Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » What if you can see the darkest side of me?


What if you can see the darkest side of me?

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://savepic.org/5338300.jpg
Erik Bergmann

http://savepic.org/5323967.jpg
Jace Valentine


Место действия:
дом группы Schattenspiel, пригород Сакраменто.
Дата:
7 ноября 2013 год.
Время суток:
утро, переходящее в день.

Сюжет:
Here we go again, it's madness
I swear I don't mean things I scream at you
This hate inside of me is sadness
I can't control the stupid things I do
(c) Adam Gontier "Beast In Me"

Отредактировано Erik Bergmann (2014-05-11 00:40:37)

0

2

В доме уже который день стояла тишина. Днями ранее Эрик отвёз Карстена в клинику, а потом вечером Отем в аэропорт – девушка решила, что ей лучше пока побыть у родителей. Да и сам басист считал, что это лучший вариант в сложившейся ситуации. Кристоф не отвечал на его звонки и вскоре вообще выключил телефон. Или он просто разрядился от многочисленных звонков. Упрямый кретин! Иных средств связи с другом не было. И где он тоже было неизвестно. Одно ясно точно – дела их плохи как никогда. Всё просто отвратительно. Это был тупик. И что с этим делать – неизвестно. И есть ли уже какой-то смысл делать что-то. Эрик даже думал позвонить Джейс, но каждый раз, когда брал в руки телефон чтобы это сделать, находилась причина не набирать номер. У неё и без меня проблем достаточно. Да и не в тех отношениях они были, чтобы обсуждать проблемы друг друга. Если они с ней вообще были в каких-то отношениях – сам чёрт не разберётся! Передружба и недоотношения – вот что было этому определением. Грёбаная неопределённость. Как и вся его жизнь сейчас.
Ещё позавчера Эрик решил, что ничего так не успокоит нервы как хороший виски. Келлер-старший же считает это решением всех проблем, так почему бы и ему не попробовать этот метод? В минибаре этого добра было навалом, выбирай не хочу – Крис позаботился, да и Карст внёс лепту в коллекцию. На тот момент басисту это показалось лучшей идеей. Хотя пить в одиночестве это не лучший вариант, но что ещё было делать? Да и чёрт с ними, с предрассудками! Иногда можно себе позволить. С этой оправдывающей мыслью Бергманн взял ещё нераспечатанную бутылку дорогого виски и спустился в студию. Белизна комнат резала глаза, а в студии и атмосфера-то была иная. Хотя её и подпортили недавние события. Но всё равно для него в окружении инструментов и с любимой гитарой в руках было лучше, чем просто наедине с самим собой.
От первой бутылки он избавился довольно быстро. За ней немного позже, через пару часов, последовала вторая, а потом и ещё одна. Это помогало хотя бы на время забыть в какой дерьмовой ситуации всё находилось. Басист впервые не знал, что ему делать и это очень злило, ощущение собственной беспомощности разъедало его изнутри. А алкоголь довольно хорошо притуплял эти неприятные ощущения. И дарил взамен желанное, но обманчивое ощущение спокойствия. Две ночи музыкант проспал на кожаном диване в студии. Хотя сном это можно было назвать с натяжкой – организм просто тупо вырубался, когда усталость и концентрация алкоголя в крови доходили до крайней точки. На журнальном столике рядом с ним за эти дни скопилось приличное количество бутылок. Были там и пустые упаковки из-под еды – то, что нашлось в холодильнике и не требовало себя приготовить. Телефон давно разрядился и завалился куда-то за диванные подушки, и если кто-то и звонил, то Эрик об этом не знал. И знать, признаться честно, не хотел. Если никому не было до него дела, то почему его должны волновать другие? Пошли все к чёрту!
Бергманн допил содержимое бокала, откинулся на спинку дивана, взяв в руки гитару. Пальцы по привычке, на автомате перебирали струны. Он лишь на пару секунд прикрыл глаза, как на веки мгновенно навалилась дикая усталость, и количество выпитого алкоголя следом начало отключать его сознание от реальности. Мелодия, издаваемая струнами, начала звучать будто бы на заднем плане. Разум уже находился между явью и сном. Но стоило в какой-то момент грифу гитары опасно качнуться в руке, как Эрик, дёрнувшись, мгновенно открыл глаза и поспешно попытался принять ровное сидячее положение. Затуманенное боковое зрение уловило изменение в комнате. Точнее появление в помещении кого-то ещё. Переведя взгляд на дверной проём, музыкант, не без усилия сфокусировав зрение, обнаружил там… Валентайн?

+2

3

Мы постоянно стремимся что-то доказать другим и себе, я даже и подумать не могла бы сделать нечто подобное, если бы не одно «но». Я была вынуждена покинуть Сакраменто и выехать в Нью-Йорк. У меня не было выбора, который я могла бы сделать и при этом не навредить себе и своей карьере. Как это ни странно, но я не была готова взять и упасть в яму отчаянной домохозяйки, даже ради Эрика. Во-первых, наши отношения были не настолько крепкими, чтобы бросать все и сидеть дома – заниматься внутренними делами, во-вторых, я не могла себе позволить такой роскоши. Это обусловлено тем, что мой брат вложил много усилий, чтобы помочь мне достичь того, чего я достигла, и я люблю свою работу. Сколько бы я ни говорила, это будет той истиной, которую не каждый сможет достичь, даже познать не сможет. Найти идеальную работу – это нонсенс, последнее время я делаю слишком много подвигов, которые раньше казались мне абсурдными и невозможными даже в мыслях. Разве могла я закрутить служебный роман и остаться ради человека там, где он находиться? Нет, это был совершенно другой человек, совсем другая женщина, которая всегда держит свои чувства под контролем. А что сейчас? Я возвращаюсь в маленький городок, выполняя свое обещание и пытаюсь доказать сама себе, что у Эрика есть ко мне чувства, да и меня к нему тянет не потому, что произошла химическая реакция, а потому, что у меня действительно есть чувства и, мнимая католиками, душа. Это может быть и глупо, но именно сейчас я подъезжаю к нашему пригородному дому и достаю ключи из кармана.
Я ожидала большее, нежели гнетущая тишина и редкое пение птиц на заднем дворе. Вся эта тишина заставляет меня нервно сглотнуть и пройтись дальше по двору. Может эта пушистая крыса, как называет Эрик карстенского шпица, спит или умерла от недостатка внимания.
И пусть я нахожусь только во дворе, меня смущает вся эта атмосфера, у меня ощущение, что меня облили ведром холодной воды.
«Наверное, спят или временно выехали…»
Эта мысль временно появляется в мое голове, пока я не прохожу внутрь дома и не оповещаю пустые, как оказалось, стены дома.
Мой голос прошелся по коридорам и комнатам особняка подобно эху и вернулся обратно, подобно тихому грохоту. Что-то, а это вызвало лишь отрицательные эмоции, которые сдавили мое горло и вызвали горьковатый привкус на губах. Сердце учащенно забилось и
Первым делом я прошла наверх и заглянула в каждую комнату – везде было тихо. Вещи странным образом куда-то исчезли, это касалось вещей Отем, Кристофа и других людей. Я подозревала о таком, но не настолько, да и стал бы нормальный человек все под чистую вывозить? Не думаю…
«Возможно, они решили жить отдельно?»
Вполне нормальная мысль…любая пара вольна съехать и жить своей жизнью, но вот странно… ведь Отем была девушкой Карстена, а с Кристофом встречалась Теа, тогда что не так? Факты не состыковывались, и я прошла дальше, но уже на первый этаж. Там тоже было пусто, даже более того, все «улики» говорили о том, что здесь людей не появлялось и уже давно – несколько дней или около этого.
Мне ничего не оставалось, кроме как сесть на диван в гостиной и задуматься. Руки невольно утонули в волосах, отбрасывая пряди волос с лица назад. Надо подышать глубоко и подумать – куда они могли уехать.
«Надо подумать… куда же, куда все пропали? Ведь Эрик сказал, что будет ждать меня…он не мог соврать или ввести меня в заблуждение…я знаю его… я не могла в нем ошибиться…нет»
Может и могла…но я не хотела в этом признаваться ни на одну минуту. Эрик Бергманн удивительный человек, и он ни в коем случае не стал уподобляться другим мужчинам, ни на секунду. И это чувство не оставляло меня с тех самых пор, как мы познакомились с ним. Мои мысли подсказали мне совершить одно мало-мальски легкое дело – набрать мужчину по мобильному. И как только я раньше об этом не подумала?
Руки судорожно хватают мобильный телефон и начинают набирать номер музыканта. Всего несколько секунд, а гудки уже идут и отдаются тихим эхом в устройстве.
«Ну же…Эрик…возьми трубку…»
Как-то еще хуже становится на душе. Ощущение, что меня бросили, даже не объяснив причину столь скорого отъезда. Даже если бы я была самой последнее сволочью, я бы не заслуживала к себе такого отношения.
«Может они выехали на съемки, пока меня не было? Вполне вероятно, что нашли еще одного фотографа…»
Это моя последняя надежда – вполне логично, что ребята решили нанять еще одного фотографа, пока я отсутствую. Ведь всегда был риск, что я больше не вернусь. И тут дело не в том, что меня могли направить к другом заказчику, нет. Просто у группы могли появиться еще идеи для нового альбома или новая задумка, под которую нужен был бы иной специалист, нежели я. И это не стало бы для меня трагедией, как и тот факт, что мне ничего не объяснили, просто даже в таких изменениях нужно оповещать исполнителя.
Я работаю, а значит мое время – деньги. Должно быть уважение к фотографу и работнику индустрии, у меня итак огромным список клиентов, которые жаждут увидеть меня в качестве фотографа…
«Сейчас разберусь и потом поеду договариваться с боссом, чтобы организовал перелет в связи с работой. Еще буду бегать за музыкальной группой, в которой никто ничего не знает...»
Я не скажу, что это было лучшее настроение для переговоров, но даже оно успело поменяться с тех самых пор, когда я покинула дом и отправилась в студию. При том факте, что особняк пустовал несколько дней, состояние Эрика было огромным космосом по сравнению с нашей планетой.
Вместо активной фотосессии, я увидела пьяного в хлам музыканта, который отчаянно боролся с состоянием алкогольного опьянения. Ну, или это так показалось. Мне даже было трудно представить, что мужчина может довести себя до такого состояния. Это сколько вообще нужно выпить? Литр? Десять? Я не знаю. Все увиденное вгоняло меня в легкий шок и ступор. Мне понадобилось некоторое время, чтобы прийти в себя и заставить приблизиться к Бергманну. В этой ситуации я и не знала, что мне сделать и как поступить. Было ясно одно - начинать кричать первой, это не выход, и способствовать решению проблемы не будет. Но и бездействие делало меня намного уязвимее. Чем дольше я молчала, тем больше чувствовала себя виноватой, хотя это и не было так. Только спустя несколько мгновений я смогла заставить себя подойти к Бергманну.
Я быстро добралась до мужчины и присела рядом, беря лицо мужчины в свои ладони и смотря прямо в его глаза.
- Эрик? Что случилось? Почему никого нет дома? Эрик…ответь мне… почему молчит твой телефон? Почему ты не позвонил мне?
Эти вопросы посыпались градом с моих губ, и я сама не могла сказать, почему я спрашиваю все это. Зачем ищу ответы, которые мне и не интересны, по сути. Мне было важно понять, почему Эрик напился и почему рядом нет его друзей. Я беспокоилась о нем, меня не было рядом, когда это было необходимо, да и он не позвонил мне.
Все это имело значение в том контексте, что это влияло на моего мужчину. В моих глазах были те же вопросы, что и прозвучали в воздухе. Я рядом, и я хочу что-то сделать, помочь или разобраться в тех или иных вопросах.
«Эрик»

+1

4

Сложно было понять была ли перед ним Валентайн на самом деле или он уже допился до первых глюков? Не могла она вернуться так рано. Просто не могла. Но она к нему прикоснулось, взяв его лицо в ладони, и это всё же дало мозгу команду принять действительность целиком. Почему она здесь? Вопросы фотографа, посыпавшиеся на басиста, оторвали его от бесполезных раздумий. Их слишком много чтобы суметь сосредоточиться хотя бы на одном, и усилия, которые пришлось к этому приложить мгновенно вызвали раздражение в воспалённом мозгу. Всё сложилось очень некстати – она вернулась, а он был в таком состоянии. Зачем ты вернулась именно сейчас?! Не смотря на алкогольное опьянение музыкант понимал, в каком состоянии он пребывал, и довольно хорошо представлял, как это выглядело со стороны. Это совершенно не тот вид, в котором Эрик хотел, чтобы Джейс его когда-нибудь увидела. Ну почему ты здесь, Валентайн?! Почему, чёрт тебя дери?! Раздражение, злость и обида - сложно было сдержать их в себе, особенно когда из-за количества выпитого твой разум отказывается слушаться тебя, как и язык.
- Ничего не случилось, - почти огрызнувшись отозвался он, резко мотнув головой и высвободив лицо из её ладоней, от чего пальцы неприятно скользнули по двухдневной щетине, заставив поморщиться. – Со мной всё в полном порядке, не видно? – прозвучало уже более резко и раздражённо, сопровождаясь хмурым взглядом. Музыкант принял более удобное сидячее положение всё так же не выпуская гитару из рук. – А чёрт его знает, чего он молчит, - рука шарит по карманам джинсов, но телефона не находит и Бергманну приходится приложить небольшие усилия к тому, чтобы сообразить где может быть его смартфон. Куда делась эта чёртова штуковина, чтоб её?! Пока рука шарила по дивану, другой басист потянулся к пепельнице на столе и выудил оттуда ещё тлеющую на половину выкуренную сигарету. Под удивлённый взгляд девушки, так и говорящий «ты же бросил курить?!», сделал затяжку. – Кажется, он отрубился. Забирай его себе, если хочешь. Дарю, - наконец он находит пропажу за диванными подушками и небрежным жестом кидает разрядившийся девайс Валентайн на колени как ненужную безделушку. Что, впрочем, совсем не далеко от истины в его теперешнем состоянии – звонить он никому точно не собирается, да и чтобы кто-то ему звонил тоже надо в последнюю очередь. – И с чего вдруг я должен был тебе звонить, Валентайн? – кривая усмешка на губах и чуть насмешливый тон. – Я кажется не обязан перед тобой отчитываться.
Ещё пара хороших затяжек и сигарета была прикончена. Промелькнула мысль, что, возможно, ему бы стоило последить за своими интонациями, но сейчас мысль об этом забилась куда-то в дальний угол сознания и никак не влияла на ситуацию. К чему Эрику стараться выглядеть как-то пригляднее, когда он и так уже предстал перед ней в самом неподобающем виде, в котором его только можно было застать? Было уже всё равно что она о нём подумает. Поздно пытаться что-то исправить. Всё испорчено. Всё.
Взгляд переметнулся с лица девушки на журнальный столик по правую руку от него. Взяв с него бокал музыкант отпил пару глотков и поморщился:
- Какая гадость, – он даже закашлялся, скривив лицо. – Без льда это полная дрянь.
И мысли не проскользнуло в голове о том, что выглядит он со стороны и ведёт себя не очень красиво. Главное, что сейчас его заботило – добыть лёд, чтобы бросить в выпивку. А Валентайн… чёрт с ней! Ему нужно ещё чего-нибудь выпить и срочно. А она… подождёт. Или нет. Это уже ей решать.
- Ну-ка, подержи, - с этими словами Эрик не глядя вручил ей свою гитару, - мне нужен лёд. Сейчас вернусь, ок? – не дождавшись ответа или хотя бы какой-то реакции, он встал с дивана. – Воу-воу-воу, - мужчину неслабо качнуло, но он удержал равновесие и устоял на ногах – благо содержимое бокала не расплескал. – Так… мне нужно на кухню.
Туда Бергманн и направился вполне нормальной, ровной походкой – благо «автопилот» работал хорошо в любом состоянии. Чему даже Келлеры всегда втайне завидовали.
Направился не обращая внимания, что Валентайн последовала за ним…

Отредактировано Erik Bergmann (2014-05-16 00:06:09)

+1

5

Я не понимаю, что происходит и что вообще означают это поведение и слова со стороны Эрика. Он сам не похож на себя и это очень меня беспокоит, даже более того, вызывает ощущение гнетущей пустоты внутри и ужаса… Я никогда бы не сказала, что пьяные люди могут вызвать у меня подобные чувства. Обычно таких людей удавалось избегать или же просто осторожно уходить в сторону. Это норма поведения, которая сложилась у меня давно – я не трогаю пьяных, а они не трогают меня. Если баланс нарушается с их стороны, то они рискуют огрести по полной, ибо меня бесят безмозглые неадекватные животные, которые и слово нормально сказать не могут. Меня начинает трясти и ладони сами по себе начинают сжиматься в кулаки. Всего лишь несколько быстрых точных движений и человек будет лежать на полу, корчась от боли. И нет, я не отморозок и не эгоист, я просто человек, который считает, что если выпил, нужно вести себя достойно.
Но в этот раз было все иначе. Состояние Бергманна ввело меня в состояние шока и непонимания. Я смотрю на этого человека и мысли не дают покоя. Вначале было беспокойство, когда Эрик огрызнулся на меня, освобождаясь от моих рук. Даже и в голову не могло прийти, что мой избранник может быть таким. Оставалось лишь молча наблюдать и пытаться найти хоть какие-то объяснения, которые могли бы дать более ясную картину. Но, как оказалось, это было дохлым номером. Эти объяснения было невозможно найти, пока Бергманн молчал как рыба и рыскал будто ищейка, в поисках очередной бутылки выпивки. В очередной раз я поймала себя на мысли, что могу простить ему его минутную слабость... И подумать только, я могу это стерпеть и не удариться во все тяжкие.
А затем эти резкие слова, которые пробили мою броню и попали прямо в сердце. Тут уже растерянность во всю захватила мое сознание и губы слегка приоткрылись в удивлении, чтобы затем плотно сомкнуться. Я просто не верила своим ушам… Он сказал то, что сказал и сделал то, что сделал... но это никак не вписывалось в обычное поведение мужчины. Нет, такое просто невозможно.. В этот момент я ощутила гнев и обиду, и это всего лишь несколько коротких фраз, которые не должны были стать настолько судьбоносными.
«Действительно…с чего бы ты мне должен звонить… я ведь никто, верно? Ладно-ладно…спасибо, хоть сказал, что мой выбор был глуп и не имел оснований…я ведь поверила…»
Стало обидно, что человек сначала тянулся к тебе, а затем резко переменил свое отношение, даже не объясняя причин, он просто пытался исчезнуть из моей жизни, как появился внезапно. Это больно… просто больно, но я молчала, взвешивая дальнейшие свои действия… И обидно было больше не от происходящего, а от того, что я позволила себе хоть на минуту усомниться в своих принципах. Я позволила себе мысль, что я могу быть любима, а это непростительная ошибка. Любви нет, есть только два человека, которым хорошо вместе...и они притираются к друг другу. Нет, я ошиблась...это уже видно невооруженным глазом.
«Верно говорят, что у трезвого на уме, то у пьяного на языке…»
Зажав в руках телефон мужчины, молча следую за ним на кухню, несколько раз делая выпал вперед, чтобы поймать пьяного Эрика. Почему- то я была готова поймать его, даже не смотря на то, что он мне тут наговорил…будучи в неадеквате. Я держалась…
Мне хотелось увидеть прежнего человека, к которому я так спешила последние несколько часов, я хотела бы потребовать ответа, но его точно не последует последние несколько часов. Даже мысль появилась – уложить спать музыканта, но она не увязывалась с моим желанием поговорить и вывести Бергманна на чистую воду.
«Эх…»
Из моей груди вырывался вздох, и я облокотилась ладонями о тумбу, предварительно положив смартфон мужчины на гладкую поверхность. Затем непроизвольно сняла с себя шарф и закинула его туда же. Взгляд снова обратился к Эрику, который достал добавку и благополучно ее открыл.
«Ну уж нет…»
Уверенно наклоняюсь вперед, чтобы забрать бутылку из рук пьяного человека, как тот ловко уходит от моей «атаки», преспокойно уходя от меня в противоположном направлении. Тут уже мне ничего не остается, кроме как взывать к совести и к чему только можно…
- Эрик, прошу тебя, хватит пить. Не ради этого я проделала такой огромный путь. Если тебе так хочется пить эту гадость дальше, то поговори со мной, прежде чем напьешься до потери сознания.
Взглянув на часы, которые были у меня на запястье, я снова посмотрела на Бергманна, надеясь на малейшую искорку сознания. Мне не хотелось расставаться на такой ноте, но если идти, то до конца. Я устала уже ждать у моря погоды и надеяться на четность со стороны окружающих. Каждый так и норовит навешать лапши на уши, а затем себе же противоречить. Мне надоело, что люди и сами не могут определиться, чего они хотят. Глупые создания.
Мне с каждой секундой все больше и больше хотелось взять Эрика за шкирку и отвести его под холодный душ. Но я этого не делала, давала шанс понять все самому и сделать верный выбор. Я вдруг поняла, что это состояние и эти слова обусловлены лишь навалившимся грузом. Бергманн не смол справиться с ним и сорвался. Ему просто нужно выговориться...а мне нужно набраться терпением.

+1

6

В Архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » What if you can see the darkest side of me?