внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 11°C
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » April Fools' Day or ...?


April Fools' Day or ...?

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s1.uploads.ru/i/5yQc6.png

Участники: Guido Montanelli, Christina Sanchez, Tyler Cutcher
Время: 1.04.2014 | после полудня

Крис преследуют необъяснимая паника и страх перед приближающимися родами, а у Тайлера вовсе сегодня день рождения. Ну а Гвидо Монтанелли просто решил навестить обоих в их загородном доме и хорошенько встряхнуть. Оказывается, очень даже вовремя.

Обстановка дома

http://s1.uploads.ru/i/6VvnN.jpg

http://s1.uploads.ru/i/7kn3G.jpg

http://s1.uploads.ru/i/Uh3Il.jpg

http://s1.uploads.ru/i/7LYx1.jpg

+2

2

Еще один месяц пролетел незаметно. Еще один месяц моих очередных переживаний, на этот раз по поводу Тайлера, которого я увидела в инвалидном кресле в начале марта, но, несмотря на это, без раздумий согласилась выйти за него, хотя, признаться, совсем не имела при этом надежды на его скорейшее  поднятие на ноги. Сейчас понимаю, что возможно снова ослабила его доверие ком не, да и вообще зря сомневалась на этот счет, зря беспокоилась, потому что этот человек всегда сможет вылезти из любой задницы, которую преподносит нам и ему жизнь. Как бы плохо и тяжело ни было - его ничто не сломит. Это я теперь точно знаю. Однако волнует меня теперь отнюдь другое...
Апрель подкрался незаметно, а это значит, что до родов остается полтора месяца. Многие скажут, что еще рано переживать и заморачиваться по этому поводу, но я ничего не могу с собой поделать, уже вторую неделю накручивая себя после того, как посетила врача и поняла, что все будет происходить естественным путем, а не так, как я планировала, приводя кучу причин выбрать кесарево сечение. Кажется, я ничего и никогда так не боялась в своей жизни. Ни тех чертовых детских уколов с толстенной иглой под лопатку, ни подростковых прыжков по крышам высоких домов, ни первого дня в месте временного заключения, ни афганской войны, где могли подстрелить в любой момент, ни даже той чертовой отсутствующей пули в пистолете Гвидо, приставленному к моей кудрявой башке. Да что там, я даже не могла толком понять, чего на самом деле боюсь. Схваток, самого процесса родов или того, что обязательно умру или умрет мой ребенок. Сейчас же одна только мысль о предстоящем не давала мне покоя, не давала нормально спать, поднимая при этом в шесть утра, а то и посреди ночи, подрывая психику и еще больше загоняя в депрессию.
Сны. Они то меня и беспокоили. Меня все чаще мучили кошмары. Сон не приносил облегчения. Проснувшись, я постоянно чувствовала себя утомленной и нервной, а в какие-то моменты понимала, что устала «обслуживать» двоих господ, больше нет сил. Существенно увеличившиеся в размерах матка и сердце зажимает другие органы, а мозг вовсе стал слишком возбудим - приходилось выслушивать мне от врачей. Я элементарно боялась засыпать, потому что во время сна события были столь реалистичными, что я ощущала происходящее физически, с ужасом распахивая глаза посреди ночи. Каждый день я убеждала себя в том, что вроде бы как сильная и смелая, и все обязательно будет в порядке, потому что быть по-другому не может. Но вернуть боевой дух не получалось ни самой, ни моим близким, ибо чувство страха снова начинало забивать мое сознание при самых безобидных пинках сына и тщетных разговорах с врачами, один из таких как раз состоялся несколько минут назад, пока я, снова не выспавшаяся, на кухне следила за приготовлением любимого буррито.
- Кристина, я уверена, что естественным родам ничего не мешает. Результаты всех твоих анализов в норме, нет никаких отклонений, все протекает нормально, - мои пальцы сжимают телефон, глаза бегают по сторонам, в то время как губы уже давно искусаны от нервов. – Я записала тебя на консультацию к психологу, сброшу тебе все координаты, поговорите и…
- Я уже объясняла причины!! Почему я должна повторять снова и снова!? Я сказала, что могу заплатить! – грубо перебиваю своего врача. – И пошла ты к черту со своим мозгоправом! – рявкаю в трубку, после чего сбрасываю вызов, а телефон так вообще проделывает по столешнице далекий путь, чудом не падая на пол и не разбиваясь вдребезги. Не знаю, что сейчас сделать: или закричать на весь дом и напугать тем самым своего благоверного, копающегося то ли наверху, то ли в гараже, или разбить что-нибудь, или вовсе разрыдаться. Что говорить, всплеск гормонов меня уже давно не щадит, показывая всем совсем не похожую на себя Кристину Санчес. Чувствую, как в глазах начинает щипать, ноздри раздуваются от обиды и часто вдыхают приятный аромат испанской кухни, бегущий прямиком из духовки по всему дому. Сегодня у Тайлера день рождения, который он наотрез отказался отмечать, но, тем не менее, согласился на совместный ужин, который я, насупившаяся и еле как сдерживающая свои эмоции после разговора с врачом, сейчас и продолжала делать, на автомате, немного грубо и небрежно, нарезая свежие овощи в салат, пока нож не соскользнул и не прошелся по шершавой коже пальца, заставив взвыть и отбросить столовый предмет. Кровь прыснула мгновенно, из-за чего пришлось ринуться к мойке, откручивая кран с холодной водой и опуская под нее руку. – Надо было и впрямь поехать куда-то или заказать.. все валится из рук.. - шмыгнув носом, пробурчала я растерянно блондину, появившемуся в дверном проеме. Или он появился здесь раньше, а я просто-напросто не заметила, раздумывая, какую вазу мне не жалко?

+3

3

Прошедший месяц март выдался тяжелым. Всю степень пиздеца скрасило разве что значимое для нас с Санчез событие – помолвка. Случилась она не внезапно, я хорошенько обдумал всё, прежде, чем сделать шаг вперёд. И не прогадал. Пышного празднования этого события не было. Мы выпили с карамелькой по бутылочке безалкогольного пива, после которого мою благоверную пучило два дня подряд. Кристина ругалась, раздувалась, пыхтела и проклинала свою минутную слабость, настойчиво требующую хоть чего-то, отдаленно напоминающего пиво. Ну а дальше завертелось. После приезда из Германии моё лечение продолжилось. И оно, надо признать, было куда тяжелее, чем недели, проведенные в клинике. Я вконец обленился, во всю рассекая на инвалидной коляске и едва ли не сел на шею собственной невесте. Вовремя опомнился. Каждый божий день в реабилитационном центре меня вынуждали вставать на ноги. Те ещё ощущения, скажу я вам, когда всё, что ниже пояса – вата. Настолько вата, что мне на ляжки можно было смело лить кипяток и не бояться моей скоропостижной кончины. Я, как долбанная Ума Турман, застрявшая в гробу в фильме «Убить Билла», заставлял себя шевелить кончиками пальцев. Только в моём случае, сцена длилась куда дольше, чем нудные пятнадцать минут фильма и была ещё скучнее.

Тренировочные брусья стали моими друзьями. С помощью них я проходил заветные метры семь дней в неделю, без выходных и праздников. Такие разминки отдавались тревожной болью в спине и вспышкой нервов, порой до такой степени, что я крушил наше общее гнёздышко под испуганные взгляды Кристины. Но страдания мои не прошли даром, в какой-то момент я понял, что отёк всё же сходит. Постепенно появилась подвижность в спине, что только прибавляло сил для работы над собой, а в одно прекрасное утро я благополучно обнаружил у себя стояк. Богом клянусь, никогда не радовался подобному явлению так, как в тот день. Кристина, наверное, тоже радовалась. Я в этом даже практически не сомневаюсь.
Основной проблемой оставались ноги, которые отказывались повиноваться, пробыв больше месяца в абсолютно расслабленном состоянии. Мышцы заметно исхудали и мне всё больше казалось, что нижняя часть тела явно не моя. Но суть не в этом. Каждый день я отдавал на тренировки не меньше четырех часов. В здоровом состоянии я бы сказал – ерунда, походить часик другой, попрыгать на резиновом шаре, понагибаться в разные стороны, даже пенсионер так сможет! А вы попробуйте сделать всё это не имея ног.
Сегодня раннее утро первого апреля. Я уныло поскрипываю левым колесом инвалидного кресла, ожидая свою очередь наприем к физеотерапевту. У мужика стальное терпение и такие же нервы, раз он работает со мной вот уже целый месяц и ни разу не поймал себя на мысли о суициде.
Как самочувствие, мистер Катчер?
Левую ногу плохо чувствую ниже колена.
Ну, тогда колясочку мы у вас изымаем.
А жаль, мы только вчера перешли с ней на новый этап отношений. Я было думал пригласить её на ужин. Все дела...
В тот же самый день кресло было честно обменено на умопомрачительно крутой костыль. Хромированный такой, с удобными подлокотником. Я напоминал себе доктора Хауса в самом расцвете сил или ту тётку из сериала «Скорая Помощь», и считал, что невероятно сексуально смотрюсь с такой атрибутикой. Очередной шаг к выздоровлению сделан. Теперь у меня три ноги, привычный для себя рост, округлые порожки между комнатами в доме можно снимать.

Я вернулся из клиники, когда Санчез ещё спала. В последнее время я не рискую будить её, даже поцелуями и ласками. Моя благоверная плохо спит. Подрывается ночью в холодном поту и мы долго сидим на кухне и разговариваем. Она рассказывает мне свой сон, я пою её теплым молоком. Оно хоть и вызывает у карамельки несварение, зато успокаивает довольно быстро. Я пытаюсь быть хорошим будущим мужем и отцом. В виду своей испорченности, делаю это как могу. Читаю ей, ставлю любимую музыку, готовлю. С уборкой, разве что помогать довольно трудно. В коляске я не доставал и до второй полки кухонного шкафа.
Мы вместе отправляемся на УЗИ и осмотры, в след Кристине смотрят с сочувствием, видя безногого спутника жизни, умудрившегося настругать сына. У Кристины море видеозаписей с уроками того, как вести себя при родах, как работать с дыханием. За время своего выздоровления я успел прочитать об этом практически всё. Обо всех осложнениях, трудностях, что взять с собой в больницу, как принять роды, как обнаружить признаки родов, как обезопасить рожающую при транспортировке, как вести себя при неправильной позиции плода, как успокоить мать, как успокоить себя, как не обосраться от увиденного. В общем, я тоже готовился. Поэтому сейчас едва ли не выронил гаечный ключ на настрадавшуюся левую ногу, стоило мне только услышать зверский вопль из кухни, окна которой выходили к гаражу. С такой скоростью и костылём я еще не бегал. Мне нет нужды тренироваться на брусьях – достаточно просто вот так обосраться от крика беременной жены – дистанция пройдена. Дневная норма превышена трижды. Первое, что я увидел войдя на кухню – капли крови на полу. В животе неприятно скрутило от одной только мысли о том, что Санчез начала рожать. Хрена лысого – мозг дал понять, что роды начинаются иначе. Высунувшись из-за дверного проёма я понял, что причина совсем в другом. Моя круглая подруга, стоя у раковины, материлась на испанском, держа окровавленную руку под струями ледяной воды. —ёмана, Санчез…Рука то на месте? — Я бы всплеснул руками, но тогда наверняка задел бы костылём невесту. А это – непростительно. Доковылял до раковины, стащил с крючка полотенце и намотал его на кисть, крепко прижав в районе кровоточащего пальца. От лишних комментариев я воздержался. Любое моё слово могло быть воспринято сейчас не с той эмоциональной нагрузкой. Крис, по доброте душевной, могла без проблем дать мне леща. Гормоны. Они такие.

Отредактировано Tyler Cutcher (2014-04-13 16:54:31)

+2

4

Внешний вид

Гвидо в последнее время иногда чувствовал уколы совести, вспоминая Крис Санчес, но в последнее время - они сопровождали абсолютно каждую его мысль о ней; что, наверное, было и не очень удивительно, учитывая, что в связи с её беременностью, они очень здорово дистанцировались друг от друга, её место возле Монтанелли за это время успела заняла Агата, отношения с которой прошли за эти восемь месяцев настоящую полосу препятствий, начавшуюся с ножа у её горла, и закончившейся - тем же ножом, но надрезавшим кожу на их запястьях: после собрания капитанов, на котором выступил Энзо со своим триумфальным возвращением, демонстрацией силы своих новых друзей и объявления войны Фрэнку, Гвидо и Тарантино побратались, в "сицилийском" стиле, смешав свою кровь... возможно, это было глупо со стороны, и как-то даже по-детски, но - их с Татой объединяло действительно многое, начиная с тех людей, у кого Гвидо и "унаследовал" своё нынешнее положение, с общего прошлого, и заканчивая на том, что они оба успели спасти друг другу жизнь. Жаль, что глаз Агаты Монтанелли спасти так и не смог; вернее, сам-то глаз остался на месте - исчез значительный процент зрения, а на лице Тарантино теперь красовался уродливый шрам... За всем тем, что происходило в Семье, с пропажей его племянника и последующим возвращением; да и с тем, что происходило гораздо раньше - с похоронами Джованни, с ссорами с Маргаритой, с формированием новой команды - "южной" стороны - и назначением нового капитана, Гвидо почти не находил время увидеться с Кристиной, хотя вместе с ней они прошли не меньше, чем с Агатой - смерть Бардомиано, к примеру, история с теми деньгами из Мексики и Болтом, её братом Мигелем, наконец; да и с той поездкой на собрание Калифорнийской Коза Ностры - Монтанелли доверял Кристине; порой ему очень не хватало её рядом. Оттого он и чувствовал, как совесть его грызёт - Санчес была ему верна, ни смотря ни на что, а он с самого начала её декрета даже не навестил её толком, хотя был в курсе и про Тайлера, понимая, насколько ей тяжело кормить сразу двоих недееспособных людей, один из которых парализован ниже пояса, а другой - вообще не может передвигаться самостоятельно, не имея при этом возможности подзаработать - пусть даже салон и автомастерская были в её владении, со всеми бюрократическими тормозами легальный заработок - едва ползает, не говоря уже о том, как тяжело беременной женщине управляться с бизнесом. Хотя, в целом, хорошо, что Крис, Алекса и остальные подсуетились с мастерской и салоном, сейчас этого должно вполне хватать на безбедную жизнь в бездействии, и в будущем тоже окажет добрую услугу - от того, что легальный источник дохода декларируется для налоговой, и до формирования пенсии в будущем...
Вот уже почти месяц, как старую Тахо, взорванную Маргаритой ещё до свадьбы, наконец сменила новая Тахо - третьего поколения, а не первого, как предыдущая, бывшая частым гостем в Ливинг Стил ещё в те времена, когда Алекса - хотя и этот автомобиль появлялся там несколько раз, и будет появляться в будущем: только Крис, наверное, и знала привычки Монтанелли, касающиеся автомобиля, на котором он передвигается. Чёрный внедорожник остановился перед их домом. Гвидо вышел, взглянув на табличку с адресом, чтобы убедиться, что он приехал правильно - как ни странно, он даже дома у Кристины не был ещё ни разу; новоселья-то они с Тайлером вроде и не праздновали?.. Они вообще многое пропустили относительно друг друга. Хотелось оправдаться тем, что всё это вынуждено - но... всё равно - стыдно. Он называл Крис своей пуэрториканской племянницей, "преторианцем", доверял ей защищать Сабрину и приглядывать за Лео, и вообще много чего доверял из того, к чему не подпускал даже членов Семьи - а теперь всё выглядело так, словно Гвидо, стоило ей уйти в декрет, перестать следовать за ним и приносить доход, попросту и забыл о ней. Наверняка это было обидно.
Хотя, глядя на неплохой дом, который Тайлер и Крис себе отгрохали, не мог не задуматься о том, что та доля, что Крис получала с совместных операций с боссом, пошла на пользу... Вдуматься только - он продвинул её уже почти год назад; почти год назад они проводили традиционный фестиваль, и вот уже ровно год и несколько дней, как он вышел из-под стражи, заняв место фактического босса Семьи, начав собирать команду. Перестав быть тем чистильщиком, которого привыкли знать в Сакраменто. Наверное, он не слишком бы преуспел в этом, не будь рядом с ним Кристины. Да и сейчас - ему просто тяжело. Да и Агате тоже тяжело - у неё полно других дел, чем смотреть за задницей дона, особенно учитывая, что они съехались теперь с Декстером. Наверное, стоило вообще подумать о том, кто будет его руками в будущем - потому что Крис, когда она родит, тоже явно будет не до беготни по поручениям...
Гвидо надавил кнопку звонка и чуть отступил от двери, давая возможность увидеть себя в дверной глазок тому, кто подойдёт открывать. Хотелось бы думать, что тут вообще ещё не забыли, как он выглядит... Интересно, как вообще у будущих родителей совместная жизнь протекает? Катчер и Санчес... это ведь та ещё смесь.

+2

5

Насколько я помню, обо мне забыли сразу же после съезда Калифорнийской комиссии в ноябре, когда, чудом удрав от тех афроамериканцев и латиносов, я наконец-то соизволила сказать боссу о том, что, собственно, беременна и хрен больше поеду на что-то подобное. Мы тогда едва не повздорили на этой почве, после чего я удалилась в свою пустующую одинокую квартиру, а потом лишь соизволила посетить свадьбу Марго и Гвидо, быстро уехав домой ввиду плохого самочувствия. А потом… я была забыта. Почему именно забыта? Хм. Потому что, в сущности, так оно и было, ибо ни в каких делах участвовать я больше не могла и, тем более, не оповещалась о таковых. Я видела всех в полном сборе лишь на похоронах Джованни Риккарди, покинув их следом за племянником Монтанелли, которого уже, оказывается, и вовсе не было в живых, о чем я узнала совсем недавно. Это вводило меня в ступор, потому что я действительно была не уверена в том, что бы было со мной, не будь я в так называемом декретном отпуске без возможности сунуться в разборки, устроенные взбунтовавшимся, пошедшим против Семьи Энзо, с которым меня всегда связывали дружеские отношения. И слава, черт возьми, богу, что в это время я отдалилась от них, предпочтя заниматься во время беременности лишь мастерской, в то время как Александра зависала по важным делам в Японии, Мигель не брал трубку, пропадая на разборках в бразильских фавелах, Тайлер пребывал под видом работы в Мюнхенской больнице, моя родная семья отдыхала в Пуэрто-Рико, а все остальные знакомые «по работе» вероятно выбирались из очередной передряги, ни слова ни сказав об этом. Тогда мне и вправду было обидно. Я чувствовала, как беременность с каждым днем заводит меня в тупик, не давая возможности свободно двигаться и держать эмоции при себе. Признаться, тогда я ощущала себя мамашей-одиночкой, да еще и сиротой с детства, слыша все родные голоса лишь по срабатывавшим автоответчикам и глядя какие-то слезливые ТВ-шоу по вечерам, поедая при этом килограммами свежие фрукты и овощи. Я отдалилась от всех, сама того не желая, но и не имея никакого выхода из сложившейся ситуации, на которую однажды просто-напросто пришлось забить, перестав всем названивать и интересоваться новостями, а побольше времени начав уделять себе и своему будущему ребенку, которого я до потери сознания боялась являть на этот свет. Радовало лишь то, что недавно вернулся Тайлер, и это успокоило и обнадежило, несмотря на тяжело давшийся нам обоим март, о котором я сейчас снова задумалась, добавив мысли и переживания по поводу родов, и так не кстати умудрилась раскровить себе руку.
- Все нормально, куда она денется.. - готовая вот-вот разрыдаться по понятной только мне и совсем иной причине, как-то сдавленно пробубнила я в ответ блондину, вероятно до усрачки напуганного моими воплями, судя по тому, как быстро он добрался из гаража до кухни на своих трех лапах. Щуря переносицу, молча проследила за тем, как полотенце при помощи ловких рук обвило запястье, закрывая рану на пальце, на которую раньше я и вообще могла не обратить внимания, залепив пластырем и продолжив крутить гаечный ключ. Кивнула в знак спасибо, шмыгая носом и чувствуя очередные шевеления внутри, которые, ойкнув, пришлось успокаивать ладонью, машинально приложенной к животу. Этот резвящийся приятель наряду со снящимися кошмарами уже давненько не давал мне покоя, постоянно гоняя опустошить мочевой пузырь. Бывало, то и дело ловя за пятку этого негодника на глазах охреневающего Тайлера и задорно гогоча, я, честно говоря, даже не знала, чего от мальца еще следует ожидать в последние дни беременности, о которых думать, хотелось мне того или нет, все равно приходилось, бегая по врачам, стопками изучая специальную литературу, штудируя интернет-статьи и испуганным взглядом просматривая видео, которые даже мне доставляли тошнотворное чувство.
Мазнув нахмурившимся взглядом по чумазому лицу блондина, я неожиданно улыбнулась. – Ты чем там занят?  - за вопросом последовал смешок, после которого пальцы свободной руки стерли с щетинистого подбородка грязное пятнышко, после чего губы оставили на этом месте поцелуй. – Надеюсь, к ужину ты приведешь себя в божеский вид, а то подарок не получишь… - я прищурилась, затем интригующе заулыбалась, доставая из аптечки пластырь и присобачивая его на пораненный палец. Хохотнула, вновь глянув на него и отправляя в рот дольку томата. Почему-то показалось, что он думает совершенно в противоположную сторону, по моим действиям пытаясь понять, что за презент я собираюсь преподнести. Мои странные загадочные гляделки закончились, так как с улицы донесся шум мотора, заглохшего через какие-то доли секунд. Первое, что пришло в голову – это то, что друзья Катчера таки решили его поздравить, или же он все-таки позвал их, переиграв планы на вечер, чему я нисколько бы ни расстроилась, потому что встряска и отдых в хорошей компании сейчас бы никому не помешал.
- Я никого не приглашала, - вскинула руки вверх я, неспеша почапав к входной двери после того, как увидела недоумение на лице Тайлера, который, кажется, тоже не знал, кто решил нас навестить.
Привыкшая на свой страх и риск (ну, раньше при мне всегда был пистолет) открывать дверь, не глядя в дверной глазок, я сделала точно так же, как раньше, видя перед собой… Гвидо Монтанелли. Мои брови невольно поползли вверх, я даже висок невольно почесала, не имея ни малейшего понятия, зачем и почему он приехал. – Эм, привет… босс… - какое-то непривычное для обоих приветствие получилось, ибо обычно я начинала наш разговор с какого-нибудь ироничного словца в его адрес, слыша в ответ итальянское «здравствуй». А тут вдруг сухое «привет», да еще и «босс». Время и впрямь имеет свойство стирать из памяти определенные моменты, вот например я уже и не помню, как здороваться с тем, кого всегда считала своим вторым отцом, кого всегда уважала, кому всегда была верна. Ну, почти всегда. – Ты… к нам или забежал что-то сказать, или может заблудился? – сострила я непроизвольно, вспоминая о всех обидах и добавляя к ним тоску. Я, черт возьми, успела соскучиться по этому старику, но добавлять к приветствию объятия не спешила, лишь отходя в сторону, пропуская в дом и закрывая за собой дверь со словами: - Заходи, я как раз доделываю ужин. – да, пускай я дула губы на какие-то прошлые моменты, пускай немножко злилась, пускай была растеряна, но я была чертовски рада его видеть, вовсе не желая прогонять из нашего дома.

Отредактировано Chris Sanchez (2014-04-14 09:33:53)

+2

6

Эх, родная, сколько же мы прошли вместе? И огонь, и воду, и медные трубы. И перестрелки, и угоны, и драки. Кровь и боль разделили с тобой на двоих. Что есть – то есть. Не невеста, а боевая подруга.
Но мне каждый раз невыносимо трудно видеть, как она мучается. Признаюсь, я не раз ловил себя на мысли, что может быть зря всё это? Я виноват. Обстоятельства виноваты. Ведь всё это отлучило Санчез от её привычной жизни и разом обломило крылья. Моя будущая супруга сникла. И может быть для чужих глаз её разочарование и обида видны и не были, то я видел всё. Старался быть «проводником», между её беременной жизнью и жизнью семьи, нет, не нашей лично, а той, что сейчас варилась в страстях Сакраменто. По правде говоря, и я отошёл от дел спустя несколько месяцев. Во-первых, я принял твердое решение вылечить спину, во-вторых, я больше не мог пропадать днями и неделями, оставляя Кристину одну. На мой взгляд, это казалось неправильным. Обрюхатил, приковал к стулу дома в гостиной и кинул. В общем, что хочу сказать…моя черноглазая пробудила во мне не только здравый смысл, но и совесть. Неровен час, и я превращусь в добропорядочного потного козла, которых я, когда-то на дух не переносил. Осталось только выбрать работу в офисе, ту, что по пыльнее,  превратиться в планктон и напрочь закопаться в комплексах галстука-удавки. Но, пока до этого еще далеко. Я надеюсь.

Так вот о чём это я? Ах да, о том, что мы вместе переживали все эти неурядицы и сейчас, в данную минуту нашей жизни вместе терпели мощный судьбоносный переворот. Ни стоит повторяться и говорить, что эти месяцы дались тяжело. Совсем скоро в нашей жизни всё изменится. Появится ещё один член нашей маленькой семьи, который превратит нас в сумасшедших родителей. И если сейчас наша шумная городская жизнь слегка поутихла, то она исчезнет через полтора месяца насовсем. Но, возможно, я ошибаюсь. Мы совершенно неправильные и ненормальные родители. Знали бы социальные работники, в какой семье будет расти ребёнок, стерилизовали бы нас обоих. Уголовник, гонщик, бывший наркоман, транжира, агрессор и просто пидорас, каких свет не видывал – это папа. Бывший военный, угонщица, водит дружбу с мафией, умеет и обращается с огнестрельным оружием, матерится, курит, пьёт – это мама. Заебись семья!!! Трудно представить, какой метод воспитания мы изберем для нашего сына. Ясно только одно – он будет самым дорогим, что у нас есть. И совсем скоро мы будем беспокоиться не о собственных задницах, а о плоде нашей любви (ну или страсти, тут можно поспорить), который наверняка встанет под угрозу. Об этом я собирался поговорить с Гвидо. Но не сейчас. Потом. Когда всё закончится, Санчез отмучается с отекающими ногами и опухшими пальцами рук, избавится от крепкого пивного брюшка и обретёт прежнее спокойствие, не нарушенное бешеными гормонами. Да, я планировал переговорить с Доно. И сделаю это. И пойду на всё, чтобы обеспечить своему наследнику и своей жене – безопасность. Правда, в последней я не уверен. Кристина из тех, кто добровольно лезет в самое пекло и получает от этого неимоверное удовольствие.

Свечи меняю. — Довольно заявил я, вытираемый наслюнявленным пальцем Санчез. По морде поползла радостная ухмылка. В гараже ютятся зеркало к зеркалу три наших машины. Мы с Крис уже условились, что после рождения сына займёмся капитальной перестройкой гаража, который займёт добрую часть территории нашего дома. Туда моя благоверная планирует впихнуть едва ли не весь свой автопарк. Я не против. Сейчас же там её родной дженсен, и два моих мустанга, один из которых был добыт кражей несколько месяцев назад. Новенький, готовый к бою мустанг прошлого года выпуска. В нём то я и ковырялся, доводя внутренности до совершенства. Хотя что это я, до совершенства машину доводит моя будущая супруга, а я так, притворяюсь. Ладно, бог с ним, с обсуждением наших обязанностей. Пора вернуться к настоящему.

Кухня наполнялась невероятными ароматами домашней еды. И всё-таки Санчез прибеднялась, когда заявляла мне, что умеет готовить только тако и яичницу. У этой женщины совершенно невероятные руки, они творят чудеса – везде. Снимают боль, успокаивают или наоборот возбуждают, творят автомобильные шедевры, и великолепно, как выяснилось готовят. Я жадно втянул носом ароматы из духовки и невольно сглотнул навернувшуюся слюну. Благоверная одарила меня многозначительным взглядом и обмолвилась о подарке, к которому я просто обязан был подготовиться как следует. И да, ты совершенно права, сладкая, я подумал не о том, о чём подумала ты. А как прикажешь иначе соображать, когда у нас уже вот два с хвостом месяца нет интимной жизни? Воле не воли – подумаешь. — Я ради такого события – побреюсь.и помоюсь… Я расплылся в блаженной улыбке. Весь кайф текучки моих мыслей прервал дверной звонок, трелью разлетевшийся по дому. Я вовремя успел подумать, что неплохо было бы громкость подкрутить. Если взрослый человек готов какаться от внезапности, что ж будет с ребёнком.

Мысль эта, правда, улетучилась, как только Кристина рванула к двери. Она мне вдруг напомнила такой хороший, сбитый тягач. Маленький, но крепкий и объёмный. Тот, что таскает швартоваться торговые суда на воде. Я тихо и мысленно гоготнул, и отправился к двери. Н-да, мы слишком привыкли жить спокойно, чтобы вот так вот без страха распахивать дверь перед неизвестно кем. Неизвестно кем оказался Гвидо, застывший на пороге. Мы застыли по ту сторону двери в позе «што?». Если честно, я не ожидал увидеть здесь Босса. Я ценил и уважал нашу дружбу, но мне всегда казалось, что глава семьи слишком занят, чтобы вот так вот…заскочить на обед. Кристина сникла, нахмурила брови, но быстро отыгралась, впустив дона в дом. Я встретил его уже в гостиной, опираясь на костыль одной рукой. — Вот это да! — Прозвучало без сарказма, предупреждаю сразу. Я чертовски рад был видеть старика. Я как-то слишком к нему прикипел. Права Крис – как второй отец. В моём случае – первый. — Доно… Рад Вас видеть. — Я потянул свободную руку для крепкого рукопожатия. Если Кристина была с Гвидо на «ты», я не решался переступить через эту грань. Так мне было комфортнее. — Какими судьбами, Гвидо?

+2

7

Заблудился?.. Наверное, в какой-то степени можно было и так сказать, потому что Гвидо и сам не знал, по какой причине вдруг решил проделать такой путь до дома Тайлера и Кристины, где он не бывал ни разу, и которых очень давно уже не видел, навестить вдруг, без предупреждения, хотя ни разу за месяц не посетил Катчера, пусть даже и знал о том, что он сейчас передвигается в инвалидном кресле (а вот про то, что у него день рождения сегодня - не знал) - он и сам себе казался слегка... заблудившимся. И немного виноватым. Наверное, он несколько недооценивал Тайлера и всё то, что он делает как для Семьи, так и для будущей матери своего ребёнка, всё-таки парней вроде него вокруг организации вращалось немало, хотя и никаких отрицательных эмоций к парню Кристины, упаси боже, тоже не испытывал - это в отличие от того же муженька Агаты, кстати, с которым она съехалась; то ли сам по себе тот факт, что он хотел отобрать у неё сына, действовал таким образом, то ли просто он чувствовал в Декстере что-то двуличное... но речь сейчас не о нём. Монтанелли сам не знал, с чего вдруг сорвался сюда - это для него самого было таким же открытием, как для тех, кто откликнулся на дверной звонок; возможно, он хотел увидеть Кристину, чтобы понять, что ждёт его самого с Маргаритой в скором будущем, в самые из решающих моментов этого скорого будущего, когда он станет отцом в четвёртый раз, или просто осознать, как ему не хватало её рядом всё это время - особенно около месяца назад, когда и произошёл этот конфликт с племянником, закончившийся настоящей трагедией, несколькими смертями, как бы он этого ни старался избежать... Пожалуй, поздно было пытаться. А узнав, что Маргарита сама была в курсе того, что Энзо собирается вернуться и "выступить" на собрании капитанов таким образом, Гвидо отдал приказ устранить её... к счастью, новость о её беременности выяснилась уже на следующий же день, и приказ был отменён. Хотя об этом, пожалуй, Крис и Таю лучше не рассказывать. Да и вообще никому не стоит знать, что Монтанелли может быть таким жестоким - особенно близким друзьям.
Винцензо... прошло чуть больше пары недель с тех пор, как они с Фрэнком и Агатой застрелили его на стойке, вместе с его командой, и отправили их тела с телами тех, кого племянник привёз с собой из Колумбии для поддержки своих военных действий. Гвидо не хотел о нём слышать, и предпочитал даже не разговаривать без особенной на той нужны; большинство членов Семьи просто делали вид, что его и вовсе никогда не существовало, хотя некоторые теперь делили его доли и точки между собой - но что ещё-то им оставалось в такой ситуации? Наверное, это непросто и для Крис тоже. Она вела их с Энзо из Сан-Франциско, вместе пережила ту заварушку между Красными Семёрками и Солнечными, к Винцензо относилась хорошо, несмотря даже на постоянные подколы... возможно, это тоже было причиной для того, чтобы посетить её дом.
- Ciao... Крис. - ответил в тон Монтанелли, стоя на пороге, слегка опустив голову, и в этой позе было нечто общее с учеником, не выучившим урока, но не желавшим или не умевшим выпендриваться у доски, будучи вызванным. Нечто похожее, наверное, она видела тогда, когда зарядила ему по лицу в мастерской... Санчес даже не поверила, похоже, что он действительно не ошибся адресом. Как будто он пришёл к совершенно другому человеку; либо же она увидела на пороге кого-то другого... Впрочем, неловкость ситуации быстро сгладилась, когда в голосе послышался всё тот же фирменный сарказм Кристины. - Не могла удержаться, да? - у него было много, что сказать, и далеко не всё имело позитивную окраску; но улыбка как-то сама собой поползла на его губы. Как бы высоко он там не забрался, став боссом, наведя связей с Комиссией, переманив на свою сторону детей своего троюродного брата, управлявшим одной из Семей в Нью-Йорке, он никогда не забудет всего того, через что им пришлось пройти вместе с Крис. Гвидо осторожно приобнял Крис, касаясь губами её щеки. - А что у тебя с рукой?.. - хотелось бы надеяться, она не её там "доделывает" на ужин, или что будущий ребёнок не "попросил" отведать маминого пальца. Апрель... почти ровно год назад они разговаривали в боксе на гоночной трассе. Разговаривали о будущем, хотя ни один из них ещё и предположить не мог, что будущее будет именно таким.
- Тайлер! Ты уже ходишь? - удивлённо и обрадовано воскликнул Гвидо, когда на его появление в доме отреагировал Катчер - он-то ожидал увидеть будущего отца, рассекающего по жилищу в инвалидной коляске, а тот уже вовсю разгуливал, пусть и при помощи костыля - но всё-таки своими ногами. Пожав ему руку, Монтанелли затем приобнял и его, аккуратно, чтобы не выбить его опору ненароком. - Да я проезжал мимо, решил вот заскочить, навестить вас. Узнать, как у вас дела. - оглянулся на Крис. Было непривычно созерцать Санчес с таким огромным животом, после всего того, что он о ней помнил, но в этом было только хорошее - он испытывал нечто сродни... гордости. Нечто похожее он чувствовал, глядя на беременную Рут в клинике. И наверное, что-то вроде этого будет испытывать, когда увидит Сабрину, беременную его внуком, только может - сильнее...

+2

8

Я не помню, когда именно начала Гвидо тыкать. То ли сразу после того, как шесть лет назад он впервые переступил порог нашего дома с ужасной новостью о Мигеле, на которую я отреагировала весьма грубо, рявкнув этому уходящему мужчине в спину “ты ответишь за это!” и сразу замерев, когда пара карих полных сочувствия и вины глаз, обрамленных густыми бровями и морщинами посмотрели на ту боевую пацанку, посмевшую заявить такое, да еще и в присутствии своей семьи; то ли после какой-то из передряг, связанных с автомобилями, в коих я начала участвовать почти сразу же, как попала в «Живую сталь» на самую низкую должность и завоевала к себе какое-никакое, но доверие сначала Александры и Гвидо, а уж потом капо и дона, которому, пусть земля ему будет пухом, я чертовски благодарна за то, что он не дал приказа избавиться от меня после попытки сбежать в Мексику. Да что говорить, я почти всегда всем тыкала, за что порой нехило получала от вышестоящих, но только не от Монтанелли, который с привычным кивком головы, мол, эта бестактная и не умеющая держать субординацию девчонка неисправима, лишь улыбался взглядом, игнорируя мою очередную саркастичную шутку. Этот человек и впрямь за какие-то годы стал мне очень близким, хотя в прошлом году слегка подорвал к себе доверие, раскрыв всю горькую правду о моем выжившем старшем брате, неожиданному появлению которого я не очень то обрадовалась, уйдя в недельный запой. До сих пор помню, как от нестерпимой злости мой кулак хорошенько прошелся по челюсти босса пару раз, в то время как разум получил удовольствие и невероятное спокойствие от содеянного. Мигелю тогда удалось выйти сухим из воды и ловко увернуться от разводного ключа, брошенного в его сторону. Но сейчас это было забытой историей, которая в последнее время снова начинала приходить в голову, поскольку уже месяц я не могла дозвониться до своего эгоиста-брата и узнать, все ли у него в порядке. Но черт с ним, потому что сейчас память подкинула мне ту пулю, так и не выпущенную в мой висок и едва не размозжившую мозг. Тот вечер я буду помнить до конца своей жизни, пускай и была эта лжеэкзекуция лишь уроком от старика Гвидо, который, будь бы приказ убить, пустил бы ее, уверена, без раздумий, однако Ричардс всегда убеждала меня в обратном. Но, тем не менее, это меня нисколько не успокаивало, и больше таких, настолько необдуманных поступков я и впрямь старалась не совершать. И, наверное, все-таки стоит поблагодарить сейчас судьбу, что она неожиданно дала мне второй шанс, подкинув, казалось, уже никогда невозможную для меня беременность, а то бы и вовсе могла заложить мое тело в цинковый гроб, прими бы я участие в недавних разборках с Винцензо, пойти бы против которого вряд ли когда-либо смогла. Об этом я тоже предпочитала помалкивать, честно, говоря, совершенно не веря в то, что племянника Монтанелли уже не было в живых, понурым взглядом рассматривая оставленные в мастерской все три фляжки, подаренные им после определенных событий, коими являлись удачная вылазка из опасного гетто, похороны Джованни и свадьба Гвидо, который сейчас прошел в холл.
- Конеееечно, - протянув гласные, я довольно заулыбалась после того, как Гвидо в своей, уже привычной обоим, манере отреагировал на мой сарказм. Знал ведь меня как облупленную, поэтому то и подыгрывал, в то время как многие в мафиозной структуре на мои колкие язвительные словечки делали морды кирпичом и обреченно закатывали глаза, мол, опять эта женщина берет на себя слишком много и выходит за рамки приличия. Но ничего не говорят, любят наверное, прощают и не обращают внимания. Ведь стоит мне пропасть на какое-то время, как эти самые люди начинают скучать по шуткам и задорному гоготу пуэрториканской души перед ответственным делом, который хоть иногда и раздражает всех, но и подбадривает. Уж я то знаю самые лучшие способы снятия напряжения и волнения, которые до беременности меня почти не посещали, чего не сказать сейчас, когда уже после одного разговора с не соглашающимся со мной врачом глаза на мокром месте.
– Рада видеть тебя, - я все так же, как обычно, свободно хлопаю по его плечу, обнимая в ответ и принимая приветственный поцелуй в щеку, оставляя такой же на щеке босса. – С рукой? – отстраняясь, смотрю непонимающе, а когда доходит, о чем он, махаю рукой. – А, это издержки готовки, все в порядке, жить буду, - улыбаюсь, отходя к кухонной зоне, которая, в общем-то, практически соединена с просторным холлом. – Проезжал он, ну-ну.. – глянув с прищуром на любимого старика и хохотнув, проверяю на готовность свои фирменные буррито, принимаясь достругивать свежие овощи в салат, в то время как Гвидо и Тайлер приветствуют друг друга. Глядя на них, я улыбаюсь невольно, скорее самой себе, чем им. Улыбка выходит немного грустной, потому что в голову приходит мысль о том, что я никогда не смогу познакомить блондина со своим отцом. С матерью, отчимом – да, но это не то. Хотя, думаю, ему сполна хватает моих бесконечных рассказов о том, каким замечательным человеком он был и как в свое время помогал определиться в жизни. Странно, но я могу рассказывать это только ему, пытаясь передать хотя бы частичку того, что ему, к сожалению, не удалось получить в детстве, правда не знаю, что приношу своими  историями: улыбку с интересом или все таки боль с досадой. Я также улыбаюсь грустно, потому что узнаю сейчас в Гвидо никого иного, как своего родного отца по каким-то словам, жестам и взгляду. Знаете, бывает такое… На долю секунды всего посещает… пока оливкое масло льется в салатницу.
- У нас все… - я снова перевожу взгляд на Тайлера. - … более чем… хорошо? – спрашиваю, хотя и не жду какого-то особого ответа от блондина, потому что знаю, что так и есть. И пускай каждый день я накручиваю себя по поводу предстоящих родов, а он упорно пытается избавиться от костыля, мы все равно знаем, что все будет в порядке и выкрутимся из любой сложной ситуации. Я в этом уверена, потому что, как ни крути, чувствую опору. Вспоминаю о том, что, наверное, не мешало бы сообщить боссу о нашей помолвке. После взгляда в любимые голубые глаза, я снова обращаю внимание свое внимание к Монтанелли.  – Хорошо, что приехал. Как ты? Как Марго, Дольфо, Сабрина, Лео? – с неподдельным любопытством интересуюсь я. О последних его сорванцах хочется узнать чуток побольше, в то время как рабочие моменты пока меня совсем не волнуют. К серьезным разговорам, касающихся Семьи и работы в целом, у Гвидо получается переходить лучше, чем у меня. Поэтому сейчас я занимаюсь лишь тем, что расставляю столовые приборы на стол. Не знаю, как они, но, кажется, мы сейчас с мальцом умрем с голоду.

Отредактировано Chris Sanchez (2014-04-15 16:32:19)

+2

9

Приезд Гвидо действительно оказался для нас большой неожиданностью. Нет, далеко не потому, что мы считали, будто бы всеми забыты и боссом в том числе.  Гвидо был из одним из тех, кто никогда не старался сблизиться со своими подопечными. Я не знаю всей его истории, но могу смело предположить – делает он это не по вине собственного характера. Наверное это правильно, - не подпускать к себе близко тех, кто в одночасье может исчезнуть и неважно по какой причине. Мы с Санчез не были исключением, потому что пару лет назад подписали себе приговор, раз и навсегда повлиявший на нашу жизнь. Мы каждый божий день ходили под прицелом. Все до единого. Но при этом пытались построить нормальную, человеческую жизнь, если так вообще можно выразиться. Мы строили отношения, давали друг другу клятву и даже пытались и пытаемся по сей день продолжить свой род. Пока получается весьма неплохо, о чём свидетельствует внушительный такой живот, носимый Кристиной вот уже какой месяц.

Если быть честным и откровенным, а таким я бываю крайне редко, нам тяжело. Да, деньги есть, да, дом – тоже, но это не главное. В нашей жизни нет того человека, к которому мы могли бы обратиться за советом, того, кто мог бы беспроблемно взять на себя ответственность. Я – лишён родителей с рождения, а Кристина никогда не говорила мне о матери, в то время как отец безвременно скончался несколько лет назад. Мы совершенно одни. Вот почему приезд Гвидо, его внезапно сформировавшееся внимание, заметно нас приободрили. Кристина считала его родным человеком, едва ли не вторым отцом, да и я не отставал, души не чая в старике. Монтанелли, будучи Доно сумел подтянуть мафию так, как, наверное, не смог сделать никто. Хотя, не мне судить. В нашей ячейке есть люди, которые повидали многое. Но, тем не менее… Семья стянулась друг к другу, приросла и стала одним целым, важной массой, наполненной движением, энтузиазмом и силой. И сегодня, увы, всем нам нужна помощь. И нам с Санчез и самому Гвидо.

О последних событиях я знаю совсем мало. Знаю лишь то, что родственный круг Доно вдруг встал против него, за что был безжалостно вырезан с этой земли, как ненужный фрагмент аппликации ножницами. Я не сужу старика и никогда не буду его судить. Монтанелли делает всё, ради своей безопасности и безопасности семьи. Он прекрасно понимает, на что идёт и прекрасно даёт понять другим, как ни стоит делать. В дела минувших дней я не собирался лезть. По крайней мере, сейчас. По крайней мере до того момента, как Гвидо сам не обмолвится о произошедшем. Мне, по правде говоря, хотелось его поддержать, хотелось пожать руку и в очередной раз пообещать, что в случае необходимости мы всегда придём на помощь. Но, сейчас это лишнее.
Да, Гвидо, восстанавливаюсь потихоньку. — Я крепко пожал руку боссу, пытаясь выдавить из себя вымученную, но искреннюю улыбку. — У нас всё отлично. — Я поймал взгляд Крис и не помедлил с ответом. Хотел было спросить, как там Марго и подрастающее поколение? Не одной Кристине приходится терпеть тяготы беременности. Я хотел было с порога поведать Монтанелли о нашей помолвке, но решил оставить эту новость на десерт, к тому же Санчез носится с этим кольцом, не снимая то с пальца. Даже несмотря на отёки. И как я не старался переубедить её – бесполезно. Не снимает, хоть ты тресни.

Кристина полностью оккупировала гостя, и я, воспользовавшись моментом, смылся из гостиной, сопровождая свой побег характерным постукиванием костыля о деревянный пол. Переоделся. В конце концов, встречать гостей в зачуханной, растянутой футболке, украшенной пятнами от машинного масла и растворителя – моветон. Умылся, стирая Кристининой косметикой против косметики с подбородка жирное темное пятно. Масло стирается на ура. Удивительно, как Санчез не стирает себе лицо этой пахучей дрянью. Ладно – проехали. Я спустился вниз уже через десять минут. Покурил нервно на балконе гостевой спальни, чтобы не дразнить черноволосую запахом табака и процессом покуривания мальборо; нашёл в баре бутылку качественного коньяка семилетней выдержки и спустился вниз. Санчез во всю щебетала с Гвидо. Картина была достойна умилительного созерцания со стороны, но парочка быстро заметила моё присутствие. Пришлось полностью перед ними капитулировать. Я поставил бутылку на стол, украшенный моей боевой подругой, достал рюмки, лёд – по желанию, нарезал лимон. Понимаю, что за такие изощрения с алкоголем, Кристина потом загрызёт меня, - она никак не может оправиться от того безалкогольного пива, а тут коньяк. Потерпи милая, мучиться осталось недолго. Я готов бегать в три часа ночи за клубникой, горчицей, топинамбуром и даже бургерами с кровью в S-Burgers, лишь бы тебе было хорошо.

+2

10

Давняя злобная фраза Кристины оказалась пророческой - в будущем Гвидо действительно пришлось ответить за ту историю, что вышла с Мигом; но он до сих пор считает, что ещё дешёво отделался тогда - разбитая губа это совершенно мизерная плата за пять лет вранья о близком тебе человеке. Что интересно, примерно такой же срок и Маргарита не сообщала ему о том, что он стал отцом, и о том, что Дольфо - его сын, Монтанелли узнал как раз ровно год назад, выйдя из тюремной камеры, уже как действующий босс Семьи Торелли, и начав собирать свою команду - так что, возможно, кармическое возмездие - не такой уж вымысле?.. А вспоминая историю с Мексикой и фальшивой казнью, пожалуй, стоит считать, что они - квиты. Да и Маргарита Кристине должна ровно столько же, сколько должна была покойному Винцензо, который спас её когда-то во Флориде, хоть Гвидо и не знал подробностей - его жена должна пуэрториканке жизнь.
Что касается Энзо... в любой семье есть вещи, о которых просто не говорят, если на это нету крайней необходимости - так и Монтанелли не хочет говорить на тему своего племянника и его кончины, даже с Кристиной, с которой они многое пережили бок о бок, дело даже не в том, насколько дистанцируется дон от солдат - хотя в случае Крис, скорее как раз наоборот, немногие из солдат или тем более соучастников находились к нему столь же близко, как она; - дело в том, что здесь даже не о чем и говорить, Энзо - мёртв, он предал честь Семьи Торелли и семьи Монтанелли, такое попросту не принято обсуждать - может быть, он, конечно, в свете предшествующих событий решил, что так будет правильней, и подумать на Фрэнка у него тоже были вполне веские причины, но - причины-то у всего есть, ничего на свете, и уж тем более - в их бизнесе, не происходит просто так. Об этом не нужно говорить. Даже если это будет несправедливо к другим, кто погиб в этой междоусобице двоих Монтанелли. Всё-таки, хорошо, что Крис не участвовала в этом - Винцензо вполне мог ударить и по ней... или это пришлось бы сделать самому при других раскладах. Но - глупо предполагать, что было бы если, раз уж пытаешься сделать вид, что не было вообще ничего. Что всё в порядке...
Издержки готовки?.. Гвидо приподнял бровь - так это что должно значить, что Крис действительно сама себя есть, а Тайлер на это смотрит с улыбкой, или... да нет, бред, конечно. Но ножи, и вообще всё острое, наверное лучше всё-таки спрятать от Маргариты на всякий случай через пару месяцев. Или он просто параноиком становится на фоне беременности жены, да и вообще... череды беременностей вокруг него? Бруклин, потом Рут, которую он почти сам вытянул, воевав с её зависимостью, теперь Кристина вот уже скоро родит, а Маргарита - тоже беременна... Наконец-то.
Монтанелли отвечает на взгляд на Кристину, немного скривив губы. А что ещё он должен сказать - что целенаправленно потратил на эту поездку свой день, но даже сам не знает, зачем?.. Это обидит её, только и всего; он и так был в последнее время не очень хорошим другом, и... отцом? Или лучше сказать, дядей? Крис всегда была ему близка, почти как родственник, разве что он не стал бы отдавать близким родственникам такие приказы, какие вполне мог поручить ей - связанные с прямым риском для жизни и здоровья... но не в таком положении, разумеется.
Её ответ выглядит неуверенным, его - лживым; может быть, у них всё и было отлично - от слова "отличие", отлично от других людей, - но хорошо всё точно не было, и более, чем хорошо, явно тоже. Ноги и поясница Тайлера набирали силы, Кристина готовилась стать матерью, и если само по себе это новости хорошие, то вкупе... Он даже не представлял, насколько Крис было тяжело справляться без Тайлера. Наверное, ей следовало бы самой позвонить Гвидо, попросить о помощи?.. Учитывая всё, что она сделала для него и организации, нельзя было ей отказывать в этом.
- Сабрина на стажировке в Питтсбурге. Лео... да ты сама знаешь, как он.
- улыбнулся Монтанелли. Лео ведь должен был помогать ей по делам мастерской? Вообще-то в последнее время у отца с сыном дела шли не очень важно, и чёртов племянник и здесь сыграл свою роль - Лео считал, что отец недостаточно серьёзно относится к нему, не доверяет, не поручая действительно важных и рисковых дел. Не видит в нём будущего мафиозо. Кажется, любой, кто не был в тот день на стройке, счёл это подарком судьбы; но не Лео, чей кузен был там застрелен...
- Маргарита... ей непросто сейчас - но ты-то в этом её лучше всех понимаешь.
- усмехнулся Монтанелли. Марго только терпеть тяготы беременности только начала, а Крис скоро уже предстоит самое главное её испытание; хотя Омбра уже рожала однажды - им обоим явно есть, о чём поговорить друг с другом, опыт, которым можно поделиться... - А Дольфо тоже готовится к тому, что у него будет братик или сестрёнка. - ему всё это тоже даётся не очень легко, но - у них с Маргаритой очень умный, самостоятельный и серьёзный для своего возраста сын.
- Коньяк?..
- Тай вернулся, ставя на стол бутылку. Повод выпить был хороший, но вот если Маргарита запах алкоголя уловит - ему тоже будет, мягко говоря, неприятно, он и сам уже из дома всё вино выволок, заметив, как Марго посматривает на бутылки - из-за гормонов ей хочется красного вина, а Гвидо запрещает попробовать даже ложечку. - Если только один бокал. А то Маргарита мне устроит дома... - босс вообще малопьющий, и это известно всем; но только чтобы хозяина дома не обидеть, он всё-таки для него, гостя, старается. - И пока ты не разлил... Я знаю, вам в последнее время нелегко пришлось, вы не могли зарабатывать, Тайлер делал дорогую операцию, Крис готовится стать мамой и одновременно ведёт дела Алексы здесь. Поэтому - вот... - Гвидо вытащил конверт с деньгами, положив его стол и пододвинув ребятам. - Здесь небольшие подъёмные. Вернёте потом, как сможете.

+1

11

Отчасти мы блефовали, уверяя Монтанелли в том, что у нас все хорошо и отлично. Нет, в сущности, так-то оно так, но в основном это касалось лишь наших с Тайлером отношений, в которых в кои-то веки царил мир и порядок, с каждым днем перерастая в подобие крепких семейных уз, зависших пока на стадии помолвка. Иногда этот перерост замедлялся лишь из-за моих выходок, следствием которых были бунтующие гормоны, портящие мой, и без того поганый характер, в разы. «То не хочу, это не нравится, ты не понимаешь, какого мне» - кажется, с этого начинались все мои капризы и упреки, которые техасец стойко, сжав зубы, терпел, много куря на заднем дворе, а иногда и тоже высказывался на мои нелестные замечания, просто-напросто не имея больше сил сдерживаться. Оно и понятно, Катчер и сам находился в несколько подавленном состоянии, проводя кучу времени на курсах реабилитации в пока что тщетных попытках избавиться от костыля, а потом еще и таскался со мной по клиникам. Честно говоря, не знаю, как он все это выдержал и не застрелился моим же Чезетом. Я искренне завидую его выдержке и силе воли, о которой раньше даже не подозревала. Этот человек за последние полгода очень сильно изменился. Нет, собачий темперамент и горячий нрав никуда не делись, только вот и разбавились и более положительными чертами. Понятия не имею, какой именно момент стал в его жизни переломным: когда я высыпала весь его кокаин в канализационный сток, когда он, брошенный мной же, все-таки пытался и смог слезть с наркотиков, когда сказала, что беременна, или когда сказала, что, черт возьми, люблю его, такую сволочь – не знаю. Может быть, я вообще не имею к этим изменениям никакого отношения, но все-таки это приятно – осознавать, что при всех наших сложных жизненных обстоятельствах и полной причастности к криминалу мы все равно меняемся, стараемся быть лучше, жить как обычные люди и скорее всего делаем это ради друг друга, ради нашего сына. Что говорить, нам обоим сейчас нелегко, и каждому по своей собственной причине: мне – из-за беременности, которая стремительно подходит к сроку родов и с каждым днем лишает возможности хорошо отоспаться и свободно двигаться, ему – из-за до сих пор не чувствуемой ничего левой ноги. Однако, как бы ни опускались у нас руки, мы все же стараемся держаться ровно и стойко, пытаемся понять состояния друг друга - где-то сводим все в шутку, где-то я тут же извиняюсь за свои слова, а когда-то вовсе лишний раз не затеваю разговоров, способных на раз-два перейти в словесную перепалку, мои надутые губы и его раздувающиеся ноздри. Наверное, это и называется таким словом как взаимопонимание.

Гвидо был одним из тех людей, которые вполне могли бы помочь морально, да хотя бы просто составить нам компанию, поэтому-то мы и были рады его видеть в нашем доме, где уже не так часто собирались друзья на шумных вечеринках или бурно обсуждались очередные планы какого-нибудь незаконного предстоящего дельца. И действительно сейчас был неважен тот большой отрезок времени, что мы не виделись и даже не созванивались. В конце концов, мы сами с Тайлером решились на этот серьезный путь, так что винить кого-то в своей же неспособности работать в полную силу и участвовать в мафиозных разборках слишком глупо. Обвинять в том, что про нас забыли – тоже. Поэтому я сейчас, проследив волнительным взглядом за отлучившимся наверх блондином, с неподдельным любопытством слушаю босса, рассказывающего о своей семье. Сабрина в Пенсильвании? И как ее отец сейчас, подобно всем типичным отцам, не волнуется о дочери, находящейся достаточно далеко от него?
– Ммм, и сколько продлится ее стажировка? Хм. Когда я видела Лео в последний раз, он был не очень-то многословен.. - я улыбнулась Гвидо, прекрасно понимая вечную проблему отцов и детей, однако не стала наседать с вопросами, сетуя на то, что рано или поздно, юношеский максимализм его сына скоро перейдет в стадию серьезного ответственного мужчины, и тогда все нормализуется. Если честно, наш последующий разговор я дослушала молча, понимающе кивая и едва заметно улыбаясь некоторым сказанным боссом моментам, отвлекаясь на выставление на стол блюда с пастой, буррито и салатом из свежих овощей.
– Меня очень беспокоит Мигель в последнее время. Он не звонит и сам не желает отвечать на звонки. Вы не связывались? Может быть, он предупреждал тебя о чем-то? Я волнуюсь, - оглядывая стол, я перевожу взгляд на мужчину. Все-таки Гвидо заглянул к нам сегодня удачно, пускай и не зная повода приготовления данных блюд, к коим добавилась еще и бутылка качественного коньяка, принесенная Тайлером, которого я одарила прищуренным взглядом, однако осталась довольна тем, что он соизволил переодеться и выглядел сейчас хорошо.
Только вот дальнейший жест Монтанелли, заговорившего длинными речами, упоминая операцию, беременность и соответствующие этим моментам тяготы жизни, мне совсем не пришелся по душе. Особенно тогда, когда на стол был выложен конверт, заставив меня недовольно бросить недовольный взгляд из-под ресниц на босса. Я нахмурилась, скрещивая руки на груди.
– Убери это сейчас же, - настойчиво попросила я. Никогда в жизни и ни при каких обстоятельствах я не брала в долг и уж тем более не могла принять деньги, которые не просила. Как бы тяжело ни было, сколько бы центов ни оставалось в бумажнике, я категорически отвергала материальную помощь, хоть и прекрасно знала, что люди просто пытаются помочь, расположить к себе и показать свое доверие. – У нас все в порядке с этим, не переживай, - буркнула я, отходя за столовыми приборами и салфетницей в кухонную зону. Копалась там нарочно, лишь бы унять переполняющее меня недовольство по этому поводу.
Я также не забыла взять из шуфляда черный красиво оформленный известной организаторской компанией конверт с напечатанным на нем логотипом: флажком в черно-белую клетку и надписями по разные стороны. Конверт больше напоминал подарочную открытку, только вот внутри было написано вовсе не пожелание, да и денег там тоже не было. Я вздохнула и моментально перевела тему разговора: - Ну и почему мы еще не едим? Для кого я столько наготовила? – я натянула на губы улыбку, задорно подмигнув обоим мужчинам и садясь за стол, ставя возле своей тарелки стакан с водой, в то время как слух отчетливо зацепил выдернутую коньячную пробку, а взгляд уловил разливающийся алкоголь. – Ну вот, Гвидо, ты меня опередил, - смешно сощурив переносицу, мол, мог бы подождать немножко с деньгами. – Кхм, только я, пожалуй, начну не с подъемных, а более важных слов в сегодняшний вечер, так что ваш коньяк, сейчас открыто соблазняющий меня, и тост за встречу подождет, - я чуть склонила голову набок, переводя взгляд на Тайлера и улыбаясь ему. Не знаю, как я вообще удержалась и не подарила ему подарок еще две недели назад, когда он только попал в мои руки, но, да простит меня Гвидо, который вообще ни сном, ни духом о том, что я сейчас буду говорить и по какому поводу, ждать я больше не могу. Вот такая вот эгоистка.
– Я не умею говорить красивыми словами, но… Катчер, ты, черт возьми, не представляешь, сколько для меня значишь и как я тебе благодарна за все, что у нас было и еще, надеюсь, будет. Мы столько всего прошли вместе за эти каких-то два года… - я останавливаюсь, давая обоим прогнать в память все приятные и не очень моменты, и продолжаю. –… и я нисколько не жалею о них. В общем, просто знай, что я всегда буду рядом и в радости, и в горе, и… вообще об этом должен говорить святой отец на нашей свадьбе, да? - я смеюсь, переводя взгляд на недоумевающего босса, как бы намекая о нашей помолвке и требуя уточнений – все-таки он у нас недавно женился. – Поэтому все остальное я лучше скажу потом лично… - хохотнув, прикладываю ладонь к своему животу, затем снова смотрю на блондина. – В общем, мы любим тебя. И… я больше не буду заставлять Гвидо чувствовать себя не в своей тарелке, так что с днем рождения! – весело завершаю я свою речь, не сдержав задорного смеха и поднимая бокал с водой. На самом деле я уже поздравила его сегодня утром, но за столом вроде бы так принято. Вот сейчас чокнемся пару раз за встречу и повод, выпьем, разговоримся, а пока они будут уплетать мою еду, тогда я и начну рассказывать о своем подарке. Думаю, даже Монтанелли, зная наши пристрастия, да и вообще как знаток качества во всем, оценит его. Не хочу сегодня говорить о криминальных кровавых делах и рабочих моментах.

Отредактировано Chris Sanchez (2014-05-11 14:36:01)

+2

12

Игры нет, тема в архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » April Fools' Day or ...?