vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » But always night full of temptations.


But always night full of temptations.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

И пусть неизбежен утром восход солнца, но всегда ночь полна искушений. (с)
Роберт Маккаммон. Королева Бедлама

http://sa.uploads.ru/qAj9I.jpg
Участники: Наташа и Чарли
Место: отель в центре Сакраменто, где проходило торжество
Время: 13.04.2014
Время суток: около полуночи
О флештайме: никаких спойлеров)

0

2

Сбежать со свадьбы. Казалось бы - ничего сложно, верно? Но только не с такими друзьями, какие подобрались на этой свадьбе. Казалось, нас не отпустят эти изверги, решившие покрушить весь зал, что им почти удалось. Бассейн убит, торт разгромлен, Наташа без обуви, потому что обе туфли своровали. Одну по традиции, вторую за компанию. Пригодились тапочки, в которых пришел на церемонию Реми, до того, как успел прикупить костюм. Выломанная дверь, поиски Наташи, шутки с Кристо на тему того, что не успел жениться, а уже жену из под носа увели и мои тычки в его ребра, сквозь смех и веселье. Но все это было чертовски весело, чертовски забавно и запоминающееся. Для нас с бывшей Освальд это, не соврать, была первая нормальная свадьба, которая теперь грозила запомниться навсегда, это точно. Откуда мне было знать, что среди ее друзей не меньше чудиков, готовых кидаться тортом, на спор прыгать в бассейн или читать рэп в микрофон вместо поздравления.
Улыбаюсь Наташе, прислоняя палец к губам в знак того, чтобы она молчала - мы прятались в одном углу зала, где друзья чудили дальше, выжидая момента, чтобы проскользнуть незамеченными и скрыться с "места преступления". Дальше разгребать это будут подружки невесты и друзья жениха, как самые старшие и ответственные. Ага, уже смешно. Эти люди чудили больше всех, но уверен, на них можно положиться.
- Еще минута. - улыбаюсь, смеюсь, ведь это уже третья наша попытка скрыться, сбежать, сделать ноги, да просто побыть наедине, ибо день был полон событий, полон новостей, суеты и хочется тишины. - Идем! - в моих глазах пляшут чертики, чувствую снова себя ребенком, но мне снова весело. Беру Наташу за руку, уводя за собой через последнее препятствие, к лифтам, к лифтам, пока никто не заметил! Лифты уже перед нами, цель близка, но прямо перед нами появляется Кристо.
- Эээээ. Друг? - тот самый друг складывает руки на груди в знак протеста, зараза несчастная. Прикидываю ситуацию Он один, а нас двое. Тычу пальцем в его грудь. - Отстань уже. - и снова смеюсь, минуя друга, уводя с собой жену в лифт. За нашими спинами раздается довольный смех Кросса, понимающий и добрый. Закатываю глаза, но тоже смеюсь. Хватит на сегодня с нас приключений, отель не скажет нам спасибо за грязный бассен и пару выломанных дверей. Ну, с кем не бывает. Зато как повеселились!
- Устала? - смотрю на румяное лицо Наташи, прислонившейся спиной к стенке лифта. - Если бы я знал, что все будет именно так... То повторил бы этот день еще разок минимум. - улыбаюсь, сжимаю руку своей жены, которую пока еще привыкаю называть так, а не невестой, одергивая себя мысленно каждый раз. - Надеюсь к утру от зала что-нибудь останется. - качаю головой в стороны, изображая сожаления, хотя его нет в помине. Знакомые постараются, чтобы это место к утру было не узнать, почему-то я был в этом уверен.
Двери лифта раскрываются где-то на последних этажах здания, с дорогими номерами отеля. Номер для молодоженов, какая ирония, но нет, даже традиция, которой мы так же решили следовать, как и остальным. Почему-то все хотелось сделать "правильно", хотя понятия правильного для нас так же отличались от общепринятых. Мы все делали по-своему, но правильно. Правильно, но по-своему. Как-то так.
Номер, как и следовало ожидать был воплощением свадебной фантазии. приглушенный свет, охлажденное шампанское и большая кровать, усыпанная лепестками, наверное, роз. Красиво, безумно красиво и романтично. Для любой другой пары, которая женится не по расчету, а по трепетной и беззаветной любви. Но у меня эта картина снова вызывает улыбку, теплую добрую улыбку, пока Наташа входит в номер первой и замирает недалеко от порога, а я останавливаюсь за ее спиной. Неловкость? Мне показалось, что именно она сковала ее тело, но я не хочу, чтобы этот день закончился неловкостью или смущением. Весь день был полон смеха, каких-то чудачеств. И где-то на задворках сознания я до сих пор воспринимаю это, как какую-то игру, постановку, в которой я играю не последнюю роль, позволяя себе забыться ролью жениха, теперь уже мужа. И я хочу продолжать играть свою роль в этой пьесе.
- Мало нам было сегодня шампанского. Но оно будет кстати. Теперь, когда ты стала моей женой, это прозвучит глупо, но я хочу узнать тебя получше. У нас все ни как у людей, верно? - за весь вечер мы только и позволяли себе пить, что шампанское и то ни в каждый тост, а через один или через два, чтобы уносить не пришлось. И сейчас снова было оно. Приобнимаю со спины Наташу, оставляя руки на ее талии. - Сколько подружек тебе помогали залезть в это платье? Все пятеро? Я один справлюсь, как думаешь? - смеюсь рядом с ее ухом, отстраняясь немного от нее. - Освобожу тебя от этой удавки и будем пить шампанское, идет? - осматриваю платье Наташи со спины, мысленно чертыхаясь. - Почему здесь нет молнии? - театрально-страдальческим голосом, молящим небеса о пощаде и помощи. Но из меня ужасный актер, потому что я знаю что делают с этими платьями. Нахожу конец шнурочки, развязывая. - У меня есть две любимые игры, в ходу которых можно узнать много интересного. Правда или действие, да, не смейся. Или "я никогда не...". Вторую я люблю больше, но шампанское придется заказать еще. Ты знаешь эти игры или мне рассказывать правила? - шнуровка, наконец, поддается, ослабляя корсет на спине и талии девушки. - Так на много лучше. Не позволю я своей жене носить этого монстра ни минуты более. К тому же тебе в нем еще придется денек помучиться на отдыхе. Ты же хочешь красивые фотографии? - он и сам хотел красивые фотографии на память. Казалось бы - зачем? Их брак всего на полгода, но начиная играть все, что они сыграли, не хотелось останавливаться на каких-то мелочах. - Все, дальше ты сама. А я открываю шампанское. - демонстративно поднимаю руки вверх, и отступает, позволяя девушке скрыться в ванной, чтобы избавиться от пышного платья. Удобный мягкий халат будет куда приятнее одеть после долгого дня.

+2

3

Любая приличная, уважающая себя девушка, серьезно относящаяся к подготовке такого важного торжества, как свадьба, окажись она на моем месте, сейчас сидела бы где-нибудь в укромном уголке и икала, давясь рыданиями. Этим я сейчас, собственно, и занимаюсь. Сижу и икаю, только вместо рыданий давлюсь от хохота. Вот уже третий раз за вечер мы с Чарли предпринимаем попытку покинуть зал торжества, которое почти с самого начала превратилось в форменную вакханалию. Две предыдущие попытки, к слову, закончились провалом - нас возвращали на законные места и отчитывали за то, что мы им, видите ли, всю малину портим. А по мне так - они и без нас прекрасно справляются! Вон, кто-то из моих подружек, со спины не разобрать - кто, танцует с миньоном. В смысле, с тем, кто в этом костюме пришел к нам на свадьбу, да. Половина гостей тусит в бассейне (и это при том, что добрая треть там побывала уже), а парочка - вообще в торте. Пока отель не досчитывается пары выбитых дверей, нескольких скатертей и нереального количества посуды, ведь чуть ли не каждый третий гость, считая себя Девидом Коперфильдом, или, как минимум - Девидом Блейном, с пеной у рта утверждал, что умеет выдергивать скатерть из-под посуды, не потревожив вышеупомянутую, и, естественно, стремился показать это ценное умение на практике. Мне нужно упоминать, что мало у кого демонстрация удалась?
Лично для меня события последних часов четырех сплелись в разноцветный клубок абсурдов, накладок и безумных выходок. Да чего греха таить - я сама запустила в гостей парой кусков торта, сама забросила мною же найденную туфельку в вазу с цветами (А что? Во-первых, чтобы в следующий раз тщательнее прятали, а во вторых - пары-то все равно нет, ее благополучно утопили...), только что в бассейне не искупалась - платье пожалела. В общем, на мой взгляд, свадьба удалась на все сто, и я никогда ее не забуду! Наверное, она еще надолго останется в моей памяти, как одно из самых ярких и безумных воспоминаний в моей жизни. И не только в моей. Судя по тому, что Игорь расхаживает по залу, сверкая улыбкой, как начищенный самовар с его исторической родины - праздник удался в лучших русских традициях.
А ведь когда меня украли, и Чарли, после одного неудачного взлома, ломился в уже номер, где меня закрыли, я ему предлагала, чтобы он забрался ко мне через смежный балкон и прикрыл за собой створки. Сбегать бы не пришлось, только потом персоналу отеля нужно было бы нас из номера вызволять. Но уже утром...
Вот поэтому теперь мы с Чарли сидим под каким-то разлапистым фикусом, или каким-то подобным дендромутантом, лично мне напоминая парочку московских асоциальных элементов, их, вроде, гопниками называют, Аня говорила (а что, я вообще в тапках, только семечек не хватает), и выжидаем удачный момент, чтобы, наконец, смыться. Я думаю, с задачей полностью разгромить отель гости прекрасно справятся и без нас, а я сейчас мечтаю об одном - чтобы кто-нибудь милосердный разрезал шнуровку на платье. Ножницами. Полностью. Не могу больше в корсете! Дамы, в давние времена носившие на себе дни напролет этот адский инструмент пыток, были по всему ярыми мазохистками...
Но вот, наконец, зоркий муж замечает брешь в обороне противника и хватает меня за руку. Я подбираю юбки и, в прямом и переносном смысле этого слова, бегу, роняя тапки, за ним, молясь, чтобы на этот раз все получилось, иначе четвертой попытки побега может и не быть - я усну прямо в торте рядом с кем-то из любителей сладкой жизни, уже успевших занять себе там места.
Как назло, прямо возле лифтов, как чертик из табакерки, перед нами вырастает Кристо Кросс. Хитрый, как не знаю кто, он картинно хмурится и скрещивает руки на груди.
- Ну Кристоооо... - Я молитвенно складываю ладошки, присоединяясь к Чарли в попытке уговорить шафера уже отпустить нас в номер. Наверное, Кросс понимает нас буквально, думая, что мы, наконец, хотим уединиться без лишних глаз, и, многозначительно ухмыляясь, все-таки делает шаг в сторону. - Спасибо-спасибо-спасибо! Ведите там себя без нас... плохо! - Бросаю уже напоследок, и мы юркаем в лифт, где я перевожу дыхание только тогда, когда двери за мной закрываются. Сейчас я даже не помню того, что лифтов я вообще-то боюсь.
- Устала, не то слово! Чарли, у меня болит все... Абсолютно. Я даже не знала, что во мне столько всего, что может болеть. - О том, что особенно болит не так давно сломанная нога, я предпочитаю благоразумно умолчать. - Но это было нечто, правда. Я бы тоже повторила. Может развод отпразднуем с тем же размахом? - Шутка получается немного корявой, но, спасибо Чарли, он предпочитает просто не заметить этого. Еще раз удивляюсь тому, насколько все-таки мне с ним легко и комфортно... Но как же все болит, Господи!
Вот, наконец, когда я уже начинаю немного нервничать, вспоминая, что нахожусь в закрытой коробке на высоте больше десятка метров точно, двери лифта бесшумно разъезжаются, пропуская нас в пустой - хвала небу! - коридор без явных признаков засады в лице каких-то особо инициативных гостей. Мы заходим в номер и я останавливаюсь в нерешительности. Я вдруг понимаю, что реально не знаю, что мне дальше делать. Как себя вести? Как-то я сегодня дальше торжества не распланировала...
Ситуацию уже в который раз спасает мой теперь уже муж, аккуратно обнимая меня за талию.
- Ты ужаснешься, но платье на меня напяливали Саммер и Кит... И я мечтаю наконец его снять. - Улыбаюсь немного устало и чуть скованно, чувствуя, как пальцы Чарли пробегаются по шнуровке и останавливаются на узелке. - А если бы на нем была молния, то она, всенепременно, по закону подлости сломалась бы сейчас, или разошлась во время торжества. Бесплатный стриптиз от невесты - это уже перебор. Тем более, что одна стриптизерша у нас сегодня уже была. - Я потихоньку успокаиваюсь, а еще мне становится легче дышать - мистер Хантер прекрасно справляется со шнуровкой, за что миссис Освальд-Хантер говорит ему огромное спасибо! - О, я тоже люблю эту игру!
Да, пожалуй, это действительно хорошая идея. Да и шампанское мне сейчас придется весьма кстати. Правда, в подобное я не играла уже очень давно, но, думаю, это не станет проблемой. Мастерство же не пропьешь?
Придерживая корсет рукой, оборачиваюсь к Чарли и целую его в щеку.
- Ты мой спаситель! - Убегаю в ванную комнату, стараясь не хромать и аккуратно прикрываю за собой дверь. Первым делом избавляюсь, конечно же, от надоевшего платья. Если еще когда-нибудь выйду замуж - платье будет коротким и без корсета! Но это вряд ли когда-то случится, да. Второе, что я делаю - критично осматриваю себя в зеркало. Макияж, вроде, не потек, прическа не растрепалась. Странно даже, после всего того безумия, что творилось внизу, я еще неплохо сохранилась. С непередаваемым блаженством заворачиваюсь в белый махровых халат, который пусть и оказывается мне великоват, но зато уж точно не мешает дышать. Делаю глубокий вдох, улыбаюсь зеркалу и возвращаюсь к мужу.
Тот уже успел разлить шампанское, и сейчас критично осматривает ложе, забросанное лепестками роз. Я останавливаюсь рядом и хмыкаю.
- Как думаешь, если мы сбросим все это великолепие на пол - нас простят? - Еще бы не простили! После всего, что мы натворили в отеле, разбросанные по полу лепестки покажутся работникам невинной шалостью! Их, в отличие от выломанного замка, можно ликвидировать посредством швабры. - Я не хочу потом вынимать это все из разных интересных мест... - Безапелляционно подхожу к постели, берусь за край покрывала и резко встряхиваю, устраивая каскад из лепестков, разлетевшихся во все стороны. - Так-то лучше! - Забираю у Чарли свой бокал и залезаю на постель с ногами, блаженно жмурясь от того, что, наконец, не нужно никуда бежать, и аккуратно хлопаю рукой по месту рядом с собой. Мол - садись. - Ну что, кто начнет? Давай я? М... Я никогда не напивалась до потери пульса. - Выжидательно смотрю на мужчину напротив, а потом уже, после театральной паузы, делаю первые глотки. - Было дело один раз, я тогда встречалась с Холландом. Он, по всему, плохо на меня влиял. Мы с ним тогда залезли в типографию издательства, написавшего про их группу желтую статейку, и славно там покутили... А потом отметили это дело, да так, что на утро у меня болела голова, будто туда гвозди забивали... Вот такой кошмар. Правда, это в моей жизни было, как ни странно, один раз. Видимо, сейчас будет второй. - Жестом показываю на свой бокал - надо бы долить. - Теперь твоя очередь! Ой, а у тебя лепесток в волосах... - Аккуратно тянусь вперед, чтобы извлечь диверсанта из шевелюры супруга. Почему-то это меня очень веселит...

+1

4

-  Саммер и Кит? И только? А куда пропали остальные подружки? Или Саммер всех разогнала, вслед за женихом? ТЕбе еще предстоит рассказать мне, как ты от нее отбивалась, не могла же такая участь достаться мне одному. Это было бы... - Замираю где-то на середине шнуровки, подбирая слово. - Нечестно! Но это позже. Знаешь, будь ты последней неудачницей, коей привыкла себя считать - шнуровка бы тебя не спасла. Она бы развязалась в самый удачный момент. Например, когда ты швыряла пучок петрушки в зал. - не сдерживаю легкого смешка, которым заканчиваю "освобождение" своей жены из лап монстра-корсета.
- Все любят эту игру и предпочитают ее первой. Я ее любил за то, что с ней быстрее напиваешься, но Наташа! Я был о тебе лучшего мнения! - с легким укором смотрю на свою жену, удаляющуюся в сторону уборной. К ее возвращению, я успеваю открыть шампанское, разлить его по бокалам и замереть в нерешительности около огромной кровати, усыпанной лепестками. Нет, это конечно офигенно красиво... на пару минут. Сфотографировать можно, но потом вышвырнуть это все в окно. Остановившаяся рядом Наташа раздумывает о том же, от чего на моем лице вновь появляется теплая улыбка. Муж и жена, говорите?
- Думаю, у них не будет выбора. Или они могут не заметить, если мы им еще и номер погромим. - поворачиваюсь к Наташе, встречаясь с ней взглядом и мы оба прыскаем от смеха, представляя, что сейчас творится внизу и мысленно перенося этот погром в масштаб этого номера. Девушка берет важную миссию на себя, избавляя кровать от этого "мусора", стряхивая все на пол. Там ему самое место. Передаю бокал с шампанским жене, присаживаясь рядом с ней. Свободной рукой расстегиваю пару пуговиц на рубашке, на манжетах, засучивая рукава. - Давай для начала освежим в памяти правила. Я слышал несколько версий, так что. Допустим я. "Я никогда не был женат". Чистейшая ложь. Ты не пьешь, потому что не могла быть жената... я так думаю. Или я должен что-то знать о твоем прошлом, Натали? А я пью, потому что я лгун, которых нужно еще хорошенько поискать. Хорошо, начинай, я не против. - забираюсь на кровать, устраиваясь поудобнее, привалившись на бок лицом к девушке.
Эта игра мне почему то всегда напоминала морской бой - кто более метко выстрелит и попадет в цель. И после первой попытки Наташи, я делаю глоток шампанского, наконец, наслаждаясь его вкусом и не беспокоясь о том, что на ногах надо простоять еще часов пять и не упасть фейсом в салат. - Постой, постой. Встречалась с Холландом? И Он был приглашен на свадьбу? - секундная пауза, после которой следует удивленная моська и улыбка. - Удивлен. Не принимай на свой счет, просто. Удивлен. И теперь они с Саммер? Знаешь, мы выделим как-нибудь вечерок и ты ты мне многое еще о себе расскажешь, что бы я в какой-нибудь момент не остался с лицом удивленного осла на какую-либо новость. Так, а моя последняя подобная пьянка была, была... на мальчишнике Рекса. С которым мы там же и познакомились. И то, только на утро, когда проснулись в Богом забытом баре, в котором не было ни единой бутылки минералки или простой воды. Вот тогда я был готов убивать. Как позже выяснилось, туда привел меня Генри, но события того вечера слишком смутны в моей памяти. Помню только утро, жуткую жажду и как мы выбирались с Марком через окно, когда приехала Полиция. - делаю еще один большой глоток шампанского, будто вспоминая ту жажду, которая раздирала нас всех в то злосчастное утро.
- Нет, сегодня ты не напьешься до подобного состояния. За этим есть кому проследить. - забираю из рук девушки бокал, наполняя его шампанским и следом наполняя свой. Улыбаюсь, когда девушка находит в моих волосах лепесток и убирает его. - Долой его, чтобы не было потом вопросов на каком сеновале я валялся. Так. Моя очередь. Я никогда не купался голышом. Отчего-то вспомнилось. - улыбаюсь, ожидая реакции Наташи, выпьет ли она шампанское или нет. А я смело отпиваю из своего, задорно подмигивая. - Прошлогоднее Тахо. Да, я был там и год назад. Наивный, решил, что второй заезд на озеро пройдет спокойнее первого, но ошибся. Добраться на транспорте до самого озера не удалось еще ни разу. А еще в том же прошлом году, я был единственным, кто остался без палатки. Одно слово - Удачник. А что тебе запомнилось из поездки в августе? Кроме вывихнутой руки и драки твоего бывшего мужа и нынешнего? - говорить это было отчасти даже приятно. И осознавать, что я не один из нас двоих с бывшими и настоящими!

п.с.

можем попробовать играть чуть более короткими постами или задавать по паре вопросов.)

+1

5

Я люблю театральные паузы. Иногда знакомые говорят, что у них возникает нездоровое желание за эти самые паузы поколотить меня чем-нибудь тяжелым, но я все равно строю из себя театральную диву, а потому сейчас, когда Чарли выдает следующую, вместо того, чтобы пить, задумчиво-меланхолично кручу вынутый из его шевелюры лепесток. Типа, я - не я, и вообще, я - девочка приличная. Только потом, когда вижу, что мой... муж (черт, я привыкну без запинки о нем так думать?) собирается поднести бокал к губам, отпиваю сама. На его задорное подмигивание отвечаю смешком и, чуть отставив бокал, развожу руками.
- А что? Я тоже не ангел, да. Так вот, про Кита и Саммер - мы с ними тогда ездили на фестиваль в Майами, ну и там ночью купалась... ни в чем. Это... - Вспоминаю, и настроение стремительно портится, - Это было еще тогда, когда я встречалась с Джейсоном, их басистом. Мы хотели пожениться...
Подхватываю бокал и делаю еще один большой глоток. Вкус уже не чувствую, но сейчас мне просто нужно немного успокоиться и выбросить из головы лишние, совершенно ненужные мысли. Джей - прошлое. Кто-то говорил, что его видели среди пришедших на торжество, но лично я в это не верю. Даже не так - просто не хочу верить.
- Кстати, с Саммер я не дралась. Это так, вне конкурса, - Но все равно делаю глоток, - Точнее - не дралась сегодня. Зато наорала на Кита и, похоже, неслабо обидела Лето. Не со зла, просто этот обормот попросил меня выйти из номера, чтобы оставить их наедине. Ну я и... сорвалась. Теперь немного жалею. А с Мур я почти подралась несколько лет назад. Может ты слышал о скандальной истории с бывшим ректором Калифорнийского? Он тогда погорел на наркотиках. Ну так мы об этом узнали с Саммер значительно раньше. И не только об этом. Но профессор, надо признать, был хорош, он чуть нас не поссорил. Вот это было приключение...
Вздыхаю и глупо улыбаюсь, вспоминая наши с Мур игры в детективов. Надеюсь, она не сильно на меня обиделась. Обрести семью, но потерять подругу - это не самая приятная перспектива. Нужно будет навестить ее в День Рождения... ближе в вечеру. Завтра я все равно раньше обеда не проснусь.
- А о Тахо... Ну, мне пришлось пустить к себе в палатку незнакомого мужика, так как сама я ее разложить не могла, а Лиам и Джейсон куда-то подевались, и поэксплуатировать этих двоих не вышло. Зато тот самый мой случайный постоялец, не помню уже - как его звали, готовил очень вкусное мясо на решетке. - О том, что больше всего мне запомнились мои первые обмороки, я решила тактично промолчать. - Так, теперь ведь моя очередь, да? - Устраиваюсь поудобнее и кладу голову Чарли на плечо. А что, она тяжелая, ее нужно куда-то положить. - М-м-м... Я никогда не встречалась с нелюбимым человеком.
Вообще-то я не собиралась в этот раз пить, но потом вспомнила об Энтони - том неуравновешенном маньяке, который почти год отравлял мое существование, и тихо уткнулась в бокал, допивая его до конца. Странно, ведь действительно забыла. Но какая-то невеселая игра получается.
- Давай я задам другой вопрос? Так... Я никогда сама не целовала Чарли Хантера. - Кто дернул меня за язык? Наверное, это было коварное шампанское. Или напряжение прошедшего дня... Или... Да какая разница? Поворачиваю голову и аккуратно касаюсь его губ своими. Просто захотелось. - Вот, - Отстраняюсь и заглядываю мужу в глаза. Давайте я спишу все на то, что я пьяная, хорошо? Так проще, - Теперь у меня есть еще один повод выпить.
У тебя тоже, Чарли, с такой-то корявой формулировкой...

+1

6

- Кит... странный парень. Он в курсе, что сегодня у тебя была свадьба, а не у них с Саммер, чтобы выставлять тебя из номера? Не зря у меня руки чесались ему навалять. - о навалять можно говорить отдельно и долго, ведь сегодняшний день был насыщен этими наваляшками. Я и Саммер, Генри и Лиам. Знатная выдалась свадьба. И что-то мне подсказывало, что мы с Наташей смылись с нее, а веселье-то не кончилось. Может и в этот момент кто-то еще там, внизу затеял драку, а нас на нее не позвал зрителем.
- Для Саммер драться со всеми вокруг - это нормально? С твоих слов мне показалось, что она дралась со всеми без разбора. Бойкая же у тебя подруга. При первых наших встречах с ней я этого просто не успел заметить. - в одну из этих встреч она вообще была под завалом и говорить-то могла с трудом, не то что драться лезть.
Дальше Наташа рассказывает о поездке на Тахо, о каком-то незнакомце и его умении вкусно готовить мясо, а я вспоминаю, как в первую свою поездку на Тахо так же поселился в чужой палатке. Можно сказать, что даже толком и не спросив разрешения. Да, было однозначно весело. Наташа снова отпивает из бокала, опустошая его наполовину, после чего наступает ее очередь и она говорит о встречах с нелюбимым человеком. Я на какое-то время задумываюсь, пытаясь вспомнить, было ли такое в моей жизни, нов голову ничего не приходит, память либо отказывает, либо такого опыта в моей жизни не было и в самом деле. Но девушка передумывает, отпивая из бокала и задавая новое утверждение, которое вызывает во мне улыбку. Неужели на мою жену так легко действует шампанское? Наши губы встречаются на пару мгновений, после которых девушка отстраняется обратно и осушает бокал, и я следом за ней. Все же странный у нас брак. Он был по всему странный. Казалось бы, мы всего лишь договорились о браке на полгода, но настолько окунулись в него с головой, что порой забывали о том, что это всего лишь роли в нашем общем спектакле. Или такое было только у меня? Именно в такие моменты, которые вызывали на моих губах теплую улыбку и тепло в груди. Сейчас Наташа была моей женой, невероятно доброй, податливой и вызывающей нежность.
Забираю пустой бокал из рук девушки и возвращаю ей поцелуй. За весь день, когда нас столько раз просили поцеловаться, наши поцелуи уже не были смущенными или неловкими. Мне казалось, что мы успели наверстать все, что теоретически упустила бы любая пара, минуя период ухаживаний. - Может хватит на сегодня шампанского? - тихо спрашиваю, убирая пустые бокалы на столик. Не веселая у нас вышла игра. Каждый вспомнил что-то из своей жизни, что заставило загрустить. Касаюсь еще раз ее губ, но отстраняюсь, будто хочу сказать что-то важное. - Вспомнил. Я не вступал в брак больше одного раза. - это негласное продолжение нашей игры, но уже без шампанского. Мы оба сейчас должны сделать по паре глотков шампанского, но вместо этого я лишаю ее возможности ответить или возразить. Мы оба устали, но прошли через этот день, поддерживая друг друга. И оба находили поддержку и опору в друг друге. Так и сейчас - мы просто были вместе, повалившись на кровать и целуясь, будто это и правда была та самая долгожданная брачная ночь.
- Кое-что мне не дает покоя. - отстраняюсь от своей жены, всматриваясь в ее разрумяневшееся лицо. - Что у вас было с Генри? - и опять моя прямота и нездоровый интерес. Мне бы не хотелось узнавать сейчас, что их в прошлом что-то связывало. Нет, роли это никакой не сыграет, но знать это было чем-то жизненно необходимым. - Как ты могла успеть заметить - мы с ним не очень ладим. Мы с ним мало общаемся, были дружны только в далеком детстве, а сейчас... Сейчас мы слишком разные, чтобы иметь хоть какие-то общие интересы, увы. - и это было чистой правдой. Хэнк был пьяницей и дебоширом, когда я предпочитал более спокойный образ жизни. Нам с ним заведомо было не по пути. Мне хорошо отпечатались его слова, сказанные мне когда-то в хмельном порыве, что мы только биологические братья. Этим все было сказано.
И Наташа рассказывает краткую версию их истории знакомства, в которую я сначала не хотел верить, когда она выдала ее после церемонии. Тогда я подумал, что она это сделала только чтобы разрядить обстановку и успокоить Дану, да и меня в том числе. Но сейчас - я ей верил. Просто верил. С момента нашего уговора - мы не врали друг другу. Как бы не было сложно - мы рассказывали друг другу все, старались делиться всеми переживаниями. Несмотря на то, что мы скорее были друг другу чужими людьми - так все же было проще. Как бы не было сложно, я так же рассказал ей все про беременность Номи сегодня утром. Потому что у нас так завелось с самого начала. Кому-то это будет сложно объяснить, но не нам. Наконец, когда Наташа заканчивает рассказ о Хэнке, я с улыбкой подытоживаю ее рассказ.
- Следует, наверное, тебя предупредить, что тебе достался очень ревнивый муж? - улыбаюсь, возвращаясь к своей роли мужа. Целую девушку, подумав о том, что за вечер не встретил от нее упреков или отказов. Подумав о том, как с ней легко. Подумав о том, как возможно все могло сложиться иначе, не будь у нас нашего уговора и брачного контракта. Пустые мысли, нужно мыслить здраво. Что есть, то есть. И у нас есть полгода.

+1

7

- Давай не будем о Ките с Саммер, что-то мне подсказывает, что я в ближайшие дни успею с ними и о них наговориться...
Да, пожалуй, шампанского мне на сегодня хватит. По хорошему, мне не стоило пить совсем, все-таки я еще принимаю лекарства. И все эти нервы. Поэтому я с благодарностью наблюдаю за тем, как Чарли забирает у меня бокал и отставляет в сторонку... и совершенно не ожидаю того, что он решит вернуть мне поцелуй. Невольно мои глаза на мгновение округляются от удивления.
Впрочем, что в этом такого? Полгода нам предстоит жить под одной крышей. Да и на самом торжестве мы успели нацеловаться на год вперед стараниями гостьей. Я так много не улыбалась и не целовалась уже давно...
Снова становится немного грустно, но я заставляю себя выкинуть из головы все упаднические мысли. Вот именно в этот момент мне очень хорошо и спокойно. Удивительное дело, но с Чарли я себя чувствую именно так. Спокойно. Уверенно. Даже за время подготовки к свадьбе мы с ним ни разу не поругались, в отличие от большинства классических пар. Это дорогого стоило, хотя и было, вероятнее всего, обусловлено именно тем, что на самом деле никакие чувства, кроме взаимного уважения, нас не связывали.
- Вспомнил. Я не вступал в брак больше одного раза. - Да, я знаю, что это ложь. И для меня, и для него. Но отреагировать должным образом мне не дает очередной поцелуй, а следом за ним - вопрос.
Генри. Господи, свет клином на нем сошелся что-ли?
Нет, я не обижаюсь, я смеюсь, громко, в голос. Мой смех прерывается признанием Чарли... и мне становится стыдно.
- Прости... Не думала, что все вот так. Но, честно, почему все так смотрят на знакомых женщин Генри? Неужели он такой бабник, что все подпадают под подозрение? - Хотя, если вспомнить реплику Хантера-младшего о спутнице Лиама, а за ней - фразу самого Чарли по поводу шлюх, то становится ясно... - Серьезно. Мы познакомились в сети. Я тогда лежала в больнице, сразу после событий в аэропорту, вся такая в гипсе и совершенно без дела. Мы много общались, я описывала события из своей жизни, свято уверенная, что никогда с ним не встречусь... - Саркастичный смешок, - Ты представляешь, каково было мое удивление, когда через пару дней после выписки ко мне среди ночи заявился твой брат в костюме доктора, со связкой апельсинов, бутылкой шампанского и пачкой презервативов?! Да я чуть копов не вызвала, и пол-вечера лихорадочно думала, как так по-сподручнее доковылять до кухни за ножом. Знаешь, я по началу подумала, что он псих... Не обижайся, но твой брат иногда реально неадекватен. Я его тогда насилу выпроводила! Ты что, реально думал, что у меня с ним что-то может быть?
Не выдерживаю и снова смеюсь, только представляя эту картину. Нет, Генри, конечно, довольно интересный собеседник, но, как мужчина, он совершенно не в моем вкусе. А после его выходки на свадьбе...
- Следует, наверное, тебя предупредить, что тебе достался очень ревнивый муж? - Почему-то эти его слова теплом отдаются где-то внизу живота, отпуская на волю стайку мурашек вдоль позвоночника.
Наверное, каждая женщина хочет, чтобы ее мужчина ее ревновал. В пределах разумного, конечно...
Стоп.
Ее мужчина?
Опомнись, Наташа! Вы женаты по расчету. Чарли просто пожалел тебя и решил тебе помочь! Ему тебя жалко!
"Совесть, иди на хер"
Когда он вот так меня целует, мне почему-то совершенно плевать, жалеет он меня, или я ему вообще противна. Хотя нет, девушек, которые противны, так не целуют.
А меня целуют. И я отвечаю на этот поцелуй, неожиданно для самой себя открыто и откровенно, аккуратно обнимая своего мужа за шею и чувствуя его дыхание на своих губах. В конце концов, мы муж и жена, нам можно.
Забавно. У судьбы очень специфическое чувство юмора. Очень. Она иногда так странно сталкивает людей.
Пожалею ли я завтра? Нет. Я разучилась жалеть.
И о таком не жалеют.
Я закрываю глаза, чуть подаваясь навстречу своему мужу.
Уверена ли я? Нет. Не уверена.
Хочу ли?
Да, хочу, но...
Отстраняюсь и делаю глубокий вдох.
- Хочешь, расскажу тебе про Лиама? Ну, чтобы все честно?
Сажусь на постели и закрываю лицо руками, стараясь собраться с мыслями. Почему я отстранилась? Неужели испугалась? Да нет, чего мне бояться? Наверное я просто хочу, чтобы все было честно.
- Мы с ним познакомились, когда я была еще девчонкой. Он чуть не устроил потасовку со службой безопасности в казино, ты же знаешь - он буйный. Но я его отмазала. Потом пару раз виделись в "Элениуме", вместе пили кофе. Мне он нравился. А потом мы столкнулись по пути в Вегас. Я себе как раз каникулы устроила. Я подвезла его до города, у него с машиной что-то случилось... Он предложил провести уик-энд вместе. Это тогда, тем вечером я сорвала банк в рулетку. А потом... мы перебрали немного и... поженились. Я даже помню все происходящее. Наутро, естественно, спохватились, подали документы на развод. Мой первый брак не продлился и недели. А второй - не состоялся. Жених сбежал. Не из-под венца, но от моей болезни. Не очень-то приятно. - С усилием прижимаю ладони к глазам, провожу ими по лицу к вискам и кривовато улыбаюсь. - Знаешь, как говорят в России? Бог любит троицу? - Хочу сказать утвердительно, но выходит вопрос. - Поворачиваюсь к Чарли и заглядываю ему в глаза. - Вот так. Чарли... - на секунду закусываю губу в нерешительности, - Поцелуй меня...

+1

8

- Поверь мне, я хорошо знаю своего брата. Когда-нибудь я расскажу тебе всю Санта-Барбару нашей семьи и многие твои вопросы отпадут сами собой. А с ними же домыслы и вопросы - почему он такой, почему я такой и почему мы с Хэнком не ладим. Только не сегодня, ладно? - получаю легкий утвердительный кивок девушки, после чего с любопытством выслушиваю историю их знакомства. Генри. Да он такой, он дурак, непредсказуемый придурок. Его появление в халате - это такая скромная мелочь по сравнению с тем, что вытворял мой братец. Но я тактично об этом молчу, не желая выставлять младшего в еще более худшем свете. Он произвел незабываемое впечатление перед всеми гостями. Те, кто знал его, конечно удивлены не были. Но гости со стороны Наташи... стоит ли мне предполагать какого мнения они остались о Хэнке, после его дочери, а следовательно и обо мне самом. От семьи никуда не уйдешь. Но эти двое - немногие из тех, кто остался из моей семьи. И с этим мне приходилось мириться.
- Думал ли я? Да, думал. - признаюсь все же жене, смущенно улыбаясь. - Не смотри на меня с укором, мой брат невыносимый волокита, этого у него не отнять. - мы валимся на кровать, позабыв о разговорах. Мне казалось, что между нами не осталось недосказанного, но в момент, когда Наташа отстраняется и вспоминает о своем бывшем муже, я вопросительно приподнимаю бровь, отстраняясь и усаживаясь рядом. Что может быть в их браке такого, что она решает рассказать? Неужели может быть что-то похлеще, чем наш брак с Элизабет. Да нет, не поверю.
- Хочешь, расскажу тебе про Лиама? Ну, чтобы все честно? - я все же утвердительно киваю, приготовившись слушать.  Слушаю и понимаю, что новая волна разговора еще более откровенна, чем прежние. До этого наши факты из жизни были разбавлены игрой и алкоголем, сейчас же нет. Возможно, ей хотелось выговориться, а я готов быть благодарным слушателем, который не перебьет и внимательно выслушает. Но когда рассказ девушки доходит до упоминания о втором браке, который не состоялся, мое удивление только продолжает расти. А узнав причину срыва брака, мне становится не по себе. Не совсем понимая, что именно чувствую, я отвожу взгляд, цепляясь за предметы интерьера номера. Телевизор, светильник, кондиционер, ваза с цветами. Из-за болезни? Злость, больше всего было похоже на нее. Злость к этому несостоявшемуся жениху.
- Может тебе... - попадались не те мужчины? Это даже иронично, учитывая, что сейчас она фактически замужем за мной. А если проследить историю моих браков и отношений, то я точно стремлюсь стать заключительным аккордом ее троицы. - Тебе стоит думать о том, что ждет тебя впереди, а не оглядываться назад. - тусклая поддержка, но я и не умею поддерживать. За годы работы я научился другому - принимать сложные решения, сообщать плохие новости и быть стойким в стрессовых ситуациях. Состраданию в медицине не учат. И как поддержать близкого тоже. Отсюда я не раз слышал в свой адрес о своей черствости. - Знаешь, не обязательно все должно заканчиваться плохо. - еще одна слабая попытка, после которой я решаю бросить это дело. Не умею, не мое. А после - нам снова не нужны слова. Мы итак этим вечером говорили слишком много. Слишком много фальшивили, врали гостям, близким людям. Пусть это было временно, но сегодня это было не просто. Слишком много улыбались через не хочу. Сейчас был тот самый долгожданный момент, когда можно прекратить притворяться, и он был волшебен. Можно не задумываясь поддаться инстинктам, касаясь ее губ и не желая отстраняться. Можно запустить руку в ее волосы, не позволяя ускользнуть от этого поцелуя. Можно перестать осторожничать, ограничиваясь скромными поцелуями, захватив ее в плен страстного и порывистого. Сбивая ее дыхание, заставляя судорожнее вдыхать спасительный воздух. Можно позволить себе заскользить рукой по ее телу до пояса халата и остановиться на нем. Ожидая отпора, ожидая судорожного вздоха и последующих за ним фраз о том, что мы не должны. Но почему не должны? Никто из нас двоих ничего не должен другому. Тем более в этом плане.
Не получив отпора, я не жду ее разрешения или согласия, развязывая махровый пояс, отводя его в сторону, освобождая полы ее халата. Провожу ладонью вдоль ее бока, оставляя легкий след от щекотки, после чего отстраняясь, нависая над ней.    - А еще твой муж - ужасный эгоист. Ты столько о себе рассказала, а он даже не узнал, интересно ли тебе будет что-то узнать о нем. Непрошибаемый болван, что с него взять. - умею я выбрать момент, чтобы отвлечься и пошутить, просто браво. Но пользуясь случаем и паузой, я расстегиваю пару пуговиц на рубашке, от которой я уже очень давно желал избавиться. - Может стоит рассказать о его первых браках? - с легким смешком спрашиваю, удивляясь, на сколько же все же это легко - лежать с Наташей в обнимку и городить ерунду. Хотя подсознательно, я скорее дал ей еще один шанс сказать мне "нет", отвернуться и, в конце, концов уснуть. - А знаешь, на это у нас еще будет уйма времени. - сам спросил и сам ответил. Но к моменту, когда я это говорю, успеваю расстаться с остальными пуговицами рубашки и снять ее, кинув с кровати вслед за лепестками цветов, которыми было усыпано ложе. Вернуться к своей жене, обнять ее и лишить возможности возмутиться, терзая ее губы новым, требовательным поцелуем.

+1

9

Я не знаю, в чем был тот самый глубокий и сакраментальный смысл моего рассказа. Похоже, за прошедшие полгода я слишком привыкла подсаживаться кому-то на уши и вещать о своих проблемах. И при этом отвыкла держать те самые проблемы при себе.
Или я была пьяна.
Или в ту минуту мне показалось, что это реально важно.
Ну или что-то еще в этом духе...
Странно, с момента операции порыв стал значительно преобладать в моем поведении над холодным расчетом. Наверное, это плохо, и стоит исправляться, но... Не сейчас, ладно?
Если рассуждать логически, то можно, конечно, вывести, что откровенничать с Чарли мне было совсем и не обязательно. У нас ведь с ним просто договоренность и ничего более. Сделка, можно сказать. Правда, никакой своей выгоды от этой сделки мистер Хантер не имеет. Да и дело, по сути, не в этом. Дело в том, что за время подготовки всего этого распрекрасного маскарада под названием "свадьба" мы не то чтобы сдружились, но успели стать друг другу хорошими товарищами.
Наверное, именно из-за того, что мы совершенно не питали по отношению друг к другу никаких иллюзий и не были влюблены - нам было очень легко вместе. Нам совершенно не нужно было строить друг перед другом песочные замки и распускать хвосты. Не нужно было нам и оправдываться друг перед другом за что-то. Не было у нас тех взаимных обязательств, которые цепями сковывали многих и многих.
Мы просто теперь были мужем и женой в глазах общества. Но не внутри своего виртуозного дуэта, сегодня разыгравшего для большой публики достойный аплодисментов фарс.
Пожалуй, меня это вполне устраивало. Нет, я не скажу, что именно об этом я мечтала всю свою сознательную жизнь, но, черт возьми, в этой самой жизни вообще редко что идет по нашему плану. Как там говорится? "Хочешь насмешить богов - расскажи им о своих планах". Да, определенно. Именно поэтому мы до последнего не говорили никому.
Это была наша шалость. Наш вызов системе и обществу. Наша попытка побороть мою неудачливость. Я, честно говоря, до сих пор не совсем понимаю - почему Чарли вызвался мне помочь в таком щекотливом вопросе. Почему решил поддержать меня тогда и продолжал, не смотря ни на что, поддерживать сейчас? Не понимаю. Но все равно буду стараться изо всех своих сил отвечать ему тем же.
Вот и сейчас он, как может, старается поддержать меня, не остается безучастным, хотя мог бы - ведь он ничего мне не должен. По сути, я ему - никто.
- Да, ты прав. Прошлое нужно оставлять в прошлом... - Неловко замолкаю, не зная, что и сказать. У Чарли ведь тоже жизнь не розами усыпана. Отнюдь. Но это не мешает ему нянчиться со мной. Впрочем, на это он имеет право, ведь он старше меня. Хоть я и забываю вечно о нашей разнице в возрасте.
И, кажется, сейчас забуду не только о ней...
Как вам объяснить, что творится с человеком, когда в свои права вступает химия? Когда чьи-то губы вдруг, как по мановению волшебной палочки, становятся безумно притягательными, манящими? Когда чьи-то прикосновения вдруг запускают тебе под кожу разряд на все двести двадцать?
Я бы объяснять не взялась.
Почему я не оттолкнула Чарли? Странный вопрос. Наверное еще тогда, когда я поцеловала его несколько минут назад, я уже четко для себя определилась в том, что не хочу и не буду разводить в нашей псевдосемье целибат.
И если мы друг другу симпатичны, если мы друг для друга привлекательны, то зачем наводить лишние условности?
Мне хорошо с ним. Мне хорошо с ним, как с человеком, так почему бы не узнать, будет ли мне с ним хорошо... как с мужчиной? Почему нет?
Да. Я уже понимала, что будет. Мне нужны были его руки, сейчас, в эту самую минуту, развязывающие халат. Мне нужны были его губы. Вот именно такие, требовательные и горячие. Мне нужно было чувствовать его сильное плечо рядом.
Мне льстило, что я все еще кому-то могу нравиться, но я не остановила Чарли не поэтому.
Почему?
Да не знаю я!
Но когда его рука коснулась моих волос, пальцами заплетаясь в них, во мне что-то томительно замерло. Я снова почувствовала себя женщиной. Просто женщиной. Больше не одинокой.
- Мы успеем поговорить. - Улыбаюсь немного грустно в его губы. Вряд ли он эту грусть заметит, да и не нужно, - У нас на это будет целых полгода.
Остальные слова я отложу на потом. Уберу их в дальний ящичек стола, закрою на ключ - пусть лежат и ждут своего часа. Сейчас не их время.
Мои руки ложатся на его обнаженную спину, чуткие пальцы, привыкшие к музыкальным инструментам, ощущают каждый выступ, каждую линию. Сознание расширяется. Я - Вселенная. Нет, мы - Вселенная. В эту минуту, когда я целую его, жадно и просительно, и когда он отвечает на мой поцелуй - мы бесконечны. В каждом движении, в каждой линии, в каждом вздохе.
И я не боюсь.
Только если совсем чуть-чуть.

+1

10

- У нас на это будет целых полгода. - нужно будет попросить Наташу перестать упоминать об этом. К чему это? Мы не отсчитываем прошедшие дни, не отрываем листки календаря, дожидаясь дня, когда же кончится брак, истечет срок нашего уговора, ведь так? Тогда зачем это, зачем эти слова, которые гулко отдаются в затылке и заставляют на мгновение отстраниться. Заглянуть в ее глаза, широко распахнутые, крупные и живые. Полгода. Как они пройдут, ты думала об этом? Мы будем друг другу чужими, или же будем приятелями, а может нам будет хорошо вместе и станет мало этих полгода? Я не думал об этом ранее. Ранее это слово не повисало в воздухе так часто, оставаясь чем-то недосказанным. Полгода. Почему мне казалось, что ты считала себя чем-то обязанной мне, но это не так, ты помнишь? Это было мое предложение, мое условие, мои сроки. Ох уж этот любитель тотального контроля, сидящий глубоко внутри и желающий свою долю власти.
Ее легкие руки на моей спине отгоняют задумчивость. Я смакую ощущения, как терпкое вино, откупоренное к празднику, пока ее пальцы изучают мои плечи, мою спину, с любопытством то и дело замирая, останавливаясь и продолжая свой путь. У нас на это будет целых полгода. Сейчас ее слова, прокрученные в голове, вызывали ленивую улыбку. А после, я заставляю себя забыть эту фразу. Она мне не нравилась.
Отвлекаюсь на поцелуй, потом на следующий, а за ним на еще десятки. Ее губы, мягкие и манящие. Бархатная кожа, поддающаяся поцелуям. Жаркое тело, отзывающееся на малейшую ласку или прикосновение. Каждый изгиб, открывающийся моему взору. Каждый вздох, пойманный в плен моего дыхания. Каждое прикосновение, ответом которому был тихий вздох. Лишняя одежда, сковывающая прежде нас. Лишние слова, которые были забыты. Пламенные поцелуи, требующие большего. Необузданное желание, томящееся внутри. Все это было слито воедино и неразрывно.
Дыхание, слитое воедино. Украденное у каждого поочередно. Страсть, прорывающаяся наружу. Пытающаяся захлестнуть или стать чем-то общим. Это туманило, пленило, сбивало дыхание и учащало пульс. То, что было между нами - это было настоящим. Ни чем-то выдуманным, как весь сегодняшний фарс. Мне нужны были ее поцелуи, ее руки на моих плечах, ее губы, ее вздымающаяся грудь. Может я был эгоистом? Но не сейчас, сейчас мне не было места для мыслей. Я брал то, что посчитал своим. Каким-то странным образом, со штампом в паспорте но своим. Кто сказал, что я не эгоист? Я ужасный эгоист и в данный момент доказывал это. По крайней мере сам себе. Наши тела были единым целым, неразрывным, нерушимым, крепким и наполненным жизнью. Ты оживала в моих руках, отзывалась на ласки, отвечала на поцелуи. Сейчас и здесь - ты была моей. Я сделал тебя своей, когда не имел на это ни малейшего права. Но ты принадлежала мне, была открыта, как книга, которую я когда-то хотел прочитать и, наконец, получил такую возможность. Я изучал твое тело, пробовал на вкус, растворяясь в ответных исследованиях.
Это было нашим маленьким безумием, которые мы добровольно позволили друг другу. Потерять самообладание и раствориться в друг друге. Прочувствовать друг друга, слиться в момент, когда сердце норовит выпрыгнуть из грудной клетки. Забыться и растворится в шелесте простыней. Забыться и отблагодарить нежным поцелуем. Забыться и представить, что все это не часть игры. Забыться и обнявшись еще долго лежать молча. Забыться и позволить думать, что мы счастливая пара. Забыться и задумчиво изучать потолок, перебирая твои распущенные волосы.
- Ты же переедешь ко мне? - наконец, я нарушаю тишину. Вопрос, скорее, звучит как утверждение. Мы обсуждали это ранее, но... Но как говорят психологи и прочие умники - секс все усложняет? Нас постигнет та же участь или мы все же останемся в хороших отношениях не смотря на то, что произошло ранее. Мы оставались все теми же взрослыми людьми, не строящих воздушных замков.

+1

11

Когда ты рядом, мир немного меняется. Как будто начинаешь смотреть на него, как в детстве, через цветное стеклышко, найденное на мостовой. Сейчас, в эту минуту, когда твои руки скользят по моим плечам, мой мир окрашивается во все оттенки золотистого, оранжевого и пурпурного. Он преломляется, дробится в неровных гранях, вспыхивая неясными всполохами, которые вынуждают меня на доли секунды задержать рвущееся из легких дыхание. Или это твой поцелуй вбирает в себя эти доли секунды? Не важно. Сейчас это - одно и то же.
Когда ты рядом, воздух накаляется и люминисцирует, будто бы феечка из старого мультфильма про Питера Пена посыпала нас волшебной пылью, и мы вот-вот сейчас взлетим над нашей кроватью прямо к потолку. Или это была совсем другая волшебная пыль, которую по обыкновению делят на дорожки кредитной картой и вдыхают через свернутую в трубочку стодолларовую купюру где-нибудь в чилл-аут зоне дорогих ночных клубов? Не знаю, я никогда не пробовала. Люди рассказывали...
Когда ты рядом, мне на мгновение вдруг начинает казаться, что во всей моей короткой, к слову, жизни, не было ничего страшного, болезненного и негативного. А вот ты, именно ты, был в ней всегда.
Когда ты рядом, мне хочется плакать. От счастья. От удовольствия. От осознания, что когда-то это закончится. Я сентиментальна, верно? Но ты мне это простишь.
Ты прощаешь мне мою легкую неуклюжесть из-за так до конца и не зажившей травмы. Ты прощаешь мне мои тихие всхлипы. Ты прощаешь мне, что вот сейчас, именно сейчас, когда ты так ко мне прикасаешься, я шепчу тебе на ухо какую-то ванильную ересь.
Ты прощаешь мне то, что я не люблю тебя.
Просто потому, что конкретно в эту минуту - я тебя люблю.
Когда ты рядом, я чувствую каждое твое движение так остро, что хочется закусить губу и закричать. Хочется запомнить каждое мгновение, записать его в памяти, чтобы потом, когда станет уж совсем дерьмово, можно было отмотать назад и вспомнить, что я была счастливой.
Когда ты рядом - я счастливая.
Я еще не добилась поставленной цели, но еще на шаг приблизилась к ней. Важнее другое. Когда ты рядом, вот так, что можно рассмотреть каждую твою ресницу, капельку пота на виске, тонкую ниточку морщины на лбу, я забываю о своей цели. Я просто растворяюсь в тебе, без остатка, целуя твои губы, такие желанные и жадные до касания. Обнимая тебя ногами, вцепляясь пальцами в твои плечи и выгибая спину, стараясь быть ближе, ближе, ближе...
Я женщина. Я человек. Я - живая. Когда ты рядом.

Откинувшись на простыни, сбитые в неясный узор, странный иноземный ландшафт, я смотрю в потолок, прижимаясь к тебе плечом и улыбаясь. Ловлю дыхание, а оно все никак не хочет униматься, напоминая мне о том, как давно у меня не было мужчины. В голове удивительно пусто. Ни одной мысли, ни одного сомнения, ни одного вопроса. Золотистая дымка, пелена, мягко обнимающая усталый мозг. Не смейтесь, но я бы сейчас уснула, как типичный неблагодарный муж из анекдотов. Кажется, я выжата до донышка...
Но тишину разрывает негромкий вопрос, и я невольно улыбаюсь, чуть не смеюсь.
- Нет, я завтра же возьму билет и отправлюсь в кругосветное путешествие. Обязуюсь посылать тебе открытки каждую неделю. "Люблю, целую, не скучай", вот! - Все-таки тихо посмеиваюсь, перекатываясь и чуть приподнимаясь на локте, чтобы заглянуть Чарли в глаза, - Конечно. Да. Если ты сам не передумал...

+1

12

Игры нет, тема в архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » But always night full of temptations.