Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Всё недосказанное вами и недослушанное мной. (с)


Всё недосказанное вами и недослушанное мной. (с)

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://sa.uploads.ru/WYUVw.png
Участники: Чарли, Алиса
Место: сначала квартира Хантера
Время: 14.04.2014
Время суток: утро, середина дня


Перед непризнанной любовью
Я весел был в прощальный час,
Но — боже мой! С какою болью
В душе очнулся я без вас.
Какими тягостными снами
Томит, смущая мой покой,
Всё недосказанное вами
И недослушанное мной. (с)

Яков Полонский. Утрата

+1

2

- Пап, ты же даешь номер Алисы? - как не часто он все же называл меня отцом. Прошло столько времени, а до сих пор не привычно, но перебарываем это вместе.
- Я обещаю спросить у нее, но ничего не обещаю идет?
- Она обещала мне чашку кофе.
- И все же я спрошу, Реми.


Заехать не надолго домой, успеть переодеться и встретиться с Наташей. План минимум на это утро. Но чего я никак не ожидал, так это оказавшись в квартире наткнуться на пару чемоданов в прихожей. Кто съезжает?
- Алиса? Эльза? - окликаю на всю квартиру в поисках сестер. Если съезжаю не я, значит они. Или вернулась Элизабет. Передергиваю плечами. Нет, не надо нам такого счастья, пусть сидит в своем Лос-Анджелесе, через три недели я сам туда поеду. В ответ ничего не следует и я отправляюсь на поиски сестер. В уме я могу понять причину этого решения сестер, точнее Алисы. На церемонии получилось ужасно. Не знаю почему я не счел нужным предупредить ее заранее, например о том, что там будет мой сын. Тот, который взрослый. Совсем взрослый, ее почти ровесник. А после этого, я ее не видел, не заметил когда она ушла и была ли вообще на самой церемонии. Неужели она ушла сразу после того, как узнала кем мне приходится Реми?
С этими мыслями обходя комнату за комнатой, осталась только комната самих девочек. Коротко стучусь и жду. Жду, пока кто-нибудь ответит или откроет. Дверь распахивается и на пороге появляется Алиса. За ее спиной замечаю Эльзу, улыбаюсь ей, машу рукой.
- Мы можем поговорить? - обращаюсь к старшей из сестер, отступая в сторону и ожидая, пока она выйдет из комнаты, закрыв дверь. - Что происходит? - серьезным тоном начинаю, складывая руки на груди. Хотя я и понимаю, что именно происходит, интересуюсь я другим. Она уже как две недели знала, что у меня будет свадьба, но нужно было дождаться момента, чтобы что? Молча уехать? Можно было подождать еще неделю, они бы остались в квартире одни и спокойно бы уехали.
- Из-за свадьбы? Из-за Реми? - я хочу знать. Чтобы не произошло между нами когда-то, это не отменяет заботу о сестрах. Не смотря на то, что общение со старшей почти сошло на нет, я не переставал предпринимать попытки разговорить ее, но результат был невелик.
- Куда вы едите? - слушая в ответ молчание в течение почти минуты, я не выдерживаю. - Вы не собирались говорить куда едите? Алиса... чем я это заслужил? Я не могу проявлять заботу о вас более? - уже более мягко спрашиваю, ожидая получить ответы хот бы на эти вопросы.

+1

3

Я суетливо носилась по квартире, скидывая найденные на стульях и в шкафах вещи в наш раскрытый небольшой чемодан. Эльза недовольно скулила мне что-то на самое ухо о том, что ей совсем не хочется жить в другом месте, мол, мы только пригрелись и осели, почему нам снова необходимо куда-то бежать? Я игнорировала это нытье, просто не зная, как ответить сестре на ее вопросы.
- Мы чужие в этом доме, как ты не понимаешь? - Я злилась, злилась на ее капризы, но больше всего злилась на саму себя. Как можно быть такой непрошибаемой и наивной дурой. Ну да, разговоры по ночам, осторожные касания кончиками пальцев — я любила наши посиделки с Чарли, но видимо я приносила им гораздо больше смысла, чем видел в них сам мужчина. Неужели я могла думать, что однажды именно я стала бы его женой? Что за вздор, разумеется ему нужна женщина взрослая, красивая, как Наташа.
Да, увидев невесту тогда на свадьбе, сравнив нас с ней, я не смогла больше оставаться на том мероприятии. Я никогда не была завистливой, но красивое от некрасивого отличала без особого труда. Я во всем уступала Наташе, у меня не было светлых шелковых волос, красивых крупных глаз, что сияют словно дорогие бриллиантовые камни. У нее была прекрасная фигура, я не могла похвастаться даже первым скромным размером груди. Я понимаю, почему Хантер выбрал ее, а не меня. И да, она была старше, намного старше, и скорей всего вряд ли убивала своего отчима, она не убийца, обычный мирный гражданин. Как я могла с ней бороться?
Мы торопились, я подгоняла Эльзу, не желая сталкиваться с вещами с Чарли. Объяснять ему что-то? Не хочу, он сам все поймет рано или поздно, ведь я не скрывала своего к нему отношения. Он сможет понять, почему прибывание в этом доме теперь стало для меня проблемой.
Но мужчина все таки оказался на пороге, тут же недоуменно глядя на меня и приглашая поговорить.
- Нет. - Грубо отталкиваю его руку от себя, ощетинившись словно разозленная лиса. Нам не о чем разговаривать, я не знаю, как доступно объяснить о своих переживаниях, не знаю и не хочу знать. - Мы переезжаем, наш автобус через пятнадцать минут. - Вздор, но я искала повод уйти пораньше и побыстрее.
- А ты не знаешь? То есть не смотря на все, что было, мы можем продолжать жить, как жили? - С нашими объятиями? С нашими поцелуями? С нашим всем? Я смотрела ему в глаза и не понимала, как он сам не догадывался об этой проблеме. Привет, Чарли, ты как бы теперь женат, а я патологически не выношу мужиков, которые женаты не на мне.
- Эльза, вынеси наши вещи на улицу. - Сестра не ослушалась, ловко забрала у меня рюкзак, скрываясь за входной дверью.
- Заботиться? Как ты будешь о нас заботиться? У тебя теперь есть, кому дарить свое внимание и ласку, а я не из того числа людей,к оторые своим присутствием будут мешать счастливом браку. - Высказавшись, я шагнула следом за сестрой, не собираясь более продолжать разговор.

+1

4

Чего я ожидал, возвращаясь домой? Что все будет как прежде? Вздор. Но на самом деле я просто не думал о том, что будет дальше. Как все будет. Как все сложится. И сейчас я застал отчетливую картину. Картину того, как Алиса собрала вещи и подгоняла сестру покинуть дом. Дом, из которого их не выгоняли.
- Я догадался, что вы переезжаете по собранным сумкам, я знаешь ли не последний дурак на свете. - меня оскорблял ее тон, ее нежелание говорить, ее желание поскорее скрыться и хлопнуть дверью, как она это умела, как она это любила.
- А чего ты не знала? Ты знала уже две недели, что у нас будет свадьба с Наташей. Ведь знала. Что такого ты узнала именно вчера, чтобы сегодня сорваться с места? Алиса! - мне приходится повысить голос, чтобы она хоть на время отложила свои сумки, выпроводила сестру и взглянула на меня. Эльза выходит наружу, мы остаемся одни. Мы можем поговорить, но на меня сыпется поток упреков.
- Это нечестно. Это из-за того, что я не рассказал о Реми? О том, что у меня есть взрослый сын? Я помню твое удивление и как скоро ты вчера ретировалась, узнав кто он. Или это на самом деле из-за свадьбы? - я не отступал. Не отступал и тогда, когда она решила обойти меня, направляясь к выходу, желай уйти. Снова.
- Ты никуда не пойдешь, пока мы не поговорим. - холодно отчеканиваю я, но это не возымает никакого действия на девушку. Нагоняю ее, хватая за руку, разворачивая к себе. - Хочешь вот так уйти? Не давая мне возможности ответить? Ты этого хочешь? Запомнить только свою детскую обиду на меня, это правда? - детскую. Сказал то, что сказал, но не мог предположить, что это сможет обидеть ее еще сильнее. Пытается вырвать свою руку из моей, но мне удается схватить ее вторую руку и держать их обе, не давая ей вырваться. Держу ее ,пока она не устает барахтаться в моей хватке и не успокаивается, хотя глаза продолжают все так же сверкать ненавистью ко мне.
- Я не хотел этого сказать. - но сказал. Сказанного не вернешь. Решаю не заострять на этом внимание. - Это... не счастливый брак, как ты выразилась. Мы поженились. На полгода. - медленно отчеканиваю эти слова, слог за слогом, дожидаясь, пока смысл дойдет до девушки в моих руках. Но не выдерживаю, не дожидаюсь, отпускаю ее руки, порывисто целуя ее губы. За что получаю звонкую пощечину. Отрезвляющую и настоящую. Так, Чарли, хочешь вспомнить сколько раз за свою жизнь ты получал пощечины? Не больше десятка, молодец. Теперь стало на одну больше.
- Я не буду вас держать. - отступаю на шаг, потирая щеку от звонкого удара и губу от поцелуя, оставшегося на ней. - Но ты должна была знать. Знать как все на самом деле. Правда, вижу, что тебе это не интересно. - иначе это не могло выглядеть. Все было очевидно. Я пытался оправдаться, что-то исправить, но делал только хуже. Своим желанием исправить, своей порывистостью. Всегда делал только хуже.
- Куда вы поедите? - последняя попытка. Попытка удостовериться, что они будут в порядке. - Вы решили, куда едите или вы просто уезжаете. В никуда? - ну конечно, я более не достоин знать о них ничего. Киваю, мысленно соглашаясь с тезисом осевшим в голове, отпуская Алису. Она никогда не принадлежала мне, я не в праве ее держать.

+1

5

И что, что я знала? Меня поражал его надменный тон, словно то, что произошло, совсем не должно ничего значить. Алиса, это же всего лишь свадьба, мы можем продолжать жить так же, как жили прежде. Но я не могла, не могла перешагнуть через этот порок его недоступности, его не принадлежности мне лично. Почему он так поступает? Почему свой досуг, свое свободное время он проводит с одной девушкой, а женится на другой? Почему мне он раскрывает свое сердце, позволяя проводить у него на коленях ночи напролет, говоря обо всем на свете, а в итоге признает своей женщиной совершенно чужого и незнакомого нам человека. Дает ей клятву перед всеми, устраивает широкую и масштабную свадьбу. Если это брак не по любви, почему нельзя было просто расписаться у юристов и разойтись по домам? Я не понимала его логики, не понимала его поступка, и да, сейчас я не собиралась ничего слушать, алчно собирая вещи, практически не разбираясь над тем, принадлежат они нашей семье, или же семейству Хантеров.
- Я не думала, что это будет происходить именно так. Ты говорил, что ты просто выручишь ее, а в итоге ваша свадьба была такой... настоящей. - Мой голос стихает на минуту, когда Эльза выскальзывает из дверей, забирая с собой один из самых объемных чемоданов. Переживаю, что она догадывается о наших непростых с Чарли отношениях, но в меру свое врожденной скромности, старается не обращать на это внимания. Тем не менее, с ее уходом мне становится намного легче, и я нагло смотрю ему в глаза, собираясь говорить дальше. - Эти поздравления, искренние слова в ваш адрес, я видела, как вы с ней смотрели друг на друга. Господи, Чарли, у вас семья, как я могу остаться здесь?
Но он заикается о своем сыне, и я устало закрываю глаза, мысленно считая до трех, чтобы снова не срываться на громкий и эмоциональный крик. Я злилась, злилась и обижалась на него, но не за скрытие факта о своем сыне. В этом, наверное, я могла его понять, и в общем-то.
- Нет, Реми тут не при чем, я думаю, что понимаю, почему ты сразу не сказал мне о нем. Да, это из-за свадьбы, я уже не раз сказала тебе об этом.
Закидываю рюкзак на плечо, собираясь уйти прочь, не хочу разговаривать, что-то решать... Ничего уже не исправишь, на его руке сверкает обручальное кольцо, что не позволяло мне прийти в себя и успокоиться. Я хотела быть на ее месте, не в роли невесты, а в роли женщины, которая будет ему принадлежать. Я считала, что мы принадлежим друг другу, в моей голове не было места сомнениям, а сейчас... Хотелось утопить свою влюбленность в ближайшей луже и вычеркнуть из воспоминаний все наши ночи, что мы провели наедине.
- А что ты можешь сказать на это? Чарли, с фактами не поспоришь, ты теперь семейн... - но он перебивает меня, обзывая ребенком. На секунду, я оцепенела, ошарашенная его словами. Он считает мои обиды детскими? Неужели он до сих пор воспринимает меня лишь как маленького ребенка, как юную девчонку, что он пустил к себе переночевать. Обида сменилась злостью, я резко выдернула руку, сжимая губы в тонкую линию и больше не собираясь продолжать этот разговор. Смысл распыляться тут перед ним, пытаться что-то объяснить, когда меня воспринимают всего лишь как ребенка? Пошел он к черту. С меня хватит.
Но он хватает меня, сцепляя тонкие пальцы на моих запястьях крепким замком. Я ударяю ему в грудь, пытаюсь вырваться, но его следующие слова заставляют меня обмякнуть и посмотреть в его глаза.
- На полгода? - Мне не верится, совсем не верится. Если то, что он сейчас говорит — правда, то я тем более не понимаю смысла в масштабности прошедшего мероприятия. Ради полгода времени устраивать такой театр. Даже я поверила в искренность его чувств к Наташе, что он любит ее и мечтает видеть именно ее в роли своей невесты. Молчу, задумчиво прикусывая губы, внезапно ощущая на них его терпкий поцелуй. Снова шок, на секунду я оцепенела, но через мгновение одариваю его звонкой и грубой пощечиной, отступая на шаг, пытаясь перевести дыхание.
- Никогда не трогай меня снова. - Отчеканиваю каждое слово по очереди, закрывая глаза и сжимая руки в кулаки. Это ничего не отменяет — он женат, у него теперь появились обязанности — я не знаю, как на этот брак смотрит сама Наташа, а что если она его любит? Что если она не знает об условленном времени, что отсчитано на их брак? Не хочу рушить семью, не хочу снова убиваться из-за того, что мое сердце принадлежит чужому мужчине. Я хочу своего, неженатого, свободного, и только своего!
Хотелось по детски надуть губы и топнуть ногой, рассерженно швырнув в Чарли своим рюкзаком. В прочем, последнее я все-таки сделала, попадая в колено, от чего мужчина едва заметно пошатнулся на месте, потирая ударенную щеку.
- Зачем вы устроили такую свадьбу ради жалких полгода? Зачем вам это? Зачем это тебе? - я не понимала, опираясь спиной о двери и медленно сползая вниз, упираясь носом в колени и пряча от Чарли свое румяное от стыда лицо. Ненавижу показывать свои эмоции, признаваться в своих чувствах, впускать в свою голову посторонних людей. Но обычно все мои переживания тут же показывались на моем лице, слетая с языка неосторожным словом, выдавая меня с потрохами очередной попыткой ретироваться с поля боя громким хлопком дверей. - Она не будет жить с тобой?
Этот вопрос волновал меня больше всего. Я не переживу, если в его кровати будет спать другая, что не только мне было бы дозволено засыпать на его плече, слушая рассказы и ощущать ласковые прикосновения свободной руки к своим волосам. Только мне, я одна хочу получать это. Больше никто другой.
- Я не знаю, я думала первое время пожить в отеле, а потом снять квартиру. Уйду из гастронома и поменяю работу. - Отвечаю спокойно, без раздражения и попытки скрыть от него это информацию — не вижу в этом ничего плохого. Но адрес говорить не хочу, пусть расскажет, пусть объяснит мне, как все есть на самом деле. - Расскажи мне про ваш брак. Я хочу знать, как он повлияет на нас с тобой.

+1

6

- Я не думала, что это будет происходить именно так. Ты говорил, что ты просто выручишь ее, а в итоге ваша свадьба была такой... настоящей. - настоящей. Наверное, мне сложно будет объяснить почему именно такой она и должна быть. И не только должна, такой мы хотели ее сделать. Подарить себе каплю праздника. Пусть выдуманного, но праздника. Для обоих это был не первый брак. Но первая свадьба, отмеченная с друзьями и близкими. Для нас обоих это оказалось важным.
- Господи, Чарли, у вас семья, как я могу остаться здесь? - я молча слушал, сравнивая со своими представлениями о семье. А какие у меня были представления? Передо мной, как образец, всегда были родители. Холодные и надменные, встречающиеся за семейным ужином, обменивающиеся любезностями. Так я не хотел. Не хотел как они. Мне хотелось чего-то настоящего, я даже не отрицаю. Но я не дурак, я не забываю, что нынешний брак - на время. И так же я знаю с чем останусь после. Ни с чем.

- Никогда не трогай меня снова. - справедливо. Конечно справедливо. Отступаю на шаг, покидая ее личное пространство. Забавно то, что присутствие Элизабет она так не реагировала. Нет, она прекрасно видела наши отношения. В точности как родители - объединенные только детьми и напускным уважением. У нас с ней не было ничего общего, это ни для кого секретом не было. Но теперь все поменялось, верно? В меня летит рюкзак, попадая в колено, но я молчу. Молчу, когда она ретируется к двери, но останавливается и опускается на пол, пряча от меня свое лицо. Почему не бывает все проще? Хорошим нельзя быть исключительно для всех. Всегда кого-то обидишь.
Не решаюсь подойти ближе к девушке, потому остаюсь на своем месте, решая как ответить на новый озвученный вопрос.
- Для усыновления. - кажется, я отвечаю только на один вопрос из трех, но зато - на самые весомый на мой взгляд. - Наташа хочет усыновить ребенка, но она молода. Она молода, она одинока, у нее нет стабильной работы... - перебираю причины, препятствующие желанной цели Наташи. - Поэтому брак на полгода. Поэтому свадьба. Поэтому... она переедет сюда. - ожидаю новую бурю. Заранее зная, что этот вопрос из всех был одним из важнейших. Она будет жить под этой крышей. И я заранее знаю, что это означает. Что Алисы здесь не будет. И я не пытаюсь подкрепить это утверждение заверениями, что так надо или так будет лучше. Так убедительнее, ведь семью будут проверять перед разрешением на усыновление. Но я молчу, читая все по ее глазам, по ее жестам, ставшим резкими. Обратно нет пути, так бывает всегда.
- Хорошо. - меня удовлетворяет ответ девушки о ее новой работе. Точнее меня удовлетворяет то, что она просто ответила, хотя могла бы и не отвечать. - Наш брак, он с единственной целью, которую ты уже знаешь. Мы с Наташей оба взрослые люди, чтобы понимать это и не питать иллюзий. - подхожу к девушке, протягивая ей руку, помогая подняться на ноги. - На ближайшие полгода, как ты правильно заметила, я - семейный человек. - сопровождаю ответ тусклой улыбкой.
- Знаешь, Реми просил твой номер телефона. Сказал, что ты обещала ему чашку кофе. - чуть веселее, заставляя себя улыбнуться. Но следующий вопрос, который я собирался задать заставил меня нахмуриться. - Мы еще увидимся? - пришло время моих важных вопросов.

+2

7

Он говорил логично, каждое сказанное им слово было наполнено смыслом, фразы попадали точно в цель, зарождая в груди чувство сомнения. Может я поторопилась? Может, большинство из того, что я увидела на свадьбе и после — было лишь только мною надуманно? Я молчала, ощущая, как трясутся руки в попытках еще больше спрятать лицо от прямолинейного и сухого взгляда. Сжавшись в комок я моментально стала еще меньше, чем есть. В попытке стать неуязвимой, маленькой и незаметной для его колких речей, я наоборот стала более ранимой и слабой. Потому последние слова ударили жестче всего.
- Я поняла. - Поняла, конечно поняла. Из моей головы за секунду смыло все попытки оправдать Чарли хотя бы перед собой. Я всегда искала ему оправдания, хотя нет, еще ни разу в жизни мне не приходилось искать собственные объяснения его поступкам. Все было легко и просто, хорошо и воздушно, как в доброй сказке, где конец ни в коем случае не может быть плохим. Но я все время забываю, что нахожусь в реальном мире, и он, увы, будет бить и трепать меня до тех пор, пока я не повзрослею. Как бы я от этого не хотела убежать, я должна смотреть на свое существование более рациональным взглядом.
Я как я никогда его не интересовала. Наташа будет жить здесь, займет мое место, и единственное, что сейчас меня волновало, как быстро она впишется в эту семью. Будет ли у них с ним все так же? Разговоры перед сном, ожидание утра, осторожные касания и ненавязчивые поцелуи, словно ничего не значащие, но именно от этого такие важные и волнующие.
Его шаги отвлекают меня от раздумий, рука крепко держит за предплечье, заставляя подняться, и я встаю, рассерженно отводя взгляд в сторону, не желая встречаться с ним глазами.
- Семейный человек... Знаешь. - Мой голос звучит тихо, я говорю шепотом, но отчеканиваю каждое свое словно так, чтобы у мужчины не было возможности сделать вид, что он меня не расслышал или не понял. - Я хочу знать. Как вы будете жить? Она так же, как и я, будет засыпать на твоем плече? Вы будете целоваться, и держаться за руки? Меня не волнует, что вы будете делать на людях, меня волнует, что вы будете делать с ней наедине.
Сглатываю, делая секундную паузу, понимая, что голосовые связки начинают дрожать от напряжения.
- Все будет так же, как со мной? - Тогда кем я была для тебя? Кто я вообще такая в твоей жизни? Случайная девочка, рядом с которой было приятно проводить время? Целовать ее перед сном, ощущая на своих устах вкус взаимности и детской беспечной влюбленности. Что это было и как это можно называть? Сейчас я ощущала это гадкое чувство, словно меня использовали, словно я была лишь хорошим проведением досуга, или же средством отвлечения от серой и будничной жизни. И если для Чарли было легко так просто переключить свое внимание на кого-то другого, я не могла забыться, не могла сделать вид, что ничего не происходило. Наверное, лицемерию и лжи люди учатся с возрастом. Еще один довод, почему мне не хочется прощаться со своим детством. - Вы целовались с ней? Ты целовал ее, так же, как целовал меня?
Игнорирую вопрос о Реми, он раздражает меня еще больше, словно плотной перчаткой ударяет по лицу. Он хочет меня сплавить своему сыну? Это низко и подло, я как разменная монета, что будет теперь переходить от отца к сыну — унизительно. Хочется поскорее покинуть эту квартиру и не вспоминать больше ее адреса. Но сначала, сначала я хочу услышать ответы на свои вопросы, убедиться в своей правоте, в том, что я, видимо, придавала нашим отношениям слишком много смысла. Но то я, а ты другой.
- Не меняй тему, хотя бы сейчас будь со мной честным. Что было между нами? И что у тебя с Наташей? Я хочу знать, ответы на эти вопросы. И после этого я уйду.

Отредактировано Alice R. Riley (2014-06-12 02:59:31)

+1

8

Не припомню стол  напряженных разговоров с ней. Я помню все наши разговоры, о чем бы мы не говорили. Как мы обсуждали увлеченно, как правильно запускать воздушного змея, как серьезно рассуждали о будущем ее сестры, Эльзы, как мы обсуждали очередной просмотренный после ужина фильм, перебивая друг друга и стараясь порой даже перекричать, или разговор, когда она рассказывала мне о своем отце. Рассказывала то, что, подозреваю, мало кто знал. Возможно этой части ее самой не знали даже сестры, но знал я. И сейчас, разговор, который был между нами готов был переплюнуть все предыдущие по напряжению, повисшему в воздухе. Каждое сказанное слово - как нож, загнанный глубоко под кожу, проворачиваемый при удачном случае. Каждая меткая фраза - как удар хлыста. В последний раз отвечать честно было так же сложно очень давно, стоит это признать хотя бы самому себе. Но я не собирался идти легким путем, это было бы не справедливо.
Я слушаю ее вопросы, такие живые и болезненные. Как мы будем вести себя здесь? Разве могу я знать, могу я сказать об этом сейчас? Я сам не знаю, как все будет. Я знаю, как было последние пару недель, пока мы готовились к свадьбе, как было перед самой церемонией, когда все мероприятие было под угрозой срыва, как было после. И все это еще не успело усвоиться в моей голове. Все слишком противоречиво. Я знаю только то, что мы будем и дальше играть свои роли. Насколько успешно или правдоподобно - никто не может сказать сейчас.
- Почему тебя это так волнует? Тебя не волновали мои отношения с Элизабет, я же знаю это. Ты пытаешься сопоставить вещи, которые не имеют ничего общего. Это фиктивный брак и я отдаю себе об этом отчет. Но отчего-то ты не в состоянии сделать того же, Элис. Хочешь считать меня последним человеком на земле? Боюсь, что я не смогу тебя переубедить, потому что на это у тебя имеются все основания. Но для себя я знаю, что все будет иначе. - наконец, отвечаю на ее вопрос. Я не собираюсь ее заменить кем-то, так не бывает. Списываю это ее заблуждение на то, что она еще очень молода. Я уже знаю, что такое - влюбляться. И в чем разница, когда влюбляешься в первый раз - когда все в новинку. Во второй раз, когда ты пытаешься сравнить с первым. И потом ты понимаешь, что не бывает ничего одинакового. В вопросе чувств незаменимых людей не бывает. Да, возможно Наташа когда-то уснет на моем плече за просмотром фильма, но я знаю, что это будет другое, это не будет так же как с Алисой. Но сейчас она не готова этого понять, как бы я не старался этого объяснить ей.
- Нет. - отступаю на шаг, отвечая на ее вопрос. Болезненный, потому что я знаю, что она мне все ровно не поверит. Для нее есть только белое и черное, нет серого,которым наполнен наш мир. Наверное, это приходит с возрастом, когда ты привыкаешь не делить все на плохое и хорошее, злое и доброе, красивое и уродливое. Всегда есть что-то между. Всегда есть промежуточный вариант. - Я никого не целовал так же как тебя. - но все ровно в ее глазах недоверие. Как быстро я его заслужил. Скатившись из списка доверенных к остальным, кто не заслуживает его.
Хотя бы сейчас? Из всех ее слов и обвинений эти ранят больше всего. Ей плевать, что я всегда был честен с ней. Сейчас ей нет до этого дела. Наверное, хорошо видеть все только со своей стороны, запираясь изнутри и сидеть в своем маленьком коконе, игнорируя окружающих? Нет, я не хочу знать, на сколько это плохо или хорошо. Я привык к другому. Я слушаю других, решая для себя, чему из сказанного можно верить, а чему нет. В этом мы с ней тоже очень различались.
- Хотя бы сейчас? Если ты так этого хочешь. - выплевываю эти слова, будто это яд, попавший мне на язык. Больше я не собираюсь быть добрым или снисходительным. Не собираюсь скармливать правду чайными ложками, больше не буду.
- Ты знаешь, что было между нами. То, чего в природе случиться было не должно. Ты подарила мне чувство, ты это знаешь. И было глупо полагать, что оно не взаимно. Но ты прекрасно знала, что это значило для нас. Прятаться ото всех - от Ханны, от Эльзы, от твоих друзей, от моих. Ты этого хотела и дальше? Я так не думаю. Это не то, чего бы хотел и я. Ни пряток по углам каждый миг, когда мне хотелось тебя обнять или поцеловать! - я слишком суров, я понимаю это, но не могу остановиться. - Я уже ответил, что у нас с Наташей. И тебе стоит это понять и осознать, что этот брак такой же настоящий, как бассейн у меня во дворе, которого никогда не было. - я не замечаю, когда успеваю повысить голос, отвечая на эти вопросы. Но теперь, когда я ответил, я замолкаю почти на минуту, изучая ее лицо.
- Надеюсь, смог удовлетворить твое любопытство. Более не держу. - ее рюкзак, лежащий у моих ног так и лежит там же. Чтобы его забрать, ей придется подойти ко мне. Но я не думаю, что она сделает это, пока я стою рядом. Тяжело вздыхая, я отступаю еще на пару шагов назад. Потом еще на два, понимая, что разговор скорее всего уже закончен, и отворачиваюсь проходя через гостиную и скрываясь на кухне. Это было очень жестоко, но правда и не бывает легкой. Я был не готов к тому, что нам могло ждать, реши мы с Алисой на что-то большее. Как бы смотрели на нас окружающие, когда я гожусь ей в отцы? Осуждение, кривые улыбки? Понятия не имею, в какой момент это стало важным для меня, но стало. Даже не столько ради себя, я редко считался с чужим мнением. Я переживал за нее. Это на ней будет клеймо. Ей в спину будут шептаться. В нее будут тыкать пальцем. А я не могу этого допустить. Не могу.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Всё недосказанное вами и недослушанное мной. (с)