vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » she says: "don't let go"


she says: "don't let go"

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://media.tumblr.com/tumblr_m7gl5fFqcI1qi8ypb.gif
http://b.pix.ge/a/984w4.gif

players: Thomas & Ilsa Gerber
time | place: две недели назад | дом Герберта
action: ты даже не представляешь, как раздражаешь меня своим присутствием. ты бросил меня, несколько раз подряд, а я все равно возвращалась к тебе, находила тебя, я стала мастером поиска тебя за все это время.
я каждый раз исчезала, а ты каждый раз верил в меня, верил мне, пытался исправить то, что окружающие называют моей жизнью.
ты устал от всех моих выкрутасов?
я покажу, что нет предела совершенству.

Отредактировано Ilsa Gerber (2014-03-30 01:10:30)

+1

2

внешний вид

  Наверное, у кого-то из людей, кто действительно возвращается домой с легкостью на сердце, и присутствует этот легкий трепет в груди перед тем,как отворить дверь родного дома, так я же думал совершенно об ином - помимо сделок и сегодняшних встреч, их анализа и собственных чертежей, в голове я еще успевал прокрутить мысли о своей младшей сестре, которая только недавно вернулась ко мне домой и попросила защиты, которую, я, конечно же, не мог ей не дать - и поэтому обеспечил ее всем необходимым - однако не имел никакой гарантии, что, являясь домой каждый вечер, дом не встретит меня пустым равнодушием. Нет, я вовсе не предполагаю, что моя сестра пропадет, просто это слишком для нее ожидаемо - все же в клетке никто не призван жить, и я, по-минимуму ограничивая Илсу, старался все же оставлять ей свободу - именно благодаря этому, казалось бы, она задерживалась у меня дольше.
- Илса? Ты здесь? - нетерпение потихоньку начинает меня одолевать: секунда за секундой я пытаюсь расслышать хоть какой-то ответ. Терпеть не могу ждать, пусть это будет моя сестра или просто какой-нибудь коллега, по мне, гораздо легче все решить сразу, чем оттягивать разговор, который все равно состоится, рано или поздно. Поэтому, предчувствуя неизбежное, я прохожу вглубь комнат, оглядываясь по сторонам - зная, что сестра может быть абсолютно где угодно, я уже не тешу себя надеждой, что найду ее. Наверняка взялась за старое и вновь пропала.
Осознав это, я прихожу в ярость - не стоило мне вообще доводить все до такого логического умозаключения! Потому что я не видел смысла тогда в возвращении своей сестры, ровно как обман себя пустыми надеждами, которые точно не будут исполнены и будут лишь храниться вновь тем сложным и тяжелым грузом на сердце. Ненавижу связи, которые заставляют меня нервничать и волноваться. Пусть это моя сестра, я всегда принимал ее такой, какая она есть, и не замечал всех ее причуд, однако когда-то да придется раскрыть глаза не только себе, но и ей, что так она никакой жизни не добьется, и так и останется ни с чем. Я знал, что такое превратности судьбы, и знал об этом все в полной мере - уверен, что Илсе вряд ли были известны все мои жизненные передряги - мы никогда не доверялись друг другу слишком сильно и я даже не был уверен, что хочу знать про все ее проблемы. Семья всегда занимает в сердце человека очень важное место. Именно поэтому, прослышав про любую ее проблему, я был готов мчаться решать ее, хотя внешне изображал из себя гранитную скалу, будучи против собственного вмешательства - так она могла научиться жизни, а, верша над ее судьбой свое правосудие, я мог добиться от своей сестры полнейшего чувства свободы.
Оказавшись в самой дальней комнате, я замечаю сестру, уставившуюся в телевизор на полной громкости и встаю между ней и этим истошно орущим аппаратом, усилием воли заставив себя не пнуть его ногой с подставки, чтобы он заткнулся. Уверенный, что сестра вновь куда-то проваливает - я заметил небольшую сумку, полностью забитую вещами - она была здесь как символ того, что нам скоро пора прощаться, я прерываю визг телевизора своим голосом.
- Ты опять за старое взялась? Думаешь, что если вернешься вновь, то тебя примут с распростертыми объятиями? - возмущенно проговорил я, сталкиваясь с безразличным взглядом сестры и уже готов сердиться, как она выключает полностью звук у телевизора и переводит на меня вполне осмысленный взор. Честно говоря, я даже не подозревал, что сестра порой действительно воспринимает реальность как ту составляющую собственной жизни, в которой ей придется чего-то добиваться. Однако, честное слово, после того, как она начинает говорить, я с готовностью беру свои слова обратно. Мой разум цепляется за слово "монастырь" и дальше я слышу только гул в ушах, позволяя собственной ярости накатить действительно в большом масштабе. Понятия не имею, как она могла вот такое выдумать, но я выбью эту идиотскую идею из ее головы! - Да ты совсем охренела? Делать нечего, в монастырь идти? Тебя туда даже на километр не возьмут, и знаешь что, я не собираюсь выпускать тебя из дома, чтобы ты в очередной раз натворила всякого дерьма, а затем бы явилась обратно, чтобы скрыться от проблем! Я сказал тебе, ты не выходишь из дома, тебе понятно?!
  В конце я уже перешел на крик, потому что моей сестре - о неужели?! - категорически не понравилось мое заявление. Да плевал я на то, что она там себе возомнила, я не собираюсь еще забирать потом ее из монастыря, потому что эта идея сама по себе была идиотской, а из уст моей сестры вообще выглядит предпоследним бредом! Последним - если она действительно соберется это сделать, а не просто будет разглагольствовать о том, как ей хочется праведной жизни. Ха! Ставлю половину своего состояния, что она не продержится даже неделю, что ее внезапно мотанет в клуб и она там уж точно по полной нагрешит! И вот именно во избежание подобных изысканий я и старался уберечь Илсу, однако она видела в каждом моем слове не просто запрет, а возможность поступить по-своему. Когда уже эти идиотские детские шуточки закончатся и она начнет жить нормальной жизнью? Надеюсь, выходка с монастырем - это последнее, что мне приходится слушать.

Отредактировано Thomas Gerber (2014-04-02 22:49:20)

+1

3

appearance

          Ты никогда не был моим смыслом жизни.
          Ты никогда не был мне особо близок.
          Ты никогда не был мне настоящим другом.
          Ты никогда не был чем-то большим.
          Я тебя не помню.
          Я тебя не знаю.
          Сейчас, сидя на диване и машинально переключая каналы на далеко не самой маленькой плазме, мне остается только копаться в себе, нырять в этот омут с головой, при каждом прыжке боясь достать что-то давно забытое. Это не закрома памяти, не мелкие события, которые сами по себе теряются, это что-то сродни гипнозу – когда воспоминания уничтожаются целенаправленно, планомерно и безжалостно. Вот только это не омут, не озеро, а болото, самое настоящее, мерзкое, странного цвета и с неприятным запахом. Такое случается – вообще дерьмо по жизни случается – не все люди хорошие, не все люди добрые, счастливые, щедрые, умные, талантливые, сообразительные и позитивно настроенные. Такое случается, ведь все люди разные. Просто я не получилась, просто ты всегда был лучше.
          И я снова перебираю все то, от чего так долго открещивалась: семья, карьера, друзья, влюбленность, что там еще люди ценят? В любом случае, в какой-то момент я потеряла все, но мне не страшно. Мне не было страшно в тот момент, когда мать срывала голос и заламывала руки, когда отец молча буравил взглядом и сжимал зубы, когда друзья, улыбающиеся мне всю мою жизнь, в один момент отвернулись. Мне не было страшно, когда мне сказали, что без дальнейшей поддержки я вряд ли получу хорошую работу из-за всех передряг, в которых была замешана. Мне не было страшно, ведь я всегда предвкушала момент, когда наконец останусь одна и вдохну в себя сизый дым: резкий вдох, задержать дыхание, закрыть глаза и считать про себя. Раз, два, три, четыре, пять: сердце не бьется чаще, руки не трясутся, ноги не отказывают, но лучше сесть куда бы то ни было – иногда мифы не врут, тело действительно может перестать слушаться в любой неподходящий момент. Шесть, семь, восемь, девять, десять: зажать нос пальцами и постараться выдохнуть через него, чтобы заложило уши – так легче терпеть жжение, начинающееся в груди, ползущее по гортани вверх, но всем давно известно, что слишком далеко это не дойдет – просто не вытерпеть до конца, чтобы узнать его «конечную остановку». Одиннадцать, двенадцать, тринадцать, четырнадцать, пятнадцать: на разум опускается будто бы пелена, но дурь еще не начала действовать – это все от недостатка кислорода – выдохнуть, а потом наступают всегда томительные минуты ожидания и только по прошествии некоторого времени происходит превращение в человека из отвратительной и вечно злобной твари. Или наоборот – на вкус и цвет, как говорится. Но это всегда было со мной и, как мне казалось, всегда будет. Это не уйдет и не предаст. Это мой лучший компаньон по жизни.
          Знаешь, когда мне стало страшно? Когда ты действительно открыл мне дверь. Этот ничего не значащий жест произвел чуть ли не революцию в моей голове: ты меня простил и я больше не могу тебя подвести. Вот только меняться я тоже не особо жаждала.
          У тебя только все стало налаживаться – как мне кажется – у тебя появился весь набор жизненных ценностей, все вокруг счастливы и рады, но ты открыл мне дверь и впустил меня, не прогнал, не избил, а только наорал. У тебя идеальная карьера, идеальная квартира, идеальная машина, идеальная жена – как ты, такой идеальный, мог повысить на меня голос? О боже, ты бы только знал, как мне было насрать на все эти крики и истерики - это у тебя, видимо, от матери, которую я презираю – на которые у меня выработался стойкий иммунитет. Возможно, если бы были ближе друг к другу, я бы реагировала на все это по-другому, но я тут же подхватываю твою манеру поведения и ору на тебя в ответ, закрываю уши и пытаюсь сбежать, по старой доброй традиции. Понятия не имею, что ты думал, что делал и что решил после прошлого раза, да и не особо это все меня волнует. Что ты сделаешь? Что ты можешь сделать, чтобы я усомнилась в своем образе жизни? Выгонишь? Изобьешь? Устыдишь? Заставишь читать о вреде наркотиков? Закроешь в лечебнице? Отправишь к родителям? Придумаешь что-нибудь неожиданное и экстраординарное? Ну попробуй, мистер_бери_с_меня_пример,_мелкое_недоразвитое_создание.
          Вот только я уже все для себя решила – не смею больше задерживаться и омрачать все своим присутствием, только попрощаюсь, из вежливости, потому что так воспитана. Мне абсолютно надоели все эти склоки и скандалы, ты не достучался – даже не думай - , но я готова тебя удивить, пускай и в последний раз. Я тебя ошарашу, мать твою! Ты увидишь, что я настолько беспомощна, что я могу решать, что я могу перебороть себя и без твоей дурацкой помощи. Мне не нужен никто – я сама себе друг. Вещи собраны и ждут свой звездный час, телевизор продолжает моргать сменой каналов, билеты куплены, и даже чашка кофе допита. Я изменюсь, но не изменю себе.
          Вероятно, если бы я не была настолько поглощена жалостью к себе и стройными планами на светлое будущее, я бы обязательно заметила тебя, но сейчас я с долей удивления скольжу взглядом по тебе. Ты снова не веришь в меня, говоришь, что мне некуда идти, кроме твоего дома. Возможно, говоришь ты что-то другое, но слышу я именно это. Я не хочу больше доказывать тебе что бы то ни было: нет, я не устала, но мне категорически надоела эта игра – это скучно, грустно и невозможно выиграть. Я больше не буду изображать, что абсолютно равнодушно отношусь к твоим задержкам на работе, внезапным отъездам и закрытым дверям, когда вы с Дженнифер хотите остаться наедине. Я больше не буду скрывать ревность и злость, когда ты проводишь время не со мной. Я больше не буду стараться тебя впечатлить, пытаясь найти работу, достать именно два билета на премьеры, хвастаясь своими маленькими, но победами, стараясь приготовить что-нибудь необычное только для тебя. Я больше не буду мешать тебе смотреть фильмы после напряженной недели, заползая между вами и закрываясь книжкой от любых возмущений. Я больше не буду придумывать способы сплавить Джен из твоего дома, чтобы остаться только с тобой и попробовать поговорить, как могут это делать только брат с сестрой. Я больше не буду делить тебя с кем бы то ни было. Ты не успеваешь закончить, как я спокойно произношу:
          - Я ухожу в монастырь…
          И вот именно в этот момент я готова к цунами, которое снесет меня к чертовой матери – я зажмуриваюсь и отворачиваю голову. Н все оказывается не так грозно, как я себе представляла, - не так страшен черт, как его рисуют – и я перехватываю момент, когда ты набираешь воздуха в грудь для следующей волны:
          - Закрой рот! Я все прекрасно понимаю и осознаю! У меня есть мозги. Пускай это будет для тебя сюрпризом, но я не с божьей помощью заканчивала университет, а именно благодаря им! И я все уже решила! Мне негде жить, нечего делать, нечем заняться. Какая разница, пойду я в официантки, шлюхи или монахини? Тебе то какая разница?! Не переживай: я не вернусь - там нет билета обратно. Я поменяю имя, фамилию, образ жизни и всю себя, и тебе больше не придется стыдиться собственной сестры, потому что она исчезнет, а тебе представится огромный простор для полета фантазии, куда я делать и что со мной произошло! – начинаю орать в ответ. Резко подрываюсь с дивана и поднимаю руку с оттопыренным указательным пальцем, которую тычу тебе в лицо.
          - Я. Ухожу. В. Монастырь, – произношу, отделяя каждое слово паузами, - И не смей меня останавливать, – делаю шаг назад, поднимаясь на диван, и, стоя на нем обоими ногами, пригибаюсь обратно к тебе, чтобы лица оказались на одном уровне, - Потому что я не маленький ребенок. И меня туда УЖЕ взяли. Понимаешь, там проблема с кадрами, тем более, что я – наркоманка со стажем, а помогать страждущим и нуждающимся в божественной помощи – их священный долг. Я не понимаю, почему ты так против: ты же так хотел меня вылечить, а тут я сама соглашаюсь на мир без соблазнов! Не этой ли судьбы хотели для меня все родственники? Так я им еще и бонус дарю: Илса Гербер исчезнет из всех документов! Темное пятно на их безупречной репутации пропадет, и даже мучиться и застирывать не нужно. А там будут только черное одеяние, кельи, библии и постоянные молитвы – никаких пороков, одни только заповеди! Я буду помогать старикам в доме престарелых, детям из детских домов, ухаживать за животными и работать в поле, а самое больше развлечение – отпевать покойников! – даже не думаю снижать тон или замолкать, а ты прекрасно знаешь, что спорить я могу достаточно долго, чтобы бы ты наконец утомился и согласился. Вернее, любой другой человек мог бы, но ведь ты - мой брат, а значит, у нас одна кровь, одни гены и почти один характер. Но неужели ты так беспокоишься за меня?

Отредактировано Ilsa Gerber (2014-04-03 02:08:35)

+1

4


  Никогда нельзя повторять прошлых ошибок. Я могу похвастаться в своей жизни только тем, что грабли, на которые мне довелось наступать, были посещаемы мною не более одного раза, потому что я до жути не желал остаться вновь проигравшим в схватке с жизнью. Сложно в это поверить, но иногда судьба учит людей и с первого раза не возвращаться к старым укладам. Все, что я оставил позади - осталось там навсегда и никогда больше не вернется. За исключением одного момента, но мою жену никто не называл прошлым. И теперь одной из главных моих жизненных задач последний месяц - это было уберечь мою младшую сестру от ошибок. Вообще, я вообще практически не уделял времени ее воспитанию или вообще желанию найти общий язык, однако сейчас, когда мы внезапно оказались под одной крышей, я начал понимать, насколько сильно она была похожа на меня - черт возьми, да до невозможности, я был таким же упрямцем, которого было невозможно переубедить, только вот я правильно находил себе выгоду, а моя сестра и вовсе не умела этого делать. Она не понимала, что такое хорошо, и почему можно огрести за "плохо".
  И мне приходилось ее этому учить.
  И я вновь ощущаю это колкое чувство злости внутри, которое разъедает грудную клетку. Оно настолько противное и отвратительное, но я так свыкся с ним, что уже практически не чувствую разницы от перемены чувства злости. Я никогда не знал меры. Ни в деньгах, ни в развлечениях, и в злости - я полностью был поглощен тем, что мне нужно сделать, а все остальное было лишь деталями. Ровно как и сейчас - монастырь - лишь деталь нашего спора.
  - Заткнись! Закрой рот сейчас же! - честное слово, если я услышу еще одно слово из ее уст, направленное в упрек мне, я что-нибудь разобью. Отец учил меня тому, что женщин трогать нельзя, я придерживался этого правила, потому что не мог выглядеть ниже плинтуса в своих глазах, но черт возьми, порой они несут такую чушь, за которую мой бы младший брат получил столько подзатыльников, сколько мог бы выдержать, - ты вообще головой думаешь, или она тебе зачем? Ты хоть раз сама-то в монастыре была и знаешь что тебя там ждет? Подумай головой хотя бы раз в жизни, когда все еще не так для тебя плохо закончится!
  Мы уже перешли на дикий крик - но, думаю, этим никого нельзя было удивить. У меня был отличный день, и Илсе удалось испортить его весь на корню. Потому что я даже знать не желал, что это был за монастырь - если потребуется ограничить ее свободу, чтобы она не сделала неправильного шага, то я это сделаю - и мне плевать, каким дьяволом я предстану в ее глазах. Мне было абсолютно наплевать на то, что она может быть задета моими словами или расстроена - сама она плевалась не менее ядовитыми фразами, в которых я узнавал себя, но тем не менее не желал с этим мириться. Когда встречаешь собственную копию, никогда не захочешь мириться о том, что тебя повторяют твои же собственные черты, твои фразы, поступки и слова. Однако я не делал таких опрометчивых, нет, даже идиотских поступков.
  - Что ты вообще выдумала? Хочешь оказаться под домашним арестом? Мне плевать на то, полезешь ты из окна или из двери этого дома, я навешу решетки на все, чтобы ты не смогла выйти, ясно тебе?! Плевать мне, куда ты собралась, ты никуда не идешь и все планы на сегодня, на завтра и на ближайший месяц отменяются!
  Злость начала разъедать меня изнутри. Она посмела заорать и попытаться меня заткнуть, меня, когда сама еще ни черта не понимает в жизни. Я набираю воздух в легкие, а сам уже ищу глазами то, что можно сломать. Эмоции не могут не выходить наружу, и, чтобы не пострадала моя сестра, которая и довела меня до такого состояния, я со всей силы захлапываю дверь в ее комнату, наподдав ее ногой. Мы остаемся в абсолютно закрытом помещении, которое уже не держит ни один наш крик. Гул закрытой двери, звенящей на все ноты, до сих пор отзывается у меня в висках, в которых точно также стучит злость. Я пропускаю пару ударов для того, чтобы вслед за дверью не полетело в дверной проем что-нибудь еще.
  - Все! И эта дверь теперь будет открываться только с моего разрешения! Еще хоть слово и тогда ты останешься совсем в четырех стенах, и мне все равно, как ты будешь тут существовать! - я устал думать за других, и поэтому в голову приходили лишь кардинальные решения. Выгнать за шкирку сестру из дома я не мог, поэтому приходилось удерживать ее здесь криком и обвинениями. Мне жаль, потом мне станет действительно жаль, что я так на нее орал, но стоит мне только вспомнить каждую крупинку злости, с которой она со мной разговаривала - я забывал абсолютно обо всем, вновь поддаваясь этому мотиву крика и злобы, которые накрывали меня с головой. Я должен был остановить ее, и я делал все что угодно, чтобы избежать ее ухода - но по-своему. И плевать мне хотелось, что эти методы воспитания были хреновыми - значит, я сам неплохо так выучился на этих методах, - теперь тебе понятно, что я не шучу? - схватив ноутбук сестры, я точно также швырнул его об пол, как некогда подпнул дверь. И мне было все равно, где она дальше собиралась черпать свою радость от скуки. Я не собирался прогибаться под какую-то девчонку, которая хоть и являлась моей сестрой, никак не позволяла уберечь ее от серьезного и ошибочного шага. Мне не хотелось этого делать, я делал это полностью на эмоциях, однако ничего другого, никакого иного выхода я не видел.

+1

5

Игры нет, тема в архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » she says: "don't let go"