Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Соседям вход "В"


Соседям вход "В"

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Участники: Sophie Briol & Tyler Murphy
Место: США, Сан-Франциско, квартиры Тайлера и Софи
Время: сентябрь 2011 года
Время суток: ...
Погодные условия: ...

мы уже никогда не будем ближе, чем сейчас
мы уже никогда не станем дальше, чем сейчас

Они не знакомы, но они знают друг друга так хорошо, как могут знать люди, никогда не разговаривавшие, но живущие рядом, практически под одной крышей. Он знает в чем она ходит на свидания, во сколько возвращается домой, с кем. Она знает, каких девушек он предпочитает, сколько спит, видела даже его любимую домашнюю футболку.
Но они не знакомы, да и не стремятся к этому. Им нравится просто наблюдать друг за другом, будто смотреть фильм, где на экране чужая жизнь. Будто каждый день перед ними разыгрывается спектакль, в котором нет места фарсу.
А все началось с того, что она в приступе очередной своей истерики сорвала шторы, а потом решила не вешать их на место.
А все началось с того, что однажды он не закрыл жалюзи, и так и оставил их открытыми для ее глаз.

Shakira - La Tortura

Отредактировано Sophie Briol (2014-04-15 04:20:38)

+1

2

Сегодня моя очередь устраивать погром в небольшом полупустом жилище. Что я могу сломать? Осматривая комнату, замечают лишь пару горшков, которые я при всем желании даже не подниму, журнальный столик из IKEA, вазу с завянувшими цветами, настенные часы и совсем немного посуды, притаившейся на небольшой импровизированной кухне, и небольшой телевизор, висящий на столе. Минимализм, - так обстановку называл владелец квартиры-студии, которую снимала в те времена, я не спорила, чем меньше вещей, тем лучше - не придется после возмещать слишком большой ущерб, а зная себя, даже не сомневаюсь, что такой рано или поздно появится.
Вечер не предвещал беды и начинался также, как сотни вечеров до этого - уставшая, но умиротворенная, я вернулась с прогулки по погружающемуся в сумерки городу. Включила музыкальный канал, плотно зашторила огромные окна, скрывая свою жизнь от соседей дома напротив, который находился слишком близко, чтоб можно было себе позволить не боятся, что они не увидят, как по утрам я обожаю расхаживать топлес. Платье, сменила на домашнюю длинную полупрозрачную сиреневую рубашку, надетую поверх черного кружевного белья. И все на первый взгляд чудесно - чашка ромашкового чая перед сном, интересная книга и долгий крепкий сон...
хотя, о чем это я здесь мечтаю? Вечер оказался испорченным за минуту - раздался телефонный звонок. Все, нет, абсолютно все, ВСЕ-ВСЕ-ВСЕ знают, что я не разговариваю по телефону, так зачем же мне в таком случае звонить? Телефон дребезжит в ладони, верчу его в пальцах, будто впервые вижу хитрый современный гаджет и даже не представляю, что с ним стоит делать. На миг он замолкает, чтоб уже через минуту заиграть вновь - смс. На экране скачут буквы: "Софи, не хочешь разговаривать, то наберись смелости и скажи мне это лично, а не молчи на все мои звонки. Что вообще с тобой происходит? Позвони мне." Морщусь, понимая, что он не отстанет и легче назначить встречу и не мучать. Ни его - ожиданием, ни себя - его звонками и непониманием. Набираю небольшой текст в ответ: "Прекрати злится, я не разговариваю по телефону. Хочешь все обсудить - давай встретимся." Парень за десятки километров читает письмецо и злится еще сильней, считая ее слова глупым оправданием. Молчит, раздумывая несколько минут над предложением, а после - вновь набирает номер на вызов. Слушает гудки и приходит в ярость.
После первого звонка последовал второй, когда телефон зазвенел в третий раз, Софи с раздражением кинула его об стену. Дорогая игрушка жалобно пискнула и отключилась. Жаль, что накатившие чувства нельзя было вот так кинуть об стенку, распрощавшись с ними навсегда, потому полетело все, что могло сломаться. Все, что разбившись принесет хоть видимость умиротворения ее чувствам.
Первые пострадали занавески с карнизом - тонкий легчайший тюль, стелющийся по полу и тяжелые плотные гардины, сорвались со стены после сильного, наполненного яростью, рывка обеих рук, крепко схвативших ткань. Шума почти не было - все, как в кино без слов, лишь с тихим звуковым рядом привычных звуков, возведенных в абсурд полнейшей тишины. Шорох ткани, звон ударяющихся о паркет элементов карниза да быстрый стук сердца.
Напольная лампа придавала картинке большей таинственности, будто разъяренная женщина совершала таинственный ритуал призыва потусторонних существ, а ее метания по квартире - это танец, движения которого известны лишь ей. Будто ярость, проходящая сквозь ее тело, срывалась с пальцев самой настоящей магией. Именно эта магия заставляла вещи летать по квартире, разбиваться. Именно магия заставляет разлететься вдребезги вазе с цветами и паре тарелок.
Это она, не я во всем виновата.
На полу осколки и вода, мокрые изорванные цветы, темнеющие от влаги белые листы, на которых написаны какие-то мысли, шелестящая под ногами ткань, которая тоже вбирает в себя воду, и я, стоящая колоссом посреди разрухи. Не пришедшая в себя, но выпустившая ярость, разворачиваю лицо к, уже давно погрузившемуся во мрак, городу и замечаю тебя.
Вижу, что ты наблюдал. И я даже не хочу знать, как давно. И я даже не хочу знать, что ты подумал об этом всем. И я даже не хочу знать, кто ты такой. Единственное, что меня задевает в этом всем так это то, что ты посмел проникнуть в глубины моих безумий. Без предупреждения и спросу. Ты попросту влез в мою боль... ну, как, ты доволен?

+1

3

вв

   Я перестал различать эти дни... когда? Дайте-как подумать... С неделю назад, наверное. Что-то случилось со временем. Она растянулось, стало густым и неприятным, вязким, тяжело шевелиться в нем, тяжело двигаться, тяжело даже дышать. Как же идти вперед, если серая слизь облепила со всех сторон и не пускает? Но идти приходится. Медленно, не слишком уверенно, но все-таки не идти. Пока постоянно прилагаешь усилия, забываешь о том, что надо смотреть по сторонам. От того-то и становится тяжелее. Настолько, что в какой-то момент вспоминаешь, а голову повернуть не можешь.
   Разумеется, я не сдал свои экзамены. Их перенесли на осень, и это было не очень приятно. Пусть сентябрь во Фриско выглядит точно так же август или июнь, но всё же странно осознавать: то, что происходит сейчас - последняя возможность зацепиться. Я не переживу, если меня попрут из университета. Что тогда-то? Вернуться в Сакраменто? Вернуться в родительский дом? К отцу, который брезгливо посмотрит на меня, даже не взглянет в глаза, и сообщит, что так и знал. Что он давно поставил на мне крест. Моё отчисление - лишь вопрос времени.

   Лишь мысли об этом злят меня настолько, что я взлетаю по лестнице, открываю ключом входную дверь, а затем с грохотом захлопываю её позади себя. Я чертовски устал. В свободное время я работаю, в свободное время от работы - учусь дома, что-то читаю, конспектирую, а утром встаю чуть свет и еду на занятия. Последний рывок. Осталось совсем чуть-чуть, но ощущаю я себя птицей в клетке. Когда можно будет уже сделать глубокий вдох, во все легкие?
   Бросаю сумку прямо на пороге и иду в кухню. Мне так отвратительно на душе, что в какой-то момент я внимательно разглядываю потолок на предмет каких-нибудь балок или горизонтальных крепких труб. Нет, ничего такого. Со всех сторон облом...

   Прикуриваю и открываю окно, облокачиваясь на раму, разглядываю тлеющий кончик своей сигареты. Как загипнотизированный смотрю на алое пятно, пока она не гаснет. Черт... Надо, наверное, поспать. Но завтра еще какой-то там затем. Даже не помню, где именно... Надо посмотреть. Уже собираюсь отойти от окна, как вспоминаю про сигарету в руке. Так, надо успокоиться и перестать суетиться.
   Наконец закуриваю и разглядываю окна напротив. На всех без исключения шторы, створки или жалюзи. Что не удивительно, учитывая наш район и то, насколько близко стоят наши дома. Если не хочешь быть у всех на виду - прикройся. Даже у меня на окнах жалюзи, хотя, по правде говоря, мне плевать. Просто они тут уже были, когда я въехал.
   Шторы срываются с окон так стремительно, что я моментально поворачиваю голову и вижу тебя. Удивленно вскидываю бровь: ты должна быть очень сильной, если смогла вот так вот их сорвать. Или очень злой... Носишь по комнате туда-сюда, даже не носишься, мечешься, как тигрица в клетке. А я постепенно забываю про сигарету, и начинаю наблюдать за тобой всё внимательнее. Как причудливо свет изменяет картинку... Ты как будто танцуешь, такая изящная и тоненькая. Мне не разглядеть лицо, но мне бы очень хотелось прочитать выражение в губах и бровях, даже в глазах. Наблюдаю за тем, как ты бросаешься вещи, так легко, без тени сомнения, будто тебе не жаль и они ничего не стоят. Ваза, рамка с фотографией, часы, еще какие-то мелочи... Не понимаю, почему не могу отвести от тебя взгляд. Сиреневая рубашка, такая тонкая, что можно разглядеть стройную фигуру под ней, и даже темное белье. Но мне, по правде говоря, не хочет приглядывать к этому. Гораздо интереснее движения, то, как ты остановилась и оглядываешься, будто бы только пришла в себя. Что с тобой случилось? Кто разозлил тебя настолько сильно?
   А потом ты поднимаешь голову, и наши глаза встречаются. Как удар током, и мне вдруг становится очень неловко. Да, я за тобой подглядывал, но ты же сама сбросила шторы... Отвожу взгляд в сторону, смотрю на сигарету, на посеревшую от пыли оконную раму, кусаю губы и всё равно чувствую на себе обжигающий взгляд. Поднимаю глаза. Ты смотришь на меня так, будто я совершил преступление. Хочется шептать "прости" одними губами, но разве станет тебе от этого легче? Я опускаю голову и делаю шаг назад. Не вини меня, ладно? Не злись еще сильнее...

если что не так - пиши.

+1

4

Утопия.
Убей меня.
Прошу, пока не поздно, убей меня.

Окно открывается и крик разносится по всей округе, женские вопли бью по стеклам, проникают в квартиры сквозь распахнутые окна, щели в рамах, раскрытые шторы. В ответ - молчат. Люди слышат этот громкий вопль ярости, но молчат, прячутся поглубже в свои уютные мирки, ища там защиту и спокойствие. Они не хотят, чтоб этот жуткий крик незнакомки испортил им жизнь... а ты, парень напротив, ты хочешь, чтобы он изменили твою жизнь? Не хочется ли тебе скрыться? Забыть картину, что посмотрел. Подсмотрел.
Низко. Подло.
И безумица замолкает - метко кидает что-то в лампу, та разбивается и комната погружается в темноту. С темнотой приходит и молчание. С последним оглушающим звоном рассыпавшихся по полу осколков, тишина накидывает на плечи плед, подает сигаретку с зажигалкой, раскуривает. Она убаюкивает расшатавшиеся нервы, тихо, навзрыд, прикасаясь губами к уху: - одиночество еще никого не убивало. Ты же сама знаешь, что это далеко не конец, это только начало. А беспокойные звонки - это уже давно пройденный тобою этап.
Софи высовывается из окна, жадно курит и слушает. Она знает, что хочет сказать ей спутник этого вечера, он хочет попросить ее выкинуть надоевшее старое из себя и начать все сначала. Ведь, начинать все заново проще, чем латать то, что уже зашито в двадцати местах. Француженка знает об этом. И она никогда не зашивает то, что дало трещину, наоборот - разрывает лишь сильнее, рвет в клочья. Уничтожает и смеется, хохочет, чтоб никто не додумался спросить: "неужели и, правда, все настолько плохо?"
Сигарета летит вниз подбитой ракетой. Упадет на асфальт, дотлеет и исчезнет. Так и каждый человек когда-нибудь - дотлеет и забудется. Но ее страшит забвение...
Бриоль вдыхает городской шумный дух в себя, кидает последний взгляд в окно соглядатая, будто улыбаясь ему, будто изменив свое решение - благодарит, что ее сцена не осталась незамеченной, и исчезает в глубине квартиры. Скользит тенью меж осколков и растрощенной мебели, не наступая ни на что и не задевая ничего, обессиленно падает на мягкую кровать и тут же засыпает. Завтра новый день и в нем - успокоение.
Останься и спаси меня.
Напоминаю, что эту возможность немного узнать обо мне
Я кроме тебя никому никогда не отдам.

Утро приходит неожиданно быстро, первые лучи солнца, проникшие в комнату, приносят пробуждение. Голова гудит, тело ноет, а вокруг - разруха. Девушка садится на край кровати, осматривает все и тяжело вздыхает. Она не хочет возвращаться к ночным мыслям, а значит нужно скрыть следы преступления. Следы ее злодеяний перед собой и тем, парнем из окна.
Так Софи и сделала - повыкидывала все, что стало мусором, а заодно и свои плохие мысли. Когда же закончила, села на пол, закурила, а взгляд скользнул по окнам напротив, там она заметила какое-то движение. Ее ночной соглядатай? Присмотрелась, будто выискивая, пытаясь рассмотреть и удивилась, что в столь ранее время у него забыла девушка. При чем было видно - она у него не ночевала, она пришла к нему с самого воскресного утра. Бриоль приподнялась, раскрыла окно и села на подоконник, свесив ноги на улицу. Теперь спектакль разыгрывался в окне напротив, а ей была отведена роль соглядатая и... девушке хотелось узнать что там. "Откровенность на откровенность, согласен?"

+1

5

The Kinks - A Well Respected Man

   Я просыпаюсь не от будильника, и это странно... С трудом продираю глаза и первым делом смотрю на часы. ну конечно, я проспал. И будильник выключен, хотя я определенно точно включал его вчера перед сном. Просто, если ты студент, то в какой-то момент у тебя развивается уникальный навык: ты можешь выключить будильник, при этом даже не приходя в сознание. Этот навык постепенно развивается у всех студентов, которые спят меньше четырех часов в сутки. Я привык считать, что это - естественная защита организма. Мол, он таким образом пытается отхватить хотя бы драгоценные полчаса лишнего, такого необходимого сна.
   Оглядываюсь по сторонам, словно немощный котенок, и не сразу понимаю, что звонит телефон. Нахожу трубку, подношу к глазам и щурюсь. Блин, Зоуи. Кажется, у нас были какие-то планы на сегодня... Она - примерная девочка, настоящий жаворонок, который влетает в твою квартиру, одевает, как маленького, а затем тащит покорять этот чертов мир. С ней он становится на пару градусов более сумасшедшим. Обычно это мне нравится, но не сегодня. Сегодня я хочу спать, поэтому нажимаю на кнопку вызова, и даже не пытаюсь притворятся больным. Спросонья голос и так звучит, как из трубы. - Привет, Зоуи... слушай, я... что ты уже? Около дома? А, ладно, хорошо. Нет, конечно, я не сплю, иду открывать, - жму на отбой и утыкаюсь мордой в подушку. Блять. Какое отвратительное утро. И станет еще отвратительнее, я прямо уверен в этом. Лежу и жопой чую: я что-то забыл. А что - в упор не помню.

   С трудом поднимаюсь с кровати, набрасываю на неё разноцветное покрывало, и едва успеваю натянуть штаны, как раздается звонок в дверь. Иду открывать.
   Она врывается в квартиру, словно маленький ураганчик. С ходу сбивает стойку для зонтов, а я ловлю её привычным жестом. Она всегда её сбивает. Первое время она падала и ужасно грохотала, но теперь я наловчился, и успеваю поймать. Отстойная стойка, кстати говоря, но хозяин не разрешает её выкинуть. И передвинуть не разрешает. Вообще этот хозяин гандон, каких мало.
   Девчонка смотрит на меня очень внимательно и кривит губы. Да, я тебе соврал, да, я спал, но сейчас девять часов долбанного утра воскресенья. Не все такие сумасшедшие, как ты. Но всё это - в моей голове. На деле я пытаюсь как можно скорее ретироваться и направляюсь на кухню, чтобы сварить кофе.
   А она тем временем успевает обойти все комнаты так, будто она здесь хозяйка. Когда всё это только начиналось, и она была такая милая, веселая, я подумывал о том, чтобы дать ей дубликат ключей. Как хорошо, что не дал. - Тайлер, ты даже не начинал проект, да? - смотрит на меня так строго, а я чувствую себя идиотом. Какой еще проект? - Эм-м-м, Зоуи, ну я даже... - Ты забыл! - она перебивает меня, и я уже готов спрятаться под стол. Разливаю кофе в кружки, а затем наливаю ей молока, 1/3, прямо как она любит. Но ей плевать на кофе. - Господи Боже, как можно быть таким безответственным? Если бы я знала, я бы не бралась делать этот проект вместе с тобой! Осталось два дня, я свою часть уже выполнила, а ты... - а я гавно, да, милая. Она начинает возмущенно размахивать руками, очень эмоциональная девочка, а я по привычке направляюсь к окну, чтобы сдвинуть жалюзи. Потому что мы будем ссориться. Жопой чую. Она у меня вообще очень чувствительный орган. Уже тянусь рукой к веревочке, но замечаю тебя. Ты сидишь на подоконнике и наблюдаешь за нами, переводишь взгляд с меня на мою подружку и обратно. Неожиданно для самого себя, я ухмыляюсь, и отхожу окна, не сдвигая жалюзи. Ну что же... Откровенность, за откровенность.
   - А концерт? Ты про него, надеюсь, не забыл? Достал билеты? - вот черт, я забыл про концерт. Не отвечаю, но виновато опускаю глаза в пол. - Забыл! Да как же ты... Но ты обещал! Я так хотела пойти на этот концерт, я бы сама достала билеты, но ты сказал, что сам сделаешь! - подношу кружку к губам и делаю глоток. БАМС! Её кружка с грохотом ударяется о каменную стену. Я передергиваю плечами и меланхолично наблюдаю за тем, как темно-коричневые капельки стекают вниз по стене. Её бесит, когда я никак на неё не реагирую. Я знаю. Но что мне остается? Вмазать ей и вытолкнуть на порог?
   БАМС! Она открыла шкаф и швыряет тарелку о пол, она очень обижена и расстроена. - Прекрати! - но она не слушает, подлетает ко мне и толкает в грудь. Лишь для приличия делаю шаг назад, хотя, на самом деле, ничего не почувствовал. Она маленькая и слабая. И насмотрелась фильмов, потому что швырять посуду - совсем не похоже на неё. Она - хорошая девочка. Отличница, дочка ректора, и это объясняет его лютую ненависть ко мне. А всё, что происходит между нами... Дать стереотипам и правилам жизни, когда хорошая девочка влюбляется в плохого мальчика. Я не могу сказать, что я прямо очень плохой. Просто, не очень хороший. И безответственный. И опаздываю. И пью, и курю, и еле завязал с наркотиками. Ей нравится думать, что я становлюсь лучше из-за неё, хотя, на самом деле, ничего подобного. Она даже не знает, сколько стоит эта тарелка. Дурочка моя... - Я сказал, прекрати. Тарелка стоит денег, - говорю я устало, ни за что не буду на неё орать. - Вот что тебя интересует! Стоимость тарелки! Только о деньгах и думаешь! - она так не думает. Просто злится и ей нужно сказать хоть что-то. Нужно поссориться. Ненавижу ссориться. - Ты абсолютно безответственный... и... и... - и в мой адрес льется поток ругани, обзывательств, она в красках описывает, какой я плохой, и как ей со мной плохо. Она уже кричит, а я пью кофе. Её это, видимо, ужасно бесит, так что она берет мою кружку и кидает её в холодильник. Кто будет отмывать всё это? Моё терпение лопается, словно струна на гитаре. Я даже могу слышать её звон в ушах. - Тогда что же ты здесь делаешь? Какого черта обсираешься мою квартиру, если я такой плохой? Ну проваливай, что же ты! - или это звенит от моего крика. Не понятно. А она начинает рыдать. Фу, ненавижу, когда бабы рыдают. Мне сразу хочется извиняться. Но осколки посуды по всей квартиры, разводы от кофе, лужа на полу. Нет, это чересчур, серьезно. Кем она себя возомнила? Хватаю девицу за локоть и волоку к двери, опрокидываю стойку для зонтов и матерюсь. Вытаскиваю Зоуи за дверь, с шумом захлопываю дверь, но продолжаю материться. Хватаю стойку с одним единственным зонтом, подлетаю к окну, открываю, а затем выкидываю бесполезную вещи прямо под окна, на газон. Заебало...
   Я злой и всклокоченный, а ты сидишь и всё так же внимательно смотришь, словно какое-то кино. Я поджимаю губы, а затем делаю театральный поклон. Надеюсь, тебе было весело. С грохотом захлопываю окно, а следом тяну за веревку и стягиваю жалюзи так, чтобы ничего не было видно.

   А через час, когда эмоции отступают, подхожу к окну и снова тяну за веревку, возвращаю всё. Так, как было. Это не конец.

+1

6

Девочка-птица залетела в твое окно, почему ты так груб с нею? Она, несчастная, посчитала, что твой дом - это лучшее пристанище. Место, где так легко скрыться от бури. Но она ошиблась. Ты - главный птицелов - уже приготовил для нее клеть. Твои руки знают свое дело, потому еще немного свободы и тонкие невесомые крылья будут безжалостно сломлены.
Достав сигареты, раскуриваю одну, глядя только на вас. Дым проникает в квартиру, застилает пеленой вас от меня, щиплет глаза. Но убрать сигарету сейчас равносильно отступить в тень и забыть, что я видела тот миг, когда ты закрыл клеть своего дома, оставив для меня лазейку. Я благодарный зритель - увиденное останется только со мной. Возможно, отголоски сегодняшнего действа станут картиной на полотне или останутся лишь зарисовкой в карандаше на тонком пергаменте блокнота.
Ты приручаешь ее не торопясь, разрешаешь выбрать наиболее подходящее место для ночлега. Поешь и кормишь с собственных рук, показывая, что опасности нет, но на твоем поясе всегда висит маленький молоточек. Птица на знает для чего он тебе. Ты - никогда не рассказывал птицам, для чего он тебе.
И вот - она уже доверяет, надеется, строит какие планы, а ты цепко хватаешь ее за крыло и бьешь молоточком ровно в центр - кости хрустят, ломаются и она в отчаянье бьет крыльями. Вот только каждый взмах - боль. Вот только она не сможет больше летать. А ты не останавливаешь игру.
Я забываю курить еще на середине. Ветер докуривает папироску за меня, обжигает мои пальцы тлеющий огонек. Забывшись в немой постановке, не помню о дьяволе, что теплился меж пальцев - разжимаю их и окурок летит вниз.
Кто-то замечает мою фигурку, высунувшуюся из окна, начинает кричать, чтоб не прыгала, что мне еще рано умирать. Я отмахиваюсь от них. Прыгать? Что за вздор?! Я сейчас слишком увлечена вами, чтобы рисковать не досмотреть это до конца. Слишком...
А птица в ярости - бьет раненными крыльями, разбрасывая посуду по твоему жилищу. Разбивает о стену чашку - чернота кофе схожа с чернотой твоих мыслей, белизна осколков - отголосок белизны ее стремлений к побегу. Она прикипела к тебе, птицелов. Потому пока не верит, что ты желаешь зла. Потому привлекает внимание и просит о помощи - она не умеет иначе. Не умеет и не хочет. А ты - безжалостен и безразличен. Ты - придумал эту ссору, эту клетку, эту нелепицу. Не обманывай меня, не обманывай ее. Будь честен хотя бы с собой.
Пташка разбивает тарелки, все усыпано осколками. Твоя обитель похожа на мою. В ней так же - наступает разруха.
На улице людей собирается еще больше. Они не видят вас, но с интересом наблюдают за мной. Камера за другой камерой. Они считают себя последней инстанцией. Я не отвожу взгляда от вас, они - от меня. Вот только я молчу, разрешая вам быть честными, а вот они - кричат. Вруны... ни одного из той толпы не волнует моя жизнь. Не волнует так, как меня - ваша ссора.
Следующей в последний полет отправляется твоя кружка - разбивается о холодильник. И тут ты не выдерживаешь. Разжимаешь ее крылья, открываешь дверь, освобождая ей путь на волю. Вот только этот чертов стокгольмский синдром, который заставляет ее замереть в непонимании. Но птицелов на пределе - ему больше не нужны птицы, а потому - ты выталкиваешь ее прочь.
Только сейчас замечаешь меня... нет, не правда. Ты всегда знал, что я здесь, не так ли?
В собравшуюся толпу летит подставка для зонтов. Они отвлекаются на тебя, а я - исчезаю в темном проеме окна. - Спасибо. Шепчу и направляюсь вглубь квартиры искать красную помаду.
В твоих окнах больше ничего не видно - жалюзи опущены. Но, я знаю, ты еще посмотришь в мои распахнутые окна. Потому пишу огромными буквами на стекле: - Может, чаю? - Нет, я не издеваюсь. После того, как я заканчиваю надпись - набираю сообщение в фейсбуке сестре, прошу купить две стеклянные кружки - одну курьер принесет тебе, вторую же - мне.
Я проснулась слишком рано, потому - мне хочется лечь немного отдохнуть. Падаю на кровать, еще под впечатлением от увиденной баталии. Закрываю глаза, и проваливаюсь в глубокий сон...
мне снятся чайки. Они очень громко кричат.

Нет, оказывается, это не чайки. Всего лишь - звонят в дверь. Курьер вручает мне кружку и спрашивает, куда доставить вторую, я объясняю дорогу и  иду ставить чайник. Сегодня вечер примирения. Согласен?
Я предлагаю тебе не дружбу, нечто большее. Я предлагаю тебе себя в качестве... в качестве той, которая будет знать все твои секреты и делится своими.
В моих руках чашка чаю, от нее поднимается белый полупрозрачный дымок. Грею пальцы и вновь сижу на подоконнике, смотрю в твое окно. Жалюзи подняты, но тебя пока не вижу. В квартире несколько минут царствует темнота. А после загорелся свет и ты бредешь к двери. Я улыбаюсь, замечая того самого курьера.
Так, может, чаю?

+1

7

Телефон звонит не переставая. Откуда у неё столько терпения? Не могу отвести взгляда от ненавистного экрана, от телефона, который вибрирует и едет по тумбочке, и прямо по середине крупными буквами "Зоуи". Затем звонок в дверь. Сильнее стискиваю зубы и закрываю глаза, не проваливаюсь в сон, к моему огромному сожалению, просто лежу и думаю. Оно и к лучшему. Давно нужно было расстаться. Ей ничего со мной не светит, пусть лишний раз не злит папочку. И я не буду нервничать и вставать в такую несусветную рань. Всем сплошная польза. В дверь перестают звонить, телефон больше не вибрирует. Переворачиваюсь на бок и засыпаю.

   Телефон снова вибрирует. Открываю глаза. Сколько я спал? Протягиваю руку к тумбочке и на ощупь нахожу сотовый. Еле продираю глаза. Всего час спал. Почему нельзя оставить меня в покое? Пишет, что ненавидит меня. И в таком духе еще штук пять смс. Кладу телефон обратно на тумбу и поднимаюсь с кровати, почему-то проснулся. Не собираюсь ей ничего отвечать. Что я вообще могу? Все ответы будут враньем или чем-то, за что она "возненавидит" меня еще сильнее. Что она вообще знает о ненависти?
   Прохожу на кухню и с грустью окидываю взглядом разруху. Собираю осколки, умудряюсь не порезаться, затем бросаю тряпку на пол и оставляю впитывать остывший кофе. Не очень хочу заниматься уборкой. Подхожу к окну и закуриваю, разглядываю прохожих, подставку для зонтов на газоне, затем поднимаю глаза на окна напротив. Читаю:  "Может, чаю?" и хмурюсь, не могу понять, к чему это. Но наверняка мне. Она видела, как я смотрел на неё вчера. Я видел, как она наблюдала за мной сегодня утром. Задумчиво разглядываю ровные красные буквы на стекле, потом скольжу взглядом по другим окнам. Тебя нет. Где ты? Невольно оглядываю на свою дверь: уж не с чаем ли ты пошла ко мне? Надеюсь, что нет. Я не в настроении разговаривать. Не в настроении общаться. Отхожу от окна и занимаюсь уборкой, ползаю по полу, собирая в тряпку каждую капельку. Я тщателен, как никогда. В комнате стоит удушливый запах кофе, сигаретного дыма, а еще пахнет цветочными духами Зоуи. Вся эта смесь меня ужасно раздражает. Прямо как капли на кафеле. Кажется, что сейчас я их все сотру, и полегчает, всё забудется, станет нормально, как было вчера.

   Звонок в дверь. Поднимаюсь на ноги, внимательно оглядывая фронт работ. Нормально. Чисто. Никакого погрома. Плетусь ко входной двери, готовый послать незваных гостей к чертям собачьим. Но это курьер. Чуть не послал и его, мол, мне ничего не нужно, но он вручает мне кружку и уходит, говорит, что заказ оплачен. Курьер уходит, а я всё стою в прихожей, разглядываю кружку, будто впервые вижу этот предмет посуды. Иду на кухню, ставлю чайник, а когда поворачиваюсь к окну, там сидишь ты, с точно такой же кружкой в руках. Так вот, про какой чай ты написала. Иду обратно в спальную комнату, набираю несколько цифр, звоню. Пока разговариваю, стою окна и не спускаю с тебя взгляда. Ты можешь видеть каждое моё движение, но ты меня не слышишь, пусть тебе будет любопытно.
   Наливаю в чашку воду, кидаю чайный пакетик, а затем кружкой касаюсь оконного стекла. Вот мы и пьем чай. Ничего страннее со мной в жизни не происходило.
   А потом ты оглядываешься, потому что кто-то звонит в дверь. Я широко улыбаюсь, и делаю рукой жест, означающий, что тебе надо поторопиться. Разносчик пиццы. Хочу есть, но не в одиночестве. Завтрак. А еще у меня заготовлена бумажка с надписью: "Не знал, какую ты любишь, поэтому такая". Надеюсь, что я угадал, и она ни какая-нибудь вегетарианка. Я договорился с доставкой, они не берут с тебя денег, а когда разносчик приходит ко мне, отдаю ему деньги сразу за две пиццы. Вот так я буду завтракать с девушкой, имени которой даже не знаю, пока остальной мир, реальный и такой терпко-неприятный, останется за пределами наших квартир. Все проблемы подождут.

+1

8

Привычка - худшее, что может случится между двумя людьми. Привычка автоматически отменяет чувства и накал страстей. Привычка доводит до цикличности жизнь, впуская в нее скуку. Вот только почему сейчас эти доводы для меня звучат, как оправдание? Почему я не чувствую скуки, а лишь огромнейшее желание вновь увидеть тебя?
Пару дней в твоих окнах темно, никакой жизни и никакого движения. Будто по твоей квартире прошлась Чума, и теперь в ней больше никогда никто не объявится. Впрочем, мне не нужен "кто-нибудь", мне нужен именно ты. А тебе, видимо, плевать. И это заставляет меня злиться. А еще не спать ночами. Понимаешь, я увлеклась. Впуская тебя в свое личное, забыла оставить что-то за ширмой.

Когда ты подходишь к окну с телефоном и что-то говоришь, я слежу за движением губ. Это выглядит весьма забавно - ты словно рыба, которую выбросили на берег. Она задыхается - ты говоришь. Она умирает, прекращая биться в конвульсиях, ты - замолкаешь, убирая телефон. А я улыбаюсь, глядя на человека-амфибию, который выжил.
Поддерживаешь меня, пьешь чай и, будто чего-то ждешь. Моего хода? Или... в дверь звонят. Впрочем, сначала мне кажется, что вновь орут чайки. Чуть не выпускаю из пальцев кружку, но ловко подхватываю ее, оставляю на подоконнике и нехотя ухожу открывать. Дождись меня, ладно?
Передо мной курьер, и он протягивает коробку с пиццей, на ней записка. Наверное, тебе было бы интересно посмотреть на его реакцию, когда я начала громко хохотать, и не позволила уйти сразу, спросив, есть ли у него заказ в дом напротив. Выхватив первый попавшийся лист, лежащий на столике в прихожей, быстро пишу ответную весточку: "Ты просто телепат - курица с ананасами, как раз, как я люблю. Приятного аппетита." Отдаю ее курьеру, прошу передать, даже не замечая, на чем написала, оказывается это приглашение на один из показов мод, который состоится через две недели. Пригласительный на двоих.

Это все сводит меня с ума! Когда ты не появился один день - я даже не заметила, сама порой пропадала на сутки. На второй мне стало чуточку грустно, будто любимую игру запретили и теперь приходится искать новую, но вот уже идет третий, а тебя все нет. Где ты?! Не оставляй меня, слышишь?!
Ни черта ты не слышишь! Пишу на стекле "надеюсь, тебя переехала машина" и выхожу в магазин за мартини.
Выхожу и тут понимаю, что на протяжении целых пары месяцев, которых я уже существую в этой квартирке, ни разу не встречала тебя вне дома-аквариума, будто мы с тобой в параллельных вселенных, которые по чистой случайности пересеклись в одной-единственной точке - наших окнах. Впрочем, это к лучшему. Ведь совершенно не представляю, что произойдет, если мы встретимся.
Покупаю в магазинчике бутылку мартини, фруктов, мороженного и тортик. Полная женщина-продавщица сморит сначала на меня, потом на продукты и как-то странно качает головой, будто не верит, что это все влезем в меня одну. Что до меня - объявляю день депрессии. И надеюсь, что под машину ты все же не попал.

Пицца и чай - все как в лучших домах Парижа, - улыбаюсь своим мыслям, сидя на подоконнике по-турецки, поглощаю еду. Оказывается, я уже пару дней ничего не ела, потому сейчас аппетит проснулся зверский. К сожалению, со мной бывает такое. Увлекаюсь событиями, забывая, зачем вообще нужна еда. Думаю, мне в очередной раз стоит сказать тебе спасибо.
Просыпается ноут - орет на всю квартиру скайп. Сообщения сыпятся одно за другим, будто кто-то очень зол. Оставляю тебя в одиночестве. Лизабет пишет, что фотосессия, о которой я благополучно забыла, переносится на два часа вперед, а это значит, что уже через полтора часа я должна быть на другом конце города. Забывая, что мои окна - твое TV, начинаю раздеваться по пути в душ. На сборы у меня всего пол часа и это слишком мало, чтобы я могла уделить внимание еще каким-то смущениям и раскрытым окнам. Хочешь - смотри.

Неделю назад купила огромный телевизор и повесила его так, что тебе тоже было видно все, что я смотрю. Сегодня мой выбор пал на романтическую драму "Реальная любовь". Мне грустно, черт возьми! Хотя, знаешь, наверное, лучше было поставить "Хатико", ведь, чувствую себя именно им.
Фильм только начинается, а я уже пью мартини и ем мороженное. Из окна белой струйкой подымается дым, создавая впечатление, будто что-то горит. Сижу в ворохе одеял и подушек под подоконником и, казалось бы, невольно жду тебя, хоть даже если ты и придешь - меня тебе не разглядеть, как и мне тебя.
Надпись со стекла я так и не стерла. Наверное, глупо, но хочу, чтоб ты знал, что я тебя ждала.

Из душа я выхожу в одном полотенце, которое, конечно же, на голове. И сразу же направляюсь к шкафу-купе, в котором кучей свалены все вещи. С трудом отыскиваю черное кружевное белье, легкую полупрозрачную темную тунику и джинсы. Вытираю волосы, после полотенце летит на пол - сушить волосы некогда. Хватаю первую попавшуюся сумку и сваливаю в нее все, что может пригодится. Ища телефон, вспоминаю, что новый я пока так и не купила, потому отыскиваю среди останков старого карточку, кидаю внутрь сумки и слегка хмурюсь. Кажется, я о чем-то позабыла. Точно! Только сейчас вспоминаю о тебе, потому кидаю мимолетный взгляд на твои окна. Вижу я там тебя или это лишь отражение города на стекле? Не знаю, и у меня слишком мало времени выяснять - уже через минуту я вылетаю из подъезда в поисках такси.

Отредактировано Sophie Briol (2014-04-27 03:21:14)

+1

9

Мне кажется, я начинаю привыкать к тебе. Да, именно привычка. Когда твои окна становятся неотъемлемой частью моей жизни. Я никогда не смотрел телевизор, но слышал, что люди бывают зависимы от этой коробки с картинками, могут часами на пролет пялится, и так каждый день. Порой они даже не смотрят его, но он включен, как вечное звуковое сопровождение. Никогда не смотрел телевизор. Однако теперь я понимаю людей с такой зависимостью. Прихожу домой, разуваюсь, кладу сумку на тумбочку, иду на кухню, и первое, куда смотрю - твои окна. Подсознательно ищу твое лицо, вытягиваю шею, подхожу ближе и сам себе киваю, когда вижу тебе. Всё в порядке, ты всё еще тут. Жива-здорова. Я не знаю твоего имени, однако, как бы это странно ни звучало, знаком с твоей душой, и она такая яркая, переливается цветами радуги и ищет приключений. За таких девушек стоит переживать. Вы притягиваете неприятности, словно магниты. И каждый день я ищу тебя в окнах напротив, и почему-то боюсь в один день не увидеть тебя.
   Наблюдать за тобой интересно. Ты раскрепощена даже тогда, когда чувствуешь на себе мой взгляд. Для тебя это ничего не значит, как и не значат расстояние между нашими окнами. Поправка... для нас не значат. Но всё же, я не достаточно раскрепощен для того, чтобы, скажем, ходить голым по дому, зная, что ты где-то там. А для тебя совсем не проблема, и я радуюсь этому, как гадкий эгоист. Ты знаешь, что я на тебя смотрю, да? Тебе нравится? Я думаю о том, что хочу поговорить с тобой. Хочу узнать получше. Всё же, для меня такие отношения - странно. Мне нравится иметь возможность прикоснуться, даже случайно. Ты как-то связана с модой, это всё, что я знаю о тебе. Мне не достаточно.

   Меня не было несколько дней. Мы ездили с друзьями кататься на лыжах. Веселое времяпровождение, я умудрился даже загореть, причем очень забавно. Всё лицо загорелое, а вокруг глаз, где были очки, светлые пятна. Как панда, только наоборот. Не поверишь, но я скучаю по тебе. Не круглые сутки, конечно же. Просто вспоминаю о тебе, когда выдается свободная минутка. Например, перед сном. Ничего пошлого, не думаю. Просто лежу и пытаюсь угадать, чем же ты занимаешься. Сидишь перед ноутбуком, сжимая кружку и грея ладони? Или готовишь, но так неловко, что в какой-то момент машешь рукой и засовываешь в рот палец, потому что порезалась? Вспоминаешь меня? Смотришь в мои темные окна?
   Я еду домой и понимаю, что с меня довольно. Я сегодня же наконец пересеку эту чертову улицу, поднимусь по лестнице, попытаюсь угадать, какой у тебя номер квартиры и узнаю, как же тебя зовут. Взлетаю по лестнице, пока еще по своей, открываю ключом двери, притоптывая от нетерпения, когда открываю дверь, швыряю сумку не глядя, и прямо в куртке и ботинках иду на кухню. Это смешно, наверное. Так страстные мужья спешат домой после долгой разлуки, потому что хотят поскорее обнять и поцеловать дорогую жену. У меня нет жены. У меня только твои окна. Прохожу на кухню и замираю, мрачнею глаза, улыбка тухнет. "Надеюсь, тебя переехала машина". Хмурюсь, и пробегаюсь взглядом по окнам. Вижу тебя, ты в спешке одеваешься и куда-то уходишь. Лишь напоследок бросаешь растерянный взгляд на меня, но он такой мимолетный, ты как будто даже не сфокусировала на мне взгляд. Злюсь и провожаю тебя взглядом по улице, ты ловишь такси, но глаза на окна не поднимаешь. Дура... Почему-то злюсь.

   Проходит час, два, три, а тебя нет. Теперь уже я чувствую себя Хатико. Брожу по квартире, пытаясь придумать, чем бы написать на окнах. Надо, наверное, тоже купить помаду. Или нет? Потом каждый раз мыть окна, что ли? В итоге вырываю лист из альбома, черным фломастером вывожу на нем буквы: "Выкуси" и приклеиваю к окну так, чтобы ты могла прочитать. Не выключаю свет на кухне, чтобы, если ты придешь ночью, всё равно могла прочитать. Иду спать. Ну, я думаю, что иду спать, а на самом деле ворочаюсь, злюсь и курю прямо в кровати. Пару раз встаю и выглядываю к окно. Ничего не меняется.
   Не меняется ничего и утром. Я переживаю. Где ты? Что стряслось? Может ночуешь у кого-то? Почему от этой мысли кровь вскипает в жилах? Я не видел у тебя дома никого. Не нужно так, зачем тебе оставаться на ночь у какого-то левого мужика? Ты же должна быть выше этого! Хватаю телефон, сам не зная, что именно делаю. Набираю знакомый номер, слушаю гудки, а затем очень удивленное, наигранно сердитое "Да, Тайлер". - Привет, нам нужно поговорить. Извини меня, ладно? Зоуи, просто приходи... Она соглашается. Славно.

   Она приходит, а я нарочно не смотрю в сторону твоих окон. Мне плевать, ясно? Можешь шляться где угодно, да пожалуйста. Мне-то что? Звонок в дверь, иду открывать. Зоуи красивая, на щеках румянец. Говорит, сломался лифт. Не слушаю, тяну за руку и притягиваю к себе, руки скользят по тонкой талии, и я зарываюсь носом в светлые волосы. Пахнут яблоком... А как пахнут твои? Я когда-нибудь узнаю? Утягиваю девушку за собой, целую, придерживая подбородок, потому что сначала она пытается вырваться. Я настойчив. Она сдается. Целую её губы, шею, кусаю, стягиваю с неё одежду, прижимаю к стене и еле заметно улыбаюсь. Она такая удивленная и растерянная, кажется, чуть-чуть возмущенная. Думает, что мне просто хочется трахаться. Пусть думает что угодно... Просто не даю ей сопротивляться, не даю оттолкнуть себя. Мои руки везде, и она становится податливее, слышу учащенное дыхание и отчаянно бьющееся сердечко. - Может сдвинешь жалюзи? Что? Перестаю мучить её и кидаю взгляд на окна. На твои окна. В них горит свет. - Нет, там нет никого. Не смотри туда, - но теперь нарочно не веду её в спальню, на кровать. Там ничего не видно. Смотри. Смотри. Видишь? Мне плевать. Можешь шляться, где тебе хочется. Может тебя тоже переедет машина...

+1

10

Ты была одна в доме тишина
Не работал даже телефон
...
Я пришел один я пришел с войны
Я лишился сил и загнал коня
Поцелуй меня и обними
И не гадай о том кто я

Ты псих! Конченный псих, который заставил меня ревновать! Неужели, я действительно настолько сильно увлеклась тобой, что просто не могу видеть, как прикасаешься к той, своей, но уже ставшей тебе чужой?! Ты хотел, чтобы я это увидела, не так ли? Ты хотел и я увидела.
Фотосессия закончилась раньше намеченного, потому я вернулась домой поздним вечером, и, знаешь, как ненормальная кинулась к твоим окнам. От чего-то думала о тебе весь вечер. Ты стал моей больной навязчивой идеей. Не могу сказать, что я хотела тебя заполучить в качестве любовника, или, что было бы куда страньше, любимого, но я хотела большего, чем имела сейчас. Мне захотелось приблизится к тебе на расстояние вдоха, сказать глупое банальное "привет" и, наконец-то увидеть какие твои глаза имеют цвет. Теперь то я понимаю о каких романтических глупостях я думала! И, знаешь, я не оставлю это так. Отомщу, ведь мне действительно было очень неприятно. Даже больше! Мне было больно смотреть на то, как ты целовал ее, как твои руки властно и решительно блуждали по ее телу, показывая мне, что ты досконально ее изучил. Крича мне своими действиями о том, что творится между нами - а именно ничего важного.
Зависть... ты даже представить не можешь, как я завидовала ей! Ведь сейчас ты с ее телом делаешь то, что должен был делать с моим, если бы рискнул. Если хотя бы сделал один единственный шаг к моей двери.
Вот она я - бери. Но ты лишь дразнишься. А я кусаю губы до крови от злости и желания и мысленно проклинаю тебя, забывая, что ты и на миг не становился моим прежде.

Ты заметил меня? Выключаю свет, но от окна не отхожу. С маниакальным интересом смотрю за твоими манипуляциями. Злюсь и возбуждаюсь одновременно. Подонок! Я же хочу тебя, разве ты не понял этого еще? А ты - хочешь ее. Или все же меня, а это представление - показательное наказание за что-то? В чем же я провинилась перед тобой?! Я так думаю потому, что ты не уводишь ее в спальню, где мог скрыть от меня все, что угодно, а делаешь все у окна.
Ты раздеваешь ее и я соглашаюсь, что твой выбор удачен. Кто-кто, а в женщинах я разбираюсь не хуже, чем в мужчинах. Она - податлива, мягка и нежна. Совсем не я. И ты хочешь ее так, как взял бы меня. Ощущаю это почти физически - в ней всей я замечаю некое удивление. Ты сегодня слишком груб, и это я люблю грубости, а не она. Потому на моих устал против воли возникает улыбка. - Трахни ее. - Шепчу, понимая, что теряю голову.
Я. Хочу. Тебя. - а это главная и единственная причина, почему я смотрю. Это то, из-за чего, накажу тебя за этот цирк. И, будь я более нормальной - занавесила после этой ночи свое окно. И, будь я более бешеной - прибежала бы со скандалом, мешая вам насладится друг другом. Но я другой человек, а потому я замираю у окна и смотрю на то, как ты ее трахаешь. Смотрю и ненавижу тебя за это. И ненавижу за это ее. Но не могу отвести взгляда. Покажи мне. Покажи. Облизываю губы и, наверное, впервые жалею, что у меня нет бинокля или телескопа.

Я выждала недолго - всего пару дней. Но и эти дни стали для меня пыткой, ведь я нарочно показательно не подходила к окну, не смотрела в него, и будто бы вообще забыла о твоем присутствии. А на третий день я вновь разукрасила свое окно надписью: "Сегодня у меня будет для тебя подарок. До вечера."
Надпись осталась, а меня не было до позднего вечера и когда вернулась, то впервые за все время нашего совместного житья, я была не одна. Ко мне вообще никто никогда не приходил. Очень редко заходили курьеры и раз в месяц - хозяин квартиры. На этом все и, кажется, ты слишком привык быть собственником. Что ж, пришла пора делится.

Горели лишь напольные большие светильники, создавая мягкий интимный уют. Вино и фрукты. Разговоры и звонкий смех. Я знала, что ты обязательно навестишь меня сегодня. Ты не сможешь удержаться от того, что я пообещала. Сегодня я приготовила изысканное блюдо, под названием "месть". Правда, оно еще недостаточно остыло, но и так достаточно вкусное. Мои искусанные губы еще не зажили, потому сегодня это блюдо для меня будет с привкусом крови. Моей собственной.
В моей игре - я кошка, вот только играю не с испуганным мышонком, а с тигром, привыкшим получать то, что хочет. Он делает первое движение сам - еще миг назад вальяжно расположившись в кресле, казался таки отстраненным, а уже сейчас - крепко обнимает меня за талию, свободной рукой убирает выбившуюся прядь и мягко, но настойчиво целует, удерживая лицо за подбородок. Я, будто не желая этого поцелуя, отстраняюсь, и кидаю мимолетный взгляд в сторону твоих окон. Он то ли не замечает этого, то ли наоборот - хочет поддержать мою игру. И его не останавливает мой невинный отказ, а лишь подзадоривает. Рука перемещается с подбородка к затылку, пальцы заплетаются в волосах и он грубо оттягивает за них мою голову назад, заставляя открыть шею. А после одаривает болезненным поцелуем-укусом тонкую кожу у, бьющейся жизнью, венки.
Завтра, я буду вся в отметинах его пальцев, губ и зубов. Завтра, ты возненавидишь. Вот только это будет завтра, а сейчас... я позволяю ему делать со мной то, чего мы оба с тобой хотели, что получит он.
Ты же наблюдаешь за нами, неправда ли?

+1

11

Её не понравилось, как я обращался с ней. Она была обижена, когда я не перезвонил на следующий день, а мне почему-то даже не стыдно. Я не бабник и не козел, я не привык менять девушек, как перчатки, и уж тем более не завожу себе нежных подружек только ради секса. Тут нужно быть очень аккуратным. Если девушки, которым изначально ничего от меня не нужно. Вот с такой можно переспать и разбежаться, никто не обидится и не расстроится. А есть девушки нежные, подобно бутонам необычного цветка. Ты проявляешь ласку и заботу, и бутон раскрывается только для тебя, он доверяет. Вот таких нельзя бросать, я же не совсем бессердечный, так? Однако, в тот вечер я совсем забыл об этом. Меня интересовала только ты, и ты оказалась права в своих мыслях. Теперь это была действительно птичка в моей клетке, совершенно ненужная, мне пришлось использовать её для того, чтобы насолить тебе. Получилось? На войне все средства хороши...
   Это очень странно. Наблюдать друг за другом - одно дело. Заниматься сексом с девушкой, когда знаешь, что другая смотрит - совсем другое. Если бы меня спросили месяц назад, я бы поржал и сказал, что в такой ситуации у меня просто не встанет. Но, поверить только, это даже возбуждает... У меня нет времени разглядывать тебя, твои окна, но я периодически бросаю взгляд и ловлю твой на нас. Идеально.

   Когда я остаюсь один, на душе у меня гадко. Проходит время, а лучше не становится. Не знаю из-за чего я грызу себя сильнее. От того, как гадко поступил с наивной девушкой? Едва ли. Ощущение пугающее. Как если бы я поссорился с любимой девушкой. Тот самый момент, когда вы наорали друг на друга, бросили трубки, и, как два упрямых барана, несколько дней специально не звоните друг другу. Потом, конечно, кто-то уступает, но до этого, все дни этой молчаливой паузы, на душе неспокойно и мерзко. Вот так было у меня. Много курю, при этом стою у окна, сложив локти на подоконник. Я много курю в принципе, но эти дни особенно. Не хочу признаваться в этом, но каждая сигарета - очередной предлог подойти к окну и взглянуть на тебя. Но тебя нет. Вижу твой силуэт, ты занята повседневными делами, и наблюдать за так же интересно, как в первый день. Ты наверняка кажешься себе эдакой Богиней хаоса, вспыльчивая и темпераментная, однако... однако даже у тебя есть свои ритуалы. Ты сама не замечаешь, но каждый день делаешь какие-то определенные вещи, одно за другим, изо дня в день. Придти домой, зайти в ванную, выйти, нажать чайник и подойти к столу, где у тебя лежит ноутбук, затем зеркало, шкаф, чашка чего-то, к сожалению, не могу разглядеть чего. Наблюдаю и улыбаюсь, нашептываю себе под нос твоё следующее действие, и да, ты делаешь в точности то, что я шепчу. Как будто командую тобой, но это, конечно же, не так. Просто я хорошо тебя знаю. Готов поспорить, ты знаешь, что я наблюдаю за тобой. Ты специально не подходишь к окну и не смотришь на меня. Что это? Ты мстишь мне? Наказываешь? Выходит, я сумел задеть тебя за живое? Тебе не всё равно. Как и мне. И мне теперь одиноко, когда ты меня игнорируешь.
   Когда на окне появляется надпись, а мрачнею лицом и душой. Тянусь к зажигалке, так спешу прикурить, что случайно обжигаю пальцы. - Твою мать... Остаток вечера проходит еще хуже, чем предыдущие дни. Я знаю, что никакого приятного сюрприза не будет. Задницей чувствую, что ты вынашивала план, а теперь просто хочешь отомстить. В какой-то момент психую, хватаю куртку с вешалки и ухожу прочь, вниз по лестнице, по тротуару вдоль газона, лишь бы подальше от дома, от твоих окон и тебя.

   Кого я пытаюсь обмануть? Меня хватает буквально на пару часов. Всё это время я брожу по парку, наворачиваю круги, глаза до дыр затирают маршрут между деревьев. Как будто тигр мечется в огромной клетке не по размеру. Всё так же продолжаю курить и смотрю на прохожих исподлобья, особенно на мужчин, что идут в сторону дома. Может этот накаченный блондин идет к тебе? А может вот этот, длинный и лохматый? Чем-то напоминает меня. Может он идет к тебе? Да бля... Идет дождь, но  я этого не замечаю. У меня нет зонта и нет капюшона на куртке.
   Я буквально взлетаю по лестнице, весь извелся и хочется убивать. Не могу больше этого выдерживать, мне необходимо знать, как именно ты решила мне отплатить. Замираю у окна и понимаю, что представление в самом разгаре. Не могу пошевелиться, ноги приросли к кафелю. Не могу отвести взгляд от твоей белоснежной коже, то, как он гладит тебя и ласкает... Это не возбуждает совершенно. Я словно отравлен, и ярость - та отрава, которой насквозь пропитана моя кровь. Наблюдаю за вами и думаю только о том, с каким наслаждением я бы сломал ему нос или руку, эти пальцы, что сжимают твой подбородок. В очередной раз терпение кончается слишком быстро. Хлопаю дверью, забываю закрыть за собой, слишком плевать. Холодные капли падают на лицо, за шиворот, они могли бы остудить мой пыл, смыть ярость, но ничего подобного.

  Звонок в дверь и каждая секунда ожидания, словно вечность. Наконец, открываешь дверь. Смотрю на тебя почерневшими от злости глазами. Ты не узнаешь их цвета, сегодня они совсем не такие, какие должны быть. На твоей шее красные следы, губы покраснели от поцелуев, волосы разметались по плечам, и широкая футболка оголяет острое плечо. Взгляд скользит по выступающей ключице, ниже, к вырезу, но я дергаю подбородком и приказываю себе не отвлекаться. Прохожу внутрь квартиры, мне плевать, если ты против. Не остановишь. Перемещаюсь уверенно, как у себя дома, я ведь знаю в этой квартире каждый угол. Нахожу мудака в кресле, он выглядит возбужденным и удивленным одновременно. Бугор в районе ширинки меня добивает. Перед глазами пелена. Удар, еще один удар, руку пронзает боль, но я не обращаю внимания, хватаю твоего ухажера за шиворот и тащу к двери, продолжаю наносить удары. Я такой злой, что он толком не сопротивляется. Что-то дрыгается, но на каждое его движение приходится два моих удара. Тяжело дышу, даже боль в руке не помогает справиться с яростью. В какой-то момент мне хочется ударить даже тебя, но я пугаюсь такой своей мысли. Просто спускаю мудака с лестницы и оглядываюсь на тебя. Хочу разглядеть лицо получше, прежде чем уйти.

+1

12

Если бы можно было переиграть этот вечер - изменить хоть что-то, или выкинуть полностью из жизни, я бы не сделала этого. А знаешь почему? Все потому, что я сама хотела подобной реакции. Возможно, даже не столько отомстить твоему недавнему нахальству, сколько показать тебе и себе, что наши отношения вышли из под контроля. Это совершенно ненормально: не зная друг друга, настолько сильно хотеть быть вместе. Это совершенно глупо: быть так близко, и не переступать ту грань, что зависла между нами.
Мы слишком близки, и в то же время, слишком далеки друг от друга.

Он был слишком груб и нетерпелив, будто знал, что у него очень мало времени. Будто чувствовал твой полный злобы взгляд. Я же его ощущала, пропиталась им, а потому тоже торопилась. Получая очередную болезненную отметину невольно подумала, что ты был бы нежнее. Случись бы все иначе, ты был бы самым нежным любовником в мире, и я ответила бы тебе тем же, в первый раз. Но мой поступок перечеркнет наше так и не случившееся будущее. И я уже почти забылась, почти выкинула тебя из головы, как услышала звонок в дверь.
- Подожди, - отстраняюсь, облизывая губы в предчувствии чего-то грандиозного. Замираю у двери, я не смотрю в глазок, чувствую твою ярость, знаю - ты пришел за ним и не уйдешь. А будет нужно - выломаешь эту хлипкую дверь. Потому я мучаю тебя всего несколько секунд. Открываю двери и с насмешкой смотрю в твои глаза. Вот только насмешка испаряется уж очень быстро - ты зол как черт, и я не желаю тебя останавливать. Отступаю, пропуская тебя внутрь нашей квартиры. Почему кажется, будто ты сейчас его убьешь?
Странно, но не чувствую страха. Совершенно. Лишь упиваюсь твоей яростью, как энергетический вампир, отнимаю у вас обоих крупицы чувств.
Когда мой взгляд задерживается на его лице, полном непонимания, осознаю, что совершенно не знаю этого человека. Он кажется теперь таким беспомощным. Маска победителя испарилась слишком быстро, уступив место растерянности. Но, также, как и его, я не узнаю тебя.
Если один из моих демонов заблудившись, оказался в твоей голове, то, прости меня. И ты прощаешь своими кулаками по его лицу, когда-то красивому, а сейчас медленно, но уверенно, превращающемуся в мясо. Мне же, глядя на это хочется смеяться, но благоразумно сохраняю спокойствие и не подхожу близко. Все происходит слишком стремительно - после твоего прихода не прошло и пары минут, а уже уходишь, волоча его следом. "Хорошо, что ты не устраиваешь истерик. Вот так - молча, куда лучше. Искреннее. Ведь мы с тобой просто соседи..." - улыбка все же появляется на моих устах вновь. Теперь нет никаких сомнений в том, что чувства, вот такие вот больные на всю голову, терзают не только меня.
Вытаскиваешь его из квартиры словно провинившегося щенка и спускаешь с лестницы. Наверное, происходящее было очень шумным мероприятием, но я ничего не слышу - в моем мире так тихо, словно от всего отгорожена стеной. Когда ты поворачиваешься, чтобы проститься - преграда сдерживающая звуки ломается, ввергая меня в некое подобие ступора.
Мир остановился, когда мы встретились глазами. Это я знаю точно. Замер, а потом вновь атаковал со всех сторон собой. Во мне бушевала боль, страсть, страх, азарт и неописуемая нежность. Хотела, я, правда, хотела попросить тебя остаться. Унизится, но не отпускать тебя вот такого разгоряченного. И не смогла.
Не улыбалась - лицо, словно каменная маска, и прощалась взглядом. Я дала нам всего пару секунд, а после громко захлопнула дверь, обрывая кроткий миг, когда все еще могло стать чем-то большим.
Но нам не стоит пересекаться. Понимаешь?
и я не понимаю...

А потом я расплакалась. Ты пронесся по моему миру ураганом, разрушив все, что я хотела в этот вечер. Или наоборот - сделал именно то, что я хотела? Запуталась, потерялась, пропала в себе и твоих глазах.
Оставшись одной, почувствовала удовлетворение тобой и вселенское одиночество. Почему не разрешила остаться? Почему не разрушила границу? Почему, почему, почему?..
Помада предательски заканчивалась, потому написала всего одно слово: "мир?"
Не могу сказать, что именно этого мне хотелось в данный момент - помирится с тобой, возвращая все на круги своя. Уже не будет так как прежде, потому что я видела тебя с другой, потому что ты видел, как я преднамеренно показываю тех, с кем бываю. Потому что я не предложила остаться, а ты не сказал мне и слова. Наверное, даже короткое "где он?", даже едкое "мразь" или "шлюха", разбудили бы меня. Вот только ты молчал, словно тебя и не было. Только я улыбалась, показывая, что я ждала твоего прихода. И все это показало, что мы заболели друг другом.
и я не хочу лечится...

Stirb Nicht Vor Mir (Rammstein feat. Sharleen Spiteri)
Не знаю, вернулся ли ты домой или ушел куда-то, но мне так хотелось увидеть тебя. Почему-то испугалась, что возвращаясь, ты мог влипнуть в очередную неприятность и все из-за злости, которую я вызвала. Потому мне непременно нужно было связаться с тобой. Постояв несколько минут у окна, поняла, что нужен звук. Нужны слова. Только не мои.
Колонки перенесла на подоконник, нашла нужную песню и включила. Колонки были мощные, огромные, а потому звук музыки должен был долететь даже до твоей квартиры.
Город спал, а моя душа кричала и этот крик должен был услышать ты... и из-за этого пришлось разбудить пол дома.
Я ждала, когда ты выглянешь, ведь, ты не оставишь меня одну сейчас?
Я ждала тебя, а соседи вызывали полицию.
Я ждала тебя, а мир медленно осыпался на кусочки...

перевод песни

Не умирай раньше меня

Ночь раскрывает свое лоно -
Плод его – одиночество,
Оно холодно и неподвижно.
Я тихо плачу во времени.
Я не знаю, как тебя зовут,
Но я знаю, что ты есть.
Я знаю, что когда-нибудь
Кто-нибудь меня полюбит.

Он приходит ко мне каждую ночь,
Я не могу сказать ни слова.
Когда его руки обвивают мою шею,
Я закрываю глаза и исчезаю.

Я не знаю, кто он.
Он появляется в моих снах.
Его страсть – поцелуй,
И я не могу ему сопротивляться.

Я жду здесь
Не умирай раньше меня
Я жду здесь
Не умирай раньше меня

Я не знаю, кто ты,
Но знаю, что ты существуешь
Не умирай…
Иногда кажется, что любовь далеко
Я жду здесь
Я не могу перестать думать о твоей любви

Я жду здесь

Дома занесены снегом,
А в окнах теплятся свечи.
Там сейчас они лежат вдвоем,
А я -
Я жду только тебя.

Я жду здесь
Не умирай раньше меня
Я жду здесь
Не умирай раньше меня

Я не знаю, кто ты,
Но знаю, что ты существуешь
Не умирай…
Иногда кажется, что любовь далеко
Я жду здесь
Я не могу перестать думать о твоей любви

Не умирай раньше меня

Отредактировано Sophie Briol (2014-05-08 18:22:05)

+1

13

Смотрю в твои серо-голубые глаза, и вот он, тот самый омут, который помогает успокоиться. То, как ты смотришь на меня - желанное противоядие, которое выводит ярость из моей крови. Между нами метр, но, на самом деле, расстояние всё такое же огромное, как если бы мы были около своих окон. Внутри меня всё раскалывается на части, крошится, умирает, продолжает шевелиться чисто рефлекторно, а затем снова умирает, в еще более сильных муках, чем прежде. Я не молюсь, я не верю в Бога, но сейчас какая-то часть моей души отчаянно просит, умоляет о том, чтобы мы перестали быть такими идиотами. Хочу сделать шаг, хочу чтобы ты сделала шаг, прижать к своей груди и почувствовать, что всё наконец на своих местах, получить долгожданное успокоение.
Ты закрываешь дверь. Я разворачиваюсь и иду вниз по лестнице.
 
   Не подхожу к окнам, не могу сомкнуть глаз. Тело словно наполнено свинцом, не могу шевелиться. В груди образовалась огромная, болезненно пульсирующая воронка. Это путь в никуда. Я понимаю теперь это очень отчетливо. Не хочу лежать. Мне хочется лезть на стены, грызть дверную ручку, выбраться наружу и придти, приползти к тебе, может, если я буду жалким, ты сжалишься и не закроешь дверь перед моим носом? Это бессмысленно. Слишком больно. Понимаю, что так дальше не может продолжаться, и от этого только хуже. Я не могу видеть тебя рядом с другими мужчинами. Я не могу даже заговорить с тобой. Такие отношения (это вообще подходящее слово?) - как раковая опухоль. Её надо вырезать, как бы ни было больно. И наркоза для таких операций не существует. Ты режешь по живому, чувствуешь горячую кровь на свои руках, как пульсирует плоть и ощущаешь только боль вокруг. Я слишком благоразумный. Поверить в это не могу, но это действительно так. Я лежу и думаю, думаю, думаю, ищу лазейки, пытаюсь придумать хоть что-нибудь, хотя решил всё в тот момент, когда захлопнулась твоя дверь. Это разве жизнь?
   На улице орет музыка. Выгибаюсь на кровати, меня как будто ломает, упираюсь затылком в спинку кровати, сжимаю одеяло в ладонях и представить не могу, как может после такого стать легче. В конце концов поднимаюсь, иду к окну. Там ты, смотришь в мои окна. Мы наконец-то встречаемся взглядами, снова у наших окон, как раньше, но всё изменилось. Не будет больше ни чашек с чаем, ни пиццы, ни даже совместных просмотров телевизора. Не осталось ничего. Мы всё разрушили. В тусклом свете ламп ты похожа на безумную. Не могу отвести от тебя взгляда, и наконец поддаюсь слабости. Проклинаю тебя, называю самыми плохими словами, которые только способен выдать мой мозг. Зачем ты поселилась напротив меня? Зачем сорвала мерзкие шторы и украла мой покой? Курю и меня всего трясет. Тебе так же плохо, как мне, я вижу это. Вот она, последняя капля. Смотрю на тебя, ты на меня. Позволяю себе дослушать песню, а затем разворачиваюсь и возвращаюсь к кровать. У этой истории не будет хэппи энда.

   Еле дожидаюсь восьми утра. Бросаю взгляд на зеркало и вижу в нём осунувшееся приведение с синяками под глазами и красными белками от недосыпа. Мы убиваем друг друга, понимаешь? Я отравляю тебя, ты отравляешь меня. Но то, что я делаю - это для тебя. Время лечит. Чем быстрее я разорву всё это, тем быстрее станет легче. И неважно, какой ад нам придется пройти перед тем, как станет наконец легче. - Да, мистер Старк, я хотел бы съехать с вашей квартиры. Нет, как можно скорее. Давайте вы придете, проверите квартиру, затем позвоните, и я приеду к вам за моим залогом, - договариваемся о времени, и я начинаю собирать вещи. Это не занимает много времени. Пытаюсь уговорить самого себя не падать духом, приказываю себе шевелиться, хоть с каждым движением что-то в груди крошится и как будто кровоточит. В моём воображении, вся квартира уже залита кровью, вот-вот польется с потолка у соседей снизу. Так будет лучше, хорошо? Так будет лучше. Так будет лучше.
   Чемодан стоит у порога, переминаюсь с ноги на ногу, не решаясь сделать шаг. Сделав его, уже не вернусь. Не вернется и то, что я оставляю позади себя. Тебя... Нет, я так не могу. Бросаюсь на кухню, к окну, ищу тебя глазами с таким отчаянием, будто ты - спасательный круг для утопающего меня. Слава Богам, ты там. Это всё. Я больше не увижу тебя. Никогда. Ты занимаешься какими-то своими делами, а затем вдруг поднимаешь глаза на меня, останавливаешься. Мне нечем дышать... Выдавливаю из себя улыбку, а затем тянусь к веревке жалюзи и сам себя за это ненавижу. Небольшое усилие, несколько движений пальцами, и всё, я больше тебя не вижу, перед глазами только бежевые полоски. Ухожу, и кажется, будто хуже быть уже не может. Кажется, что в груди всегда будет пусто, никогда не смогу ничего чувствовать после того, как порвал с нами.

... так будет лучше.

+1

14

Ellie Goulding – How Long Will I Love You
Боль? Это не то слово, которым бы хотелось закончить так и не случившееся. Но было больно. И мне, и тебе было мучительно больно. Душу вынули и перемололи, а после приготовили из получившегося порошка прощальный торт, соленый и горький. И мы разделили этот отравленный дар поровну.
Темнота украла тебя у меня, оставив лишь образ, лишь твой профиль, который от чего-то был чернее самой ночи. И в этой черной бездне тебя, тонуло все, что связывало нас. Любила ли я? А если да, то зачем своими же руками все разрушила? Ни от того ли, что попросту перестала бы уважать нас обоих, оставь все как есть?
Музыка затихала, а ты вновь исчезал где-то в глубине квартиры. Больше не было смысла что-либо говорить, момент упущен и стоит жить дальше. Стоит жить... но, понимаешь ли, не знаю как.
Полиция все же приехала, даже поднялась на мой этаж и позвонила в дверь, но я не ответила. Не открыла. Даже не подошла к двери, не изменила позы, не пошевелилась, не вздохнула. Продолжала лежать на полу и слушать пустоту, внутри себя. Посетители ушли, и только потом я подумала, что это мог быть ты. И сама же не поверила в это. "Нам обоим нужно время. Нам необходимо разобраться в себе. А навязчивые идеи еще ни к чему хорошему не приводили."
Не спалось, потому всю долгую ночь провела в раздумьях и в воспоминаниях. Утром же, будто ночь была отдана сну, вновь принялась к восстановлению своего жилища.
От него остались капли крови, запекшиеся на паркете, разлитый алкоголь и рассыпанный виноград. От тебя осталось ощущение ярости, зависшее сигаретным дымом в воздухе. Я вымыла пол и проветрила квартиру, вытерла везде пыль и собрала вещи для стирки, перебрала почту и расставила книги по полкам. Попросту пытаясь занять хоть чем-нибудь руки и мысли, чтобы не думать о том, как теперь будет. И в один из моментов почувствовала на себе твой взгляд.
- Нет.. - шепчут губы, но понимаю - ты уже все решил и ничего не изменить.
Я должна была остановить тебя. Должна была сломя голову бросится через дорогу вот так - босиком и по-домашнему. Я должна была показать, что думала о нас, о тех нас, которые так хотели все-таки возникнуть и не смогла. Ты прощался, а я, пряча свои искренни чувства, прощалась в ответ. И очень надеялась, что ты передумаешь. То ли чертова гордость, то ли боязнь - приковали меня к месту, запрещая даже пошевелится. А надежда все еще жила и... когда ты самолично опустил жалюзи, поняла, что театр окончен, актеры могут быть свободны. В первую очередь, свободны друг от друга.

После твоего переезда я не сразу уехала из квартиры, прожила там еще целый долгий месяц, разрешая тебе определится и, если все же рискнешь, вернуться. Ты не вернулся, а чтоб скрыться от нового жильца мне вновь пришлось повесить шторы. Каждое утро, просыпаясь в темноте, вспоминала, что где-то есть ты. Человек, который погрузил мой мир в темноту. Почти весь день я проводила в этой темноте. Я ведь и правда ждала, но не дождалась.
Внутри все разрывало меня, терзало и мучило. Выворачивало руки, выворачивало наизнанку.
В какой-то миг, оглянувшись на прошедшее время осознала, что пора двигаться дальше. Уезжать, менять все. Чтобы чувства утихли. Чтобы болезнь отпустила.
Чтобы болезнь тобой растворилась в ворохе новых событий, и я наконец-то смогла навсегда отпустить тебя.
Навсегда ли?..

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Соседям вход "В"