vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Чувство уязвимости


Чувство уязвимости

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://savepic.org/5255751.png

TYLER CUTCHER & CHRISTINA SANCHEZ
ноябрь, 2012

Вечеринка в чужом доме в самом разгаре, куда и Крис, и Тайлер приехали по своим причинам, совсем не ожидая увидеть друг друга в одной компании.
А ты помнишь тот вечер, который нам обоюдно захотелось друг другу подпортить?..

Отредактировано Chris Sanchez (2014-04-14 22:05:04)

+1

2

Доброе утро, страна! Точнее, добрый вечер, Сакраменто! Вашему вниманию представляется умопомрачительный коктейль из боли, безысходности и человеческой слабости, приправленный лёгкими пряными страданиями, ударным физическим недугом и фееричным долбоебизмом отдельных индивидов, живущей в нашей стране. И, ах да! Мы чуть не забыли сочную вишенку полного беспамятства. Не забудьте бумажный зонтик и пластиковые трубочки, ведь имя этому коктейлю – похмелье! Безудержное похмелье. Тщетность бытия. Жизнь-боль. Всё – тлен! Называйте его как хотите – смысл остается неизменным. Этот коктейль вот-вот «накроет» вас с головой. Осталось совсем немного.

Три…два…один…

All the right friends in all the wrong places
So yeah, we're going down
All They got all the right moves in all the right faces
So yeah, we're going down

Мерзковатый мотив заезженной до дыр песни рубанул по ушам, заставив меня страдальчески замычать и уткнуться лицом в подушку. Мало того, что осознание собственной слабости подло ударило по-пустому, воспалённому желудку, так еще и этот мотив вызвал непроходящую, острую тошноту, вынудив меня сморщиться, словно задница курицы-наседки. Наощупь я нашёл телефон мне не принадлежащий. Вчерашняя моя спутница на шумной вечеринке, сбегая из квартиры второпях, забыла его и теперь, наивно полагаясь на мою ответственность, названивала. Наверняка с просьбой вернуть «телефончик». Гремящий музыкальным ритмом мобильник в слепую был подвержен настоящей экзекуции. Скрипя челюстью до зубной крошки во рту, я сел на кровати, с хрустом выдрал крышку мобильного телефона, вытащил аккумулятор и метнул все составляющие в окно. Несчастный, ни в чём неповинный телефон со свистом полетел вниз и разбился на тысячу осколков о кафель бассейна. Такого, хозяин здешнего гест-хауса, в котором я арендовал жильё, пожалуй, ещё не видел. То ли ещё будет. Еще одна хардкорная вечеринка и из окна полетят кресла, гитары и люди. Всё впереди.

Скудный завтрак в виде остатков вчерашней жареной картошки, банки пива и арахисового масла привёл в порядок башку. Ещё час под душем – тело. После освобождения, я уже и не помню, был ли хотя бы один день, когда я просыпался трезвым. Всё к чёртовой матери под откос летит. Но у меня есть только одно правило. Если есть свобода – её надо тратить по-максимуму. Иначе потом очень тоскливо будет вспоминать бездарно проведенные будни. Не успел я вылезти из корыта, как в гостиной задребезжал уже мой телефон, забытый в ведерке из-под шампанского. Странно, как он выжил во всей этой вакханалии и до сих пор работал. На дисплее отобразилась перекошенная рожа моего кореша – гонщика от Бога, напрочь лишённого инстинкта самосохранения, фаната «Чудаков» и просто отличного парня. Ответил без замешательств. Закурил сигарету и услышал на том конце бодрющий голос товарища. Хриплый, посаженный вчерашними песнями, но, как всегда, позитивный.
Чак, какого рожна ты орёшь… — Приложив ладонь к глазу, который норовил вылезти из глазницы от неприятного похмельного давления пролепетал я, потягивая жадно сигарету.
Отрывай свой зад от дивана и дуй на окраину. Тут намечается тусовка у Трейси.
Что за нахрен Трейси?
Ты что, старый, совсем ум потерял? Ну та, брюнеточка из вчерашнего клуба.
Не помню никаких Трейси.
Мужик, брось, ты к ней пол вечера яйца катил.
И? Закатил?
Нет. — Голос на том конце трубки приуныл. — Но попытка не пытка. Может еще обломится. Давай собирайся и приезжай. Все гонщики будут.
Да плевал я…
В десять давай будь на шоссе.
Короткие гудки. Отвалился, сучонок. Я страдальчески вздохнул, глядя на экран мобильного телефона. Время – восемь тридцать вечера. До точки сбора по пробкам пилить не меньше часа. Значит, наверное, опоздаю.
Мне было хорошо. Меня не держали никакие дела, ровным счетом ничего, что могло бы заставить меня отказаться. Привести себя в порядок оказалось несложно. Холодная «Корона» легла на воспалённый пищевод, словно бальзам. Голову отпустило. Зрение вернулось, а порция порошка и вовсе взбодрила, превратив меня в вечный двигатель, снова. С закуренной сигаретой в зубах я сбежал вниз по лестнице, махнул хозяину рукой в ответ на какой-то скромный его словестный выпад насчёт вчерашней гулянки, и отчалил, прыгнув за руль Мустанга.

Мимо проплывали вечерние витрины ресторанов, баров, бутиков. Расслабленные люди пятницы вечера, бродили по улочкам города в поисках приключений. Я был из их числа. Ровно через час, мы проворно чесали по шоссе по направлению к загородному дому, где сегодня должна была состояться шумная вечеринка. Очередная. Тысячная в моей жизни. Гостей было море. Столько же, кажется, машин, нагло припаркованных на вечнозеленой лужайке, которую наверняка придётся пересеивать после сегодняшней гулянки. К слову о хозяйке вечеринки. Ею оказалась двадцати трёх летняя барышня лёгкого поведения, которую перетрахали, пожалуй, все участники этой вечеринки и не по одному разу. Я был, пожалуй, исключением. Но планировал и себя внести в этот список. Молодая, обеспеченная девица, чей отец едва ли не верхушка правительственной ячейки, вечно в разъездах. Своё отсутствие папаша компенсировал дочери неслабыми суммами, которые она легкомысленно тратила на вечеринки, мужиков, кокаин и веселье. Ах да, ещё она любила спортивные машины. Поэтому вчера в пьяном угаре мы обжимались на капоте моей машины. Жаль, я был в конкретные слюни и ничерта не помню. Помню только, что не дала. Но с радостью поимела бы мой Мустанг. Ничего – исправим.

Здорово мужик! — Загремел хриплым голосом Чак, отвешивая шлепок мне по руке тяжелой ладонью. Побратались, перезнакомились и двинули к бару, где я планировал конкретно поддать по аперитивам. Полуголыми ягодицами там сверкнула Трейси, выхлёбывая уже третью порцию мартини с водкой. Кажется, мне сегодня крупно повезет.

+1

3

Пожалуй, сегодняшнее начало дня было самым обычным, хотя, может быть и не таким, как у других. Учитывая то, что я ненавижу спать в шубе, а именно пижамах и шелковых сорочках, а футболку по возвращению домой поздней ночью искать было чертовски лень, то просыпающийся город встретил меня в одном белье на моем просторном балконе, а солнечные лучи, бьющие прямо в лицо и заставляющие невольно щуриться, выслушали пару-тройку испанских ругательств по поводу того, как быстро наступило утро, не дав сполна насладиться пикантными снами. Да, черт возьми, фотографируйте меня, папарацци, которых у меня нет, и смотрите извращенцы с биноклями, я вся ваша. Поскольку я вернулась домой около двух часов ночи и то только потому, что Алекса выперла меня из мастерской из-за пришедшего к ней состоятельного автолюбителя, которому она, я уверена показала свой мини-автопарк весь без исключения, не забыв протест-драйвить, то мне определенно не помешала бы чашка ароматного горячего кофе, дабы взбодриться и разлепить глаза. Только чтобы добраться до кухни мне понадобилось сначала размять шейные позвонки и показать средний палец какому-то мужику с верхнего этажа из дома напротив, явно требующего от меня продолжения горячего утреннего банкета. Дальше все развивалось по стандартной будничной цепочке: душ-завтрак-парковка-дорога-работа.
        Быстрая реакция, хороший глазомер, превосходный слух, развитое мышление, отличная память, наблюдательность, терпеливость, наблюдательность и физическая выносливость: собери в себе весь набор этих качеств и стань успешным автомехаником – гласят все сервисы, выставляя очередные вакансии в надежде найти тех, кто соответствует всем предъявленным требованиям и параметрам. Да ни хрена, я вам скажу. Не канает это все. Если любишь свою работу и чувствуешь связь с машиной, то все остальное - шелуха, все приходит с опытом. Хотя, первичные знания, которые я, например, получила не из образовательного учреждения, тоже безусловно необходимы. Да и какая, в сущности, разница, где работать. Главное, двигаться, а не протирать свою задницу на кожаном крутящемся стуле в душном помещении, попивая Старбаксный концентрированный напиток и жуя очередной гамбургер. Пф, ну серьезно, это же ведь так скучно – быть офисным работником, впериться наигранно умным взглядом в монитор и работать с архиважными документами, в которых ты, по большому счету, ни хрена не понимаешь. И, слава богу, что меня вышвырнули тогда за драку из университета, а то была бы сейчас каким-нибудь маркетологом, эдакой бизнес-вумэн в юбке длины миди и на шпильках, искусно продвигая какую-нибудь сеть европейских супермаркетов, неприкрыто льстя потребителям. Хотя… если бы это были автомобили от Форд, то я бы и не отказалась. Возможно, и жизнь бы тогда играла совсем другими красками, но нечего жалеть о том, что когда-то не получилось, не удалось, не сложилось, посему стой сейчас к концу рабочего дня в комбинезоне, заляпанная мазутом, и командуй работниками, которые уже решили, что могут отлынивать от своих прямых обязанностей.
- Друг, она нечто, та еще конфетка, - брюнет, волосы которого собраны на затылке в пучок, ссутулившись, вгрызается в свой сэндвич, увлеченно рассказывая о своих вчерашних похождениях, при этом тыкая пальцем в экран своего смартфона, который держит его собеседник, внимательно слушая, гогоча и  рассматривая фотографии. Оба вальяжно расселись на шинах и не видят меня, стоящую позади. Скрестив руки на груди, я минуту сверлю их недовольным взглядом, после чего подхожу к ребятам со спины, нагло вклиниваясь между ними и по-братски кладя ладони на крепкие мужские плечи. Бесцеремонно отбираю телефон, бросая оценивающий взгляд на дисплей, отображающий фотографию обнаженной стройной и спящей блондинки. Щурю переносицу.
– Ммм. Не хочу тебя расстраивать, но, думаю, ей больше понравились доллары, которые ты оставил ей, - перевожу взгляд на хвастунишку, довольно улыбаясь во все тридцать два, словно и не подгадила сейчас его впечатления. – Не спорю, детка бесспорно хороша, будь я мужиком, тоже бы ее... Задница что надо, - протягиваю я, копируя тон одного из них, на что парни растерянно переглядываются и присвистывают, вызывая тем самым улыбку на моих губах. А что здесь такого? В этом плане я и сама себя стараюсь держать в форме, не забывая посещать спортзал хотя бы три раза в неделю и не пренебрегая вечерними пробежками по городу.
– Ну, котятки, пошутили и давайте-ка за работу, не копайтесь, - в момент мое выражение лица становится серьезным. – Клаус, у тебя там еще не поменяны тормозные колодки на Королле, верно? – блондин кивает в ответ, поднимаясь и непринужденно засовывая руки в карманы, идет в развалочку к своему отсеку. – Так какого же черта ты тут с Черри баб обсуждаешь, когда к утру эта Тойота должна быть готова? – грубо отчитываю его, мысленно кидая шаровые молнии в его рельефную спину, спрятанную под клетчатой рабочей рубашкой. 
– Крис, остынь, зато у меня все готово с покраской, про шлифовку не забыл, - Черри, получивший это прозвище из-за своего хобби коллекционировать фотографии баб, с которыми он спит и меняет два-три раза в неделю, не упускает шанса и меня зажать в своих крепких объятиях. – Ты сегодня нас бросаешь и едешь кутить с тем хреном на Бентли? – на что я закатываю глаза, ловко высвобождаясь из его лап и молча выходя из бокса. О да, то приглашение на вечеринку гонщиков, прозвучавшее из уст того приятного на вид парня, забиравшего пару дней назад свою отполированную машину, кажется, слышали все, а теперь не упускали возможности подколоть меня по этому поводу.

На вечеринке я действительно оказалась в сопровождении этого, как выяснилось в результате милого общения, мотогонщика, подрабатывающего каскадером на съемочных площадках, по имени Чон. Успев дома сменить рабочую одежду на вишнево-красного цвета платье длиной выше колена и открытой спиной в моем любимом стиле, которое дополняла любимая кожаная куртка  и редко свойственный мне каблук черных туфлей, сейчас я следовала за ним в место сбора и шумихи, слыша приятную и будоражащую всё внутри музыку и ставя себе невидимую точку на запястье о том, надо обязательно потанцевать сегодня.
- Трейси, привет, чертовка! – мой спутник поприветствовал видимо организатора сего сборища в лице миловидной брюнеточки, правда, выглядящей немного шлюшковато, судя по платью, низ которого еле закрывал ее зад. Да, собственно, плевать на нее. Не мне ее трахать, как говорится.
- Чон! Еще не попал в Голливуд? – засмеялась девушка, тем временем приветствуя меня поцелуем в щеку после того, как я представилась. - Привет, я Трейси! - Черт возьми, я вообще куда приехала? На сборище гонщиков или...? – Да, кстати, тебя искал Чак! Идем! - секунды не проходит, как она, уже успевшая меня за такое короткое мгновение начать раздражать своим лепетом, пропадает в толпе, в то время как я беру со столика бокал мартини. Вермут я просто не-на-ви-жу, однако и виски с текилой пока не нахожу, осматриваясь по сторонам и не особо торопясь за своим спутником к какому-то Чаку. Ох, полагаю, вечер будет насыщен знакомствами. Определенно.

Отредактировано Chris Sanchez (2014-04-15 18:59:25)

+1

4

Веселье накатывало с головой. Здесь каждый второй был нахреначен наркотиками и качественной дозой алкоголя, а главное, мало кого интересовала судьба их собственных машин завтра утром или сегодня ночью, когда самые храбрые решат сесть за руль, чтобы выяснить отношения. Да-да, здесь всё так. Здесь редко машут кулаками, а если и машут – хначит иным образом выяснить отношения просто не представляется возможным. Чаще мужики прыгают в тачки и доказывают свою силу и смекалку на трассе. И не важно, в какое время суток, в каком состоянии и при каком трафике. Наблюдать за подобным зрелищем – одно удовольствие. Всё гадаю, когда кто-нибудь из них обмотает свой спорт кар вокруг фонарного столба и докажет, наконец, теорию Дарвина. Пока ничего подобного е случилось. Народ вокруг шумел, танцевал, пил, обжимался, трахался в бассейне на улице, - в общем делал всё то, что положено на подобного рода вечеринках.

Чакки был рад видеть мою помятую морду. В очередной раз. Он кажется всех был рад видеть и всегда. Эдакий сумасшедший комок позитива, который распирает во все стороны. Смотришь и думаешь – вот-вот лопнет. Гонщик крепко впился в моё плечо, пробираясь сквозь толпы гуляющих. — познакомлю тебя с отличным чувачком. Каскадёр. — Гордо брякнул мой товарищ, на что я лишь прыснул. За такие деньги, которые получают эти ребята, я тройной штопор с трамплина сделаю на какой-нибудь Тойоте королле и не расшибусь. Нихрена это не профессия, это отсутствие страха – только и всего. Позеры. Удивительно, откуда во мне вдруг вспыхнул такой негатив к еще незнакмому человеку. Спустя минуту-другую мне всё станет ясно, а пока.
Тай, познакомься, это Чон.
Кто? — Бессовестно брякнул я в адрес моего товарища, искоса поглядывая на протянутую мне мотогонщиком ладонь. Чак смутился.
Чон! — Рявкнул мне на ухо ещё раз. Я натянул на рожу кривую ухмылку – что за имя такое кастрированное – Чон. Не имя а звук зубами по горлышку пустой бутылки.
Тайлер! — Перекрикивая музыку представился я, пожимая нехотя руку мотоциклиста.
Тут же, естественно нарисовалась Трейси и повисла у меня на шее, нашёптывая на ухо какие-то прелести о моей машине. Подчёркиваю, о моей машине. Мы обошлись коротким поцелуем в щёку в качестве приветствия и я обзавёлся тяжелым таким балластом на собственной шее. И вот тогда-то я и понял, чем мне так не понравился мотогонщик.

Ой, я забыла, Чон пришёл с подругой! Сейчас я тебя познакомлю! — Трейси отлипла от моего плеча и скрылась в толпе. Пока Чак беседовал практически со своим тёзкой, рассказывая ему о модернизации моего Шелби, о прыжках со второго этажа в бассейн и о моей судимости, я потягивал арендованное у Трейси пиво (и это после мартини с водкой), и оглядывался по сторонам, нелепо дёргая туловищем в ритм танцевального мотива. Моё недоодиночество продлилось не долго. Пока я неистово чиркал пустой зажигалкой в надежде закурить сигарету, боковое зрение уловило подле меня какое-то хаотичное движение.
Мальчики! — Громкий такой, маленько писклявый голос заставил меня зажмуриться на один глаз и поднять голову. — Познакомьтесь! Это Крис! — Торжественно заявила Трейси, подтягивая к себе за руку пуэрториканку. Ту самую, которую я знал. Не то, чтобы хорошо, но… достаточно, чтобы трижды встретиться после инцидента и один раз переспать. Умопомрачительно круто переспать. — Она автомеханик и тоже любит погонять! Встречали когда-нибудь такую девчонку? — Перевирая способности Санчез, прогундосила Трейси и оставила, наконец, в покое темноволосую, перебазировавшись ко мне. Да уж... встречали...было дело. Чертовка, которую я практически не знал, как почуяла, что я-кобель, смотрю в другую сторону и принялась ластиться ко мне спиной, заманчиво потираясь бёдрами где-то в районе моего паха. Попытки принудить меня к танцам пока не увенчались успехами. Я только внимательно смотрел на кареглазую, напротив меня, и тянул кривую ухмылку, пока все остальные ожидали, что мы наконец закрепим наше знакомство рукопожатием. С этим я медлил, предоставляя Санчез возможность самой решить, кем нам быть друг другу сегодня. Спутник её наивно хлопал глазками и даже не догадывался, что мы были знакомы за долго до него. Или это я не догадываюсь, что мы с Санчез познакомились при живом то ухажере. Я шмыгнул носом, прикурил от сигареты Трейси и молча потянул Кристине руку.

+1

5

Standing in a crowded room but all I see is you
Like a spotlight follows where you are  (с)

Большой праздник, громкая музыка, спонтанный беспорядочный секс, алкогольная вакханалия и гонки на десерт – вот зачем все присутствующие сегодня собрались в огромной обители этой богатенькой (благодаря своему папочке) молодой особы, слишком часто за последние полчаса опустошающей бокал за бокалом, обхватываемый наманикюренными коготками, которые уже давно выбрали себе мужскую спину для сегодняшних горячих безудержных ласк. Немного позднее окажется, что я знаю обладателя этой спины, влажную кожу которой в порыве страсти когда-то мяли и мои пальцы, оставляя красные пятна и синяки. А пока… пока сумасшедшая атмосфера, наполненная смехом, бурными обсуждениями и стуком открываемых через каждую минуту бутылок просачивается внутрь вместе с отпитым вермутом, оставляя сладкую пряность на губах, в то время как легкие начинают напоминать о недостатке никотина, заставляя языком пройтись по небу. Не сказать, что мне нравится здесь, поскольку я привыкла отдыхать в компании своих закадычных знакомых, а не прохаживаться в одиночку по душным комнатам. Но все-таки это в сто раз лучше, чем если бы я попала на богемную светскую сходку каких-нибудь личностей, где пришлось бы говорить заумными фразами, изображать заинтересованность и серьезность поддерживаемой темы разговора, держать спину ровно и вспоминать правила этикета, которые я, в общем-то, итак не знаю.
Взгляд внимательно просматривает присутствующих, каждый из который вовлечен в бессмысленную пустую беседу или неприкрытое вылизывание рта своего собеседника. Я улыбаюсь, думая о том, что не мешало бы сегодня и мне расслабиться по полной программе после тяжелой трудовой недели, окунуться с головой в омут, не забыв перед этим ударить по горячительному и натанцеваться на танцполе. Сегодня можно это себе позволить с лихвой, согласившись на приятное времяпрепровождение с мотогонщиком, который названивал мне весь вчерашний вечер и сегодняшний день, интересуясь, не передумала ли я встретиться с ним вновь. Парень симпатичный, интересный, однако без горячего наглого взгляда, которые я до безумия люблю ощущать на себе. А еще мне нравится его красная Бентли. По-моему, прекрасная замена моей старенькой Хонде, оставленной сегодня на парковочной домашней площадке вместе с новой пачкой сигарет, которые я хочу так сильно, что начинает чесаться глотка.
В этот момент я вспоминаю о Чоне, который некоторое время назад удалился следом за Трейси и, вероятней всего, потерял меня из виду среди этой безумной толпы, дрыгающейся в такт шумной музыки, которая льется с пульта ловкого диджея. Мне  жарко, из-за чего приходится закатать рукава кожаной куртки по локти и рыскать взглядом в поиске знакомых лиц, которые находятся благодаря макушке этой неугомонной брюнетки. Она, завидев меня, в паре метров от собравшейся мужской компании, срывается ко мне и уже что-то лепечет о своих знакомых. С ними-то мне и предоставляется честь познакомиться в следующую минуту, представленной никак иначе как Крис, да еще и с уточнением – механик, а не дочь нефтяного магната. Будь моя воля, я бы с удовольствием приложила эту болтающую много лишнего конфетку о стену или стол, да только она еще слишком мало выпила, чтобы не помнить меня и не подавать потом в суд за причинение тяжкого вреда, который я из-за денег ее отца проиграю при любых обстоятельствах.  Ах да, о чем это я…
- Я скажу только одно - у этой девчонки золотые руки! – чувствую, как на мое плечо ложиться рука Чона с намерением прижать к себе, а я лишь закатываю глаза то ли на его действия, то ли на слова.
- Это Чак и Тайлер, - представляет он мне их. Только вот я уже не обращаю внимания ни на кого, кроме того, кто сейчас стоит в центре. Я натыкаюсь на слишком знакомый взгляд наглых, прожигающих насквозь голубых глаз, которые в блаженстве закатывались на нашей последней встрече. Память, не медля, подкидывает мне пару моментов того дня, в то время как сама я смотрю на Трейси, облепляющую своими конечностями этого мужчину, который и сам не забывает дарить ей в ответ желаемые ею прикосновения. Внутри что-то заскребло. Что – не пойму, да и не важно. Не хочу об этом думать. Что, Крис? Почему это тебя задевает? Почему тебе уже так сильно не нравится новая знакомая? Молчание с оценивающим, прямым рассматриванием друг друга затягивается, пока блондин не протягивает мне руку в знак приветствия.
- Ммм, Дёрден? – улыбаюсь я, в шутку спрашивая его и имея ввиду всеми известный Бойцовский клуб.
– Приятно познакомиться, - неожиданно выдаю я, глядя в его глаза и пожимая руку в ответ, стараясь не обращать внимание на чуть шершавые пальцы и теплоту ладони. Дежавю. Как момент знакомства. Только какого хрена я решила познакомиться заново – сама не пойму.
- Неее, этот будет покруче того, - смеется его друг, по-братски ударяя кулаком в плечо, на котором красуется выцветшая татуировка, на которую я бросаю мельком взгляд. А внизу у него еще одна…
- Определенно, круче, - лепечет его крашенная гламурная подружка, собираясь вовлечь в поцелуй, да пока у нее это не особо хорошо выходит.
- Да ну? – встревая, улыбаюсь, наигранно вскидывая брови вверх. Перевожу прищуренный взгляд на Катчера, вставая в позицию бойца и выставляя вперед кулаки, мол, к бою всегда готова. Только сейчас каблук мешает, сводя от непривычки игры ног: все-таки моя обувь - это ботинки. Однако между нами вот-вот развернется шуточный бой под обоюдный смех окружающих нас людей, но я быстро прекращаю эту браваду, чувствуя как мужская рука снова ложится уже на мою спину на кожу куртки. - Не поверю, - выдвинув свой окончательный вердикт, облизываю губы: я хочу курить. Желательно бы еще выйти куда-нибудь, чтобы унять взбудораженное его присутствием состояние. Совсем обнаглев, бесцеремонно у всех на виду забираюсь в передний карман темных джинсов Чона, вытягивая пачку сигарет, из которой быстро выбивается одна, а к ее кончику уже подносится зажигалка Чака, на что я благодарно киваю ему, нацепив на губы ухмылочку, присасываясь к фильтру, втягивая щеки и получая то, что хотела еще сидя в машине своего спутника. Крепость Lucky Strike бежит по легким. Черт возьми, кажется я и впрямь забрела в элиту.
– Ну так что? Где текила, мужчины? Глотать червячка будем? – допив залпом остатки мартини, бокал с которым сперла из рук своего кавалера, я подмигиваю всем собравшимся, слыша в ответ одобрительный свист. Усмехаюсь, выдыхая дым через ноздри. Я уже прекрасно знаю, что после пары-тройки стопок поймаю совсем не того, кто меня обнимает, где-нибудь в темном уголке или сама буду поймана «незнакомцем» с намерениями объяснить, что за игру я затеваю. Но провести этот вечер в компании этой брюнетки я теперь тебе вряд ли дам, уж прости, малыш.

Отредактировано Chris Sanchez (2014-04-19 10:52:20)

+1

6

У меня вдруг на секундочку в голове сложилась эдакая кровавая картинка. Вот эта самая рука, которая сейчас мягко и заботливо легла на плечо черноволосой пуэрториканки, зажатая в заводские тиски. Напротив, тисков – я, медленно закручиваю ручку фиксатора. Руке становится всё теснее и теснее, а ещё через пять-десять, возможно, секунд, тонкие кости запястья и пальцев постепенно начнут ломаться. Они хрупкие, плоские, так что сотрутся в парашек не повредив при этом мяса и кожи. А я буду улыбаться и медленно закручивать волшебную лопатку, пока расстояние между тисками не сократится до 0. Улыбаюсь Чону. Вежливо. Холодно. Лживо. Улыбаться понарошку я умею, зато потом по-настоящему выбиваю голым кулаком зубы. И вот какая незадача, даже кожу на костяшках о чужой стоматологический набор не сбиваю. Чону я руку не протянул, хотя мотогонщик в открытую растопырил пятерню и протянул её в нашу сторону. Я не опустил даже глаз, настойчиво, с вызовом и злостью глядя прямо. Мимо аккуратно стриженной макушки, левее плеча, довольно крепкого кстати, смотрю в смеющиеся карие глаза, которые ко всему прочему ещё и озорно щурятся. Убить бы чертовку, пригвоздить бы к стенке, да хорошенько втолковать с кем водится. С кем? С мальчиком на миллион? Будущей звездой Голливуда с вялыми сперматозоидами, отбитыми в результате неудачных трюков? Поматросит ведь и кинет, найдёт себе другую. Повыше, поблондинестее. Такие тебе нравятся? – Кажется этот вопрос буквально задают вслух мои собственные глаза, а я сам того не подозреваю и катастрофически игнорирую залезания женской ладони мне под ворот рубашки. Нет, Санчез, тебе такие не по духу. Выпить за их счёт, погулять – возможно, вот только кричишь ты во всю глотку с совсем другими ребятами, правда? – Бровь не сдержалась и взвинтилась в вопросе, а ладонь аккуратно, но крепко пожала руку Крис.

Она всегда так подаёт ладонь, как мужик, для глубокого и крепкого рукопожатия, и не стискивает пальцы на костяшках, накрывает большим пальцем, сильно. Как мужик. Я пожал ей руку в ответ, немного задержал этот жест, чтобы почувствовать послевкусие. Все окружающие нас люди буквально на минуту перестали существовать. Они ничего не подозревали о том, что нихрена не значат в данную секунду. И ведь надо было ей, чёрт возьми, появиться на этой вечеринке именно сейчас. Именно сегодня. К тому же ещё и с зализанным упырём, который наверняка жрёт анаболики горстями, лишь бы бицуха стала крепче. Отбила нахрен всю охоту на посторонних баб. Всё желание кому-нибудь вдуть от нечего делать. Всю потребность в напивании, надалбливании наркотой и доступными девицами. Это же надо так просто взять, появиться и сделать так, чтобы хотели только её. Как приз. Как важный трофей. Как что-то уж через чур ценное. Превратила, сука, меня в пятилетнего мальчишку, который капризно стучит ногой и требует свою игрушку голосом навзрыд. Кажется, я сейчас сломаю ей руку.

Слышу, как Чакки пытается разрядить обстановку. У него получается неплохо. Мой объект вожделения и ненависти одновременно, вдруг улыбается во всю ширь, да так, что вот-вот порвёт лицо. Верный кореш упорно сравнивает меня с киногероем, мыловаром, падонком и вообще, лишь больной фантазией. Говорит, что круче – да куда уж круче. Я отпустил наконец руку понимая, что могу сделать больно против собственной воли. Хотя не ей ли, черноглазой бестии, сутки назад эта боль так нравилась, что она готова была её буквально выгрызать зубами из моего плеча? — Взаимно. — Медовым тоном ответил я, натягивая на рожу кислую улыбку. Настолько кислую, что после рюмки текилы достаточно всего лишь на меня посмотреть, чтобы получить нужный вкус. Вот такие вот дела.

Но дальше – больше. Дальше я понял, что моё терпение, пожалуй, дороже любого золота. И с чего это мороз по спине от всех этих блядских выходок Санчез. Дразнит? Или действительно потянуло на мотоциклистов. — Эй Чан…— Небрежно сбрехал я имя нового дружка компании. Косоватый Чакки прыснул со смеху в макушку подруги. — А ты кем будешь? — Кто-то из нашей образовавшейся компании громко выкрикнул профессию нового ухажёра, вынудив меня картинно удивиться. Хотя, чему там удивляться то, казалось бы. — А как нынче мотоциклисты удар держат? — Недвусмысленно намекнул я, стреляя довольно показательным взглядом куда-то в область плеча гонщика. Плечо вело к руке, а рука – к заднице Кристины. Никто не воспринял мой острый выпад в серьёз. Чон демонстративно сжал кулаки, тем самым как бы говоря мне, - держу удар на пять с плюсом! – вот и посмотрим. Позднее. А пока… глаза останавливаются на руке Санчез, змеёй ползущей в карман каскадёра. Парень стойко выдерживает широкий жест своей подруги, но я то знаю, как у него там всё вскипает. Эх, дружок, не видать тебе сегодня ничего, кроме собственной руки. Но кажется не выдержал я, усмехнулся, прыснув куда-то в сторону и тут же был пойман Трейси. Она, по-видимому, обладает сладкой чуйкой и уже давно поняла, что дело здесь не чисто, поэтому пошла в атаку. На призыв о текиле, Чак отреагировал тут же и, рад стараться, смылся в сторону бара, а я внезапно был прижат к барной стойке и довольно сладко поцелован. Настолько сладко, что аж тошно. Но мы то держим марку, поэтому демонстрируем глубокое проникновение языком и прямой взгляд мимо партнёрши в сторону Санчез. Смотри, не проглоти сигарету, чертовка, это тебе гнусная месть в ответ на руку в кармане какого-то там чистоплюя. Целую без всякого удовольствия, но раздуваю ноздри – чтобы было больше страсти, бесцеремонно опускаю ладони на упругие ягодицы и сжимаю пальцы. Шах….

+1

7

Three Days Grace – I Hate Everything About You

Сейчас она отойдет за очередной порцией алкоголя, и я сломаю ей нос, смачно приложив лицом о стенку, - начинает вертеться у меня в голове безумная и чреватая последствиями мысль, когда я вижу, как эта крашеная распутная шлюшка лебезит перед Катчером, по-собственнически облепляя его тело своими лапами и просовывая когтистые пальцы за ворот его светлой рубашки. Осекаюсь, понимая, что только и делаю, как с полминуты сверлю взглядом убийцы эти ее действия на фоне шуточек Чака и противного раздражающего смеха остальных. Убери. свои. руки. сука. – хочется выпалить мне грубо, да так, чтоб сразу же дошло, пока насмехающийся взгляд блондина пренебрежительно проходится по моему спутнику, показательно игнорируя его приветственное рукопожатие, и останавливается на мне. Даже если не смотрю на него – чувствую этот взгляд едва ли не под кожей. Что-то не нравится?  Чувство собственности проснулось не только у меня? Ну что ты смотришь на меня так? Знаешь же ведь, сволочь, что заводишь меня этим. Заводишь так, что я готова сейчас же искусать до крови твои губы, но сначала хорошенько вмазать по твоей наглой физиономии. Я себя одергиваю. Какое право имею? Мы всего-то целовались, как ненормальные. Мы всего-то умопомрачительно трахались не так давно. Как сумасшедшие. Наполняя пространство вокруг обоюдными стонами и дурманящим запахом секса. Что ж, для него это обычное времяпрепровождение. Для меня – в общем-то, тоже. Усмехаюсь, глядя на него так же, как и он. С вызовом, наплевав на то, что уже начинаю вызывать подозрения у его пассии на ночь, которая не теряется и пытается снова привлечь внимание к себе. Не сдерживая смешка, отвожу взгляд.

Приятель блондина, кажется, как и я, любит хорошенько вдарить по горячительным, поэтому быстро и довольно активно подхватывает мою идею, ретировавшись к бару за качественной любимой мною текилой. Славный малый. За ним все собравшиеся в нашей небольшой компашке также решают удалиться к стойке, вероятней всего готовясь играть в игру «Правда или ложь» с последующим опрокидыванием в свои тушки стопок кактусовой настойки. Я не бегу следом за всеми, не имею такой привычки – меня позовут, если нужно. Отвлекаюсь на Чона, тот злится: его глаза блестят, сужены, желваки играют.
– Этот Тайлер… Ты знаешь его? – ввиду неожиданного вопроса мои брови стремительно ползут вверх от растерянности, затем сводятся к переносице, непонимающе глядя на мотоциклиста, из настойчивых объятий которого я уже давно выбралась, стоило кое-кому уйти. Знаю ли я его? О да, парень, я спала с ним, и мне это понравилось. Как тебе понравится такой честный ответ, после которого ты скажешь в мою сторону что-нибудь осудительное, потом получишь по морде, но все равно оставишь меня одну глазеть на этих обжимающихся? Хм, разве это так заметно? Может быть, когда мы пожали друг другу руки, вокруг нас и перестали существовать все присутствующие, однако они не должны были заметить никакого подвоха в наших переглядках и затянувшемся приветствии, от которого ладонь горит. Или… должны были? Эта длинноногая глазастая прошмандовка рядом с ним точно заметила, ибо сука суку хрен обманет, но меня это собственно нисколько не волнует. Я смотрю по сторонам, собираясь ответить что-то вроде «Первый раз вижу его», ибо если уж затеяла эту игру в случайных знакомых, то и продолжай дальше. Но, затягивая дым в легкие, я не успеваю брякнуть ему в ответ ничего, так как ярость моего спутника, сжимающего кулаки до белеющих костяшек, переполняет его до краев. Ликую внутренне. Мне нравится, когда люди злятся. А сейчас даже нравится то, как Катчер искусно задел его, нарочно коверкая имя и добивая сверху хлестким словечком, только вот и меня вместе с тем унизил при всех, за что обязательно поплатится. Чуть позже.
–  Парень слишком много о себе возомнил, – цедя сквозь зубы, кивает он за мою спину, вынуждая обернуться и удачно уйти от ответа. Не знаю, какой там в своем мозгу задумывает план мести этот обиженный недоголливудский каскадер - мне не интересно, я даже пропускаю мимо ушей его дальнейшие слова по поводу этого якобы «раздолбая», потому что  отвлекаюсь на чистейшей воды показуху у барной стойки, к которой эта крашеная брюнетка подталкивает блондина, вовлекая в требовательный страстный поцелуй. Она разумеется получает его, только вот не догадывается, дорогуша, прикрыв свои глазки с накладными ресницами, что ее самец вовсе не увлечен делом, а, опуская свои руки ей на задницу, смотрит на меня, мол, получай, сука. Я улыбаюсь. Сигаретный дым красиво выходит через ноздри, мой угольный взгляд как всегда прямой и направлен то в его глаза, то на его руки, сжимающие ягодицы этой шлюхи, голова чуть склоняется набок, в уголках рта появляется подобие ухмылки, а язык показательно облизывает пересохшие губы. Принял игру? Отлично. Теперь хватит. Ну? Перестань. Прошу. Иначе и твоя девочка пострадает.
– Так скажи ему об этом или по морде дай, - вспоминаю я о своем собеседнике тогда, когда сигарета дотлевает, обжигая пальцы, на которую я отвлекаюсь, зашипев и опуская в пустой бокал. Все вас, мужиков, учить надо. Говорю отрешенно, сама не понимая того, что мои слова задевают этого мужчину еще больше и возможно в ближайшее время подтолкнут на опрометчивые поступки, которые обязательно закончатся его же выбитой челюстью, ибо Чон явно не знает бойцовского таланта этого техасца, открыто издевающегося сейчас надо мной. 

Признаться, как раз вовремя появляется Чак, деловито зажав в уголке рта сигарету, в одной руке держа бутылку текилы, а второй весело, по-братски подзывая нас к ним. Мне определенно нравится этот паренек, может того и гляди переключиться на него? Я не медлю, только вот пить много не собираюсь, потому что планировала сегодня вечером выпросить у Чона его Бентли и рвануть пару кружков по городу, дабы снова помозолить глаза копам. Стоит ли описывать то, как мы все устраиваемся вокруг стойки, как льется по стопкам текила, как соль сыплется на ладонь, а кислота свежего лайма забивает алкогольную жгучесть? Стоит ли добавлять то, что теперь Чон и Тайлер смотрят друг на друга как бойцовские псы, с неудержимым желанием сначала рявкнуть, а потом вовсе перегрызть глотку второму? Стоит ли слушать очередную колкость блондина в сторону моего спутника и видеть мой убийственный взгляд, адресованный его красотке? Обстановка заметно накаляется с каждой минутой, глаза буравят друг друга, моя куртка от невыносимой духоты вовсе отбрасывается куда-то на диванчик, где другая компания, поддернутая подвижной музыкой, разворачивает свою беседу, обсуждая танцующих. Все останавливается правдой Чака - как и подразумевалось мной изначально, народ плавно перетек во всем известную игру, обновив стопки.
– Я никогда не спал ни с кем из присутствующих, – под общий свист и гул гогочет друг блондина, очевидно решая подколоть именно его, мол, что ж ты дружище, так еще и не залез этой самой девчонке, не отходящей от тебя весь вечер, под юбку. Я тоже смотрю на него, вернее ловлю его взгляд. Неправда ли, каверзный вопрос? Хватит смелости сказать правду? Или все-таки солжешь самому себе и отправишься наверх с этой брюнеточкой? Изящно изгибаю бровь, а затем махом опустошаю стопку, а после вгрызаясь в кислую мякоть, поддерживаемая при этом ликом и громким тарабанием ладонями по столешнице неугомонного Чака. – Да я гляжу у вас все серьезно, братцы. Чон, до дна!  – смеется он, только вот от обескураженного таким фактом мотогонщика действий никаких не происходит. Он то уже давно все понял, судя по тому, как я отворачиваюсь, стоит его губам коснуться моей шеи. Надеюсь, Бентли на прокат не накрылась после моей выходки. Тем не менее я знаю, что мой спутник, не отходящий от меня весь вечер, выпьет, если не выпьет кто-то другой или, в крайнем случае, я просто скажу, что с пьяни перепутала правила игры, выпив, наоборот, за правду. Я смотрю на Тайлера, чувствуя, как по пищеводу бежит жгучая жидкость, бросая в жар. Жду. Разборок, какими бы они ни были и с чьей стороны - нашей или наших пассий, явно не избежать. Выбор лишь за тобой, сладкий.

Отредактировано Chris Sanchez (2014-04-22 07:15:06)

+1

8

Во мне зашевелились черви. Закопошились в голове. Черви алчности, наглости, разврата и чудовищного чувства собственничества. Они всегда жили у меня в голове. С самого рождения. Я ломал чужие игрушки, вырывая их из рук других детей только потому, что когда-то играл с ними больше остальных, я дрался, я пускался во все тяжкие и совершенно не считался с чувствами других людей. Вот, например, так же, как сейчас. Стоя у стойки и обжимаясь с малознакомой мне девицей, я давил на Санчес, использовал милашку, едва перепрыгнувшую переходный возраст и главное, я страшно бесил дружка Кристины. Он, на самом деле, стал заложником ситуации. При любом другом случае мы, наверное, скорешились бы. Я бы пожал ему руку, не коверкал бы его имя и уж точно не провоцировал бы. Масла в огонь подливала Крис. Уж не знаю, на что она рассчитывала, но явно не на благоприятный конец. Девица в моих руках довольно сопела, это чудовищно раздражало, но я старался отвлечься от реальной картины и унести собственный разум куда-нибудь подальше. Можно даже в прошлое, например, в тот самый вечер, когда мы с Санчес перестали бросаться друг в дружку колкостями и занялись наконец делом, которым всегда занимаются взрослые, когда им надоедает либо ссориться, либо быть друзьями.

Ночка тогда была – что надо. Если честно, я не припомню, когда последний раз я испытывал подобное удовольствие. То ли виной тому был чуть ли не четырехлетний перерыв, то ли природная страсть пуэрториканки и бутылочка рома, которую мы успешно раздавили на двоих. От той ночи у меня остались лишь самые хорошие впечатления, которые снова и снова возвращались в памяти, настойчиво вынуждая меня думать – я хочу это повторить! Греха не тая скажу, что вспоминаю об этом каждый раз, при любом удобном случае. Я даже толком не могу посмотреть порнушку по кабельному, потому что заунывный, стандартный сюжет моментально меняется на нашу ночь и всё, хоть на стенку лезь.

О, да тебе нравится… — Мои сладкие воспоминания прервал томный голос моей партнёрши по поцелую. Я приоткрыл глаза и почувствовал, что та бессовестно лезет мне под ремень, проверяя, действительно ли это я, или в кармане у меня ловко спрятан ствол. — Ага... — Рассеяно ответил я. Что уж разочаровывать малышку и говорить, что поводом для моей «радости» стала совсем не она. — Может…пойдём наверх и продолжим веселье? — Пухлые губки чмокнули возле моего носа, растянулись в загадочной улыбке, оголяя белоснежный ряд аккуратных, ровных зубов. Да, рот красивый, я определённо оценил. И возможно оценил бы другие его способности, но на помощь вовремя подоспел Чак, неся на себе целый поднос рюмок и початую бутылку Саузы. — Пойдём к ребятам...—  Компания, развалившаяся на парочки, моментально начала стекаться к столику, возле которого в ближайшие полчаса-час, будет происходить бог знает что. Трейси расстроенно дует губки и вытаскивает руку у меня из штанов. Видимо отсутствие моего «Да», означало для неё отказом. Да, так оно и было.

Мы стеклись к столу и похватались за рюмки. Сначала прозвучал тост «за встречу» и «за знакомство», а потом дело съехало на всем известную игру, которая порой вынуждает некоторых напиваться до беспамятства. Всё то время, пока вокруг рюмок с текиллой гоготали ребята, я сверлил взглядом Санчес. Санчес довольно трепалась с парнями, а меня сверлил взглядом Чон. Мне это нравилось. Изредка я встречался с ним глазами и паясничая, чудовищно злил этим парня. При том мои гримасы каждый раз сопровождали отказ Кристины то поцеловаться, то обняться, то шепнуть что-нибудь на ухо. Мотоциклист вскипал на глазах, но старался держаться. Молодец парень, вежливый, видимо воспитанный, не то что я со своим обезьяним характером. Такой бы определённо подошёл Кристине. И увлечения у них схожи, вот только характером моя шоколадка задавит его, как асфальтоукладочный каток, пробегающего мимо енота.

Итак. Шоу начинается. Чак озвучивает свой каверзный вопрос и по компании мигом проносится гул и улюлюканье. Мой рыжий кореш растягивается в довольной ухмылке и теребит рюмку в руках. Ему то Трейси вчера не дала, как и мне. Впрочем, сегодня для моего заводного друга всё может измениться. Я делаю вид, что слегка смущён. Ну, по крайней мере так, как могу быть смущён я – то есть никак. Растягиваю морду в такой же довольной улыбке (аж хрустит за ушами) и опускаю глаза к рюмке, созерцая её края, соблазнительно присыпанные солью. В этот момент компания взрывается гоготом. Смотрю исподлобья и вижу, как черноволосая напротив меня, опрокидывает рюмку, жадно вгрызаясь в дольку лайма. А вот это уже интересно. Мой взгляд мгновенно перепрыгивает на Чона, стоявшего чуть позади Крис, у её плеча.
Мотоциклист верно обескуражен. Слегка растерянный взгляд и напряженная улыбка выдают в нём…непричастного к этой рюмке. Нет дружок, тебе туда доступ уж точно закрыт. Но каскадёр хватается за рюмку и видно желает как-то сгладить интригу и вывести себя в лидеры. Не выйдет. Перехватываю взгляд Санчес. Она улыбается мне хитро и ждёт ответного шага. Я мог бы сейчас поставить рюмку на стол, пожать плечами и заявить, что мол – не судьба братцы. Чон тут же опрокинет стопку и окажется в победителях, пускай только в его мечтах. Я уйду с Трейси наверх, мы долбанём кокса и будем трахаться до звона в ушах. Звучит неплохо – но только не для меня. Для Чака – вполне, но не для меня. Я отвожу глаза от Санчес и смотрю на её спутника. Он смотрит на меня. Качаю рюмкой легонько в его сторону, посылаю воздушный «чмок» и, демонстративно облизав солёный край рюмки, глядя при этом уже на Кристину, опрокидываю в себя содержимое. Тут же чувствую, как из моего заднего кармана джинс исчезает рука Трейси, а сама она меняется в лице. Смеётся вроде бы, но как-то напряженно. Она уже всё прекрасно поняла. Значит не такая глупенькая, как я думал. Вот только в отличие от Чона, она подуется немного и снова прилипнет. Менталитет то разный. А вот каскадёр, кажется, времени зря не терял. Под громкий гогот, скользкие фразочки и неожиданное «вот это да!», я только и успеваю проглотить остатки крепкого алкоголя, как меня тут же сносит с ног мотоциклист, рванувший ко мне буквально через стол. Я выронил дольку лимона и громко звякнулся затылком об пол. Но мне не страшно, мозга там нет, а значит, и выбивать нечего. Понеслась! – бодро прозвенело у меня в голове и в лицо посыпался град ударов. Да Санчес, уж лучше мне начистят рожу, чем я солгу нам обоим. Убить его сразу или подождать, пока оттащат?

+1

9

На сколько минут меня хватило, чтобы продержаться под лживым статусом «новых знакомых» с этим блондином, бесцеремонно лапающим, пускай и с наигранной страстью, миловидную юную богатенькую девочку у меня на глазах? На полчаса? Час? Или прошло все-таки немного больше времени с того момента, как я столкнулась с его прожигающим насквозь взглядом и уверенно пожала руку, сделав вид, что вижу этого парня впервые в своей жизни? Увидев его с парой, да и сама придя не одна, правда лишь бессовестно рассчитывавшая на машину каскадера, я посчитала необязательным афишировать наши отношения, во избежание идиотских расспросов о том, как же и при каких обстоятельствах мы познакомились. Как-как, двумя пальцами в глотку, вот как. Однако, кажется, его это задело, пускай и очевидного виду показано не было, хотя что там… за мои слова теперь страдал мой спутник, вероятно представлявший наш совместный с ним вечер несколько иначе, а теперь только и делал, что отмахивался от непонятных поначалу колкостей Тайлера, сжимая кулаки так, что белели костяшки пальцев, а желваки ходили ходуном. Признаться, выдержке мотогонщика я была поражена. Будь я на его месте, на этой самодовольной морде за пренебрежительное отношение к моей персоне уже бы давно красовался внушительный след, а из носа бы хлестала алая кровушка. Хотя… в каком бы виде осталась я – пока было мне неизвестно, поскольку я еще не представляла, какими навыками и силой удара обладает Катчер, которого я, не знающи толком его сущности, удачно сравнила с бойцом из всеми известного фильма Дэвида Финчера.
Знаете, может быть, я и молчала бы сейчас, с лживой улыбкой принимая поцелуи Чона и грезила о последующей безвозмездной аренде его Бентли, и не сделала этого неожиданного для всех жеста в виде опрокидывания стопки белой текилы, которая теперь приятно жгла пищевод и ударяла в голову, да только эта противная девка, лезущая своим языком туда, куда не следует, выбесила меня окончательно и бесповоротно. Сначала я, подернутая сильнейшим чувством собственности, подумывала о том, как бы подкараулить ее где-нибудь возле уборных и макнуть крашенной темноволосой макушкой в унитаз, не забыв нажать на кнопку слива. Потом, после очередной словесной стычки никак не желающего успокоиться блондина и мотогонщика, легко ведущегося на откровенные, наполненные сарказмом и намеренным желанием задеть фразочки, я перекроила свои планы, просто мечтая с силой припечатать первого к стенке и, шипя, высказать в его рот поток таких же гадостей, коими он одаривал этого парня. Да только вот пока поступила совсем иначе, а теперь хитрым, чуть насмешливым взглядом одаривала того, кто имел отношение к выпитому, боковым зрением видя, с какой силой Чон сжимает стопку, точно так же, как и я, находясь в ожидании дальнейшего развития событий. Я прекрасно знала – не закинь бы сейчас Тайлер в себя порцию алкоголя, он бы выпил ее из уважения и элементарной воспитанности, которые в голубоглазом отсутствовали напрочь. Даже здесь блондин не захотел никому уступать, рискуя остаться этой ночью без своей сладкой Трейси, которую, вероятно окучивал и разводил на все подробности уже не первый день, судя по словам его друга, выпалившего что-то вроде: «Ну вы даете, ребят!».
Последовавшая за этим реакция мотогонщика стала для меня слишком неожиданной, ибо он, не медля, явно решил последовать моему совету, данному ранее при разговоре тет-а-тет, и просто-напросто моментально сбил светловолосого с ног, прикладывая к этому смачный удар в лицо. Кажется, я услышала писк Трейси, вид которой до этого был очень и очень недовольным, а на губах красовалась глупая растерянная улыбочка, в то время как искусственно загорелая ручка оставила задний карман джинс Тайлера в покое. Умница, девочка.
– Эй, парни! Баста! – первым разнимать этих лающих друг на дружку «псов» рванул рыжеволосый Чакки, подбегая и пытаясь оттащить за байкерскую куртку моего спутника, за что нехило получил от него же по мордашке. Следом в уже образовавшуюся толпу, решившую посмотреть бесплатное зрелище, а на утро, продрав глаза, обязательно выложить снятую на видео бойню в социальную сеть, попыталась вклиниться Трейси, гарлопаня во всю глотку о том, что в ее доме не следует устраивать разборок. Девчонку никто не услышал, поэтому, наверное, она и метнулась ко мне, по-прежнему стоящей возле барной стойки и докуривающей сигарету.
– Скажи им! Иначе они разнесут мне весь дом! – повысила на меня голос эта шлюшковатая особа, истерично и немного панически размахивая руками – гляжу, этой милашке прилетит от богатенького папочки, в доме которого она не в первый раз устроила бордель. Я закатила глаза, мотнув головой из стороны в сторону – прям как дети малые. Да только я не их мамочка. Ну, подпортят мальчики друг друга, что с ними будет? Если мужчины дерутся не со мной, я их не трогаю. Пускай выпускают пар и набивают друг другу морды, раз им это так нравится. Это заводит. Особенно когда дерутся можно сказать из-за тебя, ну или из-за своей глупости.
– Закрой свой рот, пожалуйста, дорогая, - вежливо попросила я, зыркнув при этом на нее грубым, недовольным взглядом – она загораживала мне весь обзор и, откровенно говоря, вообще раздражала одним только своим присутствием и неумолкающими воплями. Картина маслом поменялась в следующую же секунду, когда в сторону не оттащенного Чона последовал резкий удар, буквально сваливший его на бок и разом нокаутировавший на несколько секунд. Немного помятый Тайлер поднялся, а меня неожиданно посетила мысль все-таки вмешаться, ибо теперь дело, кажется, пошло вовсе не к добру…

Отредактировано Chris Sanchez (2014-04-26 20:17:29)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Чувство уязвимости