Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Однако здравствуйте;


Однако здравствуйте;

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники: Dexter Cortes, Chiara Hunter
Место: офис Декстера и около него.
Время: 15 мая 2014г.
Время суток: рабочее время в самом разгаре.
Погодные условия: +20..+14
О флештайме: маленькие девочки могут нести большую головную боль, ведь если кашу в их головушках не перемешивать, та начинает пригорать.

Отредактировано Dexter Cortes (2014-03-30 15:26:06)

+1

2

вв

   Он понравился мне с первого взгляда. В тот самый день, когда я прогуливая школу, решила забрести в деловую часть города и поразглядывать людей в строгих костюмах. Чаще всего это полу-лысые мужички с животом-планетой впереди себя, но он совсем не похож на остальных. Будь я - не я, могла бы назвать это любовью с первого взгляда. Но нет, это не была любовь, эта была заинтересованность на все сто процентов моего организма. Каждой молекулой, от кончиков волос и да пальцев ног. Мне всегда нравилось так интересоваться людьми, однако и такого внимания заслуживают лишь единицы. Женщины чаще, чем мужчины, но обычно я просто прохожу мимо. Мне нужно было бы родиться богатым мужчиной, я стала бы женским коллекционером. Одну, вторую, рядочком, словно красивые птички в моих золотых клетках.
   Я прохожу тут уже третий день, всегда в одно и то же время, потому что хочу посмотреть на него. Чертовски красивый, статный, наверняка с приличной суммой на карточке. Это, правда, последнее, что меня в нём интересовало. Гораздо важнее, что он притягивает взгляд. В первый раз я прошла совсем рядом с ним, почти толкнула плечом, когда он выходил из машины. Настолько близко, что почувствовала тепло от него, то, как восхитительно он пахнет. И кто-то еще смеет удивляться, почему я не интересуюсь мальчиками своего возраста. Что же в них особенного? Все одинаковые, пустые и глупые, без изюминки, без того, на что можно любоваться. Другое дело - взрослые мужчины. Такие сильные, властные, гордые...

   Вчера, когда он зашел в лифт, я подошла к стойке рецепшена и соврала, что он потерял телефон. Позвоните и доложите, что я готова его отдать. Мужчина берет трубку, набирает несколько цифр на панели, а затем произносит заветное имя. Ухмыляюсь сама себе, затем разворачиваюсь и ухожу. Мужчина окликивает меня, но я иду и не собираюсь останавливаться. Возможно этот Декстер спустился, но, конечно же, он не найдет внизу ничего кроме растерянного работника рецепшена.

   - Я к своему отцу. Это очень-очень важно! Пожалуйста, пропустите меня! - в голосе слышатся нотки истерики, я взлохмачена, тяжело дышу и большими, наивными глазами смотрю на охранника. Сегодня тут другой. - Его зовут Эрик Уайт, пожалуйста! - называю фамилию человека, который тоже заходил в это здание. Должно быть, забыл снять свой бейдж. Испытываю удачу: вдруг этот Эрик знаком с охранником? Вдруг у него нет никакой дочери?
   Но меня пропускают. Влетаю в лифт, нажимаю на кнопку самого верхнего этажа, благо их не очень много, а затем приваливаюсь спиной к стеночке. Третий день прогуливаю школу. Когда уже кто-нибудь вызовет моих родителей в школу, или что-то типа того? Посмотрят на Генри и поймут, что всё бесполезно.
   Я пришла сюда чуть раньше, чем вчера или позавчера, специально, чтобы мой Декстер был на обеде и нашел меня, когда придет. Хрен знает, как мне найти в огромном здании столик одного единственного конкретного человека. Но я все-таки нахожу. Долго езжу на лифте, расспрашиваю любого, кто встретится на пути. 
   Его столик стоит отдельно ото всех остальных, как бы за закутком, с двух сторон огромные окна и охуенный вид из окна. Удобно усаживаюсь на столе, кладу ногу на ногу, прекрасно осознавая, как сильно задралась юбка в такой позе. Ну, тем же лучше. И мне не скучно ждать, я могу смотреть в окно.

+2

3

- Какой телефон? Я ничего не терял… - не совсем понимаю, о чем идет речь и кто там нашел мой телефон. Точнее совершенно не понимаю. Какая еще девочка. Откладываю в сторону дела все. Я не трудоголик, по крайней мере я себя таковым не считаю. Но меня раздражает, когда меня отрывают от дел. Особенно, когда у меня вот-вот может сорваться сделка с клиентом. Клиентом, который готов вложить весьма круглую сумму. Самое главное, чтоб люди не обналичивали акции. Пока акции у них – деньги у нас. Сейчас не об этом.
- Сейчас спущусь, - сообщаю на рецепшен и кладу трубку. Спускаюсь, а та девушка уже ушла. Оказывается.
- Придет еще раз – шлите ко мне в кабинет.
Но девушка более не появлялась с заявлениями о том, что нашла какой-то там якобы мой телефон. Меня вот недавно выписали из больницы, сняли скобы с челюсти. Наконец-то я не прикован к палате в госпитале и свободен, как ветер. Свободен в плане больничного. Аарон был дико рад возвращению папки домой. Я этому возвращению был рад не меньше. Начались трудовые будни. Обычные трудовые будни не совсем обычного офисного работника. С девяти до обеда, с обеда до конца рабочего дня. За исключением того, что теперь я не хожу на перекуры. Я и ранее старался курить меньше и меньше. Случай с пробитым легким ускорил этот процесс. Пока что я еще не успел вернуться совсем в форму и о тренировках речи не может быть. Временные неудобства. Сегодня был ничем не примечательный день. Я совсем забыл о той девочке, которая говорила, что нашла мой сотовый. Собственно я даже и не начинал ней думать. Ну, пришла и пришла, ушла и ушла. Что мне на всякую фигню внимание обострять? У меня было на что обращать внимание и были проблемы, которые нужно было каким-то образом решать. Что мне какая-то девочка непонятная. Но, вот она, кажется, решила о себе напомнить. Я возвращаюсь с обеда, таща с собой в офис роллы. Не люблю общепиты. Точнее мне не нравятся такие себе забегаловки, в которые сбредаются все кому не лень. Куча шумных школьников, мамы с детьми, семьи, парочки, старики. Все галдят. А вот более цивильные рестораны и кафе ничем не плохи. Главное не грубить персоналу, чтоб потом не есть суп с их плевками. Одно время мне довелось работать барменом в ночном клубе. Те, кто мне не нравились вряд ли пили абсолютно нормальные коктейли. Захожу свой кабинет, который не имел привычки закрывать на ключ. Мне прятать нечего, воровства у нас не было, коллективу в конце концов нужно доверять. На моём столе сидит девушка. Нет, девочка, на вид уж точно школьница. Нога на ногу, платье задралось. Я так и застыл в дверях. Не от того, что платье у неё задралось, а от того, что это вообще такое, что этот ребенок делает у меня в кабинете, как вообще люда попал.
- Эм..привет, - прохожу в кабинет, прикрываю за собой дверь, - Слезь со стола.
Прохожу к своему креслу, ставлю суши на стол. Усаживаюсь за стол, показывая девочке рукой на стул напротив:
- Присаживайся. Как мне к тебе обращаться? – на лбу у неё имя не написано. Реакция у меня вполне нормальная. Даже более, чем нормальная. Уселась бы эта девчонка на стол, да хотя бы к Джи из отдела маркетинга. Ох и было бы крику. Она бы и разбираться не стала кто это такая, зачем она пришла и что из себя представляет. Выгнала бы, еще и запустила бы чашкой в след в особо плохое настроение.
- И по какому вопросу ко мне пожаловала?
Я хочу поесть. Я правда хочу просто поесть. У меня обед. Законный, я не должен вообще разбираться с тем кто ко мне приперся и зачем. Вы вообще знаете как клево есть? Особенно после того, как в течении месяца пил всякие кефирчики и бульончики через трубочку. Первый делом я пошел есть стейк, наплевав на указания доктора о том, что мне разрабатывать челюсть следует постепенно. Собственно ничего ужасного не случилось от того, что я ослушался врача в этом плане. Челюсть на месте, наново она не сломалась и не выскочила. Осматриваю детально мелкую. Кто её вообще люда пустил. Если ко мне, то должны были позвонить и спросить ожидаю ли я кого-то. Звонка не было. У Аарона еще не может быть таких взрослых подружек, которые могли бы от него залететь или же просто сохнуть и чахнуть по нему. Подобные проблемы только ожидают меня в будущем. Пока что можно наслаждаться только тем, что он кому-то там в глаз дал за что-то. Нянькой меня из сотрудников быть никто не просил. Тем более таким взрослым детям няньки уж точно не нужны. Короче говоря – для меня было непонятно кто это и что она делала у меня на столе.

+2

4

Я совсем не нервничала. Ну что может пойти не так? Вообще никогда не страдала отсутствием уверенности в себе. Так уж вышло, что всё, чего я хочу, обычно само идет ко мне в руки. То есть, по сути, соблазнить мужчину не так уж сложно, даже если он женат или, к примеру, встречается с кем-то. Есть подозрения, что в подобных ситуациях можно винить мой возраст. Я редко говорю, сколько мне на самом деле нет, просто якобы выгляжу младше, чем есть на самом деле. А мужчинам нравятся малолетки. Круто же. Переспал, но нет риска, что посадят. Начиная Максом, и заканчивая... ну хотя бы Декстером.
   Через некоторое время мне надоедает пялиться в окно, и я перевожу взгляд на столик и на то, что на нем стоит. О, а вон там висит куртка... Спрыгиваю со столика и подхожу к вешалке, касаюсь пальцами ткани, и понимаю, что даже не с такого расстояния чувствую запах. Тот самый, который мне так понравился, когда мы столкнулись. Мне хочется прижаться к ткани носом, чтобы растворится в этом запахе на какой-то время, но я слышу в коридоре шаги. Быстро перебегаю через кабинет и вновь занимаю своё место на столе.

  А вот и мой Декстер. Красивый, как и обычно. Пристально смотрю на него и улыбаюсь, потому что он явно растерян и не ожидал меня здесь увидеть. Ну еще бы, я еле попала в здание. Мне хотелось сделать сюрприз... Чтобы он шел сюда, ничего не подозревал, а потом нашел бы меня здесь. Вот такой сюрприз. И пока всё идет именно так, как мне хочется. И будет идти дальше...
   - Привет, - растягиваю губы в самой обворожительной улыбке, на которую способна, а затем с явной неохотой спрыгиваю со стола, и кокетливо одергиваю юбку. При этом не свожу с него взгляда, как кошка, выслеживающая добычу. Смотрю пристально, внимательно, с долей любопытства. Люди говорят, что у меня красивые глаза, часто делают комплименты. Так пусть смотрит в них. Не только же мне утопать в его...
   - Лола, - небрежно бросаю я, и отвожу взгляд, снова разглядываю стол, который не успела рассмотреть до этого. Он меня не помнит. Мы столкнулись три дня назад почти нос к носу, а он меня не помнит. Это меня расстраивает, но сдаваться я не собираюсь. Значит вот она, первая встреча. А первое впечатление всегда самое сильное и важное.
   У него на столе всякие канцелярские приборы, но я лишь пробегаю по ним взглядом, они не представляют никакого интереса. Намеренно молчу, затягиваю паузу, чтобы вызвать хоть какие-то эмоции. Например любопытство. Или раздражение. Раздражение тоже подходит, от любви до ненависти и бла-бла-бла... - Ты ешь, не стесняйся, - на короткое мгновение поднимаю огромные голубые глаза на мужчину, а затем вновь стол занимает всё моё внимание. Фотографии - это интересно. Какой-то маленький мальчик, а на другом фото - тот же мальчик, но с красивой темноволосой девушкой. Уже занят? Не удивительно?
   - Я пришла познакомиться, - говорю так, будто в этом нет ничего особенного, и вообще с людьми такое происходит каждую минуту во всем огромном мире. - Приятного аппетита. Кто это? - указываю пальчиком на фотографию ребенка, а затем буквально тыкаю пальцем в небо. - Миленький. Ты Декстер Кортес, правильно? Вчера с телефоном. Это была я. Хотела узнать, как тея зовут, - откидываю на спинку кресла и вновь кладу ногу на ногу, руки устраиваю на подлокотниках, и вообще поза у меня расслабленная и очень вальяжная. Будто у себя дома.

+2

5

Лола. Познакомится. Прекрасно. Я, по правде говоря, не до конца понимал как же мне стоит на это всё реагировать. Приходит ко мне какая то девушка, нагло вваливается в кабинет и заявляет, что хочет познакомится. Пресса? Нет, явно не пресса. Да и почему бы сюда заявляться прессе, тем более ко мне. Еще и оказывается, что это именно та девочка, которая вчера приходила якобы с моим телефоном. Это отметает вариант того, что она могла быть новым сотрудником. Не офис, а проходной двор, ей богу. Как это служба безопасности работает, если любой может зайти в офисы. Вот так вот в следующий раз войдет не девочка какая то, а кто-то, кто в очередной раз отправит меня на больничную койку. Мне не страшно, но согласитесь, что это весьма неприятно.
- Это мой сын, - спокойно отвечаю на вопрос о фото, - И жена.
И да, я собираюсь приступить к своему обеду. Только какие то элементарные правила приличия мне не позволяют топтать в то время, когда ведется беседа. А она какая не какая, а все таки назрела. Поднимаюсь, подхожу к кофеварке. Делаю ей кофе в свою чашку.
- Сколько тебе ложек сахара? – слащу кофе, перемешиваю ложкой, откладываю её в сторону. Ставлю кофе перед девочкой, достаю печенье из тумбочки, размещаю рядом с кофе. Сидит, как у себя дома. Ничего её по всей видимости не смущает. Собственно меня смущает сам факт того, что она не понятно кто и не понятно зачем.
- И какова цель знакомства? – я приступаю к суши. Открываю пластиковую коробку, разламываю палочки. Сто лет не ел эту японскую стряпню. Хотя мне вообще кажется, что я в принципе уже не ел целых сто лет. В больнице было ужасно тем, что ты лежишь и в принципе ничем не занят. А когда ничем не занят начинаешь есть. Проблема в том, что есть я не мог. На молочное в последнюю неделю я вообще уже смотреть не мог. Вообще ни на что. Все эти йогурты, кефиры, ряжанки, молоко. Я любил молочку, теперь что-то как-то на неё совершенно не тянет. Так же, как и на всевозможные супы и бульоны. Охотно есть всё, что можно прожевать. Желательно чтоб это когда-то было живо, а сейчас зажарено и ждет, пока я приговорю его к себе в желудок. Пережевываю рис, глотаю, прежде, чем продолжить говорить дальше.
- Разве дети не должны сейчас быть на занятиях? – школьнички. Сам я тоже не был прилежным учеником. Тоже прогуливал, загуливал. Иногда, уже в выпускных классах, прогуливал для того, чтоб ходить на подработку. Но уж точно не для того, чтоб шататься по офисному району города и знакомиться с брокерами. Вообще странно. Почему именно я. Если уж шла усаживаться к кому-то на стол, то к кому-то кто занимает более высокую должность, а не простой брокер. Пусть который и подает успехи. Работник месяца уже вот в третий раз. Но это всё достается мне не за красивые глаза. О, знали бы учителя. Мне ведь сулили далеко не такое будущее, которое я имею. Меня представляли слесарем, механиком, работником мойки или что-то иное но в этом же направлении. Мне не сулили ничего большего, нежели быть обсуживающим персоналом. И заработок представлялся обязательно ниже среднего. Жену страшную, как смерть (хотя у меня никогда не было некрасивых девушек), четверо спиногрызов, которых я не смогу полноценно обеспечивать. А уж когда узнали, что Тата беременна от меня! Сразу же поставили крест. Мол всё, пацан пропал. Но вот он я. У меня более чем внушающие суммы на нескольких счетах в швейцарских банках. Есть и счет здесь в штатах, который даже официально на мне и к которому не придерешься никаким образом. Я работаю в брокерской компании, которая занимает далеко не самые последние позиции и которая активно развивается и растет. У меня прекрасный офис, с шикарным видом на Сакраменто. У меня есть сын, которому я могу дать всё, что ему потребуется. И…у меня есть женщина, которая если решится сесть дома и бездельничать, тоже не будет нуждаться ни в чем. Я состоялся, как мужчина
- Сколько тебе лет, Лола? – спрашиваю для поддержания разговора. Я не её отец и меня не волнует то, что она прогуливает. Но будь у меня дочь и узнай, что она юбки на столах у мужиков задирает… Даже не знаю, что пришлось бы предпринять. Если никакие воспитательные меры и меры воздействия бы не помогали, пришлось бы сослать её в закрытую школу для девушек. Кстати, я вот был бы совершенно не против дочери. А еще не против того, что Агата стала женой мне не только вот так вот на словах, а более официально. И в конце концов я кажется понимаю, что созрел для того, чтоб предложить ей носить мою фамилию и кольцо на безымянном пальце. А сын пусть сам решает какую фамилию ему носить. Будет получать паспорт и решит.

+1

6

Жена и сын. На короткое мгновение брови чуть приподнимаются, а улыбка становится шире. Нет, я не расстроилась и нет, не считаю, что шансов у меня после такого заявления стало меньше. Я же не замуж за него хочу, в самом деле. Мне даже парень не нужен, упаси Господи, меня от такой благодати. Всё же намного проще. Он мне очень нравится. То, как спокойно отреагировал, как невозмутимо задает вопросы, и как отвечает на них. Немножко зануда, я вижу, но это скорее защитная реакция на растерянность или удивление, которые он не хочет мне показывать. Уверенный в себе мужчина, то, да сё. Дорогие часы на руке, хороший костюм, уютный, отдельный кабинет. Совсем не удивительно, что он ведет себя именно так. Я не ошиблась человеком. Определенно.
   - Одну, - вообще-то я могу пить и без сахара, но ладно уж. Вообще не очень люблю сладкое. А еще соленое, кислое, острое, горькое... Короче, пресная душа. И смотреть не могу на рыбу. Даже не суши. Поэтому несколько секунд разглядываю его коробочку, и каким-то чудом лицо не приобретает брезгливое выражение. Ну да ладно. Должны же быть у него недостатки, правильно? Кстати, прошу заметить: жену и детей я не считаю недостатками. Скорее побочные эффекты от того, какой он...
   - Ты мне нравишься. Я даже тебя хочу, - решаю говорить прямо, не ходить вокруг да около, хотя подсознательно понимаю, как могу выглядеть в его глазах. Капризная, чересчур уверенная в себе малолетка? Вполне возможно. Но знаете, как говорят? Наглость - второе счастье. Согласна на сто процентов. Уверенность - где-то примерно на том же уровне.

   Делаю глоток кофе. Слишком сладкий. Надо было говорить, что без сахара... Но с другой стороны чувствуется, что кофе дорогой. Как же иначе? Облизываю губы и ставлю чашку обратно на стол, наконец удостаиваю мужчину взгляда. До этого я смотрела куда угодно, только не на него. Просто экспериментирую. Сейчас выходит, что содержание слов никак не вяжется с моим поведением. Хочу застать его врасплох. Найти слабости, пробить эту стальную стену самоуверенности. Вот это - действительно интересно. Не то, что всякие лошки, которые подсаживаются ко мне в кафе. Еще больше хочу смутить. Румянец на чужих щеках - это что-то невообразимое. Опущенный взгляд, метающийся взгляд... Просто срывает крышу. Всё это делает что-то невероятное с моей уверенностью в себе. Она становится пуленепробиваемой. - Наверное. Но какая мне разница? - вскидываю брови, а затем смотрю прямо в глаза и вру, не моргая глазом: - Девятнадцать.

   - А сколько тебе лет? - я чуть пододвигаю стул ко столу, и наклоняюсь вперед. - Твоё кресло мне определенно нравится больше, чем этот стол, - облокачиваюсь на стол, упираюсь локтем в дерево, голова лежит на ладошке, и прожигаю мужчину внимательным, пристальным взглядом. Подавится или не подавится? - Кем ты здесь работает? Такое большое здание. Еле нашла твой кабинет, - неудобный стул и неудобный стол, в такие моменты мне нравится полулежать на столе. Особенно если вырез на кофте позволяет лежать эффектно. Но тут неприятный облом... Ну да ладно. Еще успею.

+1

7

Я даже жевать перестал. «Ты мне нравишься, я даже тебя хочу». Я обычно считал, что такое случается со знаменитостями. Рок-звездами или кем-то там еще. Но уж точно не с простыми офисными работниками вроде меня. Почти женатыми офисными работниками. Осталось только сказать своей женщине о том, что она почти замужняя. А то вот так раз с этим и будет загвоздка. Я понятия не имею о том, как она отреагирует и что ответит. Сумасшедшая женщина. Итак, вернемся к этой девочке напротив меня. Все-таки до чего странные девушки пошли. Не знаю таких мужчин, которым реально было бы интересно от тех женщин, которые сами плывут в руки. Ради которых не нужно затрачивать никаких усилий. Так или иначе женщин хочется добиваться. И после того, как ты делаешь какие-то усилия, ты получаешь такое удовольствие от того, что она принимает твои знаки внимания, что не сравнить с тем, когда всё получается легко и просто. Она говорит, что ей девятнадцать, я не докапываюсь. Девятнадцать значит девятнадцать. Пусть так.

- Мне тридцать, - отвечаю вполне спокойно, продолжаю есть. Ем с таким аппетитом. Более чем здоровым. Вообще есть всегда следует с аппетитом или же не есть вообще. А то что хорошего, корда сидят и ковыряют еду в тарелке и перебрасывают с одного конца в другой. А еще я дико не люблю слово диета. Сразу как-то аж передергивает. Хочется взять девушку и закормить как следует. Особенно если этой вот девушке диета совершенно не нужна. Но я не спорю о том, что некоторым все же стоит себя ограничить в сладком и мучном. И пойти задницей по трусить в зал.

- Акциями занимаюсь…ты вообще где меня нашла? И мне конечно льстит то, что я тебе нравлюсь и может бать ты даже меня хочешь, но звучит это дико.

Потому что она меня вообще не знает, не понятно где увидела и как нашла. И зачем вообще искала. Ранее мы не встречались и не общались. В первый раз вижу её и тут такие заявления в лоб.

- Тем более, что я старый бородатый дяденька с женой и ребенком. Вряд ли хороший объект для симпатии юной девочки вроде тебя.

Смотрю на то, как она наклонилась ко мне через стол. Я все прекрасно понимаю. Прекрасно понимаю её мигание глазами и попытки флиртовать, или кокетничать. Все это мы проходили и не раз. В конце концов мне не 15 лет.

- Ты прям так к роллам тянешься. Есть хочешь?
– широко растягиваюсь в улыбке. Я прекрасно понимаю, что она не к еде наклонилась через стол. И она понимает, что я это понимаю. Выдаю ей вторую пару палочек, которые мне положили с собой в суши-баре.

- Так и быть я поделюсь.

+1

8

Тридцать лет. Ну, нормально. Честно говоря, разница в возрасте меня никогда не смущала. Да что уж там... Меня вообще никогда ничего не смущало, а уж какая-то там разница в возрасте, тринадцать лет -- вообще полнейшая фигня. Тем более, мне всегда казалось, что я повзрослела чуть быстрее своих сверстников. Что ни говори, а жизнь у меня всегда была интересной и насыщенной.
   - Зато правдиво. Как есть, - растягиваю губы в улыбке и чуть приподнимаю брови. Возможно, да, мужчине не интересно с женщиной, которая идет прямо в руки, однако дело совсем не в мужчине. Дело во мне и в том, что мне интересно. Очень большая часть взрослых мужчин - эдакие недотроги. Особенно если у них есть жена и ребенок, как вот у Дестера. Так что тут всё может пойти не по тому классическому сценарию, к которому люди обычно привыкли. Дело в том, как женщина добивается мужчину. Таких много, знаете. Которые добиваются, а затем бросают, потому что уже не интересно, ищут другую "жертву". Я не думаю о себе настолько смело, в конце концов, всё это - лишь куча бирок и шаблонов. Просто что-то есть во мне такое. Интересно, кто из меня вырастет? - Я увидела тебя пару дней назад. Прогуливалась мимо, и ты выходил из машины. Чуть не сбил меня с ног, - могу поспорить, он не помнит. Слишком торопился.

   - Мне виднее, - откидываю на спинку сидения, и понимаю, что разговор как-то не клеится. Хотя, чего-то такого я и ожидала. Ухмыляюсь, когда он начинает говорить про суши, потому что мы оба знает, о чем мы говорим, и что делаем. Ему нравится дразнить меня? Делать вид, что ничего не понимает? Пусть так. Это уже что-то. - Я не ем суши. По-мне, так ужасная гадость, - но ничего не говорю про объект, к которому действительно тянусь. Очевидные же вещи.
   Поднимаюсь с кресла и направляюсь к окну, двигаюсь уверенно, но стараюсь идти не слишком быстро, проявляя всю гибкость и обольстительность, покачиваю бедрами, демонстративно одергиваю короткую юбку, когда встаю. - Ты, наверное, много работаешь, что уже успел достужиться до такого кабинета, да? Устаешь? - прохожусь вдоль стеклянной стены, позади мужчины, хотя вид меня уже не слишком интересует, я успела его рассмотреть, пока была одна. Так что уже очень скоро подхожу к креслу Декстера, захожу сзади, и вот уже ладошками касаюсь его плечей. Жалко, что в одежде. Терпеть не могу одежду. Сжечь на костре того, кто её придумал. Пальчики скользят ниже, к груди, а затем возвращаются обратно, и я сжимаю ладони, как если бы делала массаж. - Твоя жена кажется мне знакомой, - честное слово, я без понятия, зачем сказала это, особенно сейчас. - Что тебе нравится в ней? - начинаю массировать ему плечи и надеюсь, что он не выставит меня за дверь прямо сейчас. У меня еще есть планы.

0

9

Тема в Архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Однако здравствуйте;