Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » - А на первую полосу что поместим? - На первую полосу поместим ктулху!


- А на первую полосу что поместим? - На первую полосу поместим ктулху!

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Участники: Natasha Oswald & Keith Holland
Место: издательство(оно же типография, оно же редакция)
Время: два года назад
Время суток: ночь
Погодные условия: тепло
О флештайме: творить безумие, это всегда весело. Творить безумие вдвоём - вдвойне веселее. Творить безумие, за которое можно загреметь в кутузку - ещё лучше. Черт побери, да разве это не стоит того?! Конечно стоит! Enjoy!

Отредактировано Keith Holland (2014-04-08 23:42:13)

0

2

- Готова? Пойдём. - музыкант выбрался из своего укрытия и подошёл к забору, который окружал здание издательства. - Сейчас всё сделаю.

Он закатал рукава, приготовился и подпрыгнул, зацепившись руками за часть поперечных прутьев. Ещё несколько секунд, и Кит уже спрыгнул с другой стороны. Теперь он замер, внимательно осматривая ворота. Открывать дверь, которая была в одной из створок, нужно было незаметно, чтобы не дай удача, не привлечь ни чьего внимания. Это парню удалось — у него в кармане нашлись дубликаты, снятые парой дней раньше. Секунда и, вот, он уже впускает Наташу внутрь. На лице парня играла сумасшедшая улыбка. Весь его вид указывал на то, что ему безумно нравится эта затея. Что уж поделать. Видимо Холланд решил вспомнить молодость, хе-хе.
Они осмотрелись. На двери, ведущий внутрь издательства, не было даже намека на сигнализацию. Интересно, чего это они так самонадеянны? Возможно, в издательстве считали, что никто не решится как-то им подгадить. Но... не будем забегать вперёд, лучше рассмотрим события в их, так сказать, хронологическом порядке.

Концерт окончился. Погас свет, все начали расходиться. Кит уже был в гримерке, приходя в себя, после очередного вечера. Он не устал, просто надо было унять дикое сердцебиение, слегка выпить, в общем просто расслабиться. Естественно, не один. Они с Наташей встречались около двух недель, и было понятно, что расходиться пока не собираются. Что-то такое было в отношениях, что доставляло обоим море позитива. А, может быть, Кит и Наташа были на самом деле со слегка поехавшей крышей и, теперь, умножив потенциал, готовы были горы свернуть. В общем сложный вопрос, на который нельзя дать однозначного ответа. Разве что придумать что-нибудь.
На столике лежала газета, в которой красовалась очередная статья о том, как Кит Холланд, оказывается, ворует чужие песни. Подробное интервью с «потерпевшим», и фотография музыканта чуть ли не в полный рост. Парня этим было не взять — ему на самом деле абсолютно было без разницы, что там про него пишут в бульварной прессе. А Наташка возмущалась. Как бы Холланд не говорил ей, что не стоит оно того, она продолжала злиться — это было видно по её глазкам, которые слишком уж сверкали.
В какой-то момент она предложила приехать в издательство и... немного испортить им малину. Кит долго не думал. Адреналин до сих пор бушевал в крови, так что утвердительный ответ был получен буквально через секунду. Собрались, запрыгнули в машину Холланда и через минут десять уже ехали в сторону издательства. Вот так быстро всё и решалось. Наверное, это было самое забавное время, которое помнил Кит. Время, когда можно было рвануть куда угодно, не спрашивая зачем, не планируя. Просто взять и рвануть. Вряд ли такое может повториться.

- Ну что, пошли? - поинтересовался Кит, задумчиво рассматривая замок на двери. - Устроим им сказочное утро?

Замок открылся со щелчком. Музыкант убрал дубликат в карман и распахнул дверь, пропуская Наташу вперёд. В помещении было темно. Скорее всего, это была прихожая, в которой все оставляли свою одежду. Посреди стояли журнальный столик и несколько кресел. На лице парня появилась ехидная улыбка. Он тронул подругу за плечо и укусил за мочку ушка. Когда она обернулась  - указал на столик. По его лицу можно было понять, что он уже что-то задумал. В принципе, так и было. Музыкант подошёл к пресловутому столику, посмотрел его со всех сторон, потом поднял и установил на одном из кресел, повернув в сторону входа. Дальше, размашистым движением, намалевал на зеркальной поверхности фразу, воспользовавшись чьей-то губной помадой. Получилось красиво. А, главное, живо. Как будто надпись сделали кровью.

- Вот, так-то лучше. - похоже, действие началось. - «Вы следующие, грязнокровки!» Отличная фраза, не находишь? - он улыбнулся Наташе. Это она его заставила посмотреть Тайную Комнату. Так что пусть не жалуется. - Твоя очередь!

+1

3

Ненавижу репортеришек желтой прессы. Лютой нечеловеческой ненавистью ненавижу. Когда Бог раздавал людям совесть, эти ублюдки стояли за второй порцией наглости. Вот против обычных журналистов ничего не имею. Они хоть и ушлые, ну так информацию-то проверяют. А этим же бумагомаракам лишь бы что по-горячее да по-чернее. И ведь, главное, я и не увидела бы эту статью, если бы не знакомая девчонка-барменша, у которой мы тарились пивом перед концертами "Нового Метода"! Я могла просто не узнать, что эти сволочи выложили свой очередной пасквиль. У-у-у, сковородки на них нет!
И вот теперь я сижу в гримерке Кита, кипя негодованием и праведным гневом. Сейчас он, наверное, осязаем настолько же, насколько осязаем дым, плотным облаком стоящий в помещении. Курильщики, мать их. Здесь, в гримерке, как всегда, душно и просто пипец как накурено. Когда-нибудь я тут просто сдохну, но пока мои робкие попытки заставить этих обормотов массово бросить курить ничем хорошим не заканчиваются. Кит, мать его, Холланд, вообще уперт, как стадо баранов. Мы встречаемся каких-то там две недели, но я это ощутила на своей шкуре сполна. Вот и сейчас он всячески дает понять, что ему срать с высокого маяка, кто там и что про него пишет. А вот меня, как человека причастного к музыке и авторству чего-либо, это прямо бесит. Бесит-бесит-бесит! А когда меня что-то бесит, это отражается на всех, да. Хомяк вообще страшен в гневе! А еще жутко изворотлив и крайне изобретателен.
Именно поэтому мне пришла в голову спонтанная мысль о том, как можно этим бумагомаракам отомстить.
- Эй, Кит... - Лениво потягиваюсь, и обнимаю Холланда за плечи, - А ты не хочешь наведаться к этим товарищам и доходчиво показать, что не только они могут устраивать людям подлянки, м?...

Вот с этого-то все и началось.

- Не шуми так, всю округу на уши подымешь! - Шикаю на Кита, хотя саму душат скорее конвульсивные порывы хохота. Гнев прошел, ярость отступила, а вот боевой запал остался, поэтому, когда мой товарищ по дебошу открывает ворота, я мышкой юркаю на территорию, ничуть не сомневаясь в правильности своего поступка. Робины, мать нашу, Гуды, ну!
Дверной замок поддался легко, и вот мы уже прокрались в холл и осматриваем внутреннее убранство издательства. Интересно, где у них станки стоят? У меня такая идея, такая идея!
Пока Кит занимается настольной живописью, я рассматриваю стены, ища, что бы такого учудить. В конце концов, замечаю то, что искала - грамоты и благодарственные письма, заключенные в рамочки и бережно развешенные около дешевенькой репродукции Рембранта.
- Твоя очередь! - Прыскаю в кулачок, рассматривая результат Холландова художества и вспоминая, как он всеми конечностями отбрыкивался от просмотра Гарри Поттера. Пришлось уговаривать домашней пиццей и холодным пивом.
- Пост сдал, пост принял! - Весело рапортую, обнимая Кита за шею и целуя - весь этот дурдом не на шутку заводит, но это все потом, а сейчас... Отстраняюсь и иду собирать грамотки. Часть из них безжалостно отправляется в офисный шредер, часть - изрисовывается маркером. Ладно, это еще цветочки, а нас ждет цех!...
...Именно в этот момент я слышу какой-то посторонний звук.
- Пс! Тихо... - Жестом показываю на дверь вглубь редакции и прикладываю палец к губам. Может и показалось - но лучше вести себя чуть осмотрительнее.

+1

4

А Наташа тоже времени даром не теряла. Со стен исчезли грамоты, в красивых рамочках, и теперь, их остовы, сиротливо валялись где-то на полу. Работал шредер. На лицо музыканта непроизвольно ползла довольная улыбка. Кажется, начиналось настоящее безумие, которое нельзя остановить. Разве это не прекрасно? Это же просто нечто! Её руки сомкнулись на шее музыканта, губы встретились с губами. Но это длилось недолго. Ещё слишком много дел осталось, чтобы можно было отвлекаться на другие удовольствия. Парен улыбнулся, но не потребовал продолжения, покорно следя за Наташкой, которая, скорее всего, нашла вход в типографию. Интересно, что она задумала? У Холланда-то план был. Кстати о плане.
Он подмигнул подруге, прижал палец к губам и растворился в темноте. Послышался звук включающегося ксерокса. Потом гудение возвестило о том, что аппарат своё дело сделал. Вскоре вернулся и Кит, старательно пряча что-то под курткой. Он не ответил на немой вопрос и лишь ещё раз улыбнулся, подталкивая девушку в сторону новой двери. Наташа замерла. Что-то услышала? Да, оказывается какой-то шорох. И если подруга склонна была поосторожничать, то Кит наоборот, готов был устроить натуральный дестрой, абсолютно не сожалея о последствиях. Всё только начинается, черт возьми!

- Какой нафиг тихо?! - возмутился музыкант, бесцеремонно отодвигая девушку в сторону и направляясь к двери. - Шуметь так шуметь, чтобы на полную катушку!

Он чуть ли не пинком распахнул дверь и исчез за ней. Секунду было тихо, потом раздался визг и отборный мат Холланда. Парень стоял перед слабо светившимся монитором, со злостью смотря на аппарат. Кто же мог подумать, что негодяи забудут отключить компьютер?! Визг поросёнка — спасибо Касперский, спасибо, скотина — заставил Кита вспомнить большую часть жизни. Ну, это ощущение быстро прошло, когда выяснилось, что сердечного приступа у музыканта не случилось. Кит ещё раз выругался и позвал Наташу. Помещение, в котором они очутились, больше походило на какой-то... зал. Всего несколько столов с компьютерами, один или два кулера с водой, большая плазма и ещё одна дверь, с надписью «типография». Значит нам туда дорога, подумалось парню, который как раз осматривал компьютер.
Взгляд пробежался по залу, остановился на плазме. Лицо музыканта приобрело по-истине дьявольское выражение. Он начал что-то прикидывать, измерять дисплей руками. Через минуту Кит отлип, наконец, от плазмы и подошёл к Наташе. Рука скользнула по талии, опустилась чуть ниже, слегка ущипнула. Парень продолжал улыбаться, с самым невинным выражением лица, чуток «подвинул» подругу в сторону и, схватив бадью с водой, из которой питался кулер, резким движением метнул его точнёхонько в монитор. Бабах! И нету плазмы. Ай-яй-яй, а кто это сделал? Какой же это негодяй! Прямо даже не понятно, как так случилось. Наверное кто-то неаккуратно шел.

- Ну а что?! - парень отвечал на немой вопрос, застывший на, мягко скажем, удивленном лице подруги. - Творить безумие, значит так, чтобы все потом за сердце хватались! Они мне ещё за этот антивирус ответят!

На такой лирической ноте парочка покинула зал, вскрыв дверь, ведущую вниз, в типографию. Лестница была не длинной, спустить — дело трех секунд. Они очутились в подвальном помещении, где царил мрак. Кит пошарил ладонью по стене, нашёл выключатель и надавали на него, включая свет во всем помещении. Здесь стояли типографские станки, гордость, наверное, издательства. А на лице музыканта появлялась ехидная улыбка, которая был не меньшей гордостью самого Кита. Он даже не мог сказать, почему ему было так весело. Наверное, благодаря Наташке, он воскресил в памяти свою молодость, когда жизнью правили трэш и угар! Холланд даже не смог удержаться от восхищенного вздоха, когда только представил, что можно здесь натворить. Вот сейчас он точно был похож на Карлсона. Только чуточку — сааааааамую чуточку — позлее и ехиднее. Хотелось поскорее начать творить... эм... бесчинства. Он повернулся к девушке, положил ей руку на плечо, и начал:

- Посмотри! Всё то, на что падает свет сейчас — принадлежит нам! - он скорчил смешную рожицу. - Но вон там, в дальнем углу, спит великий Ктулху! И мы просто обязаны, разбудить его! Ты же согласна со мной, послушница?!

+1

5

В архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » - А на первую полосу что поместим? - На первую полосу поместим ктулху!