В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Крепкие орешки ‡...или военный и модель против террористов


Крепкие орешки ‡...или военный и модель против террористов

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Участники: Sophie Briol & Steven Palmer
Место: США, Нью-Йорк, 504 Broadway (торговый центр Bloomingdale’s)
Время: сентябрь 2012 года
Время суток: день-вечер
Погодные условия: температура + 17; пасмурно, сильный ветер.

Никто не задумывается о том, что жизнь может оборваться совсем внезапно - пулей в висок в самый для того не подходящий момент. Например, в неприметный осенний день, когда ты выйдешь за новым платьем или попросту посидеть в кафешке. Люди стараются не думать о том, что поджидает их за поворотом, потому что это было бы слишком мучительным - считать часы до смерти.
Впрочем, бывают люди, которые хотят смерти, ждут ее, стремятся к ней вдыхая/выдыхая свои страхи, и ощутив на себе взгляд бездушного оружия - раскрывают свои объятия, делают шаг навстречу и получают то, чего так страстно жаждут.
Только так вышло, что этим сентябрем Софи не хотела смерти. Только так вышло, что этим сентябрем Стивен оказался в том же здании, в которое пришла старуха с косой. Только так вышло, что этим сентябрем именно от них зависит - умрут все или для многих случится второе рождение.
Тик-так, тик-так... время пошло, а вы уже успели добровольно лечь на пол или вас уложила пуля?

+1

2

*внешний вид

Высокие каблучки выстукивали четкий ритм шагов, который не в состоянии заглушить даже шум проспекта. Шаг, шаг, остановка - бычок летит в урну, минутная задержка и вновь стук, на который оборачиваются все - не важно мужчина или женщина, ведь это способ привлечь к себе внимание и у неудавшейся модели это весьма получалось. Ее нельзя было назвать красоткой, скорее необычной, с маленькой засохшей где-то внутри изюминкой. Софи называла это шармом, его можно увидеть в глазах, в редких улыбках и даже в скомканных нервных жестах.
Сегодня раскрасневшиеся глаза скрыты под темными очками. Фигурка облачена в красный строгий костюм - пиджак, юбка карандаш, прическа, сделанная для фотосессии, еще не распалась. Долгое рабочее утро и вот он - долгожданный перерыв на кофе. Впрочем, Бриоль уже знала, что вечером - последние часы работы и поспешное возвращение домой. Ей надоел шумный Нью Йорк, надоели толпы людей, от которых не укрыться. Осталось дотерпеть всего считанные часы.
Держать улыбку. Держать лицо. Держать себя.
А потом - распасться на куски, опав в номере тряпичной куклой, а по утру успеть на самолет до Парижа. Она, как истинная уроженка Европы, предпочитала более тихую жизнь. Размеренную - без спешки и беготни. А здесь приходилось вечно куда-то спешить и неминуемо опаздывать. Будто назначенное время специально подобрано так, чтобы добраться вовремя было совершенно невозможно.
- Двойной эспрессо. - даже не задумываясь, просит официанта, присаживаясь за соседний столик у окна. Панорама не меняется - поток торопящихся людей как в торговом центре, так и за его пределами - улицу заполонили люди-работники. Люди-зомби.
Чей-то взгляд в спину слегка нервирует, заставляет оглянуться - средних лет мужчина даже не отводит глаз, кивает, улыбается. Софи хмурится, отводит взгляд обратно к людскому потоку. "Чего ему нужно?" Ответ приходит практически сразу - вместе с эспрессо официант приносит какой-то красивый воздушный тортик. Бриоль вопросительно смотрит на кушанья, ожидая ответа. Паренек смущенно улыбается и кивает на того мужчину, - хозяин передает свое восхищение вами. - В глазах модели ничего не прочитать - они скрыты темными очками. Она отрицательно кивает головой: - передайте ему, что я польщена, но мне нельзя - через пару часов у меня фотосессия. - В профессиональной улыбке благодарность, в глазах - сталь. Наверное, хорошо, что официант не видит ее взгляда, его лицо озаряется на миг улыбкой, он забирает угощение и, лавируя между столиками, отправляется на поклон к начальству.
Она не любит людей, что без причины лезут в ее жизнь. Она вообще не любит людей. Сегодня.
Допив кофе, подзывает официанта. - Можно счет? - Парень улыбается и говорит, что кофе за счет заведения. Бриоль дарит улыбку в ответ и кладет на стол двадцатку, - это на чай. - Парень прячет деньги и убирает посуду со стола. Девушка бросает прощальный взгляд на человеческий муравейник под ногами, и выходит из кафе.
- Девушка, подождите! - Слышит мужской голос, оборачивается - тот мужчина. Нет бесплатного кофе. Вообще - в этом мире нет ничего бесплатного, пора бы уже запомнить. - Я не буду вас долго задерживать, хотел лишь попросить снять на минутку очки, мне кажется, что у вас безумно красивые глаза. Такие же, как вы. - Модель снимает очки, - могу вас разочаровать, они лишены очарования. - В голосе нет и тени лукавства. Софи держится несколько отстранено. И ей уже пора, но...
на весь торговый центр раздается пулеметная очередь. Крики пострадавших, крики испугавшихся и тихие глухие удары тел о пол. Бриоль реагирует на звуки быстро - падает на пол, озираясь, но шум идет с нижних этажей. "Во что же я влипла?" В голове сумбурно копошатся мысли - нужно спрятаться, залезть как можно дальше и не высовываться. Ты - жертва, а не охотник. Впрочем, ты же прекрасно понимаешь, что загнанные мышки бывают очень опасны.
- Сюда, - мужчина манит за собой, но решетки на магазинах стали опускаться, разделяя посетителей, не разрешая им сгруппироваться. И в тот же миг раздался голос из громкоговорителя: - Приветствуем, Вас, мирные жители Готема, мы - стражи добра и порядка - разочаровались в этом продажном городе, потому, объединившись с бывшими недругами, пришли показать миру, как сильно он ошибался. Теперь, мы единственная сила города, а вы - узрите ее и расскажете другим. Те, из вас, кому повезет выжить.
Бриоль слышала что-то о Готеме, кажется, это был мир комиксов. Действительно - вошедшие и заблокировавшие все двери были наряжены в различные костюмы супер героев и супер злодеев той вселенной. "Приплыли, к психам я еще не попадала."
Трансляция продолжалась: - Все, кто остался в коридорах торгового центра должны подойти к окнам, расположившись лицом к ним, мы пройдемся и отведем вас к тому месту, где впоследствии вы проведете все оставшееся время своего заключения.
Девушка понимала, что они на первом, но скорее всего контролируют будку наблюдения, потому рисковать не стоит, но... ей не хотелось оказаться в плену. Потому девушка двинулась к месту, где камер не должно было быть - к дверям с табличкой WC. Хозяин кафешки зачем-то увязался за ней.

Отредактировано Sophie Briol (2014-04-10 22:02:39)

+1

3

Сентябрь двенадцатого года. Этот месяц навсегда останется у меня в памяти. Как бы я не хотел выкинуть из головы эти воспоминания — не получится.
Нью-Йорк. У меня отпуск, я прилетел сюда, чтобы встретиться с сослуживцами, которые уже давно вышли в отставку. Несколько недель пролетели незаметно и, буквально за пару дней до возвращения в Форт-Бенниг, откуда уже вылетит самолёт в А. черт меня дернул зайти в торговый центр, один из торговых центров. Уже не помню точно, что там хотел купить. Возможно, подарок Артуру, хотя с этим дело обстояло сложнее. И никто не знал, чем обернётся этот поход за покупками.
...Вот уже полчаса брожу по павильонам, в поисках нормального сувенира, который мог бы понравиться сыну. Ну и что, что ему уже больше двадцати лет? Имею же я право хоть как-то напомнить о том, что существую, что мы — одна семья? Скорее всего да, имею такое право, так что не стоит загоняться.
Прохожу мимо кофейни, краем глаза наблюдаю, как её владелец пытается подкатить к девушке в солнцезащитных очках. Скрываю кривую улыбку и поворачиваю за угол, задумчиво исследуя глазами вывески магазинов. Здесь очень много ресторанов, кафе, магазинов с одеждой и обувью, разномастных выставок. Давно не был я в таких местах. Даже немного непривычно, что в одном здании — так много всего. Наверное, я одичал, за время своей службы. Но, что уж поделать? Ведь это работа, за которую платят деньги. Хорошие деньги, если быть честным. Во мне уже давно нет того романтика, который пошёл на службу, чтобы защищать свою страну от врагов. Верх взял прагматизм, и теперь мне стало гораздо легче жить. Кто бы что ни говорил.
Останавливаюсь, чтобы рассмотреть витрину с сувенирами, когда по громкой связи — или как там называется система объявлений — начинается передача. Слышу очередь из автоматического оружия. Волосы на загривке встают дыбом, заставляя меня рефлекторно пригнуться и сжать в руках несуществующий сейчас М4. Тем временем кто-то, достаточно бодрым и весёлым голосом, объявляет себя борцами за добро и справедливость, разочаровавшимися в каком-то там городе. Дальше больше — выходы явно заблокированы, а те, кто остался в коридорах, должны подойти к окнам и ждать, когда их заберут в места содержания. Если это шутка — то очень неудачная. Однако, я прекрасно понимаю, что это не шутка, а реальность. Реальность, которая никому не нужна. Окидываю взглядом коридор, в котором нахожусь. Не замечаю никого, кто мог бы представлять компанию этих налетчиков, и резко ныряю в проход, между двумя магазинами, направляясь в сторону одного единственного места, где камер не наблюдается. Туалет. Сейчас не важно, мужской или женский — нужно скрыться. А потом уже решать, что делать. Вряд ли, конечно, мне придётся играть в Джона Макклейна, но защитить себя придётся. Уверен, скоро сюда нагрянет вся полиция округа, вместе с отрядами SWAT, как своего, так и ФБРовского. И они начнут штурм. Другое дело, чем кончится этот штурм. Главное, чтобы не напортачили нигде.
Вновь вижу ту девушку, но уже не одну, а в сопровождении владельца кофейни. Кажется, они так же собираются скрыться из поля зрения камер. Хорошая идея. Вжимаюсь в стену, ожидаю, когда они скроются в дверях, а потом, осмотревшись ныряю следом. Главное, чтобы сейчас никто не принял меня за одного из налетчиков. Хотя, я на них не похож. Прислоняюсь к стене, уже внутри туалета, и поворачиваю голову в сторону двери, не высовываясь из-за стены. Краем глаза замечаю, что девушка и мужчина напряжённо за мной наблюдают, скрывшись в глубине туалета. Ничего. Это даже хорошо, что всё так. Слышу шаги у входа. Дверь открывается.
Ладонь давит на выключатель, помещение погружается в темноту. Делаю резкий шаг вперёд, прижимаю вошедшего к стене, выбивая из рук оружие. Секунды три идёт схватка. Слышатся удары, потом получается захватить одного из «спергероев» в захват. Бью его головой об стену, потом резким движением сворачиваю шею, с удовлетворением слышу хруст шейных позвонков. Да, он сам виноват. Оттаскиваю тело подальше от входа, включаю свет и, невозмутимо, принимаюсь осматривать его пожитки. Пистолет с парой магазинов, вроде как Beretta 92, разгрузочный жилет поверх костюма — это, кстати, Аквамэн, если не ошибаюсь — наполненный магазинами к MP-5A3. Сам пистолет-пулемёт висел на ремне через шею у этого умника. Ничего, было ваше, станет наше. Не обращая внимания на взгляды девушки и владельца кофейни, снимаю с трупа разгрузку, быстро надеваю на себя. Вешаю на плечо пистолет-пулемёт и протягиваю беретту в их сторону, вместе с магазинами. Мол, на всякий случай. Не скажу, что это правильный поступок, но я-то не полицейский. Мне нужна поддержка. В одиночку тут не справиться. Вытаскиваю из автомата магазин, пересчитываю оставшиеся патроны и возвращаю на место, щелкая затвором. Вот теперь уже могу почувствовать себя более уверенно, чем в самом начале.
- Оружие кто-нибудь держал в руках хоть раз? - обращаюсь к своим невольным товарищам по несчастью. Пожалуй, первый раз нарушаю молчание. - Ну?

+1

4

Без шансов. Без вариантов.
Террористы - это страшный сон любого человека, а об американцах так вообще говорить не стоит. Общество, переполненное жестокостью, стрельбой в школах и четко прослеживаемой иерархической лестницей, не только зарабатывает врагов по всему миру, но и производит собственных. Потому террористов в стране, как тараканов в русских общежитиях. Много и очень часто можно увидеть. И, к сожалению, слишком велик шанс попасть в засаду, оказавшись слишком близко к ним.
Что советуют предпринимать в таких ситуациях фильмы? Падать на пол и молиться, всегда найдется герой, который спасет мирных граждан, потому, если ты не бывший коп, не спец агент, не фбр, цру и так далее по списку - не высовывайся, подчиняйся. Что советует предпринимать в таких ситуациях логика и здравый смысл? Падать на пол и не геройствовать, ждать полицию - она приедет и всех спасет, а если и не всех, то самых осторожных так точно. Так на кой черт, Софийка, тебя занесло не на пол, а сюда? Думаешь, что однажды посмотрев, как Рэй расчленяет труп, да несколько раз подержав в руках пистолет, уже способна крушить-ломать аки Халк? Или тебе так страшно оказаться под дулом пистолета, что лучше попытаться спрятаться? А если найдут? Ты не задумывалась о том, что случится, если тебя найдут. Думаешь, они будут разбираться почему ты здесь, а не с остальными перепуганными людишками внизу?
К тому же, не одна, чего он увязался? Говорит, что беспокоится. Говорит, что может все же к окну? Просит, нудит. Потому ты прикасаешься пальчиком к его губам: - Тссс... я пойду туда, либо со мной, либо оставайся. - он замолкает и, как покорная овечка, идет шаг в шаг.
Оказавшись внутри, сразу начинаешь осматриваться, ища хоть что-то, куда можно спрятаться - вентиляция, подсобные помещения, но трюк, как в фильмах не провернешь. Слишком мало времени, слишком много людей. В туалет заходит мужчина, первое желание - поднять руки и дать понять, что ничего не замышляешь, но он в гражданском, а потому - вряд ли террорист.
Так и есть, мужчина замирает, смотрит на них и также - молчит, затаившись, слушает. Ждет чего-то? И буквально через пол минуты дверь открывается, в помещение заходит один из суперов и свет гаснет. Считанные секунды, минимум шума и тихий хруст. "Все." думаешь ты, ожидая - кто же окажется победителем навязанного боя и совершенно не удивляешься, увидев, кто выходит победителем. "Кто ты? Военный? Полиция? Агент? Телохранитель?" Вопросов было масса, но задать их ты не решаешься. Выжидаешь его действий, будто именно он привел вас сюда, будто только он знал, что делать.
Мужчина быстро осмотрел труп, конфисковал все, что могло пригодиться и предложил оружие вам. Тебе. Хозяин кафешки покачал головой и, приподняв пиджак, показал, что у него ствол есть, наверное, именно потому и увязался за тобой, решил попытаться защитить. Только, знаешь же, от его попытки могло стать только хуже. А вот у тебя оружия не было и, наверное, тебе не стоило его брать. С меткостью, как показала практика, у тебя пока были проблемы, но, ты исправно ходила раз в неделю в тир и училась, училась, училась... тебе нужно было стать лучше, чтоб при следующей встрече ты могла показать, что сильная. Не казалась, а была.
- Я возьму, - в голосе даже нет страха. Ты видишь только лежащего человека, и ты даже знаешь, из чего он сделан. Тебе нечего бояться, пока его не найдут, или пока не найдут вас.
Подходишь ближе, забираешь ледяное оружие. Тяжелое, куда тяжелее того, которое обычно брала ты, но схожее по своей форме, даже предохранитель на том же месте. Не снимаешь его, будто собираясь убрать за пояс, но нет, он все так же у тебя в руках.
- Нужно спрятать тело. - Поднимаешь глаза сначала на незнакомца, после переводишь взгляд на владельца кафешки. Он кажется спокойным, даже несколько отстраненным, будто подобное ему видеть не впервой. Только сейчас ты замечаешь, что он для своих лет хорошо выглядит - не толстый, а скорее сбитый. Возможно, одежда скрывает хорошо тренированное тело. - Например, в одну из кабинок, - открываешь самую дальнюю, замечаешь, что его можно очень удобно расположить, - сюда... - придерживая дверь, машешь мужчинам.
Когда удалось умостить тело так, чтоб ничего не выпадало, и прикрыть дверь, взгляды непроизвольно устремились к мужчине, что вошел последним, признавая в нем лидера этой маленькой компашки непокорных. - Дик, вообще я служил, даже в горячие точки ездил, до сих пор держу форму, - первым представился хозяин кафешки. - Софи, фотомодель, несколько месяцев учусь стрельбе в тире, - представилась и добавила, будто объясняя зачем вообще взяла эту опасную игрушку. - Кстати, что дальше то будем делать? Наверное, за ним скоро придут.
Дик почесал затылок, а потом поднял палец вверх: - Нам нужно отключить камеры, тогда буде куда легче. А вообще, мы же не знаем сколько их, может, лучше спрятаться где и отсидеться, а не войнушки воевать? - Впрочем, он хорошо был осведомлен о всей системе безопасности здания, ведь настоял, чтоб ему все рассказали и показали. Потому, если у кого-то появились бы идеи, он мог помочь как с планом здания, так и с техническими подробностями главное, нужно было знать, что делать дальше.
По громкоговорителю вновь пошло объявление: - Сейчас мы произведем последний обход, мирные жители Готема, после него всех, кого будем встречать - убиваем без предупреждения. Потому, советуем всем, кто решил спрятаться выйти. Пятнадцать минут, время пошло.
Казалось, будто это обращение предназначалось именно им. И чувствовать это легкое ненавязчивое давление было, как минимум, неприятно.

Отредактировано Sophie Briol (2014-04-26 00:57:07)

+1

5

Видимо, моя жизнь это одно большое недоразумение. Только я мог вляпаться в такую историю, когда придётся убивать. Когда война далеко. На другом континенте. Ещё раз проверяю, как сидит разгрузочный жилет. Слава удаче, что этот придурок практически моей комплекции. Ещё раз регулирую систему подвязок и вновь обшариваю тело. Мне нужна что-то, что закроет лицо. Светиться здесь совершенно не зачем. Да, конечно, рейнджеры это не дельта или зелёные береты, но суть одна. Не хочу общаться с полицией. Пусть их большинство уважает, но не я. Мало там тех, кто служил. А без этого... ну какая к черту полиция? Ладно, сейчас не время вдаваться в рассуждения на тему, «почему я ненавижу молодежь».
Девушка предлагает спрятать тело. Отличная идея. Капитан очевидность. Через минуту труп компактно упакован в туалетной кабинке. Банданы я у него так и не нашёл, поэтому стоит поискать ещё. Или попросить у спутников. Тем более, что сейчас начинается знакомство. Невольные спутники представляются. Дик — владелец кафе — кажется служил. Могу поспорить, что на его правом предплечье вытатуирована эмблема подразделения. Но, он в пиджаке и рубашке, так что никто этого не заметит. Отлично, хотя бы один человек сможет спину прикрыть. Девушка же зовут Софи, она — внимание — фотомодель, которая училась стрелять в тире. Я, конечно, сужу людей по внешности, есть такая проблема, но то, что у неё не случилось истерики при виде трупа, это уже о чем-то говорит. Надо взять на заметку. Они вопросительно смотрят на меня. Хотят, чтобы я представился? Ну уж нет. По крайней мере не сейчас. Думаю они не поверят, что жизнь свела их с действующим подполковником армии США в таких условиях. Лучше просто назову своё имя. Без лишней информации. Профессиональные привычки они такие, к сожалению.
- Стивен. - вижу, что их это объяснение не удовлетворяет. - Служил...
Инициативу перехватывает Дик. Видимо он понял, что мне есть что скрывать. Тем лучше. Надеюсь, он с пониманием и не будет как-то пытаться выведать у меня истинную историю. Он описывает ситуацию, говорит, что в войнушку играть не стоит. Я с ним согласен. За исключением одного: нам надо не прятаться, а уходить из здания. Или, что ещё лучше, дождаться начала штурма и под шумок убраться подальше. Кто знает, что эти отморозки учудят. Не хочу даже думать, что у них есть взрывчатка. Если пострелять доморощенных террористов я готов, то вот иметь дело с заминированным зданием — увольте. Не тот у меня профиль.
А по громкой связи проходит очередное объявление. От насмешливого голоса, которым обладает говоривший, у меня сводит скулы. Никогда ещё я не хотел убить человека настолько сильно, как сейчас. Не подумайте, я не идеалист. Просто в какой-то момент мне начинает надоедать эта ситуация. Идёт игра. Борьба за выживание, и тут уж не до каких-то там романтических образов. Будь у меня хотя бы пара товарищей, которое служили вместе со мной — можно было бы говорить о нормальном решении ситуации. Нас готовят к подобному. Даже специальные группы по зачистке зданий и освобождению заложников есть в каждом батальоне. Но это всё мечты. Реальность куда более сурова, чем хотелось бы.
- Дик прав, надо отключить камеры. - кажется, я самый немногословный тут. Хотя, может быть Софи со мной сравняется. - Но и оставаться тут нельзя. Узнают где мы, закидают гранатами и всё. Пишите завещания.
Вижу на Софи что-то вроде шарфа. Протягиваю руку и снимаю его с неё, быстрым движением обматывая вокруг лица. Теперь можно не волноваться. Пиджак лежит где-то у кабинок. Он только мешается. Рукава на рубашке закатаны, двигаться будет легче. Шарю по карманам, в поисках фломастера, на всякий случай. Поднимаюсь с колена, подхожу к выходу и, сжимая холодный пластик рукояти, слегка приоткрываю дверь. Чисто. Дальше идёт метров десять, которые не просматриваются камерами, коридор, который ведёт в сторону лифтов и лестниц и проход между магазинами. Аккуратно осматриваюсь, давая безмолвный знак на языке спецназа. Дик должен понять. Он замирает, слышу, как щелкает предохранитель на его Glock-17. Хороша машинка, даже спорить не буду. Выбираюсь из укрытия первым, сжимая в руках пистолет-пулемёт. Нет адреналина, нет никакого нервного возбуждения. Мне уже не двадцать лет, чтобы при звуках стрельбы кровь кипела в венах, а в голове играла музыка. На ходу размышляю, сколько может быть противников. Если больше двух десятков, то это бы привлекло ненужно внимание. Значит будем исходить из такого количества. Теперь на одного меньше, то есть девятнадцать. Показываю спутникам, чтобы крылись между магазинами, в относительном полумраке, а сам двигаюсь к коридору, не опуская оружия. Слышатся шаги. Вскрик, автоматная очередь. Судя по звуку, что-то более адекватное, нежели MP-5. Да! Вижу силуэт, который выходит из помещения, на ходу меня магазин. В рука сжимает АКМС. Появилась новая цель, которую надо обезвредить.
Так же тихо юркаю обратно в проход, прислоняясь к стене. Знаками показываю, что здесь противник. Дик отправляется к другой стороне прохода и занимает позицию там. Я же торопливо стягиваю с себя разгрузку, бросаю автомат Софи, чтобы она передала все это товарищу. Выхожу, подняв руки. Вот черт, их двое. Бэтмэн и Робин, мать их через коромысло! Один подходит ко мне вплотную, начинает обшаривать карманы, второй продолжает держать на прицеле. Черт, только бы мои помощнички не рыпались! Очень ясно слышу взводимый курок. Черт, черт, черт! Времени ждать уже не остается. Перехватываю руку Робина, выворачиваю и разворачиваю его спиной к себе. Захват за шею. Его оружие висит на ремне через плечо. Как же удачно! Левой рукой хватаю рукоять и вдавливаю спуск. Очередь в три патрона. Бронежилет на таком расстоянии не спасает. На груди Бэтмэна появляются три отверстия от пуль. Срываю с противника автомат, отталкиваю от себя и почти в упор делаю ещё два выстрела. Звуки слишком громкие, чтобы их не услышать на других этажах. Времени слишком мало. Успеваю лишь сорвать разгрузки, забрать оружие и сумки, и после этого ныряю в проход, заставляя товарищей двигаться.
- Дик, веди в комнату охраны, быстро. - Мы уже нашумели. Хреново. Но что уж поделать, другого выхода не было. Почему у этих идиотов нет ни одного глушителя?! - Если получится — лучше по тем местам, где камер нет! - в голосе звучит сталь. - Вперёд!

+1

6

- Я покажу, - кивает Дик. - Отсюда не далеко, только нужно будет спуститься на этаж.
"Образец спокойствия и невозмутимости - это мои мужчины. Они не поддаются панике, разговаривают будто на одном языке - без слов одними лишь взглядами. Я - перепуганный котенок, по счастливой случайности оказавшийся в танке во время осады. И пусть смена роли продлится недолго, пока они держат оружие, пока готовы вывести меня из этого жуткого здания, с парой десятков вооруженных преступников, они - мои мужчины." Софи старается не попадаться лишний раз под руки, знает, что в данной ситуации скорее балласт, а потому пытается максимально облегчить им необходимость защищать ее тушку.
Когда дверь открывается и Стивен выходит, разведывая ситуацию, Дик напряженно следит за его движениями - прикрывает на всякий случай. Модель же не находит ничего более разумного, чем снять высокие каблучки, каждый шаг которых по плитке пола разносится на десятки метров. Им необходимо быть тихими - это девчушка понимает. Потому, когда Стив разрешает идти за ним, Софи оказывается на десяток сантиметров ниже и двигается совершенно беззвучно. Дик старается идти так, чтоб в поле зрения попадал и Стив и София. Уж больно девушка ему приглянулась. Впрочем, сейчас он был слишком сосредоточен, вспоминая старые добрые времена.
Короткий переход и вновь остановка - Стивен впереди, остальные его спутники притаились в тени одного из магазинов. Людей нигде не видно. Тишина, охватившая торговый центр, накрыла все мягким покрывалом. Впрочем, казалось, она только и ждет самого незначительного шороха, чтоб разорваться громкими воплями. Страх - в воздухе отчетливо чувствовался страх.
Девушка не понимает языка жестов, но знает - что-то не так. Слишком много напряжения. Потому когда в ее сторону летит автомат, она, словно ожидая этого подхватывает тяжелое оружие и передает Дику. Мужчина оттесняет ее, прячет за спиной и делает несколько небольших шагов вперед - прикрыть Стивена, который вышел навстречу террористам.
Все происходит слишком быстро и неимоверно громко. Кажется, будто звуки стрельбы слышны даже в самом дальнем уголке здания. А это значит, что вот-вот за ними начнется охота. И в этот момент внутри все упало. Игра перестала быть игрой. Только сейчас София осознала, что у них есть лишь один шанс. Хватит ли им его?
- Понял! - Голос Дика вырывает модельку из мрачных мыслей - нужно не мешкать, бежать за ним. Вначале по прямой, потом поворот направо и неприметная дверь с замком-карточкой. Мужчина проводит ею - загорается зеленый свет. Коды доступа еще не изменены, а потому для них пока открыт самый кратчайший путь.
Пол холодит босые ступни, но девушка не обращает на это внимания. Только движение вперед, только жизнь.
Как оказалось, на лестничной площадке для персонала камеры недавно переустанавливали, их еще не подключили. Потому, спускаясь, Дик позволил себе менее быстрый темп, чем до этого. - Когда мы откроем двери будет прямой участок попадающий под обзор камер, после него - поворот налево и дверь-зеркало. Стекло пуленепробиваемое, потому если дверь будет закрыта пойдем в обход. - Договорив последнее слово, Дик выбежал на первом этаже - никого. Пробежав открытое пространство, за поворотом они наткнулись аккурат на троих супергероев, впрочем, столкновение для всех стало такой неожиданностью, что растерялись все, кроме проводника. Дик открыл огонь сразу же, как увидел развивающиеся плащи. Трое в миг свалились мешками на пол и, о удача(!), впереди красовалась отрытая дверь, из которой на звук выстрелов высунулась девушка в костюме женщины-кошки. Тонкие пальчики вцепились в ручку двери и дернули на себя, но тут же отпрянули, получив в запястье пулю. Впрочем, импульса хватило для того, чтоб дверь захлопнулась на замок. - Черт, теперь придется лезть через вентиляцию. - После двери-зеркала было еще несколько дверей, они зашли в последнюю, закрыв ее на электронный ключ. - Со своим телосложением я туда не пролезу, - показывая на отверстие вентиляции. - А если и пролезу - она проломится. Потому... - он замолчал, посмотрев на Стива. Показывая, что сейчас именно ему руководить дальнейшими действиями.
Софи, казалось, даже не слушала мужчину. Прижалась спиной к холодной стене, пытаясь возобновить сбившееся дыхание и отгородится от происходящего хоть как-то. Хоть чем-то.

Отредактировано Sophie Briol (2014-04-26 02:19:08)

+1

7

Не знаю, как размышляют мои товарищи по несчастью, но моя птичка-интуиция подсказывает, что второго шанса у нас нету. Пока Дик ведёт нас к комнате охраны, разбираюсь с содержимым трофейной разгрузки. Она так же набита магазинами к АКМ, вроде бы ничего особенного, но вот наличие двух овальных предметов, в карманах под мышками, заставляет меня сделать неприятное открытие. Откуда они достали стволы, откуда они достали гранаты — непонятно. Явно не купили. Ф-1, вот что в этих чертовых карманах. Две овальные гадины, одетые в осколочные рубашки, которые могут порвать в труху нас всех, если сдетонируют рядом. У меня нет никакого желания проверят, грамотны ли захватчики в подлых секретах, поэтому использовать гранаты не буду. Есть у них интересное свойство: если вставить «мокрый» запал, то детонация происходит тут же, как только выдернуть чеку. Черта с два. Лучше лишний раз перестраховаться. Будь я на месте погибших — хранил бы запалы отдельно, чтобы в нужный момент просто поменять их. Ха! Называйте меня сумасшедшим, но мне нравится эта история. Главное — выбраться живым, а остальное неважно.
Шаги отдаются гулким эхом, на ходу бросаю взгляд на часы, отмечая, что штурмовые группы полицейского спецназа уже должны быть на местах. Если, конечно, они не додумались вступить в переговоры. Иначе потеряют уйму времени и облажаются по полной.
Впереди возникло движение. Не успеваю ничего сделать, меня опережает наш проводник, с ходу открывая огонь. Интересно, какого сейчас Софи, которая вряд ли хотя раз вблизи слышала автоматные очереди. MP-5 не так шумит, конечно же, а вот когда в ход пойдёт мой АКМ — лучше уж ей зажимать ушки. Кажется, облажались мы. Дик поясняет — придётся лезть через вентиляцию, раз уж дверь закрылась. Есть у меня на этот счет совсем другая идея, главное выбрать позицию получше, чтобы прикрыть себя со всех сторон. Но нет... в конечном итоге мы оказываемся в каком-то помещении, дверь которого Дик закрывает на электронный ключ. Впервые за всё время позволяю себе слегка расслабиться и приспускаю шарф, которым скрываю лицо, опускаясь на корточки у стены. Плевать на всё. Передышка, так передышка. Они смотрят на меня. Какого черта? Теперь-то я что сделаю? Полезу в вентиляцию? Нет, не вканает, я тоже вешу достаточно много, чтобы эта херня рухнула. Посылать туда Софи? Ну, возможно это и мысль, но я не хочу брать на себя такую ответственность. Сам могу полезть в любую задницу, если риск будет адекватным, но кого-то посылать непонятно на что. Нет уж.
- У тебя есть предложения? - смотрю на Дика, поправляя разгрузку и уложив автомат на сгиб локтя. - Надо было взорвать дверь. Двух «эфок» хватило бы за глаза. Нет же, мы сюда полезли. Надо двигаться на подземный этаж, где парковка, и оттуда уже выбираться наружу, скинув предварительно стволы. Надеюсь, ты из трофейного этих порешил?
Интересуюсь без тени улыбки, ибо я лично не собираюсь общаться полицией. Нет уж. Конечно, это самооборона и так далее, нас уважают, но всё равно. Лишнего геморроя не нужно абсолютно. Этак вообще можно в часть опоздать, засидевшись в участке. Да и вообще... нельзя нам светиться особо, профессия такая.
Поправляю ремень автомата, переводя взгляд на Дика. Пусть он командует. Я бы сейчас вообще оставил их здесь, забрав оружие, а сам бы отправился наружу. Есть ведь некоторые способности, чего уж скрывать. Вообще, самым милым делом было бы открыть двери для ребят из SWAT, а потом тихо свалить, так и не раскрывшись. Да, в какой-то степени я параноик, что уж поделать. Не буду особо распространяться на тему, что можно ещё предпринять в такой ситуации, а просто дам возможность Дику блеснуть полководческим талантом. А он, в свою очередь, предлагает Софи проникнуть в вентиляцию и отправиться... а куда? Пусть поясняет, а я пока поднимаюсь на ноги и снимаю решётку, которая закрывает вентиляционное отверстие. Убираю оружие на спину, беру у Софи пистолет и, подпрыгнув, карабкаюсь вверх. Бегло осматриваю проход, насколько позволяет темнота и прыгаю обратно, возвращая «Беретту» модели. Всегда есть надежда на то, что всё обойдётся хорошо. Хотя, в последнее время я не согласен с этим. Мы сами всё решаем. И ни от кого ничего не зависит, кроме нас самих.
- Отдышись сначала. - подхожу к девушке, стараясь придать лицу — точнее видимой его части — мягкое выражение. - Я тебя подсажу. И... будь осторожна.

+1

8

Дик отрицательно машет головой: - взорвали бы неудачно дверь и провалились бы в подвал, а еще и верхний этаж упал бы сверху - стена несущая, там должны были укреплять, но так и не добрались. В общем у нас не было выхода. Конечно, не своего. А предложение есть. Из той комнатки можно выбраться на стоянку. Не знаю, что за гений размещал комнату наблюдения именно там, но под линолеумом есть люк. Если сможем открыть двери, то выбраться не составит никакого труда. - Перевел тяжелый взгляд на Софи: - Тебе придется лезть, справишься? - Девушка подняла взгляд на Дика, удивление? Нет, он был полон решимости. Накатило то самое состояние, которое приходило в ситуациях, далеких от обыкновенных.
Коротко кивнула, но не пошевелилась, ожидая дальнейших указаний. Не полезет же она непонятно куда, верно? И Дик уловил ее немой призыв: - все просто - прямо, уткнешься в развилку поворачиваешь на ней вправо, доходишь до следующей и поворачиваешь влево, а дальше сама увидишь. Думаю, тебе нужно будет застрелить тех, кто так будет. Если попадешь в руки-ноги, то следи, чтоб они не открыли ответный огонь. Помни одно - тебе некуда бежать, а им есть за что укрыться. На тебя будет работать только эффект неожиданности, если будешь себя вести достаточно тихо. И главное, если их там будет слишком много - поворачивай обратно. Что-то иное придумаем. - Его слова прервали очередное сообщение.
В этот раз обращались уже лично к ним: - Вы поступили очень неразумно, а потому будете наказаны. Вас трое, а нас куда больше, потому ждите, расправа уже близко.
София горько улыбнулась: - я все сделаю. Я не боюсь. - Верила ли она в свои слова? Да. Единственное, что ее смущало - так это лезть в такое тесное пространство. Впрочем страх за свою жизнь подавлял даже фобию замкнутого пространства, но что будет с ней там, внутри? Вдруг приступ паники начнется неожиданно? Настолько, что она попросту не успеет ничего предпринять. А вдруг, ей станет совсем хреново? Но почему-то не говорит им о своем недуге, полагаясь на свою выдержку. Раньше ведь получалось сдержать его. Ненадолго, отвлекаясь на что-то иное. Главное не зацикливаться и не потеряться.
Пока Стив проверяет вентиляцию, Бриоль вспоминает все мантры, повторяет их, пытаясь придать своим ощущениям отрешенности. Стать всего лишь наблюдателем, который смотрит на мир из-за стекла, мощного такого пуленепробиваемого стекла.
- Все в порядке. - Слабо улыбаюсь, подбадривая скорее себя. - Хорошо, я постараюсь. - Вторая улыбка получается уже более искренней и правдоподобной.

Я и шахта вентиляции - это кошмар. Ползу вперед, стараясь не шуметь, но кажется, что даже поворот головы рождает какой-то шум. Держать чувства в стороне пока получается, но очень слабо. Я не знаю, сколько смогу противостоять этому. К счастью, вот и первый поворот. И тут я забываю куда поворачивать. Спрашивать - слишком рискованно, потому поворачиваю влево, проползаю несколько метров и утыкаюсь лбом в решетку. Откуда, мать ее, здесь решетка?! Поворачиваю обратно, доползаю до развилки и ползу прямо - я уверена, что этот туннель выведет меня к вам. Вы же придумаете, что делать с решеткой?
Хм... почему я вновь на развилке? Как я вообще могла заблудится в трех поворотах? Поворачивать назад я уже не решаюсь, а потому вновь поворачиваю влево. Или нужно было вправо? Так растерялась, что все к чертям позабыла! И, как оказалось, мой выбор был правильным - слышу голос. Подползаю к просвету и вижу девушку, которая заматывает кровоточащий порез на руке. Кто-то вызывает ее по рации, просит подождать и пока не открывать двери, они скоро придут.
Достав пистолет, случайно ударяю локтем об одну из выпирающих железяк, пугаюсь этого звука, дергаюсь от просвета. На эту возню девушка реагирует моментально - поднимается, хватает пистолет со стола и стреляет. Пули пробивают вентиляцию и пролетают совсем близко, но не задевают. Зато разбивают укрепления и я лечу вниз, она находится слишком близко с падающей трубой, один из осколков падает аккурат на голову вспыльчивой девицы.
И вот я с ней оглушенной. Вдвоем. Что же делать? Как позвать мужчин, оставшихся в комнате?
Тут я слышу стук в дверь. Внутри все холодеет. Подхожу ближе и дрожащим голосом спрашиваю: - Кто там? - Голосом Дика отвечают из-за двери: - Это мы, Софи. - И дрожащие пальцы отпирают замок, впуская внутрь тех, кого я сейчас так рада была видеть - Стива и Дика.

+1

9

- А хренка с бугорка не хотите? - признаюсь честно, выхожу из себя. Это явно обкуренные идиоты. Они не знают, что такое настоящая война. Они не знают, что такое смерть в двух шагах. Пока не знают. А я уже всё это проходил. - Суки, я же всех вас достану, уроды. Всех вас. Вы все подохните!
Матерюсь, сжимая зубы. Да, кажется и у меня есть предел спокойствия, после которого начинает накатывать злость. Дик косо смотрит на меня. Ну да, блять, я не похож на хладнокровного спецназовца-убйицу. Ну уж извините, у меня тоже бывают приступы. В отпуске. Отличный отпуск, мать его. Скажешь кому из своих не поверит.
Руки подрагивают. Дико хочется плюнуть на всё и закурить. Но нет, нельзя. На то, чтобы сдержать себя, моих остатков спокойствия хватает. Девушка как раз скрывается в шахте вентиляции. А нам с Диком надо бы поспешить. Перехватываю автомат, удобнее устраиваю его на ремне через плечо и двигаюсь следом за своим провожатым. Есть время, чтобы его получше рассмотреть. Он-то, в отличие от меня, лица не скрывает.
Видно, что из наших, пусть и бывший. В форме, хотя брюшко проглядывает. Я не могу понять, где он служил. Повадки явно не пехоты. Ближе к «Кричащим Орлам» или 82-й. Хотя, больше всего он похож на ребят из армейского спецназа. Старается не дергаться и быть более или менее холодным. «Береты». Жопой чую. Таких так просто не возьмёшь. Но сколько ему лет? Судя по всему, примерно так же как и мне. Брюшко уже появилось — в отставке приличное время. Такие как мы вес набираем достаточно долго. В прямом смысле и переносном, кстати. Значит звание от второго лейтенанта — или даже сержанта — до капитана. Десять или больше лет в отставке, сейчас вроде как владелец магазина. Понятно. Он скучает по службе, ему хочется хоть немного вспомнить молодость. Эх, Дик, тебя бы да к нам. Ещё один опытный человек в отряде — никогда не помешает.
Впереди маячит фигура. Время замедляется. Противник медленно поворачивается в нашу сторону, вскидывая оружие. Успеваю нажать на спуск раньше. Калашников дергается в руках, больно толкает в плечо. Металлический приклад старого доброго АКМСа . Та ещё штука. Но убойная до ужаса. Противник оседает на пол бесформенной грудой, а нам с Диком остается лишь рвануть вперёд на всех парах.
Вот заветная дверь. Не знаю, сколько прошло времени, с момента начала всей нашей затеи. Щелкает замок и дверь распахивается. В проёме — Софи. Живая. Хвала удаче! Прорываюсь внутрь, буквально снося девушку в сторону. Внутрь, на полу, лежит одна из противников. Она уже приходит  в себя и пытается дотянуться до оружия. Не сегодня, девочка. Не знаю, как на это посмотрят мои товарищи по несчастью, но я не в том положении, чтобы играть в милосердие. Выстрел. От лица не осталось практически ничего — кровавая каша, ничего приятного. Про заднюю часть черепа вообще лучше ничего не говорить, дабы аппетит не испортить читателям. Но мы живы.
Товарищи закрывают дверь, я же быстро обшариваю тела и ящики. Вижу микрофон. Так, это очередная, грубо говоря, станция громкой связи? Ну, объявлений? Хм. Думаю, никто не обидится.
- Слышьте, вы, ребята-супергерои. Вы не знаете кто я, но я знаю вас. Вы отсюда не уйдёте живыми, помяните моё слово! - Дик смотрит на меня совершенно охреневшими глазами. Голос не мой. Голос гораздо более мягкий. Но не мой. - Я вас всех достану. А теперь — приятного дня, уроды!
Микрофон с корнем выдран из стойки. Отираю лицо рукавом и, перевешивая на плечо оружие, подхожу к товарищам. Надо рвать отсюда когти. Дик как раз возится с камерами наблюдения. Он их отключит, и мы сразу же двинемся отсюда подальше. Слишком уж логично будет предполагать, что мы именно тут. Пользуюсь случаем — прикуриваю сигаретку, отвернувшись в сторону. Вы уж извините, господа-товарищи, но вам тоже своё лицо я лишний раз показывать не хочу. И так засветился при встрече.
Это моя профессиональная привычка. Надеюсь, никто не против. Да, я не из Дельты, да, я не Зелёный Берет. Но у меня есть свои мысли о том, почему не следует показываться никому. Не собираюсь я торчать в полицейском участке, после этой заварушки. Даже в качестве героя. Меня ждут в части, а это значит, что к вечеру я уже должен быть в аэропорту. И задерживаться не намерен.
- Так, что дальше? - обращаюсь скорее к Дику, который всё ещё возится с камерами. Меня плохо слышно — в их сторону голову не поворачиваю. - Зачистить всё мы просто не сможем, но... так! Карта здесь есть? Нужен ход на нижние этажи. Выбираться через парковку. Подземную, которая. Иначе нам тут светит остаться до второго пришествия.

+1

10

А дальше все получилось как нельзя хорошо - именно об этой комнатке и говорил Дик - тайный выход на парковку, скрытый под линолеумом. Бывают же такие дни - вы попадаете в плен к террористам, но не только помогаете выполнить работу полиции, но еще и выходите сухими из воды. Точнее, вы надеетесь, что выходите сухими - а все потому, что иногда весьма полезно оказаться в нужном месте в нужное время. Или пойти туда, куда зовет интуиция.
Софи еще не пришедшая в себя отстранено наблюдает на происходящим. Как пространство небольшой будки наполняется тошнотворным запахом убитого тела, как кровь и мозги раскрашивают эту комнатку отвратительными красками, как Стив угрожает "супергероям" и перекрывает им глаза - обесточивая все камеры. Он действует очень быстро и четко, будто каждый день подобным занимается, но Софи это ничуть не волнует. Она просто смотрит на все это и пытается ухватиться за соломинку, которая вернет ее в реальность. Вернуться не получается.
Линолеум летит в сторону и взору открывается люк, уходящий в пол. К счастью, на нем нет никакого замка, а потому открывается простым усилием "на себя". Внизу лестница, которая ведет в небольшую комнатку, дверь из которой выводит прямо на первый уровень подземной парковки.
"Неужели я скоро выберусь из этого ада?" Мысль о спасении греет душу и заставляет быстрее стремится к выходу.
В комнатке сыро, застоявшийся воздух указывает на то, что здесь давно никого не было. Дик идет первый, нашаривает выключатель, свет зажигается и перед взором троицы возникает обычная железная дверь, замок которой легко открывается изнутри. Приоткрыв дверь, Дик увидел, что на парковке никого нет - неужели людей и отсюда согнали? Хорошо, что террористы не знают об этой потайной комнатке, иначе сто пудов кто-то из "супергероев" патрулировал бы и парковку. Но, к счастью, здесь никого.
Софи следует за мужчинами, стараясь не мешаться лишний раз под ногами, но и не отставать. Машину выбирать долго не пришлось - Дик подошел к своему джипу, отключил сигнализацию и предложил забираться внутрь. Уже совсем скоро... но без трудностей не обошлось и в этот раз - кто-то все же был на парковке, а потому совершенно неожиданно по ним открыли стрельбу. Первая очередь пуль прошлась по тому месту, где еще совсем недавно была Софи, которая еще не успела скрыться в машине. Кстати, хвала Дику, машину он свою сделал пуленепробиваемой, почти что танк в городских условиях. Потому они могли укрыться в его бронебойном чреве и попытаться вырваться. Главное, чтоб у террористов не нашлось гранат, иначе даже эта мощь ничем не будет в силах помочь.
Так близок выход, но так и близка их смерть. Бриоль забившись на заднем сиденье боялась поднять головы, ожидая, что пули вот-вот пробьют одно из стекол, не понимая, что если бы они могли - уже давно сделали бы это. Мужчины выглядели более спокойно, даже обменивались короткими фразами, который во всем этом грохоте Софи расслышать не могла, да и не пыталась. Ее сковал страх. Только бы выбраться, ведь к одному террористу стали присоединяться и другие, которые были поблизости.

0

11

Кино под названием «побег» подходило к логическому завершению. Софи и Дик нырнули в небольшое, незаметное отверстие в полу, прикрытое линолеумом. Я же рванулся туда последним, прикрыв отход. Навыки, как бы я ни старался, пропить не удалось. Хотя, в начале карьеры, попытки были, да ещё какие попытки.
У меня никогда не получалось вспоминать эти предприятия без усмешки на лице. Проскользив вниз по проходу, начисто проигнорировал большую часть лестницы, я оказался на парковке. Да, это определённо была нижняя парковка. Или комната, дверь которой вела точно в сторону «подземелий» торгового центра. После того, как получилось оглядеть лица своих товарищей по несчастью, пришлось сделать вывод — они уже почти поверили в то, что мы смогли выбраться из полнейшей адской задницы. Эх, хотелось бы мне в это верить. Ой как хотелось бы.
Дик выглянул из дверей, бегло осмотрел помещение парковки и махнул рукой, подавая сигнал к началу движения. И если Софи была готова сразу же броситься к машинам или просто на выход — её чертовски хорошо выдавало выражение на лице — то мы с Диком так халатны и уверены в благополучном исходе не были. Поручив товарищу быть рядом с моделью, я укрылся за одной из колонн, больше похожих на балки, взяв на прицел противоположную сторону парковки. Интуиция слишком сильно долбила в голову ледяной иглой, чтобы можно было откладывать в сторону свои подозрения. Кто-то здесь мог находиться, это точно. И мне было не по себе, из-за этой неизвестности.
Безмолвный язык жестов, которым приходилось пользоваться всю свою сознательную... службу, был самым оптимальным вариантом. Через несколько секунд Дик уже уведомил о том, что в округе всё чисто и можно было устраиваться в его автомобиле. Это явно была глупая затея. Шансов, что внедорожник выпустят без проверки — практически-то и не было. И оставалось лишь надеяться на то, чтобы у нас осталось время, избавиться от сбруи и оружия, до того момента, как пришлось бы встретиться с копами. У меня никогда не получалось рассматривать полицию как более или менее адекватных людей. Давнее предубеждение, что, не служившие не могут до конца осознать, что такое опасность и вообще многое другое, оставалось всё ещё достаточно сильным.
Внедорожник Дика вызывал уважение с первого взгляда. Массивный, тяжелый, явно бронированный — не надо спрашивать, как я это определил — он был именно тем самым транспортом, на котором должны ездить ветераны боевых действий. Потрясения и стрессы никогда не проходили незамеченными и многим из моих знакомых и товарищей приходилось отходить всего того, что было на войне. От всех картинок, ярких воспоминаний. Мне уже захотелось предаться мечтам о том, что нужно будет делать после того, как мы вырвемся из этой передряги, когда... дождь пуль затарабанил по бронированному корпусу джипа. Бросив беглый взгляд на заднее сидение и отметив, что Софи сейчас буквально сжалась в комок, подтянув колени к груди. Её можно было понять. Молодые девушки очень не часто оказывались с такими стальными нервами, как у нашей новой знакомой. Но восхищение восхищением, а надо было заканчивать этот театр абсурда.
- Открой окошко! - мой голос сейчас был слишком резким, чтобы показаться спокойным. - Ну же!
И, лишь только стекло скользнуло вниз, открывая мне своеобразную бойницу, палец нажал на спусковой крючок. Двое «супергероев», которые как раз бежали чтобы занять выгодную позицию, попали точно под дождь смертоносного свинца. Один упал на пол, да так больше и не поднимался. Его товарищ сложился пополам, очередь буквально перерубила его, и, простояв на коленях около секунды, рухнул как подкошенный. Сейчас, похоже, в нормальном состоянии, способный вести огонь, оставался только я. А Дик, надо отдать ему должное, понял мою задумку с первых же предпринятых действий. Он выкрутил руль и бросил джип в дрифт, позволив мне отстреливаться. Ну а я в свою очередь вновь и вновь нажимал на курок, срезая противников словно газонокосилка свежую траву. У нас оставалось совсем немного времени, прежде чем в дело вмешался бы полицейский спецназ. И стоило поторапливаться.
Как только стих грохот автоматных очередей, Дик вдавил педаль газа в пол и, раньше чем кто-то из нас успел опомниться, протаранил ворота гаража, бросив автомобиль наружу. То ли его хранила удача, то ли копам не хватило ума оцепить всё здание, но никого на пути не встретилось. Это было глотком свежего воздуха в жаркую погоду. Всё закончилось. И закончилось лучше, чем можно было ожидать. Я сбросил с себя разгрузочный жилет и вытащил из приемника магазин. Щелкнул затвором и поймал вылетевший наружу патрон. Крайний остался после перестрелки на выходе. Жаль было только пальто, которое осталось в туалете, откуда началась эта безумная гонка на выживание.
- Ты жива? - поинтересовался я у модели, которая сидела сзади, всё ещё сжавшись в комочек. - Всё кончилось. Можно выдохнуть спокойной.

Отредактировано Steven Palmer (2014-08-05 15:16:27)

+1

12

Забытье. Не понимать ничего о себе и окружающем мире. Просто быть. Существовать здесь и сейчас, погрузившись в свою пустоту. Ты чего, девочка? Ждешь спасения, вжавшись в мягкие сиденья машины, забыв кто ты, где ты и зачем ты? А, собственно, зачем ты? Зачем ты здесь вообще оказалась? Неужели не могла как и все - подождать, пока вас спасут? Пока плохишей не посадят, а мирных жителей под радостные улыбки и овации не выведут из злополучного торгового центра? Или адреналина в крови не хватало?
Теперь пребывая в замешательстве, уйдя в самые дальние уголки своего подсознания, ты мечешься, больно ударяясь о стены. Белые мягкие стены, в которых тебе так часто приходилось засыпать. Не порань себя. Не напорись на очередное противоречие, не заиграйся. И хотела бы, и пыталась бы, но секунды не хотят складываться в минуты, что уж говорить о часах. Времени, как и пространства, больше не существует. Ты хочешь закричать громко-громко, чтоб разбить призрачный мир, но из твоего горла не вырывается даже малейший вскрик...

Машина несется вперед, Стив осыпает высунувшихся террористов градом пуль, Дик выруливает к выходу. В реальном мире все происходит стремительно быстро. В реальном мире нет времени на мысли, здесь есть лишь одно - движение.
И если бы кто-то посмотрел в этот миг на заднее сиденье, заметил бы, как пусты широко распахнутые глаза Софи. Стеклянные глаза мертвеца. В ней нет больше ни жизни, ни души. А была ли в этом хрупком теле душа?

...кофе в пакетиках пахнет семечками. Только поднеся к губам этот напиток, чувствуешь, что в нем нет и капли настоящего. Это так похоже на происходящее в ее голове. Запах и ощущение надуманности. Будто сбегая от реальных страхов, консервируешь себя в гробу с жуками, который летит с гигантской высоты вниз. Ты видишь этот полет, но уже ничего не в силах остановить...

Толчок о запертые ворота, машина выезжает на улицу, впрочем, более никаких препятствий на пути не предвидеться. Потому разгоняясь на максимум, Дик едет прочь из злополучного торгового центра. Голос Стива проникает в потерявшееся где-то в глубине подсознание. Своими вопросами вырывает сознание обратно в реальный мир.
Софи встряхивает головой и шепчет что-то непонятное. Как хорошо, что уже недавно она возобновила курс лечения, как знать, чтобы случилось, не принимай уже неделю таблетки. Осознание себя еще не полностью вернулось, но страх потихоньку начинает отступать. Она жива, они на свободе, теперь бы еще напиться, полностью выпустив из себя все чувства и ощущения...

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Крепкие орешки ‡...или военный и модель против террористов