В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Только закрой глаза


Только закрой глаза

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Агата&Вернон
31 марта 2014
Иногда нужно идти на уступки, чтобы не потерять что-то очень важное в жизни...

Отредактировано Vernon L. Ward (2014-04-04 12:13:17)

0

2

Мысль помириться, в принципе, появилась у меня уже давно. Чуть ли не через пару часов после самой ссоры. Но вот оформлялась она несколько дней. Я вынашивал ее чуть ли не как план захвата Пентагона. Нет, было бы весьма ошибочно сказать, что я не злился на Агату. Злился, и еще как. Да вот только это умом. А сердцу, как говорили мудрые, не прикажешь. А вот оно-то как раз орало буквально благим матом, заглушая внутренний голос, протестуя против ссоры и требуя, требуя, требуя примирения.
В конце концов, ваш покорный слуга смирился.
Нужно было искать пути примирения. Но вот как это сделать? С того вечера Агата не звонила ни разу, и я не решался ее беспокоить, слишком уж взвинчена она была. Мышке тоже ничего не сказал, хотя дочь прекрасно видела, что со мной творится что-то не то, а моя женщина в студии больше не появляется.
В конце концов, я принял решение, что нужно, просто-таки необходимо, срочно что-то придумать. Просто позвонить и извиниться я считал недостаточным. Размениваться на банальные конфеты, открытки, букеты не хотелось. Я должен был доказать, что тогда, больше недели назад, говорил совершенно серьезно. Я хотел  доказать ей, что это не блажь.
Поэтому сейчас я сидел в машине, постукивая пальцами по рулю, и нетерпеливым взглядом смотрел на вход в бизнесцентр, где располагался магазин Агаты. Я снова чувствовал себя юнцом. Забавно. С этой женщиной я был то стариком, то мальчишкой, влюбившимся в первый раз. Среднего варианта как-то не получалось. Ну да это, наверное, и придавало некий шарм нашим безумным отношениям.
До конца ее рабочего дня оставалось всего ничего. Но, черт, ведь не исключено, что она задержится на работе, или... или сегодня решила остаться дома. С сыном и этим... этим. Не хочу об этом думать!
Одна только мысль о так называемом муже Агаты выводила меня из себя. Заставляла беситься и кипеть от ревности. Грешным делом я задумался о том, что надо бы его у кого-нибудь заказать, благо - связи имеются. Но вот этого она мне точно не простит.
Итак, я ждал. Ждал до того момента, как в дверях не показался знакомый до боли силуэт. Как всегда - прекрасна. И, вроде, не сильно-то переживает. Или это я себя накручиваю? В любом случае, с места я даже не двинулся. Я точно знал, что слушать она меня не захочет, поэтому подговорил Мышь мне помочь. Не говоря о ссоре, сказал, что хочу сделать девушке сюрприз. Конечно же дочка, это доброе сердце, сразу же согласилась. И теперь она спешила навстречу Агате, состроив самую жалостливую мину. Я не слышал их разговора, но знал, что должна сказать моя девочка.
- Агата! Слава Богу, ты тут! Мне очень нужна твоя помощь, срочно! Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста! Скорее!
Вот она хватает замешкавшуюся испанку за руку и тащит в сторону такси. Я киваю и трогаюсь с места...

На поле близ Сакраменто ждет воздушный шар. Самый настоящий огромный воздушный шар. В его корзине - шампанское, закуски, кофе в термосе. Цветы, много цветов. Ну и я, естественно. В отличие от таксиста, я нарушал все возможные и невозможные правила и набрал полный пакет штрафов, но успел заранее. А вот и такси, кстати говоря. Не знаю уж, чем Мышь заговаривала зубы Агате, но вышли девушки из машины в приподнятом настроении. Вроде даже моя испанка улыбается, отсюда не разглядеть точно. Мышка машет рукой в сторону шара, садится в такси и уезжает. Агата идет к корзине. Метров сто, не соврать. Развернется? Или дойдет?

+1

3

внешний вид + без повязки, со шрамом

Мы с Верноном не разговаривали и не виделись уже неделю. Что было со мной за это время? Во-первых, я ощущала, что наступает спокойствие в Торелли. Мы расправились с Энзо, с его людьми, теперь время подсчетов потерь. Время работать усерднее, чтоб восстановить дела. Конечно, мои убытки были ничто по сравнению с тем, что случилось со стройкой Франческо. Кроме Торелли наметилось продвижение с Декстером. Тогда, в ту ночь, когда я поругалась с Уордом, я помирилась с Кортесом. Помирилась на пьяную голову прямо в бассейне. С тех пор мы спим в одной кровати. Хотела ли я этого? Я чувствовала, что мое личное пространство урезают. Декстеру не стоило в ту ночь пользоваться ситуацией, а мне не стоило в ту ночь так напиваться. Но что было, то было, и теперь я искала любой повод чтоб не находиться дома. Нет, я появлялась на Зеленой Миле, но уже в девятом часу вечера, так, чтобы успеть поиграть с Аароном, покушать и уйти спать.
Вот и в этот день я находилась в офисе, слишком часто для директора начиная там появляться. Но чем заняться было: во-первых наше дело с выкупом земель в Детройте набирало обороты, туда надо заслать оружие и людей, или купить там наемных, подкупить банды и чиновников. Для этого всего скоро придется отправиться туда, чтоб проконтролировать внедрение своих сил. Хотя рано еще об этом говорить...
Во-вторых на работе я могла встречаться с Джозефом, чтоб обсудить дела мафии. А в свете последних событий, нам много о чем надо было поговорить.
Сегодня на работе пришлось задержаться, так как вышеупомянутый Джозефф подъехал под конец рабочего дня. Впрочем, у таких как мы, рабочий день все 24 часа в сутки 7 дней в неделю.
- Тебя подвести? - спрашивает Клинтон выйдя из бизнес центра.
- Нет, я на своей - с ключами в руках киваю на парковку, улыбаюсь и махаю рукой на прощанье.
Я успела сделать несколько шагов, прежде чем ко мне подбежала Мышь. Вот кого я действительно не ожидала увидеть, так это ее.
- Агата! Слава Богу, ты тут! Мне очень нужна твоя помощь, срочно! Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста! Скорее!
- Может объяснишь в чем дело? - спрашиваю, но все равно иду следом. Не знаю в курсе ли девочка о нашей ссоре с Верноном? И сейчас она позвала меня потому что что-то случилось с ее отцом или проблем нажила она? Во всяком случае, какой бы вариант не был, я готова была помочь. К девочке я относилась положительно, хотя, порой, и уставала от ее вечно приподнятого настроения. На фоне собственных проблем, мне казалось, что она слишком счастливая и ей стоит завидовать. Хотя разве можно завидовать человеку без ноги? Мне было стыдно за свои мысли...
- Куда мы едем? - то ли третий, то ли четвертый раз спросила я у ребенка (хотя какой она ребенок? у меня в этом возрасте уже был 3х летний малыш и я по всем Штатам искала его), но Яннике упорно сводила тему. Она щебетала что-то о благотворительном вечере, спрашивала как дела у меня и даже про папу что-то... Я, в основном, отвечала односложно, так как пыталась понять куда едет машина. И, конечно, я смогла понять, что все это - задумка Вернона. Он хочет помириться? Или хочет, чтобы его дочь помирила нас?
Такси доставило меня за город, останавливаясь на проселочной дороге в зеленом поле.
- Выходи - мягко сказала Мышка, улыбаясь, и, перегнувшись через меня, открыв дверь.
Я послушно вышла, оборачиваясь на уезжающий автомобиль. Затем вернулась взглядом к красивому, яркому воздушному шару. Этот шар напомнил мне события двухгодовалой давности, когда я, убегая с Чемоданом (он же Аарон) от людей Билла, украла воздушный шар. Полетом насладиться мне не удалось из-за нервов, стресса и ужаса, что мы разобьемся. Поэтому, надеюсь, что сейчас будет иначе. Да, я шла вперед.
Пришлось снять туфли, так как каблуки проваливались в землю, но я шла. Думала ли я о примирении с Верноном? Хотела ли я его? Признаюсь, мне легче было бы разойтись с ним, чем вернуться в его объятия и каждый день приходить к мысли, что я изменщица.
Я встала между двумя путями: с одной стороны отказаться от человека, в которого была влюбленна и при этом не испытывать угрызения совести; с другой стороны стать изменницей, но быть с ним.
Держа в руках туфли, я подхожу к мужчине и молча смотрю на него. На моем лице спокойствие, немного грусти. Я еще не поняла как реагировать на этот сюрприз. Поднимаю голову, осматривая красивый возвышающийся шар. Сегодня я без повязки, в последние дни все чаще и чаще появляюсь без нее, не стесняясь больше рубца в виде полумесяца и мутного, как у рыбы, глаза.
- К тебе можно? - спросила, но даже без ответа уже закинула свои туфли в корзину, собираясь перепрыгнуть следом.

+1

4

Пятьдесят метров. Сорок. Тридцать... Все-таки она не развернулась.
А я вдруг четко осознал, что совершенно не представляю, что ей сказать. Извиниться? Да, я намерен извиниться. Но не за намерение сделать ее своей женой. В конце концов, брак, как таковой, как явление государственное, я не понимал и не признавал важным. Но я не настолько дурак, чтобы не понять, что иногда он - необходимая условность. Как, впрочем, и многое другое, связанное с государственностью. Вот за это я государство и ненавижу. За рычаги влияния, за вот это совершенно прозрачное, но прикрытое стыдливой вуалью честности, манипулирование нашими жизнями.
Не люблю быть марионеткой. Даже шахматной фигурой быть не люблю...
Но я отвлекся. А, тем временем, Агата подошла на расстояние, когда уже можно было каждую черточку ее лица. Только вот беда - лицо ее не выражало ровным счетом ничего. Я сделал глубокий вдох, но заставить себя улыбнуться так и не смог. Во мне, как будто бы, что-то надломилось. Я не ощущал эту нашу встречу примирением. Скорее она смахивала на красивое расставание.
Но в мои-то планы не входило расставаться с Агатой! Только как объяснить это ей самой? Не знаю.
Дальше не придумали - импровизируй, как говорится.
- Привет. Да, конечно. - Ловко отступаю с траектории летящих в корзину туфель, и перегибаюсь через борт, чтобы помочь девушке подняться. Секундное замешательство, и она все-таки протягивает мне руку. Я обхватываю ее запястье и помогаю подтянуться. Агата перегибается через борт, я бережно подхватываю ее на руки, не удержавшись от того, чтобы на долю секунды не зарыться лицом в ее кудри. Она, как всегда, пахнет терпкими травами и чем-то еле уловимым. Но теперь к этому запаху примешивается ощущение горечи. Не запах, а скорее тень. Отстраненность, отчужденность, недосказанность.
Я бережно ставлю женщину, которую еще недавно считал своей, на дно корзины.
- Ты же не боишься высоты, верно? - Позволяю себе улыбку, хотя и понимаю, что получается она слегка вымученной. - Я не знаю, какие цветы ты любишь. Рискнул предположить, что эти ирисы тебе все-таки понравятся. Если нет - только скажи, и я выкину их за борт.
Шутки получаются плоскими и натянутыми. Я кожей чувствую ее неуверенность и некую отстраненность. Видимо, мои страхи подтверждаются... Расстегиваю пуговицу пиджака, снимаю его и накидываю девушке на плечи.
- Там, наверху, бывает холодно, поэтому... - Пожимаю плечами, и аккуратно поправляю на ней пиджак, в который Агату при желании можно обернуть два раза - настолько она хрупкая. Девушка кажется мне усталой и немного озабоченной. Как будто последние дни ей приходилось частенько думать о чем-то плохом. Впрочем, не удивительно, ведь она в Семье. А Семья накладывает свой особенный отпечаток.
Все слова, которые мне нужно ей сказать, как-то подозрительно застревают в горле. Удивительное дело, но я боюсь. Нет, не ляпнуть лишнего. Я скорее боюсь того, что как раз не успею сказать что-то важное. Что-то, что если не исправит положение, то хоть изменит в лучшую сторону.
- Знаешь... Я должен перед тобой извиниться. Не за то, что сделал тебе предложение. Я все так же хочу быть с тобой. За то, как я его сделал.
Шар, отвязанный оставшимся на земле инструктором, медленно поднимается в воздух.

0

5

Что пробежало между нами после той ссоры? Что случилось в моем отношении? Отчасти, это как десятилетний случай с Декстером, когда он сделал мне предложение, чтоб решить безвыходную ситуацию, а я сбежала. Я продемонстрировала, что выход есть. Или просто испугалась. И хоть сейчас прошло много лет, я повзрослела, должно было измениться мое отношение к браку, к мужчинам, но этого не произошло. Не скажу, что Вернон все испортил все. Испортила все я.
В его глазах я видела свою ошибку. В его глазах я читала непонимание.
Приняв помощь Уорда, я перебралась в корзину. Опускаю взгляд, замечая фруктовую корзину, бутылку со спиртным, прижатую в углу и букет цветов.
- Ты же не боишься высоты, верно? - я легонько качнула головой в сторону, пытаясь улыбнуться. Нет, не боюсь. Хотя опыт неудачных полетов у меня был огромный. Мне вообще на неудачи везет.
- Я не знаю, какие цветы ты любишь. Рискнул предположить, что эти ирисы тебе все-таки понравятся. Если нет - только скажи, и я выкину их за борт. - а, правда, какие цветы я люблю? Никогда не задавала себе этот вопрос, и мне никто не задавал. Дарили и розы, и лилии с орхидеями, хотя не скажу, что когда-либо купалась в цветах. У меня никогда не было мужчин джентльменов. Но ирисы... были красивыми.
- Не надо ничего выкидывать. Мне нравится, правда - людские капризы не стоит того, чтобы сначала срывать цветы, а потом их выкидывать. Аллергии у меня не было, а значит пусть скрашивают обстановку, ведь над этим нам с Верноном еще надо потрудиться.
Мужчина снимает пиджак и накидывает на мои плечи. Опускаю взгляд на его руки, что касаются моих ключиц, поправляя одежду. Мурашки по коже, но не от волнения, а скорее от непривычности - тело отвыкло от его рук, а разум твердил сейчас, что что-то не так.

чувства пришли в ноль.
лодки легли под воду.
хрупкие сны тем, кто может спать.
ты выбрал клетку. я -
я как всегда свободу.
быть одиночкой мне не привыкать.

- Знаешь... Я должен перед тобой извиниться. Не за то, что сделал тебе предложение. Я все так же хочу быть с тобой. За то, как я его сделал. - а внизу инструктор, оставив нас одних, отвязывает шар. Я на миг задумываюсь что будет, если этот шар не вернется на поле в назначенный срок, но думаю, что Уорд решил сразу этот вопрос, отстегивая несколько купюр, фальшивых или нет...
- Ты не можешь быть уверенным в своем желании жениться на мне, так как не знаешь кто я такая. Говорят, что любовь слепа, но вряд ли бы ты стал жить с той, кто представляет опасность тебе и обществу. - я не пытаюсь напугать мужчину, нет, я только хочу дать понять, что мы мало друг о друге знаем, чтобы принимать такие ответственные шаги как заключение брака. Я, конечно, слышала, что в Лас Вегасе люби по пьяни выходят за первого встречного, но мое отношение к замужеству было совсем другое. Во-первых, я не понимала к чему нужен штамп в паспорте и все эти обязательства? Любить можно и без брака, наживать имущество тоже, детей рожать можно без брака и потом так же без него делить ребенка. Может просто общество привыкло судить о человеке по его кошельку, по тачке, на которой он ездит, по школе, в которую ходят дети, по мужу... Я не винила Вернона, но наши взгляды на этот счет не совпадали. Хотя и не смею утверждать, что мои мнение может поменяться. Думаю, люди заключают союз, когда боятся друг друга потерять. А до сих у меня не было мужчин, без которых я не представляла свою жизнь. Нет, я всегда знала, что люди вместе не навсегда, и не вместе они тоже не навсегда.
Даже наша ссора с профессором и моя моральная готовность к тому, что мы разойдемся, показала это. Грустно. Грустно отказываться от любви.
- Боишься меня потерять? - спрашиваю совершенно спокойно, подходя к краю корзины и смотря на удаляющийся луг, на отдаляющиеся кроны деревьев.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Только закрой глаза