Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » - если будешь много учиться, то твоя жизнь станет учебой;


- если будешь много учиться, то твоя жизнь станет учебой;

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Повесть о том, чем может обернуться прогул школы.
Руни Ларкин и Кьяра Хантер в роли главных зачинщиков беспредела.
Майли Сайрус в качестве пострадавшей.
Апрель, семнадцатое. Солнечно, тепло, разъяснивается, погодка зашибись.


http://25.media.tumblr.com/bc09188b76a93e81d93e0c274fe6ce00/tumblr_mlqnncWWzp1r9pt1so2_250.gif http://25.media.tumblr.com/28ce052a76c3091cfc03a0c79caf19f7/tumblr_mlqnncWWzp1r9pt1so3_250.gif

Отредактировано Hannah R. Larkin (2014-04-01 13:51:26)

0

2

вв

   Конечно же, первый день в новой школе не может закончится ничем хорошим. Второй, кстати, тоже. И третий, и четвертый... Можно я не буду перечислять дальше? Хотя, может быть, я просто невероятная неудачница. В любом случае, чувствовать к себе столь пристальное внимание странно. Еще хуже, когда тебя не замечают, я это знаю, но всё равно странно. В первый день каждый считал своим долгом улыбнуться мне, спросить откуда я приехала и как меня зовут. Всего лишь жест дружелюбия, облегчение участи человека, которого бросили в толпу неизвестных людей. Мне не легче. Мне кажется, что всем плевать, просто все всё делают из вежливости.
   Кроме того, школа никогда не была моим любимым заведением. В Нью-Йорке я училась нормально настолько, чтобы ко мне не приставали учителя. Та самая оценка "ладно" между двойной и тройкой. Меня вполне устраивала. Маму тоже.

   Это школа меньше чем та, в которой все учились, и если уж в целом городе все друг друга знают, то тут подавно. Вроде бы я начала с кем-то общаться, вроде бы есть адекватные люди, но пройдет уйма времени, прежде чем я стану ходить в школу по инерции, не испытывая чувство дискомфорта.   
   Захожу за спортивный зал и оглядываюсь. Кругом какие-то колючие кусты, ни живой души и стоит урна с несколькими бычками на дне. То, что доктор прописал. Сакроментяне очень практичные люди. У нас бы учеников гоняли, а здесь поставили урну, мол, хер с вами, только не сорите.
   Вытаскиваю из кармана пачку сигарет и закуриваю, прислоняюсь к стенке, устало прикрываю глаза и решаю, что на сегодня с меня хватит уроков. Нужно занять себя чем-то другим.

+1

3

вв

Какой придурок захочет сидеть за партой, когда на улице весна? Вот и я не хотела. Но зимой из-за болезни пропустила много материала, так что старалась наверстать упущенное. Благо – я не тупая, многие предметы мне давались легко. Камнем преткновения была алгебра и физика, но даже там я старалась вникнуть в материал и заслужить «четверку». Раньше рядом со мной никто не сидел. Последняя парта, четвертый ряд. Когда я пришла в эту школу, меня посадили за единственную свободную. Соседа не было, и я молилась о том, чтобы он не появлялся. Но не тут то было. В апреле привели новенькую. Вроде бы веселая.  Узнала из вежливости ее имя и провела по школьным коридорам. На этом наше общение с ней закончилось. Даже если бы она просила списать – у меня списывать нечего, я домашнее задание делаю на перемене.
Семнадцатое.  Обычный день моей обычной жизни. У всех весна, любовь, у меня все как и прежде. Живу на съемной квартире, ругаюсь с соседом, гуляю… играю на фортепиано.
Перед первым уроком решаю выкурить сигарету и сворачиваю за школу, туда, где стадион, кирпичная стена, урна и пара сонных тел. Не люблю курить с кем-то незнакомым, поэтому забегаю туда в самые последние минуты перед звонком.
- Привет, - бегло поднимаю лазурные глаза на Хантер.
- Третий день в школе, а уже опаздываешь? – Смотрю на собирающихся на стадионе второклассников и их учителя. Физкультура первым уроком – это же ад.
- Если мы опоздаем на химию больше, чем на пять минут, мистер Маврич нас не пустит. – Это наш химик. Не то, чтобы он строгий, мне кажется, даже если привести с собой пять арабов и посадить в классе, он их не заметит. Правда, Лука  иногда пытается играть в строгого препода и выгоняет за опоздание особо безответственных ребят. – Уже опоздали, - на часах 08:03, за две минуты мы не добежим до класса на третьем этаже.

Отредактировано Hannah R. Larkin (2014-04-01 14:24:17)

+1

4

Вокруг меня сплошные странности. Со мной сплошные, пугающие странности. Меня перестало тянуть к одиночеству, я уже больше не наслаждаюсь им. Видимо слишком густое оно стало. Удобно быть одиночкой, когда у тебя куча друзей, и твоя любовь к одиночеству заключается лишь в том, что тебе начхать, и ты ни за кого не держишься. Когда никто не держится за тебя... Совсем другое дело.
   Поэтому я не злюсь и не раздражаюсь, когда ко мне подходит Ханна.  Я открываю глаза и поворачиваюсь, теперь уже плечом подпираю стенку и с любопытством смотрю на новую знакомую. Не знала, что она курит. Хотя, в общем-то, я ничего о ней не знаю, так что удивляться глупо. - Привет, - улыбаюсь, и мне жутко интересно, какие сигареты она курит. Всегда думалось, что тоненькие, девчачьи сигаретки выглядят как-то нелепо. У меня в портсигаре только Лаки Страйк, мне нравится, как пахнут эти сигареты. Очень сильный, стойкий запах табака, иногда я открываю крышку и просто вдыхаю пропитанный этим ароматом воздух. Это потому что мама курила их до того, как бросила. Она просила принести пачку сигарет с кухни, а я пока несла, прикладывалась к ним носом. Все привязанности, вся любовь формируется в детстве.

   - Честно говоря, не очень хочется вообще идти на урок. Я не сильна в технических предметах, а химия так вообще мрак, - меня всегда забавляли учителя, которые не пускали на урок, если совсем чуть-чуть опоздаешь. Кому, он думает, делает хуже? Нам, что ли? Не смешите. - Учителя-мужики редко бывают нормальные. Вечно какие-то отстойные... - у меня была своя версия, почему так происходит, но я не стала озвучивать её. Еще пойдут в школе слухи, что я вульгарная и пошлая. Так оно, может быть, и есть, но я лучше покажу это как-нибудь по-другому. - Ты не очень расстроилась от того, что опоздала, да? - хмыкаю, делаю последнюю затяжку, а затем бросаю окурок в урну.

   - Пошли может сходим куда-нибудь? Достала меня эта школа, тем более, что у меня какие-то дополнительные часы с психологом сегодня. Поэтому не хочу вообще там показываться, - я уверена, что психолог мне не поможет. Он как-то может исправить тот факт, что Генри назвал моё рождение ошибкой порванного презерватива? Конечно, я не показала ему, что меня это задело. Может быть даже и не задело меня это в тот самый момент. Но обида все-таки затаилась в душе. Глупая, мерзкая, никак её не выцепить оттуда... И не хочу забывать правду. И не хочу, чтобы меня убеждали в том, что правда - это на самом деле ложь или отговорка. Пусть оставят это для себя.
   - Ты не знаешь, тут где-нибудь есть кинотеатр поблизости? Когда я жила в Нью-Йорке, чаще всего прогуливала школу именно там. Очень удобно они построили школу на той же улице.

+1

5

Кьяра показалась мне более  дружелюбной, чем в первый день нашего формального знакомства. 
- Мне тоже не хочется, вообще думаю, лишь бы не выгнали и хоть как-то закончит. – Молчу. Если я начинаю говорить на серьезные темы, то мой голос сразу приобретает грустные и задумчивые ноты. А утопать в депрессии с первыми лучами рассвета не хочется.
- А в чем ты сильна? Я в русском, литературе, мировой художественной культуре и… физкультуре, наверно. Хотя Лука хороший учитель, он добрый и симпатичный, - смеюсь, - думаю, он действительно хочет передать нам какие-то знания. Не важно, что нам никогда не пригодится формула серной кислоты и процесс протекания окислительно-восстановительной реакции. О том, что такое ковалентные связи мы забудем года через два, если не раньше. Мне патологически везло на мужиков, обычно мужчины-преподаватели менее стервозные. Это первая химия на неделе, так что Марвича Кьяра еще не видела. И не увидит до пятницы.
- Я хотела опоздать,  - произношу самым серьезным тоном, на какой только способна. 
Да, я курю тонкие сигареты, и ловлю на себе не то удивленный, не то усмехающийся взгляд приятельницы.
- Что? Что-то не так? – Смеюсь и выкидываю окурок в урну. Приятная компания увеличивает шансы среднестатистического  школьника на прогул уроков.
- Да ладно? У нас в школе есть психолог? И что он будет с тобой делать? – мне всегда казалось, что этот психолог, даже если он и есть, приходит два раза в неделю. Разворачивает вид бурной деятельности в кабинете, но на самом деле пинает хуй. Затем уходит. Я даже не знала, мужчина это или женщина.
- Я тоже жила в Нью-Йорке. В Сакраменто после него даже дышать трудно. Вот там кинотеатр «Синема», через дорогу «Мак-Дак», пять минут по Гринстритт и вправо по Роузвилль – «Сабвей». Все для того, чтобы мы прогуливали школу с комфортом.
Вот так просто мы решили, что ни на химию, ни на следующие уроки мы не идем и покинули окрестности школы.
- Зачем ты переехала в  Сакраменто? - С ней было не так тяжело говорить, как я предполагала. Темы, хоть и банальные, находились сами собой.

Отредактировано Hannah R. Larkin (2014-04-01 15:08:47)

+1

6

- Мне нравится рисование, и... - начала я, и тут же замолчала. Казалось бы, такой простой вопрос, но даже он поставил меня в тупик. Мне всегда было сложно понять наверняка, что мне нравится. Если выходит математика, то математика. Если в математике сложная тема, значит она становится отвратительной. И так всегда. - И рисование. Единственный предмет, который нравился мне уже с первого урока, и нравится до сих пор. Я видела, здесь даже есть специальный класс, отдельно от школы, но, конечно же, страшеклассникам не положено много уроков... - большую часть уроков в этой школе я прогуляла, так что наверняка уже многие учителя поняли: новенькая - далеко не примерный ребенок. И рассуждать про уроки было сложновато. Я же никого не знаю. - Добрый и симпатичный, - усмехаюсь. - Тогда обязательно схожу на физкультуру.

   - Ей нужно убедить меня в том, что смерть мамы - то, что мне надо пережить, отпустить и жить дальше, как ни в чем ни бывало. Попутно, наверное, мне расскажут, что я не в таком уж и дерьме оказалась, и какая-то дыра в Калифорнии - не так плохо. И отец, которого знаешь всего неделю - не плохо, - я простодушно пожимаю плечами, голос спокоен, в нем лишь отдаленно слышится смешинка. Я здраво оцениваю то, что со мной происходит. Мне не нужен психолог. - Но это обязательно. Если я не буду ходить к психологу, Генри вставят кол в задницу, а меня отдадут в детский дом на полгода. Или в приемную семью, - я отлипаю от стенки и поворачиваюсь спиной к школе. Значит, прогуляем уроки мы с комфортом. Генри, готовь задницу.
   Мы покидаем территорию школы, и даже дышать становится как-то легче. Светит солнышко, поют птицы. Надо отдать должное, в Нью-Йорке сейчас ничего подобного не может быть. - Мама умерла, она работала журналистом. Родственников нет, так что меня отправили в отцу. Это как раз Генри. Я еще неделю назад считала, что он герой-путешественник, который умер смертью героя. А он всего лишь писатель и комнатой всякий извращений за спальней, - улыбаюсь, потому что ужасно нравится поддевать Генри. Даже если его нет рядом. - А ты зачем сюда приехала? Мы видимо подруги по несчастью.

   Останавливаемся около афиши кинотеатра и рассматриваем постеры. - Красивый мальчик, - указываю пальчиком на героя какого-то блокбастера со смазливой мордашкой. Затем замечаю крайний постер. Повторы фильмов, которые вышли совсем недавно. - Смотрела Элитное общество? Мне нравится Уотсон. Я бы сходила, даже несмотря на то, что он не очень новый. Что-то я слышала, что он по мотивам реальных событий...

+1

7

- Что-то не густо, рисование – это же даже не предмет, - именно по этому я не назвала музыку, так как ее у нас нет со средней школы. Ее же не надо сдавать при поступлении в университет, так что головы старших школьников не забивают такой ерундой.
- Скоро экзамены, - тяжело вздыхаю, я до сих пор не сдала в классному руководителю заполненное заявление с выбранным местом. – Тебе же дали бланк для заполнения? Мы писали первого апреля. Программа сильно отличается от того, что ты проходила в школе Нью-Йорка? Ты, кстати, из какого района? Что касается рисования, то после уроков здесь работает много секций – по баскетболу, аудио и видео менеджменту, хоровому пению, есть даже литературный клуб. Лично мне не охота после занятий оставаться здесь, чтобы покидать мяч в корзину. Добрый и симпатичный – это химик. В следующий раз химия в пятницу, третьим уроком, так что у нас есть шанс попасть, - подмигиваю девчонке и выхожу за ворота, чуть опережая ее.
Она так спокойно рассуждала о смерти матери, о переезде, о смене обстановки, что я невольно поежилась и передернула плечами, решив не комментировать ее рассказ.
- Ясно… Калифорния – не самое плохое место. – После Вестбрука мне понравился бы практически любой город с населением больше трех тысяч человек.
- Я летом, после экзов, поеду в Нью-Йорк. Надо навестить свой дом. – У меня все сложилось более странно, чем у Кьяры. Мой отец пропал без вести больше года назад. Алиса и Эльза сбежали из дома в ту же ночь. Я осталась с матерью одна. Отца искали, но не нашли. Мать начала спиваться, я  просто наблюдала и не знала, что делать. Она умерла в сентябре.
Затем я узнала, что мои сестры живут здесь, поэтому и осталась в Сакраменто. В Большом Яблоке все еще есть квартира, которая принадлежит нашей семье. Я бы могла ее сдавать… но я и этого не делала. Я вообще ничего не делала для того, чтобы помочь себе и окружающим.
- А что, если у несовершеннолетнего человека нет родителей и опекунов его могут забрать? Я имею ввиду в нашем возрасте, - может быть, меня ищут копы штата и мне не следовало бы пропадать так бездумно?
С документами мне помогла Скарлетт, у нее тогда была куча денег, а я не стала отказываться от дружеской услуги.
- Так сложились обстоятельства, - мне правда не хотелось ей жаловаться или что-то вроде того. Мои проблемы, моя жизнь – все это останется только при мне. – Хорошо, что  у тебя есть отец. Даже если он не герой, главное, что он у тебя есть. – Подходим к стендам с афишами, от обилия которых глаза разбегаются.
- Обычный, - хмыкаю я, тоже обращая внимания на постер с «Обществом». – Понятия не имею, кто это, но если тебе нравится, то давай на него. Тут вечно крутят всякое старье, за счет этого и выживают.
Мы вошли внутрь, купив себе билеты. Подростки, молодежь частое явление в этом кинотеатре. Кто в здравом уме пойдет  на сеанс в девятом часу утра? – О, удачно, фильм начнется через двадцать минут. – Билетерша проводила нас хищным оскалом и, наверняка, обругала как могла.
Падаем на пуфики в холле, я зажмуриваю глаза, так хочется оказаться дома, в кровати, а не черт пойми где с почти незнакомым человеком. – Познакомилась в классе еще с кем-нибудь? – Достаю из сумки пачку с сухариками, открываю и протягиваю Кьяре. – Угощайся.

Отредактировано Hannah R. Larkin (2014-04-01 17:30:20)

+1

8

Химик милый и симпатичный. А чего он тогда учеников не пускает на урок? Странно это. У нас в Нью-Йорке была добрая учительница по физике, все её просто обожали. В первый же день занятий она объявила, что никого заставлять не будет, что мы взрослые, и сами решим, нужна нам физика или нет. В результате класс разделился на две части. Одна сидела около учительского стола и внимала, в вторая сзади, и занимались мы чем угодно, только не физикой. Тройки она ставила просто так. Угадаете, где сидела я?
  - Нет, ничего не давали... Может я просто не застала день, когда давали эти брошюрки... - на одну неделю я словно выпала из реальности, когда сидела на уроке, а потом в класс зашла женщина с грустным лицом и подозвала меня к себе. Дальше больница, часы ожидания, нервотрепка такого уровня, когда чувствуешь каждую клеточку тела. Каждая звенит от напряжения. Потом ей вроде было стало лучше, врачи говорили, что она скорее всего выкарабкается. Но она не смогла. Седьмого апреля она умерла, ровно десять дней назад. Десятого её похоронили, но я не захотела идти. Тринадцатого я была уже здесь, в Сакраменто. - Со мной всё время были какие-то люди. С того момента, как сказали, что мама умерла. Говорили, что нужно делать и что подписывать. Моего мнения не спросили. Просто посадили в самолет, и вот я уже тут. До сих пор не могу поверить, что её нет...

  Ханна не спешит делиться обстоятельствами своей жизни, а я не настаиваю. Я могу спокойно рассказывать о том, что произошло, меня не колышет, как относятся к этому другие люди. Всего лишь моя жизнь. Ничего такого, чего можно стесняться или что можно скрывать. - Ты его просто не видела, - пытаюсь перевести в шутку, но понимаю, о чем она говорит. Хотя от этого мне не легче, честно говоря. Не считаю Генри моим отцом, он для меня ничего не делал. Совершенно чужой человек, хотя на свадьбе Чарли говорили, что мы похожи. И это не комплимент.

   - Куда ты собираешься поступать? Спасибо, - зачерпываю полную ладонь сухариков и удобнее устраиваюсь на кресле. - Я вот не знаю. Я вообще не понимаю, как можно в семнадцать лет взять, да определить, чем ты будешь заниматься всю свою оставшуюся жизнь. Принимать такие решения я могу, а как выпить чего-то крепче кефира - жди еще четыре года, - фыркаю и перевожу взгляд на телевизор, показывающий трейлеры к новым фильмам. Но как-то ничего интересно не вижу. Хотя показывают трейлер Капитана Америки. Надо будет сходить...
   - Ну с кем-то познакомилась так... Не слишком близко. Не ходить же в одиночестве.

  Фильм оказывается нормальным. Без какого-то глубоко смысла, легкий, интересный, но ужасно тупой. Точнее, тупы его главные герои. Первое, что я говорю, когда выходим из зала: - Как их вообще земля носит, таких тупых. Это же надо. Лазить в дома знаменитостей совершенно не скрывая лиц, да еще и болтать на каждом углу, где были. Удивительно, что их не схватили после первой же вылазки. И не похоже на реальные события вообще... - да, меня больше возмущает неаккуратность героев фильма, чем факт того, что они совершали преступления.

+1

9

- Я не знаю, - честно призналась я, теребя шарф на своей шее. – У меня есть только один талант – я хорошо играю на фортепиано, много лет училась в музыкальной школе. Но этим на жизнь не заработаешь. Думала о журналистике или режиссуре, но я не хочу писать о жизни людей, более успешных, чем я. А о киноиндустрии я знаю не так много. Надеюсь определиться до конца недели. Это будут гуманитарные науки. А ты сходи в учительскую за бланком, чтобы потом не было проблем с допуском к экзаменам. – Хотела спросить о ее мыслях, но начали пускать в зал и разговор забылся.

Я не люблю комедии. Это же была комедия? Тупые комедии тем более. Весь фильм я мысленно материла главных героев, которые вопили на каждом углу что залезли в дом к Перис Хилтон. И ведь это слышали не только их сверстники! Да, для фильма, основанного на реальных событиях, все выглядит слишком глуповато. Поверьте мне, как человеку, знакомому с криминальным миром не понаслышке. В отличии от многих своих ровесников я уже успела познакомиться с Гвидо Монтанелли, настоящим доном мафии Сакраменто. Стоит ли говорить о том, что у настоящих бандитов нет ничего общего с неудачниками из этой киноленты.
Мы выходим из зала, я поворачиваюсь к Хантер, которая заходится энтузиазмом и озвучивает мои мысли.
- Ты права. – Я подхожу к зеркалу и поправляю кофту, глядя на наши отражения. Кьяра говорит то, о чем я побоялась рассуждать вслух. Я бы сделала лучше. Я аккуратнее и умнее.
- Но мы об этом никогда не узнаем, - склоняю голову на бок, глядя в ее поразительно-синие глаза. Пытаюсь понять, достаточно ли она смелая и рискованная для того, что я, ей, возможно, хочу предложить.
Меня, с виду приличную, тихую, скованную девушку всегда тянуло на авантюры. Только вот набраться храбрости и рассказать даже Скар у меня едва ли хватало духа.
- Ты считаешь себя достаточно надежным и серьезным человеком? Впрочем… мы могли бы… - Беру ее за локоть и толкаю в сторону какой-то кафешки внутри кинотеатра. – Если ты осознаешь в полной мере всю ответственность этого поступка, мы могли бы попробовать. Мне интересно знаешь что? Неужели многие звезды оставляют свои дома открытыми? И в них так легко попасть. Я не хочу ничего брать, я бы хотела просто проверить, правда это или нет. Увлекаешься музыкой? – Достаю телефон и сую его девушке в руки, - посмотри, может сегодня будет какая-то церемония. До Лос-Анджелеса где-то чуть больше часа на маршрутке. Нам все равно до четырех часов надо что-то делать. Ты вообще была в ЛА? Голливуд где-то рядом. – Я часто бывала там на автовокзале, когда ехала из Нью-Йорка. Без пересадки никак не добраться. Разве что самолетом, но это дорого.

+1

10

Я задумчиво кусаю губы, потому что фильм подкинул мне в голову одну очень интересную идею. И очень очевидную. На самом ли деле залезть к звезде так просто? Не побежали ли селебрити после этого фильма повально устанавливать сигнализацию и большие, страшные замки? А самое главное: какой я по счету человек, которому приходит в голову эта идея? Тысячная? Или сколько там кассовые сборы у этого фильма?
   Глаза загораются озорным огнем, когда Ханна вдруг предлагает именно то, что вертится у меня на языке. Я с готовностью следую за ней в кафе, а затем внимательно её слушаю. Нечего даже говорить: я всеми руками и ногами за. Попадать в неприятности - самое интересное, что может только произойти в этой жизни. А поиск неприятностей вообще может вполне стать смыслом жизни. - Насколько я знаю, Голливуд - это часть Лос-Анджелеса. Но там не всё из жилых домов, там еще всякие офисы... Нужно попытаться найти в интернете, кто где живет, - достаю телефон и начинаю активно тыкать в него пальцем, желая добраться до нужной информации. Сегодня ночью в каком-то клубе состоится очень крутая вечеринка, будет выступать Майли Сайрус со своим незасовывающимся в рот языком. - Пошли к ней? Посмотрим, как она там живет. С виду вся такая роковая и пошлая, а сама наверняка до сих пор с мишкой спит, - хмыкаю и начинаю искать адрес. И это сложнее, чем кажется. По-крайней мере не так просто, как было в фильме. Там то они вообще вводили имя звезды, и адрес выдавался первой же ссылкой.

  Но кто ищет, тот всегда найдет. - А я бы что-нибудь прихватила интересное. Конечно, жаль, что нельзя трепаться на каждом углу, можно понять этих идиотов из фильма, но в тюрьму совсем не хочется, - мы сидим за столиком и разговариваем вполголоса, чтобы никто случайно не услышал нашу затею. - Посмотри расписание автобусов. Надо такой, чтобы приехать туда не сильно поздно... И у тебя проблем с семьей не будет? То есть, может уйти на всю ночь? Или ночью автобусы тоже ходят? - показываю Ханне, где именно живет Сайрус.
   Мы решаем встретиться на остановке вечером. Мне нужно переодеться, не хочу ехать в юбке. Вдруг придется лезть через забор или убегать от кого-нибудь. Переодеваюсь в невзрачную, удобную одежду, и безжалостно кромсаю одну из своих черных шапок. Теперь на ней есть дырочки для глаз, носа и рта. Если Генри найдет, решит, что я тоже извращенка. И может это и ребячество, но не хочу, чтобы кто-то заснял моё лицо, а потом узнал его.

   Прихожу на остановку раньше Ханны, оглядываюсь и переступаю с ноги на ногу. Есть небольшие сомнения в том, что она всё-таки придет. Вдруг передумает? Смогу ли я поехать одна? Одной не так интересно. И намного-намного страшнее.

+1

11

Главная причина, по которой я согласилась на эту авантюру, точнее, я была ее зачинщиком, так это постоянное напоминание Скарлетт о нашем ограниченном бюджете. Она хочет попробовать себя в бизнесе, а я еще даже не знаю, на кого пойду учиться. Подрабатываю в ресторанах по вечерам, но это такие смешные деньги, что купить на них хорошие вещи нереально. Плюс небольшая двухнедельная отработка на сеньора Монтанелли в декабре,  в основном мы с Маликом отрабатывали свой долг, но с барского плеча нам отвалили примерно сто долларов каждому, это уже больше походило на нормальный заработок.
Сначала мы посмотрим, что есть у Майли, если сможем проникнуть в дом. Потом уже буду думать о том, что взять дорогого и относительно неприметного. Думаю, одна пара ее туфель стоит столько, сколько мы сдаем на питание в столовой за месяц (если сдаем, конечно).
Хотелось верить, что Кьяра, не смотря на свою легкость и непосредственность, человек думающий и серьезный. Что она не предательница, и что мы не зря связались друг с другом.
Возвращаюсь домой, Тайлера и Скарлетт в квартре нет, все на работе. Снимаю шарф, будет путаться и мешать. В остальном одежда меня устраивает. Хантер говорила о необходимости спрятать лица. Она права. Неосторожность может навредить не только мне, но и Алисе. Светить наше превосходное личико не стоит. Беру одну из шапок Мефи, черную с полосками, делаю в ней дырки. Примерять аксессуар не стала, слишком глупый. Беру перчатки. Осматриваюсь. Ах да, еще деньги, четыре сандвича на всякий случай, тетради в школу на завтрашний день.
Пишу записку «Скар и Тайчик, скорее всего я не буду ночевать сегодня дома. Скучайте по мне, варите борщи и не волнуйтесь». Прикрепляю шедевр магнитиком на святыню этого дома – холодильник.
Немного опаздываю, минуты на две. Если Кьяра не придет, то я вернусь домой и забудем. Но... очень скоро я заметила вдалеке стройную фигурку, переминающуюся с ноги на ногу и прибавила шаг.
- Ты пришла! – Воскликнула я, когда меня захлестнула волна любви, и я еле сдержала порыв обнять девушку. – Тогда поехали. – Маршрутка подошла практически сразу, мы сели на самые задние сидения, я раскрыла рюкзак, позволяя Кьяре заглянуть внутрь и рассмотреть мое «творение». Надеюсь, нам не придется ночевать на вокзале. Последний автобус и маршрутка в одиннадцать с копейками.
- Я посмотрела, что последний автобус в 22:55.

+1

12

Я ужасно рада тому, что Ханна все-таки пришла. Мне действительно хотелось поехать, так как я люблю приключения, а чего-то такого никогда не делала. Конечно, это всё всего лишь вопрос времени, я бы нашла, с кем мне ехать, но хочется же именно сейчас.
   Я верю в Бога и верю в судьбу. Мне начинается казаться, что Ханна - что-то вроде моей судьбы. Человек, посланный мне Господом в момент, когда я совсем одна. Люди бывают разные. Единицы же сходятся в возможности любить что-то опасное и запретное. Чтобы решиться на такое нужно обладать особенным складом сознания, наверное. Разве не судьба, что меня посадили за парту именно с такой девушкой?
   - Значит придется остаться в городе на всю ночь, а утром поехать в Сакраменто первым автобусом, - меня такая перспектива сосем не пугает. Я была в Лос-Анджелесе лишь однажды, проездом, и не верю, что двум девушкам не будет чем там интересным заняться.

   - Как я выгляжу? - вытаскиваю из рюкзака шапку с прорезями и напяливаю на себя. Автобус полупустой, мы сидим в самом конце, так что можно не бояться. Вид, наверное, у меня преглупый, но фиг с ним. Зато так нас точно не поймают.

   Дорога достаточно долгая. Мы сначала болтаем, а потом устаем и просто сидим, смотрим в окно, я слушаю музыку. Когда приезжаем в город, на улице уже темно. Достаю телефон и пытаюсь понять, в какую сторону нам двигаться. - Но тем подросткам было проще. Они хотя бы знали город... - морщу нос и верчу карту то так, то эдак, пытаясь найти какой-нибудь транспорт. Путь не близкий, пешком мы до дома Сайрус будем идти всю ночь. - Смотри, вон там остановка, если сядем на автобус, то он остановится буквально в одном квартале от улицы, где живет Майли. Господи, благослови интернет.

+1

13

- Да не вопрос, - я охотно соглашаюсь, благо, не девочка-ромашка и могу спокойно провести ночь на вокзале, в клубе или ночном кафе. Не скажу, что не скитания по душе, но если выбора у нас нет, то ладно. К тому же я не одна, с Кьярой вне стен школы мы стали ладить гораздо лучше. Темные дела, они, знаете ли, сближают.
- Как идиотка, - тоном, каким я это произнесла, обычно мать отчитывает своего неудачника ребенка, и меньше всего он похож на дружескую шутку. А вообще, я не хочу привлекать внимания и светить перед всеми бандитскими причиндалами.
За те часы, что мы провели с Кьярой утром друг около друга, я исчерпала весь свой лимит доброты и общительности, поэтому просто прислонила голову к окну, закрыла глаза, вставила наушники и молча сидела, слушая музыку. Какой-нибудь очередной «Busshunter – Now you're gone» меня успокаивал и придавал уверенности.

- Я знаю город, - конечно знаю, у меня же есть «Google», самое полезное изобретение человечества после всемирной паутины. – Постоянно проездом здесь. И да, Голливуд, это «звездный» район Лос-Анджелеса. В получасе езды от него живет Кристен Старт. Я читала, что в детстве она ездила туда не велосипеде. Да, я тоже кое что знаю, - ловлю удивленный взгляд Лолы, наверняка окрестившей меня «беспроглядной и дремучей тьмой».
- Тогда чего мы ждем? – Переглянувшись с Кьярой, держу курс на остановку. Все таки это так круто быть свободной, незавсимой и… никому не нужной, добавляю подсознательно. Даже у Кьяры есть отец.
– А у тебя есть братья или сестры? У меня вот есть сестра. Мне всегда забавно, когда нас путают. Мне кажется, это невозможно! – Всплескиваю руками. – Но люди – кони и все равно нас путают.
Заходим в автобус, который любезно довезет до дома Майли. Мест нет, так что держусь за поручень одной рукой, второй пытаюсь шарится в телефоне и смотреть на дом диснеевской дивы. Планы в такой давке особо не по обсуждаешь. Не смотря на то, что пока мне не было страшно, в голове крутились вопросы вроде «а если нас поймают, что тогда?».
- У тебя папа знаменитость, говоришь? Если что, у него хват денег отмазать нас? – Стараюсь говорить абстрактно, чтобы не привлекать внимания.
- У тебя очень красивые глаза. – Не знаю, к чему я это сказала, но у Хантер и правда красивые глаза, синие такие, смотришь словно в морю в сердце. Люблю красивых людей, жаль, что себя к ним не отношу.

+1

14

Ханне явно не понравилась моя шутка с шапкой, но меня это не сильно колышет. Сейчас она показалась мне какой-то чересчур серьезной. Кажется, до меня до сих пор так и не дошло, что мы собираемся совершить преступление. В сериале это выглядело, как забавная шутка, дело, на которое может пойти каждый лох. В жизни оно мне представлялось примерно так же. Не знаю, мне сложно относиться серьезно к таким вещам. Да и вообще, наверное, к любым делам.
   - Тебе нравится Кристен Стюарт? - удивленно вскидываю брови, хотя ответ очевиден. Не будет такая девушка как Ханна знать такие факты о знаменитости, которая ей не нравится. Мне на Стюарт, опять же, плевать, вообще не сильно интересуюсь знаменитостями-девушками, но у моих одноклассников отношение к ней было резко отрицательное. Если кому-то она и нравилась, об этом старались не распространяться, дабы не утонуть в потоке тупых шуток.

   - Вы близняшки, да? - все близнецы так говорят, что, мол, спутать их невозможно. Хотя раз на раз не приходится. Бывают такие, что мама родная не отличит. А бывает видишь двух близнецов, и тут же невооруженным взглядом видишь разницу. - Я думаю, что есть, но мне о них неизвестно. Генри он такой, знаешь... своеобразный. Не похож на папу совершенно. Может поэтому у меня язык не поворачивается назвать его отцом. Он о моей существовании узнал неделю назад, а когда они с мамой меня "делали", ему было шестнадцать лет. Можешь себе представить, если он не сбавил оборотов, сколько у меня может быть сводных братьев или сестренок? - и ничего хорошего я в этом не видела. Если у всех вдруг что-то случится, и если все дети съедутся, селить их будет некуда. В свою комнату я их не пущу уж точно.
   - Я не уверена, что он станет это делать. По-моему он редкостный говнюк. Но я вообще его очень плохо знаю, не могу гарантировать. Но по деньгам да, сможет, наверное... - честно говоря, не очень хочется просить у него деньги.
   - Я знаю, - самодовольно улыбаюсь, а затем чуть щурюсь. - У нас, кстати, похожи. По-крайней мере сейчас. У тебя такой чистый, яркий голубой цвет, - у меня комплименты делать выходит плохо, но я стараюсь, как могу. - А к чему это ты вдруг?

   Мы подходим к дому Майли и идем вдоль забора, туда, где меньше машин и меньше фонарей. Останавливаемся и прислушиваемся, свет в доме не говорит, да и вообще тихо, только сверчки чирикают где-то в траве. - Ну... с Богом. Натягиваю маску и пробую протиснуться между прутьев. Нет, слишком узкие. Значит перелазием. Это не очень сложно, несколько железных прутов расположены горизонтально и на них можно встать.
   - Черт, закрыто, - кусаю губу, а затем решаю предложить: - Давай я попробую открыть? Какая-то простенькая стеклянная дверь на веранде, наверняка замок легкий... - присаживаюсь и вынимаю из кармана специально заготовленную кредитную карточку. Только бы вышло, а то только зря тащились. - Посмотри, может где-то окно открыто? С кредиткой мне определенно нужно больше практики. Со шпилькой тоже, но с картой больше.

+1

15

Нравится ли мне актриса, которая прославилась ролью меланхоличной Беллы Свон, влюбившейся в восемнадцать лет в вампира-девственника? Дайте подумать. Решительно мотаю головой.
- Нет, я просто о ней знаю, мне плевать на разных знаменитостей, я никогда не следила за музыкантами и актерами в сети, не знаю, кто и что постит в инстаграмме, вот такая я скучная, - пожимаю плечами, понимая, что Кьяра, как и многие современные девушки, не разделяет моих взглядов. Мол юность – время для тусовок, развлечений, жаркого фанатства и истекания слюной по голым торсам мальчиков из популярных бой бэндов. Может быть, она права, может быть, мне и стоит иногда расслабиться и стать «обычной девочкой», просто все это не мое. Я люблю уединение или «свою» компанию, на концерты хожу для того, чтобы слушать исполнителя и не думаю о том, каким элементом одежды кинуть в солиста и как у него вырвать автограф. Другие жизненные ценности.
- Своеобразный, значит, - пазлы в голове быстро складываются в картинку. Братья и сестру у нее есть, но она их не знает. С отцом отношения напряженные, с трудом называемые семейными. – Знатный ебун-колдун, судя по всему. Теоретически, даже мы с тобой можем быть родственницами, если он не сбавил обороты. Более того, где-то через два десятка лет Хантеров будет больше чем китайцев, - хитро прищуриваюсь и смеюсь. – Высокая конкуренция за уникальность. Более того, каждый шестой мужик будет гипотетически твоим братом… А парня у тебя нет, верно?
После того, как наши личности привлекли к себе слишком много любопытных взглядов (наверно, виной тому матерки и громкий смех), мы сменили тему на более высокодуховную.
- Просто. Разве нужна причина для того, чтобы сделать человеку комплимент? – О да, моя замкнутость порой граничила с непрошибаемой прямолинейной искренностью. Вот если общаюсь с красивым человеком, или с умным, или с талантливым – обязательно скажу ему об этом. Мне кажется, очень многие принимают людей рядом как данность, забывая хвалить и просто делать приятное, не требуя ничего взамен.

Пока мы размышляли о философии секса, философии красоты, философии преступлений – показалась наша остановка и мы, расталкивая людей, вывалились из автобуса. – Не так уж и долго ехали. – Выдыхаю, начинается легкий мандраж, но стараюсь не показывать Лоле своего страха и волнения. Все таки мы совершаем преступление и нам, как личностям достаточно зрелым придется нести ответственность в случае чего.
Доходим до апартаментов сладкоголосой диснеевской девицы. – Вроде она и правда уехала, машины нет. – Киваю на парковочное место около дома. Только велосипед там на цепи болтается.
Без особых трудностей преодолеваем хилый забор, спасибо спортивному прошлому!
С видом эксперта Кьяра достает кредитку, я смотрю на нее удивленным взглядом. – Этим можно открывать замки? Где ты научилась? – Не то, чтоб я тоже хотела, но в жизни может разное пригодиться. Может, закрою сама себя где-нибудь, тогда навык и окажется полезным.
- Хорошо, - не мешкая направляюсь к окнам, рассматривая рамы и даже проверяя руками, - все закрыто, - минут за пять обхожу весь дом, изрядно обтрепавшись в кустах с черного входа. – Там с другой стороны есть вход для персонала,  на двери внизу - дырка для собаки, мне кажется, мы в нее могли бы пролезть, ну ты то точно. – А что, я видела, как так делали в кино. – Как успехи с картой?

Отредактировано Hannah R. Larkin (2014-04-29 19:23:01)

+1

16

- Я, наверное, чего-то не понимаю. Даже после этого фильма не появилось никаких преград... Мне кажется, если бы у меня было очень много бабла, и весь мир знал бы моё, я бы... не знаю. Поставила какой-нибудь высокий забор и пустила бы ток по периметру, - фыркаю, потому что это всё - какая-то несусветная тупость. Надо будет через мясецок другой заглянуть к этой Сайрус, проверить, изменилась ли ситуация. Если нет... ну не знаю. Разгромить квартиру к чертям собачьим. Принести откуда-то с парка собачьих какашек и положить на ковер. Увести с собой грузовик всяких шмоток. Должно же хоть что-то учить людей, правильно?

   Карта эта не представляет никакой ценности. Прежде чем у меня начало получаться, я переломала, наверное, десяток таких, и продавцы из магазина косметики, того, что прямо на углу, сердито закатывали глаза, когда я приходила за очередной. Эта - кстати, тоже карточка из их магазина. Она у меня уже около года, и до сих пор я её не сломала. Счастливая или что-то типа того. Слава Богу, у этой двери зазор не был скрыт планкой, так что всё могло получиться. - Я еще булавкой могу что-то такое проделывать, - ухмыляюсь, но решаю больше ничего не рассказывать. Тем более, что и рассказывать-то особо нечего. Просто, как взрослые любят это называть, "нехорошая" компания, где один парень владел такими полезными навыками. Он и научил. Откуда он знает... я как-то не интересовалась.
   - Собачка, блин, не скошенная, - тихо матерюсь, потому что такие двери открывать сложнее. Хотя, с другой стороны, чего злиться? Всё логично. Дверь поставили сюда для того, чтобы кто попало не попал внутрь. Но мы - не кто попало.

   Руни уже успела проверить окна, а я всё вожусь. Даже ноги успели затечь от долгого сидения на корточках. - Да блин не знаю, что-то не получается... - я психую, и уже практически готова признать поражение, как замок вдруг щелкает, и я проворачиваю ручку и вуаля, можно входить.
   Всё не так плохо, как я ожидала. Учитывая то, как девица ведет себя последнее время, я думала, что тут кругом будут всякие пластмассовые члены, фотографии с голыми телками, а на потолке диско-шар. Но всё довольно мило. Мы не включаем лампы, но лунного света достаточно. Кругом всё отделано деревом, по углам стоят горшочки с цветами, на полу - пушистые белые ковры, которые мы предусмотрительно обходим стороной. - Я так и знала, что все эти языки и голые жопы - только образ. А сама еще не выросла из образа Ханны Монтаны. Небось спальня вся розовая, - хмыкают и первым делом направляюсь в ту сторону, где предположительно должна находиться кухня. Хочу пить. - Аккуратнее, ладно? Ничего не свези, - и срабатывает мой любимый закон подлости. Стоит этой фразе слететь с моих губ, как я задеваю ногой журнальный столик, и он едет по полу с душераздирающим звуком. - Блин.

+1

17

- Ток? Да ты садистка, если бы у меня было столько бабла, я бы хранила все на счетах в банках, а на дом ставила сигнализацию мощную. Помнишь, к Хилтон они заходили без всяких преград, даже замок не взламывали, да и что за замки такие, которые может сломать группа юнцов? – Искренне удивляюсь, или реальности в этом фильме не сильно много, или историю сильно приукрасили. Представляю, сколько таких умников сейчас ошивается около домов знаменитостей, так же, как и мы. Или ошивалось сразу после выхода фильма.
Девушка раздосадовано сообщает о том, что со взломом мы пролетаем, я тяжело вздыхаю, все таки с того входа есть дырка для собаки, но раздается щелчок и на наших лицах победоносные улыбки!
Прохожу в дом вслед за напарницей, выглядываю из-за ее плеча. – Довольно мило. – Я не особо представляла, кто такая Майли Сайрус, но перед тем, как заявиться к ней в дом, посмотрела фотографии девушки. Яркая красная помада, дерзкие наряды, кажется, она снималась обнаженной. Для такой яркой личности обитель была очень «девчачьей», никаких фаллосов, шестов и черно-белых фотографий в железных рамах на стенах.
- А ты ей завидуешь, что ли? – Пихаю Лолку локтем и наклоняюсь, чтобы потрогать белый ковер. – Классный. Я бы могла спать на таком. – А теперь нам надо не сильно разевать рты и соображать, что мы хотим забрать.
Проходим в спальную комнату, там же неподалеку гардеробная, то место, которое меня волнует больше всего. И еще спиртное, хочу что-нибудь принести Тайлеру и Скарлетт.
Сажусь на аккуратно заправленную кровать Майли и замираю. С чего начать-то блин?
- Я тут подумала, что в наши рюкзаки много не влезет, - протягиваю руку и беру с тумбы брендовые солнечные очки. Примеряю их на себя, ощущения непередоваемые, когда на тебе аксессуар за тысячу долларов.
Пока мы осматриваем спальню и примеряем всякие брюлики, в коридоре слышится шорох.
Замолчав, мы обращаемся в слух, но сейчас слышим только тишину. – Мне показалось, там кто-то шумел. – Сердце уходит в пятки, я встаю с кровати и подхожу к Лоле. – А тебе? – Вопросительный взгляд в ее лазурно-синие глаза. Мы обе молчим и в тот раз уже отчетливо слышим возню в коридоре, словно кто-то перебирает вещи, висящие на крючках при входе.

Отредактировано Hannah R. Larkin (2014-04-29 19:49:33)

0

18

- Если мы найдем достаточно денег, сможем даже купить тебе такой. Большой-большой, на всю комнату! - но меня ковер оставляет равнодушной, так как мне намного более интересны всякие шмотки и аксессуары.

   С горем пополам добираюсь до кухни и открываю холодильник. Он намного более пустой, чем я ожидала, но вода есть, и это радует. С свете холодильника замечают, как отсвечивает стеклянная дверка какого-то шкафчика. Сую нос туда и бинго, вижу несколько бутылок с алкоголем довольно дорогой марки. Хватаю одно полотенце, второе, благо их тут для декоративных целей зачем-то много, аккуратно заворачиваю две бутылки и складываю на дно рюкзака. Опять же, очень аккуратно, как двух драгоценных малюток.
   Возвращаюсь к Руни, и это намного сложнее, чем кажется на первый взгляд. В темноте, да еще в незнакомо доме очень просто перепутать поворот и зайти не туда. Кроме того, я так и норовлю что-нибудь столкнуть или свезти. - Мы можем взять сумку у неё, - настоящая дилемма. И кричать не стоит, все-таки чужой дом, и шепотом Руни не услышит из другой комнаты. Периодически оглядываюсь и хочу найти красные игающие лампочки. Я почему-то уверена в том, что камеры должны быть с такими лампочками. - В следующий раз надо будет сделать дырку для носа. Фу, - залезаю ладошкой под маску и поправляю волосы. Жарко.

   - Кто-то есть, - я теперь уже шепчу и на душе скребут кошки. Черт, кто там? Неужели Майли вернулась? Почему не включает свет? Сначала с перепугу прячусь за кровать, но потом надоедает так сидеть. В доме тихо, никто не заходит, но все-таки слышны какие-то звуки. Дверь открыта и я решаю выйти, проверить. Иду аккуратно, на цыпочках, прижавшись спиной к стенке. Замираю, потому что вижу у входной двери какое-то белое пятно. Оно, к тому же, шевелится. Напрягаю зрение изо всех сил, но не могу разглядеть. Делаю шаг вперед и... блять, что-то опрокидываю. Слышу тихое "тяф". - Блин, это собака!
   Теперь, когда опасность миновала, можно смело идти в гардеробную. Она не отличатся какими-то грандиозными размерами. Но хотя бы есть, и на том спасибо. Тут нет окон, так что решаюсь зажечь настенную лампу. - Клевые джинсы, но в каких-то белых пятнах. Как будто птицы обкакали. Долго не могу найти ничего путного. Все шмотки либо слишком откровенные и блестящие, в каких-то мехах, видимо на выход, либо просто никакущие. В итоге нахожу очень крутую черную куртку из толстой, грубой кожи. - Вот оно! Вот, что я с собой возьму.

0

19

Если смотреть с философской точки зрения, то вещи, деньги и украшения – не то, ради чего я пришла сюда. Я пришла за всплеском эмоций, но эта  затея не оправдала моих внутренних ожиданий. Все на самом деле вышло довольно легко и просто – Кьяра ловко совладала с замком, в доме нас не поджидал бульдог, не было видеокамер и ничего, что помогло бы встрепенуться и заставить вспомнить о том, что мы вообще-то совершаем преступление. Я лежала на кровати в очках и смотрела на потолок. Я была так спокойна, что могла бы сейчас уснуть в этом доме, на этой постели. Какая-то совершенно не свойственная в данной ситуации безмятежность.
Хорошо, что  мы расслышали шорохи, это заставило нас хоть немного одуматься и затаить дыхание. Лола спряталась за кроватью, я тоже спрыгнула и пригнулась, затаившись около напарницы.
Мне нравилась ее роль неформального лидера в нашем союзе. Я могла бы тоже им быть, но только в том случае, если думать было бы некому. А тут все так удачно складывается, что мое дело ходить по пятам и рассматривать монатки. Может быть, поэтому я не ощущала того кайфа, как на свадьбе у Гвидо Монтанелли? Там я была одна, и никто не стал бы за меня думать. Сама оступилась – сама и отвечай.
В укрытии мы сидели не долго, Хантер быстро надоело пребывать в неведении, и она выскользнула из под кровати, осторожно поднимаясь и выпрямляя спину.
Дверь из спальни в коридор распахнута, и девушка очень тихо, крадучись, идет на источник едва уловимых звуков. А мне хочется спать. Вот так всегда. Надо бояться и дрожать, как осиновый лист на ветру, а я зеваю и запинаюсь о какие-то туфли, оставленные на полу хозяйкой квартиры.
- Ау! – Вскрикиваю и падаю на пол, успевая выставить ладони, чтобы не впечататься лицом в ковер. В это же время из коридора доносится голос Кьяры. Это всего лишь собака, так я и знала. Даже обидно немного, мы тут грабим знаменитостей, нарушаем закон, из кожи вон лезем, а нас никто не замечает кроме мелкой шавки.
Идем в гардеробную. Хантер оказалась привередливой и раскритиковала кучу брендовых вещей. Хороших вещей, между прочим.
- Это же Дольче, - я рассматриваю кофту с оригинальными пуговицами. – Это? – Куртка добротная, но я не вижу на ней бренда, обычная косуха, наверняка купленная Сайрус на распродаже за 50 долларов.
Забираю у Майли очки, те самые, которые присмотрела в спальне, вместительную симпатичную черную сумку из кожи, такие рекламировала Уотсон, а еще пару шарфов и бриджи, которые скручиваю и кидаю к шарфам.
Сейчас, когда никто не шумит, и мы с Кьярой окутаны тишиной, мне становится страшно. Как далеко может зайти человек, если его никто не остановит? Как далеко мы можем зайти, если сейчас нам все сойдет с рук? А пока все так и происходит.
- Пора сваливать. – В окно я вижу, как подъезжает машина. Вот черт, мы совсем забыли о времени, а Майли вернулась раньше, чем закончилась церемония, еще нет и одиннадцати! Дергаю Кьяру за предплечье, и мы тихо пробираемся в сторону черного входа, того, с дыркой для собаки. Свет в прихожей зажигается, мы прячемся за столом на кухне и тихо пробираемся на выход. Даже не разговариваем.
Кажется, Майли идет в спальню, мы в это время выскакиваем через задний вход на двор и падаем на колени. Дальше путь на четвереньках через кусты. Вот фак, испорчу свои джинсы, которые стоят не меньше, чем шмотье певицы.
Ломая ветки кусов выбираемся на дорогу, туда, откуда до автобусной остановки совсем немного, только вот автобусы уже не ходят. Последний захлопну двери и отъехал прямо перед нашими носами.
- И как, тебе понравилось? – Мне хотелось узнать ее мнение, ладно, вру, мне глубоко плевать на чужое мнение. Интересно, мы с Кьярой сможем когда-нибудь стать друзьями или так навсегда и останемся девушками, которым захотелось вместе совершить «что-нибудь сумасбродное». Да, Скарлетт бы точно не согласилась лезть в чужой дом, с Трейси отношения как-то разладились… Друзей «по интересам» у меня, выходит, и не было. Мейсон единственный, кто готов делать со мной подобные вещи, и то ради меня, а не потому что ему это нравится.

0

20

- Ну и что? Стремные Дольчи, - я равнодушно пожимаю плечами и продолжаю складывать куртку так, чтобы она как можно компактнее лежала в сумке. Никогда особо не разбиралась во всяких там брендах. По-моему, глупость какая-то. Ладно еще, если вещь дорогая, брендовая, но красивая и качественная. Это я могу понять. А таскать на себе стремные шмотки просто потому, что где-то там сзади крутой ярлычок пришит... Странно.
   Я бы не отказалась от какого-нибудь платья. Я одеваю их редко, но невероятно люблю это ощущение перевоплощения, когда ты из девчонки в кедах превращаешься в красивую, ухоженную молодую девушку. Открываю дверцу самого большого шкафа, но тут лишь несколько платьев в чехах. Какие-то стремные. Мешковатые, в сеточку, оголяют много тела, но делаю это как-то нелепо, совсем несоблазнительно. Зачем вообще такое носить? Если уж ты одеваешься на себя платье, а Майли вроде не особая их поклонница, то почему не сделать из себя королеву на этот вечер? Тем более, если есть деньги. Нет вкуса? Найми кого-то, у кого он есть. Но не идти на церемонию чучелом...
   В отличие от руни, я шла сюда именно за вещами. Чем-нибудь интересным и особенным, чего самостоятельно никогда не добуду. Сейчас у меня небольшие сложности. С Генри отношения очень напряженные, и я скорее съем рака, чем попрошу у него денег. Ну только какие-то мелкие деньги, какие родители дают детям типа на мороженое и всё такое. Но мне даже за эти деньги неловко. А без них никак... Может хоть теперь у меня будет стабильный лишний нал, на который я смогу себе что-то покупать?

   Майли приезжает слишком рано. Я еще не успела всё посмотреть! Наугад открываю несколько ящиков, и в одном нахожу коробочки с украшениями. Вытаскиваю одну с краю, а затем все поправляю так, чтобы не осталось пустого места. В коробочке оказываются блестящие, красивые сережки. Я не уверена, но похоже на золото. Я такое не одену, вот их и попытаюсь продать. Сколько они на самом деле стоят, не получу, но хоть какие-то деньги... С грустью вспоминаю момент из фильма, когда герои находят под кроватью коробочку с деньгами. Проверить бы, но нет, мы уже не успеваем. Выключаю свет, наугад хватаю какую-то тряпку, и спешу за Руни.

   Выбираемся из дома Майли и стоим теперь уже на пустой остановке. Я улыбаюсь, как идиотка. Признаться, выбираться из дома мне понравилось больше всего. Мы чуть не попались, пришлось ползти по земле, я даже поцарапалась, но именно в этот момент переживала больше всего, и, наверное, даже адреналин играется в крови. - Да, понравилось, - запихиваю шапку в рюкзак, а следом тряпку, которая оказывается тоже шапкой. - Ты хотела что-то из спиртного взять, да? У меня есть две бутылки, если хочешь, могу отдать тебе одну, - мы определяемся, в какую сторону автобусный вокзал, от которого ходят рейсовые автобусы до других городов. И делать нечего, идем пешком. Дай Бог, к утру будем дома.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » - если будешь много учиться, то твоя жизнь станет учебой;