелось оставаться одной. Хотя, кроме Донны она тоже никого не хочет видеть. Замкнутый круг.

Отредактировано Juliette Altieri (2014-03-28 00:08:40)

+1

6

Донна не понимала, что чувствует, случайно столкнувшись с сестрой в парке. В прошлый раз, когда они виделись, женщина пообещала убить Джульетт, чуть не перевернула весь ее дом, а потом, с пинками под зад, вылетела за дверь, ловя в свою сторону похожие угрозы.
Да, веселый был день, ничего не скажешь. За одни гребаные двадцать четыре часа жизнь Костнер буквально повернулась на 180 градусов, подпрыгнула и улетела в совершенно другом направлении, потому это единственное объяснение тому, как столько значимых событий могло произойти за такое короткое время. Покупка таблеток, от которых потом начало штырить нервную систему и поэтому Донна так резко сорвалась на свою сестру. Затем она каким-то образом оказалась в доме мужчины, которого она знает так мало времени, но который стал для нее очень близким человеком. Такие резкие скачки из крайности в крайность: то у женщины в жизни все идет размеренно, похоже, хотя и ежедневный график дел можно считать просто невозможным для выполнения, то, словно по команде, судьба решает выпустить всех своих собак и они налетают на Костнер. А потом опять, все возвращается в свое русло.
Донна проводила взглядом Джулс, которая, отойдя немного в сторону, присела на лавочку. Она подумала, что женщина собирается уходить и немного дернулась, а потом успокоилась и сделала глубокую затяжку.
-Ну, спасибо за доверие, - буркнула актриса и аккуратно села рядом с сестрой, так же, как и она, закинув ногу на ногу. – Да какая разница, что мы не сидели, главное, что мы не летали и не падали, иначе сейчас мы были бы в другом месте.
Было странное ощущение. Как будто ничего не произошло несколько дней назад, и они просто встретились в парке, когда каждая шла по своим делам.
Эта встреча не радовала Донну, но она и не хотела уходить от Джульетт. Она на нее безумно злилась, впрочем, как и всегда, но в тоже время, она хотела нормально разговора, можно с язвительными и обидными фразами, но только без криков. Надо постараться сделать так, чтобы встреча прошла хорошо, хотя сестры так говорят всегда, и все начинается по-старому. Но, пожалуйста, только не в этот раз.
-Ух ты, я даже оказала тебе услугу, - усмехнулась Костнер. – Включай музыку на полную громкость, или телевизор, у меня уже давно в доме тихо, стараюсь найти способ ее заглушить.
Да уж, кому, как ни Донне знать, что такое тишина в доме и одиночество. У нее есть свои способы отвлечься, правда, их нельзя советовать женатой женщине с двумя детьми.
Актриса плохо была осведомлена насчет того, что происходит в семье Джулс, но, судя по ее голосу, у нее сейчас не все гладко, и это еще мягко сказано.
-Какая жалость. А как у тебя с этим твоим?.. Фрэнком? – Донна произнесла это имя, будто выплевывала его с отвращением, и, сделав последнюю затяжку, она потушила сигарету о край лавки и бросила окурок в рядом стоящий контейнер.
-Как у меня дела? Это тоже не твое дело, - отозвалась Костнер на последний вопрос Джулс и развернулась к ней лицом. – Хотя, почему бы и не рассказать. С чего бы начать?.. Я плохо сплю, я много пью, я много работаю, на носу премьера, и порой я думаю, что обезьяну легче научить танцевать макарену, чем моих учеников в студии научить изображать грусть, я не «я сейчас обосрусь прямо на сцене». В общем, все как всегда.

+1

7

Причинить настоящий вред младшей сестре Джульетт никогда не могла, причем с самого детства. Задевать ее, подставлять в глазах родителей, проявлять снисходительность - все это спустя годы кажется смешным и нелепым. То, что произошло между ними пару дней назад - последствия состояния аффекта, вызванное личными проблемами. Донна не виновата в том, что у Джулс жизненный кризис, да и он у всех бывает в таком возрасте, а их взаимоотношения - это уже что-то родное, буквально влитое. Альтиери не собиралась воплощать угрозы в действие, а тем более убивать. Хотя, оружие в доме - обычное дело, бери, развлекайся, наказывай обнаглевших соседей.
- Не могу, - Разочарованно ответила брюнетка, немного откидывая голову назад. На улице стояла великолепная погода, идеально подходящая для прогулок по парку. - Дети не поймут. Даже они не включают музыку на полную громкость.. Иногда смотрю на них и удивляюсь. Алессия - примерная и дисциплинированная, Фрэнки-младший погружен в собственные увлечения, создавая проблемы все реже. Я-то думала, что нервничать придется вплоть до их двадцатипятилетия, а то и больше. - Джулс усмехнулась, мгновенно вспомнив о сыне Донны. Признаться, она не может вспомнить, когда последний раз видела племянника. Все-таки, не сложились у Росси семейные отношения. Все обошлись без субботних трапез и совместного Рождества каждый год. - Как Уилл? Ты видишься с ним? - Осторожно спросила Джулс, сдерживая искреннее негодование. Ей никогда не понять поступков Донны по отношению к собственному сыну. Где он, материнский инстинкт и желание защищать свое чадо круглосуточно?
- С этим моим? - Нахмуренно переспросила Альтиери, с упреком уставившись на сестру. - Фрэнк - мой муж, уже много лет, Донна. Что за детские выходки? - Хмыкнув, она отвела взгляд, покачивая ногой. - Никак. Вчера консультировалась со знакомым адвокатом, хочу подготовить бумаги на развод, - Джульетт сделала паузу, перематывая собственные слова в голове. Ей не верилось, что все это происходит. - Вот такие дела. Одни женятся, другие разводятся, обычная жизнь, как у всех, - Мрачно ухмыльнувшись, женщина вздохнула, посмотрев на Костнер.
- А, у тебя толком ничего не изменилось, смотрю, - Иронично добавила она, - Все, как всегда. Недостаток сна, много сигарет и алкоголя.. И бездарные ученики. Может, ты их недооцениваешь? Хотя, с твоей-то профессиональной самооценкой.. Неудивительно. - Джулс коротко рассмеялась, одновременно беззлобно и задевая Донну. - Дай им шанс, в конце-то концов. Судя по твоему настрою, жизнь опять скатилась до отметки "к черту", может из-за этого многого не замечаешь и зря нервы тратишь?

+1

8

Донна никогда не была хорошей матерью, хотя и делала какие-то попытки быть на нее похожей. Родив своего сына в 18 лет, она была совершенно не готова к воспитанию своего ребенка, ведь у нее была цель – стать известной и профессиональной актрисой. Девушка не занималась новорожденным ребенком, возложив эту обязанность на плечи опытной, в отличие от нее, няни, которую Уилл полюбил и стал принимать за родную маму, считая Донну чужой. Ее, безусловно, это задело, и актриса хотела исправить положение, стать к сыну ближе, но сделала только хуже, уволив эту няню и упав в глазах ребенка.
Костнер не понимает, как Джулс справляется с двумя детьми, и вообще, как она терпит это бесконечное воспитание и забот о них. Хотя в душе она завидует сестре, что у нее есть полная семья, послушные дети, которые любят ее. Иногда, приходя в дом Джульетт, Донна сталкивается с Алессией – старшей дочерью, и у них двоих весьма неплохие отношения, и актриса чувствует, что привязана к ней, хотя знает девочку не очень хорошо. Женщина хотела бы иметь такую дочь, но никогда не говорила об этом старшей сестре.
-Да ладно! Что ты такое с ними делала, что они у тебя такие покладистые? – искренне удивилась Костнер, полностью поворачиваясь к женщине. – Помнишь нас в детстве? Родители хватались за голову из-за наших выходок, и орущая на весь дом музыка – это только цветочки.
Да уж, бунтарство жило в сестрах Росси, когда они были еще маленькими, и это было вполне нормально для девочек их возраста. Но со временем их поведения перестало восприниматься, как детские выходки, и если Донна с Джулс были рядом – о, это было сравнимо урагану.
-Уилл…. Нет, не вижусь. Так, изредка бывает. Он сейчас учится, а я постоянно занята, так что… - это привычная отговорка актрисы на тот вопрос, как у нее обстоят дела с сыном и как у него дела. Она практически не знает, что он делает, и как он живет; они просто не видятся.
-И все равно он – этот твой. Ты же знаешь, какие у нас с ним отношения, Джулс, - Донна пожала плечами, а когда услышала о том, что ее сестра собирается разводиться, то аж подскочила на месте и ошарашено посмотрела на женщину.
-Что?! Ты разводишься с ним?! – актриса приоткрыла рот и, не отрывая взгляда, смотрела на Джульетт. – Да ладно, я не верю, что это случилось. – Костнер постаралась успокоиться, держа себя в руках. – Серьезно? Ма-а-ать твою
Женщина пропустила слова сестры насчет того, как Донна относится к своим ученикам, к своей жизни, и так далее. Она была полностью захвачена новостью о том, что семейная идиллия Джульетт начала рушиться, и это начало ее злить. Семья Альтиери хоть не идеальна, но она была примером той семьи, которую Костнер, в душе, всегда хотела иметь, и теперь этот пример начал распадаться на маленькие части.
-Ну, и что у вас произошло? Фрэнк? Что натворил этот мудак? – Джулс уже должна была привыкнуть к тому, как ее муж и ее сестра относятся друг к другу, а так же должна была привыкнуть к выражениям Донны о своем мужчине, и поэтому та не стала церемониться со словами. – А я же говорила тебе.
Костнер полезла в сумку за очередной сигаретой, чтобы как-то занять руки. Да уж, к такому она была совершенно не готова.

+3

9

Темы менялись одна за другой, Джульетт хотелось вызвать совесть в Донне, касаемо Уилла, но та выкрутилась одной-единственной фразой, тем самым давая понять, что не собирается обсуждать наболевшее. Старшая видела другое: сестра явно переживает по этому поводу, и возможно ей будет комфортнее разговаривать со специалистом на подобные темы, но не с Джулс. А может, ей напросто стыдно за свое поведение. Сын-то один, к тому же - взрослый и самостоятельный человек, а Костнер профукала заветные годы его детства. Если подумать хорошенько, привычки и история с Уиллом - лишь это не нравится Альтиери в Донне, в остальном она видела перед собой независимую женщину, которая не страдает от невнимания со стороны мужа, имеет собственное дело, и с удовольствием им занимается. Завидовала ли? Отчасти да, отчасти нет, смотря чему. Но эта свобода от предрассудков, безусловно, притягивала к себе, хотелось попробовать тоже.
- У вас нет никаких весомых причин ненавидеть друг друга, я не права? - Поинтересовалась американка, глядя на сестру. Но та не унималась. После заявления о разводе она буквально встрепенулась, брови поползли наверх, а настроение резко изменилось. Джульетт не ожидала такого внимания к своему разваливавшемуся браку.
- Не ты ли только что высказалась на счет Фрэнка? Почему тебя так удивляет мое решение развестись с ним? - Непонимающе добавила она, отводя руку в сторону. - Не веришь? Это я не верю спустя семнадцать лет, - Хмыкнув, она услышала очередное определение в адрес супруга от сестры и закатила глаза, испытывая раздражение. Да, ей никогда не нравилось, когда Донна позволяла себе резкие слова, потому что Джульетт обладала железным качеством: всегда и при любых обстоятельствах защищать любимого мужчину. Но как с ней поспорить? Франческо не являлся "мудаком" в ее глазах, но она впервые в жизни ощутила такой наплыв обид и разочарований.
- Говорила она, - Женщина фыркнула. Она терпеть не могла эту фразу. Ее любили произносить всякие выскочки. - А что ты мне говорила? Я хорошо знаю Фрэнка, и я много раз наблюдала, как рушатся семьи. И если десять лет назад ни за что бы не развелась с ним, сгорая от бешеной любви, то сейчас я устала. Я просто устала, понимаешь? - Облизав губы, Альтиери поменяла положение ног и ощутила, что не может физически расслабиться. Плечи и спина напряжены, хочется постоянно двигаться. - Даже не знаю, что ответить.. Он ничего не натворил. Просто Фрэнк - это Фрэнк. И если я со своей стороны старалась делать все, чтобы ему было хорошо, то он.. Видимо, что-то упустил. - Она задумчиво посмотрела на Донну. - Как думаешь, эгоистично звучит? Как ты пережила развод? - Вдруг спросила Джулс, подумав, что Костнер по сути другая, и никогда не придавала значение семейному очагу.

Отредактировано Juliette Altieri (2014-03-30 21:59:02)

+1

10

Джульетт права, у нее и Фрэнка нет никаких весомых причин ненавидеть друг друга, да и слово «ненависть» слишком грубое определение того, что между ними происходит. Донна совершенно не знает Альтиери, как человека, хотя краем уха осведомлена, чем он занимается, и это одна из самых главных причин, почему она ему не доверяет. Они никогда не разговаривали, как приятели, и тем более, как родственники, им приходится терпеть друг друга ради Джулс, имея просто невыносимые характеры. Донна любит съязвить Фрэнку и позлить его, а он, в свою очередь, не упускает возможность кинуть в ее сторону сдержанный колкий комментарий, и на этом они расходятся по своим углам. Но Костнер не сказала бы, что ей не нравится этот мужчина, она просто считает его не подходящим спутником жизни для ее сестры, опасаясь однажды услышать ту новость, которая прозвучала минуту назад.
-В том-то и дело, что вы были вместе семнадцать лет, и тут я слышу, что вы собираетесь разводиться! – воскликнула Донна, раскуривая сигарету. – Просто, у вас же дети, они знают? И вообще, проживи я с мужчиной под одной крышей столько лет, мне бы просто стало жалко разрывать отношения.
Костнер было не понять, каково это – прожить с любимым человеком много лет, хотя бы больше пяти лет, ведь столько длился ее первый и самый долгий брак. Она жила со своими родителями и сестрой под одной крышей целых восемнадцать лет, и, будь такая возможность, она бы сбежала от них еще лет в пятнадцать, потому что было невыносимо постоянно ссориться с семьей и не иметь права уйти от них, просто собрав вещи помахать рукой на прощание.
-Я тебе говорила, что, рано или поздно, у вас с ним все рухнет, и разрушит он все своими руками, - высказалась Донна, делая глубокую затяжку и выпуская дым в противоположную от сестры сторону. Кстати, брак Джулс с Фрэнком была одной из немногих вещей, о которых и Костнер, и ее мать имели одинаковые мнения. – Знаешь, а я ведь в какой-то момент начала верить, что у вас действительно все хорошо. Да не может быть такого, что вы разводитесь из-за того, что «Фрэнк – это Фрэнк» и «я просто устала». Ты – не я.
Когда Джульетт спросила о том, как Донна пережила свой развод, то та громко усмехнулась, выпуская сигаретный дым изо рта.
-Какой именно? Тот, когда мы сами все разрушили, или тот, когда мой муж прострелил себе висок? – даже спустя два года говорить о смерти Нолана Костнера было…неприятно. Просто неприятно. Женщина практически не вспоминает о нем, да и вряд ли бы вспоминала, если бы они просто развелись. И все равно от сказанной ею фразы про самоубийство по спине пробежал холодок. – Как-то пережила, я не сильно впечатлительная и не привыкла расстраиваться из-за мужиков.

+1

11

- Дети выросли, Донна. Знаешь, когда у тебя двое детей, то львиную долю личного времени тратишь только на них. И это естественно, правильно. Пока ты воспитываешь, растишь, заботишься, отношения с мужем переходят на новый уровень. Отныне вас можно назвать сожителями. Он каждый день уходит на работу, - Джульетт сделала паузу, понимая, что сложно представить Фрэнка, встающего в восемь утра на работу каждый божий день. У него нет, как такового, графика, ведь быть гангстером можно в любое время суток. - а ты работаешь на детей. С утра до вечера. Накорми, развлеки, уложи спать. Потом школа. Обязанностей лишь прибавилось, верно? И проблем, в том числе. А муж все там же.. Где-то далеко. И однажды ты проснешься утром, посмотришь в потолок секунд тридцать и поймешь, что вам не о чем поговорить. Нет, ты конечно можешь рассказать ему об успехах детей и о новых соседях, поселившихся напротив через улицу. А потом спросить, что он хочет на ужин. На этом все. Пустота. Пропасть между двумя людьми. - Альтиери посмотрела на сестру, в сотый раз за последнее время испытывая острое разочарование.
- Считаешь, мне не жалко? Это ведь я прожила с ним семнадцать лет. Наша дочь вот-вот поступит в колледж. За ней через пару лет отправится Фрэнки. И следующее открытие, которое я сделала, однажды проснувшись утром, так это то, что они уже взрослые, а мой брак трещит по швам. Нет, он давно трещит, но я больше не хочу закрывать глаза на некоторые вещи и сдерживать себя от очередного желания сорваться на Фрэнка. Не поверишь, мне иногда хочется закричать.. На него. Громко так, во все горло. И что я делаю? Держу в себе. А вдруг у меня получится? Жить самостоятельно, найти себя окончательно. Потому что утеряла нить происходящего где-то несколько лет назад.. А осознала эту потерю уже сегодня.
Джульетт замолчала, слушая, как Донна делает очередную затяжку, как шелестят листья деревьев, как откуда-то эхом звучат восклицания людей, шум машин.
- Несколько лет я думала, что все можно исправить, просто надо набраться терпения и подождать. А теперь ясно вижу, что лучшие моменты никогда не повторятся вновь. Словно ребенок, узнавший, что Санта Клауса не существует. Гадкое чувство.. - Брюнетка поморщилась, хмыкнув.
- Скажи, а разве не виноваты оба, когда что-то идет не так? - Задумчиво спросила она. Джулс всегда верила, что ссора накладывает вину на обоих, нельзя спихивать на одного. Но ведь существуют исключения?
- Нет, я не имела в виду Нолана, - Тише добавила Джульетт. Ее саму покрыло мурашками. Самый большой ее страх: вести о гибели Франческо. Не знаю, как ты пережила смерть мужа, я так не смогу. Я - не ты.
- Господи, Донна, но мы ведь не говорим обо всех мужчинах! - Воскликнула Джульетт. - Мы говорим о тех, кто.. Ты же любила кого-то из них? Я имею в виду чувство, когда он - часть тебя. Фрэнк - часть меня. И когда меня спрашивают о нем, я вспоминаю в первую очередь о любимом мужчине, а не о статусе мужа.

+1

12

Вот чего Донна точно не хотела, так это посвящать себя семейному быту и воспитанию детей. Быть простой домохозяйкой, заниматься тряпками, проблемами детей в школе, ублажением уставшего после работы мужа – это ад для женщины, в который она может попасть после смерти. И, несмотря на то, что она, порой, завидовала семейной идиллии сестры, она все-таки была рада, что не стала похожей на нее.
-Слава Господи, что я не оставила все ради всего того, что ты сейчас мне описала, - женщина сделала еще одну затяжку. – Вот почему у меня никогда не проблем с мужчинами, они все приходят и уходят, мне легко заводить с ними отношения, а когда приходит время, и ты понимаешь, что все зашло в тупик, вы расстаетесь, без лишней возни  бумагами и разделом имущества. Я понимаю, что ты нашла счастье в том, что завела семью, но неужели ты всю жизнь хотела возиться со стиркой и школьными заданиями твоей дочери и сына?
А ведь Костнер не знала, что такое – заботиться о проблемах твоего ребенка, водить его в секции, ходить с ним в кино или в парк, покупать ему мороженое и дарить подарки, которые он хотел, а не те, что выбрала на свой вкус мать. Женщина практически не знает Уилла, и в этом виновата только она. Жалеет ли она об этом? Безусловно, да. Но оставила бы она карьеру ради семьи тогда, в свои восемнадцать лет? Нет, даже если бы вернулась в то время на машине времени и попыталась бы все исправить.
-За все эти семнадцать лет вашего брака ты была примерной женой, которая ждала его после работы и готовила сырники с клубничным сиропом, и ты не думаешь, что эта обыденность могла подтолкнуть вас к разводу? Потому в ситуации с первым мужем у нас было что-то похожее, - Донна в последний раз втянула в себя сигаретный дым и, раздавив окурок о лавку, бросила его в мусорный бак. – Хотя…нет, все было по-другому, ну да ладно. Дело в том, что мы потеряли интерес друг к другу, и вся проблема в том, что мы думали только о своих интересах, а не о наших общих. Вот скажи, что у вас с Фрэнком есть общего? Кроме детей, разумеется. Я знаю, что детишки – символ любви, и так далее, но строился ли вас брак только на ней? Если это так, то все печально.
Донна хотела сказать, что брак должен строиться не только на общей любви друг к другу, потому что была абсолютно уверена, что у нее есть срок годности, и что однажды между супругами ничего не остается, кроме любви к английским сериалам и привычки к общему сожительству. Да, будет еще и привязанность, но она совершенно не похожа на любовь. Это как прожить всю жизнь в одной квартире с лучшим другом. Ты этого человека уже терпеть не можешь, но расстаться с ним не хочешь, потому что будет совсем непривычно возвращаться в новую, но пустую квартиру и заглушать одиночество звуком включенного телевизора.
-Ну и отлично. А как ты думаешь, любила я их или нет? Если бы не любила, то не стала бы проходить через весь идиотизм с обменом колец и штампами в паспорте, - возмущенно фыркнула актриса. Уж что-что, а свадьба точно не самое приятное воспоминание из жизни женщины, хотя вторая даже не была на нее похожа.
-Господи Боже, тебе ни в коем случае нельзя разводиться с этим мужчиной! – вдруг воскликнула Донна. – Знаю, это словно говорит мой двойник из параллельной вселенной, но ты только послушай себя! «Фрэнк – часть меня», - передразнила голос Джулс актриса. – Если вы разойдетесь, ты съешь себя заживо, а мне придется тебя останавливать. А что сделает Фрэнк? Не думаю, что он будет заливаться крокодильими слезами и запивать горе коньяком. Он освободит себя от супружеской ноши, и у него появится больше времени для своих дел, а может, и для горячих молоденьких девушек с третьим размером груди тоже.
Донна нехило подливала масло в огонь, но не могла остановить поток своих мыслей, не сразу осознав, что это может стать началом их новой ссоры.
Пожалуйста, Джулс, восприми это все спокойно.

+2

13

Джульетт рассмеялась, услышав о нежелании Донны пережить аналогичную бытовую суету. Кому не перескажи свои привычные будни - никто не захочет. Со стороны звучит не очень. Что касается мужчин, брюнетка понятия не имела, что такое выходить несколько раз замуж, расставаться спустя год-два и так далее. Джулс по натуре - однолюб. А вот временное увлечение другим мужчиной все же случилось однажды. По правде говоря, она не любит вспоминать об этом, наверное, это была острая необходимость, впоследствии утерявшая актуальность.
- А что еще могло подтолкнуть к разводу, Донна? Конечно, обыденность. И да, меня подтолкнуло, не его. Насколько мне известно, Фрэнк категорически против расторжения брака. Меня нисколько не удивляет такая позиция, для него понятие «Семья» - дороже денег. - Она вытянули ноги, зажав между коленями ладони и вздохнула. Ее супруг жил на две семьи. Вторая - неофициальная лига джентльменов удачи. А как еще назвать? Нет, существует множество определений, но так ей нравилось больше. Оно соответствовало действительности. - Ты не понимаешь. Когда мы познакомились, мне было двадцать с лишним лет. Альтиери настоял на совместном проживании, я переехала. Помнишь? А вскоре неожиданная беременность и бац! Сразу брак, как без этого. И все, Донна. Началась супружеская жизнь, один ребенок, второй. Когда мне было решать, чего я хочу и надо ли мне заниматься только семьей? У меня не осталось выбора. А все бросать.. - Джулс поморщилась. - Так не могу. Мне что, надо было, как и ты, оставить дочь Фрэнку и отправиться на поиски приключений, в течение которой я сумею найти мечту и претворить ее в жизнь? Я знаю одно: детей бросить - не брошу.
И тут Джульетт задумалась над вопросом сестры. Что у них общего с Франческо? А что имеется в виду? Характерные качества или цели? По сути, они всегда смотрели в одну сторону. Он оберегал семью, а Джулс создавала комфорт, необходимый супругу и детям. У каждого свои обязанности, так сказать, своя миссия.
- Донна, я только что сказала тебе, что кроме детей, нас связывали чувства. Мне кажется, они иссякли, - Неуверенно ответила брюнетка, испытывая неопределенность в этом вопросе. - Возможно, психологи называют это кризисом среднего возраста, как думаешь? - Она ухмыльнулась. - И кризисом многолетнего брака, например. Девяносто процентов супругов, пережившие двадцатилетний рубеж, обращаются к специалисту с багажом нерешенных проблем, потери тяги друг к другу и желанием развестись. С другой стороны, если просят помощи, значит хотят спастись.
Последнее изречение Костнер, вперемешку с восклицанием, добили Джульетт окончательно. Сначала она вся напряглась, ощутив внезапно прилившую злость, а после расхохоталась на весь парк, самая не понимая, отчего стало так смешно и забавно.
- Ты меня однажды прикончишь своим независимым мнением, - Сквозь смех произнесла Джулс, глядя на младшую сестру. - Сначала заявляешь, что разводиться ни в коем случае нельзя, а потом, что в случае развода, Фрэнк ни капли не побеспокоится и продолжит жить с еще большим удовольствием. А теперь ответь мне, Донна, какой смысл мне и дальше продолжать жить с мужчиной, для которого отсутствие жены вызовет равнодушие и пустит во все тяжкие? - Уже серьезно спросила Джул, убирая прядь волос с щеки.
- Уверена, за столько лет он позволил себе пойти на измену и не раз, - Холодно добавила она, откинув голову назад. - Раньше я бы убила его за это. Сначала выпотрошила на заднем дворе, а потом сожгла бы все его вещи, без остатка. Взрослея, начинаешь иначе относиться к изменам, они уже не имеют под собой особого веса. У меня был однажды роман, я говорила?

+1

14

Донна не понимала Джульетт, ведь она с полной уверенностью заявляла о разводе с мужчиной, который является частью ее жизни, и у которого семья стоит выше материального состояния. Да ведь это идеальный муж: гребет деньги лопатой, несмотря на все измены, возвращается домой и любит свою жену и своих детей больше жизни. Что этой женщине еще надо?
-Так, знаешь, я ни черта не понимаю, какого ты разводишься тогда с Фрэнком, если он такой послушный семьянин с огромным состоянием? Да, мы с тобой разные, но я бы не стала подавать на развод только из-за каких-то там чувств, это же идиотизм!
Развод актриса с Лоуренсом произошел только потому, что они, спустя несколько лет, перестали быть не только влюбленными друг в друга до потери сознания, но и просто родными людьми. Он отдал свое сердце работе, она – карьере. Не было никакого дела до брака, до сына, до самих себя, и они приняли совместное решение жить по отдельности и идти к своей цели самостоятельно. Частично это было правильно, ведь их отношения были обречены на провал; это как поженить двух старшеклассников, которые решили сбежать из дома ради вселенской любви, которая прекратит свое существование, когда девушка взглянет на парня повыше и загорелее, а парень найдет себе девушку с большим размером груди и желательно привлекательным личиком. Мораль сей басни такова, что нельзя быстро бросаться в омут с головой, чтобы потом не пожалеть о своем поступке.
-Ты сама себя в эту яму загнала, Джулс. Я знаю тебя, ты могла бы совместить и дела, и семью, но ты выбрала себе роль домохозяйки, потому что, видите ли, некуда было деться. Надо было думать, прежде чем делать, - сердито ответила Донна, положив ладони на свои колени и сцепив пальцы в замок. Женщина уже не раз говорила с сестрой на эту тему, обычно во время ссоры, когда они начинали переходить на личности, но сейчас все было немного по-другому. Джульетт собиралась разводиться, и актриса не может понять, нравится ли ей это или нет. Скорее, и то, и другое.
-Вот только не надо переводить на меня стрелки! – воскликнула Костнер, когда сестра вскользь намекнула на ее отношения с сыном, и та сразу же встрепенулась. Донна не любит говорить о Уилле, особенно с Джулс, ведь та обязательно упрекнет сестру в отсутствии материнских инстинктов и заботы к родному человеку.  – Я не бросала Уильяма. И почему ты считаешь, что раз появились дети, то твоя жизнь перестает быть только твоей жизнью? Все начинает вертеться вокруг пеленок, детской присыпки, колясок, подгузников, и ладно, на все это можно убить время, а дальше что? Дети вырастают, становятся самостоятельными, а ты все вытираешь им рот салфеткой и готовишь обеды в школу. Неужели в этом ты нашла свое счастье?
Дальше на Донну накатила волна раздражения. Нет, она все еще не понимает Джулс, и не может перестать удивляться, как по-разному они относятся к жизни.
-Так спасай свой брак. Да, Фрэнк еще тот засранец, но неужели ты думала, что такой мужчина, как он, будет ползать перед тобой на коленях и с презрением думать о других женщинах? Никогда не думала, что то, что он всегда возвращается домой, несмотря на количество любовниц, что-то да значит?
Когда Джульетт упомянула, что у нее был роман, брови Донны стремительно взлетели вверх от удивления.
-Наверное, забыла, потому что я ничего об этом не слышала. Но, знаешь что? Я не удивлена, - хмыкнула женщина.

+2

15

Эта женщина всегда яро протестовала против Франческо Альтиери, утверждая, что он - засранец и Джульетт зря за него вышла замуж. Что случилось на этот раз? Теперь она играет за его команду? Брюнетка внимательно слушала сестру и аналогично злилась, думая, как бы корректнее дать понять Костнер, что она беспричинно меняет свое мнение.
- Смешно, Донна, очень смешно, - Иронично произнесла американка, качая головой. - В каком прекрасном свете вдруг предстал в твоих глазах Фрэнк, уму непостижимо. Рассуждаешь, будто живешь с нами в одном доме! Как ты там сказала.. Послушный семьянин с огромным состоянием? О, подожди, подожди, может ты еще знаешь, каким образом он сколотил свое состояние? Нет, не стесняйся, расскажи мне, ведь ты побольше моего знаешь об Альтиери! - Она фыркнула, переждав очередной короткий поток ветра.
- Мы переезжали несколько раз, между этими переездами приличные промежутки, но каждый раз, в каждый новый дом к нам традиционно приходит полиция с проверками, поднимает все вверх дном, пинает вещи, распахивает всюду двери и с грохотом опустошает выдвижные ящики во всех комнатах! Или ты ни разу не смотрела новости? Каждые несколько месяцев там сообщают, что убили очередного знакомого мне человека. Сначала он приходит к нам в дом на ужин, представившись другом Фрэнка, а потом я смотрю кадры с места преступления, где тот был застрелен.
Ее бесила поверхностность рассуждений сестры, ее приводили в ярость ее пустые доводы, словно жизнь - сказочная страна и в ней нет серьезных проблем, максимум - измены мужей и отсутствие должного внимания. Ей богу, действительно, чего жаловаться, если супруг при деньгах и возвращается домой, кому какая разница, что он крутится в кругах, где убивают людей за раз, если что-то идет не так. И да, она тысячу раз рассуждала о том, убийца ее муж или нет, и каждый раз приходила к положительному ответу. Он может быть сколько угодно примерным семьянином, это еще ни капли не мешало быть жестоким за пределами дома.
- Моя ошибка только в том, Донна, - Она зло посмотрела на сестру, - Что я раньше не подала на развод. Или мне так весело жить с пистолетами, припрятанными в его кабинете, в бесконечном страхе, что я увижу его по новостям? Но больше всего меня интересует дети, потому что да, Донна, я в первую очередь брошусь защищать их от всех жизненных бед. И если я смогу помочь - прекрасно, если справятся сами - еще лучше. Несмотря на мое постоянное присутствие с ними, я всегда старалась воспитать их самостоятельными и они выросли именно такими. И когда твоя блестящая актерская карьера пойдет в тартарары, ты вспомнишь о том, что кое-что пропустила в своей жизни, касаемо Уилла. Ты говоришь о золотой середине, о том, что можно совмещать и то и другое, а сама? Нет, ты тоже впала в крайность когда-то, отдав львиную часть внимания театру, а не сыну. Так что не надо меня учить, ради Бога.
Роман романом, а Джульетт уже смутно помнит об этом, потому что подобные вещи для нее прозрачны, в них нет ни смысла, ни будущего.
- И почему же тебя не удивляет это? Я похожа на любвеобильную даму? Куда мне до тебя? - Хмыкнула Джульетт, пытаясь внутренне остыть.

Отредактировано Juliette Altieri (2014-04-03 16:51:34)

+1

16

Донна поверхностно знала о Фрэнке, а тем более о его делах. Она никогда особо не интересовалась и не пыталась выяснить, чем занимается муж ее сестры, но после всех рассказов Джулс и ее намеков женщина сложила в голове кое-какое представление об Альтиери.
-Я лишь перефразировала твои слова, Джулс! То ты говоришь о нем одно, то другое, а потом еще орешь на меня, что я мои доводы смешны и непостоянны. И да, я прекрасно знаю, кто твой муж, будешь об этом орать на всю улицу? Пожалуйста! Я могу ясно и четко тебе рассказать, кто такой Фрэнк Альтиери, и чем он занимается. Я знаю, что он за человек, но я не знаю, какой он отец и супруг. Ты постоянно меняешь свое мнение о нем, определись уже, кто он – урод с огромным состоянием или человек, любящий свою семью и делающий все, чтобы ее защитить. Может тогда я пойму, правильно ли ты поступаешь, или нет.
Костнер невероятно злилась на свою сестру, на то, что они опять начали за здравие, а кончили за упокой. Пока Джульетт рассказывала подробности о ее нелегкой семейной жизни и о плате за дела Фрэнка, Донна не переставала пыхтеть от раздражения, пытаясь вставить свое слово и перебить сестру. Но когда та остановилась и перевела дыхание, актриса поняла, что сказать ей нечего. Она не представляет, каково приходится Джулс, и не знает, как реагировать на такое откровение, на такое жестокое откровение с ее стороны. Женщина, наконец, раскрывала историю семьи Альтиери с другой стороны, которую Донна никогда своими глазами не видела. И тут она начала понимать, почему нервы сестры больше не могут выдерживать брак, и почему она решилась на развод, имея за плечами многолетнее замужество и двух любимых детей.
Но когда Джульетт заговорила дальше и опять упомянула о печальном опыте сестры в воспитании Уилла, ее понимание и жалость испарились, а на их место опять вернулась злость, раздражение, и даже какая-то ярость, которая чуть не заставила влепить затрещину сестре, когда она упомянула имя сына. Было обидно, и эта обида вызывала раздражение. Было осознание той жестокой реальности, которую сейчас выдавала Альтиери, и от этого по венам растекалась злость. Злость на саму себя, злость на повороты судьбы, которые подарили ненужное и спонтанное замужество в восемнадцать лет и рождение ребенка, к которому никто не был готов. Донна отчасти понимала правоту Джулс, понимала, что та хорошая мать, а она – нет, и вряд ли ей уже станет.
-Да Джульетт, я поняла, ты – прекрасная мать, ты бросишься в огонь ради своих детей и защитишь их от всяких бед, - холодно и максимально сдержано говорила Донна. – А я не такая блять! Мне было восемнадцать, когда Лоуренс надел мне кольцо на палец, а через девять месяцев из меня выскочил Уилл. Мне было восемнадцать гребаных лет, и знаешь, что я тогда хотела? Тусовки, известность, карьеру, деньги, мне не нужна была семья, я боялась взять новорожденного сына на руки, я старалась о нем не думать, я хотела сбежать от всего. И если бы я этого тогда не сделала, то не была бы сейчас той, кем я сейчас являюсь. В восемнадцать лет я бы ни за что не смогла совместить карьеру и семью, я же была девчонкой! Изменила бы свое решение, будь у меня машина времени? Да. Но тогда сейчас бы не было Уилла.
Костнер перевела дыхание, тяжело дыша грудью, и смотрела прямо в глаза сестре.
-Потому что мы с тобой похожи, - сухо добавила Донна и больше ничего не сказала. От всего сказанного стало не по себе, одновременно в крови бурлила злость и отчаяние о понимания того, что у всего есть своя цена.

Отредактировано Donna Costner (2014-04-03 17:44:20)

+1

17

- А для тебя существует только черное и белое, Донна?! - Воскликнула Джульетт, разводя руками. - Он обязательно должен быть или уродом или примерным семьянином?! Себя послушай! Что мешает ему любить своих детей и иметь отношение к криминальному миру? Ничего.
Ей порядком надоел этот спор. И комментарии типа «я и так все о нем знаю!» звучали, как минимум, нелепо. Да что она могла знать? Бывшая Росси не в курсе, есть ли у младшей сестры соответственные источники и знать не хотела. Объяснять по десятому кругу личность по имени Фрэнк Альтиери - бессмысленно. Никто и никогда не поймет, не побывав в ее шкуре. Безусловно, ей хотелось поддержки со стороны Костнер, более того: она ждала ее в адрес о решении подавать на развод. Джулс не хватало решимости довести дело до конца, и все потому, что она любила Фрэнка. Но с годами понимаешь, что любовь - это еще не все. Когда чувства остывают и ураган утихает, наступают обыкновенные серые дни, где существует множество проблем. Их накопилось так много, что любовь ушла не на второй - на десятый план.
- Да, давай, усугуби разговор сарказмом, - Брюнетка закатила глаза, слушая последующие излияния младшей сестры. На самом деле, ей было жаль Донну, как ту, которая прошла свой пусть, со своими трудностями. Но даже спустя годы ничего толком не изменилось. Машина времени исключила бы только Уилла. Другое развитие событий Костнер явно не рассматривает. Джулс забеременела позже, но и она была не готова ни к детям, ни к браку. Все пошло своим чередом.
- Закончим этот разговор, - Внезапно предложила женщина, утерявшая всякую надежду на человеческие взаимоотношения с сестрой. И в сотый раз она не понимала, что им делить между собой. Они просто сестры, у них общие родители, и у каждой своя печальная история. И они ни капли не особенные. У всех людей свои маленькие и большие трагедии. - Я просто хотела рассказать тебе о том, что происходит в моей жизни. А происходят в ней кардинальные изменения. Надеюсь, что ты перестанешь отговаривать меня и просто примешь информацию, как должное. И вот еще что.. - Джулс отвела взгляд, провожая глазами мимо бегущего человека. - Я не считаю тебя плохой. Ни матерью, ни человеком. Я знаю, что на каждую проблему найдутся миллионы причин, известных лишь тому, у кого эти самые проблемы. Если все пошло так, значит так произошло, некого винить. Я никогда не решала за тебя и не указывала, как тебе поступать, ты и сама прекрасно знаешь это. Да и больше не осталось сил воевать, у тебя, думаю, тоже.
Альтиери вздохнула, коснувшись ладонью виска и понимая, что ей пора принимать окончательно решение. Все равно никто не сделает этого за нее. И она не сможет помочь Донне исправить что-либо.

+1

18

-Однажды ему придется выбирать, - только и ответила Донна на восклицания сестры и провела руками по волосам, убирая их назад от лица.
А женщина так надеялась избежать очередной ссоры, после которой она была выжитая, как лимон. Вечные перепалки с сестрой не доставляют никакого удовольствия, хотя Костнер еще та любительница устраивать скандалы. Она просто устала оттого, что у нее с Джулс отношения, как у кошки с собакой, они не могут находиться друг рядом с другом спокойно, рано или поздно одна из них цапнет или царапнет по лицу, и снова начнется маленькая война.
Донна хочет все исправить, хочет тех отношений, что были между сестрами много-много лет назад, когда они были еще совсем молодые, но она понимает, что их уже не вернуть. Они закопаны очень глубоко, засыпаны временем, событиями, всеми словами, что были сказаны этими женщинами. Их прежнюю сестринскую любовь уже не вернуть. Но им ничто не мешает построить новую, начать все с чистого листа, постараться все забыть. Это практически невозможно. Но постараться всегда стоит, потому, что родные люди ни в коем случае не должны терять друг друга, тем более из каких-то глупых споров и разногласий.
-Мне трудно это принимать, как должное. Хочешь верь, хочешь нет, но я беспокоюсь за тебя, Джулс. Твоя жизнь действительно очень круто меняет обороты, и не в лучшую сторону, а у тебя столько лет, как мне казалось, было все хорошо. У тебя есть семья – то, чего у меня не было, не считая тебя и наших родителей. Я одна. И я ни за что не позволю и тебе быть одинокой.
Несмотря на разницу в возрасте между ними, сейчас она была практически незаметна. Так всегда случается, когда братья и сестры вырастают и становятся равными, и даже, бывает, меняются ролями. Джулс и Донна, время от времени, менялись ролями старшей и младшей сестры, и даже во время этого разговора можно было это заметить.
-У нас не получается не воевать, ты же сама видишь. Как ни старайся, а мы все равно в конце оказываемся по разные стороны баррикад. Надо что-то менять, потому что я так больнее не могу. Не могу больше терять близких людей, даже я не смогу, в конце концов, это выдержать, - Костнер старалась не смотреть на Джульетт, отводя глаза то на маленьких детей, которые гуляли со своими родителями, то на постройки, на деревья – куда угодно, лишь бы не смотреть в глаза сестре.
Не получилось. Донна взглянула на Джулс уже не озлобленным, а усталым голосом.
Ссора прошла, как неожиданно нагрянувшее цунами, оставив после себя полную разруху.
-Ты куда-то собиралась, пока не наткнулась на меня? Кажется, у тебя есть дела, - буркнула Донна, поворачивая корпус вперед. Женщина не хотела избавляться от сестры, нет, но и говорить им было больше не о чем. По крайней мере, сейчас.

+1

19

Джульетт посмотрела на сестру и пожала плечами. Ну что она могла ответить? Ей тоже не хочется быть одинокой. Да и подобный исход не светит, все-таки двое детей - уже поддержка. Всё, что она воспитала в них, рано или поздно даст плоды и окупится. Вера в лучшее неистребима, однако. И в кого она такая оптимистичная выросла? Уж точно не в отца.
- Нам нечего менять, Донна, мы заложники собственных судеб. И когда наши пути пересекаются, начинается битва за воздух. Помнишь, я сказала, что у вас с Фрэнком нет причин ненавидеть друг друга? То же самое могу сказать о нас с тобой. Нам нечего делить, нам не за что бороться, мы и так еле боремся с самими собой. Вроде повзрослели, а отношения не изменились. Ну что ты говоришь? - Джульетт нахмурилась, повернувшись к Костнер и качая головой. - Ты не потеряешь меня, никогда. У нас еще есть мать, о которой необходимо заботиться, дети, кое-какая личная жизнь. Я ведь никуда не денусь. Мои решения - это мои решения, в жизни часто случаются кардинальные изменения. Настало и мое время. Я правда этого хочу и одновременно надеюсь на чудо, словно мне пятнадцать. Надеюсь, что это повлияет на Франческо и он что-нибудь предпримет. Возможный процент ничтожно мал, но надежда умирает последней, согласись.
Брюнетка ухмыльнулась, вдыхая свежий весенний запах и вздохнула. Говорить правду не так уж и трудно, если подумать. Они многое могли высказать друг другу, но была ли откровенность в тех словах? Сплошной негатив, никаких честных признаний. Альтиери желала Донне только самого лучшего, но порой не знала, как это правильно выразить и продемонстрировать. Наверное, это проблема многих старших сестер.
- А? - Джулс после паузы закивала. - Да, дела.. Очень много дел, - Она натянуло улыбнулась и встала со скамьи, поправляя пальто и приводя волосы в надлежащий порядок. Никаких дел и подавно не было, она просто сбежала из дома, из обстановки, которая угнетала. Прогулка всегда спасала в таких случаях. Кто же знал, что они встретятся?
- Звони, если что. Кто знает, что будет.. - Неопределенно пробормотала Джульетт, посмотрев на сестру в последний раз. Та явно прятала глаза, и американка не осуждала ее за это. Все ясно без слов. - До встречи, Донна. - Развернувшись, она пошла в обратном направлении, никуда не спеша и не оглядываясь. Пускай все будет так, как должно быть. Тем более, что жизнь не кончается, и они еще обязательно встретятся, может даже в случайных обстоятельствах. А пока надо встретиться лицом к лицу с собственными страхами, они ведь сами не исчезнут.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Все указатели судьбы годятся только на то, чтобы сбить с дороги