Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Adrian
[лс]
иногда ты думаешь, как было бы чудесно, если бы ты проживала не свою жизнь, а чью-то другую...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » лови момент


лови момент

Сообщений 21 страница 32 из 32

21

Сон медленной волной накрывал мое тело, расслабляя и убаюкивая. Мне не хотелось засыпать, потому что в сердце появилось странное желание продолжать издеваться на Клайдом. Лишь бы он сказал что-то в ответ, лишь бы заставил меня пробудится от вечного сна. После нашего расставания я чувствовала себя легкой и свободной первое время. Все казалось таким правильным и благородным, пока через месяц не проснулась острая потребность прикоснуться к Уокеру. Чувство потери не пришло быстро и болезненно, оно накрывало медленно, незаметно, пока в какой-то понедельник я не проснулась и не ощутила, что без парня тяжело дышать. Трудно ходить на временную работу, на учебу, разговаривать с друзьями. Тоска сжимала сердце, просилась обратно в прошлое, в котором мы оба были счастливы. Но все мосты сожжены, дороги перекрыты, города пустуют. Я мечтала о несуществующей любви, которая перестала быть для нас чем-то ценным. Притерлась, приелась, вошла в привычку - так говорила я и все те, кто не хотел видеть мои страдания. На самом деле, все знали о том, что расставаться было не обязательно. Я сделала выбор в пользу мечты Клайда, зарыв между нами нечто большее и неуловимое. Лишь время показало, было это ошибкой или нет. Только судьба вновь столкнула нас в одном месте, словно давая непонятный шанс. Но возможность упущена давно, Вселенная. Не борись за то, что не стоит войны.
- Ты ревнуешь, Уокер, - так же шепотом ответила я, чтобы он понял - я все слышала. И это грело мне сердце каким-то странным, извращенным способом. Но это все, что мы имели на данный момент, а о большем и просить не стоит. Я чуть улыбнулась, прикрывая глаза, чтобы расслабится. Чтобы заставить себя уснуть и подавить в себе потребность разговаривать с Клайдом. Снова и снова. Снова и снова. Как в те времена, когда мы только начинали нашу историю, наше знакомство. Это было так давно, но сейчас казалось, словно началось еще вчера, а мы просто успели забыть, занятые своими делами. Люди такие странные. Особенно, когда влюблены в кого-то.
- Да ладно, - приторно удивилась я, но тихо засмеялась, представив себе эту самую какофонию. Мне всегда нравилось, как Клайд умеет шутить, потому что это казалось таким естественным и правильным. Наверное, это одна из тех черт характера, которая заставила меня заинтересоваться этим заносчивым придурков. Ну, не то, чтобы я была слишком против. - Да Господи, что ты так пристал к Томасу? - я повернула голову в сторону парня, который выглядел таким дерганным. Теперь я понимала, насколько сильно и глубоко сумела его задеть, но легче от этого почему-то не стало. Вместо продолжения издевательства, я вся немного напряглась, когда увидела, что Клайд чуть приподнялся, словно нависая надо мной. Ой-ой.
– Серьезно? - я знала, что он лишь изображает это чертово удивление. Я прищурила глаза, не зная, чего можно ожидать дальше. Одно дело, когда он лежит там на своей стороне, а другое - парень начал двигаться. И не просто двигаться, а придвигаться ближе ко мне, что совершенно сдувало все мысли из головы. Я не хотела превращаться в мягкую глину в его руках. Мне стоило держать оборону. – Осборн, - он придвигается ближе, а я молчу, потому что не знала, что могу сказать. Его лицо было так близко, что даже через полумрак могла разглядеть мягкие черты линии рта. Он был очень красивым мальчиком. Таким, за которым бегают даже такие же сухие дамы, как я. И он знал это. Чертов гад. Он произносит слова и ловит меня за подбородок, от чего я чувствуя, как по коже бегут противные мелкие мурашки. Его пальцы теплые и мягкие, такие, какими я их и помнила. Не хочу думать еще о том, что могут они делать, иначе сойду с ума прямо тут на месте.
– Каков бы не был этот, - я готова была закатить глаза, потому что он снова упоминал Тома. Но я сдержалась, потому что не могла отвести взгляда с его лица, которое столь близко ко мне. Его губы были в нескольких сантиметрах от моих, словно ловя мое дыхание, заставляя сбиться работу легких. - Я лучше, - и мы оба это знаем, что совсем убивало. Я хотела поднять голову вверх, коснуться этого человека, которые испортил мою жизнь своей любовью. Человека, которого я бросила, а попыталась вернуть слишком поздно. Человека, который был со мной в моменты взлетов и падений, который вытирал мои слезы, целовал тело, кричал из-за ревности, тихо шептал странные слова на ухо. У нас была своя давняя и глубокая история, которую нельзя рассказать за один вечер. Единственное, что стоило знать - мы любили друг друга достаточно, чтобы однажды заставить себя забыть, чтобы было легче.
Я не выдерживаю и чуть приподнимаю голову вверх, касаясь его мягких губ. Прикрываю от удовольствия глаза, ощущая легкое возбуждение во всем теле. Это было приятное гудение, что начиналось с кончиков пальцев ног, заканчиваясь на ресницах. Я могла скинуть все на то, что была пьяна, зла, в отчаянии или хотела наказать парня. Но на самом деле, я приняла тот факт, что мне просто хотелось это сделать. Закрыть глаза, прикоснутся к нему впервые за столько лет. Казалось, что всю жизнь я будто ждала его снова, не желая связывать свое сердце с кем-то еще. Только его губы были такими мягкими и теплыми, пальцы уверенными и твердыми, движения любящими и правильными. Я не могла расстаться с чувством, что когда-то допустила ошибку. И пусть ее больше нельзя исправить, я просто хотела сделать новую. Но не жалеть о ней, а лелеять так долго, пока могу.

+1

22

Люди – создание на удивление глупые. Способные придумать для себя сотни причин, тысячи запретов, миллионы угроз. И все ради того, что бы нарушить все одним движением. Но разве, не ради этого существуют все правила? Что бы нарушать их. Дабы, в итоге, получить удовольствие от получившейся экспозиции. Или пережить горькую сладость переживаний, способных окутать нас с ног до головы. Парень не мог сказать, что он испытывал сейчас. Единственное, что он хотел признать, что всему виной выпитый ранее алкоголь. А ведь может быть иначе? Он способен изменить восприятие человека, изменив его самого до неузнаваемости. При этом заставив сделать такие шаги, даже мысли о которых казались для человека совершенно неприемлемыми. Да. Это точно алкоголь. Он повелевал этими минутами. Этим мгновением. Удивительно, как всего-навсего одно мгновение может кардинально изменить ситуацию. Можно ли это считать случайностью или везением? Победой или роком судьбы? Слишком много вопросов, которые вряд ли получат свой ответ. Но нынешняя ситуация просто требовала наличие оного. Подумать только, ведь они увиделись только пару дней назад. Спустя столько лет. Это казалось таким немыслимым. Отголосок прошлого, который, неожиданно для всех, дал о себе знать весьма радикальным образом. При всем этом, он умудрился доказать одну маленькую суть. Что-то еще было. Оно было живо. Маленький огонек надежды горел где-то в глубине сознания. И вспыхнул он в тот самый момент, как их глаза встретились после всего времени, после длительного прощания. Но в эту самую секунду весь мир стал еще более безумным, чем прежде. Все вокруг вновь стало постепенно меняться. Но, было сложно определить, стали ли перемены означать лучшую или худшую сторону.  Всему виной был стресс. Он прекрасно ощущал его все эти дни. Вот только не мог понять причины столь резкого влияния этого недуга. Всмысле, Клайд – адвокат. Его специальность подразумевала каждодневный стресс, хотел он этого или нет. Разница была в том, что в течение последних дней, он действительно ощущал всю его тяжесть, постоянно окутанный своими мыслями. Мыслями, думать о которых он просто не желал. Как упрямый ребенок, которого пытаются ткнуть носом в факты, он пытался отрицать любое «но», что всплывало в его голове. Банальный дискомфорт сделал свое дело. И именно от него он так надеялся избавится. Как? Поехать на отдых, получив удачную возможность, забыв обо всем в объятиях развязной студентки. Итог уже известен. Боже мой, насколько ужасны бывают происки госпожи Судьбы. Складывается ощущение, что она невольно наблюдает за этим, то и дело, подкидывая очередной случай, который должен внести изменения в твою обыденную жизнь. Ей совершенно неважно, будет ли устраивать тебя подобные правила или нет – она сделает это, не задумываясь над последствиями, словно ты кукла для развлечения. Это было столь печально, сколь и иронично.
Девушка знала о чем говорила.  Для нее Уолкер, по сути, являлся открытой книгой, и этот эффект имел был таким же в ее сторону. И Клайд и Бриони знали друг друга слишком хорошо. Привычки, манера речи, даже интонация голоса. К сожалению, для адвоката, она слышала его речь. И сделала вполне очевидный вывод. Крайне точный, следует заметить. Который сам парень не желал признавать ни в коем случае. Он и слышать не хотел о том, что может ревновать эту девушку. Почему? Ведь она больше не его. Бриони Осборн не является частью его мира. Лишь маленький отголосок прошлого, где она считалась таковой. Но сейчас этого не было. Финиш. Он не хотел как-то признавать тот факт, что та девушка, для которой он старался выглядеть лучше изо всех сил, просто растоптала его же чувства в свою сторону и прекратила все отношения, перечеркнув линию, все еще являлось для него ценностью. Прошло слишком много времени, что бы ворошить прошлое. Уолкер побывал в постели других женщин слишком часто, да и брюнетка вряд ли горевала в одиночестве все последние годы. Но он никак не мог объяснить то чувство, что вызывало в нем бурю негодования. То самое, что заставляло так «лестно» отзываться в сторону Томаса, который весь день крутился вокруг Осборн. Не желая ничего отвечать ей, в тот момент, он лишь сжал кулак, сдерживая все эмоции на одном уровне, теперь пытаясь просто лишний раз держать свой рот на замке. - Да неужели? Он мне совершенно не упал - Лишь для того, что бы эта девушка не высказала очередную дозу своих подозрений. Но, это все было до того момента. До того, как Клайд оказался настолько близко к «точке не возврата».
Парень внимательно смотрел на нее. Словно темноты вокруг и не было, способный прекрасно разглядеть каждую черту ее лица. Но он был слишком близко. Осознание этого пришло не сразу. Его инстинкты действовали быстрее разума. Это было плохо. Ведь он практически не осознавал своих действий. Вы в курсе, алкоголь. Но. Это было так лживо. Это было лишь поводом оправдать все свои действия, на которые он был способен в этот самый момент. Он не был настолько пьян, что бы мозг отключился, передавая управления «автопилоту». Нет. О нет. Единственное, что он мог чувствовать – так это негодование. Что она с Томом. Он понимал, насколько близко эта девушка. Что именно она, так близко к нему, но в тоже время так далеко.  И, это стало ударом ностальгии. Уолкер невольно погрузился в воспоминания. Каждый приятный и неприятный момент проносились в глубине сознания, что бы в очередной раз вывести одну главную идею – вот она, рядом с тобой. И как бы иронично это не было, Уолкер был немного растерян. Он смотрел на девушку, к которой испытывал глубокие чувства когда-то. И сейчас он находился рядом, в таком положение, в котором разговорам нет никакого места. Пока вихрь из мыслей так быстро крутился в его голове, не давая осознать, что он хочет сделать дальше, Бриони совершила свой ход первой. Ее губы коснулись губ парня. Отчего глаза Клайда расширились от удивления, а дыхание замедлилось. Это было слишком нереально. Хоть это и не было поцелуем, а лишь детское касание губ о губы. Но он ясно понимал, что именно она сделала. Сознательно. – Ты… – немного хрипло начал говорить, не отрываясь, смотря на девушку, не скрывая своего потрясения ситуацией, лишь большим пальцем медленно проводя по ее подбородку. Но затем он затих, пытаясь подобрать нужные слова для ситуации. То, что он действительно хотел сказать. То, что ему хотелось спросить. Накал эмоций, такая ситуация и действие Осборн сделали свое дело. – К черту все это – Это стало итогом. Парень просто придвинулся еще ближе, и сделал ответный ход. Он поцеловал девушку. Теперь он мог действительно признать себе – он ревновал ее. А сейчас хотел компенсировать это, под давлением собственных эмоций, обстоятельств, желаний. Легкое касание губ изменилось. Поцелуй стал несколько требовательнее. Проникая языком в ее маленький ротик, он изучал его изнутри, делая легкие круговые движения. При этом, он просто навис над девушкой, заставив ее просто лечь на пол. По старой привычке, во время своего поцелуя, он поймал одну ее руку, завел над ее же головой, не давая Бриони шанса воспользоваться ею. Все это время – он смотрел в ее глаза, словно ожидая реакции.

Отредактировано Clyde Walker (2014-07-20 18:28:03)

+1

23

Я смотрела на лицо парня, словно сквозь время. Поймать момент, когда ты понимаешь, что пути назад нет - не сложно. Труднее всего осознать это и принять, как данность. Как подарок, может быть. Я же девочка, которая всегда делает лишь правильные вещи. Которая знает, чего хочет от жизни, которая понимает, что будет лучше не только для нее самой, но и для каждого. Как так получилось, что один вечер - и ты потеряла себя в списке тайных желаний? Эмоции бьют по нервам, по сердцу, по мозгам. Заставляю хотеть того, кого уже нельзя. Просят делать то, что было запрещено долго время назад.
Уже здесь, в этой комнате, я знала, на что иду и с чем придется столкнуть немного позже. Но сейчас, укутанные в свой кокон, было приятно отключится от реальности. Когда его губы столь теплые, мягкие, родные. Когда его дыхание сбилось, словно в ответ на твои вздохи. Невозможно совладать с собой, когда рядом Клайд Уокер издает эти тихие приятные звуки. Звуки, которые означают, что он хочет тебя настолько, что не может найти одной логической причиной, почему мы должны остановится.
– Ты… - его голос приятно хриплый. Стал ниже на несколько октав, бархатной мелодией обволакиваясь мой разум. Я чувствовала, как желание медленно растекается по телу от осознания нашей близости в данный момент. Как приятно покалывает в интимных местах, пронзая, словно электрошокером. Я не могла ничего произнести в ответ, это была борьба Уокера и не мне вправе вести битву. Я свой выбор сделала, когда приподнялась немного вверх, чтобы поймать эти губы. Теперь все козыри в твоих руках, Ромео. – К черту все это, - я не успела ни обрадоваться, ни удивится, ни огорчится. Его губы накрыли мои в ответной реакции от чего я немного дрогнула, но не от испуга. От того, насколько приятно это ощущалось. Эмоции, что клубились в груди, были столь яркими и непередаваемыми, что я не могла понять, как с ними справится. Как все могло вернутся на прежние места? Когда мы оба хотим друг друга, ревнуем? Неужели это возможно даже без любви? Инстинкт собственников? Я не хотела думать сильно много и глубоко, в такое время я мечтала лишь погрузится больше в момент.
Я чувствую, как одну мою руку завели на головой, удерживая сильными, крепкими пальцами. Это было так естественно для меня, что я даже не сразу поняла, что Уокер наполовину обездвижел меня в старой привычке. Я улыбнулась сквозь поцелуй, закрывая наконец-то глаза, чтобы полностью погрузится в ощущения. Ответить на поцелуя с той же твердой настойчивостью, послушно оставаясь в его цепких оковах. Но вторая моя рука, которая была свободной, непроизвольно зарылась в короткие волосы, которые сегодня так красиво развивались на ветру, пока Клайд стоял у океана. Да, я следила за ним иногда, чтобы просто знать, чем он занят, о чем думает. Он выглядел столь прекрасно, словно укутанный солнцем, что пряталось за горизонт. Мой прекрасный Клайд.
Я сжала волосы на затылке парня чуть сильнее, настойчивее касаясь его губ, проникая ртом в рот, изучая изнутри. Словно заново пробуя на вкус, я была мягкой и податливой в руках, которые столько много раз доводили меня пешком до рая. Инстинктивно я чуть приподняла бедра вверх, чтобы оказаться ближе к Уокера. Раздвинула ноги, позволяя твердому, сильному телу удобно устроится между ними. Я тихо застонала в приоткрытые губы, чувствуя, как приятно касается клитора набухший член, пускай даже через джинсовую ткань. Я не могла поверить в то, чем мы занимались, но мне не хотелось останавливаться. Я нуждалась в том, чтобы руки Клайда касались меня, не отпуская. Чтобы его губы исследовали мое тело и плевать, что на диване спит Томас, который сейчас казался таким незначительным в моих глазах. Я просто хотела попасть снова в том мир счастья, куда можно уйти лишь с одним человеком. И этот самый человек сейчас целует меня, словно истосковался в ответ. Я хотела, дабы он почувствовал, что не одинок в этом чувстве.
Я провела свободной рукой по его плечу, опускаясь ниже, ближе к ягодицам. Медленно, нежно провожу по пояснице, что оголилась немного из-за того, как лежал на мне парень. Эта тяжесть была приятной, но мне хотелось, чтобы ушли все барьеры. Я нырнула рукой под футболку, чувствуя кончиками пальцев жар, что исходит от его кожи. Уверенно кладу ладонь сперва на низ спины, а затем веду вверх, задирая тем самым одежду. Слишком много того, что ужасно раздражает. Слишком мало того, чтобы почувствовать себя свободной.

+1

24

Противоречивость ситуации отдавалось громкими мыслями в голове, мешая сосредоточится на чем-то одном. Это искушение казалось таким неправильным. Словно, он допускал какую-то ошибку. Нет, его никогда не допекали муки совести. Это для слабаков, которые еще верят в мораль, в доброту человеческих помыслов и в детские сказки. Парень уже не был таким. Он привык к тому, что его поступки всегда будут иметь двойственную сторону, но, никогда еще он не пытался вытерпеть столько противоположных по отношению друг к другу мыслей, по содержанию. Всего лишь одна минута и один жаркий порыв кардинально изменили ситуацию. И, черт подери, это казалось таким прекрасным. Словно время повернулось вспять, вернув их обоих в те славные времена, когда их не заботили совершенно ничего кроме друг друга. Этот практически райский период, когда неудобства в общении просто не существовало. Были чувства, эмоции, и страстное желание быть рядом. И теперь – это точь-в-точь повторяло те события. Парень жадно целовал девушку, стараясь перехватить ее юркий язычок своим, играя с ним в причудливую игру, проводя им по часовой стрелке в ее ротике. Этот поцелуй – оказался настоящим откровением для парня. Он никак не мог понять, почему до сих пор продолжает и даже не думает останавливаться на достигнутом. Ведь она -  то самое прошлое, которое он так хотел забыть. То самое, воспоминание о котором могло лишь вызвать дополнительные волны агрессии или болезненных ощущений для адвоката. А сейчас, как ни в чем не бывало, нависает над девушкой, которая, к слову, и не думает сделать хоть что-то, что бы образумить Уолкера. Это означало лишь одно – они оба этого хотели. В голове Клайда перемешалось множество эмоций, создавших удивительный коктейль чувств: злость, ревность, похоть, и что-то еще, нечто из того же прошлого, что отдавало в груди. И в одно мгновение, Клайд просто принял этот факт. Он правда ревновал Осборн на протяжение всего этого  дня, действительно чувствовал неудобство, когда кто-то чужой пытался обнять или поцеловать его. Где-то в глубине своего сознания, за всеми отрицаниями, защитными реакциями и едкими фразами, Клайд Уолкер  продолжает считать эту девушку особенной для себя. Исключительно, прикасаться к которой может только он сам и никто больше. В эту самую минуту, он будто бы упивался этим чувством. Пока их губы сплелись в жадном поцелуе, она улыбнулась в тот самый момент, как парень по старой привычке завел одну ее руку над головой. Словно Осборн ждала таких действий с самого начала, откровенно получая удовольствия от этого момента, совершенно позабыв, что несколько минут назад отправляла его спать в туалет. Клайд ухмыльнулся в ответ, на мгновение оторвавшись от губ, выдохнув горячий воздух, зубами осторожно ловя ее нижнюю губку, едва проводя по ней кончиком языка, все это время позволяя ей пользоваться лишь одной рукой.  Он прекрасно знал, насколько сильно подобное нравится брюнетке, да и он сам всегда наслаждался процессом доминирования над ней. Каждый раз, через подобные, казалось бы, весьма непримечательные действия, под действием страсти,  Клайд напоминал Бриони, что она  принадлежит ему. Но эта мысль совершенно не должна волновать парня теперь. Но только не под натиском этих губ. Ее пухлые, мягкие губы, целовать и покусывать которые – это одно маленькое удовольствие, которое не хотелось прекращать никоим образом. Складывалось ощущение, что весь мир вокруг просто остановился. Люди вокруг просто потеряли ценность своего существования, окончательно пропав из сознания, время замедлилось, а вся усталость, что накопилась в течение долгого дня, просто испарилась, оставив после себя лишь легкое ощущение в мышцах. Сейчас, Клайд словно позабыл о том, что почти рядом спит «бойфренд» девушки, которую он разложил на полу, намереваясь сделать с ней все, что только позволит опаленное желанием сознание. Это казалось такой мелочью, столь несущественным фактором, который никак не смеет останавливать его. Он устал играть в эти игры, пытаясь побороть брюнетку в словесной перепалке. Единственное желание, что крутилось в его голове – Бриони Осборн, вся, без остатка. Она должна быть только его. Тихий, но горячий стон из уст девушки лишь сильнее раззадорил парня. Его заводило то, с каким рвением она отвечает каждый раз. Эти губки, это тело, даже схватила голову парня, приближая к себе ближе. Выдохнув в ее губы, с легким полурыком, после того, как она дернула за волосы. Это не было той нежностью, которую привыкли дарить два влюбленных человека – каждое их действие было переполнено страстью, которая выходила наружу с каждым подобным выпадом. Спустя пару мгновение, она уже начала раздевать парня, что вызвало одобрительную ухмылку на его лице. Касание теплой ладони к коже заставило его слегка вздрогнуть и почувствовать, как мурашки бегут по телу. Все потому, что сейчас – это была она. Не желая больше ждать, не испытывая даже намека на сомнение, свободная рука парня опустилась между ее ножек, накрывая ее, через ткань белых джинсовых  шорт, слабо надавливая. Это действие длилось от силы пару секунд, после чего, рука скользнула выше, ложась на ее упругий животик. Пальцы пробрались под майку, и почти сразу, рука начала подниматься вверх, попутно задирая ее, открывая долгожданный вид тела девушки. Сначала животик, а следом и грудь. Медленно, совсем нехотя, он оторвался от поцелуя, продолжая смотреть на лицо девушки, рисуя указательным пальцем «пройденный маршрут» на ее теле. Вначале от животика, легким, едва ощутимым касанием, чертя узор в форме круга вокруг ее пупка, после, проводя линию выше, пока ладонь не накрыла ее грудь. Единственная преграда – это лифчик. Эта помеха заставляла его испытать легкий приступ раздражения, о котором он умудрился осведомить не самым характерным образом – Клайд просто резко выдохнул, и, не теряя времени, забрался ладонью под ткань бюстгальтера, чувствуя под пальцами теплую кожу груди. - Хм... -невольно проводя указательным пальцем, почувствовал затвердевший сосок, сразу же опуская голову к ее ушку, лишь что бы прошептать - развратница. - не желая больше терпеть помех, быстро сорвал с нее лифчик, обнажив грудь, последний раз целуя ее пухлые губки и специально, очень медленно, опуская голову ниже, заставляя ее наблюдать за процессом.

Отредактировано Clyde Walker (2014-07-23 20:16:35)

+1

25

Было приятно погружаться снова в мир, в который, казалось, тебе доступ закрыт. Я тонула от прикосновений человека, который хотела выкинуть из своей жизни. Я целовала его, словно он - единственное, чего мне так отчаянно хочется. И меня слегка пугали мысли, что я не могла все это контролировать. Для той Бриони, что во мне, это почти немыслимо. Хоть сейчас и удалось забыть на мгновение.
Его губы теплые и мягкие, касаются меня так же, как и все тело. Я тихо простонала ему в рот, чтобы он схватил эти звуки и похоронил глубоко в себе под кожей. Я хотела, чтобы он слышал, как я наслаждаюсь этим, как мне нравится. Его рука скользнула вниз, мимолетно коснувшись меня между ног. Я непроизвольно приподняла бедра навстречу, чувствуя, какое сильное наслаждение прокатилось по всему телу. Но его пальцы не задержались, сразу поднимаясь выше, касаясь мой кожи, медленно задирая кофту. Я чуть замерла, наблюдая, как миллиметр за миллиметром обнажается живот, открывая взор парню на меня уже не в столь закрытом виде. Я расслабилась, понимая, что Клайд хочет меня. Что не оттолкнет, не посмеется и не сделает вид, что мне все только показалось. Я видела здесь и сейчас того самого парня, в которого когда-то влюбилась. Парень, который был единственным у меня мужчиной, с которым я занималась сексом. Знаете, раньше я жалела, что не могу вступить в половую связь с кем-то иным. Но именно в этот момент осознала, насколько сильно рада, что все оргазмы мои были только благодаря Уокеру. Ну, конечно, без тех, что дарила себе я сама.
Он задрал кофту намного выше, открывая грудь, что была спрятана в красивом, простом лифчике "анджелика", которые я так любила. Замираю, поднимая взгляд на парня, сразу начиная думать о том, о чем обычно переживают девушки. Не потолстела ли я с последнего нашего секса? Какой он видит меня сейчас? Не считает ли проституткой? Я была настолько сильно поглощена в переживания, что даже не расслышала довольного рыка. Обратила внимание на Клада в тот момент, когда я запустил руку мне под лифчик, накрываю грудь своими теплыми ладонями, касаясь соском, которые уже успели затвердеть. Я чувствовала это, когда терлась об Уокера, желая большего.
- Хм... - произносит он, а я закрываю глаза, испуская из губ тихий, сладкий стон, - развратница, - он всегда так говорил, хоть порой его и забавляло, что я могу быть скромной во многие моменты. Или стеснятся. Ему доставляло удовольствие, когда я менялась на глаза, превращаясь в такую податливую куклу. Мы слишком хорошо знали друг друга, что делает все настолько просто, насколько и сложным одновременно.
Я чувствуя, как он срывает с меня лифчик, от чего я чувствую, как прохлада комнаты касается моих соском. По привычке я немного смущаюсь, но Клайд целует меня в губы, словно сразу хочет прогнать любые мои неуверенные мысли. Я дышу тяжело и часто, от чего грудная клетка ходит ходуном прямо перед носом парня. Уокер нарочито медленно опускается вниз, не сводя с меня взгляда, а я не могу отвернутся. Его губы слегка влажные после моих покусываний и поцелуев, от чего я чувствую приятное чувство обладания. Мне хотелось, чтобы все знали, что он мой и только мок даже спустя столько лет.
Его губы касаются моего соска от чего я невольно выгибаюсь, закрываю глаза и начинаю тихо постанывать. Слышу, как заворочался Том, что заставляет меня вспомнить - мы тут не одни. Боже, что мы делаем? Но я не успеваю обдумать ответ, потому что язык Клайд начинает изучать мои соски, посасывая их, втягивая в себя, нежно покусывая. Я, сцепив зубы, выгибаюсь сильнее, чувствуя жар между ног, от которого хотелось немедленно избавиться. Но Уокер продолжал мучить меня, наслаждаясь каждым моментом, что мы имели. Я не могла перестать стонать, поэтому приходилось покусывать губы, чуть извиваться, стараясь вырвать свою руку из-под власти Клайд. Все угодно, чтобы стало чуть-чуть легче от того напряжения, что поселилось внутри. Я непроизвольно запускаю руку в волосы парня, притягивая сильнее; приподнимаю бедрами, чтобы слегка потереться клитором об член парня даже если через одежду. Уокеру слишком легко удалось меня завести.
Опускаю свою свободную руку ниже, сжимаю пальцы в кулаки, хватая мягкую ткань и натягивая ее резко вверх, стараясь снять. Я хотела почувствовать теплоту его кожи, прикоснутся к ней не только ладонью, но и грудью, животом, всей мною. Клайд помогает снять его футболку, но он быстро возвращается к моей груди, словно еще не наигрался. Я пытаюсь дотянутся до джинсов Уокер, но мне не удается - он расположился сильно низко.
- Клайд... - выдыхаю я с тихим стоном, сильнее приподнимаясь. - Я... я хочу тебя, пожалуйста, - тихий шепотом проносится по комнате, но он слышен для нас двоих. Я провожу ладонью по его спине, чувствуя, как покалывает кожа в местах, где мы соприкасаемся. Это было безумно приятное чувство, как я могла быть без него столько времени? Эта близость, это единство. Это то наше "здесь и сейчас".
Стараюсь вырвать вторую руку у Уокеру сильнее, чтобы полностью погрузится в парня. Чтобы трогать его везде, пока есть такая возможность. Я не уверена, что завтра мы проснемся и снова будем вместе. Но у нас всегда будет это "сегодня", только наше. И больше ничье.

+1

26

Это напоминало фантазию из какого-нибудь сновидения. Просто потому, что поверить в реальность происходящего было практически невозможно. Парень был словно на грани. Искренне рассчитывая на то, что все это происходит в действительности, а не из-за влияния долгого и напряженного дня вкупе с алкогольными опьянением. Но то тепло, что так исходило от тела девушки, каждый звук, что исходил из ее губок,  все это постоянно доказывало одно – это не сон. Неожиданная реальность, где двое, чьи сердца стали такими далекими друг для друга, оказались в эпицентре событий, результатом которых стала эта пьянящая ночь. Клайд испытывал настоящие удовольствие от происходящего, возбуждаясь от каждого легкого стона, что позволяла себе девушка. И напротив, он старался, что бы она не сдерживала себя в эти минуты. Ему было совершенно наплевать, в какой обстановке они находятся, кто вокруг окружает их и кто будет являться помехой. Сейчас ему лишь хотелось доказать как и ей так и себе самому, что он поистине является «лучшим» вариантом для брюнетки. Делая все так, как нравится им обоим, не давая ей и шанса сдерживать свои эмоции. Даже если сейчас из-за этого проснется ее «паренек», Уолкер не испытывал никаких мук совести. Он даже не испытывал смущения от возможности быть застуканным в такой компрометирующий момент, а лишь с довольством представлял, что это докажет, для кого действительно создана эта девушка. Стоп, что? Все мысли были сфокусированы вокруг фигуры Осборн. Но многие мысли, которые приходили в эту минуту, напоминали собой нечто пугающее для него. Тайное признание, произносить которое было сродни признанию в чем-то зловещем для себя. В то же время, сама Бриони должна была, значит для него  запретный плод. Но и тем более слаще было углубляться в этот момент. Чувствовать под своими ладонями ее мягкую кожу, с упоением, ведя по ее горячему телу и вновь, спустя столько времени, изучая каждый изгиб, запоминая. Осборн была необычной девушкой. При первом впечатлении, она напоминала тихую и скромную девушку. И только Клайд знал, насколько нахальной и горячей способна быть эта красавица. Даже в те моменты, когда она испытывала смущение от действий Клайда, парень делал все, что бы подлить масла в огонь и заставить ее признать, что все это приносит ей максимальное удовольствие. А та мысль, что она, возможно, могла быть с кем-то другим, вывела парня из колеи с самого начала, заставив чувствовать, забытое под гнетом времени, чувство ревности. Ему не хотелось даже думать о том, что бы кто-то «чужой» смел  обращаться с ней так, как позволено исключительно Клайду? Шум в голове, вкупе с подобными мыслями и с нарастающим возбуждением сводили с ума. В глубине его прожженной души все еще кроется мысль, которая четко высказывает требование парня – Бриони Осборн принадлежит только ему. Это и стало причиной его поведения сейчас. Стоило ей допустить такую возможность, нутро адвоката вылезло наружу в полной мере. Как бы она не пыталась вырвать руку, Клайд просто не позволял этого делать, при этом справедливо считая, что она должна радоваться тому, что он не обездвижил ее полностью, давая управляться хотя бы одной рукой.
Его слова, вместе с действиями, вызвали очередной стон из уст брюнетки. Он широко улыбался, резко выдыхая, все больше испытывая желание не церемониться со всем этим и просто раздвинуть ее ноги, дабы получить долгожданную разрядку. Но это было столь дорогим удовольствием. Сейчас, для адвоката была еще одна цель – раздразнить девушку, заставив ее принять ту правду, мысль о которой мучает парня с того самого момента, как он поддался искушению. Хочет она того или нет, но она признает это и озвучит. Он чувствовал ее дыхание на своих губах. Учащенное, тяжелое, говорящее о ее возбуждении. А вид ее груди в подобном освещение. Прошло столько времени, но для него она выглядела столь завораживающее. Облизнувшись, он приподнял глаза вверх, смотря прямо на ее лицо, после чего, самым кончиком языка проводя по соску, будто бы пробуя его на вкус. Довольно улыбаясь, он, не желая тратить времени, ловит его своими губами, нежно сдавив, видя то, как девушка старается придвинуться ближе, прижать лицо к груди всеми возможными способами, и выгибаясь навстречу. Это было просто неподражаемо. Медленно обводя сосок своим  языком, парень осторожно коснулся его своими зубами. Сразу же резко чиркнув по нему, обводя «покусанное» место кончиком языка. Это было любимое развлечение и прекрасный способ раззадорить Бри, даже в те моменты, когда она находилась, мягко говоря, не в духе. Как бы она не злилась, спустя пару мгновений, она, прикусив свою пухлую губку, будет прижимать лицо Клайда к своей груди, награждая его порцией возбуждающих стонов. Студентка, правда, оказалась не настолько терпеливой. В тот самый момент, как он выпустил сосок из плена губ, она поддалась вперед, и попыталась свободной рукой снять с него футболку. И лишь на одно мгновение, он позволил ей побыть «свободной». Отпустив ее руку, Клайд быстро стянул с себя футболку и отбросил куда-то в сторону, на пол, смотря на нее сверху вниз, сквозь интригующий полумрак. Но, не давая ей опомниться, также резко оказавшись в исходном положении, придерживая одну ее руку, и языком вычерчивая  узор в форме круга над сосками по очереди. Ее силы оказались на исходе, и ударившее в голову желание пересилило все чувства, от гордости до возможного отвращения к своему бывшему, что позволял себе такое. Ее голос, переполненный возбуждением, буквально молил о продолжении. Это была победа, которой Клайд откровенно упивался. Услышав ее слова, он резко прекратил свое увлекательное занятие, переводя взгляд на ее лицо. Демонстративно выдохнув горячий воздух на ее сосок, последний раз прижимаясь к нему своими губами, поднял голову выше, смотря на нее сверху вниз. – Осборн… – он старался выглядеть выше нее, словно она покорилась и была под его властью. Хотя, ситуация была совершенно обратной. Ведь он откровенно хотел эту девушку. Настолько сильно, что его возбужденный член отдавал болезненными ощущениями от одного ее вида. Это была просто невыносимая пытка, выдержать которую он был просто обязан. Лишь для одного момента. Проводя ладонью по ее щеке, необычно нежно, для ситуации, большим пальцем касаясь пухлых губ – Ты… – возбуждение сильно мешало сосредоточится. Но он больше не мог думать не о чем. Его собственные страхи или попытки скрыть правду от самого себя сейчас были тщетны. Ладонь двинулась ниже, от шеи к груди, указательным и средним пальцем обхватывая поочередно оба соска, слабо выкручивая их. Все это время он сверлил ее взглядом, в котором были описаны все его эмоции в ее сторону. Далее, ладонь легла ниже, на животик, и направилась дальше. С тяжелым дыханием, стараясь расстегнуть ее джинсовые шорты. Это оказалось слегка проблемно, под влиянием страсти. Но он все-таки справился, быстро приспустив их и отбросив следом за своей футболкой, оставив девушку в одном белье – знаешь, что я хочу услышать – и сразу же, накрывая своей ладонью ее между ножек, вначале через белье. Он невольно подметил, как ножки девушки разошлись в стороны сами собой. Отодвинув полоску ткани в сторону, указательным пальцем проводя легкую линию вдоль половых губ, ожидая от нее тех самых слов, и одновременно с этим пытая, начиная вводить в нее фалангу пальца.

+1

27

Его руки.
Его губы.
Его тело.
Много, мало и совсем не надоело. Смотреть в глаза, которые когда-то покорили твое сердце. касаться снова этих плеч, чувствовать под подушечками пальцев его теплую, мягкую кожу. Я не могла насладится вкусом его тела, что накрывал с головой при каждом его движений. Хотелось закрыть глаза и полностью погрузится в момент единства двух людей, которые без ума друг от друга даже спустя столько лет. Но только страшно осознать, что когда откроешь - все это слишком быстро пропадет.
Он выдыхает на мой сосок воздух от чего я непроизвольно выгибаюсь, позволяя с губ сорваться тихому стону. Клайд поднимается надо мной, смотрит, словно хищник, который понимает, что поймал жертву, которая бегала от него слишком долго. Я молчу, отвечая на взгляд уверенными глазами и расслабленными влажными губами, которые готовы к поцелуям.
– Осборн… - я слышу этого голос снова впервые. Бархотный, низкий, совсем не похож на тот, который был на пляже. Это заставляет подгибаться пальчикам на моих ногах, но не могу скрыть дрожи. Его взгляд вроде бы только на лице, но чувствуется жаром по всему телу. Его пальцы касаются моего лица, а я прижимаю голову к этой грубоватой ладони, что слишком нежно проводит по моей щеке. Очерчивает мои губы, чуть приоткрытые от тяжелого, быстрого дыхания. Я не понимала, что происходит и почему Клайд перестал что-то делать, но нарушать тишину тоже не хотелось. Поэтому молчу, просто наслаждаясь тем, что пока что имею на данный момент. – Ты… - я чувствовала, насколько сильно был возбужден парень. Даже сквозь джинсы его член выпирал, придавливая меня своей выпуклостью. От этого хотелось стонать еще больше и сильнее, но я сдержалась, решив понять, к чему все эти игры. Чего хочет добиться Уокер?
Его пальцы тянуться ниже, опуская к шее, а дальше двигаясь к груди. Обхватывают поочередно мои соски, и я уже не могу сдержать стона, который прорывается наружу, оглушая приятную тишину комнаты. Даже сопение Тома не может испортить мне момента единения с человеком, которого я хотела слишком долго. Вот ладонь Клайда ползет ниже, сперва ложась на живот, который я непроизвольно втянула в себя от той нежности, которая щекотала нежную кожу. Не могу оторвать взгляд от его глаз, потому что понимаю, чего хочет парень. От этого я чувствовала себя ... немного смущающие. Конечно, я не старалась специально хранить верность этому парню, но так получилось, что он был единственный парнем, который видел меня такой. Я не хотела, чтобы Клайд узнал этого, чтобы не думал, что я не смогла его забыть. Но тем не менее, будучи столько времени без секса, я уже успела отвыкнуть от того, чтобы лежать перед кем-то голой. Сперва захотелось прикрыться, но Уокер не дал мне такой возможности. Его вторая рука ползла все ниже, начиная расстегивать джинсовые шорты. Я не старалась помочь, зная, что Клайд и сам справится. С другой стороны, я просто не могла даже сама двинутся.
Наконец-то я осталась только в нижнем белье, от чего по коже пробежал легкий озноб, не смотря на то, что мы оба были укрыты сверху одеялом. Сон прошел слишком быстро, заставляя снова остро бодрствовать.
– знаешь, что я хочу услышать, - его ладонь ложится мне между ног, прямо на трусики. Я чуть вздрагиваю, громко выдыхая, словно пробежала недавно целый марафон. Облизываю пересохшие губы, чувствуя, как пальцы парня отодвигают полоску ткани, задевая чувствительные и нежные половые губы. Тихий стон, словно просьба, срывается снова с моих губ, заставляя прикрыть глаза. Я могла остро ощутить, как фаланга пальца медленно входит в меня, словно поддразнивая. Я чуть замялась, но затем решила расслабится, ведь... Клайд видел меня голой, так почему смущаться сейчас? Из-за того, что рядом спит Том? Но алкоголь и возбуждение помогают мне забыть обо всем, что окружает меня в данный момент. Я хотела получить сегодня этого парня. Для себя. Полностью и безвозвратно.
- Ты тоже знаешь, - конечно, я знала, что хотел от меня Клайд. Но было трудно выдавить из себя слова, которые когда-то я произносила с легкостью. Если я скажу их вслух, то Уокер поймет, насколько сильно и резко я капитулировала. А мне еще хотелось оставить за собой немного преимущества.
Я не могла перестать тихо стонать и тяжело дышать, когда палец Клайда так умело меня дразнил. Сколько было у него этих баб после нашего расставания? Наверное, десятки. Случайные связи или даже просто с теми, кто понравился. От этого стало неприятно на душе, но я не могла позволить себе зациклиться на картинках в голове. Уокер - свободный парень, невозможно требовать от него изменить свое прошлое. Сейчас мы занимались как раз тем, чтобы поменять полностью будущее.
Я приподнимаю голову, перехватывая губы Клайда в поцелуя. Хочется чувствовать его полностью на себе, в себе, возле себя. Я нуждалась сейчас в нем так сильно и отчаянно, что готова была расплакаться от переизбытка эмоций, чтобы стало хотя бы чуть-чуть легче. Но еще больше я понимала, что именно мне надо. Разрядка для тела. Чтобы Уокер подарил мне такой оргазм, о которой я бы вспоминала еще долгое время после того, как наши дорогие снова разойдутся. Пока о большем и не думалось. О большем и не хотелось думать, чтобы не было так больно для сердца, что вытерпело и так слишком много падений.
Я обхватываю парня ногами, вжимаясь пятками в его ягодицы, старалась придвинуть еще ближе к своему телу. Я хочу полностью раздеть его, ощутить на себе его вес, приятную тяжесть.
- Разденься, - звучит хрипло, но мне плевать, я жажду этого сейчас. И я хочу это.

+1

28

Эта мимолетная близость была столь сладкой и притягательной, что невольно сводила с ума. Теперь это больше не напоминало  тех фальшивых игр, которые эти двое любезно начали еще на пляже. Нет. Все маски были сброшены, оставив под собой лишь обнаженную правду, с самыми очевидными и постыдными фактами. В подобной ситуации это звучало даже иронично. Она больше не притворялась, сокрыв все свои мысли за вычурной безмятежностью и горделивым отвращением в сторону парня. Теперь, любое ее слово, любая мысль, что была брошена в сторону Клайда – невольно казалась лживой. То как она стонет под этим «мерзавцем», охотно раздвигая свои чудесные стройные ножки, впуская его к самому сокровенному, прекрасно говорило об этом. Но это было лишь часть истории. Ведь Клайд был не лучше. Весь день строя из себя совершенно безразличного, пытаясь уверовать окружающих, что эта женщина не имеет к нему никакого отношения. Но теперь он испытывал только похотливое желание обладать ею до конца. Оно оказалось столь сильным, что одна эта мысль вызывала сильнейшую дрожь и приступ мурашек по всему телу. Ее тело было таким родным для него. Столь знакомым. Каждый изгиб. Он с некоторой долей нежности вспоминал о том, как проделывал с ней подобное еще в те времена, когда они были парой. Ему так нравилось понимать, что ничего не изменилось. Единственное, что так сильно пораждало бурю в голове Уолкера, так это нечаянная мысль, что это тело больше не его персональная территория. Столь раздражающая мысль, что теперь, возможно, в жизни брюнетки был кто-то еще, кому она позволяла делать с собой самые немыслимые вещи. Одна только идея того, что какой-то посторонний мужчина смел касаться этой нежной кожи, целовать эти пухлые губки, владеть этой девушкой во всех смыслах. Это оказалось весьма неприятным откровением. Всмысле, верно. Еще с самой пляжной вечеринки, его раздражало как вокруг этой девушки крутился этот Томас. Но тогда он старался отбросить эти мысли, унимая тяжелую голову алкоголем, и компанией прелестных девиц, имена которых так и не смогли залечь в его памяти. Но, в этой ситуации, когда все эмоции перестали сдерживаться, все его раздражение перевалило в поток ревности, смириться с которым он был просто не в состоянии. Туманным взглядом смотря на девушку, он ожидал, что она даст долгожданный ответ. Она признается и ему и себе, и будет вновь покорена. Эгоизм Клайда просто не позволял ему остановится на задуманном. Даже испытывая сжигающее изнутри возбуждение, он был готов мучить ее своими ласками только лишь из-за желания услышать заветное признание из уст девушки. Словно время обернулось назад, и они вновь имеют статус пары. Не отпуская ее руку, свободная рука парня во всю действовала между ее ножек. Уже сорвав с нее трусики, оставив ее совершенно голой в своей власти. Указательный палец очень нежно, легким, едва ощутимым касанием скользнул по ее половым губам вновь, и вновь, заставляя девушку почувствовать щекотливые ощущения, после которых, он вновь ввел в нее оба пальца. Вначале медленно, по фаланге, касаясь стенок внутри. Специально разводя пальцы, заставив ее острее почувствовать движение внутри. Он не ласкал ее, он именно дразнил. Наслаждаясь тем, как ее маленький рот одаривает его приятными стонами, совершенно не стесняясь компании на диване. Но она не позволила себе так быстро проиграть. Нет. О нет. Девушка прекрасно знала, что именно должна сказать,  и последствия, которые за этим последуют. Но, вполне возможно, самая маленькая часть ее гордости, что не растворилась под властью похоти, отговаривала ее от подобной затеи. Удивительно то, насколько она пыталась выглядеть гордой даже в такой ситуации. Возбужденная, голая, с затвердевшими сосками, сама готовая нанизывать свое прекрасное тело на пальцы парня, но при этом не способная озвучить эту правду. Да-да. Эта идея, эти слова, что так хотел услышать Клайд, они были правдой.
- Вот как? - Прошептал он в ее пухлые губки, едва касаясь их. Он прекрасно понимал, что долго такой «игры» не выдержит, но проиграть маленькую войну он совсем не хотел – Если ты дернешься, я свяжу тебя, Осборн – неожиданно, говоря прямо в ее ушко, обжигая мочку горячим дыханием, медленно двигая рукой назад и вынимая палец  и резко вводя в нее, перекрывая стон жадным и долгим поцелуем. После чего, он отпустил ее руку, и выпрямился, поднимаясь над девушкой,  слоя на коленях и нависая. Смотря на нее сверху вниз, Клайд неторопливо начал расстегивать ширинку на своих штанах, не забывая про зрительный контакт, плавно спуская штаны вниз. После, опустив руку на свои боксеры, ладонью надавив на пах. Большим пальцем ухватив за резинку трусов, парень спокойно спустил их вниз, взяв свой член за ствол. Горячий и твердый, он буквально болел от близости этой девушки, требуя оказаться внутри нее как можно скорее. – Осборн… – скользнув рукой вдоль ствола, принципиально, видя как она наблюдает за каждым действием, заставляя мучится в подобном ожидании. Но лишь секунду спустя, он быстрым движением развел ее ножки удобнее, устроившись прямо над ней так, что горячая головка члена кто и дело терлась о ее лоно, но все не собиралась погружаться. То и дело скользя вдоль половых губ. Теперь же, он поймал обе ее руки в замок, окончательно лишив любой возможности капитуляции, а второй рукой придерживая свой член за ствол, он приставил его к входу, лишь ожидая  – Говори

+1

29

Я не могла прекратить извиваться под парнем, словно змея, нагретая солнцем. Он действовал именно так, как я люблю: нежно и грубо, лишая движения, заставляя стонать. Я замерла, когда почувствовала, что он ввел в меня два пальца, так медленно, дразнящие. Конечно же, я не смогла сдержать стонов, никогда не умела этого делать. А как иначе? Когда тебя дразнят, издеваются, заставляя капитулировать. У нас с Клайдом всегда был отличный секс, потому что он чувствовал меня с такой легкостью. Глубокой, преданной. Знал полностью язык моего тела, заставляя выгибаться с каждый разом все больше и больше. Сегодняшняя ночь не стала исключением.
- Вот как? - я ничего не смогла ответить, да и как тут возможное подобное? Все мои мысли устремились вниз, в место, где так приятно пульсировал жар, заставляя меня вздрагивать, хотеть большего. Хотела крикнуть, чтобы Уокер перестал меня дразнить, а начал действовать. Быстро, сильно, грубо. Я истосковалась по сексу, по этому телу, которое было твердым, скульптурный. Уокер умел сделать так, чтобы его хотела любая женщина. Даже я. – Если ты дернешься, я свяжу тебя, Осборн, - меня раздражает, что он обращается ко мне по фамилии, как обычно делаю это я. Но ведь я знаю, как раньше он меня называл и это было далеко от того, что я слышу сегодня. Для меня обращаться к человеку по фамилии - привычка. Но я была уверена, что Клайд вкладывает во все это совершенно другой смысл.
Его пальцы медленно выскользнули из меня, а затем резко вошли обратно, срывая с моих губ протяжный стон. Но звук не вышел наружу, потому что Уокер заткнул мне рот поцелуем, на который я отдавалась полностью. Покусывая его мягкие губы, я прижималась всем телом, не стесняясь приподнимать бедра навстречу, чтобы парень понял, чего именно я хочу. А я ведь действительно хотела очень многого. Сегодня, завтра, через неделю. Я не знаю, как буду справляться с нашим расставанием, потому что сегодня я поймаю то, что давно упустила. А второй раз с подобным расставаться сложнее, на мой взгляд. Словно ты становишься наркоманом.
А затем Уокер неожиданно убрал свои руки, вставая на колени, заставляя меня сосредоточить на нем свой туманный взгляд. Сперва я хотела возмущенно простонать, но затем заметила, что его руки медленно легли на ширинку, расстегивая ее. Я замерла, сглатывая, поднимая взгляд на Клайда, который смотрел прямо мне в глаза, словно хотел, чтобы я увидела во всем этом нечто больше. Он стянул штаны, а не могла заставить себя взглянуть на выступающие боксеры, хотя и наблюдала боковым зрением. А затем, когда трусы парня тоже опустились вслед за джинсами, я не сдержалась, опуская так же и взгляд. Замерла, облизав пересохшие губы, когда увидела член, головка которого слегка поблескивала в тусклом свете комнаты, освещенной луной. Пальцы Уокера обхватили ствол, начиная медленно двигаться вверх/вниз, заставляя сбиться мое дыхание. Заставляя меня не отрывать взгляда, а смотреть, смотреть, смотреть. Я даже не заметила, как участилось сердцебиение, словно я нервничала или просто бежала целый марафон. Господи, Уокер, ты мастер дразнится.
А потом его тело опустилось снова на меня, от чего я почувствовала спасительную тяжесть на себе. Одна рука Клайда сковала оба мои запястья, полностью подчиняя себе. А вторая... вторая направила член прямо в меня, водя им вдоль половых губ, заставляя чувствовать его бархатистую теплую поверхность. Я тихо застонала, приподнимая бедра, прося о большем. Но в ответ услышала лишь это:
– Говори, - я знала, точно знала, что именно он хотел услышать. Три года назад, еще тогда, когда мы встречались, он точно так же задавал мне вопрос, на который хотел всегда услышать один и тот же ответ. Словно убедиться, что ничего не изменилось, словно все так, как и должно было быть. Что именно Клайд Уокер обладатель моего тела, души и сердца. Наверное, это тешило его самолюбие, вселяя уверенность. Но я не могла понять, почему спустя столько времени Клайд заводит ту же пластинку? Ведь мы уже не встречаемся, я даже не могла дать название тому поведение, которое сейчас нас вот-вот свяжем.
- Я твоя, - совсем тихо, но мне и не нужно было кричать. Он все и так услышал, прочел по моим губам, по моим глазам. Он хотел обладать мною, только он и никто больше. Я могла понять это чувство, потому что испытывала тоже самое в ответ. Просто боялась произносить слова вслух, чтобы не спугнуть нашу хрупкую идиллию. Тот мир, который мы лишь на время построили вокруг себя.
А затем его член медленно вошел в меня, словно здороваясь, изучая. Не смотря на то, что руки парня крепко сжимали мои запястья, остальные действия Клайда оказались нежными, легкими. Я любила именно это в нем: его разные грани, которые касались всех струн моей души. Я снова застонала, выгибаясь, чувствуя, как член наполняет меня, словно делает цельность. Это был момент воссоединения, близости, после которого я просто пропала. Я точно знала это, я могла чувствовать, как теряю себя ради этого парня. Это было божественно, это было именно так, как помнила не только память, но и само тело.
- Клайд, - прошептала я, по привычке захотев зарыться пальцы в волосы парня, или провести ногтями по спине, или сжать его ягодицы, заставив двигаться быстрее, а не просто дразнящие. Но я не могла, потому что мои руки были скованы, полностью лишая силы и воли. Я была Уокера, и он знал это. Даже сейчас меня контролировать мог только этот парень, который снова с легкостью вошел в мою жизнь даже после того, как я закрыла перед его носом дверь. Но сейчас об этом не хотелось думать, хотелось лишь двигаться бедрами на встречу, заставляя того возносить меня до персонального рая. - Пожалуйста.

+1

30

Это был до ужаса приятный момент. Это точно была не сказка. Но один из самых удачных дней в жизни адвоката. Эта девушка, что была для него чем-то особенным в течение долгого времени, которая в итоге и распрощалась с ним под выдуманными предлогами. Ей больше некуда бежать. Она была так покорна, ведь у нее не было иного выбора. Они оба знали, что Клайд возьмет ее. В это приятное мгновение его никто не сможет остановить. Но перед этим Бриони была обязана принять правила игры. Плевать он хотел, в каких она отношениях с Томом. Клайда не интересовало, есть ли у нее кто-то, представляющий интерес. Она примет его. И будет стонать, прося его не останавливаться не на минуту. Этот момент казался  долгожданным эпилогом ситуации. Словно, он играл в чертово колесо, поставив все свои сбережения на одно число, ожидая или большой куш или ужасающее поражение. Этот момент казался таким важным для него. Она, совершенно скованная в движениях, способная лишь молить о том, что бы парень прекратил свою пытку. Но он не собирался так быстро заканчивать этот момент, что оказался подобен дамоклову мечу.
Это напряжение весьма сильно влияло на парня. Каждый раз, как он смотрел на нее: голую и беззащитную, готовую на любую его прихоть, ему та и хотелось бросить эти пытки и наконец покусится на сладкое тело. И лишь кое-какие отголоски эгоизма в глубине сознания позволяли ему держать какую-никакую стойкость духа, каждый раз болезненно сжимая ствол члена. Головка члена нежно скользила вдоль половых губ. То и дело касаясь входа, собираясь погрузиться в нутро девушки, как вдруг вновь продолжая «чертит» эту замысловатую линию. И все ради одного. Что бы услышать правду. Услышать те слова, что отчетливо читались в ее затуманенных глазках, которые слегка блестели. Казалось, что от возбуждения и невыносимой пытки, девушка была близка к срыву. Почему-то это лишь сильнее возбуждало. Было так приятно осознавать, что она вновь в его руках. Спустя эти годы. Не пытаясь сопротивляться, как послушная девочка, желающая унять жар страсти.  И наконец, спустя несколько мгновение все свершилось. Она наконец-то приоткрыла свои пухленькие губки и выдавила те слова, которые так хотел услышать Уолкер. Да. К черту все это. Бриони Осборн действительно была только его. Этот маленький идеальный ангелочек, который принадлежит только ему одному. И никто другой не имеет на нее никаких прав. Внимательно посмотрев на девушку, Клайд совершенно ничего не сказал, выслушав ее сладкое признание, смакуя его, и наконец, окончательно поддаваясь порыву страсти, который держал в себе все это время. Начиная слабо надавливать, отчего головка плавно погрузилась в лоно девушки. Этот сводящий с ума жар. О боже. Он не мог представить, что это окажется настолько приятным. Казалось, что не одна другая девушка не способна привнести такое удовольствие Уолкеру. Здесь было нечто большее, чем просто наслаждение телом девушки. Это духовное чувство, что медленно обволакивало его с ног до головы и будто сильнее связывая с этой девушкой. Введя член целиком в нее, он замирает, привыкая к ощущениям, наслаждаясь моментом нежной близости. Выдыхая  горячий воздух в ее губки, тем самым обжигая их, он начал двигать тазом назад, заставляя член медленно покидать ее.
Ты только моя. – лишь повторил он, словно подтверждая свое полноценное право на эту девушку.  Подобное действие было ритуалом для них. Хотя, если быть честным -  только для него. Каждый раз он требовал ответа от малышки, заставляя ее говорить, чья она, и наслаждаясь каждый раз, когда называла себя «твоя». Это определено согревало его эго. Но было кое-что еще. Испытывая столько чувств к этой девушке, он просто не мог иначе. Это казалось таким странным. Спустя столько лет. В тот момент, когда он отбросил все лицемерие в долгий ящик, он внезапно осознал, что спустя все эти годы продолжает оставаться ужасающим собственником. Он не отпускал ее ручки. Ему всегда нравилось доминировать над Бриони, а ее, в свою очередь, заводило подобное поведение Уолкера. Продолжая плавные движения члена в ее лоно, свободной рукой он проводил по ее ножке, добираясь до талии, одобрительно поглаживая каждый раз. Бриони не теряла времени даром и сама пыталась подмахивать ему. Он слышал, как Осборн вновь называет его по имени и начинает просить, сама не понимая того, что это было лишним. Он сам уже хотел получить вожделенную разрядку. Накрывая рукой ее грудь, немного надавив подушечками пальцев, лишь держа большой палец близ твердого соска, вновь целуя ее горячие губки. Но этот поцелуй длился недолго. Нет. Совсем нет. Сразу же он начал осыпать поцелуями все ее красивое лицо, и лишь затем опускаясь к шейке, слегка надавив на нежную кожу зубами, а после этого припав к ней губами, желая поставить засос. Вернее, свою личную метку – доказательство того, что дарить удовольствие и наслаждаться этим телом способен только один мужчина – Клайд Уолкер. Движения таза невольно становились резче. Вначале медленно двигаясь назад и резким движением загоняя его обратно. Спустя пару мгновений парень начал активно двигаться, с легкими шлепками вгоняя член в девушку во всю длину, головкой члена задевая стенок внутри нее. Опустив голову, кончиком языка вновь зацепив сосок, стараясь притянуть его к своим губам, жадно втянув его, слегка надавливая на него зубами и, наконец, дав ей долгожданную свободу, отпуская ее ручки и ею же накрывая ее бедро, сжимая, не пытаясь сделать ей больно, но все же словно пытаясь оставить метку своих пальцев.  И единственная фраза, которую позволил себе Уолкер была - Ты великолепна - проговаривая с довольной улыбкой на лице, губами нежно касаясь ее груди, вокруг соска, играя со вторым соском пальцами свободной руки, то выкручивая его, то нежно потягивая, вместе с этим чередуя фрикции.

Отредактировано Clyde Walker (2014-08-03 20:42:18)

+1

31

– Ты только моя. - слышу я, словно со своего прошлого. Тогда он так же повторял эту фразу, убеждая не только меня, окружающий мир, но и себя самого. Я соглашалась, потому что чувствовала, что он произносит правду. Даже не смотря на то, что мы так давно расстались, мне так и не удалось найти замену, способную заставить меня забыть этого заносчивого человека. Клайд был не просто мой первый парень, мой первый сексуальный опыт. Он был моей первой серьезной и осознанной любовью, о которых потом можно рассказывать внукам, если она испросят про подобное. Я не стыдилась того, что испытывала к Уолкеру, ибо эмоции шли от самого сердца, помогая мне жить на полную мощь. Только сейчас я поняла, что словно очнулась после долго сна. Именно в тот момент, когда пальцы парня коснулись меня, подарив первое наслаждение.
Я не могла перестать стонать, когда чувствовала его член в себе. Тот двигался то мягко, то жестко, то плавно, то резко. Я не могла понять, где начинается парень, а где заканчиваю я. Наше сбитое быстрое дыхание разливалось по комнате приятным осадком, перебивая посапывания парня на диване. Я не могла поверить, что действительно занимаюсь сексом с бывшим парнем в доме Саманты, где спит кучу народу. Точнее, в гостиной, где храпит парень, с которым я флиртовала весь вечер. Было трудно понять, с какого именно момента все пошло не так. Как я очутилась в этой ситуации? Как вообще слова, движения или поступки сумели привести к подобным последствиям? Я не знала ответа, но, если честно, не слишком-то и старалась искать.
Руки парня сковывали мои движения, не позволяя к нему коснутся. Я упивалась движениями его члена, который входил в меня туго, словно давно ждал встречи. Воздерживаться от секса все эти годы было легко, но не тогда, когда рядом находился Уолкер. Я скучала очень по этим ощущениям, способных вознести меня выше, чем крыша этого двухэтажного дома. Перехватив губы парня в поцелуе, я развила ножки еще шире, обхватывая Клайда ногами так, чтобы пятки вжались в его ягодицы, что позволяло мне контролировать его поступательные движения. Я прикрыла глаза, двигаясь навстречу, выгибаясь под пристальным взглядом ледяных глаз. Это был момент, который я не хотела стирать с памяти, а мечтала сохранить на всю жизнь, чтобы смаковать в одинокие часы. Куда приведет нас эта игра? Почему мы затеяли ее, не зная правил? Слишком много мыслей, но алкоголь помогал с легкостью их отгонять.
Мне нравится стонать, чтобы Клайд видел, насколько сильно мое наслаждение. Я хотела услышать и его звуки, но, к сожалению, мой спутник всегда молчалив, к чему я привыкла. Это казалось даже забавным и мужественным, хотя мне не с чем сравнивать. Чуть улыбаюсь своим мыслям, выгибаясь сильнее, словно подставляя парню своему грудь. Мне хотелось, чтобы его руки касались меня везде, проникали, изучали.
Я чувствовала, как пальцы Уолкера выкручивают мои соски, посылая маленькие импульсы по всему телу. Вот снова губы перехватывают мои в поцелуй, а затем касаются всего моего лица, спускаясь вниз по шее. Я одобрительно тихо постанываю, стараясь сдерживать звуки хотя бы внутри себя частично, чтобы не разбудить Тома. Я чувствую, как Клайд втягивает в себя воздух, припав к шее. Он что, мне засос поставил? Но я не могу долго думать об этом, потому что снова чувствую, как парень проникает в меня, снова пододвигая меня к моменту блаженства. К самому краю. Я снова чувствую его губы на своих сосках, а затем - свободу рук. Не теряю даром времени, запускаю пальцы в его волосы, притягивая ближе к себе, желая слиться полностью. Целостно. Чувствуя, как напрягается все мое тело, все мышцы; даже подгибаются пальчики на ногах от наслаждения.
- Я хочу кончить, - выдыхаю я, когда слышу, как парень называет меня прекрасной. Почему он делает это, почему так говорит? Почему не может просто трахнуть и сделать вид, что я одна из тех девушек-на-одну-ночь? Это позволяет проникнуть удовольствию еще глубже в меня. Так долго обходясь без секса, я была еще очень удивлена, что смогла продержаться так долго. Но нуждаясь в разрядке, я напряглась всем телом еще сильнее, впиваясь в губы парня, притягиваю его к себе. А затем чувствую, как мягкая волна поднимается с пальцев ног, резко накатывает на меня полностью, заставляя задрожать в объятьях. Я ощущаю, как наслаждение достигает апогея, принуждая меня вскрикнуть от удовольствия прямо в рот парню. Оргазм - это святое чувство. То, что невозможно отнять, забыть и выбросить. Я обожала секс за такую возможность, хоть в последние годы приходилось дарить себе наслаждение самостоятельно.
Я притихла, чувствуя, как дрожь по телу начинает медленно стихать. Расслабляясь в объятьях парня, я довольно замурчала, потягиваясь, а затем устраиваясь поудобнее. Мне нравилось чувствовать на себе тяжесть парня, это делало меня какой-то защищенной от любых проблем окружающего мира. Я еще раз поцеловала Уолкера в губы, а затем устало прикрыла глаза, чувствуя, как стихает все тело. Как замедляется сердцебиение и успокаивается дыхание. Сон медленно погружал меня в царство Морфея, хоть я и старалась не уснуть. Хотя, думаю, мне хватило минуты тишины, чтобы погрузится в себя, отгораживаясь от окружающего мира. Наконец-то покой дал мне возможность отдохнуть, растворится в теплоте мужского тела.

+2

32

Тихие, едва ощутимые стоны, что срывались с пухлых губок, по своему эффекту напоминали маленькие дозы сильнодействующего наркотика. О да. Легкий. Едва ощутимый. Но стоит ему только попасть в кровь, и он сразу начинает распространяться по всему телу, позволяя почувствовать невиданные ранее ощущения. И ожидание каждого раза становилось все более и более затруднительно. Те же эмоции он испытывал и в подобный момент. Один только тонкий голосок девушки был способен на такое. Заставляя желать ее только сильнее. С каждым новым движением стараясь добиться больше стонов, буквально заставляя ее насладиться этим вместе с ним самим. Нет. Все дело в ней самой. Бриони Осборн была именно этим наркотиком. Не одна девушка не способна ввергнуть Клайда в подобную, сводящую с ума, бурю эмоций. Даже не было никакого желания сравнивать ее с кем-либо. Эта брюнетка была особенной. И из-за этого, он просто не хотел делиться подобным сокровищем с кем-нибудь еще. Засос на ее шее, казался ему, личной меткой, что будет отталкивать чужих, ненужных людей от нее. В одну секунду, он умудрился понять, насколько сложно оставаться лицемером, когда она была с ним рядом. Больше не было навязчивых мыслей, которые каждые десять минут настойчиво шептали ядовитую фразу «это прошлое». Все это испарилось практически сразу, как мягкие губки Бри одарили парня нежным, едва ощутимым, сладковатым поцелуем. Подобно лекарству. Или проклятью? Рассуждать об этом совершенно не хотелось. Не здесь. Не сейчас. В эту минуту она принадлежала только ему одному. И он во всю наслаждался столь приятным мгновением. Тем временем, она продолжала баловать своего бывшего парня приятными стонами, но явно сдерживалась, осознавая, что вокруг собралось слишком много людей и, возможно, лишние глаза в подобной ситуации никому не нужны. Да и, может быть, на не хотела расстраивать своего «бойфренда», тем фактом, что сегодня ее ножки развел другой парень. Но, для Клайда, это больше напоминало вызов. Испытывая лишь эгоистичное желание слушать голосок малышки, он то и дело провоцировал ее на шум. Резкие, немного грубые толчки, вместе с которыми, комнату могли заполнить звуки звонких шлепков одного тела о другое. Затем более плавные,  где член входил в горячее лоно девушки слишком медленно, но вместе с тем, это позволяло ей острее почувствовать, как набухшая головка то и дело касалась чувствительных точек внутри нее. Чередуя эти две скорости, он словно не позволял ей проявлять активную инициативу. Он продолжал дразнить. Лишь только желая свою награду. Любое движение упругих бедер встречали ответ с его стороны. И Бриони стонала. Хоть продолжая испытывать легкое смущение, сдерживая свой сладостный порыв, она все-таки стонала прямо в губы парня, заставляя его улыбаться и вместе с тем, одаривать ее поцелуй за поцелуем. Ее тело было таким горячим и нежным, его совсем не хотелось выпускать из своих рук. Боже. Что она делала с ним. Маленькая чертовка. Будто прекрасно помня о каждой их маленькой игре, она прогибалась сильнее, стараясь прижать лицо парня к своей груди, а самой оказаться плотнее к его телу. Они оба словно слились воедино в эти минуты. Одна его рука невольно змеей обвила талию девушки, помогая ей прижаться сильнее. Сомкнув губы на ее соске, он игрался с ним: легонько покусал, выдыхал горячим воздухом, обводил кончиком своего языка и старался вывернуть его из стороны в сторону как мог, слушая одобрительные, пропитанные страстью, стоны Осборн на каждое его действие. И только лишь в тот момент, как он дал свободу ее рукам, девушка не стала терять времени даром. Парень чувствует, как ее маленькая ладошка буквально хватает его за голову, и старается прижать к себе.  Он не остается равнодушным, приближаясь именно так, как хочется девушке. Лишь теперь, он вновь целовал то ее губы, то шею, ровно то самое место, где на коже красовался легкий след, оставленный им ранее. Явно, довольный результатом, Уолкер обвел его кончиком своего языка и нежно поцеловал.
И вот еще один маленький отголосок прошлого. Эти слова, пропитанные похотью. Она говорила так каждый раз, как подходила к своему пику. Заставляя Клайда невольно вкладывать все свои силы в последующие фрикции. Помогая ей удовлетворить свое желание. Этот момент не был исключением. Стоило ей прошептать эти слова ему на ухо, как он поддался порыву и ускорил темп. Теперь он больше не пытался дразнить ее, нет. Двигаясь на пределе своих физических возможностей, каждый раз буквально вторгаясь в ее тело, быстрыми и мощными толчками проникая членом как можно глубже в нее. При этом, не отпуская ее прекрасное тело из своих рук. Слыша, как она томно дышит на ухо, словно манипулируя им, заставляя двигаться лишь сильнее. И наконец, он получил свою награду. Ее тело заметно напряглось, и, спустя пару мгновение, обмякло прямо в его руках. А затем, он почувствовал разряд тока, пробежавший по всему его телу. И теперь уже сам Клайд начал кончать. Испытывая столь противоречивые, но такие сильные чувства, он наслаждался моментом, заполоняя ее собой, без остатка. Столь сильные эмоции, что он позволил себе громко выдохнуть и впиться жадным поцелуем в ее губы, теперь уже на автомате двигая тазом, продолжая проникать в нее. Но теперь все медленнее. И медленнее. Пока в один момент он наконец-то не остановился, удовлетворенно выдохнув в ее губы. Улыбнувшись, он заметил, как девушка начала проваливаться в сон. Так было лучше всего. Последний раз, с нескрываемым удовольствием, он окинул ее обнаженное тело своим взглядом. Мельком заметив свою футболку, он поймал ее пальцами и положил рядом с ней, с другой стороны от себя. Сам же, надел боксеры, дабы утром было меньше возни. После чего, укрывая ее, он лишь мягко приобнял девушку, последний раз целуя щечку.
А что ждало утром? Видимо Бриони проснулась раньше всех, или одной из первых. По-крайней мере в его объятиях ее больше не было. Сам Уолкер проснулся не особо поздно. Этот «диванный парень», по-прежнему продолжал храпеть. Возможно, она была в душе? Мысли крутились в его голове, вместе с желанием проверить этот факт. Все активное движение началось только днем. Когда все начали разъезжаться. Осборн выглядела несколько смущенной каждый раз, когда встречалась взглядом с адвокатом. Вот только. Этот Том больше особо не крутился рядом с ней. Да и, Клайд мельком заметил след на ее шее, который она старательно прятала за длинными волосами. Но в итоге. Когда «бывшая пара» встретилось взглядом в очередной раз, он улыбнулся. И она ответила ему своей улыбочкой. Возможно…Это не прошлое?

Конец.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » лови момент