Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » накажи меня, накажи меня полностью


накажи меня, накажи меня полностью

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s9.uploads.ru/5zDbv.gif

Участники:
Lucifera H. Dix&Pete Mellark
Место:
Лос-Анджелес
Время:
примерно полтора года назад, лето
Время суток:
вечер/ночь
Погодные условия:
жара-жара
О флештайме:
Воспитательный процесс с последующими не очень положительными санкциями со стороны хрупкой девушки в адрес слегка поддатого грубияна, который тоже вряд ли уступит в этой борьбе

Отредактировано Pete Mellark (2014-04-06 02:37:53)

+2

2

- Мелларк, мать твою, где тебя черти носят? Набери, как только появишься в сети. В противном случае скормлю твою адову голову Церберу! – итак, какое уже по счету сообщение? Десятое, видимо. После пяти умудрилась сбиться со счета, а заодно пообещать себе, что последнюю угрозу я всё-таки приведу в действие. Нервно отбрасывала телефон куда подальше. Понимала, что больше не пригодиться. Названивать этому раздолбаю нет никакого резона. Если упрямец вбил себе в голову, что не возьмёт трубку, то, не сомневайтесь даже, именно так и сделает! Не передумает. Не променяет гнев на милость. Дьявол! А ещё он дьявольски красив. Чертовски сексуален с этим своим неисчислимым количеством татуировок, разбросанных по всему телу. Да, я люблю разрисованных. Изучать пальцами изгибы_края рисунков, вырисовывая таким образом незамысловатые узоры, понятные только мне. Мне и тому, чьи тату подверглись моим домогательствам. Он дьявольски красив, но если подумывал о том, что именно это его спасет – глубоко.. ох, как глубоко ошибался.
Впрочем, раз уж дела обстоят так хреново, и Мелларк действительно решил забить… договорились! Будем искать выходы из ситуации, а не оправдания придумывать для адова упрямца. Выдохнув, блаженно потягиваюсь в кресле, тянусь за мобильным телефоном. Вновь. Только теперь для того, чтобы найти замену. Как там говорят сильные умы мира сего? Незаменимых не бывает? Окай, докажем на практике. Подушечками  пальцев по клавишам, уже представляя, как взбесится Пит, когда узнает, что его драгоценную гитару возьмёт в свои руки кто-то другой. Другой. Будет играть в его группе, обзывать мило Пата Партицией, перебирать пальцами струны ЕГО гитары. Как же он, чёрт возьми, взбесится. А я полюбуюсь. Позабавлюсь. Возможно, в очередной раз услышу, что являюсь не самым хорошим человеком (ежели вспоминать не дословно, - в противном случае не пропустит цензура), но.. концерт на грани срыва. Из-за тебя, Мелларк, кстати. Найдешь другой выход? Пожалуйста! Ищи, звони. Пиши письма. На данный момент от своего выбора отступать не намерена. Пока не увижу чуть более разумный.
- Дерек?! – действительно, сколько лет, сколько зим. Давно не общались. Со дня моего 24-го дня рождения, кажется. Вечно было совсем не до звонков, прогулок и пьянок. – Я знаю, что звоню не так часто, но без твоей помощи не обойтись. Ты в Элей?ну, пожалуйста! Скажи, что ты здесь. Скажи, а затем брось всё и езжай сюда. У меня ЧП. Без тебя не справиться. – Отлично. В общем и целом, дела обстоят так – гитарист, менеджером группы которого я являюсь, загулял. Подменить на концерте надо бы. Осилишь? – нет? Что значит «нет»? – У тебя нет другого выбора. Это единственное «нет», которое является уместным в данной ситуации. Жду тебя, ничего не знаю. У тебя есть десять… ладно, пятнадцать минут на то, чтобы собраться и добраться. Никаких отговорок! Всё, отбой. – с каких только пор стала столь самоуверенной? Судить не мне, впрочем. Секунда, вторая. Тоскно, паршиво. Не то. Всё не то. Но к чёрту. Ещё один номер для страховки, что хоть кто-то один, но подъедет. И чтобы душа заодно успокоилась. Потом ещё минут десять, пятнадцать, двадцать… знаете? Мне кажется, что концерт будет отыгран шикарно. Даже без него. Неотъемлемой части группы.
Указав всем и вся, что надо делать, куда идти и напомнив заодно о смысле жизни всех и каждому, возвращалась в гримерку. Выдыхала. Наконец основная часть работы сделана. А дальше дело пойдет именно так, как захотят любимые раздолбаи с замечательными голосами. Улыбнувшись, приземлялась на диван, а затем… Затем обнаруживала Пита.. в дверном проёме. – Можешь идти туда, откуда пришел. Ё-моё, ещё и алкоголем разит, как… как от заправского пьяницы. Такой шлейф… ненавижу. Непойми откуда взялось дикое раздражение, а ещё желание… убить его как можно скорее. – Ещё и пьян. Что за праздник и почему я не в курсе? - всё ещё лёжа на кожаном диванчике и даже не думая подниматься на ноги. А что? Мне и здесь неплохо. Тепло, уютно. Что ещё надо для счастья?

Отредактировано Lucifera H. Dix (2014-04-07 00:33:01)

+2

3

Я определенно помнил, что сегодня какой-то особенный день. Ага, помнил, утром, днем помнил, а потом как-то… то ли головой хорошенько приложился, что обо всем забыл, то ли просто забил в свойственной мне манере. Ах да, кажется, сегодня должно быть какое-то выступление. Или что-то типа того, что никак и никогда меня не напрягало. В общем, я честно держался в первую половину дня, решив, что хотя бы сегодня смогу позиционировать себя как взрослого и ответственного человека. Но потом, ближе к вечеру. Блять, я не знаю, как так получилось. И это действительно не моя вина. Просто, когда тебе звонят и приглашают в бар посидеть, ты просто не можешь отказаться. Вот и я не смог. Прошмыгнул мимо парней и удрал в давно знакомое место, где уже вовсю гуляла моя привычная компания, с которой меня связывают лишь приключения на пьяную голову. Я правда хотел ограничиться одной кружечкой пива, но за пивом пошла выпивка круче и все. Бомбануло_прорвало_понеслось. В общем, неотвратимый процесс был запущен, и вряд ли теперь что-то могло меня остановить. А потом и появилось непреодолимое желание почесать кулаки о чей-нибудь ебальник. Как нельзя кстати другая компания запетушилась в нашу сторону. И тут я реально поверил в чудо. Это ведь то, что нужно. Они такие грудь вперед, мол, у вас че, проблемы какие-то? Нет проблем? Ща устроим. А я такой, мол, давай-давай, хватит пиздеть зря и воздух тратить, пойдем выйдем, поговорим по-мужски. Короче, петушились мы недолго. Сразу перешли к делу. Обошлось без предварительных ласк, ага. Мой кулак сразу вписался в чей-то нос. Честно говоря, не знаю даже в чей, может даже, в нос союзника. А я че? А я ниче! Другие вон че и им ниче, а я как че – так сразу вон че. В общем, суть басни такова – не стоить стоять на пути прицельного огня. Удар в ребра, меня распирает от мученического кашля и от злости одновременно. Махаю кулаками как озверевший просто. Чувствую удар в челюсть. Кажется, я слышу что-то хруста. То ли челюсть пострадала, то ли рука противника. В любом случае, ощущаю сильнейшую боль в области переносицы, чувствую, как кровь течет по губам. Кажется, еще и губу разодрали. Черт, это была моя любимая губа! Я не помню уже, кто нас разводит в разные стороны, но меня хватают несколько человек, а я все брыкаюсь как баран, которого ведут на рубку. До копов не доходит, но охранники вышвыривают нас подальше от их заведения, и мне ничего не остается, кроме как пойти туда, где якобы должны были ждать. Я стою на тротуаре и пытаюсь найти точку опоры. Качает не по-детски, вертолет за вертолетом. И голова жестоко разрывается, нет, не от количества выпитого, а от ударов, которые я поймал своей черепушкой. Блять, как-то я стар стал для пьяных драк. Походу моя эра закончилась. Я небрежно вытираю рукавом куртки  нос. Очередная куртка, пропитанная собственной кровью. Зашибись. Вытаскиваю откуда-то из карманов мобильный телефон, который пострадал во время потасовки. Разбитый экран, к слову, все еще функционирующий. Пытаюсь посмотреть, кто мне названивал. Оу. Не к добру. Люци. Я бы не хотел говорить об этой девушкой, но раз уж нас связала судьба. Все, что я испытывал, когда смотрел на нее – это непреодолимое желание, на пути которого лучше не стоять. Ее красота была сравнима с безупречной красотой античных богинь. Нет, правда, я нисколько не преувеличиваю, она была преступно красива, за такую красоту следует сажать за решетку, чтобы не сводила с ума ею простых смертных. Мой запретный плод, который я мечтаю вкусить с первых секунд нашего знакомства. А еще она чертовски вреднючая и языкастая, я даже слегка хмельной головой представляю, что сейчас меня ждет нагоняй. Ловлю такси, еле как вспоминаю и диктую адрес. Кажется, я успею. Впускать в помещение меня сначала не хотели, но после достаточно длительных пререканий и споров, они все же сдались. Наверное, выглядел я как алкаш, который пару раз поцеловался с асфальтом. Еле как нашел чертову гримерку. Остановившись в дверной проеме, облокотившись о косяк в больше степени потому, что готов был рухнуть прямо на пол, посмотрел на развалившуюся на диване брюнетку. Ох, до чего же хорошенькой она была.
- Понятия не имею, почему ты не в курсе, ты же всегда все знаешь, ай-ай, видимо, ты не такой клевый менеджер, - я пожал плечами и двинулся вперед, на ходу скидывая порядком испачкавшуюся куртку. Сняв с вешалки другую чистую, натянул ее на себя и взглянул на собственное отражение в зеркало. Мда, видок не лучший. Ну ладно, пару раз умоюсь холодной водой и буду как огурчик. Оглянувшись в поисках своего инструмента, перевел озадаченный взгляд на Люциферу.
- Где гитара? – вежливо так поинтересовался я, не отрывая взгляда от девушки.

+2

4

- Где гитара? – он только спросил, а я мысленно уже представила свой похорон. Составила список гостей-приглашенных, отметила, кого точно уж видеть я не желаю. Поняла, что проводить церемонию лучше вечером. А ещё лучше ночью, под звёздами. Так романтишнее. Именно романтишнее. Я без ошибок. Впрочем, откуда столько эмоций? Вопрос ведь простой до банальности. Прикрываю глаза. Нет, не нервничаю.
- Там, - как ни в чём не бывало, указала в том направлении, где ранее та самая гитара и пребывала. Ранее. Не сейчас. Глупая шутка? Совсем нет. Просто приходить нужно вовремя, а не задолго «после». А ещё лучше за десять минут «до того как», чтобы знать, что время у тебя имеется. На подготовку. Морально-мысленную. И не только на неё, кстати. За десять минут можно многое успеть, как гарантирует практика. Неловко улыбнувшись, тянулась к журнальному столику за очередным редакторским творением и, схватив оное тонкими наманикюренными пальчиками, открывала одну из глянцево-разноцветных страниц. Первую попавшуюся. Никак не с целью углубиться в процесс чтения, дабы узнать нечто новое, интересное. Нет. Скорее, чтобы спрятать наглые голубые глаза за кричащей обложкой с полуголой моделью из «Victoria’s Secret». Чтобы не смотреть в те, что напротив. Карие, испытующие, жаждущие чего-то. Или кого-то. Увы, не задумывалась над этим странным вопросом, пришедшим в голову столь не вовремя. Тянула интриги нить тонкую ловко, почти мастерски, судя по сжатым костяшкам пальцев обворожительного татуированного брюнета, напротив стоявшего. Обескураженного.  – В чьей, позволь поинтересоваться, заднице, был твой мобильный телефон, когда я тебе звонила? а как можно ещё с тобой? Как, чёрт возьми по-другому? К слову, другой человек уже давно бы остепенился. Сделал выводы для себя. На будущее. О том, как поступать нужно, а какой вид поведения был бы принят не совсем адекватным. Другой, - ключевое слово. – А теперь можешь сходить за своей гитарой на сцену. На ней Марк играет. Ах да, прости, вы не знакомы. Марк – мой друг детства и он любезно согласился тебя подменить одного раздолбая на время сегодняшнего концерта.а теперь стоп-кадр! Иначе действительно сходит. Вот только не факт, что после процедуры отбирания гитары никто не пострадает. Кстати, даже гитаре стопроцентная безопасность не гарантирована (она вообще может быть разбита о чью-то голову; даже догадываюсь о чью, кстати). Мелларк в гневе страшен, а вы не знали? Я знаю это. И знаю очень даже хорошо. Следовательно сейчас надо бы всё уладить. И сделать это как можно быстрее.
- Пит, на кой чёрт тебе телефон? Я же говорила, напоминала далеко не единожды. Что-то не получается? Будь добр – оповести. Я не эксрасенс. Увы, не умею читать мысли. А твои – так тем более. Чёртова загадка человечества. Этому не обучили, - Люци, миллиард оправданий. Что за волнение. Ты же не на экзамене. Не застукали со шпаргалкой или, что хуже, в туалете со старшекурсником на самом, что ни на есть, интересном моменте. Спокойнее будь, детка. Нервные клетки не восстановишь. – Лучше восстанови мои нервные клетки. Одни только твои выходки не хилое такое количество их съедают. И выдыхаю. Всё. Перегорела, успокоилась. Ещё бы Мелларк был таким же. Быстро разгоравшимся и гаснувшим так же быстро. Помещаю журнал аккурат на… грудь, устремляю взгляд на брюнета, дабы продолжить разговор с  ним. Только совсем не в том русле, которое изначально планировала. Разборки, кажется, отменяются.
- Сейчас лучше просто присядь, расслабься, подожди, пока парни концерт отыграют. Время назад не вернёшь. Да и… куда тебе в таком состоянии? – теперь поднимаюсь на ноги, за считанные минуты отыскиваю перекись и пакет с ватой. Несколько не хитрых движений и я уже около тебя. Зализываю твои раны. Чувствую себя виноватой. Хотя, за что, казалось бы?

+2

5

Ее близость вызывала во мне странные противоречивые чувства. Хотя, не так-то близко она находилась. Но все равно смогла вновь разжечь эти знакомые чувства во мне. Я не знаю, как ей это удавалось сделать, она как будто имела власть надо мной. И чем больше власти, тем больше сопротивления с моей стороны. Но не суть важна. Главное, что рядом с ней я действительно хотел ее придушить в одну секунду, а в другую просто вцепиться в ее такие соблазнительные губы страстным требовательным поцелуем. Я не знаю, безумие ли это, но порой мне казалось, что действительно ему место быть в наших странных отношениях. Указывает мне наманикюренным пальчиком в ту сторону, где должна была находиться гитара. И что? Думает, что это смешно? Что за детский сад? Я чувствую, как закипаю. Еще чуть-чуть, и начну издавать свистящие звуки аки чайник на плите.
- Там, угу, ясно, - безостановочно ворчу я. Нет, серьезно, она надо мной издевается или где? Или как? Или что? Или кто? Или что вообще происходит? Руки сжимаются еще сильнее в кулаки. Сжимаются так, что костяшки пальцев белеют. Зря она это. Ой зря. Даже будучи в состоянии, далеком от состояния трезвости, я понимаю, что нрав у меня еще тот, бык с красным платочком отдыхает где-то на Гоа. А когда уж я немного под градусом. Блять, женщин и детей просим покинуть помещение и расчистить территорию протяженностью в несколько километров. Я не контролирую себя в подобном состоянии. Да, понимаю, что веду себя как последняя сволочь, но ничего не могу с собой поделать. И уж кому, как не ей, знать, к чему все это может привести. Я пытаюсь успокоиться, глубоко дышу, мысленно считаю до десяти, но застреваю где-то между шестеркой и семеркой. Смотрю на нее и, кажется, забываю обо всем. Зачем я здесь? Почему я здесь? Что я хочу?
- Мммм, детка, ты звонила мне? Неужели соскучилась? - хамовато-наглая улыбка, смешанная с пьяным взглядом - залог настоящего успеха, как мне казалось, но в то же время, наверное, со стороны я выглядел меркзо. Ой да похер. Я уверен, она и так обо мне не лучшего мнения. Хотя, действительно, мне ли не посрать на мнение окружающих? Видимо, действительно не посрать, что крайне странно. Я, кажется, уже начинаю остывать, но тут Люци выдает кое-что поистине странное. Сначала, честно говоря, я не понял смысл ее слов. И, знаете, лучше бы вообще не понимал, потому что в следующий момент я испытал такой взрыв эмоций, что, казалось бы, сейчас взорвусь прямо на месте, утащу с собой Люци и кого-нибудь перережу, отвечаю. 
- Чтооооо? - взревел я неизвестно откуда взявшимся басом, метнул в сторону брюнетки дикий, испепеляющий, красноречивый взгляд. - Какой еще нахер Марк? 
Но мой взрыв бешенства проваливается с треском, потому что наступает время суровых брюнеток. Она говорит что-то о нервных клетках, о том, что не получается у нее читать чужие мысли (хм, то же мне, менеджер). Я пропускаю мимо ушей, но что-то плотно оседает в моем сознании. 
- Блять, Люци, какого хрена? Я нормально себя чувствую. Да, выгляжу паршиво, но кому какая разница? Я просто выйду, отыграю и уйду. Хотя, нет! Я просто выйду, отберу гитару у этого сосунка, раздолбаю ему череп о что-нибудь и уйду! - и сейчас я вряд ли шутил, потому что желание было непреодолимым, целенаправленным и непоколебимым. - И Патрик вот так просто отдал мое место какому-то Марку? Что за имя вообще такое, блять? - я чувствую острую боль в области рассеченной брови. Блять. Долбанный алкоголь, кажется, заканчивает оказывать свое действие. Ну почему? Почему в самый неподходящий момент? Борюсь с головокружением и уже собираюсь выходить на сцену и показывать этому хрену моржовому, где раки зимуют, но меня останавливает она. Нет, не силой, одним лишь прикосновением. Прикладывает смоченную ватку в перекиси к ранам. Я морщусь от неприятного ощущения, дергаюсь от нее. И становится как-то стыдно, правда. Я хочу, чтобы она знала, что мне действительно важна ее забота обо мне. Никогда ничего такого ни от кого я не получал. Может быть, поэтому веду себя как дикое животное. Секунда - я уже не чувствую боли, но продолжаю внимательно следить за каждым ее движением, пристально всматриваюсь в красивые голубые глаза, длинные густые ресницы. Медленно поднимаю руку, несильно хватаю ее за запястье, опускаю ее изящную ручку, заставляю посмотреть в свои глаза. Что творится, черт, я не знаю. И как-то не могу найти ответа. Просто в какой-то момент мне хочется это сделать. До одури хочется. Так хочется, что я поддаюсь вперед и ловлю ее полные губы в мягком поцелуе. В груди что-то взрывается, связь с космосом теряется, я слышу, как громко стучит сердце.

+2

6

Love is like a sin my love
For the ones that feel it the most

«Меньше возмущений и больше действий!», - с удовольствием подметила бы я в любой другой ситуации. И была бы права на все сто процентов. Не стой на месте. Двигайся, действуй, делай хоть что-нибудь, но не стой бездейственно у двери, сетуя на то, как несправедлива к тебе жизнь и как жестоки её сюрпризы. Но в данной ситуации единственным действием, которое мог бы совершить Пит, было прямое воздействие на парня, который почти охотно согласился его заменить. И не факт, что это воздействие не выстелило бы Марку постель на больничной койке. Не поселило бы моего приятеля в больничке на неопределенный срок. Этого исхода мне хотелось меньше всего. Не для этого всё было организовано. В первую очередь заботилась о концерте и о тех тысячах лиц, оплативших билеты. Хотела, чтобы он прошел более чем успешно. Чтобы обошлось без отвратительного осадка где-то там… глубоко в душе. Но, кажется, эту миссию я провалила с громким треском. Останется недовольным, в первую очередь, Пит, ведь ему так и не удастся отыграть свою партию на гитаре. Далее по счету… фанаты. Некоторые из них покупали билет только для того, чтобы узреть на сцене любимого гитариста. Ну, и последние по счету, но не по значимости… ребята из группы. Как после всего этого мне смотреть в их глаза? Знаете? Я так яро хотела избежать всех этих неловкостей и конфликтов, что, в конечном итоге, всё равно с ними столкнулась. Но Пит… ведь тоже хорош. Явиться на концерт в алкогольном опьянении! Лучше ничего придумать не мог? Впрочем, 1:1. Мы стоим друг друга.   
Look at her with her eyes like a flame
She will love you like a fly and never love you again [q.]
Massive Attack — Paradise Circus

Вновь резко возвращаешь в реальность. Перехватываешь мою руку, а мне так и хочется возмутиться. Что опять, чёрт возьми, не так? Не так прикоснулась? Слишком сильно приложила к коже вату? Больно? Жжет? Что? Смотришь в глаза. Так хочется отвести в сторону взгляд, но… сложно. Будто бы околдована. Секунда, вторая и… поцелуй. Пожалуй, именно то, чего менее всего ожидала. А как же выступление? Как же гитара? Фанаты? Ребята из группы? Совсем-совсем ничего не важно? Адова безответственность. Одна на двоих.
Сжав в кулачках приятную наощупь материю твоей футболки, притягиваю тебя ещё ближе, чтобы чувствовать тебя ярче, попутно присаживаясь на поверхность столика, чье зеркало было усеяно светящимися желтым лампочками. Поцелуя не прерываю. Оттого с каждой секундой жарче. Мне жарче. Нам. Ладошками провожу по рукам твоим, на плечах останавливаюсь. Затем вновь прикасаюсь, но уже вниз по спине скольжу с целью края футболки твоей отыскать. И лишь только достигнув оной, вещь ненужную вверх тяну, попутно всё-таки отстраняясь. На несколько сотен секунд. Секунд, которых вполне достаточно, дабы переосмыслить всё. Остановить то, что было начато столь внезапно, но зайти обещает очень уж далеко. Остановить. Чтобы в будущем не жалеть о содеянном (том, чего уже не изменишь, как бы сильно этого не хотелось). Чтобы не усложнять ситуацию ещё более. Не доводить до предела с нужным [пусть префиксом] «бес-». Вглядываюсь в твоё лицо с немым вопросом в глазах: «что дальше?». Какая-то доля секунды уходит на немые раздумья, а затем, усмехнувшись, обвиваю ножками поясницу. Обнимаю тебя за плечи, так сильно, чтобы грудью в грудь твою упереться. До предела чтобы. Требовательно раздвигаю языком твои губы, продолжаю ранее прерванный языков  наших танец. Ну же, смелее! Можешь меня не бояться. Меня и моих действий. Я обещаю – больно не будет. Колко, возможно сначала. Приторно_сладко где-то на уровне «между». И дрожью по коже в финале. Всё будет именно так. Не иначе. Чуть позже узнаешь. Затем медленно-верно пуговицу з пуговицей на моей блузке, чтобы следом  и вовсе стянуть её. Отправить в полет в компанию снятой мною ранее твоей одежды. Мысль о том, что дверь в гримерную комнату не закрыта на ключ, пришла куда позже, но сейчас слишком плевать на всё. На всё, кроме нас. Поэтому… к чёрту. Позволь просто насладиться процессом, тобою начатым секундой_минутой [не знаю чем; время с тобой слишком медленно] ранее.
- Слишком хочу тебя, - с предыханием, - …чувствуешь? – твоими руками под мою юбку, позволяя [нет, одобряя] подобные вольности. В доказательство вышесказанного. Моей к тебе и ласкам твоим слабости. – Это будет твоё лучшее выступление. Здесь. Сейчас. Со мной. Мне ли не знать? Усмехнувшись, обвожу контур твоих губ языком, а ручонками ловко справляюсь с ремнем, а затем и застежкой на твоих джинсах. Меньше слов, больше... действуй.

+1

7

Удар. Еще один сладостный удар. Грудь сжимается в неистовой страсти. Хочется ее. Всю ее. Целиком и полностью. Без остатка. Либо все, либо ничего, третьего не дано. Из крайности в крайность, как маленькую надувную шлюпку в открытом океане качает на волнах во время незначительного шторма. Самообман – очень удобная и несомненно полезная штука. Только не сейчас. Только не с нами. Я признаюсь самому себе, что терзаю себя собственным лживым лицемерием. Я вру самому себе. Херово. Обманывать других – дело будничное, вполне уместное, но водить за нос самого себя – неа, дружище, мы так не договаривались, кажется, еще в детстве заключил с собственной совестью эдакий договор. Делай с собой все, что хочешь, саморазрушайся, самосовершенствуйся, занимайся самобичеванием, самоедством, всем, чем хочешь с приставкой «само», но только не самообманом. В мире, где все вращается вокруг лжи, должен быть единственный человек, с которым ты будешь до конца откровенным и искренним. Это ты сам. Теряя всякие грани, выходя за любые рамки, я уже не контролирую себя и свое тело. Хочу. Просто хочу. Хочу так, что просто кричать охота. Хочу ощутить ее близость, хочу услышать аромат ее тела. Черт возьми, это какое-то безумие. Я всегда говорил самому себе, что эта девушка настоящая, истинная в своем проявлении стерва. Стерва, каких уже не найдешь. Утверждал, что она противна мне. Был уверен, что даже если бы она прошлась мимо меня абсолютно голой, я бы даже глазом не повел. Но, конечно, это все глупости, желание обвести вокруг носа самого себя, детские обиды на то, что не все получалось так, как именно я того хотел. Теперь знаю точно – никого никогда я не хотел так отчаянно, как ее. Теряя голову, оставляя разум где-то на задворках сознания или вовсе вне разума.
Ее язычок, такой послушный, гибкий, покладистый, подался почти сразу же. Я скользнул своим горячим в ее маленький ротик. Боже, детка, как же там кайфово, ты себе не представляешь просто. В голове проносится целая череда мыслей. Галопом. Целый табун. Отбрасываю их куда-то подальше, чтобы не мешали. Сейчас вообще никто не смеет мешать нам. Если честно, доли секунды был в неком шоке, потому что совершенно не ожидал, что мой внезапный порыв получит ответ. Самое малое, что я надеялся получить – это грубый толчок в грудь, трехэтажный мат и ясное направление куда-то далеко и надолго. Она хотела этого так же сильно, как и я хотел. И это не могло не радовать. И это не радовало. Это окрыляло, и желание разгоралось с еще большей скоростью. Она послушно садится на небольшой столик, ее руки скользят вдоль моего тела. Безумие продолжается. Раунд второй. Пальчики забираются под футболку. Из моей груди вырывается то ли вздох, то ли приглушенный рык. Мурашки по коже, волосы буквально везде встают дыбом, кожа покрывается пупырышками, мне ее мало, сейчас чертовски мало, хочу больше. Хочу все. Прямо здесь и прямо сейчас. Танго наших языков прерывается на какие-то жалкие доли секунды. Вполне хватает для того, чтобы стянуть с обоих ненужную одежду. Ни к чему какие-либо преграды, стеснения. Теперь уже ни к чему.
- Наказание… ты мое наказание, - заключаю я, хватая ром воздух. Жарко до ужаса. Мы горим. Мы оба горим. Моя рука скользит под ее юбочку. Игра всегда была гораздо интереснее итога. Сжимаю ее упругую ягодицу, скольжу ладонью вдоль стройных аппетитных ножек. – Никого никогда так не желал, - что же она творит. Мысленный вопрос растворяется где-то в сознании, я так и не дождался ответа. Впрочем, к чему мне он? Все и так понятно. Я слишком сильно желал этой близости, слишком сильно. До безумия, до ужаса, до боли. Не в силах больше ждать, сам опускаю свои брюки, срываю с нее юбочку. Ненужный кусок материи. Такой красоте лучше ходить абсолютно нагой. И только при мне. Нет, черт, что за чувство собственничества? Кажется, слишком рано и слишком необоснованно. Глупости какие. Еще один последний и первый рывок. Я чувствую, как горячо. Без препятствий. Уже без всяких преград. Испускаю тяжелый вздох, рукой скольжу в ее волосы, слишком резко дергаю. Но не для того, чтобы сделать ей больно, просто страсть настолько сильная и безумная, что во мне просыпается настоящий зверь. Наши тела сплетаются на этом несчастной столике. Двигаются в такт. В ней так ахренительно, она такая сумасшедшая. Вдох. Выдох. Хрипло, осевшим голосом, но мне никогда не было так здорово. Поцелуй, еще один, самый длинный, самый страстный. Я уже полюбил ее тело, ее губы, ее язык, всю ее. Без слов. Все и так понятно. Не хочу ничего говорить, лишь губы мои скользят вдоль ее идеального тела, слышу наши совестные стоны - от этого в груди еще более сладостнее.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » накажи меня, накажи меня полностью