vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Лучше птичка в руках, чем перо в одном месте.


Лучше птичка в руках, чем перо в одном месте.

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

http://s8.uploads.ru/WpUoR.png
Участники: Эмилия и Рекс
Место: квартира Рекса
Время: начало марта
Время суток: вечер-ночь
Погодные условия: довольно прохладно
О флештайме: Как оказалось свадьба это не всегда праздник. И никогда не знаешь, что ожидает тебя уже впервые минуты брака. Они возвращались домой, немного пьяные, веселые, но в душе грустные. Мечтали о том, что бы этот день как можно быстрее закончился, однако  стоило им выйти из лифта, как жизнь преподнесла молодоженам первое испытание. Рекс замечает тонкую нить, которая явно ведет не к поздравительной хлопушке. Кто-то хотел от них избавиться. Сможет ли Рекс объяснить жене, почему им стоит еще прогуляться по ночному Сакраменто? Или же все закончиться еще, не успев начаться.

+1

2

Она сидела тут, в этом красивом зале, что был так стильно украшен, где было столько много людей, в основном со стороны жениха и не могла поверить что все это происходит с ней. На ней было женственное свадебное платье и у нее была очень красивая прическа, весь этот образ абсолютно шел вразрез с ней. Но ее и не спрашивали. Сегодня, Эмилия Кили стала законной женой Рекстона Тирелла. Народу было уйму, многие действительно хорошо проводили время, и со стороны казалось что все хорошо. Что почти все люди собравшийся здесь, не являются членами преступной группировки, не только Сакраменто но и вообще всей Калифорнии, а то гляди и страны. Нет, все было как-то абсолютно логично, абсолютно нормально и даже можно сказать что всем было весело. Даже ее некоторым ирландским родственникам, что оказались здесь. Всем, кроме самих молодоженов. И может быть, Декстера Тирелла, но это уже его дело. Перейдем к этим двоим. Дело было не в том что им было неприятно сидеть тут или рядом с друг-другом. Однако, они не особо говорили. Эмилия чувствовала себя странно, такое состояние было сложно описать. Вроде бы и грустно, вроде бы и плохо, а вроде бы и нет. Она чувствовала что скоро все измениться, да на худой конец, уже сейчас, спустя несколько часов после росписи, изменилось. К ней подходили немногочисленные подруги, смеялись, веселились, фотографировались, но душей она были вне всего этого. Словно не здесь. Что-то странное творилось сейчас в ее сердце, какая-то тупая, непонятная боль. Не та, которая заставляет твое тело кричать, нет. Просто, такое появление, что повергает тебя в уныние, а ты этого не чувствуешь. Эта легкая грусть видна в твоей улыбке, но заметить ее сложно. Поэтому большинство и не замечают.
Кто говорил что свадьба - прекрасная вещь? Может быть, для гостей да, когда ты просто принесешь подарок, будешь раздавать тосты, немного выпьешь и просто повеселишься. Но для любых молодоженов это был стресс. Думаю, Рекс и Эми не были исключением. Эмилия встала в пять утра, чтобы приготовиться, примерка платья, макияж, все дела. Она чувствовала дикую усталость и боль в ногах весь день, к тому же жутко волновалась, так что  прием в ресторане стал для нее чистым спасением. После десятого тоста, таких банальных, которые просто кричат неумелой метафоричностью, она даже перестала это слушать. Большинство присутствующих здесь людей, были уже люди в возрасте, было даже странно что такие люди, солидные, чьи души многих перепачканы чужой кровью, могли проводить время как все простые смертные. Если бы ее спрашивали - это была бы скорее обычная церемония, без кучу людей, толпы, лишь только самые близкие...Хотя, были ли у нее эти близкие? Сегодня, посмотрев на себя утром в зеркало, прежде чем выйти из своей квартиры, она поняла что отец, несмотря на свою личность и поведение, наверное бы расплакался. А ведь он не дожил до ее свадьбы, пусть такой нежеланной, пусть такой странной, чуть-чуть. И Шона сегодня с ней не было. Нет, надо было определено гнать эти мысли подальше от себя, хотя о чем ей было думать? Невеста, на любой свадьбе словно живое животное - с ней все хотят сфотографироваться, поговорить, пожелать напутствия для счастливой семейной жизни. Она уже устала улыбаться и кивать, что сегодня делала весь день, но по другому вести себя не смела. А потому, когда в энный раз их попросили сфотографироваться вместе с одними знакомыми семьи, Эмилия подумала что это уже становиться зачарованным кругом. Ноги ныли, голова слегка болела от шума.
- Сколько времени?, - склонившись к мужу, спросила девушка. Ее мобильник разрядился, от многочисленных звонков, поздравлений и социальных сетей.  Но ответ более чем удовлетворил ее. Было уже одиннадцать вечера, а значит через час, полтора, они наконец смогут поехать домой. Ей было уже все равно, лишь бы ее уже оставили в покое и они оказались в квартире Рекса, где теперь будут жить.

Отредактировано Emilia Keeley (2014-03-29 22:10:01)

+2

3

Голова шла кругом от того, что все постоянно чего-то  хотели от Рекса и Эмилии. Рекстон был изначально против этой суматохи, его приводило в ужас только осознание того сколько гостей пропрется на их праздник. Наверное, он никогда не поймет, какое отношение к свадьбе имеют родственники троюродного дяди из Канады и почему на его свадьбе он должен ублажать всех гостей. В конце концов это его день и он должен получать удовольствие, радость, наслаждаться этим моментом. Но почему то ни первое, ни второе и даже третье не посещало его в течении всего дня. Он чувствовал, как постепенно начинал уставать от всего этого. Ему уже осточертели постоянные поздравления и с каждой минутой он все больше ненавидел отца за то, что тот уговорил его на такой большой банкет. Вернее как уговорил, он просто поставил Рекстона перед фактом. Отказываться он не мог, ведь это тоже самое, что дать лишний раз отцу убедиться, что брак заключен не по любви? Нет, это было бы слишком. Декстер и так постоянно устремлял свои любопытные глаза в их сторону и при каждом крике «горька» стоял как надзиратель и громче всех считал секунды.
Отец хотел устроить сыну испытание, но Рекстон считал, что с достоинством выдерживал его. Только с каждым часом улыбаться становилось все сложнее. Желание бросить все и просто уйти с этой свадьбы как можно скорее все сильнее давило на него. Голос в голове с каждой секундой все громче повторял «да пошли ты это все». Обычно невеста убегает прочь, но Рекстон был уже готов нарушить все традиции. Первая полоса газет на следующее утро  была бы полна фотографий убегающего жениха. Может и правда предоставить папарацци такую возможность? Однако, как только такие мысли посещали голову Рекса, он старался переключиться на теперь уже его жену. Она не выглядела счастливой. Кажется, этот праздник не приносил ей никакого удовольствия. Может быть, уже сейчас она начинала задумываться над тем, что зря согласилась. Рекс не знал, какими словами может ее подержать, он и сам нуждался в поддержке. Все чаще он обращался за помочью к алкоголю и только иногда Эмилия дергала его за руку, будто намекая, что он слишком много пьет. В такие моменты он и правда чувствовал, что теперь он не один в этом мире и есть человек, что заботиться о нем. Однако со стороны девушки это была скорее не забота, а попытка удержать его в более менее трезвом состоянии, потому что после банкета они едут  нему домой и вносить его ели стоящего она точно не будет. Рекстон еще не до конца понимал, что за человек Эмилия. Она вроде бы простая, но порой ее какюдто перемыкает. У парня даже пару раз проскользнула мысль, что у нее не все в порядке с психикой, однако пробыв по своим каналом, оказалось, что девушка вполне здорова. Это вселяло надежду на то, что у  нее всего лишь небольшой стресс, который пройдет спустя пару дней. Ей нужно свыкнуться с мыслью, что она теперь жена. Им всем нужно было смириться с этим. Ему, отцу, матери, они все должны осознать, что теперь его жизнь тесно связана с этой девушкой и не стоит лезть в их дела. Рекстон не терпит любого вмешательства, однако он прекрасно понимал, что ожидать поддержки можно только от матери и сестры. По поведению отца сразу было видно, он не готов смириться.
Усталость становилась все более явной, а от количества выпитого алкоголя периодами клонило в сон. Порой Рекс отвлекался на танцы гостей, иногда браво принимал поздравления, что-то рассказывал друзьям отца представляя им свою новую жену. Но все они смотрели на него с неким призрением. Будто он переступил не через запреты отца, а через их запреты. Но их мнение было настолкьо незначительным, что уже через пару минут он забыл имена эти людей и продолжал «радоваться».
Очередной приступ тоски был нарушен словами Эмилии. Рекс посмотрел на часы, было уже за одиннадцать. Уже через час они смогут уйти отсюда с чистой совестью, прикрываясь предлогом, что им предстоит бурная ночь. Рекс старался не думать об этом. Дабы скоротать время  он потащил девушку танцевать. Напоследок следовало показать гостям какая же они красивая пара.
- Пойдем, Эмилия,- она неохотно кривилась, пыталась выдернуть руку. Рекс недовольно наклонился к ней и едва слышно прошептал на ухо. – Я понимаю, ты устала, но либо ты потанцуешь со мной, либо с моим  отцом,- если успел договорить парень, как Декстер оказался тут как тук. Рекс широко улыбнулся в ответ на ухмылку отца. Эмилия слегка недовольно приподнялась, и Рекс увел ее танцевать. Едва слышная тихая музыка тормошила в сердце, какие-то приятные чувства. Он прижал девушку к себе, иногда поправляя ее волосы, что уже успели повыдергиваться из ее прически. Они не любили друг друга, но в танце от куда то появилась нежность, будто они и правда были одним целом. Возможно, когда-то между ними пробежит настоящая искра и их брак станет не простым штампом в паспорте, а чем-то большим. Песня закончилась, он взял девушку за руку и вывел в центр зала.
- Дорогие гости, нам очень приятно, что сегодня вы разделили с нами эту радость. Но вечер не бесконечный и мы вынуждены оставить вас. Парень приобнял девушку за талию и под громкие возгласы они направились к выходу.
Выходя из ресторана ему удалось вздохнуть чуть легче. На улице было прохладно, Рекстон посмотрел на жену. Она выглядела уставшей и измотанной. Сам парень же чувствовал, что сил у него тоже практически не осталось. У входа стоял их лимузин, но Рекс потащил ее в другую сторону. Вся эта роскошь была не его, и он ее не просил, поэтому домой он решил добраться на своей машине. Так быстрее и надежнее. Как знать, кого отец посадил за руль лимузина.
- Тяжелый день…- глухо заговорил парень, сидя у руля. Его не смущало, что он был немного пьян, он водит машину в любом состоянии, к тому же ночь на дворе.

+2

4

Разные мысли заполняли ее голову, с завидной периодичностью. Она пыталась не думать о том как ее жизнь будет выглядеть дальше. Она боялась этого. Обычно, у новоиспеченных жен, такие мысли связываются с радостью, мечтой о прекрасном быте, детях. Не их история. Нисколечко не похоже. Вовсе не было удивительным что такая история произошла с ней. Рано или поздно, тот кто больше всего жаждет свободы, ищет ее всевозможными способами, борется против всех и вся... Да, именно такие люди в итоге и оказываются в клетках. С таким характером, им бы лучше сидеть и помалкивать. Не показывать своей сущности, притворятся ангелами. Но она так не могла и не хотела.
Сегодня она весь день сдерживалась. Ее роль здесь была исключительно церемониальной. Казалось бы, техническая часть церемонии закончена, они уже были мужем и женой, живи и радуйся, так сказать. Весь день, она была словно под прицелом, она чувствовала как с нее не сводят взгляд. Начав с близкой семьи Тирелл и заканчивая всеми их гостями. Было в этих взглядах, что-то странное, что-то страшное, Эмилия это чувствовала и это заставляло ее почти застывать. Люди даже не пытались скрыть этого и что-то перешёптывались. Сначала ее это злило, раздражало, но она молчала, затем попросту прекратила обращать внимание. К ее счастью, пришли подруги с телестудии, и стало как-то веселее, по крайней мере для них. Ее состояние осталось прежним. Краем глаз она наблюдала за Рексом, и видимо, доволен он тоже не был. Весь вечер, он попивал что-то из алкоголя, и это уже начинало настораживать девушку. Нет, она не была из тех зануд, что будут давать нравоучения при каждом выгодном случае, но просто им надо было тут еще продержаться, в этой крокодильей луже, это раз, а потом еще надо было добраться домой. А уж зрелище, как достаточно хрупкая и худощавая фигурка Кили будет тащить мышечную массу Тирелла на себе, наверное не пропускаемое, но все же не хотелось испытывать судьбу. Однако, она понимала его, и сама попивала вино из бокала. Теперь, она была намного спокойнее, чем в тот вечер, когда на нее бы не подействовало ничего. В тот вечер, когда ее жизнь и стала такой какой есть. Всего около месяца в статусе невесты Тирелла а все стало по другому. Эми не понимала данной суматохи. Какая разница замужем она или нет? Ведь это никак не меняет ее как человека, не делает ее лучше или хуже, умнее или глупее. Но видимо у окружающих было свое мнение на этот счет.
Чувствовала ли какие-то изменения она в новом статусе? Пока нет. Но так было странно, видеть красивое серебряное кольцо на своем безымянном пальце. Понимать что ты теперь принадлежишь к этой семье, в некотором смысле принадлежишь этому человеку. Это чувство было так многогранно...так странно и зловеще.
Она сонно задумалась о чем-то своем, но вдруг, Рекс взял ее за руку. Сначала она не поняла чего он хочет от нее, но... Как только она увидела Декстера, нутром девушка почувствовала - надо сделать так как сказал муж. Просто интуиция. Декстер, с самого начала настораживал ее как человек, и пусть, пока никаких особых инцидентов не произошло, кроме той, когда она услышала разговор отца и сына, когда Рекс впервые привел ее в дом, она чувствовала что неприятностей они не оберутся. И это расстраивало ее, но она не жалела о браке. Она пока все еще не могла поверить в него, а пыталась верить в лучшее.
Легкий джаз, не очень громко, все как она любила. Немного затушили свет. Девушка опустила свою голову слегка на плечо Рекстона, у нее очень болела спина и вообще все тело. Но при этом, она не потеряла своей грации в движениях, они так изящно, так легко вышагивали по помещению, так слаженно и гармонично это смотрелось, что казалось бы, никто и подумать не мог, что они не пара. Со стороны они правда смотрелись красиво и это действительно выглядело так. Эмилия слегка закрыла глаза, отдыхая, но все еще двигаясь в такт музыке...
Танец быстро закончился и благодаря смекалке Рекстона, им удалось уйти. Пожалуй, когда они стояли посреди зала, она снова почувствовала эти взгляды, но после его слов, сказанных в их имя, она улыбнулась, причем искренно, несмотря что в этой улыбке читалась усталость. Это была улыбка благодарности и даже одушевления. Они оказались на улице, и девушка громко вздохнула, чем привлекла взгляд мужа к себе, но она лишь пожала плечами. Холодный ветер дул, но ей не было холодно.
- Все, свободны,
- смотря на него сказала она. Ее лицо немного оживилось. Рекс повел ее к его машине, что же, она сама одобряла этот поступок, уж лучше обычная машина, чем вычурный лимузин. Они сели в машину, тут, в удобном мягком сиденье она почувствовала насколько все таки устала. Девушка была немного пьяна, но держала себя в руках.
- Да уж, но главное что все закончилось. Понятия не имеешь, как я мечтаю оказаться в постели, - кивнула и была искренна с ним девушка, даже не подумав что ее слова могут иметь двойной смысл. Впрочем, сейчас об этом она особо не задумывалась, да и вряд-ли будет задумываться после того что случиться. Но пока это было не важно.
Пробок в городе не было, и поэтому спустя пятнадцать минут умеренной езды, они оказываются у той самой высотки. Девушка выходит самостоятельно из машины, ходить ей тяжело, но она справляется. Все таки, до квартиры - всего ничего...

+3

5

Машина тронулась с места. Пустая дорога, на улицах не было людей. Они выбрали ресторан на окраине Сакраменто, чуть дальше в нескольких метрах находился лес. Здесь был воздух гораздо свежее, редко останавливались машины, но сейчас покидая эту загородную резиденцию Рекс наблюдал у ее входа толпы припаркованных иномарок. На многих из них были отнюдь не американские номера. Сколько же людей созвал Декстер, что бы показать как низко пал его сын. Рекстону было противно, что он его сын. Выехав на центральную дорогу, он прибавил газу. У них было только одно желание поскорее оказаться дома. Как говориться дома даже  стены помогают. Рекстону может и помогу, он к примеру знает где хранит свой любимый коньяк, а вот Эмилии еще предстоит свыкнуться с мыслью, что теперь она живет в квартире своего мужа и стены пока не будут ей родными.
Рекстон жал на газ сильнее. Приоткрыл окно, что бы впустить в салон немного свежего воздуха. Мельком посмотрел на Эмилию, провел рукой вдоль ее плеча. Теплое, еще не замерзла. В его голове все еще отдавались глухие мотивы джаза, их короткий танец, это был самый приятный момент за весь вечер. Он даже чувствовал запах ее волос, наверное, потому что ветер гулял по салону и снова давал возможность почувствовать его. Возможно, они не близки, но никто не отменял мужскую сущность Рекстона. Он мужчина и кроме того, что он ведет себя как последняя сволочь у него есть еще и желания, которые хотя бы изредка нужно удовлетворять. Он старался смотреть на дорогу, виня во всех своих пошлых мыслях алкоголь. Сколько он сегодня выпил? Достаточно, что бы сделать виноватым вино. Ее короткая фраза не лишенная двух смыслов быстро засела в его голове. Он уверял себя, что устал, что совсем не хочет думать о чем-то другом, да и он прекрасно понимает. Что девушка говорит о сне. Но ни усталость, ни здравый смысл не останавливал его бурную фантазию. Наверное, потому что близость это лучшее лекарство от всех бед, и даже от усталости и тем более от стресса. Снова и снова устремляя взгляд на дорогу, он осознавал, что голова сама по себе поворачивается  в сторону девушки, замечая, что в свете дорожных фонарей она выглядит мило и даже соблазнительно. А легкая усталость ни чуть не портит ее.
- Ага,- глухо срывается у него, и он снова утруждает смотреть себя прямо. Небольшой проулок, затем поворот и они остановились у подъезда. Рекс еще немного сидит в машине, глушит мотор. Обходит машину и открывает дверь жене. Ждет пока ты выйдет. Еще пару минут назад он сгорал от желания оказаться дома. Однако разделить кровать с женщиной не прикасаясь ее. Как-то раньше он не думал об этом, а сейчас, когда настал этот момент думать было уже поздно. Что же придется смириться в лучшем случае запить  свое желание остатками выпивки, что должны быть дом и пьяным лечь спать. Да, так и поступит.
Она стоит слишком близко. Возможно, он специально подошел к ней так, или же это жестокая случайность, что заставит его пожалеть о сделанном. Его глухо выдыхает воздух, не сложно заметить, что его что-то беспокоит. Но он же не может так просто спросить у нее свет ли ему что-то, раз она его жена.  Он все таки должен уважать ее и заботиться. Да, это было не свойственно ему, но он всегда чтил традиции, любые традиции. Слегка захлопнув за девушкой дверь, он поставил машину на сигнализацию. Она поднялись по небольшой лестнице, что вела в подъезд. Дверь, еще одна дверь. Они трепливо стояли у лифта. Всю дорогу Эмилия и Рекс не сказали друг другу и слова. Молодая пара слишком устала, что бы делиться впечатлениями о проведенном дне. Однако Рекса интересовало, что же сейчас на уме у девушки. Он держал ее за талию, это вышло случайно. Она склонила голову ему на плечо. Небольшой сигнал лифта и дверь открывается, позволяя двум телах зайти во внутрь.
Рекс нажимает нужный этаж, легкий толчок, лифт начинает подниматься. Небольшое замкнутое пространство может подарить молодым людям много возможностей. Он все еще не отпускал ее, ее тело немного дрожало от усталости и прохлады. Она была в одном платье, ведь они так поспешно уходили с ресторана.
- Устала? – слегка обеспокоено спросил парень, приподнимая ее грустное лицо со своего плеча двумя пальцами держась за подбородок. Устала, ему не нужно слышать от нее ответа. Возможно, он плохо знает ее но не сложно понять, что после такой день очень сильно вымотал ее. Она сегодня была как белая ворона среди других но черных ворон. Они едва не заклевали ее своими твердыми клювами, но она выстояла. Наверное, он не ошибся в выборе жены. И как знать может она им всем еще покажет, главное, что бы ему не пришлось узнать, на что способна эта девочка. Он провел рукой по ее едва теплое щеке, в голове пролетела мысль «что я делаю?»
Слегка наклонив голову он прикоснулся к ее губам, едва заметно. На лице появилось едва заметное чувство страха, он на мгновение отстранился, но инстинкты брали верх, и он снова поцеловал ее, прижимая ее хрупкое тельце к себе. Он чувствовал себя подростком, что заперся в лифте для совершения своих грязных целей. Но  это был их первый поцелуй, который быстро прервался. Лифт остановился, дверь открылась, он вынужден был ее отпустить. Либо она захочет убежать, либо же поймет, что выхода у нее все равно нет.  Рекс ждал любой реакции, поэтому сам не торопился выходить первым.

+3

6

Осознание собственной фразы пришло до нее несколькими секундами позже. Что же, она не думала о первой брачной ночи, и не понимала пока еще что они вообще в браке. Но, несмотря на эту наивность, которой она порой обладала, которая порой представляла ее с другой, совершенно необычной стороны, она не строила наивных иллюзий. И то что прежде всего, он - взрослый мужчина, мужик в полном расцвете сил, у которого инстинкты и гормоны развиты до безумия, в прочем у нее ситуация аналогична. Было понятно, что если он этого хочет - значит это произойдет. Потому что, в какой-то мере, она стала его собственностью сегодня, а вот стал ли он ее? Она пока этого не знала. Усталость как-то перебивала все эти разные мысли, что роились в ее головке. Она понимала что такими фразами, словно играет с огнем, и черт побери, ей это нравилось. Эмилия никогда не была потаскухой, хотя слухи про нее шли разные. Она была типичной привлекательной девушкой с существующей сексуальной жизнью. Существующей - не значит что частой, но она у нее была. А это важно, потому что, несмотря на весь сегодняшний день, на все эти взгляды, что казалось что ими жгут по сердцу, каждый раз, она замечает взгляд мужа и его легкое прикосновение. Но никак не реагирует, однако не делает это специально, просто пытается понять как ей поступать дальше. Хотела ли она этого? Скорее всего, как бы глупо это не звучало, она сама не знала. Да, традиция первой брачной ночи безусловно существовала, да еще как, но кто сказал что все традиции (читай в "ее понятии": правила)  надо соблюдать? Но и сказать что она была особо против - тоже нельзя было.
Они молчат, почти всю дорогу, какое-то напряжение возрастает в салоне, это чувствуется, но само молчание не приносит ей никаких неудобств. Эмилия краешком глаз наблюдает за мужем, Рекс держал руль достаточно уверено, несмотря на его легкое подшофе. В любом случае, она могла бы пересесть за водительское место, если что, хотя думаю вряд-ли Тирелл ей бы это позволил. Вы бы видели Эмилию за рулем. А нервы он ее уже на себе испытывал.
На ее лице появляется задумчивая ухмылка, когда они останавливаются у высотки. Она снова здесь, но теперь в качестве жены. Это было так необычно. Они неторопливо вошли в здание, Рекс шел немного поодаль ее, но расстояние между ними было совсем незначительным. Преодолев мелкие ступеньки, которые были для нее небольшой проблемой, потому что весь день она выдержала в каблуках, девушка наконец вздыхает. Остается лишь одна преграда до заветной цели - лифт. Муж стоит рядом с ней, дожидаются лифта, но он ей нечего не говорит. Его руки как-то так случайно оказываются на ее талии, при этом его прикосновения достаточно нежные. Странно, и это тот Рекстон Тиллер о котором ей рассказывали в новостях? Она бы никогда этого не сказала, да не подумала бы даже... Но бывают в жизни сюрпризы.
Они оказываются в лифте. Красивая метальная машина, с роскошными зеркалами неспешно поднимается наверх, на пятнадцатый этаж. Эмилия смотрит на себя со стороны в это зеркало. Даже ей самой сегодня понравилось как она сегодня выглядит. Правда лицо было усталым, даже слегка осунувшимся, что же, это временно, скоро пройдет. Ей казалось что теперь некоторые появления в ее жизни, стали вполне логичными, так же как и ее брак. Однако бывают в жизни и неожиданные появления - Рекс все так же стоял близко к ней, и даже был...нежен? Может быть и не нежен, но то что заботливым точно. И откуда это в нем? Эмилия удивилась но не показала этого.
Девушка лишь подняла свои зеленые глаза, что даже немного слезились от усталости, и кивнула. Голос охрип, даже для нее, слишком много бессмысленных разговоров на сегодня. Она смотрела ему в глаза, с небольшой грустной улыбкой, и вдруг произошло то что даже ее, которая не была недотрогой, не была тихоней, не была глупой, повергло в шок. Потому что она этого не ожидала. Она не чувствовала никакого дискомфорта в этом лифте, вот сейчас стоя с ним, даже несмотря на то что у нее время от времени появлялись приступы старой, доброй клаустрофобии. Рекс склонился к ней, после вопроса, и слегка поцеловал ее в губы, дотронувшись до них лишь только немного, словно дразня его. Она не собиралась его отшивать, более того...это было ужасно приятно. Парень отстранился от нее на несколько секунд, в его глазах читалась доля сомнения, но затем он снова прикоснулся к его губам. Она чувствовала как его руки нежно обхватили ее талию, в ответ девушка приобняла его, но не слишком сильно, а лишь слегка, достаточно для того чтобы ты почувствовал этот дивный момент чужого прикосновения.
Лифт остановился и их поцелуй прервался. Она смотрела на него, впрочем, как и он на нее. И несмотря на то что это не было любовью, скорее порывом. с обеих сторон, она чувствовала какое-то странное удовольствие от этого всего.
В третий раз к его губам прикоснулась она, но все так же легонько, без лишних и резких движениях. И была в этом какая-то определенная красота. Что-то цепляло, абсолютно. Наверное, сам факт что он открылся перед ней в немного другом свете. Девушка оторвалась от губ парня, и открывая дверцу, обернулась.
- Ну что, пойдем, а то не в лифте же поселимся?, - кивает девушка в сторону этажа,так неоднозначно, так искренне, спрашивает его она. Они идут вперед, по длинному коридору, он немного позади ее,  что же, на его этаже есть как минимум десять-двенадцать квартир.
- Дай мне ключи, я открою дверь,
- слегка оборачивается девушка. Она теребит их в своих руках, и совсем не смотрит под ноги. В прочем разглядеть можно мало чего - абсолютная темнота, а выключателя нигде не было, она уже пыталась нащупать его рукой. Она даже не подозревает какой опасностью это грозит и какая трагедия может с ними сейчас случиться.

Отредактировано Emilia Keeley (2014-03-30 04:53:51)

+2

7

Всего лишь поцелуй, а он стоял в небольшом ступоре от своих действий и не знал чего ждать. Правда, он был готов к любой реакции, он уже не удивлялся ничему. Поведение девушками периодами были столь непредсказуемое, что и представить было сложно, как она поведет себя в этот раз. Однако ожидая чего угодно, как правило готовишься к худшему и если вдруг удача поворачивается к тебе не задницей, а более привлекательным местом ступор становится еще больше и эффект неожиданности играет свою роль. Третий раз ее губы казались его. С чем был связан такой порыв девушки Рекстон объяснить не мог. Может она действительно смирилась с тем, что теперь ей предстоит жить с ним или может это имело более простое объяснение, может Эмилия так устала, что и сам анне понимала, что делает, спит на ходу и думает, что целует принца  Рекс прогонял от себя все эти мысли. Что бы то не было грань неприкосновенности была нарушена и это уже было началом. Главное не пускать все на самотек, она не оттолкнула его, а значит и дальше он может проявлять инициативу. От так приятных событий усталость Рекса стала менее заметной. В какой-то мере он был рад, что не станет для Эмилии деспотом или что еще хуже насильником. Она ведь сама… сама… Мысли кружили хоровод, но все, пора прекращать думать как мальчишка. Парню 27 лет, а он думает как бы меньше вреда принести девушке. Но не просто девушке, а жене. Была бы это какая-то очередная девушка он бы не стал долго церемониться и разбрасываться нежными жестами. В его широких плечах и крепких руках было совсем мало нежности, так мало, что растрачивать ее  на других у него не было ни возможности ни желания. Ему не свойственно было это чувство, но он старался. Ради чего и зачем это были совсем другие вопросы. Но, кажется, ему получалось удивить девушку, что считала его и вовсе не способным к таким чувствам.
Рассуждения Рекстона в его голове настолько затянулись, что он даже забыл, что все еще стоит в лифте, когда Эмилия оставив на его губах теплый поцелуй уже давно вышла из него.
Все, приходи в себя. Это все эмоции и усталость и … О последнем он старался думать меньше всего, хоть после последних действий не думать почти не получалось.
Рекс нащупал в кармане ключи и протянул Эмилии. Она игриво теребила их в руках, а Рекс улыбался ей в ответ. Пару шагов от лифта и в коридоре наступил полумрак. Добираться в темноте к двери было почти невозможным. Нет, конечно, что там добираться, прямо по коридору и до упора. Но все же ориентация человека не всегда позволяет идти ровно особенно после тяжелого дня.
Рекс ступал вслед за Эмилией.
- С чего вдруг света нет? – невзначай спросил парень. – Странно. Добавил он и внимательно посмотрев на верх, на потолок, в надежде понять, что могло случиться. Сделав еще полшага вперед Рекс наступил на осколки битой лампочки. Под ногами мерзко треснуло стекло. – Осторожней. Здесь еще и стекло,- обратился он к жене. Какое-то странно чувство преодолевало его. Он с осторожностью распихивал ногами осколки. Кажется, в этом коридоре темно не случайно. Не случайно. Повторил он про себя.
- Эми, стой на месте,- вдруг сказал парень, понимая, что девушка ушла слишком далеко. Он не спешил ее догонять. Ему не нравилась вся ситуация. Возможно, его можно назвать параноиком, но разве вы бы чувствовали себя спокойно? Рекстон наконец то приблизился к девушке, что стояла в неком непонимании. До двери оставалось всего пару шагов, а она стояла и ждала указаний. – Ты стой, стой, - тихо повторил парень, стараясь не сеять напрасно панику. – Главное не дергайся, ну мало ли что,- невзначай добавил парень, будто у него так каждый раз происходит в доме. В коридоре было слишком темно. У лифта было еще хоть как-то видно, там рядом находилось окно, здесь же в конце царил мрак от которого становилось жутко. Рекс полез в карман за зажигалкой.
Рекс щелкнул зажигалкой и медленно подошел к Эмилии. Опустившись на корточки Рекс поднял голову пытаясь понять насколько напугана девушка, но она видимо все еще не могла понять, что за игры устроил здесь Рекс. Парень подвелся.
- Отойди на пару шагов назад, - спокойно сказа Рекстон. – Аккуратно так, не резко. Больше всего он боялся, что ее платье причинит слишком много вреда, поэтому лучше отправить девушку подальше. Идеально было бы вовсе спустить ее на улицу, но оставлять его находку без присмотра не стоило, и сказать Эмилии он тоже не мог. Какая то безвыходная ситуация получалась.

+2

8

Она любила сравнивать свою жизнь с фильмами, особенно с теми старыми, добрыми из шестидесятых, что были ее любимой декадой двадцатого века, но никогда не верила что в ее жизни случится некая подобная сцена. Да, она происходила из криминальной семьи, поэтому понятия кровь, насилие, ненависть, были близким окружением ее жизни. Однако, она в это не вмешивалась. Эмилия росла словно под куполом, до какого-то периода времени - не знала некоторых деталей, которые, возможно, бы помогли ей лучше понять свою семью. Долгое время продолжалось это неведение, и наверное бы оно продолжалось если бы не успешное покушение на отца. Но теперь, все занавески были открыты. Спектакль был окончен и она знала всю правду. Так же, как она знала за какого человека точно выходит замуж. Она понимала что в чем-то, ее судьба, похожа на судьбу покойной матери - она выходит замуж довольно рано, тоже вопреки всем уставам и законам всевышних (только тогда все было намного проще чем в этой запутанной истории). Только дело в том что в браке ее отца была любовь, несмотря ни на что. Эмилия думала об этой похожести. Наверное, когда у тебя есть любящий человек, который любит тебя, которого любишь ты, и вы действительно являетесь двумя половинками одного целого, тогда наверное все преграды намного легче выносятся. А она понимала, что несмотря на их пока нормальные отношения, любви и привязанности у них нет. Сегодняшний день доказал ей, что ей надо приготовиться быть очень сильной чтобы все вынести. И это пиршество, этот пир среди чумы, был явным этому подтверждением. Ей казалось что все эти люди, высосали из нее все силу, словно вампиры. Без двух дней отдыха не обойдешься, это как минимум. Но это было непозволительной роскошью, она знала что уже сегодня утром ей придется встать, привести себя в порядок, нацепить на свое личико улыбку, и отправиться к его семье на ужин, где соберется куча родственников. А как же, ведь это традиция, в таких больших и сколоченных семьях как семья Тирелл. Частью которой она стала.
Ситуация в лифте несколько расслабила ее, что пришлось никак кстати. Это было игрой, игрой под названием "кто-кого". Сейчас, выходя из лифта, она понимала что ей наверное хотелось этого и желание было общим. Впрочем, не сочтите ее безумной, Рекс сейчас мог бы подумать много чего о ней (или нет?), в прочем, физическая близость иногда бывает реально необходимой. Пусть и с тем кого не любишь. С тем кого едва знаешь. Со своим собственным мужем. Именно этот статус давал ему возможность сделать с ней в принципе, что он захочет, и все становилось как-то логичным. В любом случае, сейчас, эта маска неприступности, что она держала все время, постепенно снималась с ее лица.
Она шла по коридору. Шлейфы платья путались в ногах, что и без того усложняло ее походку, поэтому ходила она относительно медленно и осторожно. К своему счастью. Обычно, она ходила быстро, чуть ли не бегом, а в этом случае, их исход бы был летальным. Ее в этом случае точно. Она чувствовала что-то под ногами, но подумаешь, может уборщики просто не совестно выполнили свою работу? Но здесь был человек кто был более наблюдательным чем она. Когда она услышала что на полу стекло, девушка немного стала осторожнее. Она все так же теребила ключи. У нее даже предчувствия плохого не было, но что-то заставило ее обернуться. Эми не видела лица мужа, но чувствовала его напряжение и что что-то не так. В одно мгновение, она протрезвела. Она послушалась его указаний, и застыла на месте, до двери всего было ничего.
- Рекс, я стою, стою, да, но...к чему это?, - с нотками легкого беспокойства и любопытства спросила девушка. Пока, она еще ничего не понимала, и поэтому ее лицо было слегка удивленным. Эмилия даже представить себя не могла, насколько ситуация была серьезной. Муж наклонился и достал зажигалку, до его квартиры оставалось всего пару шагов. Эмилия стояла, держась рукой за стену, пытаясь понять что происходит. Она слегка наклонила голову. По движениям Рекса было понятно что что-то случилось, он был очень осторожным. Девушка отошла, как он и сказал, стояла за ним, но наклонила голову, пытаясь разглядеть что либо. Легкий свет огня едва освещал эту угрожающую темноту, но вдруг, девушка увидела какую-то леску, что тянулась между двумя параллельными стенами и кажется за нее было что-то привязано. В этот момент, она почувствовала страх, который начал овладевать ею, ее глаза потемнели и наполнились ужасом. Безусловно, ничего хорошего это не предвещало.
- Что происходит... - то ли вопросительно, то ли боязливо произносит она мужу что оборачивается к ней. С ней ничего не случилось и это сущее чудо. В прочем, она до сих пор ничего толком не понимает.

+2

9

Алексей Шелыгин – Не в этой жизни

Никогда не знаешь, что тебя ждет дальше. Люди бояться заглядывать в будущее, бояться потому что никто не хочет знать, когда этому всему придет конец. Рекс не был одним из тех, что боялись принимать подарки судьбы, однако порой и он был не готов. Он старался не показывать Эмилии, что обеспокоен, но девушка была не глупа, совсем не глупа. Однако он все еще не говорил, что все слишком плохо и что их жизнь в один момент может прерваться.
Рекстон не был готов к этому, как и не был готов к тому, что придя к себе домой его будет ждать чья то продуманная ловушка. Ему стоило просто собраться и не придаваться панике. Сейчас главное было уйти от сюда живыми. А все остальное они решат потом.
Ничто так не сближает людей, как общая проблема. Рекс не ожидал, что проблема в их жизни появится так скоро.
- Все нормально,- слегка грубо отвечает парень. – Нормально,- исправляет он свой несдержанный грубый голос на более спокойный. Он слегка приобнимает девушку за талию и оттягивает назад. – Просто отойди, ладно? – он прикасается губами к ее макушке. Ей не должно быть страшно. Не должно, но у самого Рекса душа в пятки уходит от одной мысли, что одно неловкое движение может стать для них последним. Эмилия испугано смотрит на него, но все же поддается на его плавное движение и делает шаг назад. – Умница, еще немного отойди,- повторяет Рекс, продолжая стоять на месте. Подол ее платья медленно волочиться по грязной плитке, подбирая за собой весь мусор, но это волновала Тирелла меньше всего. Он перестал смотреть на девушку, его взгляд был направлен на то, насколько ровно и без препятствий ползет платье. Все шло хорошо, девушка отошла на безопасное расточение.
- Стой,- Рекстон снова опустился на корточки и повторно щелкнул зажигалкой.  Язычок пламени выхватил из темноты яркий круг. Этот световой круг наискось пересекала натянутая леска. Медленно-медленно, вслед за огоньком двигаясь вправо, Рекстон обнаружил то, о чем и подозревал. Лучше бы его подозрения так и остались при нем. На аккуратно вбитом в стену гвоздике висела граната. Туго натянутая леска была протянута через ее кольцо.
Сейчас ему понадобятся обе руки. Дабы не потерять леску из виду в темноте ему не хотелось снова подниматься, поэтому его вопрос был вполне логичен.
- У тебя есть телефон? – спросил он девушку, и только потом осознал, что о каком телефона может идти речь, она в одном платье и держит в руках ключи. Конечно, у нее есть телефон. Рекс молча слегка привстает и достает из кармана свой. – Держи. Он никогда бы не подумал, что функция фонарика в телефоне ему, когда то понадобиться. Но как оказалось, что без нее не обойтись. В коридоре становится гораздо светлее. Он протягивает девушке телефон. Стоило бы ему самому подойти, но девушка сама делает неловкий шаг вперед, что бы забрать дорогую игрушку из рук мужа и ее платье цепляется за леску. Рекс недовольно закатывает глаза. Именно этого он и боялся. Но винить девушку не было смысла, сам виноват.
- Черт,- глухо вырывается у него. - Теперь точно не дергайся,- спокойно повторяет он. – Не шевелись, ладно? Ты сможешь,- немного бодрости ему бы и самому не помешало. Разрядить гранату не составило бы особого труда, но теперь задание было более сложным. Предстояло освободить Эмилию.
- Спокойно. Неизвестно кого он хотел успокоить больше жену или себя. Не такой он себе представлял первую брачную ночь. Мог посчитать это за плюс, теперь его голова была занята другим, но лучше бы он так и страдал от неразделенных мыслей. Рекс прижал леску пальцами у кольца граныт, не давая ей возможности, шевелится, а второй рукой начал отодвигать платье девушки. Медленно и осторожно, он никогда ранее не был так сосредоточен как сейчас. Еще немного, он откинул подол подальше.
- Отходи, - это слово стало слишком частым за эти несколько минут. – Спустись вниз на несколько этажей и жди меня там. Он не мог повернуться к ней, поэтому просто слышал, как шевелиться ее платье. – Эмилия, ты поняла меня? – переспросил парень, так и не услав ответа от девушки. – Спустись и жди меня там, как спустишься, дай мне знать, - тихо повторил он. – Все, иди,- голос стал немного злее. Он все еще держал тонкую леску между пальцем. Сердце бешено стучало и его звуки отдавались в голове. Чувство страха, что окатило так неожиданно наполняло его еще больше.   Вот только страха не за себя, впервые он чувствует ответственность еще за кого-то, кроме себя любимого. Он молча сидел и ждал ответа от девушки.

+2

10

Несмотря на все ситуации опасные для жизни, в которых она находилась, она никогда не чувствовала этой опасности. Потом, когда ее спрашивали, как она пережила то или иное событие, девушка даже не знала что ответить. Просто, это было как данное, а по другому и объяснить нельзя было. Всякий раз, а таких событий в ее жизни было уже два - ей казалось что больше таких ситуаций в ее жизни не будет. Ошибалась девочка. Наверное, это не последний раз, пусть и третий. Силы судьбы вечно испытывали ее, проверяя устойчивость в различных жизненных ситуациях. И кажется, этот трюк никогда никому не надоест. Меня бы не удивило, если бы в итоге, ей кирпич на голову упал, и она бы все равно выжила. Даже несмотря на то что теоретически это невозможно. Однако, с ней было возможно многое.
Не так себе она представляла первый день в обличье мисс Тирелл. Нет, конечно сказки с лепестками роз россыпью по постели, нежностью и прочими телячьими ласками, у нее тоже не было, но и этого тоже нет. Как посмотреть, наверное, это одна хорошая сторона жизни, тотальная непредсказуемость. Ты можешь планировать всю жизнь наперед, быть убежденным что все будет так как ты и захотел, но обычно планы никогда не исполняются. А если и исполняются, то с какой-то отдаленной похожестью. Начнем с того что Эмилия, в данном этапе жизни, вообще не планировала выходить замуж. Тем более так. Конечно, как и все женщины, она задумывалась о браке, но определенно не сейчас. Но в планах ее по этому поводу, определенно не было такого момента как этот.
Кровь в жилах окоченела, она не понимает как вообще может двигаться, но слушается мужа и отходит назад. Однако, все же ее любопытству нет предела, даже с этого места она наклонилась слегка, ее интересует не меньше Рекса что таится на краю этой лески. А может, это чья-то злая шутка? Помниться скоро апрель идет... Нет, дорогая Эмилия, нет, это определенно не шутка. Впрочем, лучше в страхе размышлять так, чем уже заранее закапывать себя в землю. Хотя, пока она не знала что сейчас они на волоске от смерти. Смерти глупой, жестокой, такой, что даже ничего не поймешь а уже мертво. Зеленые глаза, что были расширенны и покрыты ужасом, не сводили глаз с огня, что освещал эту темную гниль. Аккуратные, легкие движения мужа в воздухе, словно ничего не происходит и это какая-то игра. Но нет. На конце лески, оказывается... граната. Самая настоящая граната. Она такие только в кино видела. Совсем немного чтобы ее нервы сдали, при виде орудия смерти, левушка слегка охнула, и зажала рот рукой.
- Мамочки, - глухо шепчет она, сама не своя. Теперь в голове все как-то более или менее уложилось. От шока она застыла на одном месте. Ее возвращает к жизни лишь голос мужа. Телефона с собой у нее не было - забыла в машине. Она покачивает головой, он без слов достает телефон и протягивает его ей. Эмилия склонилась к мужу, чтобы вытащить смартфон из рук, так как он намного лучше будет видеть эту проклятую гранату, если она будет держать телефон. Одно неверное движение - ноги уже начали не выдерживать и потому подкачали ее. Девушка слишком пошла вперед и поэтому, зацепилась платьем за леску. От ужаса, ее тело начинает дрожать...что теперь будет? Она поднимает взгляд на Рекса но тот принимается успокаивать ее. Конечно, если бы его не было, не было бы этой ситуации, но слава Богу, что в этой "семье" хоть один умеет сохранять спокойствие. Даже в таких ситуациях.
Очень быстро он отделил леску от платья. Причем сделав это мастерски. Эмилия ничего не почувствовала но то что за эту минуту вспомнила свою жизнь несколько раз от начала до конца, это точно. Она в ступоре, девушка пятиться назад, по приказу мужа, но кажется что не в состоянии произнести хотя бы одно слово. Она кивает ему, и осторожно, держась за стены, отправляется вниз. И она ужасно боится за него. Эмилия добирается до лестничной клетки, от мужа почти ничего не слышно, и это успокаивает ее, пока. Значит, что все разрешиться хорошо. Она уже была готова спускаться вниз, но вдруг двери лифта открываются и оттуда выходит какой-то человек.
- Рекс!, - кричит девушка мужу. Сердце замерло а душа в пятки ушла. Она слышит какой-то шум, как будто что-то упало ,совершенно не замечает этого человека, и вдруг видит мужа который бежит к ней, и склоняет ее к земле...Спустя мгновение, глухую тишину коридоров раздирает взрыв.

+3

11

Внутреннее спокойствие. Где же оно, когда оно так необходимо. Он не был в такой ситуации впервые, более того он привык рисковать жизнью. Но что же изменилось сейчас? Наверное, все потому что он чувствовал, что его предали. Предали в самый важный для него день, пускай этот день не будет отмечен в календаре красным маркером и пускай он не испытывает чувства неимоверной радости, но это день его свадьбы. В идеале это должен был быть самый светлый миг в его жизни. Но когда он пошел против воли отца, он сам проклял этот день и теперь в руках держал последствие своего поступка.
У всех есть вещи, которые успокаивают и внушают страх. Когда человек спокоен, знает, что с ним ничего плохого не произойдет, он редко может сказать, что именно заставляет чувствовать себя в безопасности. Но когда человек боится, он всегда абсолютно точно знает, почему. Потому что «темно», «холодно», «высоко», «тесно», «больно». Чувство безопасности всегда ассоциируется с жизнью, а чувство страха — со смертью.
Страх он наполнял этот коридор и в каждом слове, в каждом вздохе чувствовалось что-то паническое, что-то, что заставляло сердце биться чаще. Учащенное сердце биение, шум в ушах от того, что кровь слишком быстро перегонялась по сосудам. Каждое движение, каждый шорох, все это было настолько важно, что Рекс боялся отвлечься даже на секунду. Он боялся, что его руки начнут дрожать и он сам взорвет эту ловушку, которую так умело подсунули под его дверь. Он обязательно найдет виноватых, обязательно, но сейчас даже отвлечься на эту мысль не мог. Голова была занята совсем другим. Тихий всхип девушки, что бы больше похож на панический крик души. Он не хотел поднимать голову, он боялся, боялся, что безумные полные страха глаза жены выведут его из колеи.
Скоро, скоро все должно было закончиться. Ем нужно было в это верить и он верил. Слышал шаги Эмилии позади себя. Он все еще сжимал тонкую лесу и ждал пока услышит голос брюнетки. Но ее крик был каким то не таким. Голос полон какого то ужаса и еще большего страха чем раньше.
Вдруг темноту коридора резанула полоса света. Рекс понял, что к нему кто-то приближается, уверенным шагом. Парень не успел даже повернуть голову как леска в его руках натянулась. Ей было достаточно даже маленького порыва веса, а тут тяжелый натиск человеческой ноги. Натянутая леска рванула чеку и та с отвратительным звоном упала на пол. Глаза Рекса наполнились ужасом, ему не хватило всего лишь секунды, что бы предотвратить эту опасную игрушку. Зайди этот человек на пару секунд позже и ничего бы этого не случилось. Это секундное помутнение выбило его, но с губ само вырывалось это грубое – На пол,- он спихнул этого парня, куда-то в угол, ловким движением схватил гранту, понимая, что у него осталось от силы полсекунды, что бы хоть как- то смягчить взрыв.
Он не успел осознать как ему удалось вышвырнуть гранату вниз за железную шахту лифта. Одним прыжком он сбил Эмилию с ног, накрыв ее собой. Через несколько секунд  яркая вспышка взрыва буквально ослепила помещение. Сквозь открытое окно было слышно как посыпались осколки стекла и как на разный лад взвыли автомобильные сигнализации.
Слегка оглохший Рекстон опустился на колени перед женой, что неподвижно лежала на полу. – Ты слышишь меня? – он поднял девушку облокотив спиной к стене, судорожно ощупал ее руки, лицо, хоть у самого тело знобило от страха и пережитого ужаса. Вроде бы цела, сделал он совсем не врачебный вывод.
- Эмилия, ну же,- он наконец увидел как открываются ее глаза, девушку колотило. – Тише, тише,- повторил парень, прижимая ее хрупкое тело к себе. – Все хорошо. Он прижимал ее голову к своему плечу. Совсем скоро приедет полиция, нужно было убираться от сюда.  Ночевать в квартире было не самым лучшем вариантом. – Послушай, - он отстранился беря ее голову в руки,- нам нужно уходить, слышишь? – он старался говорить тише, не кричать на нее. Его даже не интересовало, что случилось с тем человеком, из-за которого это все собственно и произошло. – Вставай, пойдем. Он понимал, что сейчас будет очень тяжело привести девушку в чувства, поэтому не требовал от нее ничего. Она едва стояла на ногах. Но нужно было уходить. Он еще не знал куда они пойдут, не знал что будет дальше, но нужно было сделать первый шаг и там уже внизу думать, что делать дальше.
Руки все еще нервно тряслись, но это пройдет, просто небольшой шок.

+2

12

С каждым шагом сделанным к лестнице, Эмилия отсчитывала каждую секунду жизни и в глубине души благодарила за то что они все еще живы. Именно, они. Впервые она задумалась о ком нибудь еще. Впервые ее эгоизм исчез, и взамен ему пришло что-то другое. Что именно? Чувство заботы? Возможно, именно забота. Она не знала как бы поступила в такой ситуации, если бы это был просто обычный вечер а не такая трагичная первая брачная ночь. Хотя, вряд-ли уж ей захочется повторить эту встречу. А уж зная Эмилию, которая порой слишком воспринимает ситуации близко к сердцу, долгое время слово граната, да и вообще любые предметы оружия, лучше вообще не употреблять в общении с ней. Так, просто ради своего же покоя.
Когда Рекс выскочил из угла и повалил ее на пол, сердце мгновенно отпустило. Главным, было то что он был живым. Это было самой главной частью истории. Она запомнила лишь только одно, теперь и его глаза приняли форму двух крупных монет, хотя до этого он был вполне спокоен. Ее нервы на пределе, она пытается убедить себя что все будет хорошо, но мысли лишь пролетают вихрем через ее голову, несмотря на присутствие здесь мужа. Эмилия затаивает дыхание, по ее коже идут мурашки,  и вдруг оглушающий взрыв разбивает всю тишину, что была здесь. Все произошло лишь слишком быстро, в мгновении. Последнее, что она успевает запомнить, так это ощущение содрогающихся стен, даже здесь, на лестничной площадке. Что бы было с ними, если это всего лишь стены...? Эта мысль доканывает ее окончательно, и она проваливается во мглу полу сознания. Видимо, такова защитная реакция ее тела на все происходящее. Она не чувствует и не слышит уже ничего, ни того что Рекс обхватил ее, ни противных звуков сигнализации машин за окном...
Она не провалилась в неведение. Просто, иногда такое бывает. Иначе бы умерла от страха. Эмилия с трудом открывает глаза, В нос сразу ударяет запах гари и дыма вокруг. Но он тут, с ней. Живой, и вроде бы здоровой. Ее клинит, но она видит что он может двигаться, крови негде нет, даже царапины. Рекстон пытается растормошить ее, привести в чувства. Ее тело не подчиняется ей, ноги и руки захватила ужасная судорога, она вся бледная. Он спрашивает ее что-то, она все слышит, но ответить пока не может внятно, от шока. Он осторожно укладывает ее длинную копну волос на свое плечо, и говорит, пытается поддержать. Она смотрит на него, словно раненый зверек, у которого нет другого спасения.
- Да, - едва слышно произносит девушка, и пытается не закрывать глаза. Помимо того что тело дрожит и ее знобит, лоб покрыт потом, в утробе словно что-то сорвалось. Ее подташнивает, но скорее всего, это из за стресса.
Она поднимается, не без помощи мужа, и едва шевелит ногами. А точнее, большую часть движений за нее делал он. Всеми силами, она вцепилась ему в руку, боясь ее отпускать. Девушке определенно нужно было оказаться поскорее на воздухе, и никак по другому.
В лифт было заходить опасно, поэтому они спускались по лестнице. Несмотря на то что это было долго. Время словно заморозили, и в ее поврежденном сознании, вообще сказалось вечностью. Но когда она оказалась на воздухе, ей казалось что она заново родилась, пережила совершенно другую жизнь, умерла и снова ожила. Полицейская машина уже была тут, но она ничего особо не помнит. Как в тумане. Лишь только то как Рекс, после того как скорая помощь ее осмотрела и дала кислороду и успокоительного, сажает ее в свою машину. И сколько времени прошло, что еще могло тогда произойти - она не знала. Помнит еще как Рекс кого-то набирал по телефону, и лицо его было ужасно злым.
Путь до семейного дома Тиреллов она совсем не помнила. Как, что, где, быстро ли они доехали, в каком состоянии был муж... Пожалуй, это был самый большой страх что она испытала когда либо в жизни. Попросту идеальное начало семейной жизни для кого-либо, лучше и не пожелаешь.
Рекс ее бережно уложил в своей спальне, как только они перешли порог дома. Снова попытался успокоить, и вышел. Сказал что скоро придет, что он тут. Она не чувствовала ничего, не замечала почти никого - даже того как мать и сестра Рекса зашли в спальню несколько раз, проверить как она. Голова разрывалась, усталость давала о себе знать и природное чувство сохранения тоже, поэтому скоро она закрыла глаза. Со стороны выглядело что она заснула.

Отредактировано Emilia Keeley (2014-03-31 01:38:07)

+2

13

Как страшно осознавать, что твой мир разбивается на сотню осколков. Сидя на корточках перед женщиной, что еще пять минут назад была тебе не мила, ты чувствуешь, что сейчас вас объединяет, что то большее чем брак. И общее от ныне у вас не только штамп в паспорте. Кто бы мог подумать, что так быстро Эмилия вольется в жизнь его криминальной семейки. Мать и сестра до сих пор не смогли свыкнуться с мыслью о том, что переживают их мужчины, а Бет (сестра Рекса), так и вообще жила слепой верой, что у них просто очень сложная работа. Эмилии повезло меньше.
Он помог ей встать, она едва могла идти и это было вполне естественно. Маленькими почти незаметными шагами они спускались по долгой извилистой лестнице. Обессиленное тело девушки будто парило над землей и от части она передвигалась только потому что Рекс в какой то мере тащил ее за собой. Спустившись двумя этажами ниже ему терпение парня лопнуло. Эмилия едва шла, а Рекса начинало наполнять чувство злости. Страх от происшедшего начал понемногу отпускать его и теперь проявлялись такие привычные для него чувства. Он взял девушку на руки, парню надоело смотреть, как она мучается, а до выхода было еще несколько этажей.
Снова чувствуя некую ответственность за девушку и дрожь в руках прошла, и ноги стали увереннее его нести. Под ногами валялось битое стекло, стоял жуткий запах гари, от которого можно было задохнуться. Голова Эмилии слегка наклонилась и уткнулась носом в его плече. Еще два пролета и она были внизу. Рекс ногой пихнул дверь и та с жутким скрипом открылась. Внизу уже ждала скорая и полиция.
Только вас тут не хватает. Вдруг пролетело в голове у парня. Он медленно поставил девушку на пол, тут же к ней подбежали врачи. Так и хотелось крикнуть им вслед «так никто же не умер», но они лучше знают свою работу. Рекс все еще стоял у двери, глубоко вдыхая свежий воздух. Один из врачей попытался подойти и к нему, но парень быстро отправил, пускай занимается более важными делами, а с ним всем в порядке.
Все закончилось. Все закончилось так быстро, что осознание всей картины начинало приходить к нему только сейчас. От силы все это заняло у них около часа, но в голове крутился фильм длинной в вечность. Он не хотел переживать все это снова и отгонял мысли прочь. Главное, что они остались живы. Осталось объяснить копам, что врятли они смогут что-то найти. Но правосудие не переубедить, они донимали вопросами Рекса, один из представителей законно порядка и во все смотрел на него с таким подозрением, что Рексу казалось, будто он сам сделала для себя ловушку. Рекстон старался не обращать на них внимания, отделывался только общими фразами. А когда копы поняли, что с ним говорить бесполезно и направились к девушке его как будто перемкнуло.
- Не сейчас,- он отпихнул офицера и взял девушку за руку,- она трех слов связать не может, давайте добейте ее окончательно,- парень резко посмотрел в сторону копов, что кивали в головой. Может и правда поняли, что сейчас не самое лучшее время.
Врачи сказали, что все обошлось. Девушка была цела, если не учитывать, что ее моральное состояние все же немного пострадало. Впрочем, это пройдет, напоите ее горячим чаем, уложите спать и через пару дней она снова будет полна сил. Рекс не особо вникал в их слова. Эти люди в белых халатах еще не представляли, что предстоит пережить девушке. Они не стали больше задерживаться здесь. Им нужно было искать место, где бы они могли переночевать. Гостиница? Или может поехать куда подальше. Рекстон перебирал в своей голове множество вариантов. Но почему то ни один из них не казался ему правильным. Рекс посадил девушку в машину, сам же еще несколько минут стоял на улице. Собирался с мыслями, рассуждал и только когда решение было принято машина завелась и направилась в сторону особняка Тиреллов.
Меньше всего он хотел видеть сейчас отца. Меньше всего он хотел бы сейчас выслушивать его нравоучения. Он знал, что не услышит в его голосе беспокойства и как обычно во всех бедах будет виноватый только один – сам Рекс. Но он не видел другого выбора. Как бы ему не хотелось оказаться сейчас где то в совсем другом месте, единственной безопасное место было рядом с Декстером. Он не думал, что когда то сможет даже подумать об этом.  Но порой мы принимаем решения, которые нужно принять, как бы тяжело нам не  было. Порой приходиться переступить через себя и согласиться с тем, что в одиночку ты не сможешь справиться со всеми проблемами. Каждому человеку нужна поддержка. И пускай Рекстон всегда отрицал это. Он всегда был уверен, что его силы и мужества хватит для того, что бы бороться со всем. Но когда сегодня он сел в машину, когда на его плечо склонилась голова девушки, которую он теперь называл женой, он вдруг понял, что сейчас не самый лучший момент, что бы показывать свое внутреннее я, хоть оно так упрямо рвалось на свободу. Он сцепив зубы повернул на нужную улицу, машина предательски дернулась, как будто не хотела останавливаться у вьезда в дом. Но поздно было принимать другое решение. Рука Рекстона жмет на сигнал, давая понять охраннику, что нужно открыть ворота. Тусклый свет фар разбавляется светом из окон, в которых хаотически начинали зажигаться огоньки.
Первой на улице выбежала мать. В легком халате, слегка распущенными волосами. Она всегда была самой доброй в этом доме, самой чуткой и никогда не отказывала в поддержке. Может быть если бы Рексу было лет 15 он бы уткнулся в ее плече, вдохнул легкий запах ванили и почувствовал себя в безопасности. Но он уже давно вырос из этого возраста, он попытался  улыбнуться ей, но как то не получалось. В ее темных глазах трудно было не заметить беспокойство, множество вопросов даже не нужно было озвучивать, и так было понятно, что ей интересует. Рекс не хотел ничего говорить, по крайне мере сейчас.
- Где отец? – глухо спросил парень выйдя из машины. Он был уже дома, это он понял по стоящей чуть дальше машине. Он никогда с ней не расстается. Его ласточка для него как вторая жена, только, кажется, ее он любит все таки больше. Он обошел машину, помогая выйти из машины девушке, что практически теряла сознание на ходу. Она была совсем слабая, наверное, в ее голове сейчас было совсем пусто. Брюнетка едва передвигала ногами. Ее платье давно перестало иметь товарный вид. В нескольких местах оно было порвано, белый цвет уже давно перестал быть белым, темные пятна, слегка разодранный края. Мать в ужасе смотрела на девушку и прикрывала рот ладонью.
- Не начинай,- тихо сказал парень, беря жену снова на руки. В дворе предательски выла собака, наверное чувствовала приближение беды
Дверь в дом была заперта. Рекс отнес девушку в свою спальню. Как же иногда хорошо иметь свое местечко в этом огромном доме. Он аккуратно положил ее на кровать, в полумраке ему не было понятно толи она уже спит, то ли просто не подает никаких признаков. Она дышала и этого ему хватило. После всего пережитого ей нужно было время придти в себя.
- Я скоро вернусь,- он не знал слышала ли она его. Прикрыв дверь с той стороны, сразу у двери он встретил встревоженного отца. Тяжело было сказать встревожен ли он, однако по его взгляду можно было сказать, что он явно не счастлив.
Он выглядел не довольно, глаза налились, Декстер ждал объяснений. В его стиле было бы как то подколоть парня, но видимо мать успела уже рассказать, что они приехали явно не просто так. Отец мог оценить только внешний вид Рекса. А выглядел парень ни чуть не лучше своей жены. Мать крутилась возле них снимая с сына грязный пиджак и будь ее воля раздела бы его полностью. Ему удалось от нее отвязаться, когда та пошла проведать невестку. Вслед за матерью в комнату направилась и сестра. Рекстон не стал ничего говорить, у него не был сил перечить с ними. Над нависала туча по имени Декстер Тиррел.
Рекс был не многословен в своем рассказе, говорил мало но по сути, не описывая подробностей. Декстера никогда не интересовали подробности. Они сидели в кабинете и разсуждали, что же делать дальше. В глазах отца не  было ни вины, ни сострадания, он просто затягивал трубку и медленно пускал кольца. Черствый и бездушный человек. Рекс не ждал от отца поддержки, он привык к любым его реакциям, что уж Декстер сам часто посылает сына на смерть. Но эта ситуация имела совсем другой характер. И Рекс в глубине души надеялся, что в глаза отца промелькнет что-то  человеческое, но нет, этого не произошло. Не произошло этого и тогда, когда мать снова начала плакать о том, что они рано или поздно себя погубят. Пришлось просить сестру увести ее.
Еще около часа двери кабинета не открывались. Рекс нервно курил, перебирая все возможные варианты. Они пытались найти того, кто мог бы это подстроить, но здравый смысл предательски молчал. Рекс слишком устал, а Декстер по всей видимости не очень был заинтересован во всем этом. Парень не удивлялся, отец ненавидел девушку всем сердцем, и скорее всего, желал ей смерти, так же как и желал смерти ее отцу. Собака так же предательски выла, заселяя в душу чувство тревоги. Этой ночью в доме никто не спал. Он слышал, как за дверью обеспокоено ходит сестра и мать. Они толком ничего не понимали, и это было их спасением. Если бы они знали все, то рано или поздно их жизнь перестали бы иметь яркие краски. Время обсуждений подходило к концу. Им больше нечего было обсуждать, да и лучше поразмыслить обо всем на трезвую голову. Первым из кабинета вышел Рекс. Он скурил почти четверть пачки за это время. Глаза устало осунулись, ноги едва несли его к комнате, где лежала Эмилия.
Мать что-то говорила ему вслед, но он лишь отмахнулся рукой и отправил их спать. Завтра утром им понадобиться силы. Он вошел в комнату, пуская вперед шлейф сигаретного дыма. Эмилия лежала к нему спиной, все еще в своем свадебном платье. Наверное, спит? В комнате было темно, и только лунный свет пробивался сквозь небольшую щель в занавесках.  Он не стал ее будить, снял рубашку, что за весь этот день порядком ему надоело. Он был не любителем костюмов. Краем глаза он заметил, как девушка зашевелилась. Рекс обошел кровать и сел рядом с ней.
- Ты не спишь? – он скорее утверждал, нежели задавал вопрос. Ее глаза слегка приоткрылись. Бедная девочка. Он не стал говорить эти слова в слух, однако ему было ее немного жаль. Она и без того оказалась заложницей их семьи, а тут еще и такие события просто в день свадьбы. Рекс поправил ее волосы, что небрежно спадали на лицо. Она тяжело дышала, то ли от того, что слишком много сегодня пережила, то ли от того, что корсет платья слишком сжимал ее грудь. Ей нужно было наконец снять это платье, что так предательски теперь напоминало о самом отвратительном дне в ее жизни.

+2

14

Когда однажды ты оказываешься на грани жизни, ты задумываешься. Как такое могло произойти именно с тобой. Что послужило последним рычагом для такого испытания. Виновата ли ты в этом, или нет? Индивидуального ответа на этот вопрос не существует, да и вопрос существует ли хоть какой нибудь ответ, который можно получить а не предположить. Она точно не знала. Она никогда не задумывалась о таких вещах, впрочем, пора бы было, так как раздольная жизнь закончилась а значит невидимый круг оказывался уже у ее шеи. И так оно и было, в некотором смысле. Она стала добровольной жертвой, но не "пушечным мясом", а сама на это пошла. Абсолютно сама. Рекс ее не заставлял выходить замуж за него. Просто предложил. А дальше, она сама согласилась. До сих пор не понимала - почему. Не понимала но не жалела. Пока. Эмилия не представляла себя в браке, а даже если и представляла, то никогда не могла представить такое начало замужества. Но для всего есть первый раз, и даже для настоящих испытаний в своей жизни. Эмилия оказалась в самой настоящей ловушке, истории из которой не было обычного выхода и все так быстро могло стать трагичным. Она не знала этого, ей казалось что сегодняшнее мероприятие, это ее максимум стресса что ей придется перетерпеть, ведь она верила Рексу. Некоторые вещи не зависят от одного или двух человек а от одного чье слово значит все. Так было и в этом случае.
Эмилия лежала на постели мужа, постепенно приходя в чувства. Успокоительное подействовало. Было такое странное чувство, вроде бы хотелось спать, а вроде и нет, но она определенно была усталой. Эта комната была настоящим уголком спасения. Сначала она лежала в неведении, полу сознании. Время от времени открывала глаза и все так же проваливалась во мглу. За полчаса это повторилось несколько раз, но потом ее стало отпускать. Она почти не помнила того что происходило после взрыва, ни того как муж ее нес из здания и в дом, не того что к ней заходили в спальню. Все это лишь отпечаталось случайными отрывками в ее жизни, но она ничего толком не запомнила. Почувствовав что ей лучше, она оживилась и попыталась подняться, но не вышло - чуть не упала. Поэтому Эмилия вернулась в лежачее положение, свернувшись. Ее движения пока не были такими отточенными и уверенными как раньше, платье было неудобным, но пока у нее не было сил его снять, ей нужно было их набираться. Она чувствовала ноги и руки, и это не могло не радовать. Девушка аккуратно придвинула к себе подушку, и закрыла глаза, рукой гладя мягкую длань покрывала. Эмилия весь день сегодня очень много думала, и ей бы отдохнуть от этого процесса, но она не могла. Как такое могло произойти? С ними? Но за что? Много вопросов, на которые она не получит ответа. Девушка понимала что за человеком являлся ее муж, и в какую семью она попала. О, да, она была не глупой девушкой. На худой конец, сама вырастала в такой семье, несмотря на то что не была ее полноценной частью. Но этот взгляд, та холодность, что сопровождалась взглядом, что создавалось впечатление что тебя попросту полоскают ножом...это было выше ее сил. И пока она не понимала, к своему счастью не понимала что возможно, зло не надо искать по сторонам. То что оно находилось здесь, в семье. В ее головке пока много чего не могло уложиться а данное происшествие особо. Помимо всех вопросов, в голове был один, наверное самый важный... Кто это сделал? Действительно, кто желал им смерти так сильно, что совершил такое, привязав к двери гранату, в их день свадьбы. Особенно ее мучило то, что она вряд-ли узнает имя или увидит в лицо заказчика. После смерти отца, она стала очень чувствительной к этой теме, убийств и крови, и поэтому сейчас она себя так вела. Может даже немного активно для девушки что перетерпела сегодня такой эмоциональный сильнейший стресс, но это были лишь мысли а не поступки. Вряд-ли она сомкнет глаза сегодня ночью. Она потеряла счет времени, много думала, и пыталась понять как ей жить. Происшествие вроде бы и было забытым, она лишь думала о его последствиях а почти не думала о том что точно произошло, но это было прямым последствием того что это был слишком сильный стресс для нее. Настолько сильный, что едва оказавшись в укромном месте, она всячески пыталась о нем не думать, убирая произошедшее из памяти. Так могли поступить лишь сильные люди и было в этом что-то правильное, только лишь было чревато тем что все это накапливалось в ее душе. Девушка даже представить не могла, что завтра, утром все станет по другому. Осознание вернется снова, и его не сможешь вытащить никакими щипцами. Сейчас она всячески пыталась абстрагироваться от этого и думала лишь о последствиях. Непонятные мысли сменяли одна другую, и вовсе нельзя было понять, что с ней твориться сейчас.
Эмилия лежала неподвижно, глаза ее были сомкнуты, и не могла и не хотела ни с кем говорить. Девушка лишь думала. Несмотря на плотные стены, этого огромного дома, она слышала беспокойные шаги матери и Беатрис. Слышала и понимала что в некотором случае - Рекс счастливчик. У него хотя бы была семья. А у нее не было никого. И даже если кто-то что-то и услышит о всем что произошло, этого никто не будет должен знать. Она не любила чтобы кто либо беспокоился по ней, но даже ежу было понятно что данную ситуацию лучше не афишировать. В ее кругах, обычной, повседневной жизни, точно. Просто, чем меньше люди знают - тем лучше они спят.
Рекса не было около полтора часа, и девушка потеряла счет времени. Она была вне этой спальни, и поэтому не сразу услышала как он тихо вошел. Но запах его одеколона, вперемешку с запахом сигарет, произвели свой эффект. Она тихонечко открыла глаза, и включила ночник, находящийся у ее изголовья. Спальня наполнилась тусклым светом, она не могла хорошо разглядеть его лицо, но теперь в этой комнате не было мрака. Девушка немного приподнялась, почувствовав силу в своих мышцах.
- Не могу, - немного грустно ответила девушка мужу, что сидел тут, совсем рядом с ней и снимал рубашку. Она внимательно осмотрела его, еще раз, за него она волновалась даже больше чем за себя. Выглядел он не лучше чем она, угрюмый и расстроенный. Правда, девушка даже и представить не могла что творилось в душе парня в тот момент. Ее была просто израненной, но она не питала ни на кого зла. Не на кого было. А вот другое дело, когда ты знал ситуацию намного лучше.
- Ты как? С тобой все в порядке...?, - она смотрит ему в глаза, несмотря на усталость и шок, сейчас ей было намного лучше. Все таки врачи ее привели в чувство. Она выглядит подозрительно спокойной, но никто не знает насколько ей тяжело держать своих монстров страха в узде. Словно не веря, что может двигаться, она снова ложиться на подушку, убирая взгляд. Надо понять что будет дальше. Пытается не показывать своего отчаяния.
- Сегодня я могла увидеть родителей, - как-то невзначай произносит она, эти громкие слова, но без ноток трагизма. Это была просто констатация. Хотела бы она своей смерти? Она сталкивалась с ней, и поэтому возможно, ее ответом бы было что она хотела. Девушка снова поднимается на руки, все так же смотря на мужа. Потому что в данный момент, он единственный близкий человек для нее. Пусть она его и не любит. Девушка пытается встать, чтобы снять с себя это чертово платье, что весило несколько килограммов, И у нее получается оказаться на ногах, несмотря на то что ее две немного дрожат. Эмилия оборачивается к нему спиной и пытается нащупать молнию платья. Может быть, ей было тяжело, она бы не за что не показала свою нуждаемость в помощи.

Отредактировано Emilia Keeley (2014-04-01 09:27:34)

+2

15

Порой мы все переживаем боль. К физической боли можно привыкнуть, сцепить зубы и идти дальше. Порой физическая боль приносит не так много страданий. Но есть и другая боль, боль о которой Рекс еще не знал. В его жизни было много крутых поворотов, порой приходилось принимать противоречивые решения, расставлять приоритеты так, что бы меньше вреда принести себе. Но За всю свою наполненную страданиями жизнь он еще никогда не чувствовал себя так плохо.
На него навалилось все и сразу, казалось, что все звезды и планеты  сошлись в одном месте и огромный разряд неудач свалился на него. Душевная боль куда больнее, от нее практически не возможно избавиться. Она пожирает тебя изнутри и ты не можешь убежать. Сбежать от самого себя невозможно. Можешь убеждать себя, что все хорошо, что все пройдет со временем. Но как и другая рана она продолжает кровоточить. Рекстон не мог сказать с уверенностью от чего кровоточит его душевная рана. За все годы проведенный в этом доме, за все время проведенное с отцом, у него никогда не было этого жуткого чувства. Чувства, что ты кому то, что-то должен. Должен быть рядом, должен любить, должен заботиться. Его до дрожи пугало  это слово – «должен». Он не любил оставаться в долгу, потому что никогда не знаешь, что попросят в замен.
Врятли, когда он звал девушку замуж он представлял себя примерным семьянином, еще более сложно представить, что в его сердце поселилась хоть какая-то часть симпатии или может влюбленности. Он был уверен, что этот брак будет тем, что сможет свергнуть систему отца. Но по какой-то причине начала ломаться система самого Рекстона.
Нет на свете человека, что не боится ничего. Всегда в тайных закромах нашей души есть то о чем мы боимся говорить в слух, то о чем никто никогда не узнает. И  стоило парню на секунду погрузиться в свои мысли, как пережитое чувство страха наполняло его. Страх не за свою жизнь, а за жизнь девушки. Понимала ли она во что ввязалась? Понимал ли он во что ввязал ее? Как бы там ни было, но теперь они были связаны не только штампом в паспорте но и общими проблемами. Никто никогда не желает делиться проблемами, но в этом случае проблемами сами разделились поровну терзая его мысли и скорее всего ее.
О чем она думает? Многие вопросы крутились в голове парня просто так, будто так и должно быть. Не спит. Наверное, если бы с ним это произошло в первый раз, он бы тоже не смог так просто уснуть. И не смотря на всю свою усталость, он все равно не представлял, что сможет просто закрыть глаза и погрузиться в спокойный беззаботный сон. В мыслях он все искал виноватых, терзая себя ненужными проблемами. Они и правда были ему не нужны сейчас, отец отправил его спать, потому что Рекс не мог уже соображать здраво, эмоции переполняли его, а это было плохо. Эмоции это слабость, которую никому нельзя показывать.
На его лице появилась легкая ухмылка.
- Все в порядке,- тихо сказал он. О нем никто никогда не заботился, не считая матери. Для него было довольно новым слышать голос сожаления и тревоги в свой адрес.
Он продолжал смотреть, как она пытается найти себе место на этой большой кровате, как отчаянно ищет спасения в подушке, что могла бы укрыть ее от всех бед. В своей безысходности она была смешной. Рекс правда не умел оказывать поддержку, подставлять свое мужественное плече для женского нытья. Он был воспитан не так, да и просто не приходилось. И разрываться между собой было для него совсем не привычным. Он едва коснулся ее головы, гладил ее, как маленького котенка, который ищет защиты от непогоды в руках хозяина. Сердце сжималось от того, что причиной этой непогоды стал он сам. Наверное, самым разумным решением было бы подождать до утра и аннулировать этот брак. Но Рекс понимал, что эта минутная слабость, это сочувствие к девушке по утру пройдет. Просто сейчас он был слишком запутан в себе.
- Но не увидела,- парень коснулся ее щеки,- тебе нечего бояться пока я рядом.
Она хотел а встать, Рекс не видел причин препятствовать, просто убрал руку и опершись о кровать стал наблюдать за ней. Лунный свет и легкий свет от ночника падали на ее полуобнаженную спину. Рекс поймал себя на мысли, что даже после все что произошло, она все равно выглядит привлекательно, как и полагается девушке. Ее движение не впопад вызывают у него улыбку, сквозь усталость он все еще может улыбаться. Эмилия хотела казаться сильной, но порой нужно признавать, что тебе кто-то нужен, пускай даже для того, что бы помочь снять платье.
- Помочь? – в голосе прозвучал легкий сарказм типичный для парня. Он медленно переместился на край кровати ближе к девушке. Слегка прижав концы платья, потянул тонкую молнию вниз. Он находился слишком близко к девушке, вдыхал ее приятный аромат и сам не заметил, как начал спускать ее платье вниз. Сердце дико заколотилось, в голове всплыл тот поцелуй в лифте и перед глазами вдруг снова появилась пелена, что и тогда, когда он поцеловал ее. Рука скользит по уже обнаженном участке спины. Небольшим натиском ладони он поворачивает девушку, позволяя себе любоваться тем, что теперь принадлежит ему. Привстает, снова касается ее тонких черт лица, поправляет волосы. Он понимает, что сейчас не лучшее время, но ни чего не может с собой поделать. Каждый лечит свои переживания по-своему. И может стоить заменить их чем-то другим? Он смотрит на девушку, будто задавая этот вопрос.

+2

16

Paul Mottram - Balance of Power

Сегодня в ее душе была посеяна очередная порция страха, хотя и так было достаточно. И это усложняло многое. Она и без того много боялась, постоянно убегала в себя, и благодаря этому ее поведение и было таким каким оно было. Поведением обреченного человека. Обреченный человек и безумен тем что не понимает этого обречения. Она боялась, сейчас в голове у нее творилась сплошная каша из мыслей. Мысли были разные, но одной мысли она не допускала - что все это было подстроено заранее и не связанно с ней. Девушка пыталась вспомнить кого либо кому она нагрубила, список был уж очень длинным, думать можно было бы до утра, но вряд-ли кто нибудь из обиженных людей был настолько больным чтобы подложить бомбу под дверь. А у Тиреллов, враги были, возможно, но ей казалось что эту семью слишком боятся в городе. Поразительно, девушка настолько не знала мафию и их законы. Наверное, к своему счастью не знала, впрочем, все исправимо. Она всячески пыталась убрать эти мысли из головы, но пока не особо как-то выходило. Ее душа была потеряна, уничтожена, но она пока этого еще не осознавала. Боль и страх словно создавали огромную зияющую дыру, которую ничего не могло заполнить. А если и могло, то у нее этого. Значит, в любом случае, пропасть. Людям свойственно заполнять эти пустоты, дыры и раны внутри себя различными способами. Еще можно заменить эмоции другими, отвлечь себя. Выбить клин клином. Кажется что этот метод по устранению боли наиболее лучший и действенный, но на самом деле эта иллюзия. Таким образом, ты делаешь еще хуже себе, делая дыру еще глубже, но иногда попросту ничего не можешь с собой поделать.
Боль давно стала для нее привычным чувством, лишь вопрос времени когда это боль окончательно приведет ее к полному безумию. Сейчас, она находилась в фазе отвержения. Она не могла нормально думать, спокойно принимать решения и верно рассуждать. Тело вроде пришло в норму, кроме того что она немного дрожала от смеси усталости и шока, но в голове творился самый настоящий буран пустых мыслей. И присутствие мужа не могло ей помочь. Без него бы наверное было тяжелее, хотя куда еще тяжелей, но он не мог ей помочь, хотя она думала иначе. Пусть, она никогда бы не сказала это напрямую. Его слова не подействовали на нее, Эмилия лишь промолчала, она не знала что ему сказать. До этой самой ночи, их отношения еще и можно бы было как-то объяснить внятными словами, хотя бы попытаться, но именно тут и началось все непонятное. Странное, необъяснимое, в чем даже эти двое не смогут толком разобраться. Возможно, причиной станет именно эта ночь, но то что оба испытывали сильные эмоции, которые боялись или не хотели выпускать наружу - это было очевидным. Даже слишком. Как только он зашел, как только она на него посмотрела, можно бы было уже все понять. И никто не хотел бороться с этим безумием, по крайней мере Эмилия, у нее попросту не было сил. Она хотела чтобы он ей помог, укрыл ее от всего, это странное желание раздирало ее, но можно все это связать со страхом и шоком. Было такое что-то странное, непонятное, все таки ее гордая душенька не могла просто так смириться, именно поэтому она и встала самостоятельно снять платье. Девушка чувствовала что может упасть в любой момент, но надеялась что этого не случится. Однако, она услышала голос мужа, это уже было более похоже на Рекса. Она улыбнулась слегка, немного даже грустно, и обернулась.
- Если хочешь,
- говорит девушка, смотря на него. Так странно. Они так сдержанны друг с другом. Это и настораживает, понятно что так долго это не будет. Ведь все таки, это особенно, несмотря на все что между ними произошло, эта граната, семья Рекса...сейчас они были в браке. Как там в клятве говорилось? Принадлежат друг-другу на веки вечные? Она не придавала значения словам, но это заставляло задумываться. Именно это ее заставило задуматься, когда она почувствовала как он расстегивает молнию платья, приближаясь к ней. Он слегка дотрагивался теплыми пальцами до ее спины, и в этот самый момент все как-то собой вернулось. Те самые чувства что были в лифте. Дыхание участилось, сердце начало быстрее стучать. Девушка прикусила губу, она чувствовала что вскоре не сможет так себя хорошо контролировать. Муж поворачивает ее к себе, и между ними расстояние максимально сокращается. Она пытается убрать взгляд от него, но не может, она попросту не в силах это сделать. На лице замирает ухмылка, она абсолютно спокойна. Хорошо ли и правильно сексом лечить боль? Что уж, наверное это куда лучший способ, чем наркотики и алкоголь
Эмилия проводит по торсу парня ладонью, слегка. В ее движениях есть наивность и легкость, присущая лишь только совсем юным и неиспорченным созданиям, но скорее всего это просто страх. Она чувствует руки парня что гладят ее спину и идут ниже, окончательно понимает что то что уже происходит - не остановить, но ей этого уже и не хочется. Благодаря этому, все проблемы как-то улетучились, по крайней мере на время.
Она остается без платья, стоит перед ним в одном нижнем белье, в комплекте цвета кожи. Девушка приближается к нему еще немного и шепчет на ухо.
- Что же мы делаем?, - это последний голос разума, что так легко утопиться в безумии. Она смотрит ему в глаза, но затем девушка склоняется до его губ, слегка дотрагиваясь до них, как пару часов назад.

Отредактировано Emilia Keeley (2014-04-14 12:39:10)

+2

17

С каждым разом дышать становилось тяжелее. Глухое едва слышное томное дыхание. Тело в ожидании чего-то большего изнемогает, заставляя  все больше сосредотачивать мысли. Но Рекс  не может, слишком тяжело. Перед глазами пелена. Он всматривается в такое чужое для себя лицо и ему кажется, что сейчас оно самое дорогое, что у него есть. Он наркоман, он нуждается в дозе и его ломает. Но все равно он знает, что к утру это пройдет и сможет ли он потом смотреть в глаза человеку, которому сейчас сделает больно.
Руки сильнее прижимают тонкое тело девушки, глаза судорожно бегают в поиске спасения. Но от себя не спастись. Не убежать от желаний. Не изменить свое черствое яство, что думает только о себе.
Стоя у края пропасти нам дано выбрать только одно. Сделать шаг назад и спастись, или шагнуть и больше никогда не узнать, что значит быть чистым, хотя бы перед одним человеком в этом мире. Рекс не выглядел в глазах девушки героем, она не гордилась им, не любила и не пыталась стать частью его жизни. Но если ставить ее в сравнении с другими, то девушка не знала и половины того. Что происходит в его жизни. Она могла догадываться, но это совсем другое.
Возможно, лучше бы было просто уйти, оставить ее одну, а самому уснуть на холодном диване где-то в гостиной. Или провести ночь в каком-то забытом баре. Однако манящий взгляд ее темных глазах заставляя его стоять на месте. Молча глотать комки, которые подходили к горлу и просто касаться ее едва теплого тела, что с каждой секундой становилось все краше. Платье медленно спускалось вниз, открывая перед глазами Рекса новые горизонты. Но он смотрел ей в глаза. Пытался поймать ее взгляд, но она старалась избежать этой встречи глазами, пока не сдалась.
Стоило спросить себя, а надо ли? Стоит ли? Впервые он задает себе эти вопросы. Пытаясь найти ответы так быстро, как только может. Все бывает в жизни впервые, и впервые он ждал ответа от нее, ведь никогда не ждал его раньше. Он всегда берет все, что ему нужно. Но сейчас важно было другое, нужно ли это ей.
Платье лежало на полу, девушка стояла перед ним во всей красе и сдерживать себя уже было невозможно. И, наверное, не имело смысла. Ее голос пробуждает в нем далекие отголоски разума, но Рекс не успевает, что либо сделать. Губы девушки касаются его, так нежно и слегка неловко. Ее руки скользят у него по спине, и по телу пробегают мурашки от каждого нового прикосновения. Это и был тот ответ, которого он так долго и мучительно ждал. Он прижимает девушку к себе, его дыхание перестает быть ровным, а поцелуи с каждым разом становятся все более жадными, властными. Одна рука скользит по ее телу, второй рукой он касается ее волос, лица, тонкой линии скул.
Голос разума становиться таким далеким, а уверенность в том, что все они делают правильно перестает быть такой мнимой. Он приподнимает ее, что бы девушка полностью освободилась от оков своего свадебного платья, сам же отпихивает его ногой. Такое новое неизведанное тело, становиться еще ближе, он чувствует, как сильно бьется ее сердце, как она тяжело дышит. Его легкие наполняет ее сладкий аромат. Вдруг он понимает, что это тело отныне принадлежит ему, всегда. И от этой мысли изведать его как можно скорее становится все сильнее. Изучить, почувствовать, овладеть. Он никогда не испытывал к девушке большего нежели просто влечение, жажду удовлетворить свои потребности. Но сейчас, сейчас все было слишком не просто, слишком запутано. Ничто не изменит того, что она его жена. Ни что не изменит того, что произошло сегодня ночью. И ничто не изменит того, что произойдет сейчас.
Движения Рекса становились более резкими, ненасытными. Они успели поменяться местами, теперь она стояла спиной к кровати, на которую так плавно и медленно он ее опускал, покрывая ее губы поцелуями, жадно целуя ее шею, оставляя мокрые дорожки.
Мягкий матрас предательские прогибался под тяжестью их тел. Руки все сильнее блуждали по телу девушки боясь упустить хоть один сантиметр.
Когда-то все мы совершим то о чем обязательно пожалеем, но сознание этого придет к нас слишком поздно.

+2

18

Инстинкты так часто перебивают  разум. Как только в ситуацию вмешивается инстинкт, уже ничего не понимаешь, то что раньше понимал, абсолютно перестает так же логично складываться в нашей голове как раньше. Однажды, переступив эту грань, когда поддашься своим инстинктам, ничего не будет как прежде. Всякий раз, будет все легче забыть разум и поступить как этого требует тело. Ее разум и тело требовали лишь одного - укрытия. Но все таки своим разумом, она понимала что муж не сможет ей помочь. Даже если бы он этого и хотел. Душевное укрытие можешь искать лишь только у того человека, с кем являешься близким душой. Которого понимаешь с полуслова, который знает тебя лучше самого себя. Который готов ради тебя броситься в огонь и воду, который попросту...любит тебя. У них этого не было, а будет ли? Вряд-ли. Они оба люди которые не умеют любить и даже не пытались научится. Она, прежде всего она, не умеет дарить любовь. Любовь - это безвозмездное чувство, в котором порой надо отдавать намного больше чем принимаешь. А она так попросту не умела и не хотела учиться. Эмилия была из тех кто не принимал существования любви. Но все же, невозможно вот так целую жизнь прожить, не полюбив никого. Но она этого пока не понимала, а может не хотела понимать? Намного легче думать что в твоих несчастьях виноват кто-то другой, что-ты попросту никогда не сможешь найти свою родственную душу, потому что таких как ты, попросту нет.
В этой комнате становилось очень жарко и кислорода уже начинало не хватать. Последние нотки разума пытаются вернуть ее в нормальное состояние, но попросту не выходит. Страх, шок, желания и инстинкты перемешались, и уже, ничего не понятно что она точно чувствует и что с ней вообще точно происходит. Ее глаза как-то по странному горят, с каждым его прикосновением по ее телу, мурашки все больше пробегают по ее рукам. И когда она склонилась, чтобы поцеловать его, она окончательно потеряла голову, и поняла что это конец. Что сейчас она попросту срывается, уже падает в эту пропасть хаоса, и ничего не может с этим поделать. Она дотрагивалась руками до его накаченной спины, нежно гладя ее, такие нежности были не присущи ей, но видимо сегодня что-то действительно изменилось. Точнее повлияла ситуация. Рекс прижимает ее к себе, она чувствует силу его тела, чувствует его самого, и это невероятно возбуждает ее. Он целует ее, не может остановиться, так страстно, так властно. Ее тело слегка дрожит, она сходит с ума от этой близости. С каждой секундой, она заводиться все больше и больше, она поддается ему, подчиняется. Она - его вещь, с этого самого момента, и с этого самого дня, у него есть воля и полная возможность делать с ней все что он захочет. Собственно, такое же право, было у нее, но она этого не чувствовала. Рекстон был не такой личностью, которой бы можно было управлять или сказать что это ее вещь. Это Эмилия оказалась в ловушке, из которой так трудно выбраться, но в данный момент, это было бы последней мыслью.
Она никогда не чувствовала нечто подобного, когда дело заходило о физической близости. Раньше, она попросту не придавала этому какого-либо значения, но сейчас она была его супругой. По идеальной модели, в глазах людей это означало только одно, что теперь, отныне, они будут ходить по этой жизни рука за руку. Только коллектив не знал деталей их брака, не знал что скрывалось за всем этим. Но в данный момент, это была абсолютно не важно. Она позволила овладеть ею, хотя, от ее позволения вряд-ли что-то зависело по настоящему. Но в данный момент, Эмилия сама испытывала какое-то невероятное удовольствие, чувствуя то что она его.
В его глазах горит огонь. Девушка отвечает ему на поцелуи, нежно, это полностью контрастирует с его поцелуями. Он обхватывает ее обеими руками за талию и немного приподнимает, полностью освобождая ее от платья, которое она, в глубине души бы предпочла сжечь. Теперь их движения приобретают более резкий характер, она его обхватывает за спину, гладя ее, намного активнее чем раньше. Прелюдия постепенно заканчивается, она полностью прижата к нему и губы парня перемещаются с ее губ все ниже и ниже. Ее глаза немного закрыты, от этого всего она получает невероятное удовольствие, которое, пожалуй, нельзя сравнить ни с чем, в данный момент. Мозги перестают работать, разум теряется. Она лишь понимает что он приносит ей удовольствие, что ей это нравится, и ничего более, других мыслей и в поныне нет. Рекс опускает ее на кровать, почувствовав под спиной мягкую поверхность матраса, усталое тело предательски заныло. Она обхватывает его руками за шею, гладит его волосы. Она покрыта его телом, но она не чувствует никаких неудобств. Даже наоборот. Она чувствует как его мышцы пульсируют, чувствует его тяжелое дыхание и стучание сердца. Она никогда не обращала внимание на эти детали, прежде, но сегодняшняя ночь - исключение из всех возможных земных правил.
Он спускается поцелуями все ниже и ниже, и так быстро, она чувствует как он снимает ее лифчик. Она смотрит на него, их взгляды в какой-то момент пересекаются, однако взгляд парня на секунду замирает на ее обнаженной груди. Оба знают что будет дальше, но ей попросту нужен его взгляд, в этот раз, потому что это облегчит ей ее участь. Девушка все так же гладит его волосы и спину, в голове шумит, тело немного дрожит, глаза окончательно покрывает пелена а рассудок окончательно потерялся.

Отредактировано Emilia Keeley (2014-06-19 00:09:23)

+2

19

Kosheen – Not Enough Love

Неизведанные миллиметры манили, заставляли тело судорожно содрогаться. Томное дыхание становилось все чаще, движения рук становились наглее. Еще немного и таинство первой брачной ночи перестанет таким быть. Нежность, робкость в движениях Рекса куда то ушла, он стал более резким, более грубым, для него это было привычно. Он знал, что не сможет долго играть роль хорошего мальчика и заставлять Эмилию прогибаться от нежности своих движений.
Он не относился к тем, кто приглашает на первые свидания и дарит цветы. Обычно его свидания становятся первыми и последними для особы женского пола.  Он, правда, пытался быть другим с Эмилией, хотя бы сегодня. Но изменить в себе то, что он сам воспитывал годами, изменить все только за одно мгновение было не возможно. Однако он не винил себя в том, что хочет заполучить все и сразу, и если бы девушка оттолкнула его, наверное, он бы понял. Но нет, она сама подтолкнула его к этому. Сама позволила ему делать все, что он пожелает. Брюнетка тяжело дышала, гладила его спину, ее тело предательски изгибалось от его прикосновений. И отрицать, что девушка была не согласна со всем, что сейчас происходит как минимум глупо. Возможно, в глубине ее души, она понимала, что это не правильно, как понимал это Рекс. Но сейчас, когда его тело требовало таких новых ощущений, рассудок просто выключался, позволяя ему продолжать  неизведанный и желанный путь по ее обнаженному телу, снимая по пути все ненужные детали.
Отброшен в сторону лифчик. Рекс жадно осмотрел тело девушки. Этот взгляд голодного волка, что не ел уже несколько дней, так смотрит хищник на свою добычу. Разница была лишь в том, что добыча сама пришла в его дом. Одно мгновение и их взгляды пересекаются. Ему даже, кажется, что им это необходимо, посмотреть на друг друга еще раз, что бы осознать, что они поступают правильно. Однако ничто уже не изменить. Рассудок затуманен, и его теплые ладони скользят вдоль новых обнаженных участков. Он чувствует, как содрогается ее тело, от его прикосновений, как она сильнее начинает запускать свои пальцы в его волосы. Напряжение с каждой секундой возрастает, желание становиться сильнее.
Его руки опускаются к линии бедер, а губы жадно целуют ее полную грудь, ласкают набухшие соски языком.
Он избавляется от еще одной ненужной части, проводит рукой вдоль ее бедер. Все происходит как в тумане, оказалось, что искать спасение это не так уж и просто. Спасаясь от одной беды, ты забываешь, что возможно лучше было бы оставить все как есть. Но вспоминаешь об этом слишком поздно, приобретая еще множество пускай и приятных, но тоже проблем.
Признаться, Рекс не сможет сказать в какой конкретно момент он избавился от одежды, что сковывала его, сделал ли он это сам или же не обошлось от его скромной жены, что казалась такой невинной, как впрочем, и все мы до определенного момента. Его поцелуи становятся более страстными, она разбудила в нем желание. Ее бархатная кожа была гладкой, а лунный свет, что оставлял след на ее волосах делая ее еще более загадочной, привлекательной. Рекс в который раз поднимался вдоль ее груди, целуя каждый миллиметр. Все выше приближаясь к шее, и когда они снова стали наравне парень снова опустил руку, что массировала ее грудь, к бедрам. Легким движением, отодвигая их в сторону. Ладонь скользила по внутренней стороне бедра, и едва дотронувшись запретного места, продолжила свой путь выше.
Ему не хотелось играть или изводить ее, как и не хотелось томить ожиданием себя. Его тело было напряжено до предела и изводить себя было бы бессмысленно и не нужно. В движениях снова появилась какая то нежность. Рекс плавно вошел в девушку. Он пылко поцеловав жену в пухлые губы, что еще горели от прошлых поцелуев.
Медленно, без резких движений, он наслаждался новыми ощущениями. По спине прошла приятная горячая волна, ему казалось, что этого момента он ждал вечность, хотя еще недавно убеждал себя в том, что это не самое лучшее лекарство. Медленный и размеренный темп не мог удовлетворить всех его желаний, с каждым толчком движения становились все сильнее и настойчивее, поцелуи жарче , дыхание прерывистее и если прислушаться можно было услышать едва слышный стон, что заводил его еще больше. Он хотел заполучить ее всю, не оставляя ни частички никому больше.  Она его жена и это совсем новое чувство наполняло его и это было совсем не то, что испытывает парень во время обычной близости. Рекстон чувствовал как закипает кровь и вот вот его накроет с головой. Парень не оставлял ни одну частичку Эмилии без внимания, продолжал целовать ее, оставляя дорожки по ее телу и снова возвращался к губам, что так томно отвечали на его поцелуи. Они могли вдоль насладится друг другом, но время лениво приближало их к финалу. Движения ускорились и с губ сорвалось глухое протяжное рычание. Тело быстро наполнилось приятным теплом и еще пару секунд  он провел на ней уткнувшись головой в волосы девушки, глубоко вдыхая ее аромат. Медленно сместившись в сторону, он потянул одеяло и накрыл девушку.
В голове было полно мыслей. Он начал приходить в себя, понимая, что все равно ничего не изменить и как бы там не было они все равно муж и жена и рано или поздно это должно было бы произойти. А Рекстон не любил оттягивать моменты, наверное, это было еще одной причиной. Хотелось курить, но курить в постели было не в его правилах. Он лежал на спине и смотрел в потолок, в котором едва отражались их силуэты.

+2

20

Так часто, люди, сами того не понимая, сами себе и создают проблем. Один поступок, влечет за собой всю ситуацию, этого не понять просто так, в таких ситуациях могут разобраться лишь квалифицированные лица. Конечно, не будем пуританами, ничего ненормального в произошедшем не было. Физическая близость между новоиспеченными супругами? Разве есть что-то в этом странного? Разговора бы об этом не заходило, если бы между ними существовали любовь и согласие, но такого в их отношениях определенно не было. Имело ли место быть? Думаю никто из них не знал. Они поддались исключительно зову своих тел, своих инстинктов. И в тот момент было абсолютно не важно что будет потом. Что будет утром, когда появится осознание всех поступков, голова снова включиться, и она поймет что теперь уж точно она его жена и это не сон. Когда они поймут что точно случилось сегодняшней ночью, речь сейчас идет не только о гранате, и что это за собой повлечет? Впрочем, то что это за собой повлекло, не станет видимо сразу, но это дало свободы им обоим. Свободу действий в отношении друг-друга, которая возможно, не придется не ему, ни ей по душе. Брак - штука тонкая, видимо об этом эти двое не слишком думали. А если и думали, то определенно никто не мог представить что выйдет уж так серьезно.
Если в начале она понимала что это неправильно, что близость, в принципе, возможна между очень близкими людьми, что чтобы отношения остались нормальными между ними и чтобы не путать их надо бы пересилить себя и попросту уснуть, то как только он прикоснулся к ней, разум полностью отключился. С этого момента, ничего не было больше важно, были только он и она, это было достаточно. Все беспокойство, весь страх и усталость, что так накопились в ее душе за сегодняшний день сполна, словно рукой сняло. Эмилия перестает контролировать себя. Иногда, наверное, действительно надо все отбрасывать к черту, несмотря на любые последствия. Она лежит почти голая перед ним, затаив дыхание, в глазах видится окончательный ответ. Согласие, и только согласие. Муж наклоняется к ней, продолжает ласкать ее усталое тело. Он целует ее грудь, нежно прикасаясь к ней своими губами. С губ девушки срываются короткие, едва слышимые стоны, тело все напрягается, она чувствует как сокращаются ее мышцы, но это приятная чувствительность. Рекс действительно доставляет ей удовольствие, ее тело отдалось ему уже полностью. На самом деле, есть что-то невероятное в этом, принадлежать кому-то. Пусть, она никогда не принадлежала никому. До сегодняшнего дня. В одночасье, она оказывается голой, лежит перед ним голой и чувствительность становится еще острее. По коже словно пробегает ток, она дрожит от удовольствия. Его движения, с каждым моментом, приносят все больше удовольствия, понятно что совсем скоро произойдет того что они так долго ждут. Она находит в себе силы чтобы приподняться и помочь ему освободится от остатков костюма. Снова проводит рукой по его накаченному торсу, другой рукой все так же ласкает его волосы, буквально впиваясь в них пальцами, но все же не делает ему больно и неудобно. Ее дыхание, по мере того как его рука спускается ниже, становится все глубже и частым так же как и едва слышимые стоны. Он входит в нее, осторожно, без резких движений, одновременно целуя ее. Ее тело выгибается под его, от удовольствия. Рекс все так же ласкал ее тело, что так легко ему поддавалось. Глаза девушки слегка прикрыты, обеими руками она держится за его спину, гладя ее, заодно с волосами. Постепенно, его движения становятся все резче и быстрее, девушка чувствует его внутри себя, каждый толчок отдается в теле болью, но эта боль приносит ей невероятное фантастическое удовольствие. Казалось бы, они могли бы наслаждаться этой близостью вечно. Она чувствует как ее тело максимально напряжено, что еще немного и наступит вполне логичный финал. Что и случается. Последний, легкий стон срывается ее губ, она еще раз проводит по спине мужа. Девушка ощущает невероятную легкость и тепло по телу. Абсолютно никакого стресса и напряжения. Она ложиться рядом с мужем на подушку, что накрывает ее покрывалом, но девушка не смотрит на него. Более того, возможно, она боится этого момента когда ей придется столкнуться с ним, поговорить или просто просто посмотреть, не важно. Но она не хочет чтобы он уходил, хотя, никогда ему об этом не скажет. Эмилия постепенно приходит в себя, накрывает мужа покрывалом и отворачивается немного. Столкновение с реальностью постепенно началось. Они не будут говорить, так как это попросту лишнее, не утонут в объятиях потому что этого делать не умеют. Но она является его собственностью, они оба знают это.
Она не знала как объяснить свое состояние в данный момент. Ей вроде хорошо, действительно, эта близость невероятно хорошо повлияла на нее, но психически, так все странно и необъяснимо. Она вряд-ли сможет спокойно заснуть сегодня, как она будет говорить с ним после этого? Она не знает что ей чувствовать и как себя вести а делать любой шаг она боялась.
Она ложится на его сторону, но даже не смотрит на мужа. Обхватывает подушку а взгляд лишь блудит по спальне. Сон, возможно и одолеет ее, но только из за усталости. Эмилия много размышляет. И ничего хорошего это приносит. Размышления мучают ее, хотя ей вполне понятно как такое произошло, на худой конец, она подозревала что это все произойдет. Но не в таких трагических рамках.
Наконец, девушка засыпает, совсем не замечая Тирелла. Силы им обоим будут действительно нужны, так как каждое утро несет за собой что-то новое. Особенно утреннее столкновение с последствиями.

Отредактировано Emilia Keeley (2014-04-06 16:37:57)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Лучше птичка в руках, чем перо в одном месте.