В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Выйдем - поговорим?


Выйдем - поговорим?

Сообщений 1 страница 20 из 26

1

Участники: Агата, Фрэнк, +Куинтон
Место: кладбище, квартира Алексы, стриптиз клуб "Desert Rose"
Время: 27 апреля
Время суток: день
Погодные условия: пасмурно
О флештайме:
После похорон Алексы, Фрэнк решает провести с Агатой воспитательную беседу.

Отредактировано Frank Altieri (2014-04-25 00:24:54)

0

2

Очередные похороны. Фрэнк еще в прошлом месяце сбился со счета, какими они были за этот год. А ведь думалось, что с приходом к власти Монтанелли их Семья заживет спокойно. Не тут-то было. Словно проклятие лежало на Торелли, отдавая в руки смерти одного ее члена за другим. Алекса Ричардс посвящена хоть и не была, но с Семьей сотрудничала довольно тесно. Фрэнк знал ее со времен, когда сам входил в состав восточной команды, пускай общались они не часто и ее, как большинство вертевшихся возле их бизнеса женщин, он не особо ценил, но отдать дань уважения и проводить в последний путь счел нужным. На кладбище можно было увидеть много знакомых лиц. Значительная часть из них была представителями криминального мира, что как обычно вызывало интерес у представителей ФБР. Несколько агентов не стесняясь, вели фотосъемку из-за решетки, ограждавшей территорию кладбища. Наблюдения за членами, так называемой мафии, в природной среде помогало выявлять новые лица в организации, также, примечая, кто с кем общается, можно было делать выводы о кадровых перемещениях, иногда, поговаривали, федералы таскали с собой людей способных читать по губам. Никто из гангстеров работать им не мешал. Каждый из присутствовавших был к подобному ходу вещей привычен, и когда в перерывах между словами о покойной и соболезнованиями для родных и близких, мафиози, пользуясь, случаем собраться вместе начинали говорить о делах, они просто отворачивались от ограды и обсуждали все что им нужно без страха быть прочитанными по губам.
На похоронах присутствовал, конечно, и Гвидо. Как босс Семьи подобное мероприятие он пропустить не имел права. Тут же Тарантино, вместе с которой Монтанелли и привез тело. Девушка казалась уже неотъемлемой его частью. Когда-то не так давно Фрэнк посмеивался над Энзо, которого в качестве андербосса время от времени заменяла Агата, теперь же он сам оказался на его месте и подумывал, что неплохо было бы уточнить у Гвидо, кто его подручный, а то при нынешнем раскладе чести от такого назначения было как-то мало.
Мужчина почувствовал, как на лицо упала капля дождя. Пока еще дождь шел совсем слабый, но некоторые начали доставать зонты. Один за другим люди подходили к могиле и бросали в нее горсть земли, Фрэнк исключением не стал. Здесь ему вновь попалась на глаза Тарантино. После того их разговора у нее дома, девушка старательно его избегала, не говорила ни слова, и даже взглядами старалась не пересекаться. Казалось бы, Альтиери ведь именно этого и хотел? Чего еще надо? Хотел, но не все так было просто, как могло показаться в начале. Фрэнк планировал поговорить с Агатой, объяснить ей, в чем она была не права, не считая правильным подвешивать их непонятки в воздухе. От Гвидо все равно ни помощи, ни поддержки не дождешься, так что, войдя в образ босса, коего ему пришлось в течение почти недели заменять, Альтиери миротворческую миссию водрузил на самого себя. Полагая, что справиться с ней ему вполне по силам.
- Надо нам кое-что обсудить, - произнес, обращаясь к девушке, когда та следом за остальными собиралась уже уходить. - Пошли, пройдемся?
Погода, конечно, к прогулкам не очень располагала, но когда еще представится возможность? Фрэнк попросил у одного из своих парней зонт и, открыв его, пригласил Агату.

+1

3

Похороны Алексы состоялись на следующий день после возвращения из Японии. Ричардс не была в Семье, но делала многое, отличалась хорошей хваткой и умением вести дела, разбираться во всех этих бумажках. Да, и как показала практика, с японцами тоже нашла общий язык. Только вот все оборвалось раньше, чем следовало.
Я убеждала себя, что начало года всегда кризисное, на любом предприятии часто первый квартал малоприбыльный. Правда, сравнивать человеческие жизни с капиталом в организации, довольно кощунственно, не так ли? Но так было легче смотреть на общую статистику.
На похоронах было много людей, и я старалась находить поодаль процессии. Стояла не с Гвидо, так как ему сейчас надо быть с женой, и лучше эту беременную фурию не волновать лишним мельканием моей испанской рожи. Удалось увидеть тех, кого я давно не наблюдала и не разговаривала, так, Куинтон пригласил завтра на ужин, а я обещала подумать. Передышка в наших отношениях пошла на пользу: ему теперь было ровно до того с кем я провожу дни, а я не чувствовала раздражения.
Кажется, что даже на Декстера я уже не злилась, решив просто не появляться у него в больнице. Последний мой визит был перед тем, как мне надо было уехать. Я сказала, что у меня командировка, и черт знает, когда она закончиться. О его деле в казино, о том, что я знаю чем он промышляет, разговор не поднимала. Иногда забавно понаблюдать как тебе врут в лицо, когда ты знаешь правду. И, ко всему прочему, был у меня еще один момент, который не давал так просто взять и свалить от Кортеса, и этот момент не Аарон.
Небо начинало хмуриться. Хорошо, что похороны подходили к концу, и, кинув горсть земли на крышку гроба, я собиралась покинуть кладбище, если бы не Фрэнк.
После его помощи на складе, мы даже не общались. Я посчитала самым логичным и уместным, как обычно, забить на проблемы между нами, сделать вид, что ничего не происходит, и просто ограничить наше общение. К тому же, учитывая, что удалось перевести отношения с мексиканцами на офшорные счета, теперь даже конверты с деньгами не придется передавать.
- Надо нам кое-что обсудить. Пошли, пройдемся? - я глянула в сторону выхода, куда потихоньку стекались все гангстеры. Ладно, шутить на тему, а не хочет ли андербосс закопать меня под той ивой, я не стану.
- Хорошо - кивнула я, юркая под зонт. - Если ты о тех деньгах, то я просила Джозефа передать тебе твою долю, пока буду в Японии - о том сделал ли он так, я узнать не успела. Но, во всяком случае, следующий процент поступит уже на счет. Не плохо было бы передать реквизиты Альтильери.

+1

4

Фрэнку показалось, что девушка его побаивается. Не слишком решительно она согласилась пройтись, будто опасаясь, что андербосс убьет ее здесь на кладбище. Он положил руку на ее плечо, когда та юркнула к нему под зонт - приобнял, чтобы компактнее умещаться под зонтом. Выше на голову, тяжелее раза в два, физически сильный - все это Тарантино могла ощутить в полной мере, оказавшись под плечом у Альтиери. - Нет, я не о деньгах, - ответил он, покачав головой. Они медленно пошли вдоль аллеи и могил, отставая от основной массы скорбящих. Кто-то после похорон отправится по своим делам, а кто-то, наиболее близкие и неравнодушные поедут в квартиру Алексы на поминки, организованные ее друзьями. Близким Фрэнка назвать можно было, конечно, с трудом, но как андербосс присутствием своим на поминках он, безусловно, отметится. Вот только с Агатой сперва перетрет, пользуясь случаем побыть с ней наедине.
- Я о нашем недавнем разговоре у тебя дома, У нас кое-какие разногласия возникли, - напомнил Альтиери, - и я бы хотел обсудить это. - Он вел ее, одной рукой обнимая, второй держа над ними зонт и чуть склонившись, чтобы быть ближе к ее лицу, говорил, - я не очень люблю, когда со мной общаются неуважительно, особенно в присутствии других наших друзей. - Стоило ли напоминать, что Монтанелли был их боссом? Позволять девчонке оскорблять себя при боссе? - У нас у всех бывают трудные времена, - не только у Агаты тогда были проблемы. Все знали, что произошло с бизнесом Фрэнка, да и новость о его проблемах с женой, как бы он не старался этого не афишировать, разлетелась довольно быстро, - но за языком то все равно следить надо. Тебе твой "брат", - господи, Фрэнк и не думал, что когда-нибудь это произнесет, он до сих пор не воспринимал их родственные узы всерьез, и вряд ли когда-нибудь будет, но сейчас для создания доверительной атмосферы, той, которая могла быть только среди членов одной семьи, произнес это, - о наших традициях не рассказывает? Коли ты стала частью нашей семьи, тебе их следует уважать, - счел нужным восполнить пробелы в воспитании, раз "старший брат" этого не делал. Он не давил на нее, общаясь скорее как с ребенком. Как если бы сыну или дочери, к примеру, рассказывал о том, как следует готовить соус для пасты. - Ты молодая и ты девушка. Несмотря на все твои заслуги, ты должна проявлять к старшим уважение. У старших заслуг может быть не меньше. Все через это проходят. Реши я в твоем возрасте вставить слово против кого-нибудь из старших членов семьи, меня бы осудили все без исключения. А времена тогда не сильно отличались от наших. У нас итальянцев в принципе традиции сохраняются веками, не важно, куда нас забрасывает. - Фрэнк понимал, подобные разговоры мало кому нравились, он и сам был не в восторге читать тут нотации, но без них порой было не обойтись. - Мы держимся друг друга, чтим нашу культуру, наши традиции. Моя семья живет в Штатах уже около ста лет - немалый срок для этой страны – и, тем не менее, мы продолжаем считать себя именно итальянцами, а не американцами. Потому что воспитываем своих детей также как воспитывали нас наши родители. Это все важно для нас. И если ты хочешь оставаться частью нашей Семьи, быть, так сказать, полноправным ее членом, - а не бельмом на глазу, которым и сама себя считает, - постарайся уважать наши правила. Хорошо?

+2

5

Вела ли я себя как ребенок? Иногда действительно легче признать себя дурочкой, чтобы к тебе не имели вопросов или обид, мол, она полоумная, что с нее взять... Только такие вещи в Семье явно неуместны. И оправдаться тем, что ты еще слишком юн нельзя. Зеленый и не хватает выдержки? Тогда какого черта полез сюда? Эти вопросы явно подорвут доверие. А по недавнему опыт, опыту и годовалому, можно посмотреть что случается с теми, кто разочаровывает или не оправдывает возложенных обязанностей.
Да, я хотела учиться. Хотела становится лучше. Но вместе с этим, порой было сложно справиться со своим характером, испанским нравом, который бежит впереди меня, тормозя только тогда, когда у меня не бывает сил, и в своих заявлениях я становлюсь замороженной и отстраненной. То бишь, легче сказать, когда ты находишься в дерьме, становишься более осторожным, чтоб не брать еще новую порцию.
Наверно, стоит сказать спасибо, что меня еще терпят. Или спросить, какого черта, вы же видите, я надрываюсь и сама лезу на рожон, так почему я еще жива, зачем!? - наверно, порой, и такое впечатление я вызывала - не ценитель собственной жизни. Пожалуй, признаю, что я склонна к самобичеванию. Мне кажется, что только пройдя через боль и страдания, смогу искупить все то, что было в прошлом.
Альтиери завел разговор о, как бы для меня это не было удивительном, о наших с ним отношениях, а если быть точнее, о той стычке у меня дома. А я даже уже плохо помню наш тогдашний разговор. Помню, что пила мартини из стаканчика с мишками, и что два дня практически не спала. Для меня легче сделать вид, что ничего не произошло, нежели пытаться это решить. Но сейчас попробуем сделать именно по последнему варианту.
- Фрэнк, я не думала, что та беседа перерастет в конфликт - нда, индюк тоже не думал, но сварился - Просто... - просто после Невады, я предположила, что наше общение сложилось. А еще я всегда была простым человеком (как мне кажется), и считала, что разногласия, как сказал Фрэнк, и ссоры, случаются у каждого. И не стоит в моих словах или грубом тоне видеть неуважение к себе. Хотя, стоило догадаться, что многих в Торелли, да и даже соучастников задевает мой возраст, происхождение и поведение. Надо было это понять еще по опыту общения с Куинтоном - тому явно я в горле костью встала.
- ... Просто... - еще раз повторяю, решив не высказываться по поводу Невады и "мы же с тобой кокс нюхали за одним столом" - ... у меня был сложный период - правда сейчас, как оказалось после Японии, он у меня только начинается.
- Черт, не люблю оправдываться. - обычно это звучит как-то вяло и неискренне. Я считаю, что после совершенного нет смысла искать виноватых и пытаться выгородить себя - во всем виноват ты сам, умей это признать.
- Но, да, я тебя поняла. - киваю, понимая, что в итоге толком ничего и не сказала - к данному разговору я не была готова, от того и растерялась. - Я тебя действительно уважаю, но даже в семье люди ругаются друг с другом. - пожимаю плечами, считая, что говорю вполне очевидные вещи - Но, хорошо, я буду впредь следить за языком - кажется, мне пару раз говорили, что неплохо бы мне его отрезать.
Тяжелая рука андербосса закрывала от ветра, который на такой открытой местности свободно гулял. И все равно, мне казалось, что вот-вот его ладонь плотнее сожмется на моем плече. Был ли это страх перед мужчиной? Скорее я чувствовала себя не в своей тарелке, словно взрослый мужчина говорит, что мне стоит с ним дружить, потому что у него есть жена и дети. Странное ощущение, учитывая, что в друзья и товарищи, Фрэнку я не набивалась, и не думала об этом. Мы довольно разные, даже если между нами не было отношений босс-подчиненный.
Я перевела взгляд и опустила взор на могилу перед нами. Сами того не ведая, мы оказались возле надгробия Джованни. Не знаю насколько хороший знак, но мне стало тоскливо.

+1

6

Сделав вид, что ничего не было, они могли бы иметь повторение этой истории в будущем, чего Фрэнку не хотелось. Он хотел, чтобы девушка сделала определенные выводы, как ему казалось, она была не безнадежна, в отличие от той же Марго, которую в ее почти сорок куда проще было пристрелить, нежели пытаться что-то втолковать. Агата была молода, и на нее пока еще можно было давить авторитетом, что Фрэнк и делал.
Разумеется, она не думала, что тот их разговор обернется конфликтом. После поездки в Неваду Тарантино вообще потеряла чувство границ, начав воспринимать Фрэнка как своего приятеля. Настолько потеряла, что позволяла себе в присутствии дона ставить под сомнение авторитет подручного. Она бы еще в присутствии его людей такое ляпнуть умудрилась.
- Ты не оправдывайся, ты слушай и делай выводы, - избавил ее от необходимости придумывать причину своего поведения. Для итальянцев, в особенности выходцев южной ее части, откуда происходило большинство эмигрировавших в начале прошлого века семей, темперамент оправданием не был. Они сами были сплошь темпераментными, Фрэнк и по себе это знал, на эмоциях он редко совершал умные поступки, именно поэтому было крайне важно, чтобы молодежь слушалась старших. Обладая большей мудростью и меньшей импульсивностью, они тормозили молодых, не давая тем совершать необдуманных поступков. Чем закончилось в итоге правление Донато, решивших избавиться от стариков и самим встать у руля? Ничем хорошим. Не имея тормозов, они мчались в могилы и тюремные камеры быстрее других. И домчались.
Альтиери по меркам многих других Семей, в общем-то, и сам к старшему поколению пока еще не относился, лет пятнадцать-двадцать в запасе у него для этого было, но все же в свои сорок с небольшим он понимал уже гораздо больше, нежели молодые, год или два назад пришедшие в их дело.
- Ругаются, - согласился Фрэнк с утверждением девушки, вставившей-таки свое бунтарское "но". - А еще из семей уходят. И семьи, бывает, распадаются. - Добавил не без намека. Из обычных семей уходят, а из тех, которые являются частью Коза Ностры, вычеркивают или же, если точнее, стирают, причем не только из иерархии Семьи, а в принципе с лица земли. Удивительно, что Гвидо именно Фрэнка назвал тем, кто раскачивал лодку в Семье. Ни в один конфликт он Торелли пока еще не втягивал, с проблемами своими вообще предпочитал разбираться самостоятельно, исправно засылал конверты с деньгами, и если уж вставлял на сходках слово или выражал какое-то недовольство, то делал это, как ему самому казалось, исключительно по делу. На данный момент Альтиери был единственным из всей верхушки Семьи, кто родился и вырос в Сакраменто. И если Гвидо и Фредо по совокупности лет проведенных в Торелли еще можно было назвать старожилами и своими парнями, то про остальных людей, стоявших нынче у власти, сказать такого было нельзя. Обладая влиянием на улицах, Фрэнк мог позволить себе качать права больше, чем те же Куинтон, Агата или Марго. И как ему самому опять-таки казалось, вел он себя еще довольно скромно и сдержанно, чем другой мог бы на его месте.
Андербосс похлопал девушку по плечу и сжал его чуть крепче, одобряя тем самым ее согласие следить впредь за языком. Он опустил взгляд на надгробие, куда смотрела Агата, и остановился. Рядом с ними была могила одного из тех, кто слишком сильно торопился в нее угодить. Прошло всего полгода с тех пор, как они хоронили здесь Джованни. И Агата была среди тех, кому особенно тяжко было с ним прощаться. Безусловно, у девушки с Донато и их окружением было куда больше общего, нежели с Фрэнком и теми, с кем он общался.
- Скучаешь по ним? - поинтересовался, заметив грусть в ее глазах. По ним - по тем временам, по тем людям.

+1

7

- А еще из семей уходят. И семьи, бывает, распадаются. - непроходимой дурой я не была, чтоб не понять намека Франческо. Так что комментировать его слова и короткий разговор, я уже не стала.
Дернула губами в полуулыбке, когда мужчина одобрительно похлопал меня по плечу, и остановила взгляд на надгробии. Год рождения и год смерти... короткий промежуток времени. У него не было ни детей, ни семьи. Хотя Джованни всю жизнь бежал от обязательств и серьезных отношений - поэтому мы и расстались с ним. А теперь бегу и я. Надеюсь, что не вслед за ним.
- Скучаешь по ним? - я задумалась над вопросом, беря паузу. По чему мы скучаем? По кому мы скучаем? По людям? По тому отношению и общению, которое давал только тот или иной человек? Мы скучаем по воспоминаниям, по эмоциям. По тому времени, которое сейчас, глядя назад, кажется нам более безопасным, более беззаботным, счастливым. Поэтому мы и скучаем по детству.
Странно, я раньше не задумывалась тоскую ли я по ушедшим друзьям. Я иногда вспоминала о них, чаще, конечно, о Джованни, так как живу в его доме. Но я не скучала, скорее сожалела, что с ним такое произошло. Время идет, нас не ждут, в прошлом не стоит зависать.
- Нет, не скучаю - сделала я вывод, поразмыслив - По мертвым сложно скучать - потому что это бессмысленно - ничего уже не вернуть. - Знаешь притчу про короля и его слугу? - спрашиваю, вставая лицом к лицу Фрэнка, стараясь уместиться под зонтом. Этот дождь так некстати... хотя в этом можно увидеть своеобразный знак - небо плачет.
- Был у короля слуга, который говорил, что все к лучшему. Как-то раз, король отправился на охоту и попросил слугу начистить оружие. И, видимо, слуга сделал что-то не так: ружье дало осечку и король лишился пальца. На это слуга ответил, что все к лучшему, но разгневанный король бросил его в темницу. Прошло еще немного времени, и король, поехав путешествовать, попал в плен к каннибалам. Каннибалы желали им полакомиться, но увидев, что у короля нет пальца, подумали, что он болен и отпустили. Когда царь вернулся домой, то первым делом освободил слугу, признав, что был не прав. На что слуга ответил: "не переживай, все что ни делается - все к лучшему. Ведь если бы ты не посадил меня в темницу, то я бы поехал с тобой, и каннибалы съели меня." - я пожала плечами, улыбнувшись. Не знаю, насколько взрослый мужчина принял эту историю, но меня она всегда успокаивала. Это не значит, что надо лежать пластом, разрешая всем неприятностям прокатываться по тебе, просто нужно смотреть вперед, ведь... все, что ни делается - все к лучшему?
- Глупости, конечно. Но я стараюсь этому следовать. А то если воспринимать все близко к сердцу, можно слечь с инфарктом - только зачастую мое желание не обращать, не зацикливаться на мелочах и невзгодах, воспринимается как циничность, хладнокровность, кощунственность. А я просто убеждаю себя, что все будет. Иногда срабатывает.
- Расскажешь эту историю детям - хохотнула я, разворачиваясь в сторону выхода. Нам пора двигаться назад, а то мои ноги точно промокнут. Я опустила взгляд на свои туфли и образовавшуюся лужу еще со вчерашнего ночного дождя, в которую вступил Фрэнк.

+1

8

Со стороны для тех, кто не был в курсе об их размолвке, а таких кроме Монтанелли вроде бы не наблюдалось, они, вероятно, выглядели, как парочка влюбленных. Стоя под одним зонтом, прижавшись друг к другу... Девушка развернулась к нему и подняла взгляд больших карих глаз. В такой близи рассматривать Агату ему еще не доводилось. Было в этом что-то волнующее и возбуждающее. Впрочем, ничего удивительного тут нет, Тарантино - красивая девушка и даже шрам, оставшийся на ее лице, не сильно портил внешность, скорее напротив, добавлял изюминки.
Практически всю рассказываемую ему притчу, Фрэнк пропустил мимо ушей, разглядывая ее шрам и думая о том, способен ли секс компенсировать обиды. С женой обычно компенсировал. В каком-то роде эти размышления подходили под тему притчи, хотя вряд ли Тарантино подразумевала именно то, о чем думал подручный. Кажется, девушка заметила его взгляд, переключив разговор на детей и, как бы невзначай хохотнув, отвернулась. Альтиери посмотрел себе под ноги следом за Агатой и, заметив, что стоит в луже, выругался:
- Черт, - вышагнул из нее и отряхнул ботинок.
Нет, в том гареме, который собрал вокруг себя Монтанелли, работать было совершенно невозможно. На собраниях Фрэнку стоило больших трудов, чтобы не пялиться на ноги Маргариты. Может, поэтому, то, что она говорила, и казалось ему бредом? Он просто не улавливал ее слова, отвлекаясь на другие "факторы". С Тарантино тоже едва прокола не вышло.
- Пойдем обратно, - вновь приобнял девушку, на этот раз, обхватив ее чуть выше талии. Так о чем они говорили? О восприятии потерь кажется. Фрэнк и сам за последнее время много чего потерял - семью, деньги. Но, поразмыслив, становилось ясно, что потери его не были невозвратимыми. Деньги - дело наживное, он вернет их; семья - тут Фрэнк также не планировал сдаваться, все-таки он любил жену, даже, несмотря на то, что менее пяти минут назад думал о сексе с Тарантино.
- Когда не в силах ничего исправить или изменить, лучше и впрямь смириться и продолжать жить дальше, - согласился итальянец. Те времена уже не вернуть и может действительно они избежали встречи с каннибалами, сменив на "троне" Донато на Монтанелли, во всяком случае, хотелось бы в это верить. Если, конечно, вместо каннибалов им теперь не повстречается кто-нибудь похуже… Был ли Винцензо тем «похуже»?
А дождь тем временем становился все сильнее, разогнав с кладбища всех, кто приходил проститься с Алексой. Двигаясь к выходу, они прошли мимо усыпанной цветами могилы... Гангстеры любят провожать в последний путь с помпезностью. Если уж тебе решили устроить похороны, то можешь быть, варясь в котле, спокоен, церемонию проведут на высшем уровне, опустошив все близлежащие цветочные магазины.
- Ребята в квартире у Алексы собираются, - Агата наверняка итак была в курсе, но Фрэнк еще раз напомнил, - поедешь?
Не любил он такие мероприятия и совсем не горел желанием присутствовать на них, но "этикет" требовал. - Кстати, как там Декстер? - вспомнил об отце Аарона и решил, провожая до машины, поинтересоваться состоянием его здоровья. - Что врачи говорят?

Отредактировано Frank Altieri (2014-04-24 00:38:24)

+1

9

Фрэнк стряхнула капли с ботинка, и я улыбнулась, проведя аналогию от мужчины к коту. Знаете, эти животные, тоже так делают, когда влипнут в воду: идут, и трясут лапами. Хотя, конечно, сравнивать Альтиери с котом не правильно - нет таких котов, которые тебе голову откусят, в этом Фрэнк походит на хищника, скорее, которого, стоит признать, надо опасаться. И даже когда хищник станет мурлыкать, поедая мясо, не всегда безопасно подходить и гладить его по голове. Но, чтож, теперь я об этом знала, и буду умнее.
- Когда не в силах ничего исправить или изменить, лучше и впрямь смириться и продолжать жить дальше
- "Не стоит прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше он прогнется под нас" - это из песни - я почесала затылок. Из русской песни, пару строк из которой мне перевел мой друг археолог, с которым два года назад я путешествовала в Россию. Довольно странное было путешествие - как побег от себя. Тут в Торелли как раз началась неразбериха: Джон потерял память, потом вспомнил, что он уже не Джон, Анна была беременна, Витторе изменял, и все это проело моих друзей, что мне казалось, что я забрала на себя часть их ошибок.
Ладно, оставим грустные воспоминания здесь, на кладбище, где и похоронены люди, связанные с ними.
Я жмусь под зонт, прячась от усилившегося дождя, но на плечо все равно попадают крупные капли, стекающие со спиц. Туфли тоже почти промокли, так что Фрэнк ничего не потерял, наступив в лужу.
- Ребята в квартире у Алексы собираются, поедешь? - не люблю поминки (хотя кто их любит), мне кажется, что на таких сборищах тебя заставляют плакать или ходить с грустной миной. Ты высказываешь свои соболезнования, хотя, кому они вообще нужны? Вряд ли кому-то станет легче от формального "соболезную", и в то же время... мы говорим, чтобы не показаться ханжой или бессердечным.
- Поеду - киваю, не объясняя свою позицию. Ведь с Алексой мы не были близки, но она была женщиной в мафии, а значит что-то общее все-таки есть.
- Кстати, как там Декстер? - мерзкий противный Декстер. - Что врачи говорят?
- Я не была у него неделю. Как узнала, что этот умник обманул казино, не могу разговаривать с ним как раньше. Он лицемер - сейчас я уже не злилась, просто приняла факт того, что Кортес надурил меня, Аарона. - Мне диктовал условия и читал правила хорошего поведения, а сам... - вздыхаю. Получилось как-то обреченно, словно умерла любимая рыбка.
- Его выписывают через несколько дней, посмотрю, что расскажет. - мы приближаемся к двум оставшимся машинам. Даже журналисты и агенты рассосались, устав ловить что-то интересное.
- А ты? Где живешь-то? - про Джулс и Фрэнка слухи быстро поползли, уже переставая быть слухами. И мне было немного неудобно спрашивать, представляя скольким людям интересна эта тема, да и вообще, что я не тот человек, с кем за кружкой пива можно обсудить жен и любовниц. Хотя ведь сама находилась в положении наподобие, где каждый уважающий себя гангстер имеет ни один дом. Но мне моя ситуация была неприятна и после возвращения из Японии, опять начинала тяготить.

+1

10

Меломаном Фрэнк не был и строчки из песни он, понятное дело, не узнал. Даже не стал гадать, американская она или испанская, а о том, что и вовсе русская сроду никогда и не подумал бы, не представляя, что может связывать испанку с проклятыми коммунистами; и не важно, что Советский Союз распался, эта страна до сих продолжала с ними ассоциироваться, также как Германия еще очень длительное время после Второй Мировой ассоциировалась с нацистами. Фрэнк пожал в ответ плечами, не зная даже, соглашаться с этой фразой или нет; затяжные философствования начинали его утомлять, и хотелось сменить тему.
О том, что Декстер обдурил казино и за это, собственно, получил по щам, Альтиери был в курсе. Монтанелли поведал ему о результатах встречи с Тиреллом, на которой подручный не присутствовал, и Кортесу еще повезло, что у его жены (или как там назывались их с Агатой отношения) такие связи, по крайней мере, за лечение из своего кармана ему платить не придется. А оставшиеся деньги должен будет вернуть - это честно. В конечном счете, казино кормило и Монтанелли, и своими махинациями Кортес залез в его карман тоже. Даже будь этот олух членом их Семьи расплатиться он был бы обязан.
Хотя с "лицемером" Агата все же перегнула. В сравнении с тем, что творила она сама, проделки Декстера казались детской шалостью. Тем самым, лицемерила девушка ничуть не меньше.
- Господи, ты вообще людей убиваешь, - напомнил ей, понизив голос, и обернулся проверить, нет ли кого рядом, кто мог бы услышать. - Твоего Декстера уже достаточно проучили, скажем ему вернуть деньги, и все. Лучше бы подумала, как сама объясняться перед ним будешь, когда он о тебе узнает правду. За тобой то грешков побольше.
Грешков и за Фрэнком водилось достаточно, но в сравнении с Тарантино, связанной в прошлом с терроризмом, все это можно было считать мелочью. В глазах общественности и прокурора он убивал себе подобных бандитов, а вот Агата убивала невинных людей, и угрызений совести она, как видно до сих пор особых не испытывала, не принимая близко к сердцу ошибки молодости. Хотя с таким-то прошлым и не от инфаркта можно было слечь, а в ряде случаев от выпущенной себе в висок пули. И эта женщина разочарована в карточном шулере...
Они дошли до своих автомобилей. Укрывая девушку зонтом, Фрэнк сперва решил посадить ее. Где он живет? Альтиери остановился, дожидаясь, когда Тарантино откроет замок и сядет за руль.
- Да где придется, - неопределенно ответил мужчина. В каком-то роде он и впрямь был сейчас без определенного места жительства. Кантуясь, то у друзей, то в офисе, то у матери дома, когда нужно было переодеться. - Вещи свои к матери отвез. Не думал, что все это настолько затянется, похоже, пора хату искать, - усмехнулся, стараясь не подавать виду, что все это его прилично тяготит. Не хватало еще сопли развешивать перед Тарантино, он и перед друзьями себе этого не позволял.
- Встретимся тогда у Алексы, - произнес, посадив девушку в машину и закрыв за ней дверь.

Еще один час соболезнований, показной скорби. Кто-то, конечно, и впрямь скорбел по Алексе, по тем деньгам, которые она зарабатывала для них, но тот же Фрэнк находился здесь только ради приличия и ради возможности встретиться с людьми, с которыми вел дела. Они стояли в стороне, попивая взятое с фуршетного столика вино, и обсуждали их сделку с мексиканцами, которые просили еще больше оружия.
- А БТРы им не надо? - пошутил Альтиери касательно растущих аппетитов их латиноамериканских партнеров.
- Мне кажется, они бы не отказались, - хмыкнул выписавшийся только вчера Майк. После той перестрелки на стройке, где ему сломали два ребра и прострелили лодыжку, выглядел он до сих пор не важно, но лежать в больнице дальше наотрез отказался. Вооружившись тросточкой, он сбежал из палаты и вернулся к своим друзьям. - Ты знал, что у них свои подводные лодки есть?
- Да слышал, - об одной из них, захваченной военными, не так давно рассказывали в новостях. У них в Калифорнии тема мексиканских нарковойн, в виду близости границ, освещалась довольно подробно. - Подпольный бронетанковый завод не организуем? – хохотнув, поинтересовался у Агаты, которая также принимала участие в обсуждении.
Кажется, на них начинали уже косо посматривать, слишком уж громко для поминок смеялась компания. Фрэнк взглянул на часы. В принципе уже можно было расцеловаться с Гвидо, Санчез, Марго и всеми теми, кто тут был, и свинтить.
- Может в "Дезерт Роуз"? - будто прочитав мысли, предложил стоявший тут же Мэнни. На что мужчины, переглянувшись, утвердительно закивали головами.
- Леди с нами поедет? - поинтересовался у Агаты их хромой товарищ.
Фрэнк, в общем-то, против не был. Оставлять девушку на столь угрюмом мероприятии было совсем не по-джентльменски. - Поехали, - сказал ей, допив вино.

+1

11

- Господи, ты вообще людей убиваешь - неужели он еще его и оправдывает? Или это мужская солидарность. - Твоего Декстера уже достаточно проучили, скажем ему вернуть деньги, и все. Лучше бы подумала, как сама объясняться перед ним будешь, когда он о тебе узнает правду. За тобой то грешков побольше.
- Я его сыном не шантажирую - продолжаю гнуть свою ветку о том, с какой точки зрения я смотрю на Кортеса. Да, оба врали, и продолжаем врать, но я никогда не вмешивала в наши разборки сына. А Декстер ко всему прочему год назад меня еще и родительских прав лишил. Эх, надо было крепче цепляться в сына и копать под Декстера, уверена, он карточными играми ни один год промышляет. Впрочем, если бы мне жизнь с испанцем была поперек горла, я бы свалила, а раз до сих пор здесь, значит не так плох черт, как его малюют. И мои разговоры о семейной жизни не более чем нытье и капризы. Ладно, хорошо хоть я сама себе в этом призналась. Как там? Стерпется - слюбится.
На этом разговор окончился. Дальше расспрашивать о жене и детях не стала, а закрыла дверь машины и кивнув Фрэнку, договорившись встретиться у Ричардс, поехала туда. Квартирка у Алекс была небольшая, но вмещала, как оказалось, довольно много людей. Наверно, сегодня собралась вся команда из "Живой Стали", - те, с кем работала женщина, плюс капитаны со своими командами, которые даже забыли зачем здесь собрались. Впрочем, чего таить, и я сама увлеклась разговором и вином, слушая шутки про мексиканцев.
- Подпольный бронетанковый завод не организуем?
- Как говориться: любой каприз за ваши деньги - я улыбнулась, махнув рукой над барной стойкой, коей была оборудована кухня.
Что касается мексиканцев, то ассортимент номенклатуры увеличился почти что вдвое с тех пор, как мы начали с ними сотрудничать. И я была довольна, что наконец то и склады работали, а не обрастали паутиной и сжирали деньги за аренду.
- Может в "Дезерт Роуз"? - клуб Куинтона. Я не очень хотела с ним пересекаться. Нет, мы смогли уйти от той ненависти, что взаимно бурлила вначале года, когда расставание было особенно остро, но друзьями нам быть, путь заказан. Я думаю, что Гуидони никогда не сможет меня воспринемать как человека, а не как женщину. А я всегда буду ждать от него подвоха: что она напьется, и опять будет распускать руки.
- Поехали - я все еще сомневалась насчет правильности решения, но заметив среди людей голову Куинтона, поразмыслила, что в клубе сегодня мы не пересечемся.
Целую Гвидо на прощанье: - Все в порядке, правда - улыбаюсь, а то ему сомнительным, наверно, кажется, что те, кто еще недавно чуть не покусались, сейчас едут вместе на афтепати. В общем, хотелось бы верить, что лишних слухов, что я покидаю поминки Алексы в компании андербосса, это не вызовет.

"Дезерт Роуз" был почти пуст, крутились несколько работников и постоянных посетителей. Даже на танцпол пока еще не забралась ни одна девочка. Впрочем, смешно будет говорить, что приехала я сюда, чтобы поглазеть на женщин - они интересовали меня в последнюю очередь. Хотя как знать... вдруг именно поэтому у меня не складывается с мужчинами? Черт. Усмехаюсь своим мыслям и заказываю коктейль, который больше всего понравился в ярком меню.
- Ну и что потом? Дай угадаю, она оставила тебя без трусов на балконе? - конечно, как без историй о своих любовниц? И я даже слушала с интересом что рассказывает один из парней, присосавшись к трубочке второго, кажется, коктейля.

+2

12

Не пересчитать на пальцах, скольких людей пришлось потерять Куинтону. Не важно, погибли они или исчезли бесследно. Факт оставался фактом: капореджиме пришлось пережить много потерь. Любой человек, как продолжает думать Куинтон, должен ощутить все краски боли, чтобы стать сильнее: любая потеря закаляет тебя. И сегодняшний день не стал исключением. 
Алекса Ричард была, несомненно, отличным человеком и в том числе красивой женщиной. Пускай, Куин не знал о ней настолько хорошо, как знают друг о друге близкие друзья. Но её мужчина знал уже который год. Алекса оказывала ему помощь, как и он оказывал свою, вместе они могли встретиться и опрокинуть пару стаканов, повеселиться, на спор гоняя по трассе.  
Всегда тяжело смотреть на могилу усохшего и понимать: его больше не будет и он не вернется. 
Еще тяжелее слышать всхлипы женщин, их причитания в подобные дни. Если бы Куину дали возможность, он этим "несчастным"сказал все, что думает. Многие показывали свою скорбь на показ, нежели действительно сожалели о потери. Гуидони не понимал, к чему истерики и слезы, если ты не был близок к умершему. Гуидони был уверен, что рядом с Алекс, когда ей было по-настоящему тяжело, никто из присутствующих не был, зато сейчас они начали её ценить и оплакивать её. 
Куинтон краем глаза заметил Агату, облаченную в черную одежду, и рядом с ней Фрэнка, к которому испанка прильнула под зонт и вместе они отошли в сторону.
К Куинтону подошла какая-то незнакомая девушка, отвлекая мужчину от созерцания картины, представшей ему раннее перед глазами. В голове его невольно проскочила мысль: "что у них там за отношения?". Хотя, кем Куин ей является? Никем. Её дело, с кем быть и с кем спать. 

Заехав на квартиру и посидев немного на поминках, Куин не мог понять, как отвязаться от липнувшей к нему, уже ставшей знакомой, Ани. Он её довез до квартиры Ричардс, надеясь, что та отлипнет, но, увы, Аня потащила его вместе с собой. Девушка была далеко недурна собой. Тем более, в его вкусе. Но у него не было настроения предлагать ей провести ночь вместе, на что она так часто намекала.
Едва капо оказался в салоне автомобиля, ясное дело, обрадовавшись, что Анна оказалась в пролете, он без раздумий направил свой путь в стриптиз-клуб. Там кипела работа: нужно было подписать некоторые бумаги и встретиться с клиентом по продаже органов. Ну а если честно признаться, то ехать домой вовсе не хотелось. 
Подъезжая к "Розе пустыни", Куинтон заметил на парковке знакомую машину, и он мог поспорить, что она принадлежала Фрэнку. Альтиери не был частым гостем сего развлекательного заведения, но иногда бывало, он заезжал в гости и изредка они вместе выпивали пару стопок. Войдя в помещение, Куин задумчиво провел взглядом по залу и таки нашел веселую компанию, сидевшую за столиком чуть поодаль от самого центра. Недолго думая, капо подошел к своим знакомым, где так же сидел какой-то незнакомый мужик (p.s.поехал он с вами или нет?). 
Внутренне он просто негодовал. Какого черта Агата имеет право заявляться сюда, когда между ними пробежала не только черная кошки, но и ненависть, которой Куин был наполнен до краев. Когда не можешь любить человека, то невольно становишься ненавидеть его. И злость на Тарантино помогала ему справиться с сильными чувствами. Волновался, переживал, ревновал - да, но не любил, нет, просто терпеть не мог. И сейчас ему пришлось натянуть улыбку, чтобы встретиться с ней. 
- Привет, Фрэнк. - заключает итальянца в объятия, затем смотрит на испанку. - Здравствуй. - холодно отчеканивает он ей. - Какими судьбами? -  Усаживается на стул, напротив Тарантино.
- Эй, Николь. - подзывает девушку в униформе. - Исполни мою личную просьбу: бутылку виски, пожалуйста. - улыбается официантке и вновь возвращает взгляд на своих гостей. - Когда это вы успели сдружиться? - скорее в шутливом тоне поинтересовался мужчина, хотя он все же почувствовал едкую ревность к тому, как свободно Агата и Фрэнк разговаривают с друг другом.
Николь уже принесли стаканы и продержанный Джек Дэниелс. Разлив виски в стаканы, Куин поднял свой, дождавшись, когда поднимут свои стаканы его приятели.
- Ну что? За Алекс?
И он опрокидывает в себя янтарную жидкость буквально разом, перед этим чокнувшись с собратьями. Скорее, он пил, чтобы заглушать собственные чувства, так не во время проснувшиеся к сидевшей напротив брюнетке, нежели за погибшую Ричардс.

+2

13

- Опять ты со своими похабными историями? - вернувшись из туалета, Фрэнк услышал только обрывок фразы про трусы и с укором - не всерьез конечно - посмотрел на "одноухого" Поли. Уши у Поли на самом деле были в полном комплекте, просто когда-то давно одно ему подстрелили, потом делали операцию, чего-то там пришили и нарастили, и сейчас о том инциденте напоминал разве что зарубцевавшийся шрам, но прозвище все равно осталось. Кажется он получил его еще до знакомства с Фрэнком, а было это лет пятнадцать назад, когда "одноухому" едва двадцадчик исполнился. - С нами же дама, - напомнил другу и одновременно подколол Тарантино, которой при всем желании "своим парнем" в их компании не стать. Альтиери шутил, ну, и в каком-то роде испытывал Тату. Когда девушка согласилась ехать с ними и ушла прощаться с теми, кто оставался на поминках, андербосс попросил своих друзей не подкатывать к Тарантино (а то тот же Поли запросто мог) и быть с ней дружелюбными, как если бы вместо нее был один из их парней (совсем уж буквально воспринимать не просил, но его видать не поняли). Подкалывать ее Фрэнк намеревался лично. Переглянувшись с Агатой, гангстер подмигнул ей и приложился к горлышку гиннеса. Он же предупредил Тарантино на кладбище, когда предложил пройтись, что вступать в конфронтацию со старшими у них, итальянцев, не приветствуется. Вот и проверит выдержку. Фрэнк, впрочем, старался пока не перегибать, не планируя унижать девушку, он ограничивался безобидными, на его взгляд, шутками. В бар за пивом, по крайней мере, еще не посылал, но счет оплатить точно попросит. Фрэнк даже немного расстроился, что Поли не решил этим воспользоваться, заказав себе какой-то гейский коктейль вместо приличного коньяка, наверняка думал, что их правила на женщин не распространяются и платить, как всегда, придется ему. Взяв в руки меню, Фрэнк сам стал выбирать чего подороже, пока Поли заканчивал увлекательную историю о том, как едва не отморозил свои причиндалы на балконе. - Расскажи лучше, как тебе ухо отхерачили, - предложил их главному сказочнику сменить тему. Фрэнк, Майк и Мэнни, сидевшие здесь же, ее не раз уже слышали, но Агата в их компании была новенькой, и эта история ей должна понравиться больше, чем те, в которых их безухий Казанова, засадил очередной шлюхе.
Альтиери оторвал взгляд от винной карты и увидел подошедшего к ним хозяина заведения.
- О, Куинтон, привет, - поднялся и обнял приветственно капитана. - Присоединяйся, - пригласил за стол, не сильно разбираясь в том, какие сейчас отношения между Гуидони и Тарантино. Но то, что девушку мужчина объятиями не удостоил, наталкивало на определенные мысли.
Агате впрочем, все равно повезло, похоже сегодня их будет угощать хозяин клуба. Услышав заказ Куинтона, подручный отложил меню в сторону - виски тоже сгодится.
- Да у нас с Агатой дела кое-какие общие. - "Сдружились" - это громко сказано, но поправлять Гуидони он не стал. - С мексиканцами, ну, ты знаешь, - напомнил капитану о том, что их Семья стала по-крупному приторговывать оружием. - Общаемся с тех пор несколько чаще, - улыбнулся девушке.
Фрэнк взял со стола наполненный стакан и отсалютовал следом за остальными:
- Нам будет ее не хватать.
И вновь за столом все помрачнели. Поминки, от которых они бежали, нагнали их в лице Куинтона в стриптиз-клубе.
Тоскливо тут как-то было. Фрэнк взглянул на пустующую сцену и, меняя тему, поинтересовался у Куина:
- Чего у тебя здесь так тухло? Где девочки? - Время было еще не вечернее, но раз уж посетители пришли, стоило разбудить танцовщиц. Фрэнк всегда щедро платил стриптизершами, особенно если те вниманием его не обделяли, а внимание андербоссу лишним сейчас не было, все-таки жена из дома выгнала.

Отредактировано Frank Altieri (2014-04-25 19:02:17)

+2

14

В компании мужчин чувствую себя не в своей тарелки, та и так бывает с любой компанией, куда попадаю. Мне кажется, я делаю что-то противоестественное себе, когда пытаюсь быть своим. Хотя, это, безусловно, лучше, чем на поминках Алексы, при всем уважении и памяти к ней. Но был еще вариант уехать домой, в пустой дом на Зеленой Миле, так как Аарон еще жил у няни, и забрать его планировала завтра. Только прежде чем уеду, сев под градусом на руль, хотелось бы посмотреть до чего дойдет распитие спиртных напитков с Фрэнком и его командой - это была проверка. И, наверно, сам Альтиери так же мыслил.
Неожиданно для меня, в клубе появляется Куинтон. Странно, конечно, удивляться, увидев владельца заведения в своем же клубе. Полагаю, Гуидони, удивлен больше. А еще недоволен - читаю это по его лицу и сдержанному "здравствуй". Жаль. Ведь с мужчинами, как мне казалось, я умела расставаться. Это получалось без злобы и обид, потому что надо принять факт, что дорожки у людей сходятся ненадолго, а потом опять серпантином в разные стороны.
И да, мне было сложно испытывать на себе злость Гуидони, потому что с моей стороны к нему, кроме как сожаления ничего не было, впрочем... это ведь не меня бросили. А для такого мужчины, как Куин это удар по самолюбию, которое он каждый раз поддерживает новой женщиной в постели.
- Привет... еще раз - здоровались на похоронах, поэтому я скованно подняла ладонь в приветственном жесте.
- Когда это вы успели сдружиться? - я бы ответила, что мы строим коварные планы по захвату власти, но за такие ребяческие шутки можно схлопотать и по щам. Я промолчала, а про мексиканцев сказал за меня Фрэнк.
- Ну что? За Алекс? - Гуидони напоминает о сегодняшнем дне, о том, что недавно мы потеряли человека. А я не хочу пить. Нет, не хочу не за нее пить, а не хочу притрагиваться к виски - меня быстро несет с крепкого алкоголя, да и не женский это напиток. Может Куинтон заказал Джек Дэниелс специально? Я помню его еще Витторе очень ценил... Черт, опять мрачные воспоминания.
Делаю глоток виски, чтоб почтить память Ричардс и заедаю лимоном крепкий вкус.
- Чего у тебя здесь так тухло? Где девочки? - Фрэнк, нет, лучше бы мы пили виски. Пожалуй, девочек я точно не вынесу. Чуть усмехаюсь, опуская лицо в свой бокал, в котором сияла золотая жидкость. Даже представить смешно, как я с таким же неподдельным интересом буду смотреть на танцующих грудастых женщин. Правда, я и сама когда-то занималась танцами, но в них не было элемента раздевания и совращение - в театре на Бродвей в Нью-Йорке.
- Я отойду - сообщаю, чтоб моя отлучка не стала не для кого сюрпризом. И пока я ушла в уборную, чтобы сунуть жаркие ладони под холодную воду, слышу, как на танцпол сгоняют несколько стриптизерш. Фак.
- Парни, мне пора - бросаю, когда возвращаюсь к столику и тянусь через него за своими брошенными ключами от автомобиля и мобильным телефоном, что покоился возле стакана. - Сколько с меня? - спрашиваю, скорее приличия ради, чем действительно считаю, что мне выкатят счет - Гуидони всегда брал мои счета, долги, кредиты на себя. Наверно, пытался купить деньгами или пробудить во мне обязательства по отношению к нему.

+2

15

Куинтон явно понимал, что если сейчас ему не поговорить с Агатой, то эта ненависть, образовавшаяся к ней, будет расти и расти, пока не выльется в очередную драку, ссору, скандал - не ясно, что стоило ожидать. Но, тем не менее, задаваясь вопросом, хотел ли он с ней поговорить, то ответ Гуидони находил незамедлительно: «нет». Зачем? И с нелюбовью он жил отлично, питаясь ею, хватаясь за нее, как за свою последнюю ниточку спасения. Если он даст волю своим чувствам, то погубит, прежде всего, самого себя, а не Агату, замученную его ревностью и прожигающей любовью. 
Фрэнк отвечает на вопрос итальянца на счет мексиканцев, а тот в свою очередь улыбается мужчинам, сидевшим за столом. Из них получилась бы отличная мужская компания, если бы не Тарантино, оказавшаяся лишней в их кругу, интересы в котором явно не вписывались в интересы женщины, - это у них были разговоры о любовницах, дорогом алкоголе и о старых добрых историях, напоминающих скорее байки. Хотя, чем черт не шутит? В их криминальном мире все возможно: многие люди на холодной войне и уши теряли, и глаза, и, вон, даже слух. Не зря ведь приживаются к некоторым людям из их общества вторые имена, такие, как:  "безухий", "слепой" и даже "безглазый пират". С последним Куинтон был знаком лично. Безглазым он был, так как свое "всевидящее" око как-то умудрился отсечь, а вот пиратом он был по причине того, что левой ноги у него не было и ходил он с протезом.
Альтиери упоминает о девчонках сего заведения, и Шуидони понимает только сейчас, что в-общем то, гостей, особенно таких уважаемых, надо бы встречать повеселее и поэтому подзывает к себе ту же Николь, он приказал той выпустить девочек пораньше, например, сейчас. Все равно, им нечего было делать в гримерской комнате. 
Куинтон то и дело наблюдал за Татой: та ссутулилась, смотрела куда-то вниз, грустно улыбаясь. Зная испанку, капо мог поспорить, что ей кто-то очень хорошо прикусили язык, который она то и дело прятала за зубами: не было язвительных шуточек в её стиле, улыбочки на её лице и живости. Если так посудить, то из троих мужчин, сидевших здесь, один из них имел большое влияние - это Фрэнк и ясное дело, что между ними произошло что-то. Андербоссов, значит, наша красавица слушается, а капореджиме считает так, пылью? Нет, ну а что? 
- Будут девочки, Фрэнк. Все будет. - Куин улыбается, сделав хороший глоток виски. Главное, чтобы этот алкоголь не ударил ему в голову, тогда ведь он мог вытворить что угодно. Взгляд на Тарантино. Та поднимается со своего места, высказывает свое желание оказаться в дамской комнате, но итальянец ведь знал, что та чувствовала себя лишним и только поэтому хотела испариться. 
- Как у тебя дела, Фрэнк? Как жена, дети? - нет, ну а что? Они ведь не только со-братьями одной семьи являлись, но и неплохими друзьями. Почему бы не поддержать им разговор о семье, детях? 
К этому моменту зазвучала песня Стинга, "роза пустыни", вышли на сцену две девушки в красивых восточных танцевальных костюмах. 
- Ну вот и подарок вам, ребята. - хмыкает, глотнув еще один глоток янтарной жидкости. 
Агата подходит к мужчинам, извиняется за свой такой скорый уход, явно намекая, что хозяин заведения обещал заплатить за всех. Куинтон со стальной хваткой сцепляет пальцами за запястье брюнетки, заставив её нагнуться ухом к своим губам.
- Нам надо поговорить. 
А затем он обращается к андербоссу мафии, увлеченному девушками: 
- Мы сейчас, Фрэнк. Поговорим тут об одном важном деле, хорошо? Не теряйте нас. 

 Куинтон отпускает руку испанки и удостоив таким  взглядом, который не терпел возражений, направляется в кабинет. Как только они оказываются в комнате наедине, мужчина внимательно смотрит на неё, стараясь понять, какие чувства обуревают ею. 
- Как твой муж, объевшийся груш, поживает? - ухмылка. Муж... - А кто-то ведь говорил, что не хочет ни брака, ни семьи. Твои слова уже ничего не значат, верно? - он сокращает между ними это чертово расстояния, преодолевая какие-то несчастные несколько шагов, чтобы схватить Агату за шею. А если поточнее, то просто прикоснуться пальцами к её нежной коже. - Что, неужели не боишься меня? Я ведь и задушить могу. Как думаешь, смогу? 
А говорил он очень спокойным, плавным и размеренным тоном, словно он не о её жизни речь вел, а о чем-то пустяковом, например, о погоде. Мог ли он избавиться от неё? Вот сейчас, когда она так близко стоит к нему, Куинтон на "раз" прикончил бы её, засунув посередине глотки шариковую ручку. На "два" этой головной боли не было и в помине, жил бы Гуидони отлично, избавившись от неё... 
- Смогу? - риторический вопрос, словно Шекспировское "быть или не быть".

+2

16

Я полагала, что если останусь тут дольше, у меня с Куинтоном опять может возникнуть недопонимание. Я даже предполагала, что он начнет трахать прямо на столе стриптизерш, чтобы насолить мне. Утрирую конечно... Но так или иначе, я хотела уехать - оставлю мужчин в чисто мужской компании, чтоб никого не стеснять и самой этим не страдать. Только... Пальцы Гуидони сцепляются на моем запястье, от чего мне приходиться разжать руку и оставить ключи с мобильником там, где они пролежали пол вечера.
- Нам надо поговорить. - я шумно вздыхаю воздух. Ничем хорошим это не кончиться, однозначно. Мы могли бы поговорить в другой обстановке, когда разговор не был бы случайным, а оба заранее обдумали все вопросы и взаимные требования, претензии, но сейчас... Мне кажется это будет похоже на разговор двух разведенных супругов, один из которых осудил все, вплоть до семейных трусов, купленных на распродаже.
Оукей. Я посмотрела на Фрэнк, мол, да, мы сейчас. Живым вернется только один! Шутка.
Иду вслед за итальянцем в его кабинет. На моем лице крайне недовольная мина. И уже по первому вопросу понимаю в чем соль. В Декстере? Да нет, во мне.
- А кто-то ведь говорил, что не хочет ни брака, ни семьи. Твои слова уже ничего не значат, верно?
- Я не помню, чтобы ты меня замуж звал, так чего за претензии? - подкалываю мужчину, прекрасно зная, что предложения от него не поступит, а значит ему и ответить мне нечем, не в чем упрекнуть. Что касается брака и семьи? Ну да, Куинтон был прав... Не хочу связывать себя обязательствами, тем более глядя на Альтиери и как ему, в свете предстоящего развода с женой, предстоит перекантовываться то у мамы, то в офисе.
Гуидони подходит ближе. Я делаю шаг назад. Он два шага ко мне. Дотрагивается до моей шеи. Интересно, насколько велико его желание сжать пальцы сильнее?
- Что, неужели не боишься меня? Я ведь и задушить могу. Как думаешь, смогу?
Я думаю, он еще любит. И знаете... если бы я не могла быть с тем, кого люблю, я бы убила его. Легче избавиться от объекта своего вожделения, переждать год-другой и снова начать жить, чем вытравливать из себя это чувство, которое, как кислота, плавит все внутри. Мне жаль, что я изменила Куинтона не так, как хотела... Еще раз убеждаюсь, что любовь - это нечто пошлое, грубое и эгоистичное чувство.
- Сможешь... Но ведь надежда еще есть? - пока он не потеряет надежду, то не переступит порог, не спустит курок. А Декстер... надеюсь, что в глубине души сам Гуидони понимает, что все это чушь.
Плавно убираю руку мужчины от своего лица, опуская ее как тряпочку вдоль туловища.
- Я правда пойду, а то у меня скоро сын няню мамой будет называть - на время поездки в Японию, Аарона пришлось поселить к Пауле... так он и живет у нее, хотя я уже сутки в Сакраменто.
Я возвращаюсь в зал, слыша как разрывается мой телефон на столе, перекрикивая играющую музыку. Беру трубку. Номер незнакомый. Разговор длился меньше минуты, но этого хватило, чтобы я успела сначала побледнеть, затем покраснеть, а потом и вовсе ухнуть на стул.
- Фрэнк - он же вроде как в деле - На мексиканской границе изъяли товар и арестовали нашего таможенника - ну вот теперь можно и виски вдарить, учитывая, что часть оплаты уже поступила от мексиканцев.

+2

17

Если бы мужчины хотели просто выпить и поговорить, они бы выбрали для этого занятия не стриптиз-клуб, а какой-нибудь из многочисленных баров, где, итак проводили большую часть своей жизни. Но душа требовала приобщения к прекрасному, в частности к прекрасному женскому телу, у стриптизерш оно как раз таки было на высоте. Агату, надо полагать, это зрелище не заводило, хотя Фрэнку казалось, она должна была отнестись спокойнее, ну, во всяком случае, не сбегать, раскрасневшись, как школьница. Андербосс отмечал реакцию их спутницы и предполагал, что долго в их компании та не протянет. Стоило ли ей вообще соглашаться? Впрочем, у некоторых тут присутствовавших была несколько иная формулировка вопроса:
- Нахрена ты ее позвал? - поинтересовался Майк, приблизившись, когда их белая ворона, вспорхнув, улетела в туалет.
- Из вежливости, - пожав плечами, попытался оправдаться Альтиери. Он и сам не знал, скорее всего, просто испытывал ее.
В зале тем временем заиграл Стинг и, как Куинтон и обещал, на сцене появились девочки. Как-то совсем не вовремя капитан поднял тему касательно жены и детей. А хотя какая разница. Фрэнк напомнил себе, что мужчина он отныне свободный, а значит надо пользоваться этим благом, все-таки семнадцать лет свободы не видел.
- Дети в порядке, - от них он, впрочем, отказываться не собирался. - Алессия в колледж в этом году поступает, уже на собеседовании была. - Допил виски и поставил пустой стакан обратно на стол. - А с женой я расстался, - кивнул Куинтону, мол, да, такое тоже бывает, идеальные, как многие о них думали, семьи тоже рушатся.
"Подарок" Альтиери оценил по достоинству, девочки у Гуидони были очень даже ничего, он и вернувшуюся Агату не сразу заметил, обсуждая с парнями настоящая грудь у одной из стриптизерш или нет.
- Уходишь? – обратил-таки на нее внимание. - Да ладно ты, посиди еще с нами. - Наверно не будь он уверен в том, что Агата непременно захочет отсюда уйти, Фрэнк бы просил ее менее настойчиво, или же вообще не просил. Он поднял взгляд на Гуидони, схватившего за руку девушку, и затем перевел на Тарантино, убедиться в том, что она не против отойти с капитаном. Черт их знает, какие у них сейчас отношения. Любовь вроде бы у них не очень клеилась. Удостоверившись в том, что Агата не возражает, подручный кивнул головой. Пускай поворкуют. А сам тем временем, пока парочка отсутствовала, вернул свое внимание танцовщицам и бутылке с виски. Без шлюхи ему, он чувствовал, сегодня будет не обойтись. У Куинтона они случайно не водятся? Задался вопросом, оглядываясь по сторонам, но заметил разве что возвращавшуюся быстрым шагом испанку - вполне себе живая, и важный разговор длился совсем не долго. Наконец-то она заберет свой телефон, елозивший по столу.
Кивнул девушке, услышав свое имя, и спустя мгновение, после того, как та "порадовала" новостью касательно груза для мексиканцев, побледнел сам. Сейчас их южные соседи были единственными, с денег которых Альтиери позволял себе подобные типа шлюх развлечения, и с этих же денег он вкладывался в то, чтобы поднять на ноги свой бизнес. Впрочем, дело даже не в деньгах, а в том, что мексиканцы - не те люди, с кем хочется иметь проблемы.
- Блять, - выругался андербосс, теряя интерес к девочкам. - Много товара было? - Хотелось бы знать, насколько они угорели. Все, что касалось оружия, было в ведении Тарантино. Фрэнк давно от этого дистанцировался, получая только свою долю, но все же, если мексиканцы решат вдруг выказать свое недовольство, придут они к нему, и им еще надо будет доказать, что конфискация прошла без их участия, то есть, что это не попытка обмануть их. - Придется звонить Сантьяго и объясняться.

Отредактировано Frank Altieri (2014-04-29 23:39:06)

+2

18

Что он мог испытывать при одном взгляде на нее, как не желание убить? Ту, которая перечеркнула надежду на какие-нибудь чувства к нему, кроме как жалости и легкой симпатии? Куинтон не был таким мелочным, чтобы вспоминать все поступки, на которые он пошел ради нее, но ему было непонятно, почему испанка была рядом со своим мужем. Сын? Да ладно, если это все было спектаклем перед их ребенком, то к чему они смеялись и веселились явно не в обществе своего любимого чада? Итальянец видел те фотографии, на котором были запечатлены счастливые Декстер и Агата - этого уже было достаточно, чтобы понять, что слова Таты - ложь. Если вспомнить, то Куинтон положил сей доказательство в этот самый письменный стол, стоявший немного поодаль от них двоих. Неужели нужно было вытащить снимки? А там не только Кортес заснят был, но и недавняя "любовь" девушки, некий профессор с неизвестным прошлым и темным будущим. Что Агата находила в них? Спокойствие в завтрашнем дне, защиту или они одаривали её драгоценностями? Последнее ну никак не ввязывалось в голову мужчины с зарплатой последнего ухажера брюнетки.
Только сейчас Гуидони понимает, что пить ему не нужно было. Знает ведь, что распустит руки, опозорится перед ней, переступит через собственную гордость и снова станет выглядеть в её глазах ничтожным.
Жалость? Ну давай, Агата, убей меня ею. Посмотри на меня этим взглядом, который потом мне будет сниться в жутких кошмарах! За что ты наказываешь меня вновь и вновь?
Она умудряется пошутить и Куинтон хмыкает. Ничего он ей не предлагал, но предложение было далеко не за горами. И сейчас, будь у них все так же хорошо, как раньше, он вместо этой ничтожной встречи в клубе, назначил ей свидание в роскошном ресторане и вытащил бы кольцо с бриллиантом. В любви этот итальянец настолько безумен, что пошел бы на все ради своей женщины, будь то женитьба или смерть.
- Но ведь надежда еще есть? - и она убирает его руку со своей шеи. Гуидони с горькой усмешкой понимает, что разговор закончен, так и не начавшись.
- Для тебя она всегда есть.
Тихо, почти что неслышно прошептал капо, облизывая пересохшие губы. Какие бы он слова ей не говорил, он будет продолжать волноваться и любить её, потому что он не способен пустить ей пулю в лоб или засадить в спину нож.
Она уходит, оставляя его наедине с самим собой. Не долго находясь в таком оцепенении, мужчина все же решает присоединиться к компании Фрэнку и его приятелей. На выходе из своего кабинета замечает, как Агата что-то говорит по телефону и явно её реакция не была хорошей. Новость плохая.
- ... изъяли товар и арестовали нашего таможенника. - только сравнявнявшись с их столиком, Куинтон смог услышать причину такого перепада настроения испанки.
- Смогу помочь или тут моя помощь не нужна? - задает вопрос, внимательно проследив за реакцией Фрэнка.

+2

19

Никому не нужны проблемы с мексиканцами. Они могли заставить плохо спать, или спать вечно, но и дела с ними шли плодотворно. Благодаря деньгам, поступаемым от Кортеза, я смогла заняться строительством собственного домика. Без прошлого, без воспоминаний, без историй, без призраков.
- Много товара было? - спрашивает Фрэнк, сидевший рядом.
- На 500 тысяч долларов. А Кортез нам еще предоплату заслал - мы и им денег должны, и оружие потеряли - краски сгущаются. Мексиканцы должны были получить груз сегодня. Когда это не случилось, их принимающий позовнил Джозефу, а тот в свою очередь стал пробивать дальше: где, что и почему стоит.
- Придется звонить Сантьяго и объясняться.
- И нужны доказательства - хотя вся эта херня скоро всплывет в прессе.
Проклятье! Мало нам было трупа Суриты, так через два месяца даем еще один повод усомниться в себе.
- Смогу помочь или тут моя помощь не нужна? - поднимаю глаза на подошедшего мужчину. Даже недавний разговор с ним уже не вызывает у меня столько неприятных эмоций, как потеря товара, а следовательно, денег.
- У тебя не завалялось лишнего пол миллиона долларов? - криво усмехаюсь я, но затем махнув рукой. Вряд ли Куинтон сможет помочь - территория действия уже не его. А что касается денег... это он тогда за меня тридцать тысяч долг отдал, а тут сумма в десятки раз больше.
- Ладно, я поеду сейчас к Джозефу, послушаю что говорит, а то по телефону как-то... - как-то непонятно и все скрытно. При личной встрече, надеюсь, парень мне расскажет что-нибудь еще полезного. - С тобой тогда завтра свяжусь - наверняка Альтиери захочет знать когда он получит свой процент, и получит ли вообще. Только сомневаюсь, что завтра я найду ответ на этот вопрос, но, полагаю, андербосс хотел был бы, чтоб его держали в курсе.
Я поднимаюсь из-за стола. Прощаюсь со всеми, и, наконец-то покидаю заведение. Правда, уже не в том настроении, как раньше. Но то ли еще будет...
Осматриваю ряд машин перед клубом. Даже вижу пустое место, где стояла моя тачка, но сейчас оно действительно пустое. Переставили? Да нет, ключи все время у меня были. А грешить на память, что я могла забыть куда припарковала Мустанг, мне еще рано. Это вон, Фрэнк или Куинтон могли страдать уже старческим маразмом.
- Maldición* - *Проклятье.

- У тебя же есть камеры снаружи? - я врываюсь в клуб как ураган, с порога озадачивая Гуидони вопросом. - Тачку, кажись, угнали.

+2

20

Этого Фрэнк и опасался, когда они начинали сотрудничать с мексиканцами. Суммы сделок по их меркам были очень большими, а вместе с ними зашкаливали и риски. Это у наркокартелей в год миллиардные обороты, и им такая потеря хоть и ощутима, но отнюдь не критична, а какие обороты у Семьи Торелли? Для них полмиллиона долларов были довольно крупной суммой, чтобы позволить потерять их за одну неудавшуюся сделку.
Фрэнк опрокинул в себя стакан виски и обратился к Агате:
- Ладно, не паникуй, - пусть послушает опытного человека. Андербоссу плескаться в дерьме не привыкать. На стройке, к примеру, он потерял более полумиллиона, но, не позволяя себе опускать руки, рассчитывал все вернуть, даже инвесторов умудрялся находить. Никто из них, правда, денег пока еще не внес, но то, что заинтересовались (с такой-то промежуточной финансовой отчетностью!), уже можно считать победой. - Если будут требовать возврата денег, заложи торговые точки, - учитывая, что сейчас основная масса продаж велась прямо со склада, помещения под магазин можно было хоть полностью распродать, ну, оставить один-два для отвода глаз, якобы торговля все-таки в розницу ведется. - Это не такая огромная сумма, потом выкупишь.
Тут подошел Куинтон и предложил свою помощь. Наверно не стоило Агате в ее ситуации пренебрегать подобными предложениями. Кто знает, может и завалялось? Безвозмездно кредитовать в их среде не принято, и дешевле зачастую брать деньги в банке, но с банком есть одна неурядица - слишком долгий процесс согласования, когда речь заходит о крупных суммах. Пока она закажет оценку своих магазинов, пока соберет все нужные документы, пока дождется ответа... мексиканцы могут и не согласиться ждать месяц, а то и два. У таких же людей, как Куинтон, деньги можно было получить сразу, и даже без залога (если не считать жизни, но этим компенсировать долги было экономически не выгодно, поэтому до столь крайних мер доходило не часто).
- На границе деньги одному человеку платили, и он наш товар пропускал, - пояснил подошедшему Гуидони, - сейчас его арестовали. Есть у тебя варианты, знакомые какие-нибудь, кто мог бы помочь оружие в Мексику переправлять? - а чего бы не спросить? Кто знает, контрабандой ведь Куинтон также занимался.
- Надо с доставкой что-то решать. - Поставил акцент для Агаты, перед тем, как та ушла. Деньги, черт с ними, найдут и вернут. Не хотелось терять саму возможность сотрудничества с картелем. Когда еще их оружейные магазины будут приносить такую прибыль, какую приносили последние два месяца? - Хорошо, держи меня в курсе.
Фрэнк налил себе еще вискаря и разлил остатки по стаканам парней. На девушек он уже совсем не смотрел, думая о том, что денег в этом месяце получит с гулькин нос. Признаться, он не очень верил в то, что Агата сумеет разрулить ситуацию, опыта в таких делах ей сильно не хватало.
- Вмешаться или сама пусть разбирается? - попросил совета у сидевшего рядом Куинтона. Задавая этот вопрос самому себе, Фрэнк пока склонялся ко второму варианту, но уверенности в своем выборе не ощущал. - Кстати, ты знал, что Гвидо с ней побратался? - усмехнулся, осушив еще один стакан. - Ну, знаешь этот ритуал с кровью, - наверно каждый из них проделывал подобное в детстве со своим лучшим другом. Фрэнк вон с Майком такой же ерундой страдали лет в двенадцать, сейчас же ими это все воспринималось гораздо проще. Быть настоящими друзьями можно без всей этой чепухи.
А сестренка Монтанелли тем временем вернулась, да так стремительно, будто что-то здесь оставила. Ее вопрос, впрочем, озадачил не только Гуидони. Вскочив с дивана, Фрэнк бросился проверять на месте ли его машина. Удостоверившись, что на его потрепанный Лэнд Ровер никто не позарился, Альтиери вернулся в клуб и присоединился к изучению видеозаписей на камерах наблюдения.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Выйдем - поговорим?