Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Удивительное рядом


Удивительное рядом

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Участники: Виктория и Шерон
Место: дом семейства Моро
О флештайме: эпизод о том, как рыжей сообщают, что будущий детеныш Шер и Тьена будет её крестником.
http://savepic.net/5144944.gif

+1

2

Кабы не было зимы, а все время лето… как, например, в Сакраменто, то никого б и не удивило в один прекрасный теплый день, когда все скидывают теплые куртки, как выросли за зиму животы у доброй половины женского населения. «Они правда рассчитывают похудеть к пляжному сезону?», - рыжая, конечно, иронизирует, даже в голове у себя самой, но бэйби-бум, а вернее вся детская тема как-то навязчиво часто присутствует в её жизни с самого Рождества. Тори только начало казаться, что она научилась выстраивать ментальную защиту от этих телепатических взглядов Роксаны, как тут Шерон – предательница – теперь обнять и поплакаться у неё на плече мешает растущий в ней новый организм. «Просто назови это слово. Серьезно. Мир не рухнет. Скажи: ребенок. Дети же цветы жизни и все такое», - уговаривает себя, направляясь в конце рабочего дня в гости к подруге, при этом с завидным везением попадая во все вечерние пробки.
- Ребёнок, - произносит, глядя в зеркало заднего вида. – Ребенок – это не страшно… О Господи!..
«Ну почему цветами жизни не могут быть просто цветы?», - тогда бы она давно перевыполнила план. И вот мы все уповаем на Конституцию, Билль о правах, Уголовный Кодекс, в конце концов, а опытом доказано, что исправнее всего работает исключительно закон подлости, и чем больше ты стремишься чего-то избегать, тем активнее и неотложнее оно тебя преследует - прямо перед авто Виктории дорогу переходит молодая мама с милой колясочкой. Флористка улыбается на секунду, представляя, как очаровательно бы смотрелась её Роксана с таким вот видом детского транспорта, и тут же смурнеет, логично предполагая, что в жизни не отпустила бы её с малышом гулять по оживленному центру города. Не каждый раз замечая это, она уже не впервые представляет себя на месте мамы, но встряхивает головой, тревожа укладку рыжих локонов, и отгоняет эти мысли. С самой их юности она помнит слова их мам, долго время отказывающихся до конца принять и смириться с выбором дочерей: «Вы же не сможете иметь детей!» или «У меня никогда не будет внуков!». Тогда это казалось не такой уж сложностью, не актуальной проблемой, и просто незначительным отклонением от понятия традиционной семьи, и со временем Тори приучила себя к мысли, что такое положение вещей правильно и наиболее им подходит. Сейчас же застывающие на карапузах тоскливые взгляды Роксаны все упорнее бомбили стены её убеждений. И пусть её избранница твердо заявила, что Виктория для нее важнее всего, важнее желания иметь ребенка, но рыжая чувствует, насколько тяжелее с каждым днем Роксане придерживаться этой позиции. Иногда по ночам она смотрит на свое спящее чудо, и украдкой мечтает, как было бы здорово вот так однажды увидеть её растерянную и счастливую, сжимающую в руке пластмассовую ерунду, которую можно купить в любом супермаркете и даже на заправке, и не знающую, какие же слова подобрать, чтобы сразу свалить все счастье на ничего не подозревающую рыжую безумную голову. Пожалуй, это был бы самый чудесный момент, но для них он мирозданием позволен не был. И с этим Блекмор смирилась, перенаправляя радость за пополнение в семействе на семейство лучшей подруги.
- Ого, как вы выросли! – совершенно беззастенчиво глазея на неплохо округлившийся уже животик Шерон, удивляется Тори прям с порога. Она видела её всего дня три назад в крайний раз, но все же говорят, что чужие дети растут быстро. Так вот чужие дети даже в чужих мамах растут быстро, в то время как чужие папы иронизируют что их будущий отпрыск уже сейчас по взрослости превосходит некоторых (не будет тыкать в Тори пальцем) маминых подруг. – Он уже шевелится? Можно дотронуться?
«Ладно, ладно, я параноик, а дети и беременные дамы это и правда мило!», - светится улыбкой Тори, а где-то в секторе здравых мыслей мелькает одна: «Хорошо, что Роксана не видит, как её мечты сбываются у других».

+3

3

Время летит ужасно быстро. Казалось, не так давно я упрекала Этьена за то, что перед его необузданной страстью оказались бессильными стандартные методы предохранения, а сейчас уже, стоя около зеркала, я с удивлением наблюдала свой здорово округлившийся животик. А через три месяца в нашей семье появится пополнение. Мне, кстати, почти сорок. Здравствуйте. Впрочем, теперь меня это ничуть не смущало. Я рожу от любимого мужчины, между прочим, так какая разница? Рожу, хоть и сначала не была в диком восторге, скорее в изумлении. Но все меняется.
Я глубоко вздохнула, продолжая рассматривать в зеркале свой живот. В этот момент послышался звонок в дверь. Собаки тут же насторожились. Но если Зевс остался на месте, то Эйфель, по своему обыкновению, тут же дернул в коридор. Я ждала гостей, точнее лучшую подругу. У меня были новости для нее, а еще это был единственный способ уговорить Этьена съездить в магазин, а потом заехать на работу хотя бы на полчасика. В последнее время, он почти не оставлял меня одну. Но визит Виктории его немного успокоил. Признаться честно, это было приятно. И хоть меня периодически одолевало чувство вины за то, что муж уделял все время мне, а на работу плевал, это чувство как-то терялось на фоне удовольствия от его присутствия и внимания.
- И тебе привет! – радостно ответила я, на «приветствие» подруги. – Выросли? Ну да…, наверное, пару миллиметров прибавилось с твоего последнего визита. Ты очень наблюдательна. Проходи. Эйфель, не приставай, - протянула я собаке, которая то и дело хотела получить свою порцию внимания от гостьи. Я зашла в дом, пропускаю внутрь Викторию. – Пока не шевелится, но скоро должен начать. Проходи-проходи, потом будешь трогать все, что захочешь. Чай, кофе? Как добралась? Слышала, там какая-то авария.
Я, тем временем, прошла на кухню и поставила чайник. На всякий случай, достала и сок. Викторию я пригласила не только для того, чтобы скоротать время и поболтать. Близились роды, и мы с мужем задумались над тем, кого же сделать крестными родителями. Не то, чтобы я была шибко верующей (а вообще, по правде, я и вовсе атеист), я не придавала особого значения крещению, но так уж завелось в семье, это традиция, а, помимо этого, Этьен не разделял мои взгляды относительно веры, потому, по сути, все это было ради него. И вот, идеальным кандидатом на эту роль, как нам обоим показалось, была моя лучшая подруга. Впрочем, для меня Виктория всегда была немного непредсказуема, так что ее реакцию предугадать трудно. Хотя сейчас она выглядит достаточно дружелюбно…, нужно ловить момент!
- Ну вот, теперь может дотронуться, если хочешь, - усмехнулась я, медленно присаживаясь на диван. Было видно, что теперь мне это делать не так легко, как прежде, все же добавившийся вес из-за животика дает о себе знать. – Оу, а я тебе говорила, что мы решили дать нашему ребенку имя Андрэ? Папочка все же… француз, вот мы и подумали, что это прекрасный вариант. Андрэ Моро. Скажи, что звучит! У тебя как дела, кстати? Ведь все хорошо? – я резко переключила тему, все-таки немного некрасиво вот так сразу бросаться в омут собственной жизни.
Впрочем, мне искренне был интересен ответ на вопрос. В последнее время Виктория выглядела слишком задумчивой что ли… О да, она пыталась выглядеть точно так же, как и обычно, но зоркий взгляд детектива работал, словно рентген: что-то явно занимало рыжую головку подруги. Я не пыталась лезть в чужие дела, и не собиралась настаивать, но если она сочтет, что я та, с кем можно поделиться – буду только рада выслушать.

+3

4

Прибавить пару миллиметров в талии для Виктории было смерти подобно, она тут же загоняла себя в спортзал, сажала на диеты и жаловалась на жестокость судьбы. Но с беременными все было совсем иначе - они искренне радовались своим пузикам и этим заставляли чувствовать рыжую не в своей тарелке, и вообще не в этом мире. Уже примерно полгода Блекмор не оставляла попыток уговорить себя, что это нормально, просто происходит со всеми в разное время, и что однажды у нее тоже появится жажда к сюсюканью и играм в дочки-матери. В конце концов, она же уже даже завела (Роксане) собаку - это важный шаг к полноценной семье. Так от собаки и до ребенка не далеко.
Наблюдая весьма необычную грацию в походке будущей мамы малыша, Тори проходит следом на кухню и опирается на край стола.
- Это не я, - отвечает на вопрос об аварии в городе со всей серьезностью и категоричностью, присущей виновникам непорядка, которых застукали на горячем, и "это не я" - первый и единственный аргумент, который приходит в голову и кажется логичным и правдоподобным. Потом она, конечно, смеется над собой же, но ох уж эти мгновенные реакции.
- Чай. Для кофе уже поздно, а то ведь я могу решить, что достаточно бодра, чтобы вернуться на работу, - чего делать ей, конечно же, не хотелось, но предугадать свои будущее действия на нераспланированный период даже самой Виктории было не под силу порой. - Кстати, как ты справляешься... - она собиралась было спросить о тяге к работе, ибо каждый, хоть мало-мальски знавший Шерон Реймонд, а теперь даже Моро, не мог не заметить её непомерную тягу к несению доблестной службы в органах правопорядка. - ...с Этьеном?! - вот так неожиданно заканчивает иронией вопрос рыжая. Она никогда не замечала в этой паре классических противостояний "хочу-нельзя" или "работать-сиди дома", но подозревала, что каждый год французский архитектор пишет письма Санте с просьбами дать его ненаглядной больше ангелов и эльфов для незримой охраны, ну и, конечно, самых крутых бронежилетов для всего Департамента Полиции Сакраменто. Как он опекает и заботится теперь сразу о двух любимых людях Виктории оставалось только догадываться. "Я бы на его месте...", - чуть не срывается с губ, но она вовремя мысленно заканчивает фразу, - "...не могла бы быть".
Они обе проходят в гостиную, и вот этот момент, когда Шерон усаживается на диван: одновременно очаровательный, как практически все, связанное с беременными дамами, и опасный, как почти все, связанное с рыжими фуриями. Хорошо, что только шесть месяцев, а то так же можно и неожиданно родить, присаживаясь на диван!
- Андрэ? - произносит вопросительно, дотрагиваясь ладонью до животика подруги. - И правда, еще не отзывается, - улыбается полному штилю в мире маленького существа. - Андрэ Моро, - еще раз произносит полное имя радости семьи Моро и слегка прищуривает глаза, как будто имя материально и она пытается рассмотреть его внимательнее. - Вообще, да! - наконец заключает рыжая, наваливаясь плечом на спинку дивана. - Звучит круто! С потенциалом так звучит! И... по-французски, - пятиминутка логических рассуждений. - Папочка собирается с рождения учить Андрэ французскому? В старшей школе парень с таким именем и темпераментом точно будет отъявленным сердцеедом! Только не отдавайте его в футбольную команду! Это банально, - хотя что ей знать о привлекательности мальчиков-футболистов.
- А у меня все супер! Наша собака наконец-то перестала тащить со двора в дом все, что можно сдвинуть с места, и поняла, что приносить нужно именно мячик - мой личный педагогический прорыв...
И тут, перебивая Тори, на кухне громким посвистыванием заходится чайник.
- Хэй, нет! Сиди, - рыжая вскакивает, едва замечая попытки Шерон найти удачную точку опоры, чтобы сдвинуть землю и встать. - Я принесу сама. Тебе ж наверняка нельзя поднимать тяжести, волноваться и дальше по списку для реакции "я не больна, я беременна!"?
Воистину, лучше друзья - это те люди, которые знают содержимое твоего холодильника лучше тебя самого. Хотя, учитывая все наслышанное о специфическом вкусе женщин в ожидании ребенка, Тори не решается даже заглянуть туда, зато отлично помнит, где стоят все кружки, поднос, хранится чай и сахар. В холодильнике, наверно, есть лимон... Но я не хочу лимон.
Расставив все необходимое на подносе, Виктория выносит его в гостиную и оставляет на журнальном столике у дивана. Еще не успевший как следует завариться кипяток - не самый вкусный чай, который она пробовала, потому закономерно решает подождать.
- Как ты поняла, что готова стать матерью? Вернее даже, как ты каждый раз понимаешь, что готова? - если бы Тори была ребенком, она бы покраснела. Человеку с рождения не признающему психологию как науку и практику бывает весьма сложно признавать свою некую несостоятельность в жизненных вопросах или понятиях. - Как ощущается этот материнский инстинкт? Или лучше спросить Тьена об отцовском?
Чужих детей Тори всегда воспринимала просто как младших, как маленьких людей, не испытывая при этом какого-то особо благоговения и очарования. Конечно, она понимала, что к родным детям отношение совсем иное. Вот только... а вдруг с ней этого не случится?

+3

5

- Да ну? Странно, мне все казалось очевидным…, - с присущим сарказмом протянула я, когда дело коснулось аварии в городе. – Чай так чай, не хочу, чтобы ты убежала на работу, так и не успев прийти. Сладости будешь?
Я уже хотела скрыться за стенами кухни, как услышала вопрос, который поняла далеко не сразу. Остановившись, я уставилась на Викторию, явно не зная, что ответить. Как справляюсь с Этьеном? Да, на сегодня кофеина этой девочке явно достаточно. Тем не менее, я быстро собралась и, хмыкнув, задумчиво протянула:
- Да вроде нормально… А в каком плане? Я мало чувствую разницу, он всегда был крайне заботлив и внимателен, так что… ничего не поменялось и, вроде, справляться с ним не нужно. Единственное, немножко тяжело в интимном плане, но это я, кажется, немного заболталась. Вот всегда с тобой так! – напоследок протянула я, понимая, что сказала лишнего, а все из-за того, что Виктория невольно умеет вытягивать из меня откровения.
Наконец-то я все же направилась на кухню, где поставила чайник. Вернувшись, я бухнулась на диван, с присущей тяжестью для беременных. Первым делом я сообщила Виктории имя ее будущего крестника, и только потом, собственно, сообщу о том, что этот крестник у нее вообще будет.
- Не знаю, рано загадывать, но я надеюсь, что он будет знать французский лучше меня, - я усмехнулась, хотя немного прибеднялась. Живя с коренным французом, трудно не разговаривать на французском языке. – Конечно. Мы отправим его на кружок вышивания, - в ответ пошутила я.
Я не могла не поинтересоваться о делах Виктории, однако, получив весьма интересный ответ, я невольно отвлеклась, вспомнила примерно такое же поведение Эйфеля, когда мы с Этьеном только начинали вместе жить. От этого я слегка усмехнулась, после чего глянула на Зевса, который всегда являла в себе просто идеал послушания.
- Знаешь, для некоторых прорыв это отучить собаку гадить, где попало. Так что тебе еще повезло…, - с наигранной серьезностью заметила я, после чего послышался свист чайника. Я уже хотела встать, но подруга меня остановила. – Я не такая беспомощная, как может показаться, но если тебе очень хочется… Сладости в шкафчике на второй полке. Только не трогай кексы! Это для Этьена.
Что ж, прекрасно, теперь даже подруга вынуждает меня чувствовать себя беспомощной. Собственно, к этим ощущениям привыкаешь, если шесть месяцев вынашиваешь другого человечка. Через несколько минут Виктория вернулась, разлив в кружки кипяток. И второй раз за день она меня озадачила неожиданными и, пожалуй, странными вопросами.
- Вау, мне еще таких вопросов не задавали, - с этими словами я облокотилась о спинку дивана, я бы сменила тему, но почему-то видела неподдельный интерес со стороны подруги. – Ты же знаешь, мы не планировали, так получилось. Тебе никто не объяснит про материнский инстинкт, он просто появляется и все. Если говорить откровенно…, то я не особо хотела ребенка. И мы могли не брать на себя эту ответственность, но когда понимаешь, что это его, - я имела ввиду любимого человека, в моем случае – Этьена, - сделать шаг назад уже невозможно, а дальше уже время делает свое дело. Наверное, в этом и есть мой секрет. В этом плане, вам тоже будет проще, если решите завести малыша, - следом усмехнулась я, ведь я знаю, насколько крепки отношения Роксаны и Виктории, они есть друг у друга, вместе легче. Впрочем, произнесено это было невзначай, просто к слову пришлось.  – Пей чай. Если посчитаешь его не самым вкусным, я не обижусь. Это моя мама подарила Этьену, решив, что раз на коробочке написано «французский», значит он действительно… французский. Наивно. Но мило с ее стороны!   

+3

6

Ну вот свершилось - Тори задала волнующие вопросы. Наконец-то. Решилась. Но нервничает теперь! Представляет, между прочим, реальную угрозу кексам Этьена, (и, слава богу, это сейчас не метафора), ведь как учит Будда, Кришна или какой-то еще умник: нужно переносить боль на другой объект. А если Тори сейчас наестся углеводов и поправится хоть на полсантиметра, то это станет проблемой номер один, а всякие там неудобные вопросы вместе с неудобными ответами и не всегда логичными умозаключениями отойдут на второй, третий, десятый план. Да! Отличная идея!
- Ну тогда - с премьерой! - облегченно выдыхая, что не для неё одной это в новинку, усмехается Тори, и заправляет за ухо выбившуюся рыжую прядь. - Двойной. Я тоже раньше подобных вопросов не задавала, и, скорее всего, это даже очень заметно по их нелепой формулировке, - с толикой досады флористка поджала губы, внемля словам подруги.
"Не планировали... Так получилось... Никто не объяснит, - вторит про себя словам Шерон. - Мне хана!" Наверняка многие пары считают, что были бы куда счастливее, будь у них возможность вот так, подобной гомосексуальным парам, планировать ребенка и заводить исключительно по уверенности, обоюдному согласию, да еще и в самостоятельно выбранный день. Но, к сожалению, все лучшее с нами в жизни происходит случайно, незапланировано, потому настоящее счастье настолько эмоционально. Из Тори стратег чертовски паршивый, и она это знает, потому не любит планировать и дорого бы отдала за то, чтобы просто так получилось. "Блекмор, хватит ныть!" - говорит себе строго и осознает на самом деле, что эти её метания из банального разряда женских слабостей, и даже если бы её тысячу и один раз спросили, выбрала бы она себе иную жизнь, она бы тысячу и один раз ответила "Нет" более твердое, чем алмаз.
Не особо хотела ребенка?! Услышав эти слова, Тори чуть не порвала браслет на руке, что сама того не замечая, теребила все это время. Одновременное облегчение и еще большая растерянность в вопросе хотя бы малейшего понимания материнской сущности. Только сейчас Виктория понимает, что примерно со дня официального заключения брака между Шерон и Этьеном, их общий ребенок для нее уже потенциально существовал и являлся лишь вопросом времени, и тут вдруг - не особо хотела. Когда рыжая ощущает резкий контраст между её представлениями о реальности и реальностью по сути, становится как-то не по себе.
- Проще? - чуть не поперхнулась от удивления глотком чая Блекмор. - Когда решение принято - да, ни шага в сторону. Но само решение... Шерон, я знаю, что она хочет ребенка, - Тори отставила кружку и села на диване ровно, снова не заметив, как схватилась за шейное украшение и стала растирать его пальцами, словно пытаясь согнуть. - То есть, она не говорит об этом за завтраком, не раскладывает книги или брошюры, не водит "случайно" на детские площадки и сама верит, когда говорит, что может прожить без ребенка, но я чувствую в каждом взгляде, что она готова, что она хочет мелкого карапуза и полную семью, - она крепко сжимает в рука подвеску, и острые края колют ладонь. Пытаясь успокоиться, Тори говорит еле слышно: - Иногда я злюсь на нее из-за того, что она смогла это почувствовать, а я нет, а ведь раньше мы всегда во всем были вместе... Я хочу эти чертовы кексы! Еще сильнее сжимает в руке кулон - перенесение боли - и вдруг так же резко отпускает. Садится ближе и снова кладет ладонь на растущий не по дням, а по часам животик подруги. Наверно, если сидеть тихо тихо и слушать внимательно, можно почувствовать, как внутри бьется сердце маленького человека. Человечка в котором повторятся они оба и из-за собственного эгоизма родителей и безумной их любви друг к другу это будет самый любимый малыш на свете по версии четы Моро. "Но когда понимаешь, что это его, - рефреном в голове флористки слова подруги. - В этом и есть мой секрет".
- Я ведь даже понятия не имею, как обращаться с маленькими детьми, - словно возвращаясь из другого мира, вдруг сообщает Тори, подергивая плечами и снова подбирая с подноса кружку, а сама думает, что конечно, она больше всего на свете будет любить ребенка с тепло-карими глазами или волосами гладкими и черными, как ночь, или который будет так неуловимо похоже морщить носик, как Она. И пусть сейчас она все так же не уверена, хочет ли она ребенка, но точно знает, что Её ребенок, будет самым любимым на свете!

Отредактировано Victoria Blackmore (2014-05-03 15:38:51)

+3

7

По правде сказать, я немного опешила от количества вопросов и их, как выразилась сама Виктория, «нелепой формулировки». Вот сижу такая, беременная, выгляжу опытной и знающей в таких делах, а деле – не знаю ничего! Не знаю, поскольку никогда не задумывалась. Дэнни, Меган, когда они появились, мне в голову не приходило глупых вопросов, материнский инстинкт появлялся сам собой. Как это происходило? Не знаю! И от того стало как-то не по себе, врятли подобный ответ ожидает услышать Виктория, которая, кажется, серьезно заинтересована темой материнства. Но почему? Забавно, но я была близка к разгадке тайны, когда невольно, вскользь упомянула о том, что им завести ребенка будет проще. Случайно брошенная шутка оказалась правдой.
- Оу…, - с удивлением протянула я, когда услышала, что Роксана хочет малыша. – Ты в этом уверена? В смысле, вы уже давно вместе, почему же ты думаешь, что сейчас ей в голову резко пришли мысли о детях? - а может Виктория ошибается?
Впрочем, чем дольше подруга говорила, тем отчетливее я понимала: ошибки нет. Человек всегда поймет, чего хочет любимый, даже если внешне нет никаких признаков. Внимательно слушая Тори, я оперлась на спинку дивана, периодически делая небольшие глотки чая. Попутно проводила параллели. Насколько же все-таки разные люди, и насколько разные у них получаются отношения. Мы и не думали о детях, нам всегда хватало друг друга. Но смотрите-ка, как распорядилась судьба. И кто бы знал, как я благодарна своему мужчине за то, что каждый день он был рядом и напоминал о том, что всегда будет на моей стороне, всегда будет со мной, ничего и никогда не изменится, он всегда будет так же любить, слепо и безумно. Всегда, что бы мы ни решили тогда по поводу этой неожиданной беременности. Принять это было непросто, я все же не 25-летняя девочка, у которой все еще впереди, но мысль о ребенка любимого человека грела, как никогда, как и слова Этьена. А некоторые, напротив, мечтают о детях. Причины разные, от желания иметь что-то общее до намерений просто обзавестись наследниками, но ничего не выходит. Иногда из-за физиологии, а порой, как и у Тори с Роксаной, дело в сомнениях и страхе.
- Тори, я не скажу тебе, как почувствовать это, - мягко улыбнувшись, протянула я, после чего сделала очередной глоток чая. – Здесь нет… системы, нет советов или инструкции, как развить в себе какие-то чувства или инстинкты. Но я знаю тебя и Роксану много лет. Тебе страшно, понимаю, но поверь, это придет. А уж я разбираюсь в людях, - кому-то не дано испытать родительских чувств, но уж я знала, что эта рыжая бестия не из этого числа, все-таки по долгу службы я обязана «видеть» людей.
Да и исходить можно было хотя бы из тех чувств, которые Тори испытывала к Роксане. Думаете я поверю, что Виктория не испытает ничего, когда ее женщина возьмет на руки их малыша? Да никогда в жизни! В противном случае, готова публично признать, что ничего не понимаю в людях и все годы опыта и службы были напрасны.
Помимо всего прочего, подруга поделилась и другим страхом, который, впрочем, вызвал у меня лишь смешок.
- Ты смеешься? – усмехнулась я, хотя понимала, что Тори не до смеха, но я просто не видела в этом никакой проблемы. – Мне было двадцать, когда появился Дэнни. Представь: я учусь в военной академии, понимая, что никакого отпуска мне не светит. Более того, независимо от моего желания, я буду носить погоны еще пять лет. К ребенку я не готовилась, опыта не имела. А его папа…, его папа крутой бизнесмен, который делает карьеру. Хороша ситуация, верно? – мне хотелось, чтобы Виктория сравнила и поняла, что у нее все не так уж и плохо. Ситуации были схожи. Подруга знала, что Дэнни – приемный сын, потому его появление в моей жизни было такое же внезапное. – И я бы сейчас не решилась на третьего ребенка, если бы не знала, что есть человек, который всегда будет рядом и который поможет. Я знаю, что он плюнет на все, на друзей и на работу, если мне будет нужно его присутствие, не только для помощи с ребенком, но и просто… присутствие. Ты можешь сказать о Роксане то же? Если можешь, то, дорогуша, тебе не о чем беспокоиться! Рядом с тобой есть тот, кто всегда рядом и всегда поддержит, - я начала загибать пальцы, перечисляя причины, по которым Виктории не из-за чего переживать. – У тебя есть доступ в Интернет, с помощью которого ты найдешь кучу нужной и ненужной информации по уходу за ребенком. В конечном счете, у тебя есть такая классная подруга, как я, которая обязательно подскажет, как сменить памперс. Ну и…, самое главное, ты ведь этого хочешь! Хочешь, просто боишься, что чего-то не почувствуешь или не испытаешь. Ерунда. Это же будет ваш ребенок, ваш и только ваш, - я говорила с энтузиазмом, с каким-то азартом и энергией, даже сама невольно завелась, ведь мне все казалось очевидным!

+2

8

Этот неловкий момент, когда у тебя с подругой супердоверительные отношения и вдруг тебе приходится признаться, что вот уже полгода изливая душу утаивала солидный такой кусок не систематизированной информации, и тут - на тебе - решила вывалить как на духу. Тори неловко улыбается и морщит нос, типа "упс".
- Не то, чтобы резко, - она потирает пальцами горлышко кружки. - Помнишь, мы на Рождество резко умотали в альпийские снега? - и дождавшись ответа в глазах подруги, рыжая продолжила уже и так очевидное. - Вот тогда я и поняла, что просит Роксана у Санты на будущее Рождество. Виктория вспоминает события того рождественского утра, её внезапный ступор и ужас в глазах, и немота, и как тут же на попятную пошла Роксана, будто у неё уже есть один ребенок, которого надо успокаивать и поить горячим какао, и это и есть Тори. Потом, конечно, Блекмор вела себя совсем не по-детски, но теперь, оглядываясь назад, ей становится стыдно за свое поведение, такое явно категоричное, бескомпромиссное, как будто только ей дозволено хотеть и разрешать желаниям исполняться. С того момента прошел не один месяц, рыжая не раз все продумала и передумала, и как бы разум не твердил, что она готова разделить с Роксаной материнство, ей не давала покоя мысль, что та её первая реакция была хоть и ужасно эгоистичной, но самой честной. Страшно. Чертовски страшно.
- Знаешь, я недавно поняла, что каждую важную высоту в своей жизни я беру со второй попытки. Но ребенок - это ведь не тот случай, когда: "не получилось - не страшно, попробуешь еще раз и все обязательно получится!", - подражая голосу заботливых домохозяек утешающих своих детей/мужей, проговорила Тори, досадно нахмурив брови. - Я не могу провалиться! И чем больше я об этом думаю, тем больше убеждаюсь, что не способна понять, как избежать неудачи.
Рыжая поджимает губы и тяжело вздыхает. И когда я успела заразиться перфекционизмом? Это Роксана любит, когда все точно, четко и правильно, а Тори - просто шальной ураганчик... Неужели наконец повзрослела?
А тем временем Шерон в своей привычной манере "придает уверенности", что дело-то плевое и само собой решиться, потому что... да просто потому что так всегда происходит. Вот она тоже рано стала мамой, и настолько внезапно, что даже не случилось девяти месяцев моральной подготовки на буйствующих гормонах, но как-то же справилась. Я же не ты... но мне бы твою уверенность!
При упоминании о подсказках в интернете Тори недовольно морщит нос, а слова о памперсе пророчат легкий обморок, но рыжая старается держаться - за кружку. "Ваш, и только ваш!", - звучал в голове восторженный голос Шерон, и Виктория из последних сил заставила себя не думать еще и о генетике.
- О нет! Никакого интернета! Ты думаешь, я не пробовала уже искать там ответы, не ходила по форумам и блогам? Засилье чокнутых овуляшек, не знающих в жизни большей радости, чем любование узором отрыгнутого на плечо молока! ...и откуда у них еще время на эти форумы берется? - задумалась Тори. - Хотя вот ты с Мегс такой не была. Авось и нас это обойдет стороной. Или можешь сразу убить меня своим кунг-фу!
Рыжая наконец допила из чашки весь чай и оставила на подносе кружку, откидываясь на спинку дивана.
- И кстати о методах поражения объектов, вы уже обсуждали, будет ли заботливый папочка с тобой во всем рядом? Я имею ввиду непосредственно роды?

+2

9

- Нифига себе, и ты так долго молчала? – скривилась я, когда узнала, что подобные мысли в головке Виктории крутились  очень давно.
Нет, я не была той подругой, которая обижается на подобные вещи, в конечном счете, человек говорит то, что ему надо сказать и нет смысла вытягивать что-то большее. Просто подобная тема, как видно, волнует Тори с самого начала, и я искренне удивилась ее терпению, как такой разговорчивый человек мог умалчивать об этом столько времени?
- Ох ты боже, какие мы душечки…, - с сарказмом протягиваю я, которая всегда так реагирует на попытки самобичевания со стороны способных и умелых людей. – Слушай, сомнения – это вполне нормально. Вопрос в том, что для тебя, действительно, важно. Хочешь ходить, сомневаться и хныкать: «у меня ничего не получится»? Да на здоровье! Только вот потом ты об этом пожалеешь. Сомнения сами по себе не уйдут, не спорю, но нужно, как минимум, рассказать о них Роксане. Кто вобьет в твою рыжую голову правду лучше и быстрее, чем она?
Виктория и сама прекрасно помнила, какое короткое у меня терпение относительно подобных разговоров. Рано или поздно мне надоедало слушать о сомнениях и неуверенности, потому я заканчивала спор, ставя вопрос ребром. Иными словами, она может сомневаться, либо сделать свою вторую половинку чуть счастливее, а вместе с ней и себя саму. Ведь Тори просто не сможет не радоваться новому члену семью, не сможет не радоваться его смеху и первым шагам. Зато всегда будет помнить, как испугалась и отказалась от всего этого. Конечно, у нас с Этьеном была немного иная ситуация, но это не мешало мне делать именно такие умозаключения. Я не психолог, не специалист в таких вопросах, но мне положение дел виделось именно так. В конечном счете, я знала подругу.
- О, что ты, я к фанатичным мамашам никогда не относилась. Отрыгнутое молоко – это отвратительно, - после этих слов я засмеялась, даже не представляю, как это можно считать счастьем! – Но это стоит того. На твоем плече белое пятно, но малыш довольный, улыбается, и все проходит… Что? – внезапно до меня дошли последние слова подруги. – Дорогая моя, мы знакомы столько лет и ты до сих пор думала, что я изучаю кунг-фу? Позор тебе! Каратэ. Запомни навсегда, и больше не произноси эту ересь в моем доме, - и снова я смеюсь, намек был сделан на то, что японское каратэ немного недолюбливает китайское кунг-фу, и Викторию бы точно побили, если бы она ляпнула это где-нибудь на профессиональных соревнованиях!
Я сделала очередной глоток чая и глянула на часы. Скоро должен был вернуться Этьен, он никогда не приезжает позже обещанного. Раньше – да, но никогда позже. При воспоминаниях о муже и о том, как он заваливается в дом с криками «Шерри, Шерри, я дома!  Где ты?», я мягко улыбнулась, а после снова посмотрела на Викторию, которая в очередной раз ошарашила своим неожиданным вопросом.
- Боже, твой интерес гораздо глубже, нежели я думала, - засмеялась я, поскольку даже с родственниками это не обсуждала. – Ладно, видимо, я тебе еще не успела сказать. Мне будут делать кесарево, так что папаше придется терпеть и ждать в коридоре. Он уже переживает из-за того, что мне будут делать анестезию и вообще резать, а я переживаю из-за того, что переживает он. Забавно выходит. Хочешь еще чаю? М, давай разбавим наши посиделки музыкой. Пошли во двор, погода шикарная! Ты иди, а я сейчас…, - после этих слов я встала и направилась на кухню, где снова поставила чайник. Тот закипел достаточно быстро, потому уже через минут пять я вынесла поднос на улицу, до того успев включить в доме музыку. Тори тут же мне помогла. – Так, спасибо. Ну как тебе? Я обожаю этот двор! А ты знаешь, что Этьен сам все проектировал? Теперь создается впечатление, что мы не в Сакраменто, а в Лос-Анджелесе, как минимум. Оу, не обращай внимания, - присев на шезлонг, тут же заметила я, когда послышались звуки знаменитых французских песен. – С тех пор, как я стала носить французскую фамилию, у меня появились соответствующие интересы. Так на чем мы остановились? Хм, ты собираешься говорить об этом с Роксаной?

+2

10

Каждый человек, нашедший свое призвание в удачно выбранной профессии, представляет потенциальную угрозу для любого профана, задевшего область его профессиональных интересов. Тори это знала прекрасно. Она почти что лучше всех это знала и вдруг - на тебе - надо ж было ей ляпнуть не подумав об этом кунг-фу! Фактически, конечно, Тори понятия не имела, чем отличается кунг-фу от каратэ, или дзюдо, или таэквондо, например, - те же ссадины, синяки и поясочки за достижения, но усвоила за годы общения с Шерон, что для проповедующих эти религии является страшным грехом, если ты не дай боже их перепутаешь. Что и требовалось доказать!
- Шееер! Да хоть крав-мага или боевой гопак, лишь бы сразу подействовало! - сквозь смех возмущается Тори, но на самом деле именного того ей и было надо: если начнет заносить на поворотах, должен быть кто-то, быстро возвращающий в колею, а лейтенант Моро для этого дела кандидатура в самый раз, вот как сейчас, например. На секунду Блекмор "подвисла", действительно пытаясь оборвать нити сомнений, которыми опутана вся её идея о продолжении рода.
- Глубже? - поперхнулась Тори, давя смешок. - Он не глубже, мой интерес вообще не в глубинах, он на поверхности, он можно сказать как раз на выходе! - сразу видно, что у нее нет детей и фильтровать пошловатые шутки она так и не научилась. - О Боже, хотя даже это звучит очень странно, - смеется, прикрывая рот ладонью, - да, просто расскажи.
Однако уже на слове "кесарево" весь смех Тори быстренько уходит восвояси, а глаза округляются, и даже линия приоткрытого от удивления рта нервно подрагивает, от чего рыжая тут же силой сжимает губы и немного хмурится, неловко пытаясь уйти от этого слегка шокированного настроения.
- Еще бы, черт возьми! Я его прекрасно понимаю! Блин, да даже я уже волнуюсь из-за того, что тебе будут делать анестезию и резать. Я понимаю, что на службе у тебя случалось это и в обратном порядке, - нервно сглатывает Виктория, вспоминая как не раз навещала подругу в больнице после её сознательного исполнения долга перед страной и народом. - Но это же... То есть... - да здравствует красноречие в волнительные моменты! - Зачем?! Это теперь так нормально, что ли, рожать? А как-то по-старинке, не вариант? - Тори, конечно, не имела ввиду свечи, медные тазы и повитуху, что одна на село, но ей все же хотелось верить в естественность процесса деторождения. - Хм, до родов еще несколько месяцев, а ты уже знаешь о кесаревом? У вас все нормально?
Хорошо, что сейчас дома нет Этьена, а то Тори точно довела б его или до сердечного приступа, или до нервного срыва, культивируя его и без того не слабое волнение. А вдруг такое будет и с Роксаной?! Не особо сосредотачиваясь на действиях, рыжая просто делает то, что ей говорит подруга - выходит во двор. Она просто останавливается за шезлонгом, опираясь руками на его спинку. Подобно многим творческим людям, Этьен строго настрого запретил ей смотреть на его творение, пока оно не было окончено, а попытки Тори прорваться с боем вскоре прекратились, в конце концов не за тем она приходила к ним в гости, и вот теперь она впервые любуется Эдемом по версии Моро. Это и правда впечатляет. Особенно, когда её фантазия без спроса дорисовывает на всем этом пейзаже беготню маленького ребенка. Все просто. Либо я все-таки готова, либо схожу с ума. Шерон была безусловно права, когда говорила о сильном влиянии Роксаны на Викторию, и уровень доверия между ними всегда был безупречно высок, вот только сейчас были бы слова Роксаны действительно той правдой, которая единственная и аксиоматическая. Все попытки разговора на эту тему оканчивались неуверенностью рыжей, а настаивать на своем в таком вопросе Кроуфорд просто не смела, принимала сторону партнерши вопреки своим желаниям и, конечно, как истинная женщина могла сама оправдать все проступки и ошибки любимого человека и перед собой и перед всем миром.
Услышав позади себя шаги, Тори тут же оборачивается и в пару шагов оказывается рядом с Шерон без лишних церемоний забирая у нее поднос. Не то, чтобы Блекмор считала беременных женщин больными, но миссис Моро и так носит в себе уже килограмма на два-два с половиной больше обычного, так что с подносом можно и помочь, а то вдруг маленький француз именно сейчас решит показать своё кун... каратэ. Виктория ставит всё на стол и присаживается на один из шезлонгов. Узкое платье едва ли рассчитано на расслабленный отдых солнечным днем на заднем дворе, потому она даже не испытывает судьбу, пытаясь сесть поглубже и опереться на спинку.
- Двор прекрасен! Ну хоть раз ты удачно вышла замуж! - Блекмор отнюдь не из тех лесбиянок, что неизбежно феминистки или мужененавистницы, но из тех, чей сарказм не всегда уместен, и хорошо, что Шерон была не из тех гетеросексуалок, которым от рождения мозг иметь не положено, полагаясь на крепкое мужское плечо и надежный тыл. - Лос-Анджелес? Ну да, очень такой французский Лос-Анджелес, - улыбается рыжая. - Вот что французские поцелуи делают с американскими копами!
Чай снова разлит по кружкам, и, удерживая одной рукой кружку за ручку, Тори бессмысленно но методично обжигает кончики пальцев, касаясь горячей её части.
- А с Роксаной... да. Конечно, - она отводит взгляд в сторону, туда, где еще недавно её фантазия рисовала мелкого играющего шалуна. - Ведь вряд ли у меня получится незаметно поместить в неё ребенка, - Виктория прикрывает глаза и трет пальцами переносицу. - Роксана умная, мудрая, сильная, но... я знаю, что она мне сдастся. Как ни крути, это не тот случай, когда можно стукнуть кулаком по столу: "Да будет так!", и потому она этого не сделает. Она не предпочтет мне ребенка, но я... я хочу, чтобы она была счастлива безо всяких "несмотря на". Чтобы мы были счастливы. И раньше счастье приносили совершенно спонтанные решения... может и сейчас мне стоит меньше об этом думать? - Тори улыбается. План безответственный, но ей по душе. - Пойду вот выбирать игрушки малышу Андрэ, может и заражусь "детским" энтузиазмом! Ну а что? Он же мне почти как племянник будет! - она снова подавила смешок, вдруг осознав, что и кровный племянник или племянница у нее тоже скорее всего будут от французского папочки, поскольку родная сестра Тори выбираться из французского плена совершенно не собиралась.

+2

11

- Вау, какие познания, Виктория. Признаться, я приятно удивлена, - отметила я после не многим известного названия «крав-мага», а затем звонко засмеялась.
Жаль, что наше непринужденно общение длилось недолго. Стоило мне заявить о кесарево сечении, как подруга сразу переменилась в лице. Она выглядела так, словно я подписываюсь на опаснейшую операцию, притом делаю это совершенно бессмысленно. Что ж, мне льстила такая забота, только вот вместо серьезных объяснений, первым делом я… засмеялась. Да, реакция мне показалась забавной, не смешными были только выводы: даже Виктория понимает, как непросто придется Этьену.
- То есть ты считаешь, что ему будет спокойнее, если я буду часа три орать во всю глотку от боли? – что ж, пойдем по другому пути. Неужели они не понимаю, каково это! – Да все у меня хорошо, просто это время я хочу провести, видя красивые и спокойные сны, а не срывая голосовые связки. Хватило уже, спасибо.
Я считала, что поступаю правильно, плюс лишаю Тьена «счастья» слышать мои истошные крики, крики полные ужасной боли! Да и, в конечном счете, это простая операция, которую переживают миллионы женщин, а может и того больше. И с чего мы вдруг будем бояться? Естественные роды так же имеют определенную долю риска. Только об этом почему-то никто не говорит. Всех пугает анестезия.
Мы решили разбавить нашу беседу музыкой и свежим воздухом. Вернее, я решила, а Виктория просто не стала спорить. Будучи хорошей хозяйкой (вот сейчас можно смеяться), я сделала еще немного чаю и даже принесла во двор какие-то сладости. Тори оценила двор по достоинству! На свой манер, но по достоинству. Я же гордо кивнула. Всегда начинаю наглядно гордиться своим мужчиной, когда кто-то хватил его работу. А так как хвалят ее всегда, я никогда не опускаю голову.
- Ну, каждому должно хоть раз повести в этой жизни. Не даром говорят, что третий брак – всегда самый счастливый! – в ответ засмеялась я, только что и придумав эту самую примету. Впрочем, для меня это стало правдой. - Ммм, французские поцелуи…, - с наигранной мечтательностью протянула я, словно уже представляла себе нашу с Тьеном встречу. Хотя…, так ли наигранно это было? -  Они могут не только это.
И снова смех, вот почему мне так нравится компания Виктории. Все просто и непринужденно, а еще с толком. Мы не просто смеялись, а между делом еще и обсуждали важные темы, пытаясь прийти к серьезному выводу. И я замолчала, как только Тори заговорила. Я внимательно и с мягкой улыбкой на лице слушала и наблюдала за ее поведением. Хочется, но колется. Так знакомо.
- Ну, ребенка врятли можно отнести к спонтанным решениям, но ты правильно сказала: Роксана – умная и мудрая женщина. И именно поэтому тебе стоит рассказать ей о тех сомнениях, которые живут в твоей рыжей голове… Кстати, это натуральный цвет или нет? -  такой резкий переход, меня действительно заинтересовал этот вопрос и я не посчитала нужным его откладывать. Простите беременную женщину.
Впрочем, и о главном я не забыла. Припоминаю наш с Этьеном опыт. Как только я в чем-то сомневаюсь, он не идет на попятную, не машет рукой, принимая сторону моих сомнений. Вовсе нет. Он делает все, чтобы от сомнений меня избавить. Придает мне уверенности, говорит о том, что будет всегда рядом, и мы справимся. Вместе. Почему-то уверена, Роксана сделает тоже самое.
- Знаешь, если бы Этьен всегда соглашался с моими сомнениями, то мы бы до сих пор были неженаты. Не уверена даже, что мы бы все еще были вместе, - я усмехнулась, вспоминая свою неуверенность в наших отношениях. Неудавшиеся браки наложили свой отпечаток. Мне хотелось, но я боялась. – Просто поговори с ней, хуже от этого не станет, - я пожала плечами, а после Тори случайно напомнила об основном разговоре, который я и запланировала на сегодня. Племянник. Да, она почти угадала. - Эм…, кстати, по поводу этого, - неуверенно начала я. - Собственно, о чем я хотела с тобой поговорить. Может все как-то… не вовремя для тебя, но мои сроки поджимают. В общем, мы с Тьеном хотим предложить тебе стать крестной матерью Андрэ. Ты можешь подумать, конечно же, не обязательно отвечать сразу.

+2

12

- Третий брак? - сперва удивляется Тори, принимая слова подруги за чистую монету, а потом оседает, опуская плечи, и капризно морщит нос и прищуривает глаза. - Ты хоть и служитель закона и может и говоришь от его имени, но в курсе же, что не каждая твоя мысль становится народной приметой? Третий брак... У меня вот еще недо-первый, но все равно самый счастливый. Хотя с более подробным разговором о браке Виктория решила повременить. Слишком много всего и сразу.
При упоминании о французских поцелуях, Блекмор иронично закатывает глаза а-ля взрослая скучная тетка, которая только думает, что еще помнит, каковы на вкус поцелуи. Конечно, она первая завела эту тему, но она же не думала, что физиономия беременной мадам напротив станет настолько довольной, в то время как сама рыжеволосая категорически не понимала, как можно целовать человека со щетиной на лице и искренне этим наслаждаться. Тори даже любимого отчима в щеку целует только по праздникам, предпочитая в иных случая скромные, но искренние семейные объятия. А Шерон-то своего француза каждый день удостаивает такой чести - любовь зла! У малыша-то кожа будет и вовсе очень нежной... Ох уж эти папы!
- Кстати? - брови флористки плавно изгибаются подыгрывая гримасе иронии. Когда Тори перескакивает с темы на тему, отклоняется от мысли или вообще её теряет, это нормально, это так и надо, а вот когда это делают другие - безобразие, как же угнаться за словами? - Кстати... Да. Но не совсем, - Виктория собирает с плеча локон и рассматривает, легко накручивая на палец. - Цвет натуральный, оттенок - нет, - смеется завсегдатай салонов красоты. Сколько себя помнит, она всегда была рыжей, но не могла отказать себе в блажи примерить все оттенки этого цвета и способы тонирования волос. - Я же зимой была медно рыжей, а сейчас гораздо светлее цвет. Хотя мне кажется, что пора сделать его поярче, как думаешь? - в этом вся Тори - стоит увлечься какой-то темой и уже не остановить. Едва ли её можно назвать человеком зацикленным на внешности, но и расслабиться она себе тоже не дает. Вот многие найдут своего человека, который клятвенно пообещает любить их в горе и в радости, в здравии и болезни, в красивом платье и домашнем халате, и нагло этим пользуются, убеждая себя мантрой "он меня и такой любит". Роксана тоже любит свое счастье всякой, но Виктория все равно каждый день даже в горе и болезни хочет быть для нее красивой и сексуальной.
- Ну вот, теперь я сомневаюсь, что ты вообще меня слушаешь? - снова слегка по-детски хмурится рыжая, замечая по взгляду подруги, что тема её волос в общем-то пришлась все же вовсе не кстати, и Шерон уже снова, завороженно глядя куда-то в глубину французского Лос-Анджелеса на заднем дворе, думает о чем-то вроде французских поцелуев.
- Ох, - томно вздыхает Блекмор, в ответ на переменчивую меланхолию беременного офицера полиции Сакраменто. - Вы были бы вместе, и были бы женаты, уверяю тебя! - не допуская возражений, заявляет Тори. - Видела бы ты вас со стороны - вы же созданы друг для друга! Хотя я вообще уже не верила, что когда-нибудь скажу это о тебе и каком-то мужчине, а не о тебе и твоей работе. К тому же... говорят, что третий брак самый счастливый! - и, улыбаясь, едва не проливает чай изо рта. И Андрэ еще одно тому подтверждение... Вот так просто за полчаса Виктория привыкла называть еще не родившееся существо по имени и воспринимать как уже практически сформировавшегося представителя семейства Моро. Что же касалось самой Виктории, то даже словосочетание "мой ребенок" еще не было готово быть понятым и должно воспринятым. Кажется, рыжая только и делает, что ищет хоть малейший шанс зацепиться за нить, которая проведет её через лабиринт сомнений, но она постоянно ускользает из рук. "Просто поговори с ней, хуже от этого не станет", - повторяются в голове слова Шерон. Надеюсь... Надо просто выбрать день!
- Еще одно "кстати"? - несмело уточняет Виктория и решает не сходить снова на иронию. Неуверенный тон Шерон вынуждает её слегка насторожиться - вдруг это все было подготовкой, чтобы нанести меньший урон какой-то плохой новостью. На всякий случай, Виктория отставляет кружку с чаем обратно на столик.
- ...В общем, мы с Тьеном хотим предложить тебе стать крестной матерью Андрэ. Ты можешь подумать, конечно же, не обязательно отвечать сразу.
Это хорошо, - тут же понимает Тори, потому что ответить сразу у нее как-то даже физически просто не получается, как будто забывает, как вообще произносятся слова. Крестной матерью... матерью... Либо это знак вселенной, либо она надо мной глумится. Рыжая снова неосознанно обхватывает ладонью подвеску на длинной цепочке и сжимает в руке.
- Д... да, - глаза все еще широко распахнуты от удивления таким неожиданным предложением, но Виктория уже легко кивает и неосознанно улыбается. - Да, я с радостью! - вскакивает с места и. пересаживаясь на шезлонг Шерон, обнимает подругу за плечи. Блекмор никогда не была человеком религиозным, но и не стремилась отвергать то, чего не понимает, особенно, если для других людей это представляет важность. Крестины, в её представлении, были обрядом скорее из разряда дани традициям, но даже в таком вопросе для родителей это серьезный шаг - понять, кому они могут доверить ребенка. И вот Тори - первая в списке таких людей для Шерон и Этьена. Это шокирует, внезапно и приятно, но шокирует.
- А кто будет вторым крестным? Его уже выбрали?

+2

13

- Ты чего взъелась? Спокойно. Это примета… действует по индивидуальной программе, - засмеялась я, понимаю недовольство подруги, пусть и шуточное. – В отношении таких, как я, например. Расслабься, тебе это не грозит, у тебя полный порядок, а вот у меня с личной жизнью всегда дерьмовато было. И, самое смешное, меня это никогда не смущало.
Здорово вот так сразу найти своего человека, определить приоритеты и понять, чего хочешь от этой жизни. А я металась из стороны в сторону, отдавалась работе, и мне это нравилось. Я никого не искала, но принимала тех, кто появлялся в моей жизни. И чем все заканчивалось? Этьена я тоже не искала, но было в этом что-то другое. Другие чувства, другие отношения. Теперь, с высоты своих лет и опыта, могу точно сказать, что счастлива. Огорчает лишь, что нашла свое счастье достаточно поздно, мне не повезло так, как Роксане и Виктории.   
- Что, тебе неприятна мысль о французских поцелуях? – смеюсь я, замечая реакцию подруги и словно пытаясь ее подразнить.
Потом моя беременная натура резко меняет тему. Впрочем, такая привычка развилась не только из-за гормонального сбоя, она у меня была всегда! Правда, я тут же пожалела о том, что спросила, Тори сразу начала рассказывать о всевозможных оттенках рыжего, а я уставилась на нее, слегка приоткрыв рот, чем давала понять, что вообще не понимаю о чем речь и абсолютнейший ноль в этих вопросах.
- Вау, - наконец-то произношу я. – Для меня рыжий всегда оставался… рыжим. Зачем люди усложняют себе жизнь? Хочешь ярче, чтобы тебя было видно за 1000 миль?
Чистой воды сарказм, мне нравился цвет волос подруги. В смысле, я бы в такой не перекрасилась, но и против ничего не имела, а Тори он и вовсе шел. Да и с другим я ее никогда не видела. Чего не сказать обо мне. Моя любимая комбинация: родной черный и блондинка. И так всегда.
- Мне бы сейчас проявить свою скромность, отмахнуться, но… ты права! Хотя, в моем возрасте пора бы перестать верить во что-то типа «вы созданы друг для друга», но когда одна взрослая тетя говорит о таком другой, сразу перестаешь чувствовать себя ненормальной. Спасибо. Тебе, наверное, было непросто это сказать, особенно учитывая то, как ты относишься к нашим поцелуям, - и снова сарказм, снова попытка пошутить и подразнить Викторию, у которой были совсем другие вкусы и другое отношение к поцелуям между мужчиной и женщиной.
Я бы шутила дальше, но тут мне стало неловко. Мы тут серьезную тему обсуждаем, а я тут резко переключаюсь на цвет волос и на наши с Этьеном поцелуи. И беременность мне не оправдание! Все-таки хочется как-то помочь, что-то сказать, но правда в том, что я не смогу помочь так, как это может сделать Роксана. Я могу лишь подтолкнуть Тори к беседе со своей женщиной. Это и пытаюсь сделать, попутно подготавливая почву к другому разговору. И Тори молчит, повисло недолго неловкое молчание. Я смотрю на подругу, явно ожидая хоть какой-то реакции и вот она!
- Правда? – радостно переспрашиваю я, ведь и не надеялась, что в свете нынешних событий, Виктория так быстро сообразит. Через секунду мы уже обнимаемся, словно я сообщила ей самую приятную новость за сегодня. Признаться, меня этот ответ порадовал. Почему-то в этой роли я хотела видеть только Тори, ведь я должна быть уверена в человеке, которому частично доверяю своего ребенка. – Спасибо! Я так рада, было неловко спрашивать, если честно. На самом деле, все это больше для Этьена. Ты сама знаешь мое отношение к религии, - а я была атеисткой. – Но для него это было важно, соответственно, для меня стало важно тоже. А крестный…, мы еще не определились. Решать Этьену, на самом деле. У него два лучших друга во Франции живут, думаю, крестным будет один из них. Да-да, снова французы.

+3

14

Это так странно - обнимать беременного человека. Как будто обнимаешь сразу двоих. Раньше Тори никогда такого не удавалось. И уж тем более не случалось коснуться и почувствовать, какой тонкой кажется кожа, и как, несмотря на всю визуальную округлость животика, просто дотронувшись, можно почувствовать малыша. А когда он начнет шевелиться там - это и вовсе удивительно и... необычно. Чем больше времени рыжая флористка проводила в обществе беременной подруги, тем более, казалось бы, свыкалась с мыслью о совершенной естественности для женщины - носить ребенка, порождение и продолжение любви своих родителей. Но много лет прошло под родительский рефрен о том, что ей такого не знать, не иметь, не почувствовать, много лет ушло на то, чтобы осознать, что они были правы и разучится думать о браке, детях и всем том, что входит в понятия жизни традиционных пар. Ни одной секунды среди двадцати лет Виктория не пожалела о том, что однажды раз и навсегда она решила остаться с Роксаной, но сейчас рыжая понимает, какой ошибкой было позволить общественному мнению о неравенстве и нетрадиционности повлиять на её мечты. А теперь трудно уже понять, что есть для нее правдой: внезапно ожившие мысли о полной семье с ребенком, или привычный за двадцать лет уклад, где есть только Тори и Роксана, где им больше никто не нужен и они со всем справятся вдвоем.
Тори снова касается открытой ладонью животика Шерон. Такая тонкая грань между волшебством рождения новой жизни и реальностью.
- Привет, будущий крестник! - улыбается существу, которое еще и знать её не знает и видеть не видит.
- Неловко? - переводит удивленный взгляд на Шерон. Тори вообще сомневалась, что лейтенант Моро в курсе о значении данного слова - похоже, они с рыжей вместе прогуляли лекцию и скромности и сдержанности. - Только не говори, что даже перед зеркалом тренировалась!
А сколько тренировалась Роксана обронить невзначай ту фразу?
А сколько бы она еще молчала, если бы не сказала тогда?..

Тори слегка тряхнула головой, отгоняя опасливые мысли.
- Ох, я так и думала, что музыкальными пристрастиями здесь не обойдется! - лукаво усмехается. - Хотя не припомню, чтобы и за французом замечала тягу к религии... - она подергивает плечами в жесте "не знаю, не уверена", но решает не углубляться в мысленную ретроспективу. В конце концов, она знает его только два года, и этот срок совсем не дает повода удивляться, что чего-то о человеке не успела узнать. - О черт! - тут же очень "религиозно" выразила эмоции рыжая бестия. - Мне нравится эта песня! Да-да, не совсем я темная в вопросах европейской музыки.
Виктория исчезает меньше чем на минуту и возвращается с пультом от стерео, напевая едва слышно слова песни, которую заставила звучать несколько громче. Она снова садится на свой шезлонг, уже более, казалось бы, раскрепощенно, но весьма определенный и строгий покрой платья напоминает ей, что расслабится не получится, как бы она не пыталась, пока литл блэк дресс служит верой и правдой во имя стройности фигуры.
- Итак, о чем мы говорили? - слегка потягиваясь, вспоминает рыжая. - Вы же не собираетесь переезжать?! - неожиданно даже для себя вдруг интересуется Тори. - Это акцент на Франции становится настолько очевидным, что просто грех не предположить, что он не случаен. Стоп-стоооп! Только не говори, что и рожать вы будете на родине француза!

+2

15

Что ж, дело сделано и наконец-то я услышала долгожданный ответ! Сама не понимаю, почему волновалась, пожалуй, все это можно списать на гормоны и дикое желание сделать свою подругу крестной матерью Андрэ. К счастью, она согласилась и, кажется, ее глазки загорелись каким-то энтузиазмом.
- Ну представляешь, что со мной делает беременность и эти чертовы гормоны! Чувство неловкости – не единственная хрень, которая со мной происходит. Что ты скажешь о неуверенности? Представляешь, теперь мне чуждо и это, – тут же, засмеявшись, подхватила я, оправдывая свою неловкость. И это правда, Тори лучше других знает, насколько несвойственны мне эти понятия. – От тебя ничего особо не требуется. Ну, кроме подарков на Новый год, Дни Рождения и прочего-прочего. А, ну еще… внимание, да. 
Этими словами я тактично намекала на то, что Виктория периодически будет сидеть с малышом. Конечно, настаивать никто не собирался, но я все же на это надеялась! Гораздо спокойнее доверять ребенка близкому человеку, нежели незнакомому. Впрочем, эту тему я продолжать не стала. Тори еще рано об этом думать, к тому же, у самой сейчас непростая ситуация относительно детишек.
И все же тема крестин не могла не волновать, как подругу, так и меня. Тори права, музыкальными пристрастиями здесь не обошлось. Нет, я не стала верующей, но я стала терпимой и научилась уважительно относиться к мнению других, а может только Этьена… Не суть. В любом случае, если бы раньше я махнула рукой, то сейчас мне показалось важным разделить веру и убеждения мужа. Для него это было важно, важным стало и для меня.
- Ну он же не фанатик, - усмехнулась я, после чего задумчиво глянула куда-то в сторону. – Он… просто верит, верит в то, что все не просто так, что существует что-то… выше нашего понимания и светлее того дерьма, что творится в этом мире. Оу, ты не против, если я буду так выражаться? – тут же задумалась я, хотя я часто выражаюсь не самым цензурным образом, и Виктория никогда этого не смущалась. – Мои слова тебе не кажутся ненормальными? Но порой я завидую ему. Мне бы тоже хотелось верить.
После я улыбнулась и снова задумчиво посмотрела в сторону. Занимаясь такой работой, видя столько смертей, хороших людей и плохих, намеренных и случайных, невольно задумаешься: а в чем смысл? А его нет. По крайней мере, такой я себе дала ответ много лет назад. И меня мой атеизм ничуть не смущал, просто огорчало, что я не могу разделить эти убеждения мужа. Впрочем, была одна единственная вещь, в которую я верила: наши с Этьеном отношения. Я верила в то, что это судьба, это не случайность, так было нужно и это все равно бы произошло. Я противоречу сама себе? Может кому-то покажется так, но я судила иначе. В это верю, во все остальное – увы.
Я об этом долго не думала. Это не та тема, которая может заставить меня надолго отвлечься от других разговоров. Подумала минутку, и тут же отвлеклась. Тем более, мы снова вернулись к «французскому». Оказалось, Тори все же что-то разделяет относительно моих новых увлечений!
- Ммм, прекрасный выбор! – тут же похвалила я подругу, как только она сделала приятную мелодию громче. – А что, ты не будешь нас навещать? Шучу-шучу! Нет, мы никуда не собираемся, успокойся. Да и куда мне лететь? Я же рожу в самолете. Но…, я не скрываю того, что влюбилась в эту страну. Знаешь, у нас есть квартира в Париже, машина, семья Этьена всегда радужно принимает нас в Дижоне. Так что теперь я чувствую себя там, как дома. У меня муж француз, я ношу французскую фамилию, было бы странно ощущать что-то другое. И, признаюсь, я бы хотела, чтобы у Андрэ было два гражданства. Мы с Тьеном договорились слетать во Францию в отпуск где-то через годик. Кстати, во время медового месяца мы приобрели небольшой домик на Лазурном берегу. Виктория, это просто рай! Соберитесь как-нибудь с Роксаной, мы с удовольствием вам его предоставим. Подумай об этом. Уверяю, не пожалеете. Можем даже вместе слетать! Через годик…

+2

16

А еще внимание, да... Да я сама внимательность! А что дарят маленьким мальчикам на праздники? Ситуации, к которым Тори оказывалась не готовой, всегда порождали уйму вопросов не по существу и не главные на данный момент, но тем не менее умудрялись занимать львиную долю внимания флористки. Она знала цветочную символику, немного женской психологии (на себе она, правда, не срабатывала), могла посоветовать и подобрать подарок на любой вкус и повод, чем частенько пользовались посетители мужского пола её салона, но вот что обычно дарят будущим посетителям цветочных магазинов - на месте этого жизненного опыта зияла дыра.
Из мыслей о машинках и коллекционных фигурках Супермена Викторию вырвало довольно резкое высказывание мамы её крестника.
- Я? Не против? - переспросила Тори чисто машинально, а потом повторила то же самое, исправив интонацию обдуманно: - Я - не против... Но если Андрэ скажет "дерьмо" раньше, чем "Тори", можешь забыть о подарках на Дни Рождения... твои! - Блекмор пытается разбавить серьезность слов подруги шуткой, но сама невольно задумывается над сказанным её глубже, чем собиралась и хотела бы. - Эммм... Слегка, - коротко кивнув, честно призналась Тори в вопросе о ненормальности слов. Рыжая никогда не считала себя атеисткой и вообще не классифицировала и шаблонизировала с точки зрения религии, но чем старше становилась, тем более наивной ей казалась в современном мире вера в высшие силы. Человек человеку хищник, и если Бог задумал это в качестве естественного отбора, он тот еще садист. Да, в жизни рыжей бывали моменты, просившие молитв и обращенные к высшим силам в горячечном припадке не то отчаяния, не то счастья, но если думать трезво и здраво, в её жизни есть один человек, вера в которого сильнее любой возможной, и свет которого озаряет любую тьму. Если ты не идешь за большинством, еще не значит, что ты идешь неправильно, ты просто идешь своей дорогой. Тори точно знает, в чем её путь, а потому в ней нет зависти.
На помощь пришел универсальный язык музыки, разрядив обстановку, и, отвлекшись от вопроса веры, Шерон снова вернулась к теме Франции и её француза.
- Франция, Франция, Франция! И лапки лягушек вместо мяса кенгурушек, да? - поддразнивая, смеется Виктория. - Если бы тебя слышала Шерон двухлетней, например, давности, ни за что бы не поверила! Да что там Шерон... даже я, наблюдая постоянно, как ты меняешься с течением времени, все равно периодически слегка в шоке! - Виктория слегка прищурилась. - Ага, ну да, ну да, не тот ли это "просто рай", который я не видела, потому что вы не сняли ни одного кадра не из серии хоум-видео? - С Шерон Тори всегда было легко говорить и смеяться или грустить обо всем. Непонятно как именно, но как-то так вышло, что две, казалось бы, такие разные женщины вдруг оказались весьма схожими в приоритетах, мнениях и отношению к жизни. Ну и в отсутствии комплексов, конечно!
- Но предложением ключа и жилплощади мы, возможно, все же воспользуемся, - подмигнула Тори. - А собираться нам долго обычно не приходиться. Чем дольше планируем, тем вероятнее срыв планов. Обычно мы путешествуем в стиле "разумная спонтанность". И без обид, но... романтический рай на Лазурном берегу - нафиг мне там ты с Этьеном?! - Тори тут же прикрыла ладонью рот - выругалась при ребенке, ай-йай-йай - и вспрыснула смехом. - К тому же, - успокаиваясь, решила добавить рыжая, еще сама не до конца сжившись с этой мыслью, - возможно, через годик возможно уже нам будет не до полетов. Ну, не то, чтобы я уже все решила на этот счет, но, наверно это, - она переводит взгляд на животик Шерон, - и есть нечто выше нашего понимания и светлее всего... ну ты поняла, - улыбнулась, решив промолчать и не цитировать дословно. - Это ж каким надо быть идиотом, чтобы от такого отказаться?.. Только чур Роксане пока ни писка! Мне еще нужно подумать, как об этом правильно сказать, после всего, что я вытворяла.

+2

17

- Если он скажет «дерьмо» раньше, чем «Тори», я лично вырву язык тому, кто его этому научил, потом сожгу его на костре и развею пепел по ветру. Ну а ты все равно подаришь мне что-нибудь на День Рождения, потому что… я твоя подруга! - не стоит удивляться бурлящей фантазии беременной женщины, чья работа заключается в поимке самых опасных и жестоких мира сего. Это нормально. Ведь нормально?
В любом случае, я звонко смеялась, пусть шутки были и достаточно жестоки. Виктория должна была привыкнуть к сарказму и черному юмору, должна, хотя бы потому что сама таким не брезгала. Иными словами, мы друг друга всегда понимали. Но беседа продолжалась, и вот я уже плавно перехожу на разговоры о Франции, совсем не скрывая своего отношения к этой стране. Да, подруга видит перемены, на что я лишь, усмехаясь, пожимаю плечами. Достаточно было знать Шерон Реймонд для того, чтобы увидеть те изменения, которые произошли. Реймонд стала Моро, этим все сказано.
- Не видела? – как-то удивленно переспросила я, когда подруга заметила, что ей не удалось оценить наше путешествие. – В смысле… не хоум видео, как его представляет твоя извращенная фантазия, а видео со свадебного путешествия. Я не показывала? Но фотки же я показывала. Ведь показывала? – последний вопрос я произнесла с утверждением, мол не жалуйся, фотографии же видела!
Кажется, эта новость меня искренне удивила. Впрочем, после свадебного путешествия столько всего на голову свалилось, от работы (которой стало больше после долгого отсутствия) до беременности, что мы с Этьеном вполне могли наслаждаться приятными воспоминаниями наедине, напрочь забыв обо всех остальных. Но Тори простит. Уверена в этом! В обмен на что-то, но простит.
Плавно от разговора о Франции я перешла к непосредственному приглашению. Мне захотелось поделиться впечатлениями не только на словах. А Тори отреагировала в присущей ей манере.
- Ты хочешь, чтобы мы предоставили вам свой домик…вот просто так? Чтобы вы остались там без присмотра? Я-то может быть еще и пойду на это, а вот Этьен врятли. Мало ли, что мы там забыли в этом домике. Знаешь, когда мы только приехали, пару дней мы жили в доме друга Этьена, пока того не была. Тогда-то я и узнала, что моему мужу совершенно не идут длинные волосы и красная помада…, - последние слова я произнесла как-то задумчиво, а после, не выдержав, все же звонко засмеялась. Но это совсем не шутка! В домике я случайно наткнулась на фотографию, где Этьен надел парик и накрасил себе губы. Те еще впечатления, а что найдут Тори с Роксаной? Но не будем юлить, мы с Тьеном все равно им не откажем! 
Заговорившись, поначалу я пропустила слова подруги о «годике и полетах», но когда догнала, тут же замолчала и, с приоткрытым ртом, аля «Эврика!», посмотрела на Тори. Нет-нет, я не собиралась давить, толкать ее к чему-то, но Виктория уже явно допускала определенные мысли, по крайней мере, не была четко против, а меня это уже, как подругу, желавшую ей и ее половинке счастья, очень радовало.
- Ну смотри, ведь как раз! Наше присутствие вас смущает, хотя я твердо намерена все же когда-нибудь куда-нибудь с вами съездить. Сейчас мы явно никуда ехать не можем. Ну так вперед! Хоть сейчас ключи бери. А мы поедем через год, когда не сможете уже вы, м? – я вскинула брови, окутывая тори таким хитрым взглядом. Все будет! - Хотя... дома-то наш, и вас уже не должно волновать, когда мы поедем...

+2

18

Нет. Машет головой Тори. А потом возмущенно изгибает бровки и поджимает губы.
- Шерон Реймонд! Ну то есть, Моро! - важно так начинает Блекмор. - Если ты знаешь меня столько, сколько не живут, это еще совсем не значит, что ты в полной мере можешь осознать, на что способна моя извращенная фантазия! А фотографии ты мне три раза, целых три раза собиралась показать, а в итоге, всё, что я видела - это заставка на телефоне Этьена, который он тут же забрал... видимо, боялся, что я найду ваши пикантные смски. - Тори выставила вперед руку, требуя тишины. - Молчи! Если ты сейчас скажешь, что вы не шлете друг другу пикантные смски, я разочаруюсь в вас как в паре, и в институте брака вообще!
Виктория, конечно, понимала, что есть у людей в жизни вещи поважнее фотографий, особенно, когда жизнь такая насыщенная. Да и многие не любят смотреть фотографии сразу после отпуска в классном месте, стараясь как можно дольше держать в памяти его 3D картинку, так сказать, а не помнить по фотографиям из замечательных мест. В общем-то и сама Тори не особо настаивала на фотовыставке, но теперь, когда Шерон по большей мере занята тем, что набирает вес, причем не самостоятельно, то можно и поныть о своей несчастной участи забытой подруги.
- Вау-вау-вау! А ты хочешь за нами присматривать? - лукаво улыбнулась Тори. Отсутствие рефлекса скромности при Шерон трудно было утаить. - Это в тебе говорят гормоны или новая французская Шерон? - она нарочито произнесла её имя с сильным французским акцентом. В перепалки с мсье Моро на его родном языке Виктория, конечно, не вступала, но благодаря давнему, еще школьному стремлению её сестры выучить язык, который также на половину был для Маргерит родным, Виктория в свое время выучила его достаточно хорошо. А поскольку на протяжении вот уже пятнадцати лет младшая Блекмор жила во Франции, забывать язык Виктории не позволялось.
- О господи! - скривилась Тори. - Ты хоть понимаешь, что делаешь? Ты сейчас скажешь и забудешь, а я... а мне теперь кошмары сниться будут!
Этьен с длинными волосами и красной помадой. Вот же хипстер укуреный! Конечно, Тори знала не по наслышке, что такое университетские дурачества, споры на "слабо" и просто "памятные" фотографии, о которых хочется забыть, но добрые друзья всю жизнь тебе их вспоминать будут - это все проходили и не по одному разу, потому что танцы на граблях, когда тебе двадцать - самое увлекательное в жизни и, несмотря на цикличность, каждый раз ново и непредсказуемо.
- Нет, не уверена, что сейчас это хорошая идея, - посерьезнела Виктория. - Фактически, ты предлагаешь мне ключи от рая, чтобы я сбежала от тяжелых мыслей и важных решений. Мы же меня знаем, я это легко могу устроить. А Роксана так и останется в неведении даже о моих попытках... вырасти... в семейном плане. - И это было правдой. Пока еще все мысли и зарождающиеся стремления Тори принадлежали только ей одной, вот теперь о них знала Шерон, советовала всё да наставляла на путь истинный. Но Блекмор совершенно не хотела чтобы обо всех терзаниях её выбора и принятия решений знала и Роксана. Брюнетка и так догадается, что Тори это не за одну ночь придумала и поняла, однако все же пусть она догадывается об этом уже будучи уверенной, что Виктория все решила твердо и правда этого хочет. Или не знает ни о чем вообще. Второй вариант не нравился и самой Тори, да, но жизнь - штука сложная, и нельзя быть уверенной ни в чем на сто процентов.
- А вместе мы еще успеем куда-нибудь съездить, - отвлекается от своих мыслей Тори. - Через несколько годиков Лазурному берегу во Франции вам, а может и нам, придется предпочесть не менее французский Диснейленд!

+2

19

Я было хотела возмутиться, когда меня называли «Шерон Реймонд», но Тори не дала и слова вставить. Она вообще много говорит…,по крайней мере, в моем присутствии. Через пару секунд меня и вовсе украсило возмущенное выражение лица (больше наигранное, конечно же). Что за…? Запретить мне говорить в собственном доме? Нахалка! – и я бы обязательно так же наигранно возмутилась вслух, но ротик Тори не закрывался.
- Мы не шлем пикантные смс! – наконец-то выпалила я, как только представилась возможность. - Двадцать первый век, женщина, время видео и фото-сообщений, - я махнула рукой, словно это был самый очевидный факт, который только можно было преподнести. К слову…, да, мы шлем и смс, и фотки и  все, что только можно благодаря развитию цивилизации. -  А вы переписываетесь… подобным образом? – уже как-то более спокойно поинтересовалась я, лукаво подмигивая подруге. - Ну признайся, ведь переписываетесь, м? Ведь переписываетесь? Я знаю, что переписываетесь. Но по правде я хочу убедиться в том, что мы не законченные извращенцы, так что скажи, что переписываетесь.
В итоге уже через пару секунд я засмеялась. Я знаю, что мы не извращенцы, а если Тори и Роксана пока такое не делают, то очень советую! Особенно на работе это очень скрашивает время… Правда, советовать я ей это вслух не решилась, а-то невольно разовьем еще одну не самую приличную тему. Но это только я об этом забеспокоилась, подруга уже вовсю реагировала на мою невинную речь о «присмотре». 
- Присматривать, не в том плане, в котором представляет твоя извращенная фантазия, - я сделала особый акцент на последних словах, подтверждая то, что не собираюсь отказываться от своего мнения по поводу ее фантазии, - а, чтобы твои шаловливые ручки не дотянулись до того, до чего дотрагиваться совсем не нужно.
Произнося эти слова, я тыкала в Тори пальцем, дабы придать себе убедительности. Но подруга должна была услышать нотки сарказма, ибо лучшим подругам же не откажешь! Тут я невольно вспомнила про фотографию Этьена и сразу же пожалела о том, что рассказала о ней, теперь Тори наверняка будет шантажировать француза! Беременным нельзя в разведку, беременные всех сдадут и все расскажут.
- Да, а я с ним еще и сплю, - не сдержавшись, все же прокомментировала я. -  Но! Больше тяги к парикам и помаде я за ним не наблюдала… Кстати, не смей рассказывать Этьену о том, что я проболталась, иначе никакого домика на Лазурном берегу.
И снова из моих уст вырывается смех. Кажется, сегодня я переплюнула все свои рекорды по количеству смеха в час. Вот почему я любила визиты Тори, эта рыжая всегда находила, что сказать, всегда умела вытягивать из меня правду и, самое главное, заставляла смеяться. К тому же, всегда приятно, когда есть с кем обсудить своих любимых, ведь с Этьеном Этьена не обсудишь… Правда, сейчас мы больше внимания уделили именно Роксане, ведь у женщин не самый простой период в жизни. У нас все было просто: есть проблема, нужно поделиться. Но Тори упрямо отказывалась что-либо говорить своей любимой женщине, от чего я скоро буду просто кричать! 
- Я же не советую тебе пойти и вылить на нее всю эту кучу…, - я запнулась, не зная, какое слово точно подобрать, - информации вот так сразу. Но хоть что-то ты ей должна сказать. Хотя бы «Привет, как дела? Знаешь, я тут серьезно так запуталась» или «Хэй, на протяжении стольких лет, ты так умело справлялась с моими тараканами, так что, пожалуйста, вбей в мою глупую голову, что сомнения – это нормально». Ну, как-то так
Вылив все это на одном дыхании, я остановилась и глубоко вздохнула, надеясь, что Тори решиться хотя бы на маленький шажочек. Я не собиралась лезть в их личную жизнь, но считала нужным высказать мнение. В конечном счете, если оно хоть как-то поможет Тори сделать какой-то шаг, я уже смогу сказать, что свою миссию лучшей подруги выполнила.
- Дешевле нам обойдется Диснейленд во Флориде, раз уж на то пошло, - просто бросила я, дотрагиваясь рукой до спины, боль в которой вновь начала чувствоваться. В этот момент в доме послышался резкий грохот, словно что-то большое упало и разбилось. - Вот дерьмо! Он все-таки снес этот гребаный горшок! В который раз убеждаюсь, что имя определяет все: иногда ведет себя так, словно молния попала в задницу! – Зевс – бог молний и грома, сравнение понятно.  - Когда-нибудь я задушу эту собаку своим огромным животом, ты меня слышал?! – буквально прокричала я, грозно выговаривая каждое слово и указательным пальцем ткнув в Зевса, чья морда появилась за стекольной дверью. Мы переставили эту пальму буквально утром, чтобы протереть углы. Этьен, по приходу, должен был вернуть ее на место, но, видимо, уже поздно… Зевс не был шкодливым псом, просто иногда слишком активно игрался с Эйфелем. Через секунду, словно опомнившись и придя в себя, в прежнее спокойное состояние, я вновь повернулась к подруге. - Иногда я бываю… чересчур эмоциональной. Не смотри на меня так, я беременна - в итоге фыркнула я, беременность стала моей стандартной отговоркой. Так удобно!. - Пей свой… холодный чай.

Отредактировано Sharon Moreau (2014-11-08 23:45:09)

0

20

В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Удивительное рядом