Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Может показаться, что работать в пабе - скучно, и каждый предыдущий день похож на следующий, как две капли воды... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Неожиданные встречи приносят интересный результат


Неожиданные встречи приносят интересный результат

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

- Крис Санчез, Марго ди Верди
- 1 мая 2014 года, после 14-00
- женская консультация больницы Св. Патрика в Сакраменто
- две женщины причастные к мафии, встречаются в самом, пожалуй не криминальном месте города, одна из них вот-вот станет матерью, вторая -  только в начале пути к этому событию, но им явно есть что обсудить без своих мужчин.

+1

2

Никогда не думала, что так сильно буду ждать последнего месяца беременности, несмотря на то, что до сих пор панически боюсь рожать. Да, до сих пор я боюсь даже представить себе этот процесс. И никто пока не смог вселить в мое подсознание полную уверенность в том, что все пройдет гладко, хорошо и максимально безболезненно. Ни врачи, ни Тайлер, ни мать, ни знакомые, ни даже я сама. Знаете, я за всю свою жизнь не перелопатила столько материалов по автопрому, сколько за последние два месяца по предстоящим родам. Сколько книг прочитано, сколько роликов просмотрено, сколько упражнений сделано, сколько отзывов и впечатлений перечитано – не пересчитать. На фоне этого или все-таки на фоне того, что сын готовиться явиться на свет, у меня участились головные боли, доходящие вплоть до обморочного состояния и кровотечений из носа. Мышцы ног нещадно сводит во время сна, а в позвоночнике отдает сильной болью – теперь-то я примерно понимаю, как у Катчера, совсем недавно полностью вставшего на ноги, адски болела спина, не давая покоя ни днем, ни ночью. Плюс ко всему, у меня активно продолжается изжога, кожа живота зудит, а про отечности и частое мочеиспускание после снижения матки и плода, я вообще молчу. И хоть сейчас мне стало легче дышать из-за опущения живота, то бессонница, потеря аппетита, беспокойство, рассеянность и необъяснимый страх перед родами почему-то никуда не делись. Хотя, если быть честной, то ожидание меня уже тоже напрягает, хочется поскорее отмучиться и, как говориться, посмотреть на результат, который у нас с благоверным получится. Я устала соблюдать все эти диеты, устала находиться дома или только на природе, устала ездить на анализы, названия и цель которых даже не запомнила, устала смотреть в зеркало на свои, непривычно широкие бедра и вздыхать о том, как долго придется восстанавливать прежние формы и стараться вернуть себе вид желанной женщины. Вздыхать и одновременно радоваться тому, что судьба после тех наиужаснейших на самом деле событий и распоротого живота с последующим выскабливанием и поставленным бесплодием в 2011 году, дала мне, казалось, уже никогда невозможный второй шанс.
И уже тогда, выйдя после первого осмотра, я отчетливо и ясно поняла – пусть будет что угодно, пусть мы с Тайлером не будем вместе, пусть я умру, но я никогда не откажусь от этого ребенка, который сейчас уже полностью сформирован и отлично просматривается на мониторе, пока его мамаша лежит на кушетке в кабинете ультразвукового исследования на последнем плановом осмотре. Я не стала будить своего мужчину, чтобы выбраться сюда, просто взяла такси и благополучно добралась до клиники. Тайлер итак в последнее время делает для меня слишком много, за что я очень благодарна. Сегодня, например, всю ночь просидел со мной, потирая глаза, но дав себе установку не спать, а выслушивать мои переживания и сумбурные неприятные сны, а под утро, не выдержав, вырубился прямо со стаканом остывшего молока в руках. Забавный.
- Какой общительный мальчуган, всегда показывает нам все интимные части тела, - лепечет врач: на ее лице едва заметная улыбка, взгляд внимательно направлен на развитый плод в поиске каких-либо отклонений. 
- Это у него наследственное… от отца… - улыбка появляется на моих губах, глаза наигранно поднимаются к потолку, невольно щурясь от дневного света, распространившегося по всему помещению, в то время как брови сводятся к переносице от холодного геля на коже. Поворачиваю голову в сторону женщины, нервно сглатывая обильно выделяющуюся слюну – волнуюсь. – Все в порядке? – язык смачивает сухие губы, а глаза тщетно пытаются добраться до изображения на экране.
- Значит, папин сын будет? – получаю смешок в ответ, пожимая плечами. Может быть. Но очевидно ты просто не знаешь, какая у него отвязная и боевая мать, натворившая уже немало незаконных дел в этом городе и когда-то сбежавшая из этой самой больницы, угнав машину скорой помощи, лишь бы помочь вылезти своим из передряги. Хотя… отец тоже хорош. Родители, черт возьми. Знали бы вы это, давно бы отдали обоих  под суд, запретив иметь детей, кастрировать и стерилизовав к ядреной матери.
- Пока не пойму, Санчес, но у тебя есть пара нехилых трещин на ребрах, - киваю сама себе: все-таки тогда не стоило бежать с больничной койки прямиком в мастерскую и на гоночный фестиваль, не рисковать, не делать там красивые кульбиты, а отлежаться, как следует, дома в теплой постельке с парой бутылочек пивка в обнимку, давая костям срастись. – С ребенком все в порядке, не переживай, - я облегченно выдыхаю, до этого находясь в полном напряжении. Это самое главное, остальное можно пережить. Что угодно, лишь бы он был в порядке.
Не знаю, сколько еще времени я пробыла там, внимательно слушая все рекомендации и очередные отговоры от кесарева сечения в пользу естественных родов. Что говорить, я снова немного расстроилась, в очередной раз не поддержанная никем из узких специалистов. Оказалась в коридоре немного понурой, сжимая медицинские документы в руке, а второй поправляя полы рубашки, одетой впопыхах поверх широкой майки. Зацепила взглядом красиво оформленный стенд с советами для будущих матерей, пробежалась по толпе и… вернула глаза обратно в так называемый зал ожиданий. Моргнула пару раз, не понимая, что в этом отделении забыла Маргарита Ди Верди. Любопытство сыграло вверх, и уже через пару минут я оказалась возле нее.
- Черт возьми, Марго, вот уж кого не ожидала здесь увидеть, так тебя… - признаться, я была действительно рада видеть эту женщину, которая всегда восхищала меня своей женственностью и стальной прочностью одновременно, поэтому искренне улыбнулась, приобнимая ее в ответ, когда была замечена.

Отредактировано Chris Sanchez (2014-04-18 21:57:30)

+1

3

Ненавижу женские консультации, особенно в больнице Святого Патрика. Шумно, мерзко и слишком много людей, что при моей не любви  к вниманию определенного рода смерти подобно. К тому же будучи еще и без животика, который практически незаметен в широкой блузе, я внезапно ощутила на себе достаточно завистливые взгляды, и наслушаться гадостей о том, что ждет меня впереди. Похоже, я была очень везучей беременной в первый раз - потому что кроме токсикоза и слабости у меня практически ничего не было, не болели мышцы, не опухали ноги, и роды прошли очень легко  и быстро. так что получается я просто супервезучая.
- Мисс ди Верди, у вас достаточно ранний срок, что бы можно было что-то сказать. Вам нужно сдать анализы, сделать УЗИ. - Доктор меня раздражает, но раз уж обещала мужу и ему показаться, надо действительно показаться, особенно если это успокоит Гвидо. Хотя все равно ему придется терпеть то, что я буду наблюдаться в Декарте. Лидия мне близка и никому более, разве что Эммету МакАлистеру, который не был знаком моему мужу. Но  в отличие от большинства моих знакомых не представлял для моего мужа никакой опасности, хотя с некоторых пор мне было тяжело обходиться без язвительного шотландца.
-Благодарю. Вы не могли бы выдать мне карту на руки, я планирую наблюдаться в другой клинике. - Мне трижды наплевать на то, сколько человек куплено Семьей в этом госпитале. Меня раздражает этот серпентарий. Нервно выхожу из кабинета, настроенная на сто процентов убраться как можно быстрее из этого места, и едва сдерживающаяся от того, что бы не позвонить мужу и не высказать ему про все его гениальные идеи. Впрочем, муж сейчас на каких-то переговорах, и звонить ему будет идиотизмом.
- Крис, и ты тут?! - Резко оборачиваюсь и улыбаюсь, когда Санчез меня обнимает - вот уж кто действительно сейчас яркий представитель беременных дамочек. - Тебе ведь уже-уже скоро? - Улыбаюсь ей, поддерживая под локоток. - Пойдем отсюда, меня раздражает здешняя обстановка. Тут недалеко есть маленькое кафе, выпьем кофе... с молоком или соком. Заодно расскажу что к чему.   - Вывожу девушку за собой к небольшим ярким зонтикам в стороне от больницы.
- Как ты? Как самочувствие? - Когда мы устраиваемся за столиками,  и делаем заказ, я уже не спешу рассказывать о  причинах сподвигнувших меня прийти в женскую консультацию.

+1

4

Сколько сдано анализов, сколько пройдено медицинских осмотров, сколько порогов кабинетов запомнило мои ноги, облаченные в удобные мягкие кислотно-желтого цвета кроссовки за эти восемь месяцев… Даже не верится, что я, ненавидящая запахи больницы с самого детства и уж тем более не думающая, что когда-либо и меня все-таки коснется тема беременности, все это смогла стойко выдержать, хотя поначалу хотелось брошенным бездомным псом выть в подушку от безысходности и неизведанности будущего, учитывая то, какая шаткие на то время у нас были отношения с Тайлером. Никто ведь из нас не знал, чем обернуться наши, казалось, ничего не значащие встречи после одиннадцати ноль-ноль. Первое время посещений этой злосчастной больницы меня сильно мутило – то ли от волнения, то ли от раздумий в правильности своего выбора, то ли все-таки от токсикоза, то ли от всего вместе - хрен сейчас выкопай суть. Чувство тошноты и тяжести стало обычным каждодневным явлением, словно я просыпалась после очередной бурной попойки с жутким отравлением от неправильно смешанных алкогольных напитков. Потом, когда все нормализовалось, а рядом после долгих склок и разлук со мной остался Катчер, стало легче. Действительно легче, потому что отныне присутствовала поддержка, рядом появилась опора. Удивительно, но он не отказался тогда от своего ребенка, даже не спросил, действительно ли он его, хотя… чей же еще, твою мать. Не стал вести себя как истеричный мужик, которого поставили перед фактом, несмотря на то, что и ему, я уверена, тогда пришлось сделать непростой для себя выбор, кардинально изменивший его и нашу жизнь в итоге. Тогда в октябре я услышала твердое «мы оставим его», как бы хреново и тяжело ни пришлось, какие бы отношения у нас ни сложились. И я чертовски благодарна ему за данное, если это можно так назвать, обещание, которое совсем недавно переросло в предложение стать его женой. Я до сих пор слабо верю в происходящее, поглядывая на кольцо из смеси сапфира и бриллиантов. Вернись бы я в прошлое, эдак на года два назад и скажи самой себе, что через какое-то время ты встретишь на гонке техасского раздолбая, потом залетишь от него и станешь его женой, не поверила бы, послав на три далекие буква. Вот она жизнь и судьба, черт бы ее подери, которая сегодня меня свела с еще одним человеком. Женщиной с великолепной выдержкой, стальным внутренним стержнем и невероятной внешней харизмой, женой моего босса, с которой мы часто участвовали во всевозможных передрягах.
- Все дороги ведут в больницу Святого Патрика, - недовольно щуря переносицу, а затем не сдерживая смешка, улыбаюсь я, пожимая плечами. По правде говоря, эта больница, где до сих пор хранятся мои данные как неопознанной личности после крупной неудачной стычки на федеральной трассе в 2013, мне не особо нравится, да и врачи, вечно не согласные со мной, - тоже. Но искать что-то другое после первого УЗИ я вовсе не захотела, оставив свои медицинские документы, папка с которыми успела прилично поднабиться за время беременности. – Последний месяц, - киваю в ответ на ее вопрос, невольно прикладывая ладонь к выпирающему пузу и уже отчетливо чувствуя шевеления внутри, из-за которых порой ходить становиться весьма затруднительно. Не мешало бы и вправду перекусить, поэтому на предложение Марго я тут же соглашаюсь, постегиваемая к тому же любопытством, что здесь забыла эта женщина. Хотя, уверена, то же самое, что и я – вестей от аиста.
Через некоторое время мы уже удобно устраиваемся в уличном кафе под ярким зонтиком, не дающим лучам солнца палить прямо в лицо. Вместо предложенного цитрусового сока и кофе заказываю стакан воды и какой-то фруктовый салат, вынудив официанта не заправлять его никакими сладкими соусами. Признаться, в последнее время я невыносимо хочу съесть какой-нибудь вкусный торт и запить его шампанским, а учитывая мою страсть к последнему – дается мне это слишком уж тяжело, что уж говорить о сигаретах, которые Катчер давно у меня отнял, впрочем, как и спрятал весь алкоголь.
- Ну… - начинаю я, ковыряя вилкой в тарелке с нарезанными фруктами, что уже само по себе говорит о том, что не так уж у меня все и хорошо. -… нормально, - пожимаю плечами, кисло улыбаясь Ди Верди, которая смотрит на меня прямо, чуть приподняв брови, мол, давай уже рассказывай. Вздыхаю. – Я ужасно боюсь родов. – мотнув отрицательно головой и потерев пальцами глаза, снова смотрю на нее. - Пытаюсь убедить врача в кесареве сечении, на что получаю стандартный ответ «Мисс Санчес, естественным родам ничего не мешает, так будет лучше для вас и ребенка», - копируя интонацию акушера-гинеколога, бурчу недовольно я. – Не могу себя настроить на это никак, совсем паника одолевает, стоит только подумать… - видок у меня сейчас и впрямь наверное стал слишком потерянным.
- Какой у тебя срок? – вдруг спрашиваю я прямо, натягивая на лицо улыбку. Да ну бросьте, что еще могла делать консильери в женской консультации? На беременных мамаш поглядеть разве что или… - И вообще... все в порядке? - черт, а ведь я совсем не подумала об аборте, но говорить и спрашивать об этом напрямую не решилась. Захочет – расскажет, думаю я сейчас пойму ее, как никто другой. Но, так или иначе, уверена, это Гвидо вынудил ее сюда пойти. Кстати, о нем. – Как вы там? После всего… - добавляю я, намекая на прошлые события, касающиеся разборок с взбунтовавшимся племянником Монтанелли, пускай и не зная всех подробностей. – Как проказник Дольфо? – любопытствую, вспоминая о их озорном милом мальчишке, да и вообще их совместной семейной жизни в целом.

Отредактировано Chris Sanchez (2014-04-22 07:03:31)

+1

5

- Меня раздражает эта больница. Такое ощущение, что в твое лоно пялиться вся Семья. - Пожимаю плечами, делая крошечный глоточек холодного белого вина.  Гвидо вывез к черту весь алкоголь из дома, вместе с табаком, словно не услышав моей просьбы оставить его, чтобы просто чувствовать запахи. Но вкус вина мне сложно заменить искусственными заменителями, потому вот такие короткие вылазки, когда Рокко в машине, лучшее средство для получения желаемого, в конце-концов спиваться или доводить до преждевременных родов переизбытком алкоголя в крови я не собираюсь.  Даже Лидия сказала, что если сильно хочется, то чайную ложку можно. Краем глаза замечаю, как Рокко устраивается недалеко за столиком, и мысленно благодарю свою догадливость, потому что попросила подать мне вино в стакане, а не в бокале. Вот такие детские предосторожности, чтобы не травмировать психику мужа.
- Не волнуйся, все будет хорошо. Я когда Дольфо носила боялась не меньше, к тому же рядом был только Освальдо, который сам боялся, мне порой казалось, что он вместо меня рожать собирается. - Чуть наклоняю голову, тепло улыбаясь, и глядя на Санчез. Да, времечко было еще то. Подготовка к убийству, нервы, истерики, долгие вечера в пледе на квартире у Осо, который в последние месяцы только что на руках в ванну носил. Нет, он и не ждал ответных действий, для него это и правда, кажется, было сродни родственному чувству, желанию помочь и защитить. Жаль, что сейчас, будучи в Испании, он мог лишь издалека порадоваться новому племяннику или племяннице.  Его возвращения я ждала искренне, и с надеждой на то, что он заменит Рокко в качестве моего телохранителя. Потому что эта рожа мне уже успела порядком поднадоесть за моей спиной. 
Смотрю на совсем растерянную Санчез. Да уж, беременность кого угодно изменит, даже железную любимицу моего мужа, хотя нынче в его гареме другая султан-беркеш - и это совсем не Крис. Чуть грустно улыбаюсь, вспомнив грустную историю о русской девушке, оказавшейся в гареме султана, и ставшей его любимой и единственной официальной женой. Она потом сама подкладывала мужу  молодых девушек, чтобы никто ее не подсидел. Грустная история. Беру ладонь Санчез  в свои руки, искренне надеясь что она не отдернет их резко, потому что пальцы у меня далеко не горячие, и успокаивающе сжимаю.
- Не думай. Просто расслабься, все будет как будет, это та малая часть которая от нас,  к сожалению совсем не зависит. - Улыбаюсь, чуть ближе придвигаясь - и жест доверия, и больше шансов, что Рокко не услышит о чем мы говорим, просто потому что Санчез вдруг решила заговорить не на самую хорошую сейчас тему.
- Не большой.  Пятнадцатая неделя. Гвидо квохчет вокруг, все позапрещал, дай ему волю - посадил бы в вольер и цепью приковал. И Рокко вон приставил. - Говорю с сарказмом, но с трудом удается скрыть раздасованность. Терпеть не могу когда со мной возятся как с драгоценной куклой. Это отдает каким то антикварным шовинизмом. - Пока не знаю, но по-моему Гвидо беспокоится больше, чем я. - Задумчиво искривляю губы ухмылкой. Вспоминать о том, что было совсем недавно, вовсе не хочется, но все же стоило бы хоть с кем-то поговорить на эту тему. - После всего.... сложно. После... племянника, похоже я стала козлом отпущения... если бы не беременность. - Умолкаю, задумчиво перебирая пальцами по ее коже. - может и не разговарила бы я сейчас с тобой.

+1

6

Маргариту я понимала сейчас как никто другой. Госпиталь имени Святого Патрика и на меня не производил особого восторга, поскольку в коридорах этого больничного заведения можно было встретить кого угодно. От мило улыбающихся друзей, ожидающих своей очереди в кабинеты к стоматологам или урологам, до врагов с береттой во внутреннем кармане пиджаков, пришедших в отдел травматологии добить свидетелей их криминальных дельц, и копов, вальяжно размахивающих своим полицейским значком и пытающих своими идиотскими вопросами едва пришедших в себя жертв очередных запутанных преступлений. У последних на меня за этот год накопилось немало компрометирующей информации, так что встреча с ними была крайне нежелательной, учитывая, что год назад я, чудом не успевшая стать опознанной, с переломанными ребрами сбежала именно из этой больницы, угнав фургон скорой помощи. Так что теперь, появляясь в этом госпитале, я осторожничала, лишний раз не привлекая к себе взглядов людей и как можно меньше болтая за милую душу со своими врачами, действуя по стандартной схеме «Здравствуйте, осмотр, до свидания».

- И не только Семья, - подчеркнула я, наигранно закатывая глаза и не пытаясь сдержать смешка. Глядя на стакан с белым вином, который вежливый официант поставил перед консильери, я невольно потянула ноздрями воздух, пропитанный сигаретным дымом, тянущимся от сигареты заметно нервничавшего мужчины, вероятнее всего пациента, судя по одежде, за столиком неподалеку. Это заставило меня вздохнуть и сделать глоток воды, дабы утихомирить проснувшиеся рецепторы и потушить внезапно возникшее желание затянуться той самой сигаретой пару-тройку раз. Отказаться от своих вредных привычек было для меня не самым легким, учитывая, что Катчер на заднем дворе нашего дома постоянно дымил, держа сигареты при себе, а за просмотром какого-нибудь фильма или футбольного матча вручал мне лишь бутылочку безалкогольного пива, от которого меня постоянно воротило. Мои просьбы и уловки игнорировались, поддерживаемые сочувственным виноватым взглядом и поцелуем в висок.

- Да, я стараюсь. В этом плане я, конечно, конкретно подзадолбала Тайлера, - невесело усмехаюсь, показывая своим видом, что совершенно не представляю, как меня только терпит мой будущий муж. Улыбаюсь едва заметно, пожав плечами. Лишь благодарно киваю, когда холодные женские руки в знак поддержки обхватывают мою теплую, чуть влажную от волнения ладонь. Наверное, я никогда в жизни так не волновалась и не боялась, как сейчас. Я всегда считала, что это лишнее, а страх всегда можно преодолеть, столкнувшись с ним лоб в лоб, один на один, как, например, это произошло со мной на службе в Афганистане в первой перестрелке, где пришлось застрелить человека. Но сейчас страх неизведанности с каждым днем пожирал меня, заставляя переживать и нервничать, что было крайне нежелательно при моих-то сроках. Я мотнула головой, пытаясь отвлечься от дурных мыслей.

- Черт, да Гвидо у нас просто мастер конспирации. А я думаю, чего этот амбал с меня взгляда не сводит, – я засмеялась, кивнув за другой столик чуть поодаль от нас, за которым сидел мужчина в строгом костюме, невозмутимо потягивая содовую со льдом и окидывая внимательным взглядом всех присутствующих. Для мирных жителей он вполне может смахнуть на влиятельного муженька какой-нибудь мамашки, лежащей в родовом отделении, но только не для меня. Я таких фруктов уж слишком хорошо различаю в толпе. – Позвоню ему на досуге и отчитаю. Он не станет спорить с еще одной беременной женщиной, которая чинит ему тачки, - улыбка так и не сошла с моих губ. Наверное, я просто не все знала о сложившихся в последние месяцы отношениях Ди Верди и Монтанелли, поэтому и реагировала сейчас так, весело и непринужденно, наивно полагая, что после смерти Энзо у них осталось все по-прежнему.

- Знаешь, в какой-то степени я даже благодарна тому, что все это с ним произошло без моего участия… - я опустила взгляд: в голове всплыл образ Винцензо. Я непроизвольно сжала губы то ли от воспоминаний, то ли от активных пинков своего мальчугана, которому в животе своей мамочки явно уже становилось тесновато. – Я бы не смогла стрелять в него… - мотнула головой, снова пожала плечами, глядя грустным, сожалеющим взглядом по сторонам, словно пытаясь найти этого мужчину в прохожих. Я даже не знала, что толком сказать в оправдание своих слов, которые прозвучали сейчас предательски по отношению к Семье, к дону. А нужно ли оно было? Ведь Ди Верди вполне могла понять меня без слов, поскольку, как оказалось, сама находилась сейчас не в самом лучшем положении из-за племянника Монтанелли. –  Я никогда не думала, что он пойдет против Семьи, но…все равно бы не смогла. Мы были друзьями и уважали друг друга… мы… - странно, но почему-то я не осмеливаюсь добавить того, что и в одной постели мы тоже раньше встречались, считая это слишком личным. Личным настолько, чтобы оставить это только с собой. Но эта женщина итак все поймет по моей паузе и внезапному молчанию, по моим устремленным в белое вино глаза.  - … И теперь, вспоминая наши разговоры, я понимаю, что он думал об этом раньше. Он упоминал о том, что его многое не устраивает, что ему хочется уехать, начать что-то новое, другое. Заново… - я наконец возвращаю свой отрешенный взгляд к Марго, сжимая ее руку. Невесело усмехаюсь. Вот и закончилось мое коллекционирование фляжек племянника Монтанелли, которые он постоянно отдавал мне на наших сборищах. Мне будет не хватать его поддержки, нескончаемого потока сарказма, этой свойственной ему усмешки и теплого взгляда. Может быть, я не одна такая, кто скорбит о нем, несмотря на то, что он совершил?

- Слушай, давай от него сбежим, - вдруг тихонько предлагаю я после образовавшейся минуты молчания, незаметно кивая на строгого и невозмутимого Рокко, ослабляющего свой галстук. – Нам надо развеяться, отдохнуть, пробежаться по магазинам, выпить фруктового фреша и прогуляться, м? Как считаешь? – я гоготнула, подбивая Марго на небольшую авантюру, будучи совсем неуверенной, что она согласится, а не предпочтет провести остаток дня, скучая дома.

офф

Марго, прости чертовку  http://imgs.su/tmp/2012-11-24/1353757210-517.jpg

Отредактировано Chris Sanchez (2014-06-20 15:39:18)

+1

7

- Никто не думал, что он пойдет против Семьи. Думаю Гвидо видел  в нем своего преемника, до того как он сделал ошибку. - Мне все еще больно понимать, что Энзо нет. Мне все еще совершенно не понятно почему его имя под запретом, и даже намеки вызывают у мужа неадекватную реакцию. Мотылек, захотевший свободы и ринувшийся на пламя и сгоревший в нем, не оставив даже горстки пепла. Вздыхаю, и делаю глоток вина. Нам всем свойственно ошибаться, но сделанное Энзо - слишком крупная и слишком грубая ошибка, я не осуждаю его за попытку вырваться на свободу, но были ведь и другие варианты, другие возможности для того, что бы добиться своего не превращая все в бессмысленную и беспощадную бойню, и погибнуть самому, чтобы быть погребенным как псу - без креста и без могилы. Вздрагиваю и прикрываю на мгновение глаза. Гвидо ни слова не сказал о том, что происходило на стройке, но у меня - свои "уши" и то, что мне описали, до сих пор причиняло боль. Так не должно было быть. И в этом была и моя вина, пожалуй. Впрочем, вряд ли бы что-то изменилось, скажи я о том, что Энзо жив - вирус свободы слишком сильно бурлил в его крови, и вполне возможно, что дитя носимое мною сейчас могло остаться без отца уже в чреве, или и вовсе не сформироваться, потому что  в мертвых телах зародыши не появляются.
- Боюсь, что Гвидо лучше не знать о чем мы говорили тут. Он все еще крайне остро реагирует на все что касается Энзо... И еще острее, когда речь идет обо и об Энзо. - Горько ухмыляюсь. Почему у меня стойкое ощущение, что муж боится, что ребенок не его.  Точнее нет, не боится -  а подозревает. Совершенно бесполезно говорить ему истинную правду о том, что с его племянником нас связывали лишь дружеские отношения, и единственное, что мы себе позволили, это откровенный поцелуй перед свадьбой, словно ставя точку в невозможности измены. Жаль, только измены физической, а не той,  которая свела  младшего Монтанелли в могилу.
- Сбежать? А почему нет. - Улыбаюсь - за время сидения дома у меня уже голову сносит, особенно после смерти Шляйхнера, когда получилось так, что ничего не осталось мне для активной деятельности, ограниченной не только ребенком, но и Роки, который везде следовал за мной как на ниточке привязанный.  - У тебя есть идеи?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Неожиданные встречи приносят интересный результат