Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Ну это самое... ну это. Это.


Ну это самое... ну это. Это.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники: Summer Moore & Keith Holland
Место: Майями пляж и дальше как получится
Время: август 2013, после фестиваля в Майями
Время суток: ночь, утро и дальше
Погодные условия: тепло, водичка теплая xD
О флештайме: это самое, в общем. С ночи, утра и дальше, как говорится.

Отредактировано Keith Holland (2014-03-30 05:58:58)

+1

2

...
блабла в той игре есть вв хД

         - Ты вообще понимаешь, что сейчас происходит? – Я еле сдерживаю смех, наблюдаю за тем, как мужчины едва ли не тащат на себе пьяного в усмерть барабанщика. Он поднимает на меня невидимый взгляд и мычит что-то нечленораздельное. Поднеся к губам сигарету, задумчиво затягиваюсь и смеюсь. – Ты уверен? – Ни хрена не понимаю, что он сказал, но пытаюсь сделать сосредоточенное лицо. – Да ладно? – Бросаю на его очередное мычание, отходя чуть в сторону. Наташа стоит рядом, саркастически покачивая головой.
         Тим позвонил нам около часа назад. Где он и что он – ни хрена не понимал, поэтому нам пришлось обойти около половины баров на набережной вокруг отеля до тех пор, пока мы его не отыскали в какой-то помойке. Причем не фигурально выражаясь – Тим реально валялся около мусорного бака, наполовину прикрытый мусором (видимо замерз). Посмотрев на него и покачав головой, нам ничего не оставалось сделать, кроме как отвести его обратно в номер. Чем сейчас ребята и занимались. А мы с Наташей руководили процессом, на самом деле кидая совершенно не нужные фразочки, подкалывая и смеясь при каждом удобном моменте. Ну и не самом удобном. Не сказать, что мы с ней были недовольно – вечер и ночь протекали довольно хорошо. После концерта на фестивале, во время которого мы с Ташкой умудрились подраться с фантаками ребят, пошли прогуляться на набережной, а потом скрылись в одном из частных клубов, где, сидя на диванах. Разговаривали о всякой ерунде. Там-то нам и настиг Тим. До концерта его не было видно, после тоже. Поразительный человек, обожаю его. Как он вообще оставался жив не смотря на свои запои – интересный вопрос, на который мы, к сожалению (или к счастью), не могли дать ответов.
         Только через пол часа Тим был погружен в такси. Покурив около машины Наташа с Джеем, решили поехать с ним, якобы для того, чтобы отдохнуть и выспаться. Мы лишь хмыкнули на это, после попрощавшись. Пусть занимаются, чем хотят. Главное, чтобы Тима нигде не просрали и уложили его в койку, иначе  с утра опять придется искать по злачным местам. 
Взяв Холланда за руку, помахала ребятам на прощание и сразу же повела мужчину через дорогу, где, даже и ночью, активно ездили машины. Слышался звук автомобильных клаксонов, периодические крики со стороны водителей (такая ругань, которая ничего не значит). Оказавшись на другой стороне улыбаюсь и обнимаю Кита, уткнувшись в его плечо.
         - Ты мне еще поплавать должен, раз уж днем не удалось. – Все с той же улыбкой тянусь к нему едва ли не на мысочках и целую в уголок губ, немного задерживаясь. По телу разливается тепло. Так бывает, когда я с ним. Такое ощущение близости и родства. Такое, будто все переплетается и отрываешься от земли. Сигареты, запах алкоголя. И смотришь на него, черты его лица, он так близко-близко. Темные глаза в полумраке под уличными фонарями, хрупкие, но при этом резкие черты лица.
         Отрываюсь от него, беру за руку и опять тяну за собой. Туда, где не слышно шума машин и он заменяется звуком ночных волн никогда не спящего моря. Даже в темноте видно, как белая, немного вспененная, кромка, лижет край песочной берега, а потом удаляется обратно на самую глубину. Подхожу практически к самому берегу и снимаю шлепки. Опять смотрю на Кита и улыбаюсь. Отпустив руку, скидываю прямо на песок сначала футболку, а потом и шорты. В кармане которых лежит пачка сигарет и карточка от номера. Из вещей с собой у меня больше ничего нет. Ни тебе ни сумки, ни тебе, даже, бутылки воды. Стою в одном нижнем белье, немного подрагиваю от прохладного ветерка, а потом поворачиваюсь к Холланду спиной и, застенчиво, словно маленькая девочка, расстегиваю бюстгальтер и скидываю его туда же на песок. Еще немного и на мне уже ничего нет. Обнаженная под лунным светом, поворачиваюсь к нему, мягко беру за руку и тяну за собой. Ступни утопают в песке, с каждым шагом он становится все влажнее от воды и, вот, я чувствую мягкую пену. Еще шаг и я по щиколотки в воде. Еще один и я уже глубже. И нет больше ничего вокруг. Только я, море, пляж и Кит. Свежий воздух отрезвляет и при этом опьяняет голову. Ветер продолжает бродить по коже и развивает волосы по воздуху, по печам и шее, в таком непонятном танце. Вода холодная и тревожная, но для меня сейчас это не так важно. Честно говоря, меня это не волновало бы в любом случае. Вода обжигает, но не больно, а так, будто щекочет. И я захожу все глубже и глубже, пока, отпустив руку Кита с хохотом плюхаюсь в воду, в один момент полностью промокая. Теперь волосы уже не развиваются по ветру – водой они успокоились.

Отредактировано Summer Moore (2014-04-02 20:57:57)

0

3

Кит всю дорогу матерился, помогаю Джею оттащить Тима к такси. Каким образом этот идиот — Рассел — умудрился оказаться у помойки, да ещё в таком «хорошем» состоянии, не знал никто. Вот вообще никто. Все уже привыкли, что барабанщик может уйти в запой, а на концерт явиться трезвым, но, черт побери, сегодня он точно переплюнул себя. Приятного было мало — тащить довольно увесистого мужика к такси, но что поделать? Друг всё-таки.
Каким-то чудом у друзей получилось запихать упирающегося Тима в автомобиль. Таксисту заплатили, слезно умоляя не выпускать пассажира до самой точки назначения, а потом наконец-то получили возможность передохнуть. Холланд прикурил очередную сигарету, выпустил дым в небо и перевел дух. Наташа с Джеем решили, всё-таки, Тима проводит, так что минут через пять Кит остался с Саммер вдвоём.

Девушка взяла Холланда за руку и повела через дорогу, совершенно не обращая внимания на автомобили, которые как раз возвращались с концерта. Сигналы машин, ругань водителей. Музыканту не это тоже было плевать. Он меланхолично докуривал сигарету, то и дело посматривая на небо. Красиво. Нет облаков, только луна и звезды. Парень не заметил, как дорога осталась позади и они очутились на пляже. Задумался крепко.
Мур приподнялась на цыпочки и коснулась губами его губ, улыбнувшись и прошептав что-то про плаванье. А, да, точно. Кит улыбнулся в ответ: он был не против поплавать. Видимо говорил алкоголь, которого в этот раз было очень уж много. Музыкант посмотрел на Саммер, снимавшую с себя верхнюю одежду, кивнул головой и принялся переодеваться. Ему было сложнее. Джинсы, футболка, рубашка. Через минуту Холланд уже остался в одних боксерах и двинулся следом за девушкой. Интересно, а как давно он не плавал?

Парень любил воду, но на купание времени почти не оставалось, а в ванной особо не поплаваешь, согласитесь. Кит заходил в воду медленно, наслаждаясь её теплотой, и практически ничего не замечая вокруг. Саммер уже отпустила его руку и окунулась полностью, а вот музыкант пока не стремился этого делать. Лишь когда вода начал доходить до шеи, он с наслаждением нырнул под воду и выплыл в нескольких метрах от девушки. Вода ласкала разгорячённое дневной жарой тело. Парень прямо-таки ощущал, как вся усталость от концерта покидает его, оставляя место приятной пустоте. Вот как будто ты стал легче пушинки. Как облако, которое плывет по небу.
Мур выглядит ещё более привлекательно, в лунном свете. Ну мокрые волосы, растрепавшиеся по спинке, прикрывающие личико, только придают определенного шарму. Кит улыбнулся, подплывая к ней. Раз и руки сомкнулись на талии Летней. Губы встретились с губами. Два. Парень нырнул, увлекая за собой Саммер, которая явно не ожидала подобного. Через мгновение они вновь выплыли на поверхность. Кит сразу же постарался  отплыть в сторону, чтобы не получить ногой. Ну, на всякий случай. А то кто её знает? Вдруг не понравились такие развлечения?
Он продолжал улыбаться. Минуту, или немного больше, Холланд наслаждался ласковыми прикосновениями воды, легкими волнами, омывавшими его, и лишь потом вновь приблизился к Саммер. У него было слишком беспечное настроение, чтобы думать о том, что будет впереди, через день или месяц. Не сейчас.

- Девочка моя. - Кит прислонился лбом ко лбу Саммер и сейчас смотрел ей в глаза. - Довольна поездкой?

Руки скользят вдоль изгибов тел девушки, опускаются на бедра и заставляют её ножки сомкнуться на талии музыканта. Губы касаются губ, потом переходят к шее. Зубы впиваются в нежную кожу, а язык тут же начинает заглаживать вину, лаская пострадавшее место. Почему бы, собственно, и нет? Отдых, океан, пляж. А кроме того гостиничной номер и несколько комнат в нем. Разве нельзя расслабиться? Конечно же можно!
Кит улыбался. Губы сплетались в танце, отрываться друг от друга ни он, ни она не собирались. Так что идея с плаваньем, видимо, была отставлена до лучших времен. Сейчас парочку ждало куда более приятное занятие. И музыкант склонен был считать, что Саммер с ним согласится. А если не согласится, то это уже фантастика и так далее. И тому подобное, хе-хе.

+1

4

...
          Люблю воду. Она мне дарит это ощущение спокойствия. Расслабляет и отрезвляет возбужденный мозг. Когда твое тело обволакивает солоноватая жидкость – все кажется немного другим, ежели на берегу. На проблемы смотришь уже под другим углом и решить их гораздо проще, легче. Не так, как ранее. В детстве, как помню, занималась плаванием, но недолго. Не жалею об этом ни капли, не хотелось чтобы плаванье перерастало для меня их увлечения и получения удовольствия во что-то больше, например, работу. Так ведь может пропасть все желание, ну, если плавать не тогда, когда хочется, а когда надо. Для меня вообще с трудом существует это слово, я его размываю и стираю его грани, откладываю в далекий ящик. Если «надо», то это уже совершенно не то. Поэтому я хожу в бассейн, когда хочется, или, еду отдыхать к океану, где надолго пропадаю под большими платными волнами, погружаясь в какой-то сюрреалистический мир.
          И сейчас, стоя в воде, вновь ощущаю на себе эту магию. Поправив волосы и смахнув капли с ресниц, улыбаюсь и расслабляюсь, наблюдая за тем, как Холланд входит в воду. Позволяю воде держать меня и делаю пару мощных гребков удаляясь от берега. Держусь на плаву  и как раз в этот момент Кит оказывается рядом, кладет руки на талию. Соленые губы касаются друг друга и в следующий момент он тянет меня вниз, под воду. Неожиданно, да, но в последний момент я успеваю задержать дыхание и выныриваю чуть позже в стороне, убирая волосы с лица. Опять улыбка на губах, но для поддержания неизвестного статуса, стреляю в него узким взглядом темных в ночи глаз, а потом с этой же улыбкой отворачиваюсь от него и плыву дальше. Берег за моей спиной уменьшается. Шум города пропадает. Огни теряют весь свой прежний блеск. В такие моменты хочется оказаться на необитаемом острове. Мне кажется, что только там, сидя у самой кромки воды и слушая шелест волн, можно понять самого себя.
          Может, когда-нибудь, когда мне будет на самом деле плохо, я улечу на острова, где буду просто сидеть на берегу, закопав ступни в белоснежный песок. Но это будет не сейчас, а потом, если вообще будет. Зачем мне смотреть и думать о том, что будет, когда у меня есть прекрасное настоящее, которое не хочется менять? Развернувшись, плыву обратно к берегу, уже быстрее. Я вообще быстро плаваю, поэтому вся дорога туда и обратно не заняла много времени. Через некоторое время, опустив ноги, чувствую дно, останавливаюсь и выдыхаю.
          Прислонившись лбом ко лбу мужчины, кладу ладони на скулы, провожу носом по кончику носа.
          - Довольна более чем. – Опять улыбаюсь. Хотя, честно говоря, я и не переставала улыбаться. И поездкой я действительно более чем довольна, а случай сегодняшним днем ни капельки не повлиял на общее настроение. Я пока что не умею заморачиваться по каким-то вещам. Я опять смотрю только в настоящее и это настоящее мне нравится. И кто в нем находиться. И то, что нас окружает. В небе медленно плывет огрызок луны.
          Соленые губы на губах. Соленые губы ползут ниже к шее, кусают ее, язык залечивает укус. Ноги смыкаются на его талии, пальцы спускаются на плечи, а губы опять встречаются с губами. И нас окружает полная тишина, разве не этого иногда так хочется? Через закрытые глаза я и сама вижу звездное небо, мягкую луну, переливающуюся всеми цветами, а за ней тенью вторую. Маленькую и хрупкую. Зарождающуюся или умирающую – мне не понять. Она смотрит большим глазом в моих прикрытых веках. Она улыбается кривой улыбкой. Она что-то говорит, но я не могу разобрать. В мире, где две луны, сейчас все хорошо. В моем мире две луны. Не в этом, а в другом, где часы неправильно идут, где механизмы старые и скрипучие. Где тишина и спокойствие с паром от длинных труб, уходящую куда-то в самое небо, едва ли не протыкая его, словно шторину.
          В моем мире две луны. Одна, вполне обычная, а вторая, совершенно другая. То ли только что родившаяся, то ли умирающая. А в этом мире у меня есть обычная луна и ты. До той луны я никогда не дотронусь, а ты вот он, совсем рядом. Кончиками пальцев я чувствую твою теплую кожу. Провожу по ней пальцами, чуть склоняюсь и вожу по коже щек, ушей и шее губами, вдыхая чуть солоноватый запах, смешанный с привкусом алкоголя и несмываемым запахом табачного дыма. Люблю этот запах. И тебя тоже.
          Возвращаясь к твоим губам, покусываю нижнюю, тяну на себя, провожу языком по ней, по верхней, чуть облизываюсь и растворяюсь. Кому нужно плавать, если складывается такая ситуация? Ветер проходит по коже. Кому? Зачем?
Прижимаюсь к тебе телом, будто ищу тепла. Огрызок луны прячется за ночным облаком.

+1

5

Музыкант ничего не ответил, на утвердительную фразу Саммер, лишь чуть сильнее обнял её, притягивая к себе. Это странное спокойствие, продолжавшееся уже около двух месяцев, не могло не радовать. Возможно, потом он будет по нему скучать, но сейчас... сейчас всё было так, надо. И состояние не собиралось убираться вон, давая возможность насладиться своим обществом. Ещё немного молчания. А может и много, кому сейчас есть до этого дела? Ну точно не им двоим. Губы на губах, руки переплетаются, обнимая тела. И море. Чертов океан, волны которого продолжают ласкать. Слишком тепло, чтобы хотеть выбираться из воды. Слишком прохладно на пляже, чтобы отрываться друг от друга. Кто же знал, что жара отступит ночью, да ещё так резко? Видимо здесь из крайности в крайность. Но... лучше уж так.
Кит не устоял на ногах и рухнул в воду, увлекая за собой Саммер. Теперь-то они была на мелководье. Вода едва ли доставала парню до колен, а сейчас, когда они лежали на песке, волны лишь ласково омывали их. Как-то это всё выглядело... как в каком-нибудь романтическом кино. Нельзя сказать, чтобы Холланду это не нравилось. Нет. Всегда должна быть романтика, хотя бы её капелька. Капелька, которая может доставить больше положительных эмоций, чем ежедневный секс. Ну... с разными партнершами и так далее. В общем вы поняли. Да. Уже больше месяца всё было так стабильно, что Кит начал забывать о том, что было до этого. Не помнил он уже и тех дней, когда в голове витали мрачные мысли. Пожалуй сейчас наступала светлая полоса. Полоса, которая обещала запомниться надолго. Да ещё и очередной отпуск. Счастье есть в этой жизни.

Его руки бродили по телу девушки, лаская, пощипывая, просто путешествуя по нежной коже. Дыхание сбивалось, чувствовалось, что не скоро придёт в норму. Кажется, всё было именно так, как хотелось. И не важно, что вокруг был пляж и океана. Не важно, что могли быть и другие люди, желавшие насладиться этой ночью. Как-то не получалось об этом думать, находясь в объятиях друг друга. Кит готов был поспорить, что у Мур были те же мысли, что и у него. С ночного неба смотрят звёзды и луна, как будто наблюдая за ними. Давно не было такого неба. Ясной погоды.
Они не спешили отрываться друг от друга. Слишком уж явно хотелось получить тепла. Что ему, что ей. Дело не заходило дальше поцелуев, хотя рука парня опускалась всё ниже, осторожно поглаживая ножки, талию, спинку Саммер. Кит и не мог сейчас объяснить, почему не хотелось заводить дело дальше именно сейчас. Наверное, потому что атмосфера была слишком необычной и приятной, чтобы портить её ещё чем-нибудь. У них был номер в гостинице, в который можно будет направиться после... а сейчас enjoy!
Молчание затягивалось, но слова сейчас явно были лишними. Кит и не стремился что-то говорить. Просто не мог. Он был занят куда более приятным делом, путешествуя губами по шее Летней. Зубы несколько раз смыкались на мочке её ушка, заставляя девушку улыбаться и отвечать взаимность. Но... так не могло продолжаться долго. Явно надо было возвращаться в отель... или не стоит. Решать нужно воле случая. Или удаче. Суть одна: пока никто никого не торопит.

- Ты же знаешь, что всё только начинается? - поинтересовался музыкант, на секунду отрываясь от Саммер. - Знаешь ведь?

Руки опустились на ягодицы девушки, слегка сжали, а потом вновь отправились гулять по её телу. Парень коснулся губами её шеи, провёл языком по нежной коже, опустился ниже, проводя дорожку поцелуев к груди. Вновь оторвался от неё и коснулся губ, слегка прикусывая нижнюю. Приятные ощущения. Их сложно было с чем-то сравнивать, так что Кит лишь, с удовольствием, сдался в их плен. До безумия сладкий. Вновь и вновь дыхание сбивалось. Вновь и вновь они не могли оторваться друг от друга. Теперь уже музыкант не старался как-то себя сдержать. В один момент просто стоп-кран был сорван, точнее приведён в негодность, расширив возможности для утех.
Руки касались нежной кожи, ласкали её, заставляли девушку выгибаться, сильнее прижиматься к парню, жарко дышать ему на ушко. Хотя, Кит и сам был достаточно разгорячен. Телу было тесно в последних остатках ткани. Казалось, что та не выдержит и будет разорвана. Но... всё пока обходилось довольно мило, даже в рамках приличия. Ну, почти. Учитывая, что секс на пляже это не только коктейль, хе-хе. Кстати, редкостная гадость. Холланд его пил сегодня и теперь, с радостью, пробовал более адекватный вариант. Сдерживаться не было смысла. Это время, когда хотелось растянуть всё удовольствие, наверное, прошло. Теперь уже правило не сознание, а желание. И оно брало верх даже над холодным рассудком. Ну что же, вперёд! Главное, чтобы Мур, если её жаление совпадает с желанием Кита, наконец-то избавила его от этой ненавистной ткани. Иначе... иначе будет плохо, хе-хе.

+1

6

...
          Я не хочу задумываться о том, как все случилось и получилось. Ненужная информация. Которая перегрузит и без того воспаленный мозг, который отвергает все, что только можно. На мгновенье кажется, что я забуду, как дышать или открывать глаза. Я просто отдаюсь телу Холланда. Его рукам, которые путешествуют по моему телу и, даже когда мы упали на песок, не особо обращаю на это внимание. Сил для того, чтобы рассмеяться, попросту нет. Я могу лишь выдавить из себя легкую улыбку, которая граничит с ухмылкой на пол стороны, обнажая кончики зубов, опять закусывая его губу, проводя пальцами по его волосам, убирая их со лба, чтобы не мешались. Мои руки будто бы везде. Каждый раз я словно заново изучаю Холланда. И это незабываемые впечатления – чувствовать его кожу, наслаждаться поцелуями и чтобы сердце билось в такт, чтобы отдавать и принимать тепло. Чтобы попросту было хорошо, так, как не было давно. Каждый раз, я словно напоминаю себе юную девчонку с заметной хрупкостью, но, так же, вполне зрелой женщиной, которая знает чего хочет и что нужно сделать.
          Сложно, наверное передать словами все, что происходит. Да и нет таких слов. Глупо описывать сей момент, когда пальцы переплетаются, губы встречаются друг с другом, а языки танцуют и рассказывают свою собственную историю. Нет вчера, нет сегодня, нет пяти минут назад. Ничего нет. Мы расположились в воде, упираюсь коленками на песок, чувствую, как волны ласкают мою кожу, вместе с ладонями Кита.
          Если не это есть то самое, то что тогда?
          Его губы разжигают кожу пламенем. Я мягко кусаю его за мочку уха, тереблю ее языком, спускаюсь к шее, впиваюсь в ключицы и, пропутешествовав до яремной впадины возвращаюсь обратно к губам, задерживаясь на подбородке. Соль не играет особого смысла. Океан соленый, мы покрыты соленой водой, но это не важно. Лишь ласки волн и мы вдвоем. Может быть, совсем рядом с нами на пляже, находиться кто-то еще. Прогуливается под руку, смотрят на огрызок луны, а, быть может, видят целых две, молча размышляя о том, что никогда не будет существовать. Если, бывают такие моменты, когда мне на это не все равно, то сейчас не такой. Если луна превратиться в огромный прожектор, то мне так же будет все равно. Я буду продолжать путешествовать пальцами по его телу, покрывать чистыми поцелуями его лицо, слышать его дыхание и чувствовать обнаженной грудью, как бьется в его груди живой немеханический мотор, способный рассказать о каждой его эмоции столько, сколько не смогут сделать его темные глаза.
          Мы – дети рожденные от крови и войн, решенных и нерешенных конфликтов. Снимающие шлемы, открывающие разумам бесконечные потоки информации, разрушающие психику. Хочется сказать, что все это уже было. В книгах, путешествиях, различных реалиях без остановочных пунктов вершении чего то высокого, крайне великого и неосторожного. Хочется сказать, что где-то встречалось и уже переплеталось и слова выливались, но в тот же момент что-то останавливает, тянет обратно, а потом толкает вперед. Не было, никогда не было, никогда не будет, словно каждое движение, произведенное, будто на автомате, является чем-то новым и совершенным настолько, что не находиться больше ничего и лишь сплошное разрушение, приведенное к краткой амнезии от происходящего заставляет повторять все снова и снова, но, мы же забыли, что все уже было и для нас как будто новый пункт отправления. Раз за разом. Раз за разом и снова, и снова.
Время – чушь собачья. Я потерялась. Голос пробуждает, заставляет открыть веки, посмотреть в темную глубину глаз, облизнувшись. Хочется сказать, что с таким началом не хочется конца. Он размыт где-то вдалеке. Хочется сказать, что конец никогда не наступит и лишь взрывы и потоки лавы смогут что-то остановить. Максимализм просыпается, ату его, ату; спускайте диких псов.
          Игриво приподнимаю бровь, с неким озорством смотрю. Не говори так громко, нас услышит луна.
          - И лишь бы без конца.
          Тихо, почти шепотом срываются слова с губ, а его ладони, слегка сжавшие ягодицы, опять везде. Пылко целую, кусаю, как будто не могу держать себя в руках. А я и не могу. Не хочу. Не буду. Остается лишь пламенное и ни с чем несравнимое желание, которому хочется полностью отдаться. Мир кружиться, север на юге, запад на востоке, перед глазами небо, когда поцелуи доходят до моей груди. Звезды в зрачках, луна вышла и наблюдает свысока. Иди к черту.
          Спускаю одну руку ниже по его телу зигзами, волнами, залезаю под ненужную ткань, провожу пальцем от основания и выше по горячей плоти, а потом склоняюсь к самому уху, что кончик носа касаются мокрых волос:
          - Я хочу тебя.
          Жарко, пылко и тихо, будто луна действительно подслушает. Закусываю мочку уха, слегка непослушными пальцами спускаю ткань за резинку ниже, помогаю освободиться, откидываю куда-то к берегу и выдыхаю, распрямившись, приподнявшись и наблюдая за ним сверху вниз. Мягко улыбаюсь, склонив голову чуть вбок, провожу ладошками по его груди, животу и бокам, а затем немного резко опускаюсь вниз, впуская его в себя и сразу же припадаю к губам. Придорожные романы - so badly,

Отредактировано Summer Moore (2014-04-06 05:15:47)

0

7

Слова шелестят в темноте, как листья на ветвях деревьев в парке. Но... их сложно распознать. Очень сложно. Да и не особо хочется тратить на это время. Потому что есть куда более приятные занятия, на которые не жалко вообще никакого времени. Это неписанная истина, которую осознают все люди, начиная с возраста лет пятнадцати. Конечно, бывают исключения, кто-то раньше, кто-то позже всё это понимает, но суть-то одна. Большинство событий в жизни не имеют никакого, ровным счетом, никакого значения. Есть только двое. Они не спят. Или спят, вместе, свернувшись клубочками под одним одеялом, или просто обнявшись лежат на кровати.
А есть темнота. Она друг молодежи. Она помогает тем, кто хочет скрыться от невзгод. Просто скрыться. Или тем, кто хочет провести время с дорогим ему человеком. Темнота много что делает. Много кому помогает. И никто не сможет ей сказать: «постой, не надо, не всем это нужно!». А если кто-то и скажет, то она просто не послушает. Улыбнётся и утащит в свои объятия смельчака, который решился такое высказать. И все этого боятся. А кто на самом деле знает, что делает темнота с этими смельчаками? Может они счастливцы? Может там их ждёт царство удовольствий, самые приятные моменты, которые только можно себе представить? Возможно так и было. И это нельзя назвать чем-то плохим... это особенность людей. И темноты. Не стоит бояться ночи.

Парень молчал. Руки продолжали путешествовать по телу Саммер, ласкали, не останавливались. Ему не хотелось прерываться. Ему не хотелось отправляться в отель, где гораздо более удобные условия. Нет. Сейчас парню хотелось просто оставаться на месте и никуда не двигаться. Ему сейчас абсолютно не хотелось заглядывать в будущее и думать, а что же будет завтра. Потому что всё это, сейчас, было неважно. Вообще никак.
Взгляд скользнул по небу, прошёлся по горящим звездам, вновь вернулся к Летней. Её глазки светились, отливали тем самым серебряным светом, отражая лунный. Вокруг неё так и виднелся светлый ореол, больше похожий на ауру, которую всякие псевдо-эксперты рисуют на снимках. Кожа, и так слегка бледноватая, теперь выглядела ещё более бледной, освещаемая луной. Слишком заманчиво, чтобы останавливаться. Слишком притягивающе, чтобы отпускать от себя. Её рука скользнула ниже, проникла под ткань нижнего белья и помогла Киту от неё избавиться. Он улыбнулся, чуть сильнее притянул к себе девушку и вновь коснулся губами губ. Она отстранилась, на губах застыла хитрая улыбка.

Через миг началась гонка. Гонка, призом в которой служил заряд удовольствия, растекающийся по телу. Сейчас совершенно не думалось, что кто-то может оказаться на пляже. Не тревожило и то, что может приехать патруль полиции. Всё ушло на задний план, оставляя лишь вспышки. То острые, то мягкие, то болезненные, то ласкающие. Отрываться от её губ у музыканта не получалось. Да и не хотелось, если быть честным. Руки продолжали путешествовать по её телу, ласкали, заставляли девушку вздрагивать, сильнее прижиматься к нему. Гонка не заканчивалась, она лишь набирала обороты. А Луна, вместе со звёздами, создавали атмосферу, способствовавшую нужным чувствам. Интересно, когда в последний раз, они творили такие глупости?
Вообще это тоже было неизвестно. Точнее, никто из них не помнил. Ни Саммер, ни Кит. Да и сейчас, всё было слишком остро, чтобы запоминать. В хорошем смысле остро. С каждым движением, с каждым новым выдохом, становилось всё лучше и лучше. Дыхание сбивалось, иной раз, приходилось приложить усилия, чтобы вдохнуть ещё один глоток воздуха. Всё перемешалось. В конце концов, уже невозможно было понять, кто где. Кто сейчас доминировал. Кто сейчас подчинялся. Кажется, пару раз они уже менялись местами, всё так же не отрываясь друг от друга. И это нравилось. Доставляло удовольствие, заставляло забыть о том, что это пляж, а не уединённый уголок. Им было плевать.

Теперь инициатива была в руках парня. Он двигался, чуть сильнее, увеличивал темп, ощущал коготки на своей спине, плечах. Слегка морщился, когда на коже возникали полосы царапин. Но продолжал... губы касались шеи, мочки ушка, губы, лица. Дыхание становилось всё громче, они выдыхали в тон, как будто решив поиграть в синхронность. Сердце бешено колотилось, обещало вырваться из грудной клетки, пробив ребра. Вновь и вновь тела сплетались в объятиях, и невозможно было понять, кто где находится. Да и им самим это было неизвестно. Небосклон и земля поменялись местами. Перекувырнулись, заставляя терять направление.
Финишная прямая. Взрыв, разметавший сознание на кусочки. Каждый их раз был бурным, приятным, выбивающим из привычного состояния спокойствия. Однако, сегодня всё было ещё ярче. Парень отстранился от девушки, выдохнул, а потом, подхватив её на руки, двинулся к воде. Раз. И они очутились в плену волн. Ласковых, приятных, донельзя теплых и нежных. Разве это плохое продолжение для такого действия?...

- А теперь - на необитаемый остров. - прошептал музыкант, слегка кусая Саммер в шею. - Туда, где никого нет.

+1

8

В архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Ну это самое... ну это. Это.