В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » сатанинские видения..


сатанинские видения..

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s.qip.ru/300atmR.gif
tumblr
Участники: Bill Carradine&Anna Donato;
Место: начало действий - один из пабов в центре города;
Время: несколько лет тому назад;
Время суток: вечер, плавно переходищий в ночь;
Погодные условия: приятная прохлада;
О флештайме: Бармены – священники 21-ого века. Алкоголь – лучшее лекарство, чтобы забыться. Табак убивает время, занимает кисти рук и дарит приятную легкость хотя бы на несколько чертовых минут. Вот новые религия и мировоззрение Билла Кэррадайна, а потому он пришел в ‘The Bull’s Head’ – ему просто необходимо ‘исповедоваться’. Вскоре в пабе появляется Анна Донато, не позволяя испанцу убить воспоминания этого дня и заснуть в собственной блевотине…

+1

2

Одета так

http://uploads.ru/i/g/d/O/gdO1Q.jpg

... Как же ее занесло сюда, в этот паб? Анна вовсе не была любительницей тусоваться вот в таких местах, скорее напротив, находила какую-то невыносимую пошлость в пребывании в пабах, вроде этого.  И дело вовсе не в том, что она была снобкой - вовсе нет, она хорошо помнила времена, когда сама гуляла все ночи напролет в таких заведениях. Просто...Теперь, уже замужняя дама, госпожа Донато, терпеть не могла сальных взглядов и пошлых посвистываний вслед, которые ее, кстати, всегда и сопровождали. Печально это.
Но тем не менее, возвращаясь от любимой подруги Сони - девушки ходили на концерт классической музыки, и Соня бессовестно заснула, перед этим обглодав куриную ножку - Анна внезапно остановила блестящий "Мерседес" около паба "The Bull’s Head". Видно было сразу, что местечко просто ужасное, даже через окно Анна видела, как люди наливались пойлом, наверняка дешевым, воняющим заводом лакокрасочных изделий. Девушку передернуло, она развернулась, собралась было идти обратно к машине... И внезапно увидела его. Его - Билла Кэррадайна. Старого знакомого.
На самом деле, Анна не могла похвастаться тем, что прекрасно знала Билла. Они пересекались несколько раз, говорили о каких-то мелочах, вроде  погоды и цен на бензин. В общем, дальше мимолетного флирта дело не зашло, оба они были связаны узами брака, и вовсе не хотели их рушить из-за дурацкой интрижки.
Что Анна знала о Билле сейчас, так это то, что его маленькая дочь умерла, а жена, кажется, ушла.. Или он ушел, не суть. И теперь Билл сидит в этом грязном баре и напивается дешевым портвейном, подперев голову рукой. Его взгляд блуждает по стене, по окнам, кажется, глаза ни на секунду не останавливаются, они все ищут что-то, и не могут найти.
И тогда Анна решается. Она потирает руку, там, немного повыше татуировки, поправляет волосы, потом берет из машины сумочку и закрывает кабриолет.
Не то, что бы Анна была такой уж доброй и милосердной девушкой, вовсе нет, но поймите ее правильно, ей хотелось оказать хотя бы какую-то поддержку Биллу. У самой Анны детей не было, но она очень их хотела, и представляла всю тяжесть и боль, что упала на плечи Билла. И смотреть, как он спивается в душном пабе, сил не было.
Обстановка бара сначала оглушила Анну. Громкие выкрики мужчин, просящих себе еще пива, трансляция какого-то матча по небольшому телевизору в углу, музыка-кантри... Свет тут был приглушен, хотя бы на глаза не давил.
Анна сразу заметила Билла, он сидел в отдалении от всех, ближе к окну. Перед ним стояла початая бутылка "Джек Дэниэлз", хотя бы не дешевое пойло, подумала про себя Анна, направляясь к нему.
- Эй, красотка, - умиленно воскликнул какой-то мужчина, пьяный в стельку. Анна проигнорировала его выпад, потом, резко развернувшись, ударила по руке, тянувшейся к ее бедрам, обтянутым черной плотной тканью.
- Не смей трогать меня, - прошипела девушка, уставившись в глаза наглецу. Тот сделал "козу", а потом потерял к Анне, равно как и к ее пятой точке, всякий интерес.
Расслабившись, Анна подошла к столику, за которым восседал старый знакомый, и преувеличенно бодрым тоном воскликнула:
- Билл, сколько лет, сколько зим!
Впрочем, комедию ломать не стоило, Анна присела на стул напротив, щелкнула пальцами, и бармен тут же поставил перед ней стакан с виски, а потом моментально устремился обратно за стойку.
- Послушай, - начала Анна, - Тебе нужна какая-то помощь? Я правда очень сочувствую себе.. Но ведь ты себя гробишь!
Виски преотвратнейший. Сделав глоток, Анна сморщилась и поставила стакан на стол. Сложила руки на груди, изучающе посмотрела на Билла.

+2

3

Документы были подписаны, а вместе с тем, как мне казалось, закончилась моя жизнь. Я потерял свою дочь из-за нехватки средств на лечение, а гребанный крeдит в банке мне решились выдать только сейчас. В момент, когда деньги для меня перестали что-либо значить – так что я мог смело подтирать купюрами зад или полировать желудок пойлом месяцы напролет в баре вроде ‘The Bull’s Head’. Это была до коликов смешная шутка – ‘Мистер Кэррадайн, Вы открыли свой табачный магазин. Бизнес оказался окупаем. Теперь мы можем быть уверены в вашей платежеспособности и готовы выдать Вам сумму в размере $***.***,**’…
ПОДАВИТЕСЬ! Моя дочь умерла! Ее тело лежит под землей в могилке, сделанной наспех. В гробу, купленном на последние деньги, оставшиеся после продажи нашего дома. ИДИТЕ ВЫ ВСЕ К ЧЕРТУ! Я желаю Вам смерти, мнимые блюдители закона, скрывающиеся под маской равноправия. Вот она ваша паршивая демократия. ГОРИТЕ ВСЕ ОГНЕМ!
Я был слишком возбужден. Я слишком жаждал сгноить всех подонков из правительства США. Я знал, что придет их смертный час, но так же я знал, что холодная месть намного эффективней. Но когда я смог успокоился, мне снова дали под дых.
Развод. Я прекрасно осознавал, что Элизабет перестала быть мой женой ровно в ту минуту, когда мы кидали горсти земли на маленькую могилку (церковные правила, знаете ли…). Ее глаза ввались от горя, впрочем, мои были не лучше. Мы стояли, по привычке вжавшись друга в друга, пытаясь найти поддержку. Но мы уже были, черт подери, разные люди. Я больше не чувствовал близости, сжимая ее ладонь. Прекрасную милую ладонь, которую ловил хотя бы для мимолетного прикосновения все годы нашего брака, и которая теперь разом превратилась в резиновую перчатку.  Все дошло до того, что мне стало мерзко от мысли, что я дышу с Лиз одним воздухом.
--
Этот день начался с игры в тир. Я сидел в своей новой квартире, совершенно не обжитой, но зато стену в моей гостиной украшали издырявленные от пуль портреты моих ненавистников. Мне было мерзко. Хотелось пожизненно запереться в пустых стенах и медленно убивать себя. Я готов был сдаться, а потому заготовил все, что могло ускорить мою смерть – лекарства в особо крупных масштабах, алкоголь, наркотики, пистолет, новые лезвия бриты и веревку. Я истошно кричал, вызывая ангела смерти. ЗАБЕРИ МЕНЯ! Но дьявол не приходил. И пока я пытался убить себя, я нашел лучший путь исцеления – я понял, как смогу отомстить.
--
В ‘The Bull’s Head’ я пришел не случайно. Мне хотелось отпраздновать свое решение.
-  Брамен, наливай! Нет-нет, не жадись, я сегодня гуляю – наполни стакан до краев, а лучше принеси сразу бутылку. Несколько! Джека, пожалуй. Я же, как истинный американец, должен любить Джек Дэниэлс.
Я нервно смеялся, делая первые глотки виски. На второй бутылке уже лежал, уткнувшись лицом в деревянный стол.
-  Повтори!
Я не заметил, как исписал салфетку инициалами своей первой жертвы. Я дрожал от возбуждения и выпитого алкоголя. И тут пришла ОНА.
-  Билл, сколько лет, сколько зим!
-  И тебя тоже с пробуждением! я косо улыбнулся и подвинул ей стул.
Мне хотелось  предупредить ЕЕ, что сегодня меня не интересует курс доллара, впрочем, как и погода за окном, но Анна меня опередила.
-  Послушай. Тебе нужна какая-то помощь? Я, правда, очень сочувствую себе.. Но ведь ты себя гробишь!
Я усмехнулся.
-  Меня всегда радовала скорость, с которой  распространяются паршивые новости… и впрочем, ты в чем-то права, я убиваю себя в самом прямом смысле – на днях я заказал гроб своего размера. Но о хорошем публика молчит – сегодня я передумал…, я решил не заморачиваться и отхлебнул прямо из бутылки.
-  Вот скажи мне, ты способна убить?- этот вопрос вылетел изнутри непроизвольно. Более того мне очень хотелось, чтобы Анна не восприняла его в серьез, а потому я добавил:
-  Пухлогубая красавица, предлагаю перевести разговор. Как Виторре? Все так же удерживает статус идеального мужа, которому не хочется изменять?

+2

4

[mymp3]http://klopp.net.ru/files/i/7/e/dcfaf40f.mp3|Саунд[/mymp3]
Анна прижала руку к губам, помолчала некоторое время. Признание Билла ошарашило ее, не то, что бы они были такими уж закадычными друзьями, но когда твой приятель говорит о том, что заказал себе гроб..Это, по меньшей мере, страшно.
Вот как горе ломает людей - подумала внезапно Анна, и ей стало горько от этой мысли. Донато не была альтруисткой, желающей всем в мире добра и тепла, но понимать, что у твоего знакомого умер ребенок, которому не помогло правительство, просто ужасно. Ах, если бы Анна узнала об этом хоть немного пораньше, когда еще можно было что-то сделать!
- Послушай, Билл, - давай, Аня, покорчи из себя психолога! - Я не могу представить, как тебе плохо, но мне очень и очень жаль. Пожалуйста, не совершай необдуманных поступков.
Анна протянула ладонь и положила ее сверху на руку Кэррадайна. Подняла на него глаза, посмотрела. Сейчас ей очень хотелось, чтобы он понял, что вокруг него есть люди, небезразличные к его судьбе. И, видит Бог, Анна была готова помочь всем, чем могла... А могла она многое.
Билл усмехнулся, потом перебил ее.
-  Вот скажи мне, ты способна убить?
Анна опустила глаза на стол. Конечно, откуда ему знать? Ни Анна, ни Виторре не распространялись о том, как именно они убегали из Палермо. Вообще-то, у Донато всегда был хороший глазомер, сейчас он пригодился в ювелирном деле, а раньше...
Там, в Палермо, они с мужем уходили быстро и бесшумно. И никто не виноват, что их уже ждали на мосту, неподалеку от дома. И уж тем более, никто не мог знать, что у них было достаточно оружия, чтобы показать местным парням, кто здесь "босс".
Да и потом, первых два месяца в Сакраменто выдались...как бы выразиться, богатыми на события.
Ну и кто, скажите, в здравом уме мог подумать о том, что эта элегантная темноволосая женщина в черном платье могла быть хладнокровной убийцей тогда, когда нужно было защищать свою семью?
Как бы там ни было, Анна возила с собой оружие. Всегда. Теперь, через два года после приезда в Сакраменто, проблемы устаканились сами собой, но иногда, очень редко, призраки прошлого вновь воскресали. И тогда ничего не оставалось, как упокоить их. Да и Виторре, который только-только стал кем-то весомым в Сакраменто, настаивал на том, чтобы жена возила с собой пушку и умела с ней обращаться.
Но разрушать миф о хрупкой и утонченной владелице ювелирного салона, жене местного "земельного барона" было нельзя. Анна лишь качнула головой, задумалась на секунду.
- Думаю, да. Если бы я, - она суеверно стукнула по деревянному столу три раза, - Оказалась на твоем месте, я выжгла бы этот чертов город дотла.
Билл быстро перевел тему, Анна улыбнулась. С ее стороны было бы жестоко сейчас упоминать о жене самого Билла, и хотя она не знала о том, что творится и в их семье, и есть ли вообще семья теперь, но подсознанием чувствовала, что вопрос этот сейчас будет неуместен.
- Он купил казино. Ну то, в центре, "Королева покера", может, знаешь? - поинтересовалась она, - Мы, кстати, могли бы туда наведаться. Там и правда неплохой зал, а если любишь картишки, сможешь поиграть вдоволь.
Что угодно, чтобы вытащить его из этого приюта одиночества и опьянения, выбросить недопитую бутылку "Дэниэлза", и заставить улыбнуться нормально, а не растягивая губы в притворной ухмылке!

+2

5

Теплая ладонь Анны действовала на меня успокаивающе.
-  Необдуманные поступки? Нет, идея похоронить себя была очень даже обдуманной. Проблема лишь в том, что я забыл рассмотреть альтернативы этому решению. И сейчас, не смотря на то, что я выжрал более одной бутылки, я трезво смотрю на мир. Я вижу эту страну насквозь. А раньше я верил во всю эту белиберду, которую здесь принято называть демократией. А между тем, ты знаешь, как живут остальные? Те, у кого не хватает денег на страховку? Они жрут говно в фаст-фудах, искренне надеясь, что у них не проснется гастрит. Потому что если они заболеют, никто не оплатит их лечение, у них не будет денег даже на несколько сеансов ко врачу, – я грустно пожимаю плечами.
-  Это чертово верховенство закона! Все доходит до абсурда. Несколько месяцев тому назад я бросил машину возле дома. Не было времени припарковать ее – но у меня еще была надежда, что Эмили не умрет. Я должен был отвезти свою девочку в больницу.., я замолчал на несколько секунд, борясь с новой волной неконтролируемой ненависти.
-  Машину увез эвакуатор. Ты понимаешь, сраные пять минут парковки в неположенном месте. ПЯТЬ МИНУТ! …, - я вновь отхлебнул от бутылки и посмотрел в красивые глаза своей собеседницы.
-  Но теперь я не собираюсь умирать, у меня есть дела поважнее…
Снова кривая усмешка.
-  Эта эра адвокатов и рекламщиков. Все судятся! Тебе подали кофе без надписи ‘осторожно, напиток горячий’ – в суд! Мать не купила ребенку игрушку, которая была ей по карману – лишить ее родительских прав! Ты водишь Ferrari? Конечно, ведь с ней ты идешь по пути "From dream to reality". Не так ли? Что ты носишь,  что ты ешь… Я махнул свободной рукой, тем самым обрывая цепочку свой речи.
-  Думаю, да. Если бы я оказалась на твоем месте, я выжгла бы этот чертов город дотла.
-  В таком случае ты меня не осудишь… да я и не дам тебе проснуться под руинами. Свисну, когда надо будет уносить ноги, - я произнес последнюю фразу со смехом. Мне хотелось, разрядить разговор и вычеркнуть из диалога всю серьезность.
В этот момент  в паб вошел долговязый мужчина, и наддверный звонок тут же оповестил посетителей о его приходе. Я знал этого мужика – врач из больницы Святого Патрика. Орудие нынешней власти. ‘Мистер Кэррадайн, операция платная – врачи тоже должны на что-то жить. Вы говорите, что заплатите? Но когда?! Вначале деньги, потом ‘товар’… к чему это все. Не смотрите на меня так. Я Вас понимаю. Эта ваша дочь, у меня тоже есть дети, так же, как и у миллионов граждан этой страны. Но это ничего не меняет. Возьмите крeдит в банке, крутитесь… сейчас все крутятся, всем нелегко – но, увы, ничем не могу помочь. До свидания’. Не мог и не помог. А Эмили умерла…
-  Он купил казино. Ну то, в центре, "Королева покера", может, знаешь? – рассказывала Анна. Ее дорогой Витторе. Успешный мужик… -  Мы, кстати, могли бы туда наведаться. Там и, правда, неплохой зал, а если любишь картишки, сможешь поиграть вдоволь
-  Знаю, бывал там… проиграл все, что было… на тот момент, - бросил я, не отводя взгляд от вошедшего врача…
-  Спалила бы, говоришь? Весь город… Я сорвался с места и ринулся к вошедшему.
-  Я, кажется, Вас зн…, – он не успел договорить – мой кулак впечатался в его лицо. Врач упал и я, как ни в чем не бывало вернулся к Анне.
-  Не весь город… не сжег, но мне стало значительно легче

+2

6

Ох, бюрократия… Об этом можно говорить очень долго, но разве помогут разглагольствования Анны Биллу, который потерял малютку-дочь из-за тупости чиновников? Ничто не смягчит горе утраты, и даже то, что нерадивых политиков сместят с должности, не покроет того, что они сотворили.
Анна подняла глаза на Билла, молча повела плечами. Ей было жаль, невыразимо жаль Эмили, хотя она никогда и не видела дочь приятеля… наверняка, здесь срабатывает определенный инстинкт. Все они, влиятельные люди, как только заводили ребенка, старались отойти от дел, спрятать семью подальше, чтобы никто из прежних знакомых не смог подобраться к самому святому, что было. Скорее всего, Билл поступил также.
Сейчас наверняка нужно было что-то сказать. Анна поняла, что Билл слишком давно не разговаривал с людьми о том, что болит. Женщинам всегда проще в этом плане, они ведь могут поплакать. Билл же держал всю боль в себе, и теперь быстро вышел из себя. Анна только качала головой, а в ее глазах плескалось сожаление, напополам с горечью. Ну почему, почему новости приходят так поздно? Ведь она могла оказать помощь, узнай она об этом пораньше! Донато даже бросила на приятеля быстрый взгляд – не думает ли он также, не винит ли ее? Впрочем, Билл наверное винил весь мир, не деля его на отдельных личностей. И был прав.
- Я понимаю тебя, - сказала Анна, - Поверь, я глубоко тебе сочувствую. Я понимаю, что уже поздно, но если нужна какая-то помощь, может быть, деньги… Можно обратиться в суд, верно?
Хотя сама Донато не верила в судебную машину. О, нет, совсем не верила. Куда проще разобраться с проблемами самой: только ты и твое оружие, вдвоем против целого мира.
Людям в Сакраменто ни до чего нет дела. Америка – страна, где все куда-то бегут, спешат, торопятся.. Неверный шаг – и ты пропал. Оступился – и тебя затоптали. В городках Европы, вроде Палермо, все были знакомы друг с другом, но главное – испытывали сострадание. Иногда Анна скучала по Италии.
Сакраменто – город гораздо меньший, чем Нью-Йорк. И какой же должна быть жизнь в Нью-Йорке, если и в Сакраменто ребенок умирает не потому, что помочь нельзя, а потому – что не хочется?
- Свистну, когда надо будет уносить ноги, - рассмеялся Кэррадайн, но Анне не показалось, что он шутит. Она внимательно впилась взглядом в его лицо, стараясь угадать, что же он задумал. Если человек не сломался – он станет твердым и жестоким, но если Анна и считала, что кто-то заслуживает наказания, плохой участи для всех людей она не желала.
- Ты же не…?
Дверной звонок прервал Анну, она отвела свои зеленые глаза и посмотрела на дверь. В паб вошел невысокий человек, какой-то дерганный и несобранный. Анна увидела, какими глазами смотрит на него ее собеседник, и поспешно стала выкладывать новости своей семьи… Впрочем, Билл ее не услышал.
Он взвился вверх, будто пружина, и в один огромный шаг оказался рядом с вошедшим. Тот, кажется, хотел что-то сказать, Кэррадайн уже поднял руку.
А через секунду человек уже валялся на полу, подметая своим недешевым пиджаком уличную грязь, а Билл, как ни в чем не бывало, уселся обратно.
-  Кто это был? – тихо спросила Анна, глазами следя за тем, что творилось в зале. А в зале, тем временем, атмосфера накалялась. Бармен что-то торопливо говорил охранникам заведения, глазами указывая на их столик. Анна встала, оправила платье.  Нужно было убираться отсюда, поскорее, пока не пришлось пускать в ход небольшой кольт, лежащий в сумочке.
Одной рукой взяв початую бутылку, второй Анна подхватила Билла за локоть и попросила:
- Пойдем отсюда. Поищем местечко потише, ладно?
Она взяла его под руку, крепко сжимая бутылку во второй руке, локтем прижала сумочку с оружием к груди, и умоляюще посмотрела на Билла.
- Пойдем. Моя машина стоит недалеко от входа, поедем лучше туда, где мы сможем посидеть в тишине.

+1

7

*в архив*

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » сатанинские видения..