внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 11°C
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Йо-хо-хо и бутылка рома!


Йо-хо-хо и бутылка рома!

Сообщений 1 страница 20 из 26

1

https://31.media.tumblr.com/2de602b74f77b3921e1229ee26416d3a/tumblr_n2nic9FsMh1rfm6bfo2_500.jpg

Участники: Chiara Hunter - Грейс О’Мейл, Rex Tyrell - Дони Скотт
Грейс - довольно известная женщина в пират, слава которой, впрочем, потихоньку сходит на нет. Когда-то вместе с мужем управляли кораблем, затем муж был захвачен в плен, а корабль, на которым плыли захватчики, разбился о скалы. Уже лет шесть как забросила пиратство, старается жить мирной жизнью, имеет свою лавку с ружьями.
Донни - о нем нет никаких данных, кроме того, что он бороздит просторы морей и каждый раз находит себя неприятности на пятую точку. В карманах всегда пусто, но зато голова забита безумными идеями, сапоги песком, а фляга дешевым ромом, но и это не может остановить его. Дони искренне верит, что однажды он приведет себя к желаемым сокровищам.
Место: Карибские острова
Время: 1702г

Отредактировано Chiara Hunter (2014-03-29 18:13:58)

0

2

День совершенно не складывался. Ни попутного ветра, ни денег.  Дони вытряхивает мусор из запыленного кармана, пальцы проваливаются в продырявленную ткань.
- Одни дыры,- как констатация факта. Остается лишь смириться со своим жалким существованием и умирать под жарким солнцем, где то посреди Карибского моря. Иногда легкие порывы ветра могли удалить его печаль, подавая надежду, но чем дольше он плыл по неизвестному ему пути, тем больше убеждался в своей никчемности. Убеждаться в никчемности можно, особенно если никого рядом нет. День в море, неделя, но не видно ни малейшего кусочка суши. Наверное, он выбрал не правильный путь. Однако к вечеру на горизонте начинало проявляться нечто похоже на порт. Надежда поселилась в сердце уже не молодого пирата. Надежда наполняла его тело, а желудок наполнялся ромом, пока фляга не опустела, еще один повод поскорее добраться до берега.
Небольшой станинный городок на берегу, купцы называли его Форд Де Муэрто. Здесь в одном из кабаков, можно было услышать множество легенд, разузнать свежие сплетни, а так же набрать себе новую команду никчемных пиратов, что бредили мечтой заполучить богатства. Глупцы. Впрочем, таким глупцом был и Дони. Пират без рода и имени, так о нем считали все вокруг, а он не спешил выдумывать легенды о родстве с Черной Бородой или о потомке капитана Летучего Голландца. Он был таким же как и многие, однако в отличии от всех он всегда рисковал. Услышав новую легенду он всегда пытался знать точно на сколько это может быть правдой, его не пугали ни проклятия, ни трудности. Жизнь пирата кортка и как знать, когда она закончиться.
Его судно причалило к берегу. Немного дырявые сапоги тут же наполнились песком, как только Дони ступил на берег. – Чертовы дыры, они повсюду. Скотт нервно отряхивал сапоги от песка, подпрыгивая то на одной, то на другой ноге. В последнее время он совсем обеднел, в карманах ни гроша, но это не останавливало его. Дони быстро выбрал нужное направление и прихрамывая на одну ногу направился а кабак. Порой он забывал, на какую ногу он хромает, поэтому иногда он хромал на правую, иногда на левую, а если быть погоне, то боль в обеих ногах проходила мгновенно. В пиратский кабак, он пожаловал не случайно. Ему не нужна была команда, он искал одну женщину, которая как никто другой может ему помочь.
Наводить справки долго не пришлось, Грейс в этой округе знали все. Бывалая женщина пережила столько, сколько не пережил ни один пират в этом вонючем кабаке. Говорят, что она связана с самим Голландцем, но отчасти это выдумка злых языков. У пиратов искреннее только одно чувство – зависть.
Послушав новые сплетни и выпив рома за счет старого друга Дони не стал ждать лучшего времени и отправился к Грейс прямо сейчас. В его деле нельзя было ждать и минуты.
Небольшой магазин на окраине города. Видимо одиночество и тоска загнали Грейс так далеко. Дони аккуратно открыл деревянную дверь. Треск деревянного пола тут же дал хозяйке знать о новом посетителей, но та не торопилась смотреть, кого принесла нечистая.
Дони любопытно рассматривал ружья, что весели по всей стене. Попытка снять одно ружье потерпела не удачу, Дони дернул еще раз, затем еще раз, но уже сильнее. Последний рывок и ружье едва не свалилось ему на голову. Слегка испугано поймав, его он начал крутить его в руке, всматриваясь в каждую его деталь.
- А как далеко может выстрелить это ружье? С любопытством спросил Дони, пытаясь хоть как-то привлечь внимание хозяйки, что видимо была занята более важными делами.

+1

3

День не задался с самого утра. Содержать даже маленькую лавку с оружием было намного труднее, чем казалось с первого раза. Не труднее, чем управлять командой, конечно же, но всё же... Почему-то каждая подзаборная собака, которую нелегкая приносила в это захолустье, считала возможным приходить сюда и качать права. Заходили ко мне люди десятками, покупали что-то - единицы. И каждый уникальный, известный, у каждого есть свой личный флот, просто сюда он его не притащил, каждому сделай скидку, а мне потом "зачтется". Разговор с такими молодцами у меня обычно короткий.
   Так вот, ночью в очередной раз меня пытались ограбить. Продавать то, что всем очень нужно - весело. Грабят меня с периодичностью в две недели, и тут получается палка о двух концах. С одной стороны я не захотела торговать в крупном городе, чтобы меня оставили в покое, и чтобы не было много людей. С другой стороне, с маленьком городишке защитников правопорядка меньше, чем в большом, удальцов как-будто больше, и грабят чаще. Но ничего, я справляюсь. Ограбить меня не получилось, я специально выбрала такой дом, чтобы в одной комнате жить, в другой торговать. Не вышибла мозги только потому, что кровь с мушкетов отчищается плохо, а окровавленный, всё равно, что подержанные. Цена на них обычно ниже.
   Утром пришел какой-то дрыщ с усиками и потребовал проценты от продаж, а взамен покровительство. Выгнала его пинком под зад, орала благим матом так, что даже на рынке было слышно. Будет что поперетирать здешним курицам. А "покровитель" этот наверняка вернется, по усам вижу - упрямый. Пинками от него не отделаться.. Ну да ладно, о нём можно забыть хотя бы на сегодня.

   В общем, настроение у меня было замечательное. Хотелось спать и... спать. Всё, больше ничего не хотелось. Но еще со вчерашнего дня у меня осталась коробка ружей с какого-то испанского брига, их нужно было почистить и выставить на продажу. Сейчас я ершиком чистила дуло одного ружья. Медленно, с чувством, с толком, с расстановкой, периодически позевывая и мечтая о том моменте, когда закрою дверь на засов.
   На вошедшего мужчину я якобы не обратила внимание, хотя сама следила за ним краем глаза. Сегодня меня все раздражали, а в особенности "покупатели", которые просто глазели и сами не знали, чего хотят.
   - Будешь стрелять с расстояния в двести шагов - не промахнешься. Но заряжать его долго, дольше, чем остальные. Случайно забудешь, что уже вставлял пулю, вставишь еще - и БАБУМ! - фыркаю, и откладываю в сторону свою работу. - Твой лучше, - киваю на мушкет, заправленный в его пояс. - А вообще, я скоро закрываюсь. Бери что-то или выметайся, - просто он не похож на человека, у которого водятся деньги.

+1

4

Ни денег в карманах, ни совести, у него не осталось ничего. Одна надежда тихонечко млела в уголке его души. Дони со всей его неуклюжестью держал у руках ружье, что обошлось бы ему в круглую сумму, которой у него все равно не было. Так что хоть даже если с расстояния тысячи шагов оно попадет в цель, ему от этого ни тепло, ни холодно, денег в карманах мужчины это не добавит. Однако его самолюбие резко поднялось, услышав пару теплых слов о его старом добром мушкете. Этот старичок не раз помогал ему в бою, хоть многие и говорили, что его старье уже никогда не попадет в цель. Главное уметь обращаться с вещью как с живой, любить ее. Собственно если любить больше некого, то почем же не довольствоваться платонической любовью к оружию.
Эмоции на лице резко изменились. Слегка недовольный взгляд, немного приподнятые брови.
- Воу, не гостеприимны вы,- Дони обернулся к женщине рукой, скорчив при этом лицо обиженного клиента. Стоило положить оружие на  место, однако одно воспоминание о том, как он его снимал, заставило его просто положить ружье на стол, где так же были свален и другой хлам. А хлам как никто другое привлекало Скотта. Порой здесь можно было найти много интересного.
- Но не за ружьем я сюда пришел,- в голосе появилась интрига. Мужчина продолжал ковыряться в свалке их оружия, что лежала перед ним. – Может за новым мушкетом? – он бормотал себе под нос и очевидно попросту тянул время. – Какая чудесная вещица,- он с трудом вытащил заваленные другими вещами небольшой пиратский пистолет. Неустойчивая конструкция едва не повалилась, как только Дони вытащил ее опорную часть. Хорошо бы подпереть это дело чем нибудь, но пришлось быстро свалить все в еще большую кучу. В руках он держал старый пошкарябаный и скорее всего уже не пригодный пистолет. Видимо кто-то его забыл или может, обменял на какую-то такую же никому не нужную вещь. Но если его починить, то вышло бы вполне пригодное оружие. Дони всегда любил старье, он и сам выглядел примерно так же.
- За сколько продашь? Хотя, что ту продавать, он ведь и даже не стреляет,- Дони демонстративно направил дуло в сторону. – И курок не работает,- щелк, щелк, нажать его было почти невозможно. – Что же вы засели здесь в старом облезшем магазине? На улице такая погода, прилив и ветер попутный. Сколько вы еще будете сидеть в этом захолустье? Жизнь то проходит. Дони воодушевленно начал рассказывать о том как прекрасно бороздить просторы моря, как много приключениях ожидает, стоит только пиратам выйти в пор и это не могло оставить сердце старой пиратки равнодушным, хоть с виду она была вполне спокойна.
Не уж то не удалось даже заинтересовать? Дони засунул пистолет за пояс и подошел ближе к небольшому прилавку, за которым пряталась хозяйка. – Ты же совсем не старая, совсем, ну что тебе нравиться сидеть здесь? Не верю,- облокотившись о прилавок, мужчина мечтательно положил голову на ладонь, - а как же жажда к приключениям? Объясни мне, почему пираты уходят на пенсию? Что бы прожить остаток дней как нищий? Дони уже и не заметил как перешел на ты.

Отредактировано Rex Tyrell (2014-03-29 19:31:04)

+1

5

Скептически приподнимаю брови и впервые за эти пять минут одариваю незнакомца долгим, пристальным взглядом. Не понимаю, какого черта я должна быть гостеприимной. Пусть идет к курице напротив за гостеприимством, она печет булочки со всякой дребеденью типа кошек и китов, и практически облизывает своих покупателей. Но чтобы я так себя вела... Я лучше повешусь прямо вот на этой балке под потолком. В слову о балке... Надо бы сделать уже ремонт... Эх, ну да ладно.
   Вновь принимаюсь за чистку ружья, молчу, предпочитая лишний раз не связываться. Характер, говорят, у меня скверный. Ну и пошли бы они в задницу... Честно говоря, мне плевать, зачем он там пришел. Заинтриговать меня вряд ли удастся, потому что я не жажду общения с людьми в принципе. Я сознательно уехала именно сюда, на этот всеми забытый остров, на которой так часто приходят корабли. У меня мало покупателей, но это меня более чем устраивает. На еду хватает, а большего мне и не нужно.

   Беру у мужчины из рук мушкет и внимательно его разглядываю. И правда металлолом... Иногда случается. Те редкие корабли, которые приезжают сюда, обычно приносят целый мешок всякого разного оружия, и я плачу за мешок приблизительную сумму, не разглядывая особо содержимое. Чаще всего это оружие с ограбленный кораблей. Иногда хорошее, иногда просто нормальное, периодически в порядке только запчасти, но рабочие запчасти я тоже храню, периодически выходит что-то собрать из них. А этот... Старый, не помню у себя таких, даже если что-то рабочее, вряд ли пригодится. - Забирай, - пожимаю плечами и снова присаживаюсь на свой стул. Может сложиться впечатление, что важнее чистки этого ружья для меня нет ничего на свете. Так и есть.
   - Меня всё устраивает, - цежу сквозь зубы, не поднимая взгляд. Вся внутренне напрягаюсь, так что чувствую, к чему он клонит. - У меня аллергия на попутный ветер, - фыркаю и поджимаю губы. Неприятно говорить об этом.
   Чем дольше этот тип болтает, тем сильнее мне хочется его выставить. Море и путешествия - больная для меня тема. Тогда погиб мой муж, я смотрела на него и ничего не могла поделать. Ощущение такое, будто тебя кромсают на части огромными ножницами. Я не могу управлять кораблем без него, я больше не уверена в том, что могу отвечать за что-то, и защитить кого-то. Не хочу вести людей на верную гибель. Сейчас я отвечаю сама за себя, и это хотя бы спокойно.
   - Потому что в жизни пиратов случается что-то, о чем они не хотят больше вспоминать, - я злюсь, поднимаюсь на ноги и взглядом мечу молнии. Море, корабль, попутный ветер, пиратский флаг - всё это напоминает мне о муже. Каждый раз как ножем по сердцу. Достаю из под прилавка ружье, оно заряжено как раз для таких случаев, и упираю дуло прямо в грудь незнакомца. - Проваливай-ка ты по добру, по здорову, - я не шучу.

0

6

Он прибыл на этот остров с одной целью, он преодолел не малый путь и едва не утонул при шторме. Этот остров привлекателен многим, но пока доберешься сюда успеешь ощутить на себе не только дождь, но все причуды природы. Так что нет, Скотти не был готов так просто сдаться. Он устремил свой взгляд на женщину, что пыталась его всячески игнорировать. И что бы привлечь ее внимание, наверное, нужно было бы сплясать или завести хоровую песнь. Однако и это врятли бы смогло разжечь в ней интерес. Дони понимал, что если не сейчас, то никогда.
Красивые слова о погоде на нее не действовали, ее вообще невозможно пробить словами. Стальная женщина со стальными нравами, не удивительно, что в свое время ее считали лучшей, едва ли непобедимой. Скотт не знал об этом наверняка, но порой слухам можно было верить. Ему не справиться без нее в этом нелегком плаванье. Она опытный капитан, она побывала практически везде. А кто он? Он бездомная птица, говорящий попугая, крыса в сером подвале корабля. Нет, она нужна ему на борту. Грейс не обращал на него внимания, а когда обратила Дони стало не по себе.
В его голове появилась идея. Но кажется слишком поздно. К его грудине было подставлено дуло. Его лицо слегка вытянулось, глаза покосились. Что же поднять руки и убираться отсюда? Пожалуй, это было лучшее решение. Пиратские руки поднялись вверх, говоря «сдаюсь сдаюсь». Слегка неуклюжий поворот к дверям. Он все еще чувствовал нажим ружья себе в грудину, хоть его там уже и не было. Его тонкое костлявое тело слишком боязно относилось к оружию. Небольшой шаг, затем еще один.
- Не хотят? – вдруг громкий голос раздался в небольшой комнатке, которую Грейс называла лавкой с ружьями. – Так уж и не хотят? – уже более тихо повторил он, его глаза довольно заблестели. Искусный врун. Он умел придумывать невероятные истории, но эту даму не взять историями о богатстве. Он тянул время, формируя в своей голове что-то более важное, более живое. Чередуя воспоминания, он подбирал необходимую линейку событий. И вот оно. Его глаза заблестели еще сильнее, как у безумца. 
- А как же твой муж? Не уж то ради того, что тебе больно вспоминать ты готова забыть и его? – Дони заметил как слегка опустилось ружье, однако подходить ближе он все еще не рисковал. Его любопытный взгляд сменился шоком, брови нервно вскочили, придавая ему еще более встревоженный вид. – Брось? Ты, правда, не знаешь? – его глаза излучали таску и отчаяние. Всем своим видом он показывал как же несправедлива судьба. – Уже давно пошел слушок об этом. Конечно, кто я такой, что бы ты верила мне. Но я знаю гораздо больше нежели говорят там в таверне.
Дони заметил, как встревожено, заблестели глаза женщины. Внутри каждого всегда живет вера, и еум необходимо было разбудить ее.
- Я поведаю тебе больше, если ты опустишь это ружье, она меня немного тревожит.  Возможно, она не поверит ему, но ведь послушать никто не запрещает. Даже самая стальная женщина, все равно остается женщиной, а значит, не может так просто отпустить все свои чувства. Дони же вселял в ее душу надежду.

+1

7

Стискиваю ружье так, что белеют костяшки пальцев. Губы едва видны, лишь тонкая натянутая полоска, обострившиеся скулы, злой глаз. Не хочу ничего слышать. Не хочу, черт возьми, ничего слышать! Тема моя - закрытая для меня тема. Я поклялась. Хотя бы в память о нём. Сейчас кто-то еще помнит обо мне, истории ходят большей частью хорошие, и я хочу, чтобы всё оставалось именно так. А если у меня ничего не выйдет? Если я не смогу без него? Тогда все будут знать, что я всего лишь трусиха. Я и есть трусиха. Просто сейчас никто не знает этого.
   И всё же рука содрогается, делаю судорожный вдох и сужаю глаза. - Не смей трогать моего мужа, - шиплю и сильнее вжимаю дуло ему в спину. Он повернулся, теперь передо мной его спина, но я даже не думаю его опускать. Вообще держать ружье вот так в плотную к телу нельзя, его так очень просто выбить у меня из рук, но мне сейчас плевать. Вряд ли кто-то из местного отрепья что-то знает о том, как надо драться. Не все-то ружья держали, только и умею, что махать саблей или рапирой. Поэтому я выбрала ружья. За саблю берется любой идиот, не хочу толп у себя в лавке.

   - Что за слушок? - вырывается из меня прежде, чем успеваю себя остановить. До боли закусываю губу и злюсь на себя. Тупая, доверчивая корова. Но всё же крохи надежды уже появились в груди, я знаю, что их теперь уже оттуда клещами не достанешь. Я так давно не прислушивалась к тому, что болтают люди в трактире. Если кто-то приходит в лавку, разговаривает только про дело. Может и правда что-то стало известно о том корабле? Уилл О'Мейл, он был известен. Если он вдруг объявился где-то, наверняка по островам понеслись слухи.

   Опускаю ружье и выхожу из-за прилавка, останавливаюсь перед мужчиной и грозно на него гляжу. Взгляд скользит по худому лицу, пытаясь распознать лукавство. Ничего не выходит, черт возьми. Не может же быть...
- Если ты будешь мне врать, я узнаю и убью тебя, понял? Такими вещами не шутят, - я направляюсь к выходу, не хочу тут больше сидеть. - Пойдем, мне надо выпить. Там всё расскажешь, - закрываю лавку на замок и по привычке оглядываюсь. Улица пуста. Ну и хорошо, видимо время моего "мстителя" еще не настало.

   Мы заходим в таверну и я делаю знак бармену, чтобы он нам налил. - Выкладывай, - кручу кружку в руках и внимательно гляжу на мужчину, практически не свожу с него взгляда и готова ловить каждое его слово.

Отредактировано Chiara Hunter (2014-03-30 00:19:08)

0

8

Дони чувствовал, как отстранилось ружье. Как дыхание женщины становилось прерывистым от злости, что наполняла ее. Он прекрасно понимал. Что затронул тему, которую не стоило ворошить. Но разве такой как он должен чего-то бояться. Получить пулю в спину сейчас или потом. Но он хотя бы попытается перенести этот смертный приговор, что выписала ему  хозяйка этой не гостеприимной лавки. Женщина с ружьем это в вдвойне опасно, а злая женщина это тройная катастрофа, поэтому нужно было ее ликвидировать как можно скорее.
Глаза Дони по-прежнему блестели, местами в них проскальзывала грусть, все завесило от того, куда смотрел этот сорванец.
- Понял, понял,- между прочем отвечает он на полном серьезе. Что же тут не понятного, повторяет он себе в голове и засовывает руки в свои дырявые карманы.
Выпить это правильно, все так же пролетает у него в мыслях, но он не говорит ничего в слух, здесь каждое слово может стоить ему жизни. Он бред вслед за ней по уже пустой улице. Сколько же времени он провел там внутри этого небольшого ларца с ружьями? А казалось, сто пришло всего пару минут, видимо под дулом пистолета время течет куда быстрее. Они сели за стол в дальнем углу таверны. Дони закинул ногу за ногу и по-королевски откинулся на стуле. Послышался едва слышный скрип. Мебель в этом кабаке не менялась уже сто лет, так что сидеть здесь нужно аккуратно, никогда не знаешь, когда рухнешь со своего «трона».
Скотт довольно посмотрел на щедрое угощение Грейс, но выпить ему пока не давали. Она притянула кружку  себе, давая понять, что ждет рассказа и привела его сюда за делом, а не угостить ромом.
Дони тяжело вздыхает, с алкоголем в крови его песня лилась бы лучше. Но не так нет.
- Видели твоего ненаглядного в одном порту. Конечно, злые языки могут ошибаться, но не верю. Не верю я, что даже после стольких лет он сильно изменился. О вас ходили легенды, да каждая собака знает кто вы. А твой муж,- Дони гордо выделил последнюю фразу,- говорят он сейчас купец, продает рыбу. Вылавливает ее в бухте Санта Клара. Опасное место, но кто боится опасности. Рассказ был закончен, Дони получил свое вознагражение, однако ему нужен был не ром. Сделав пару небольших глотков пират с небольшим сомнением посмотрела на Грейс. 
- Мой корабль отправляется рано утром, на рассвете. Я плыву в ту сторону, поэтому и искал тебя. Думал ты знаешь эту историю и захочешь присоединиться. Но если нет,- Дони развел руками,- решай.
Пират опустошил кружку и громко поставил ее на стол.
Его корабль отправлялся на рассвете. На судне не было людей, с утра он успел запастись водой и едой на пару дней плаванья. На горизонте начинало появляться солнце. Дони все еще верил, что на борту его корабля покажется эта женщина, но ее все еще не было. И только за несколько минут до того как корабль отчалил он заметил движение.  На его лице появилась легкая улыбка. Теперь то ему не нужен экипаж.
- Рад видеть тебя, - звонко заговорил Дони сматывая веревки в одну кучу, у него на корабле всегда был бардак, как же без этого. – Нам повезло,- он указал на паруса, - попутный ветер.

0

9

Мне нравится слушать о том, что все нас знали. Даже больше нравится слушать не обо мне, а о муже. Я всегда им восхищалась, всегда он был самый смелый и отчаянный, всегда ему везло. До того момента, как не повезло настолько капитально, что больше я его не видела. Я знаю, что обычно матери очень любят слушать, когда их детей хвалят, и ловлю себя на мысли, что испытываю нечто подобное. Уже умудрилась возвести покойного мужа в ранг святого, сгладились недостатки, помнятся только хорошие качества. Я по нему очень скучаю. Затворничество способствует моей тоске.
   Странно, что он не попытался меня найти. Этот факт больно бьет по моему самолюбию, и я сейчас же придумываю ему оправдание: он думает, что я мертва. Обо мне ведь никто не слышит. И ловит рыбу, бросил пиратство, так же, как и я. Я найду его, и всё у нас будет хорошо... Гляжу на Дони и киваю, говорю, что подумаю, хотя всё уже решила. Остаток для посвящаю заботам о лавке, нужно найти человека, который будет охранять мою собственность, пока меня нет.

   - Ты собрался плыть на Санта Клара, имея на корабле два человека? - первое, что я произношу, когда оглядываю корабль. Даже я помню, что у того острова всё вся вода в рифах, камень на камне, большие корабли туда попасть в принципе не могу, а маленькие вынуждены лавировать, чтобы не лишиться запчастей. Два человека не справятся с таким кораблем, если нужно будет вилять между скал, ибо нужно то опускать паруса, то поднимать, и еще целая куча всяких прибамбасов. Но пока это похоже на правду. Если не хочешь, чтобы тебя трогали, живи там, куда люди в здравом уме предпочитают не соваться. Я говорю и о пиратах и здравом уме. Понимаете? - Остановимся в Маргарите, нам нужно еще хотя бы четыре человека, если ты не хочешь воткнуть корабль носом в риф. И да, а тебе-то какой смысл переживать за меня и моего мужа? - задаю вопрос, который вертится на языке еще со вчерашнего вечера. Провожу ладонями по штурвалу и оглядываюсь. Погода прекрасная, небо голубое, вода у берега моего любимого, лазурного цвета... Непривычно стоять тут, я уже совсем всё забыла. Мы вели корабль по очереди. То я отдавала команды, а он держался за штурвал, то наоборот...
   - С чего ты вообще решил плавать?

   Команду набрать было не очень сложно. Всего четыре человека авантюристов, которые только и ждали удобного случая, чтобы пуститься в путь. Иногда люди не ищут в море золота, иногда достаточно самой атмосферы.
   - Мне так и хочется набрать побольше людей, и кого-нибудь ограбить...

Отредактировано Chiara Hunter (2014-03-30 22:05:36)

0

10

Корабль уже давно не имел товарного вида. В нем было много дыр, что латались практически на ходу подручными средствами, паруса, пушки, все это требовало ремонта, но откуда у такого пирата как Дони деньги на ремонт своего корабля. Он сам питался подручными средствами и жил от улова до улова. А пиратские уловы так малы, особенно, когда пират не опытен и не имеет команды. Не удивительно, что именно о последнем и заговорила Грейс.
Команда не нужна была Дони. Он не умел делиться. Он вообще был крайне жадным человеком, хоть все пираты по определению жадные. Дони был особенно жаден. Но отказать женщине в наборе команды он не мог. У него не  было нужных фактов, что бы отказать ей. Не может же он вот так просто взять и выложить ей всю правду. Дони лишь кивнул в знак согласия, пусть будет так, как ей угодно. Однако с каждой минутой ложь могла раскрыться. Рассказать о том, чего на самом деле нет. Для Дони нет задания проще этого. Его глаза наполнились грустью, он мог бы поведать женщине о том, что когда то его сердце потерпело неразделенную любовь и он искренне сострадает ей. Но ничего такого не произошло, это было бы слишком не похоже на Скотта. Угрюмый взгляд изменился более задорным, но равнодушным.
- Нет мне дела ни до тебя, ни до твоего мужа. Просто все эти люди,- он указал в сторону порта, который остался позади,- они врятли когда то бы рассказали тебе, а ты так бы и жила в неведении, корила бы себя. Я вот не терплю жить в неведении. Он слегка встрепенулся. – Мерзко, когда от тебя, что то скрывают. Ох, не обжечься бы о свои слова. Дони сложил наконец все веревки в кучу. Зачем, правда он занимался этой бесполезной работой он не знал, просто не хотел столкнуться с Грейс взглядом, уж больно проницательны у нее глаза.
- Я не знаю другой жизни. Море оно как магнит, тянет. Как можно жить без этого воздуха, без штурвала, без сломанных ветрил? – Дони поднял голову и в который раз убедился, что ремонт просто необходим, но это могло подождать. Он не считал, что нужно рассказывать о том сколько плюсов можно найти в море. Грейс сама прекрасно знала, что есть две категории людей: люди которые живут этим, а есть которые никогда этого не поймут.
Их борт пополнился четырьмя смельчаками. Дони сквозь зубы согласился их взять, но комок в горле не давал ему и слова сказать. Не нравились ему эти ребята, он уже чувствовал как они будут налегать на его богатства. Но избавиться от них еще будет время.
- Не разменивайся на пустяки, нас ждет дело поважнее,- Дони постучал ей по плечу, но поймав недовольный взгляд быстро убрал руку.
Их корабль был в пути уже несколько суток. Тяжело, но кто говорил, что это путешествие будет легким. Их угораздило попасть пару раз в бурю, едва уцелевшие и мокрые они ждали солнца на своем пути. Бухта Санта Клара вселяла в них надежду. Но пока вокруг было одно лишь море. Скотт все чаще запирался у себя в каюте, по долгу сидел там и выходя резко менял направление пути. Ох уж этот горе капитан. Он видел, что Грейс не доверяет ему, как впрочем и Дони не доверял ей. Но когда наконец то удача улыбнулась им все вопросы и подозрения отпали сами собой.

+1

11

Наш капитан как-то очень странно отнесся к тому, что нам нужны ещё люди на борту. Не возмущался, не стал спорить, но я задницей чувствовала: ему это не нравится. Мне, правда, плевать. Либо мы плывем к тем островам во все оружии, готовые встретить даже бурю среди скал, либо он может плыть на все четыре стороны, но без меня. Несмотря ни на что, я всё еще хочу жить, и на верную смерть отправляться не собираюсь.
   Именно он был капитаном. Чей корабль, тот и главный. Вот такие простые правила. А я не особо желала становится главной. Лишь знала цель нашего назначения, крутила штурвал и отдавала приказы нашему немногочисленному экипажу. Куда рулить говорил он. Я и правда ему не доверяла, но не собиралась лезть не в своё дело. Это было так удивительно для меня, но наличие воды вокруг грело мне душу. Теплое дерево в руках, палящее солнце, солоноватый привкус воздуха. Дышу полной грудью и чувствую себя так, будто меня наконец вытащили из шкафа, где я долго валялась, как забытая и ненужная вещь.

   Пару раз на горизонте показывались корабли. Они не представляли для нас опасности. Даже издалека видно, что корабль - корыто, и потонет одного пушечного выстрела. Такие корабли обычно не перевозят груз и не представляют ценности. Очередное корыто прочих корыт в этом море. Поэтому я даже не пыталась уйти от них, свернуть и скрыться из виду.
   Пару раз попадали в бурю, один раз нас едва не перевернуло огромной волной, но все-таки справились. Еще я волновалась, что кого-то смоет волной за борт, но и тут обошлось.

   - Земля слева по курсу! - кричу так, чтобы слышал Дони из своей каюты. Отпускаю штурвал и смотрю в трубку на маленький зеленый островок, он едва виднеется вдалеке. Нам плыть до него пару часов. Сердце радостно бьется в груди. Я его увижу! Уже совсем скоро! Возможно даже сегодня. Интересно, он будет рад меня видеть? - Кажется это оно!
   Поворачиваемся и направляемся прямо к земле. Плывем еще полтора часа, и вот уже можно разглядеть мутноватую воду вокруг острова. Какие-то деревянные обломки виднеются на скалах - следы недавних происшествий. Кругом маленькие островки, их очень много, но еще больше их под водой, едва можно разглядеть. - Все по местам. Сейчас начнется самое интересное!
Я хмурюсь и немного переживаю. Давно не плавала и не уверена в собственных силах. - Он с другой стороны острова, да? - обращаюсь к Дони, естественно имею ввиду своего мужа.

0

12

Вокруг вода. Это чувство когда ты находишься вдалеке от берега, его невозможно описать словами. Ступая по песку или земле. Ты чувствуешь себя безруким, а здесь стоя на деревянной палубе все совсем по-другому. Ты повелитель волн. Ты гроза морей и тебе подчиняются все стихии. Ты чувствуешь себя естественно, словно рыба вводе, потому что это твое. Это твоя жизнь и ты сам выбирал ее.
Дони стоял на палубе, когда из каюты послышались крики, что там виднеется земля. Он достал свою трубу, которая была такой же старой и разваленной как и он сам и направил ее в сторону, где по мнению женщины виднелась земля. Чувство радости, наконец-то посетило его душу. Вот оно, то чего он ждал так долго. – Поднять паруса,- вскрикнул Дони, он хотел как можно быстрее добраться до суши.
Он метался по кораблю отдавая идиотские приказы, которые от части были никому не нужны. Все чаще хватался за трубу и когда острова оказались совсем рядом он наконец то дал команду готовиться. А готовиться было к чему. В первые же секунды того, как они начали заплывать в бухту корабль наткнулся на риф. – Идиоты, - вскрикивал Дони. У него не  было цели сохранить корабль, но и приказа крушить его он не давал. – Левее, нам нужно пройти в этом месте. Пройти кораблю там было почти невозможно, однако если удачно поставить корабль, то они смогут выбраться на сушу, не спуская лодок. Лодками здесь все равно не пройдешь.
Трекс досок, рифы сильно задели правый бок, но это ничего, Дони был слишком воодушевлен тем, что они смогли добраться до этого  места. Он слышит голос Грейс, видит в ее глазах такую надежду, что ничего другого просто не может из себя выдавить. – Да,- хрипло отвечает он, немного прокашлявшись.
Корабль снова начинало шатать, эти четыре придурка носились как угорелые и кричали о том, что низ наполняется водой, они тонут и все погибнут. Но на самом деле все было проще, они просто сели на риф и утонуть корабль все равно не сможет. Именно поэтому он и не хотел брать команду, вокргу одни паникеры.
- Земля, - довольно заговорил Дони, перелезая на небольшой кусок земли, что по сути был обломком другого корабля покрытий мхом. – Ну почти,- довольно исправляется капитан. – Ничего с собой не берем, отправляемся на поиски сокровищ,- оу,  кажется оговорился,- еды и воды,- резко поправляется Дони,- ну и конечно же мужа,- пират делает жест женщине, что как то подозрительно на него смотрела.

0

13

Несмотря на то, что Дони мне не нравится, я не устаю наблюдать за ним. Эдакий восторженный романтик, искатель приключений. Время от времени такие люди попадались мне на пути, и каждый раз удивляли, как в первый раз. Мне не сложно понимать людей, не сложно читать по их лицам мысли и настроение, но такие как он - исключения. Что ими движет? Что натолкнуло их на такой путь? Как им удается не умирать после первого же года странствий? Не могут жить без моря, без воздуха, без штурвала... Такие умирают в бою, все из себя такие отчаянные и безрассудные. Кому-то покажется удивительным, но не мне. Я никогда не теряла голову. И пусть сердце радостно забилось, когда я снова ступила на борт корабля, мне не испытать те чувства, которые испытывает наш капитан. Но оно и к лучшему.
   Я смотрю на мужчину недовольно. Это не мой корабль, но каждый раз, как трещит древесина, ударяясь о камень, моё сердце трещит вместе с ней. Вот оно. Мне важнее судно и люди, море всегда было на втором, и может быть даже на третьем месте. Очередной треск где-то сбоку, и я не выдерживаю: - Заткнись. Ты не помогаешь. Я сама! - не понимаю, куда он спешит. Если мы разобьем корабль, как поплывем обратно? Плыли так долго, и не можем подождать еще буквально час-полтора?
   Несмотря на недовольство Донни, я отдаю приказ приспустить паруса, чтобы хотя бы чувствовать, как движется корабль. Дальше много командую, кручу штурвал, и люди бегают взад-вперед, натягивая веревки, а иногда даже просто перемещая основной вес туда, куда мне будет удобнее. В конце концов мы встаем на якорь, и команда кажется ужасно вымотанной. Посылаю пару человек латать дыры в корабле, вычерпывать воду из трюма, а оставшимися двумя садимся в шлюпку. Тут уже меня берет нетерпежка, и я отпихиваю мужчину, желая грести самостоятельно, тем более тут близко.
   Мы у самого берега, и у меня болят руки. Отвыкла. Но какая же приятная, родная боль. Мышцы совершают движения, которые не совершали уже много лет.

   Приятно ступить на берег после долгого плаванья. Ничто не шатается, не кренится, стоишь и словно врос в почву. Но расслабляться и наслаждаться землей некогда, Донни опять куда-то торопится. Хочется огреть его лопатой...
  - Пойдем по берегу, да? Черт его знает, какая чертовщина водится в этих джунглях, - оглядываю нашу маленькую команду и вижу, что моряки за меня. Однако, парадом командую не я. - Что еще за сокровища? - я пропустила реплику мимо ушей, так как была занята швартованием корабля, но я не прослушала её и запомнила.
   Честно говоря, в джунгли идти совсем не хочется. Слухи об этом месте ходят очень нехорошие. Тут и духи, и ловушки майя, одна легенда красочнее другой. Хочешь-не хочешь поверишь.

+1

14

Чувствуешь легкое прикосновение ветра. Дышишь. Живешь. Снова понимаешь, как ценно для тебя ступать по этой черной земле, ощущать песок в своих сапогах.  Однако это чувство быстро проходит. Для Дони оно всегда проходит быстро. Дони никогда не ценит то, что имеет. Его верная команда, которой он ничуть не доверял, бросилась латать дыры на корабле, а он чувствовал как близко его мечта. На мгновение он забыл, что рядом есть кто-то еще. Ему повсюду виделось желаемое золото.
Дони был пленен этой идеей. Он стремился к этому долгие два года. Но, увы, у него ничего не получалось. Пару раз его корабль грабили и команду забирали в плен, еще пару раз была жуткая непогода, что не подпускала его и близко к этому острову. Рифы, бури, другие пираты. Все было против него. И вот спустя два года скитаний он ступает на эту проклятую землю. Эта земля была проклята и он знал об этом. Как и знал о том, что они не смогут выбраться от сюда все. Именно поэтому он не хотел брать команду, тот, кто последний ступит на эту землю останется здесь навсегда. Но дело было сделано. Он вдохнул запах джунглей. Здесь отовсюду веяло опасностью. Здесь отовсюду веяло приключениями. Здесь отовсюду веяло богатством.
Дони был не многословен. Он все так же прихрамывал то на одну ногу, то на другую. То вырывался вперед, то наоборот сторонился всех и плелся позади. Команде не нравилось, что Скотт ничего не говорит. А Дони не нравилось, что команда преследует его по пятам. Он слышал голос Грейс и недовольно закатывал глаза. О, глупая женщина, повелась на сладкие речи пирата. Истина гласит, что нельзя верить тому, кто не верит сам себе. Он пока не знал, куда ее вести. Его план был проработан до мелочей, однако он не знал, как избавиться от той, что привела его сюда. Искать следы мужа? Пф, нет ничего глупее и Дони, как никто другой знал это. Однако они следовали вдоль берега, пинали ногами мелкие камешки и травили жуткие истории о том, что могли не доплыть, разбиться и прочую ересь, которую любили говорить пираты каждый раз, когда их ноги ставали на твердую почву.
- Сокровища?- удивленно переспросил Дони,- какие еще сокровища? Он отвернулся от Грейс, что бы та не учуяла его сметания. – Не знаю о чем ты говоришь, Грейс. Конечно, об этих местах много болтают. Но можно ли верить тому, что говорят пираты. Многие легенды начинаются у этих островов. К примеру о эликсире вечной молодости или о потерянных богатствах лондонских пиратов. Так что, я не знаю о чем говоришь ты.
Дони вырвался немного вперед и даже ускорил шаг, совсем забыв о том, что он хромает. Не нравилось ему, что в мыслях Грейс появились каике то сомнения. Однако рано или поздно еум придется сказать женщине правду, однако лучше делать это ночью. Забрать у нее все оружие и оставить записку, а потом убежать. У берега не было ни конца ни края. Никаких следов кораблей и уж тем более какой то ловли. Дони резко обернулся к команде, что уже битый час шла под горячим солнцем.
- Нужно найти, что перекусить и пойдем ближе к вечеру. Слишком жарко. Кончено можем свернуть в джунгли, но там ведь опасно,- он с вызовом посмотрел на Грейс. Она врятли захочет рисковать своей жизнью.

0

15

Моряки переговариваются, лишь мы с Дони молчим. Хмуро разглядываю песок и периодически пинаю камни, попавшие под ноги. Мне всё никак не дает покоя фраза про сокровища. Однако, если мы найдем моего мужа, мне плевать какие левые цели преследовал Дони. 

   Никогда не видела особо смысла в неоправданном риске. Если есть возможность провернуть дело без риска для собственной тушки, значит я этой возможностью обязательно воспользуюсь. У меня никогда не было корыта, мы плавали на отличном, быстроходном судне, у нас была дружная, храбрая команда, у людей были мозги именно на том месте, на котором они должны быть, и именно эти обстоятельства были залогом наших богатства и славы. Если бы мы искали риска, меня бы уже давным давно не было бы в мире живых.
   Поэтому я лишь киваю и хмурюсь, потому что мне не нравится, каким тоном он со мной разговаривает. Будто бы я ему на хвост наступила. Вообще, честно говоря, этот Дони мне не нравится. Даже то, как он прихрамывает по очереди то на одну ногу, то на другую. Будь это мой корабль, я бы его на борт не пустила.

   Ухожу к берегу, так как видела в воде крабов, когда мы плыли к острову на шлюпке. Еще сейчас тот самый сезон, когда морские черепахи откладывают яйца в песок. Отправляю одного моряка искать черепашьи следы, а второй занимается костром. Сама я решаю поймать парочку раков, и для этих целей ищу крупный плоский камень.
   Ужин у нас сытный и питательный, а после нашего скудного провианта на корабле, и вовсе кажется царским. Члены команды едят с таким аппетитом, что слышно, как за ушами трещит, а я невольно вспоминаю бедолаг, оставшихся чинить корабль. Надеюсь, у них ужин получился не хуже.

   Еще какое-то время мы отдыхаем в тени деревьев, а когда солнце начинает клониться к закату, я наконец заговариваю с нашим капитаном: - Самое время отправиться в путь. И никто даже не умер от нетерпения. Я поражена, - щурюсь и пытаюсь выкачать из голоса как можно больше сарказма, говорить спокойно, но получается не очень хорошо.

0

16

Дони чувствовал приближающиеся чувство риска. Еще немного и его план рухнет. Однако, что может рухнуть если он уже здесь на этом острове и ничто не сможет изменить этого. Разве, что они свяжут, забросят на корабль и уплывут вместе с ним.  Но какой в этом смысл? В этом нет абсолютно никакого смысла. Если Грейс захочет прикончить его, то сделает это прямо здесь.
Дони наблюдал за тем как готовился ужин. Одни ловили крабов, кто-то искал яйца черепах. А Дони? Дони сидела на берегу как барин и наблюдал за всем действом. Он побрел в джунгли за фруктами, дабы не попасться на глаза Грейс, что и без того подозрительно на него смотрела. Она учуяла, что Дони не чист и дело было не в том, что он не мылся уже не сколько дней и от него дурно пахло. Все ело было в его нечистых помыслах, о которых начала подозревать женщина, которая верила в то. Что слова Дони правда. Скотт и сам был бы не против в это поверить, он возможно был бы только рад. Но долго выдавать это за правду у него не получиться.
Дони уходил все дальше в лес, пару раз пытался сбить палкой кокос, но это удавалось ему не особо хорошо. Поэтому он решил, что самое время залезть на пальму. Перед ним открылись новые горизонты. Ему нужно было знать, куда направлять свою команду и в какую сторону этих джунглей они пойдут. Едва удержавшись на этом дереве, он с трудом слез вниз. Собрал фрукты, что так хаотично разбросались вдоль периметра и побрел обратно.
Для достоверности он даже растер у себя на лице грязь, нужно же было сделать вид, что он тяжело работал. Однако это мало кого интересовало. Они разделили их добычу поровну. Дони старался не говорить и часто отводил взгляд, когда Грейс смотрела на него своими недовольными глазами.
Скотт перевел взгляд на женщину.
- Я старался удивить тебя, - съязвил Дони. Ни к чем были эти словесные перепалки.
Пора было отправляться дальше. Дони радовало лишь одно, ему было попусти с этой командой. Еще несколько миль и они дойдут до указанного места, а дальше в глубь джунглей. Как говорит практика сквозь джунгли трудно пробраться одному, поэтому весь путь он думал, как же заинтересовать их. Хоть желание делиться с кем либо перебивало всю охоту думать над этим.
Они шли вдоль песчаного берега. Ни одного корабля. Ни одной живой души. Здесь, даже редко пели птицы. Начинало темнеть.
- Кажется, они уплыли. Дони грустно вздохнул. – Мне жаль, Грейс. Он не хотел видеть ее глаза, поэтому просто постучал женщину по плечу. – Ни следов корабля, ни одной живой души. Либо их здесь еще не было, либо их здесь уже нет. Мы можем подождать на берегу. До утра еще есть время.
Не было смысла возвращаться к кораблю, это займет еще уйму времени. А переночевать в джунглях, что может быть опаснее?
Дони принялся разводить костер, принес какие-то листья и палки, что бы соорудить себе место для ночлега. Что? Никогда не ночевали на сырой земле? И какие вы после этого пираты?
Они грелись у костра, от части молчали, порой кто-то вспоминал какую то историю. Дони начинало клонить в  сон, он зевал. Спустя несколько минут он уже лежал ан боку, к счастью ночи нынче теплые. Он делал вид, что спит, однако ждал подходящего момента, что бы ускользнуть. Как только послышался первый храп Дони открыл глаза. Луна высоко светила в небе. Он аккуратно подвелся, собрал свои вещи и направился в джунгли. Однако сделав пару шагов, он почувствовал, как ему в спину снова  давит дуло. Кажется, кто-то не спал. Или же этот кто-то таки не доверял ему.

+1

17

Всё то время, пока мы охотились и пока шли, я не только наблюдала за Дони, но и разглядывала остров, а еще напряженно размышляла. Могу поспорить, наш уважаемый капитан заметил, как с каждым часом я мрачнела всё больше и больше, и поэтому так старательно избегал моё поле зрения.
   Остров казался девственно чистым. Он далеко от торговых маршрутов, далеко от остальных селений, путь неблизкий, опасная прибрежная зона и целый ворох легенд, одна страшнее предыдущей. На песке я за всё время так и не заметила следов человека, даже там, где начинались джунгли, и куда не доставал прилив. Крабы начали разбегаться в сторону лишь спустя какое-то время, когда сообразили, что двуногий незнакомец не дружелюбен. Над островом ни намека на дым от костра за весь день, ни одна ветка, ни одна лиана не срезана. Стоит ли спрашивать, почему настроение моё только ухудшилось?
   Пока мы ели, я решила дать этой истерии последний шанс. Мы пройдем чуть дальше по берегу, я так же внимательно осмотрю каждый квадратный метр в моем поле зрения, и только тогда решу, как поступать дальше. Однако я чувствую, как где-то в груди жжется зарождающаяся ярость. Краем сознания я понимаю, что происходит на самом деле. Я влюбленная, окрыленная надеждой, но все-таки не дура. Дураки в море не плавают. Не долго.

   - Как я и сказала. Я убью тебя, если ты мне врешь, - произношу холодно, и Дони может запихать своё сочувствие обратно в вонючую глотку. Команда удивленно переглядывается, но я больше не говорю ни слова и удобнее располагаюсь рядом с деревом, которое выбрала для ночлега. Мы шли очень долго, и теперь я вижу это превосходно: он наврал мне. Здесь нет моего мужа. Но что же такое ценное привело его сюда? Пират не может уйти в отставку, всегда где-то в глубине души теплится тот вечный азарт, ждет своего часа. Я ужасно зла, но всё же испытываю любопытство. Может и мне нужно то самое, что ищет Дони? А может я отберу у него это прямо перед носом, за то что врал мне?
   Я сладко зеваю и устраиваюсь на своей подстилке из мягкого мха, прикрываю глаза, но на самом деле не собираюсь спать, хочу прогуляться по острову, как только все заснут. Чтобы с утра смело предъявлять претензии, или не менее смело идти туда, куда поведет Дони.

   Но этот идиот меня опередил. Дождался, пока команда захрапит и начал куда-то собираться. Лежу смирно, считаю про себя, чтобы сделать дыхание более равномерным, будто бы сплю. А когда мужчина скрывается за деревьями, поднимаюсь на ноги тоже, хватаю мушкет, мачете и деревяшку для факела.
   - Шевелись, - дуло приставлено к его спине, мой голос звенит от ярости, но всё же я шепчу и не хочу разбудить команду. - Покажи мне то, чего тебе так хочется, - шиплю, как змея, и еле сдерживаю собственные пальцы. Господи, дай мне терпения. Толкаю мерзавца дулом, чтобы он шел вперед. Не собираюсь тыкать в него мушкетом всё время. Ему нужно прорубать дорогу, а мне нести факел так, чтобы не спалить по пути пол острова.
   Мы идем вглубь джунглей, и я постоянно озираюсь и кусаю губы. Ох, если бы знала, чем это всё закончится, ноги бы моей на его корыте не было.

0

18

Дони замер на месте. Ноги будто окаменели, он боялся посмотреть в глаза этой женщине. Страх за свою жизнь был гораздо сильнее, нежели желание взглянуть на ее лицо.  Его руки не дрожали, однако он как то медленно пытался показать ей, что он не опасен, что ничего не сделает и согласен на все лишь бы она оставила его в покое. Он не стал отрицать и делать вид, что он не понимает о чем речь. То, что она догадалась было совсем не удивительно, скорее всего он сам выдал себя. Теперь оставалось лишь винить самого себя в том, что его жизнь весела на волоске. А все почему? Потому что он не смог довести дело до конца. Потому что в силу своего идиотского характера он всегда торопил события и от этого страдал именно он, а не кто-то другой.
Он слышал, как она тихо шипит, будто змея, он боялся, что сейчас  она прыснет на него ядом. Отбросит оружие и просто задушит его голыми руками. И что потом? В этих джунглях его никто не станет искать, а быть пищей для комаров, стервятников и прочих обитателей этих областей ему не очень хотелось.
Он просто шел. Шел даже не задумываясь над тем куда он идет. Правильная дорога? Он не ставил себе этого вопроса. Зачем? Ведь он все равно не получит свои богатства. Он опять проиграл. Под ногами трещали ветки, что заставляло его содрогаться каждый раз, этот звук напоминал ему щелчок курка и от этого еще сильнее бегали мурашки по коже.
Какое чувство преодолевало его больше? Чувство страха или же чувство жадности? Он был жадным человеком, очень жадным и теперь его богатства достанутся не ему. Эта мысль съедала его изнутри. Под ногами чувствовалась сырая земля. Они зашли в самую глубь. Он не знал куда дальше, поэтому шел просто прямо, порой ходил кругами. Хорошо, что Грейс не видела его лица иначе бы поняла, что эти блуждания бесполезны. Ночь постепенно уходила, начинало всходить солнце. Веяло прохладой, все открытие участки тела кусали комары. Дони лениво отмахивался руками боясь сделать хоть одно лишнее движение. Он распихивал руками ветки, пробирался сквозь кустаркники. Зачем он ведет ее в эти дебри? Зачем она все еще идет за ним? Не проще было бы убить его сразу и покинуть этот остров. Но нет. Грейс не так проста. Все мы желаем богатства. И она этого желала, хоть и слышал ка кона недовольно дышит ему в спину.
Огромная пещера, что манила своим величием. Дорогу к ней преграждало небольшое озеро, можно было добраться вплавь, а можно было обойти по небольшому мосту. Дони не стал спрашивать какой путь выберут они. Скотт пошел в обход. Мост трещал под ногами, как назло поднялся ветер и не девал им спокойно пройти вдоль и без того неустойчивой конструкции. Дышать стало легче, когда они снова ступили ан землю.
У входа в пещеру он не заметил ничего подозрительного. Никаких ловушек, ничего, что бы могло остановить их. Дони ступил вперед, раздался какой-то хруст. Он отошел назад, Грейс подпирала его дулом. Он снова сделал шаг вперед, затем еще. Хруст вроде бы утих. Однако стоило Грейс ступить на тонкую почву, как они провалились в огромную яму.
Раздался выстрел. Полетели камни. Дони прикрыл руками лицо, и только спустя некоторое время стал осматриваться. Первым делом ощупал себя. Вроде бы ничего не болело, ноги и руки были целы, ничего не кровоточило. Стало легче, пуля не попала в него.
- Довольна? – обратился он к Грейс, что так же досталось после падения. – Что теперь делать? Мы не выберемся от сюда. А все ты... веди ... веди. Тьфу.
Он посмотрел вверх. Яма была приличной, так просто не выберешься. Нужна помощь, но на кого рассчитывать.

+1

19

Мы шли очень долго, но ярость в груди даже не думала утихать. Мы шли, а я всё обдумывала, как подло он со мной поступил, как воспользовался доверчивостью и одиночеством. Что стало с моей лавкой? Я отсутствовала уже почти две недели, и никогда не могла похвастаться особой любовью народа. Наверняка уже всё растащили и распродали. Если это так, то Хэнку несдобровать. Я просто так оставила его следить за лавкой. Хотя, наверное, шансы найти Хэнка теперь равны нулю. Он, может, и идиот, но не камикадзе.
   Пока мы плыли сюда, я прокрутила в голове приблизительно сотню вариаций того, как мы с моим Уиллом наконец встретимся. Это не для печати, не хочу размазывать сопли по бумаге, однако терять это так стремительно и внезапно... Я ведь правда думала, что он жив. Две гребаные недели верила и жила ожиданием того момента, когда наконец увижу его. Даже если он больше не любит меня. Пусть у него просто будет всё хорошо. Пусть он не погиб страшной, мучительной смертью.

   Все эти мысли здорово меня угнетают. Я всё увереннее держу в руке свой мушкет, и всё с большей яростью обрубаю лианы и ветки вокруг себя. Факел в руке меня раздражает. Я очень боюсь задеть им какой-нибудь лист и спалить всё к чертовой матери. Это не забота о Матушке Природе, нет. Просто если лес начнет гореть, разгорится он очень быстро, и мы будем первыми, кто пострадает от него. Шансов на выживание нет, ка ни крути.
   Когда начинает светлеть, я с готовностью бросаю деревяшку на землю и засыпаю её землей. Наверняка наша команда сильно удивится, когда не обнаружит нас. Самое главное, чтобы они не смылись вместе с кораблем.

   Деревья, деревья, деревья. Я не имела ни малейшего представления, где мы находимся, где находится берег или хотя бы наш корабль. Конечно, если постараться, я бы что-нибудь придумала, но сейчас не до этого. Не будет же Дони просто так водить меня по кругу, верно? Какой в этом смысл?
   Озеро как-то разнообразило наш путь, однако мостик был таким шатким, что... что Дони идиот. Будь я на его месте, я бы в два счета скинула себя в воду. Всего-то и надо, что зацепиться за веревку, и как следует дернуть мост. Я же обеими руками держалась за канат, даже мушкет пришлось убрать. Ненавижу высоту... Хотя с другой стороны, кто сказал, что веревки прочные? Береженого Бог бережет.

   Я больно ударяюсь о землю, и первым делом вытягиваю шею, чтобы определить, попала ли пуля в Дони или нет. Хорошо, что не попала. Раненый, он бы наверняка ныл и действовал бы на нервы. Я так зла, что не ручаюсь за себя, а нам еще нужно найти, что он искал. - Мы хотя бы близко? - поднимаюсь на ноги и прощупываю ладонями стены нашей ямы. Да, похоже выбраться отсюда будет не так уж просто.

   - Брось мушкет, - раздается голос где-то наверху, и я замераю, а затем медленно поднимаю голову. - Брось мушкет, я сказал, иначе получишь пулю в колено! - ну что я могу ответить на такой весомый аргумент? Приходится бросить оружие. Хмурюсь и недовольно смотрю на заросшего мужчину с банданой на голове. Голос очень похож на... - Грейс? - где-то внутри у меня что-то обрывается. Неужели это? - Так ты не врал? Он на самом деле тут? - поверить не могу. Смотрю на Уильяма, как на приведение, а затем перевожу ошарашенный взгляд на Дони. - Почему ты сразу мне ничего не сказал? Уильям, ты достанешь нас отсюда? - вот такого варианта нашей встречи я точно не предполагала.
   Оказываюсь наверху и первым делом обнимаю своего мужа, но почему-то не могу поверить в то, что произошло. Может пуля все-таки поразила свою цель? Может это была я, и теперь я просто умерла, да нахожусь в раю? Хотя нет, в рай мне не попасть.

+1

20

Голова немного болела после удара, наверное, Дони стукнулся о какой-то камень. Но кого это интересует. Его больше интересовало, что дальше жить, что будет с ними, как они отсюда выберутся, как скоро их найдут дикие животные и может лучше просто сейчас застрелиться. Да у него вертелась куча мыслей в голове и ни одна из мыслей не была верной. В яме было мало места, они едва помещались туда вдвоем. Ни встать, ни развернутся толком. Зачем вообще эта яма? Но и этот вопрос отпал сам по себе, ведь зачем ему это знать.
Дони был расстроен. Он оказался здесь из-за этой бабы. Его опечаленный взгляд поднялся на верх, откуда не возьмись взялась небольшая тень и чей то голос. Дони не верил, он думал это просто галлюцинации, он просто слишком ударился о камни вот и все. Однако продолжал смотреть вгору, пока не понял, что это не сон. Он даже протер глаза руками, проморгал несколько раз и ущипнул себя за ногу. Ау, больно. Он не спит, ему это не сниться, он нормально слышит и видит.
- Уильям? – повторил удивленно Дони вслед за Грейс. – Какой еще Уильям?,- но фраза тут же оборвалась. – Конечно Уильям, я никогда не вру. Интонация в голосе тут же изменилась, он стал более резким и уверенным.
Да я же не вру, это Уильям. Он снова протер глаза пытаясь понять, что это правда. В голове образовалось много вопросов. Но он решил, что не время задавать их сейчас. Мужчина помог им выбраться. Грейс была счастлива, она сияла и от этого сияния нельзя было крыться. Дони же ходил сам не свой. То и дело, что ходил кругами вокруг это пары и не мог понять сон это или реальность. Он даже хотел было ущипнуть Уильяма но не стал, уж больно он был занят.
Они сидели и слушали рассказ Уильяма о том, как он попал сюда. О том, что он давно отправился на поиски сокровищ, даже нашел, но выбраться… выбраться назад ему не удалось. Этот остров не отпускает странников. Все, кто позариться на сокровища этих островов остается здесь навечно. Когда то Уильям приплыл сюда на корабле, это было несколько лет назад. Сокровища так же манили его, он хотел вернуться богачем. Их карманы были полны золота. Но, когда пришло время, они захотели вернуться обратно, но они не могли уплыть. Корабль плыл и плыл но всеравно приходил к этому острову. Они могли быть в пути двое суток, но стоит сомкнуть глаза, как ты снова оказываешься здесь. Это замкнутый круг, остров не отпускает странников.  Уильям потерял надежду выбраться, поэтому остался. Он приспособился здесь жить, ловить зверей, ко всему привыкаешь и он привык, смирился.
Дони внимательно слушал. Он слышал эту историю не раз, но это никогда его не останавливало. Наверное потому что он был хитрее всех их.
- Что-то мы засиделись,- вдруг заговорил Скотт. – Уильям, может ты покажешь нам, как скорее добраться до этих сокровищ.
Но мужчина смотрел на него с не довольствием. Он не хотел, что бы Грейс тоже осталась здесь навечно, а для этого достаточно всего лишь одного прикосновения к сокровищам. Уильям прогонял их, но Дони было плевать. Пускай Грейс уплывет сейчас, но он останется, он рисковал своей жизнью, что бы приплыть сюда.
- Грейс, ты можешь остаться. Я обещал тебе, что ты увидишь мужа, я сдержал обещание. А я пойду. Ничто не может остановить меня.
Он больше не мог смотреть на то, как воркуют эти голубки, поэтому собирался уходить сам. Но Уильям остановил его. В этой пещере можно было легко заблудиться. Уильям и Грейс переглянулись. Грейс не нравился Дони и наверняка она бы хотел поплыть домой одна. Но захочет ли она плыть домой без мужа?

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Йо-хо-хо и бутылка рома!