В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Мы курили в кроватях и смеялись, как дети, я не помню ничего веселей.


Мы курили в кроватях и смеялись, как дети, я не помню ничего веселей.

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Участники: Кит Холланд и Джессамин Линскотт
Место: Супермаркет на первом этаже жилого дома.
Время: Аккурат после возвращения Кита из Англии.
Время суток: Пусть будет 7 p.m.
Погодные условия: Прохладно, пасмурно, надо сидеть дома и пить чай.
О флештайме: никто не знал, что после нескольких лет отсутствия всякого присутствия эти двое столкнутся не то, что в одном супермаркете, вообще в одном городе. Хорошо, что внезапно. Иначе бы Джесси не решилась бы даже написать, побоявшись, что Холланд и не вспомнит, кто она такая. Смешная.


Ashes Remain – Right Here

http://savepic.net/4987819.jpg

0

2

Это был один из тех самых вечеров, когда и погода и душа единогласно просили остаться дома. Поджать ноги под себя, заварив чашку теплого какао, смотреть фильм или гладит кота. Что угодно, только бы не высовывать нос на улицу, где противная погода окропляла дождем и порывами ветра.
Джессамин намеревалась сделать вышеописанное, но, вот беда, обнаружила, что замотавшись, забыла наполнить холодильник едой. Душа требовала вкусного, а в огромном морозильнике повесилась мышь. Печальная картина. Грустно высунувшись в окно, Джесси обреченно потопала к шкафу, чтобы натянуть на себя нечто самое невообразимое, в чем можно было встретить её в обычное время. Наскоро заплетенная, растрепавшаяся косичка, остатки утреннего макияжа, растянутый свитер и джинсы с кроссовками. В этом районе нет тех людей, которые бы могли увидеть её в таком виде, так что полный вперед и наплевать. Потрепав кошку за ухом, Линскотт вооружилась зонтом и отоправилась вниз по лестнице, по привычке пренебрегая лифтом во имя укрепления мышц.
Несколько этажей приближают девушку к выходу из подъезда. Очень жаль, что вход в супермаркет находился снаружи, иначе не пришлось бы перебегать под дождем на другой конец строения. Чудно, шмякнувшись в лужу, Линскотт недовольно фыркнула и попыталась протиснуться в людный супермаркет, наступив на ногу какому-то мужчине. Громко извиняясь, она пнула зонтом старушку, получив нелицеприятное определение в свой адрес, облечено выдохнула лишь среди полок, где плотность населения не грозила ей самоубийством.
Вот тут-то и подкрался ужас. Перед глазами расстилалась витриЕна со сладким и глаза практически сбежались в кучу от количества пестрых оберток. Это чувство, когда не знаешь, чего хочется больше. Джессамин накидала в корзину для продуктов все, что попалось под руку, но вовремя одумалась, наткнувшись на зеркало.
Куда!?
Шумно выдохнув, неприметная, к удивлению светловолосая девочка выглядела почти как  в старые добрые, когда помада еще не была ярко-красной, а платья не обтягивали все выпирающие места. Если честно, в таком состоянии ей было гораздо комфортней, но…
Положи на место.
Совесть немым укором вцепилась в горло. На той неделе ей предложили поучаствовать в фотосессии и даже пол лишних килограмма могли обойтись катастрофой. Джесси послушно вернулась к полке с шоколадками и начала перебирать содержимое в сетке из металла, стараясь отделить ненужное от жизненно-необходимого. По пути она бормотала что-то себе под нос, лишь на миг приподняв голову, когда чей-то ботинок попал в поле зрения под ногами. Инстинктивно, на миг, окидывает боковым зрением незнакомца, вновь возвращается в корзину, а потом вновь к незнакомцу. На этот раз с порядком перекосившимся лицом. Эм… Кит? А говорят чувство голода не вызывает галлюцинаций.
Мотнув головой, Джесси попыталась отрезвить себя чем-то более реальным, чем навязчивое ведение из прошлого, но фигура мужчины никуда не делась. Не исчез ежик темных волос и немного сутулый силуэт. От удивления, Линскот упустила корзину на ноги себе и призраку Кита, пожалуй, это единственное, что заставило сдвинуться с места и охнуть.
Когда настало осознание, Джессамин вдруг подумала, что он мог и не узнать. И то ли от страха, то ли от неожиданности, решила сделать вид, что она не она, резко рухнула на корточки и стала собирать свои гормоны счастья, пока сердце сделало кульбит и принялось громко врезаться в грудную клетку. - Не может быть. - Одними губами, еще раз мотнув головой. Трусиха, она всегда была трусихой, если дело касалось тех людей, которые еще вызывали в ней эмоции. Холланд, кажется, сегодня возглавтл хит-парад "мне не похрен". Тук-тук-тук.

+1

3

And I'm alone
Yeah if I make it I'd be amazed
Just to find tomorrow
One more day and I'd be amazed
Just to see it waiting

Видимо не только у Джесс сегодня повесилась в холодильнике серая мышка. По крайней мере народу в магазине было достаточно. Все стремились побыстрее разобраться с покупками и вернуться домой. Ещё бы... пятница, всем хочется залипнуть у экрана зомбоящика, да так и просидеть все выходные. Идиллия, мать их! В жопу такую жизнь, если честно! Лучше уж самому себе пулю в лоб пустить, чем становиться очередным овощем, которому только сплетни-то да и интересны. По крайней мере Кит не хотел себе такой жизнь. Очень не хотел.
Он выбрался из съемной квартиры, на которой как раз записывал очередную порцию вокала, чтобы закупиться сигаретами, каким-нибудь алкоголем и дешевой едой. Увы, но даже музыкантам надо было есть, чтобы поддерживаться себя в более или менее живом состоянии. С Холландом случай отдельный — он и так питался от случая к случаю, но пил регулярно, так что сегодня день явно необычный. Мужчина специально оделся попроще, на голову натянул капюшон, чтобы не приставали с просьбами подписать очередной клочок бумаги. Киту это просто надоело. Хотя он сам к этому пришёл. Сам выбрал путь. Вот так.

Полки с продуктами, батареи бутылок, овощи, фрукты... цены не кусались, но и продукция не всегда была качественной. Однако, ничего не поделаешь. Кит набрал почти что полную корзину, и теперь двигался в сторону выхода, то и дело натыкаясь на ничего не замечающих вокруг себя покупателей. Дважды эти столкновения чуть не превратились в драку, потому что не только у одного Холланда было дурное настроение, но... ничего так и не произошло. Музыкант окончательно начал тосковать, понимая, что последние способы снять напряжение медленно но верно помахали перед его лицом рукой и свалили в неведомые дали. Оставалось только одно: нажраться и пойти спать. Эх. Вся эта затея с туром оказалась насквозь гнилой. Никакого спокойствия мужчина так и не нашел.
Он уже собирался пройти дальше к выходу, после очередного столкновения, когда услышал, как кто-то его позвал по имени. Еле слышный, мягкий, девичий голос. Показавшийся музыканту смутно знакомым. Откуда — он сказать не взялся бы.
Мужчина застыл на месте и резко развернулся, остановив свой взгляд на девушке, которая во все глаза глядела на него. Что это с ней? Неужто узнала и автограф требовать будет? Видимо даже капюшон не помог. Киту оставалось только обречённо вздохнуть, ибо вся его маскировка никуда не годилась. Надо было думать что-то новое. Хотя, нужно ли это?

- Что вы хотели? - поинтересовался музыкант, устало прислоняясь к стенду с крекерами. - Автограф или что? Говорите уже... всё-таки время идёт.

Девушка было достаточно красивой, привлекательной, с очень приятными формами и милым личиком. Голубые глазки, правда, показались Киту знакомыми. Но... разве мало на свете девушек, которые имеют голубые глаза? Нет, была вероятность, что когда-то он с ней умудрился переспать, но вот сейчас, в данный момент, уж простите, мужчине было абсолютно не до любовных утех. Он пытался уйти от реальности по средствам работы, так что девушкам пока здесь было не места. Какими бы они соблазнительными не были. В другой раз, да. В другой раз, не будь у него Саммер, Кит бы не отказался провести пару часиков наедине с этой девчонкой. Грех не воспользоваться случаем. Но не сейчас.
Он ещё раз скользнул по незнакомке взглядом и с безразличным выражением лица отвернулся в сторону окна. Ему не давал покоя один момент — глаза казались знакомыми, да ещё и с давних пор. Хм... она напоминала чем-то Джесси Линскотт, старую его подругу, ещё с Сан-Франциско. О том, насколько близко они дружили, говорить смысла не было. Ну и просто Киту не хотелось вдаваться в подробности. Он до сих пор чувствовал перед ней вину. За то что пропал в один прекрасный день. И больше не писал. Видимо всё-таки не до конца Кит пропил свою совесть и эмоции. А может просто ему так казалось. Ответить на этот вопрос не брался никто...

Отредактировано Keith Holland (2014-03-28 22:38:33)

+1

4

Теперь понятно, откуда это чувство тревоги, не покидающее голову целый день. Обычно Джессамин старалась не вестись на такую чепуху, но именно сегодня ощущение чего-то свинцового не покидало нутро. Не голову, а грудную клетку, постукивая о ребра обеспокоенным сердцем. Усталость от серых будней, преддверие вершин, покорять которые уже не было столько желания. Когда-то, давным-давно, маленькой наивной девочкой из Сан-Франциско, Линскотт мечтала представлять из себя то, к чему пришла в итоге. С высоты прожитых лет, все детские мечты порой казались дурной блажью. Порой она становилась отвратительно даже самой себе, и надо сказать, эта негаданная встреча с Холландом пришла на припадок такого отчаяния. Врядли напоминает радужную перспективу.
Все так и вышло. Кит, обремененный толпой фанатов, решил, что она всего лишь лицо из серой массы. От его непонятливого и усталого взгляда сделалось не по себе. Глаза смазали незнакомые морщины под глазами, ей даже показалось, что он поправился. Впрочем, может быть, надо сказать спасибо мешковатой одежде.
Набрав кислорода в легкие, Джессамин выпрямила спину и все же решилась на открытый взгляд в лицо мужчине.
- Автограф от знаменитости, - Хмыкнула она задумчиво, улыбаясь еле заметно самыми уголками губ - нервное – Прости, но это немного не то, что мне нужно от старого друга. – Толика колкой обиды затаилась внутри. Нет, его скорый уезд и неоставленный след в воздухе – не причина грустному блеску в глазах. Джессамин догадалась, что Холланд просто не смог идентифицировать её лицо. Как вообще должны происходить подобные встречи?
- Я могу представиться, если ты забыл мое имя, - Решив, что демонстрировать свою детскую обиду глупо, Джесси достала из корзинки bounty и развернула на месте, извлекая кусочек сладости. Может быть вкус кокоса во рту не позволит ей умереть от расстройства? – Как думаешь, на кассе пробивают открытый товар? – Рассеянно оглянувшись, Джесси убедилась, что рядом нет охраны. Запихивая в рот шоколад, она не отводила внимательного взгляда, позволяя Киту разглядеть черты её лица – Ну, давай же, напряги память, - Неприкрытый подкол – Али не ожидал, что страшненький утенок обернется принцессой-лебедью? – В самом деле, что она представляла из себя в неполные пятнадцать лет?
Кусочек шоколада приятно коснулся вкусовых рецепторов. К моменту, когда он дойдет до желудка, Джессамин уже почувствует себя лучше. Должна. – Если твое время стоит так дорого, я не настаиваю, - Поздний ответ на впечатавшуюся в сознание реплику. Девушка изображает жест непричастности рукой, Кит волен поступать, как хочет. В самом деле, кто она такая, чтобы отвлекать его величество знаменитость от чинной прогулки по магазинам.
Джессамин все смотрела ему в глаза и пыталась представить, кем он является теперь. Подумалось о фешенебельной подружке, что ждет его дома с бокалом вина, об особняке и всех прелестях жизни. О зажравшемся чувстве собственного достоинства и нежелании общаться со своим прошлым так тесно. Может быть, он вообще притворился, что не помнит, чтобы она отцепилась поскорее? Если Холланд не издаст хотя бы единый звук, мозг Линскотт выдаст самые нелепые теории.
Для того, чтобы никто не заметил, как задрожала предательски ладонь, Джессамин крепко вцепилась в ручку корзины, но до сих пор так и не отвела прямого взгляда.
Автограф… Может, стоило попросить?
Язвительно подмечает сознание. Да уж, сколько себя не дрессируй, кое-что человечное так и сверлит нутро. Треклятые привязанности, горите ка вы в аду.

Отредактировано Jessamine Linscott (2014-03-29 01:50:57)

0

5

- От старого друга? - мужчина посмотрел на незнакомку с некоторым непониманием. Может всё-таки это Джесси? Даже если это так, то её не узнать. - Хм-хм. Ну... я допускаю, что мы могли видеться. Допускаю, что могли дружить, однако... уже прости, не помню тебя.

Он слегка виновато улыбнулся и развел руками, показывая что, мол не при делах. Возможно девушка была права. Возможно она была какой-то старой подругой. Но Кит уже был не тем весёлым парнем, который в своё время покинул Сан-Фрнциско. Который был дружен с Джесс. И уж тем более он уже не был подростком, который смотрел на вещи через призму максимализма. Вот и сейчас Холланд не до конца верил, что такая встреча возможно. Он скорее поддержал бы теорию, что девушке на самом деле нужен автограф, а она решила таким образом привлечь внимание кумира. Несколько самовлюблённое заявление, но уж очень сильно его докучали поклонники творчества «Нового Метода». Это было истиной, к сожалению.
Музыкант вновь посмотрел на незнакомку, потом почесал затылок, но пока ничего не говорил, о чем-то размышляя. Скорее всего Кит просто пытался вспомнить, какой же он видел Джесси в последний раз. Она была неприметной, это да, но что-то притягательное в ней было. То ли как раз глаза, то ли что-то неосязаемое. А сейчас, перед собой, Холланд видел девушку явно модельной внешности, которая не раз снималась для журналов — на это у музыканта глаз был наметан, поверьте, не одна девушка была в копилке его побед, хе-хе — и вообще абсолютно не была похожа на ту девчонку, которую мужчина знал когда-то.

- А какая разница, пробивают или нет? - поинтересовался Кит, наблюдая за действиями «возможно Джесс». - Ты думаешь кто-то наблюдает сейчас за тобой через скрытую камеру? Три ха-ха два раза. Это не тот магазин, где есть нормальное видео-наблюдение. Это проходная. Заходи, бери что хочешь, так что расслабься. - он пожал плечами и оторвался от стенда, разминая затекшее плечо. - Слушай, ты что, хочешь мне сказать, что ты — Джесси Линскотт? Что ты — моя старая подруга? Нет, прости, конечно, но не верю...

Музыкант не верил. Точнее боялся поверить. Впервые за долгое время Кит чего-то боялся. Просто потому, что ему и так было нелегко, а если эта девушка окажется обманщицей, то... во-первых Холланд не хотел просто обретать и вновь терять надежду на поддержку. Ибо если эта девушка — Джесс, то есть возможность перед ней извиниться, есть возможность, что вернуться старые дружеские отношения. Во-вторых, ему просто было боязно поверить в то, что Джесси так изменилась. Ведь её правда не узнать. Да, это сам Кит не сильно изменился. Его можно было узнать, даже не видев десять лет. А с Линскотт вопрос сложнее...
Мужчина ещё раз пригляделся и... похоже поверил, что в жизни бывают и такие вот повороты. А может просто его всё достало и ему захотелось чтобы появился хотя бы ещё один человек, который сможет поддержать музыканта. Черт знает что, на самом деле, выходило, но Кит поверил. Однако, здравый смысл требовал доказательств. С этим же вопросом музыкант и обратился к девушке, проигнорировав фразу про время.

- Слушай, если ты Джесс, то скажи мне, что случилось в феврале ***го года? - Кит смотрел на девушку со всей серьёзностью. - Об этом знаем только мы, так что... я жду.

+1

6

Да уж, жизнь сыграла с ними злую шутку. Кто бы мог подумать. В детстве бывает такая чистая и наивная, преданная дружба. Сотни истертых музыкальных кассет, приключения, веселье. Первые сигареты, первый алкоголь. Кто бы мог подумать, что однажды, они встретятся в проходе у витрины и почти не узнают друг друга?
Можно сказать, что Джесси просто повезло. Кит, в самом деле, не выглядел радикально изменившимся.  Разве что больше осунулся и немного постарел. Об этом говорили морщинки под глазами. Как бы она хотела видеть в них тепло и доброту. Но вопреки всем желаниям, только недоверие, настороженность и дистанция, мол, мы, чужие люди. Вот, что действительно задевало. Задевало даже больше, чем его скоропалительный уезд, чем молчание длиною в годы. 
От холода в его темных глазах её передернуло неприятными мурашками. Они противно поползли под растянутый свитер, огибая поясницу, пробираясь по позвоночнику. Он так и не называл её имени, глядя в лицо с видом, точно бы она стояла здесь и пудрила ему мозги. Фанатка? Серьезно? Неужели эго мистера звезды настолько большое, что способно допустить такие потуги от девушки с внешностью Линскотт?
Ты думаешь бред.
В порыве обиды, Линскотт все же удается взять себя в руки. Пара секунд, чтобы выдохнуть и не натворить дел. Ему нужно придумать оправдание. Оправдание этому холоду и потере памяти. Однажды уже получилось. Даже дважды… Когда он уехал, она оправдала его. Оправдает и сейчас. Верно?
Это же Кит, Джесс. Брось, это твой друг Кит. Беспардонный дуралей, с которым делили последнюю сигарету. Который принимал жалкого утенка и не читал моралей. Который сидел с тобой, когда отчим с матерью устраивали ад, с которым ты пела песни под гитару.

Конечно, оправдает. Как бы ни хотелось это признавать, стена безразличия не может быть бесконечной, чай не в Китае. Кирпичики отваливаются по одному. Это будет медленное, но, все таки, разрушение.
Джесси устало выдохнула. Она хотела было согласно закивать, когда звуки её имени огласили пространство, но что-то заставило упустить момент. Допустить сокрушительную паузу, которой и воспользовался запутанный музыкант, резко метнув острое копье на поле боя памяти…
Сказать, что Линскотт не ожидала этого – ничего не сказать. Сделав шаг назад, она растерянно стала искать глазами те самые камеры, которых, по словам Кита здесь не существовало. Глупо, но, пожалуй, только так она могла бы хоть немного успокоиться. Когда засовываешь некоторые воспоминания так глубоко, чтобы никогда не доставать и не натыкаться, такое резкое погружение в себя всегда вызывает эмоции.
Джессамин коснулась растрепанных волос, убирая их с лица. С этой косичкой, она все же была той самой Джесси Линскотт. В гораздо большей степени, чем он мог бы себе  представить. Страшно подумать, столкнись они на модной вечеринке, ведь теперь, когда карьера модели пошла в гору, появился такой шанс.
Наконец, ей удалось вернуть плавающий взгляд на место. На глаза навернулась едва заметная пелена тумана. Она выдавала себя только призрачным блеском, и раз уж черты её лица не напоминали Холланду о себе, то врядли он заметит острый приступ боли, подкатившей к гортани. Да ну. Куда нам.
- Замечательно, - Она складывает губы в трубочку, прикладывает руку к поясу,  затем снова опускает по швам. Кивает головой. – Нет, правда, радует, что хотя бы наше соитие оставило у тебя в голове ячейку памяти для Джесси Линскотт. – Она так устала блуждать по жестокому миру цинизма. Притворяться не собой, прятать свои истинные черты и слабости, что прямо сейчас ровно половина Китайской стены с грохотом обрушилась к ногам Холланда. – Если бы знала тогда, какой звездой ты станешь, попросила бы расписаться на несуществующей груди, - Нет. Расплакаться от переизбытка эмоций – это не то, чего Джесс ожидала от себя. Наверное, поэтому, конечно, поэтому, а не от щенячьего страха, что теперь он поймет, кто она такая, девушка огибает фигуру Кита и пытается сделать вид, что они только что не воскресили себя в прошлом, не ощутили родные души и вообще не вспоминали ни о чем. Глупо, но она заранее понимала, что не сможет уйти далеко. Что единственная нитка привязанности к своему замызганному детству сейчас протягивалась от Джесси Линскот прямиком к сутулому мужчинке в капюшоне. Эти черные как смоль волосы, торчащие в разные стороны – увы не единственная деталь, что врезалась в память. И еще не известно, кому из них повезло больше в вопросе наличия/отсутствия зрительной памяти. – Не верит он, - Долетело скомкано издалека. Джесси схватила йогурт и замотала головой, как будто увидела призрак. Но нитка натягивалась по мере отдаления от Кита, и это, честно сказать, немного пугало. Она отвыкла от того, что где-то рядом может находиться важный для нее человек.
Очень тяжело с непривычки.

Отредактировано Jessamine Linscott (2014-03-29 04:20:30)

+1

7

Ну вот всё и прояснилось. Надо сказать заранее, что на Кита любые события, несущие в себе заряд эмоций, сейчас действовали очень отрицательно. Мужчина просто впадал в какой-то ступор, из которого выходил лишь через несколько минут. Вот и сейчас, после того, как всё встало на свои места, Холланд просто замер. Он молчал, просто смотрел на Джесси, которая развернулась и пошла в сторону кассы. Вот так вот. И кто из них сейчас был не прав? Скорее всего Кит, который так и не мог пока вернуть веру к людям. Потому что не хотел в очередной раз наступать на одни и те же грабли. Вот и всё. Банально, но правдиво, что уж там...
Мужчина сильнее натянул на себя капюшон и побрёл так же в сторону кассы, не выпуская из рук корзину с продуктами. Он был сам себе противен, но ничего поделать с этим не мог. И изменить тоже ничего не мог. Наверное сейчас музыкант был близок к тому моменту, когда опускаются руки. И нету никаких сил и возможностей что-то продолжать делать. Слишком тяжело было вспоминать всю эту ситуацию. И проблеск во мгле, который случился пару минут назад, не мог компенсировать той тяжести, которую сейчас испытывал Кит.

Ему сразу же вспомнилась большая часть детства. Да. И он вспомнил, как перед отъездом — а точнее бегством — из Сан-Франциско даже не позвонил Джесс. Какое-то время они переписывались по электронной почте, но потом... всё как-то слишком быстро поменялось. И дело не в том, что музыкант зазвездился. Нет. Просто слишком много всего навалилось. Работа — тогда ещё самая обычная, а музыка была лишь хобби — репетиции, поиски денег, чтобы оплатить съемные квартиры. Он замотался, он забыл. Потерял электронный адрес Джесси и всё. Больше с ней не связывался. А теперь, через почти десять лет, они встретились вновь. И это было слишком тяжелым ударом для и без того искалеченной души — если она осталась — Кита. Честно признаться, сейчас ему хотелось просто забиться куда-нибудь подальше, да и не вылезать из этого места. Накрыться с головой одеялом и просидеть так всю ночь. Никуда не идти. Никого не видеть.
Странную картину он сейчас представлял из себя. Сгорбленный, в отсутствующим взглядом, без какого-либо намёка на адекватность. Просто шёл и шёл себе к кассе. Не замечал людей вокруг. Возможно, даже, мог выйти из магазина, банально забыв заплатить за товар. Страшно было смотреть на то, как человек за пару мгновений превращается во что-то непонятное. Это... правда было так. Наверное Джесси тоже заметила бы это, если бы не убежала.

В какой-то момент Холланд просто налетел на кого-то. На кого — он сразу и не понял. Замер на месте. А в голове продолжали крутиться, как кадры в кино, воспоминания из юношества. И посиделки у кого-то на вечеринке. Кит был окружён народом, они слушали треньканье старой гитары, слушали его пение. Рядом сидела Джесси, которая так же смотрела на музыканта, но с куда большей теплотой во взгляде, чем у остальных. Потом Холланд видел себя на первом — самом-самом первом — выступлении, когда им отключили аппаратуру. Он, в итоге, пел вообще акапелла, перекрикивая рев зала. И ничего, всем остались довольны.
Это было почти перед отъездом. Именно в тот вечер они с Джесс перебрали и... ну в общем она попросила помочь. Кит согласился, даже не спрашивая, что от него требуется. На утро они проснулись вместе. Он не чувствовал стыда за это, но в отношениях что-то изменилось. Наверное они стали как-то ближе. В моральном плане. У каждого были свои отношения, у него — очередная подружка, у Джесси — парень из футбольной команды, вроде как. В общем... всё в жизни закрутилось так сильно, что разрубить этот узел было практически невозможно. И сейчас Кит пребывал в каком-то странном состоянии. Оно отличалось от обыденных ступоров. Кто-то дергал мужчина за рукав. Он продолжал смотреть куда-то вперёд и лишь вяло поинтересовался.

- Что? Что нужно? - голос был, на удивление, очень спокойным. - Джесс, ты?...

+1

8

Всё это оказалось тяжелей, чем Джесси могла себе представить. Никакие книжки, никакие примеры со стороны не могли бы преподать урок более правдивый, чем твоя собственная жизнь. Они так давно не видели друг друга, что совершенно позабыли, как реагировать. Кит, кажется, запамятовал, что Линскотт была ранимым мокрым котенком под дождем. А Джесси не вспомнила, что в таком состоянии ступора его никогда не стоило оставлять в одиночестве.
Но раз уж мы определились, кто тут был в большем провале рассудка, то уже у кассы, Линскотт одумалась. Она потерянно поставила корзинку, отмахиваясь от “девушка, куда вы?” прямо перед носом у кассира стала расталкивать толпу, пока наконец не увидела понурую фигуру друга через два пролета. Туда то и взяла курс, споткнувшись через коробку с чипсами, рассеянно попросила прощения у фасофщика, обогнула стеллаж с шоколадом, тот самый, где они столкнулись пять минутами ранее, и только совсем близко, когда протолкнулась между негодующих фигур, замерла на миг, сомневаясь – а надо ли?
С этой нитью ничего не поделаешь. Такова людская сущность, если ты привязан к человеку, то так или иначе тебя тянет заботиться о нем. Какие бы космические расстояние не разделяли их. Сколько бы лет молчания не хранили в себе телефонные трубки. Сквозь пыль побед и поражений Джесси по прежнему видела его усталое лицо. Она вспомнила, как ненавидела эти вспышки апатии Холланда. И тот час же крепко схватилась за рукав парня, готовая завыть от отчаяния, ругая себя за оплошность.
- Я, - Растерянно бродит глазами по толпе. Кто-то недовольно гудит сзади и Джесси прибавляет тон голоса, чтобы Кит не слышал постороннее брюзжание, он ведь и подраться может. А то она не знала. Осторожно толкает его ближе к кассе. Ждать, пока продавщица пробьет товар – оказалось мучительнее всего. Девушка наскоро достает из кармана джинс мятые купюры, не глядя сует вперед. Все это время, слушая мерное пиканье консервантов и концерагенов, она не прекращает держать Холланда за руку, обнимая тонкими пальцами теплое запястье. Так крепко, что потели подушечки пальцев. Ей вдруг стало страшно. Почти как в детстве, когда он грустнел и говорил всякую ерунду про бессмысленность происходящего. – Сдачи не надо, - за малым не оставляет продукты, сложенные изумленной кассиршей на том же месте. В последнюю минуту цепляется пальцами за ручки пакета и тянет его за собой, не отпуская Кита. И даже когда они пробираются сквозь суматоху в дверях, когда холод ветра и дождь должны привести его в себя, она все равно не может убрать руку. Просто убрать руку, опасаясь, что он исчезнет. Нет, не денется куда-то прочь еще на десяток лет, а растворится вместе с ветром и больше никогда не возьмет в руки гитару.
Хаос мыслей путается с волосами. Ветер приносит озноб, и в голову приходит мысль о том, что она потеряла зонт. Плевать. Не различая границ прошлого и настоящего, Джессамин Линскотт из модной дивы с рисованными чертами лица снова становится маленькой испуганной девочкой. И это её голос сейчас жалобно просит – Кит, - Рука соскальзывает с запястья, но пальцы цепляются за толстовку. Джесси тянет ткань на себя – Кит, пойдем домой. – Ровно так же она делала десять лет назад. Пожалуй, ничего не изменилось с тех пор. Ей снова не постичь тревог его сознания, она вообще не знает, что порой творится в этой голове. Она лишь чувствует промозглый ветер и усталость. Она лишь хочет согреть его и не дать натворить глупостей. Может быть, теперь в памяти музыканта возникнет знакомая ассоциация. Может быть, теперь он почувствует, что на самом деле, нет никакой модной куклы, никакой лживой маски. Есть только его подруга, преданная, честное слово, что бы она там не говорила, думающая о нем не как о куске мяса или о суперзвезде, а как о понуром, усталом парне, запутавшемся среди дорог смрадного города. – Пожалуйста, - Охрипает, потому что и без того была простужена. Пакет едва держится в руке, Джессамин пытается заглянуть ему в глаза, и огибает темную фигуру, закрывая Холланда от дождя, цепляется на шею, как будто не было этих лет. И не было убийственного одиночества. – Пойдем домой, Кит.

+1

9

Лишь одно было хорошо в этих приступах тупой апатии, которым сейчас подвергался Кит... они быстро проходили. Да, мужчина не заметил, как Джесси тащила его к кассе, как расплачивалась — он молча сунул ей деньги — и не заметил он так же, как они покинули супермаркет. Музыкант начинал приходить в себя, но до полного возвращения на землю было далеко. Кстати, таких приступов у него давно уже не было. Плохо признак. Надо будет потом сходить к врачу или ещё что-нибудь в этом роде сделать. Скорее всего, конечно, Кит просто забьёт на это и будет жить дальше. Как и всегда. Но пока не будем о грустном, а то и так всё кажется слишком странным и страшным.
Улица. Только здесь Холланд ощутил, что на его запястье сомкнулись пальчики Джесси. Теплые, знакомые. Морок проходил. Мысли становились более адекватными, к ним возвращалась плавность и тягучесть. Кит, наверное, сам испугался своего состояния. С непривычки. Ну и, наконец, объятия девушки и её испуганный голос окончательно вернули его в реальность. Он поежился и посмотрел на Джесс, которая не выпускала его от себя.

- Всё, всё. Я в норме, спасибо. - мужчина мягко отстранил от себя подругу, посмотрел на неё, потом обнял. - Прости. Давно такого дерьма не было. Приступов всмысле. Вот и завис... теперь всё нормально. Я не сильно тебя напугал?

Всё, похоже, начинало возвращаться в привычное русло. Выбирать куда идти — особо не было. Так что дружно решили идти к Джесси. Благо что идти было недалеко, как уверяла сама подруга. Они как-то очень уж внезапно сумели сломать барьер, было выросший, благодаря Холланду. В общем правда всё становилось получше. Музыкант это ощущал буквально нутром, и старался хоть как-то прийти в себя. Он вытащил сигарету, предложил девушке, потом закурил, подставив, впрочем, зажигалку и Джесс. Вечер брал время в свои руки, на улице становилось всё темнее. Мужчина поежился, когда холодный ветерок пронизал его сквозь толстовку. Ну ничего, скоро уже обещало быть тепло.
Он затянулся, выпустил дым в небо и искоса посмотрел на подругу. Они перекидывались обрывочными фразами, всё ещё не зная, как бы так начать нормальную беседу. Дело в свои руки решил взять Кит, который чувствовал вину — теперь уже двойную — перед Джесси. Всё-таки нехорошо было её пугать. Пусть и неосознанно. Вот теперь Холланд почувствовал себя на самом деле гадко. Ладно, в любом случае, он может попытаться загладить свою вину.

- Вот уж никогда бы не подумал... что ты окажешься в этой дыре. - мужчина сделал очередную затяжку и посмотрел на подругу, которая была несколько озадачена такой фразой. - Ну... мне кажется, что Сакраменто... - он обвёл рукой вокруг, как будто охватывая весь город. - Дыра. Серая и неприятная. Я здесь живу уже два года — скоро третий — и могу с уверенностью сказать, есть гораздо более приятные места. Даже на чертов Циско красивее.

Кит озвучивал свои мысли. Он на самом деле так считал. И ему было интересно услышать, что думает Джесс, так сказать, непредвзятый критик. Она-то тут явно живет не так долго как он. Музыкант первый раз за вечер улыбнулся, слегка потрепав подругу по руке. Вновь затянулся сигаретой и поудобнее перехватил пакеты, отобранные у неё ещё в начале пути. Собственно точно можно было сказать: впереди их ждал вечер воспоминаний. И ужин, если у Холланда хватит наглости выгнать Джесси с кухни. А у него наглости хватит, это уж точно.
Мужчина не смотрел по сторонам, он продолжал размышлять, как же всё-таки любит играть с людьми удача. При этом он оставался в в реальности, слушал подругу и отвечал ей. Хотелось верить, что всё наконец-то нормализуется и они вновь смогут быть друзьями. Как раньше. Это было бы самым лучшим вариантом для обоих.

- Ты сильно изменилась. - признал музыкант, улыбаясь Джесс. - Очень сильно. Всё-таки, значит, исполнила свою мечту? Да?

+1

10

Никто не видел, как мы с тобой смеялись,
Как плакали и дрались, мирились, дальше шли
Куда - не знаю, дорог к потерянному раю
Увы, никто не видел, и не мог нам показать

- Порядок, меня таким не возьмешь.
Иногда бывает чертовски сложно оторваться от условностей. Вы только посмотрите на эту “парочку”. Сквозь призму лет почти невозможно сказать, что когда-то эти двое были парой сапог, как в той поговорке про бибу и бобу. Что стало теперь?
Кит остался прежним. Не считая пары перемен в общих чертах, он не изменил себе, а я сменила оперение. Вот так просто. Все с ног на голову. Десять лет – не парочка недель. Тут даже все обиды теряют смысл. Недаром говорят, что издалека все кажется таким крохотным.
Когда Холланд пришел в себя, дышать стало легче. Капли дождя противно облизывали открытые участки кожи, но это уже не имело значения. Из-за всплеска эмоций все переживания вдруг покинули тело, и оставили только самую суть. Ту суть, когда мы были самими собой. Простыми ребятами с улицы, а не звездой и супер-моделью. Но вы посмотрите на нас… Абсолютно несовместимая картинка.
Я уже узнаю это бурчание под нос. Холланд забрал пакеты и руль кособокого корабля под названием “Дружба”, я была и не против. Впервые за долгое время кто-то другой взял ответственность за ход беседы, и даже когда он поднес мне зажигалку, я побоялась сказать, что уже не курю на улице. Глупо.
- Может, и есть. – Устало выдыхаю сигаретный дым, борясь с привычкой думать об окружающих. Мне хочется сказать ему, что со мной стало. Хочется признаться в этих глупых страхах, но в какой-то момент это кажется уже неважным. Есть как есть. – Вот только мы оба здесь, а не в Сан-Франциско. – Хмыкаю и кашляю от прохлады. Стоило прихватить шарф, что ли.
Забавно, как мы бежали и родного города. Перебирая вершины, рассчитывая траектории полета, думали, что стоит сделать шаг с высоты и за спиной появятся крылья. Вроде как станем птицами, воспарим над городами, будем выше всего этого дерьма.
- Мечту… ебала я такие грезы, - Может даже, впервые за последние лет пять я выругалась так неприкрыто и вслух. Кто-то определенно плохо влияет на лэди. Когда сигарета истлела до фильтра, я послушно поплелась в сторону дома, не заметив, что Кит делает тоже самое.  Мне показалось, даже на автомате. – Погоди, ты тут живешь что ли? – Серьезно. Останавливаюсь у входа, удивленно разводя руками. – Хочешь сказать, что мы ходили бок о бок и не знали об этом? – Фыркаю и вхожу первой, попутно определяясь с местом. – Если ты не против, идем ко мне. Мне нужно переодеться, а среди твоего барахла врядли найдется что-то достойное его высочества, - Конечно, шутка. Ступени не кажутся бесконечными, но когда ключ поворачивается в замке, мне легчает. В собственной квартире становится спокойней, что ли. И, самое смешное, что история из супермаркета кажется сущей небылицей. – Только скинь свои ботинки, окей? – Я то знаю, что он может завалиться весь как есть. – Давай сюда, - Чтобы парню было удобнее разуваться, отнимаю пакет и тащу на кухню. – Пить будем? – Пусть идет на голос. Вообще, плохая это привычка, думать об алкоголе с порога, но если честно, мне было нужно немного допинга, чтобы придти в себя. – Ой, - Когда появляется лохматая морда Холланда, я бросаю пакеты и кидаюсь к стене, но, кажется, поздно пить боржоми. Огромный плакат группы “Новый Метод” красовался над обеденным столом. – Не ищи логику, - Отмахиваюсь рукой, потеряв надежду на спасение. – Я тут просто чаще всего торчу, - Кажется, краснею, ощущая себя… странно. На самом деле, мне было проще, не признаваться себе, что мой друг должен был находиться поблизости, хотя бы на большом постере в окружении чужих людей. – Теперь ты знаешь, почему я помню твое лицо, - Опускаю голову и иду искать выпить. Худшего позора и не придумать. Хотя… Через минуту на столе стоят два стакана и ром. – Начисляй, - Бросаю как в детстве, ощущая кайф от привычной манеры общения. Да уж, леди...
Через пол минуты снова возвращаюсь, в руке – маркер, и раз уж пошла такая пьянка – Не распишешься прямо на нем? Я серьезно. Я даже на концерте была, года два назад. Оттуда и притащила. – Растерянный взгляд, да уж, вот тебе и встреча – Голодный? – Не совсем понимаю, как надо себя вести теперь. Теперь, когда я больше не напоминаю шебутного ребенка, когда матерное слово и простота диссонируют с ангельским лицом. И, если честно, мне ужасно стыдно. С того момента, как он сказал, что я изменилась, я буквально ненавижу себя. Мне бы не хотелось становиться другой, так жаль, что прежде я этого не понимала.
Откуда знать нам, дуракам, что счастье вечно было там,
Откуда мы с тобою так спешили
Откуда знать нам, дуракам, что счастье вечно было там,
Откуда мы с тобою уходили...

+2

11

- Ну да, мы не в Циско... - задумчиво ответил Кит, перекатывая губами почти докуренную сигарету. В этом Джесси была права. Кстати, не стоит так ругаться. - Ну ты это, поаккуратней со словами. - мужчина потрепал подругу по плечу. - Разве это плохо, что ты смогла добиться того, что хотела? Или что-то не так?

Десять лет ведь прошло. И, как оказалось, оба достигли того, к чему стремились. Но вот получили ли они от этого удовлетворение? Возможно, в самом начале, да. А теперь ни Джесси, ни Кит не были довольны этим. Кажется, они печалились тем, что вот так внезапно потеряли кое-что другое. То, что на первый взгляд незаметно. Дружбу. Да, именно её, не побоимся этого слова. Бредя по вечернему городу, как-то сразу же вылезали из глубин памяти картинки, которые хотелось засунуть подальше. Холланд вновь задумался и чуть не пропустил свой подъезд. Он уже собирался сделать шаг в его сторону, когда услышал Джесс. Да. Вот как бывает — жили практически на одной улице, в двух шагах друг от друга, а не встречались ни разу. Хотя... Кит-то эту квартиру снимал. В любом случае, студия вообще находилась на соседней улице, так что они были рядом. Идиотизм, который назывался удачей. А ещё говорят, что город — большая деревня, можно встретиться с кем угодно. Только вот что-то в этот раз не получалось.

- Да, Сакраменто над нами посмеялся. - печально улыбнулся мужчина, когда Джесси позвала его к себе. - Вряд ли, конечно, у меня нашлись бы вещи для вашего высочества, тут ты права. Зато теперь у нас есть алкоголь, сигареты и еда. По-моему, всё возвращается на круги своя. Не находишь? - он имел в виду старые добрые времена молодости. - Пойдём.

Идти было недолго. Минут через пять они уже были около двери квартиры Джесс. Музыкант с интересом разглядывал подъезд. Он был готов, кстати, увидеть за дверью что угодно. Если подруга не изменилась окончательно, то там можно было ожидать вообще самые невероятные вещи. Ну.. например макет кого-нибудь из музыкантов, в натуральную величину. Он помнил, как вместе с Джесси спёр восковую фигуру Курта Кобэйна, из музея. До сих пор Холланд вспоминал это с диким хохотом. Просто надо было видеть, как две фигуры тащили эту фигуру под мышкой, чуть ли не бегом удаляясь от музея. Но напомнить об этом у него не получилось — девушка открыла дверь и пустила его внутрь. На просьбу снять обувь мужчина лишь кивнул.
Кросовки заняли своё место в прихожей. Джесс пропала где-то в квартире, видимо на кухне. А может и в гостиной. Музыканту же оставалось лишь ориентироваться на её голос. Она задавала слишком глупые вопросы, учитывая что большая часть их посиделок всегда оканчивалась пьянкой. И вряд ли уж они отбросили вредные привычки. Скорее уже приобрели новые. Это тоже не нормально, но что поделать? Биба и Боба, два, извините, долбаёба. И черт возьми, если их это не устраивало.

- Знакомые всё лица... - заметил Кит, созерцая плакат группы, висевший на стене. - Только вот... вокалист у них отстойный. На нарка похож. - он улыбнулся и уселся за стол напротив Джесс. - Слушай, а может не стоит, ну расписываться? - стаканы наполняются ромом, пока подруга бегает за маркером. Ну да, она права, теперь понятно, почему смогла сразу узнать. - Ладно, только я требую в замен твой плакат с подписью.

Мужчина сделал глоток из стакана, вооружился маркером и легким движением оставил роспись, старательно закрыв половину своего лица на плакате. Ну а что? Ему, лично, не хотелось, чтобы это висело у Джесс... как-то... стеснялся наверное, если про Кита можно было такое сказать. Он закончил расписываться, вручил плакат подруге, а потом поднялся стакан, салютуя ей. Молча. Сначала молча. Раз и нету рома. Жидкость приятно согревала и гнала прочь печаль. Во всяком случае, так сейчас казалось музыканту. Он вытащил сигареты, открыл окно и закурил, подвинув поближе пепельницу. Взгляд остановился на Джесси, которая в свою очередь теперь смотрела на него. Немая, такая, сцена. Кит до сих пор не мог поверить, что так повезло, что они вновь встретились. Надежда на лучшее начала маячить где-то в пределах видимости. Пока расплывчатая, но уже заметная.
Холланд подпер голову кулаком и прикрыл глаза. На секунду. Но за эту секунду успел побывать в прошлом. Уже были такие посиделки. Кстати, скорее всего перед самым его отъездом. Теперь он надеялся, что в этот раз никакой гадости не произойдёт. В общем... будем. Стаканы наполнены, уже в руках.

- За встречу? - Кит чокнулся с Джесс стаканом. - Нет, спасибо, не голодный. Ты сама-то хоть ешь? Или всё на диетах? - он улыбнулся и отпил половину. - Помнишь, как мы Курта спёрли? Он так у тебя и остался или нет?

0

12

Сложно бывает возвращаться в прошлое. Мне все время кажется, что та маленькая и беззащитная девочка пала смертью храбрых, а вместо неё на свет появилась я. Как в песне. Лучшая версия, способная на большее. Малышке Джесси нечего делать в этой жизни, она бы никогда не выиграла в соревновании под названием “суровая реальность”.
Я смотрела на Кита, и до сих пор не могла разобраться, правда это или мои фантазии. Может быть, сейчас рассвет забьется в окна, и я проснусь. Просто открою глаза, и призраки моего детства испарятся в закате. Глупо. Сказать ему или?...
Мотаю головой.
- Какие диеты, Кит, я всегда была худобой, даже когда жрала как слон. Забыл как мы батон в гараже хомячили? – Воспоминания одним махом заполняют голову. – Ага, у меня. Только, я не доставала с тех времен. – От части, мне хочется плюнуть на все, упасть за стол напротив друга и начать перебирать в памяти осколки стекла. Его не склеить. Не собрать во едино снова. От этого в голове кружится хаос. Мои глаза глядят в лицо Холланда, и никак не могут поверить. Да и, надо ли?
Будем ли мы прежними? Сможем ли быть откровенными друг с другом, чувствовать поддержку. Или графики съемок и концертов сделаю эту встречу первой и последней в этом году?
- Прости, я… - Неловко мотаю головой – Если не хочешь, это не  обязательно. – Подхожу ближе и отодвигаю бутылку. И дело вовсе не в глупой мысли, что нам остается только напиться, чтобы зашить ранки прошлого. Просто, я не была уверена, что сквозь года это нужно – нужно пытаться наладить что-либо. Он не писал,  довольствовалась воспоминаниями. Я должна задать этот вопрос, мучающий меня с того самого момента, когда дернула своего друга за рукав у кассы.
- Кит, я… - Беру бутылку в руки. Мне нужно выпить. Но это не значит, что нам надо напиваться. Открываю крышку и становится заметно, что пальцы дрожат. Странное ощущение беспомощности. Я не была готова к тому, что появится кто-то, кто знал меня другим человеком. И что я вдруг почувствую пустоту, от мысли, какой я стала, от мысли, чего я лишилась. В конце концов, чего лишил меня Кит, когда просто собрал вещи и уехал. И почему обида именно сейчас решила дать о себе знать? – Не думаю, что мой плакат тебе в самом деле нужен. – Это вроде как вступительной шутки. Я улыбаюсь, наполняя стакан янтарной жидкостью. Издаю смешок, глотаю, чтобы собрать мысли в кучу. Я хочу сказать “всё изменилось с тех пор”, но говорю – Жаль, что ты уехал. – Я хочу сказать, что “чувствую себя паскудно, потому что не знаю, как реагировать на такую неожиданную встречу”, но говорю – Моя жизнь могла бы быть другой. – Достаю сигареты из кармана, и только теперь опускаюсь на стул. Передо мной сидит Кит. А за его спиной висит портрет человека, которого я ждала много лет.
- В то время у меня не было сил на то, чтобы верить, я смогу справиться и сама. Тот Кит был словно моей единственной надеждой. Когда Кит прославится, он обязательно возьмет меня с собой. Я буду жить в автобусе, вместе с ним делить радости и поражения. – Прикуриваю, пододвигая стакан поближе. – Но я не… - Заглядываю  глаза. – Да нет. Я злюсь. Именно это я сейчас и делаю. – Опускаю голову, впиваясь взглядом в узор на скатерти. Мне просто нужно придти в себя, а не тыкать человека его промахами. Да и, было ли это промахом? Разве он был чем-то обязан гусенку Джесси? – Я просто хотела сказать, что ты не обязан это наблюдать. И если ты хочешь уйти снова, то лучше сделай это сейчас. – Мне нужно набраться сил и снова посмотреть в глаза. – Я не хочу чувствовать себя так, словно бы я потеряла тебя дважды.

+1

13

Музыкант кисло улыбнулся, когда девушка пропустила его вопрос мимо ушей. Да, видимо сейчас намечался разговор, итогом которого будет какое-то решение. Но он не мог сказать, какое. Хорошее или плохое. Слегка подрагивающей рукой он вытащил из кармана сигарету, зажал губами и, закурив, сделал первую затяжку. Он молчал, слушая Джесс. Да, возможно жизнь бы повернулась по другому, останься он в Сан-Франциско, но... ведь ничего уже не поделать. Хотя, пофантазировать можно. Наверное, он бы отсидел в тюрьме за тяжкие телесные, нанесённые ненавистному отчиму. Потом вышел бы. Стал членом какой-нибудь банды. И закончил бы жизнь, получив пулю в перестрелки у какого-нибудь бара. Славно, ничего не скажешь. Но это слишком эгоистично, думать только о себе. Как бы повернулась жизнь Джесси? Мужчина не знал. Да и... боялся представить, если честно. У него давно возникло подозрение, что он приносит людям только неудачи и несчастья. Это уже стало какой-то манией. И ничего не поделать. Пока, по крайней мере.
В пепельнице начала копиться горка пепла от сигареты. Они часто так сидели, ещё в Циско, выпивая, строя планы, куря сигареты. Приступы ностальгии были не только и Джесс, как оказалось. Нет, Кит не раз и не два вспоминал то время, уже будучи известным музыкантом. И неизменно тосковал, размышляя, можно ли вернуть его. А вон как оказалось. Удача играет в свои особые игры. Спасибо её, наверное. В любом случае, плохо не будет.

Кто сейчас прав? Кит, сбежавший из Циско, или Джесс, которая была на него обижена? Наверное всё-таки Джесси. Холланд не мог сказать, что он не виноват. Не мог сказать, почему сейчас чувствовал себя виноватым. Точнее не хотел себе признаваться. Как-то всё слишком завертелось тогда, изменилось в одночасье, заставив музыканта на самом деле исчезнуть. На какое-то время. Нет. Они немного переписывались с Джесс, но потом... в общем об этом было сказано выше. Мужчина сделал очередной глоток, затянулся сигаретой и посмотрел на подругу. Да, она говорила вещи, которые нельзя спокойно воспринимать. Но у Кита не было сил, чтобы ответить. Сейчас, по крайней мере.
Что значит исчезнет? Сейчас музыкант мог исчезнуть только насовсем. С лица Земли. Да, умерев, если говорить тривиально. А куда-то целенаправленно уезжать, улетать, уходить, он не хотел. Слишком много дел ещё оставалось, которые нужно было сделать. Да и вообще... не время. Рановато будет, хе-хе.
Мужчина с силой расплющил окурок в пепельнице, одним глотком допил остатки и поднялся на ноги, подходя к открытому окну. Усевшись на подоконник, он вновь перевёл взгляд на Джесс, которая безмолвно за ним наблюдала. Теперь. Глупо это всё выглядело. И было величайшей глупостью. Вот Кит, который сейчас сидел перед подругой, был совсем другим. Не тем, которым она его знала. Слишком мрачный, нервный, злой... вот какой он теперь был. Хорошо можно сравнить с подростком, который начинал играть в барах Сан-Франциско. Перемены разительные. И тут Джесси была в выигрыше — она хотя бы заняла своё место в жизни. Исполнила мечту, просто добилась чего-то. А Холланд наоборот лишь запутался. Ещё сильнее, чем когда-либо до этого дня. Слишком много всего навалилось на его плечи. Так что приходилось как-то выживать, иначе... конец.

- Что я не обязан наблюдать? - спросил Кит, потирая переносицу. Вряд ли он сейчас понимал, о чем думает Джесс. - Нет, мне отсюда никуда не уходить. По крайней мере, в ближайшее время. Да и потом... этот город не отпустит просто так. Поверь. - он посмотрел в окно, уловив взглядом очертания небоскрёбов в центре. - Скорее ты меня прогонишь, чем я уйду.

Прохлада проникала сквозь открытое окно. Она помогала музыканту прийти в себя. Приятно остужала лицо, проникала под ткань толстовки, заставляла тело покрываться мурашками. Нет лучшей погоды, чем та, которая сейчас установилась здесь. Мужчина хотел закурить. В очередной раз, но, пошарив по карманам, не смог найти ни одной сигареты. Печально, но ничего не поделать. Видимо это и был тот самый разговор, о котором он подумал в начале. Не сказать, что он легкий, но не такой тяжёлый, как мог бы быть. Так, по крайней мере, казалось Киту. Он вновь подставил лицо приятному порыву ветерка, украдкой прикрыл глаза, а когда открыл их, бросил взгляд вниз. По тротуару шли люди, по дороге проносились машины. Все были заняты делом. У всех была цель, к которой они шли или ехали. Или летели. Интересно, а у него есть цель?

- Глупо было думать, что известность принесёт удовлетворение. - наконец-то открыл рот музыкант. Он повернулся к Джесс и смотрел на неё. - Жить в автобусе не получилось бы. К сожалению. Так что... не стоило оно того. - он улыбнулся, то ли грустно, то ли устало, и уселся обратно за стол, разливая новую порцию рома по стаканам. - Надо договориться... чтобы больше не терять друг друга из виду...

+1

14

Странное, глупое ощущение расползалось внутри. Неловкости, что ли. Вроде как перед ней сидел тот же самый Кит, ну и пусть его лицо было покрыто морщинами, ну и пусть он изрядно осунулся и почти не реагировал на одни и те же вещи так же, как это было когда-то. Все-таки, он оставался самим собой. Или ей хотелось так думать? Хотелось верить, что с годами люди не стирают себя до тла, не меняются с ног на голову из-за необратимой череды событий? Кто знает, что было с ним в жизни, за то время, пока они не виделись. И как знать, насколько “собой” можно быть в компании мрачного, немного грубого парня?
Все эти его депрессии, грузные состояния и усталость от жизни были настолько противоположны мировоззрению Джесси, что бросало в дрожь. Еще там в магазине, хоть она старалась и не думать об этом, все же почувствовала нехилый испуг. Вид человека, полностью способного отрубиться от реальность во истину пугает. А она никогда не была достаточно сильной, чтобы сделать вид, что не почувствовала слабины.
Разговор начал медленно заползать в тупик. Между прочим, по её же вине. Была бы умнее, начала бы широко и по-идиотски улыбаться ему еще у полок с гребанными шоколадками. Подумаешь, встретились через сто пять лет. Какая нахрен разница, что осталось там, за спиной? Все равно ничего не переделать, и уж тем более не вернуть.
Еще умнее – попрощаться у выхода, но состояние Холланда не вызвало доверия, и по старой привычке ей всегда хотелось убедиться, что он  вернулся в себя и не натворил дел.
Глазами Линскотт проводила мужчину до окна. В момент, когда его тушка приземлилась на подоконник, нечаянно вздрогнулось. И почему она живет не на первом этаже? Стоило больших усилий, чтобы не ляпнуть что-нибудь вроде “осторожно, не упади”. Мысленно Джессамин хлопнула себя по лбу.
- Не прогоню. – А у нее сигареты остались. И раз Холланд не собирался пить, то она сделает это сама все равно, потому что паршивое чувство неудобство всегда проходило после пары бокалов. Линскотт встала со стула и перебазировалась на стол, словно бы перестала строить из себя ляди и опять могла бы спокойно говорить слово “блять”.
Губы коснулись бутылки виски и терпкий напиток обжог гортань. Чиркнула зажигалка, Джесс подтянула к себе пепельницу и в очередной раз почувствовала себя городской куклой, мотающейся по жизни без смысла и толку. Она не считала, что что-то из её надежд и мечтаний не стоило того, и поэтому решила просто промолчать. Каждый имеет право на свое мнение, верно?
- Ага. Надо. – Кивает, пуская клубок дыма, - Есть мобильные телефоны. Извини, имэйл не дам, все равно туда не ответишь, - Шутит, конечно, просто шутит.
Повисает странная пауза. И Джессамин ловит себя на мысли, что еще помнит, как её друг относится к таким моментам. Как ему бывает неудобно трепать языками ни о чем, и как он пытается избежать слишком сложных разговоров, потому то это и в самом деле лишнее.
Делая еще глоток, Линскотт решается на страшное. Она давно хотела кому-то рассказать, и раз уж обстоятельства сложились именно так, то почему бы и нет?
- Кит, - Негромко зовет девушка, - Мне нужен твой совет. Или… или просто рассказать кому-то. Я не знаю. – Дожидаясь одобрительного знака, Джесси все же успевает еще разок отхлебнуть этой янтарной жидкости, затянуться на полные легкие и только потом проговорить. – Мне предложили деньги для того, чтобы я разрушила чей-то брак. И я ответила согласием. – Последний слог она едва не проглотила. Прилив пустоты сменился нервозом, и Линскот замотала ногой, свисающей со стола, а вторую подобрала под себя, отводя глаза от фигуры мужчины. – Я здесь вообще случайно, если честно. Мы не должны были встретиться, потому что квартира пустует не первую неделю. Я живу в доме этих людей. И много вру. Каждый день. Каждый день…

+1

15

- Конечно не отвечу! - воскликнул музыкант, поигрывая окурком, перекатывая его пальцами. - Мне страшно в почтовый ящик заходить. А то понаприсылают, понимаешь, всяких писем и всё. Утону там. Потому что начну читать и на каждое отвечать. Это же я. - Кит говорил правду, ибо на самом деле старался ответить на каждое сообщение. - Так что... лучше мобильники, ты права.

Новая сигарета и хороший глоток из бутылки окончательно привели мужчину в чувства. Он даже улыбнулся, стряхивая пепел с кончика сигареты. Все его проблемы сейчас казались такими далёкими, что можно было о них спокойно забыть. Кит уже хотел что-то сказать, но его опередила Джесс, попросив совета. Он молча кивнул головой, задницей чуя, что проблема, которая возникла у подруги, будет достаточно неприятной. Не сказать, что Холланд осуждал людей, но были некоторые вещи, которые не укладывались в голову. Вот за них можно было бы и пожурить. В общем — надо выслушать, а потом уже решать, что делать.
Удобнее устроившись на стуле, музыкант погрузился в раздумья, слушая девушку. Конечно, история была достаточно паршивой. Попахивало это чем-то... нехорошим. Тем, что все осуждают. Кита же сейчас интересовали все подробности. Лишь после этого можно было решать, как относиться ко всей ситуации. Мужчина прекрасно понимал, что черного и белого в жизни не бывает. Она слишком разноцветная, чтобы брать только два тона. Жизнь — не фотография. Так всегда он говорил, когда заходил разговор об этом.

Потерев пальцами переносицу, музыкант поднялся со стула, подошёл к окну и вновь посмотрел в него, любуясь городом. В голове лихорадочно выстраивалась логическая цепочка, которая могла бы выдать правильное решение. Черт знает что, на самом-то деле. Он не видел ничего страшного во всей этой ситуации. Да, возможно в последнее время мужчина стал более черствым и циничным, что, впрочем, маловероятно, если смотреть на его состояние и причины оного. Кит затянулся сигаретой, повернулся к Джесс и опустился на подоконник, рассматривая лицо подруги, выражавшее крайнюю степень смятения. Видимо, она реально никому больше не могла рассказать о своих терзаниях. Паскудное ощущение, это музыкант мог сказать со всей уверенностью. Проходили уже подобное. И не раз. В любом случае, сейчас надо было поддержать Джесси, сделать так, чтобы она хоть немного расслабилась. Забыла о проблемах.
Если говорить честно, то Кит, на месте своей подруги, отказался бы. Не стоит думать, что здесь речь шла о каких-то высоких моральных качествах и так далее. Нет. Просто ему было бы дико лень всё это проворачивать. Да и не любил мужчина общество, в данное время, если быть точным. Он бы легко мог учудить такое, будь чуть помладше. Да ещё так всё разворошить, что развалить семью, потом вновь свести их вместе. Молодость-молодость, как говорится. Но не об этом речь сейчас.

- Послушай, но ведь ты уже согласилась и ничего не изменить. - заметил музыкант, поднося к губам кончик сигареты. - Ты запуталась, это слишком хорошо видно по тебе сейчас. Что конкретно тебя не устраивает? То, что ты врешь? То, что ты делаешь что-то такое, что заставляет тебя чувствовать себя виноватой? - он не знал, как ещё сказать, то что хотел донести до подруги. Сложно было это сформулировать. - Послушай, посмотри на меня. - Кит подошёл к Джесси и, взяв её за подбородок, заставил посмотреть себе в глаза. - Это твой выбор, Джесс, и он по определению не может быть неправильным. Ведь он твой. Эй, не кисни. - лица застыли в опасной близости друг от друга. Мужчине вспомнилась та памятная ночь. - Слышишь, не кисни. Всё будет нормально.

Он хотел бы отшатнуться, чтобы не лезли в голову воспоминания из прошлого. Но... увы, ничего не получалось. Кит попытался выкинуть из сознания все мысли, однако это не получилось. Вообще, сейчас он начинал думать совсем не в том ключе, в котором требовалось. Поддержать - да. Помочь - да. Но... вряд ли сейчас Джесс нужно было вспоминать, что и как у них получилось. Хотя, возможно это только у Холланда появился приступ ностальгии. Тогда тоже был вечер, кухня, то ли у него, то ли у Джесс. И полумрак. Интересно, возможен ли повтор? Виток истории? Стоп, Кит, о чем ты думаешь, ей ведь не до этого. Музыканту на самом деле хотелось отвлечь подругу от паскудных мыслей. Но получалось это с трудом... или просто пока действия не возымели нужного эффекта.

+1

16

Игры нет, тема в архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Мы курили в кроватях и смеялись, как дети, я не помню ничего веселей.