Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Adrian
[лс]
иногда ты думаешь, как было бы чудесно, если бы ты проживала не свою жизнь, а чью-то другую...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » get into a shit, buddies?


get into a shit, buddies?

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

ВЛИПЛИ В ДЕРЬМО, РЕБЯТА?

кто:
sol engorsjobretquist, michael stone
где:
квартира м-ра cтоуна - полицейский участок - множество незапланированных мест
когда:
конец апреля 2014-ого
что и как:
иногда жизнь складывается не очень удачно. да что там: иногда жизнь подсовывает настоящее дерьмо. для кого-то дерьмом будут федералы, ворвавшиеся в твою квартиру и обвиняющие тебя в семи смертных грехах и парочке выдуманных в придачу; для кого-то - это когда приходится мотаться по всему городу, выискивая сбежавших ублюдков, чей девиз по жизни 'устрой дестрой, потому что это весело'.
и для обоих - это когда в вашу машину врезается грузовик и переворачивает её к херам собачьим.
ну что, повеселимся?

http://ipic.su/img/img7/fs/Bezimeni-aaaaa.1397901920.png

http://ipic.su/img/img7/fs/Bezimeni-pppppp.1397901950.png

Отредактировано Sol Engorsjobretquist (2014-04-19 14:41:29)

+1

2

LOOK LIKE

http://ipic.su/img/img7/fs/tumblr_lz419oFvfD1qzcjq6o4_r2_250.1397930060.png

Марк Уэбстер всегда считал себя удачливым парнем.
Паззл - минутка высокой лирики - его жизни складывался намного удачнее, чем у среднего американца: богатые родители, богатая невеста, богатые связи в министерстве юстиции. Мало того, на самом Марке природа не только не отдохнула, но еще и знатно потрудилась, вышкрябывая его резцом из глины мироздания: высокий атлетически сложенный красавец, жгучий брюнет, улыбка - не улыбка, а просто реклама колгейта, одет - с иголочки, ниточки, от кутюр, ботинки - начищены, тачка - блестит, мозгов - непочатый край. Лучшие оценки в Принстоне на юрфаке, шутите!
Так что не нужно удивляться тому, что у Марка Уэбстера, молодого сотрудника Службы маршалов, недавно получившего повышение до помощника, просто никогда не было причин считать себя не удачливым.
До этого дня.
Впрочем, понадобится еще пара часов, чтобы он наконец начал что-то подозревать.

- Я заебался, - ворчливо заявляет он, развалившись на сидении. В салоне пахнет потом, сэндвичами и песком ебаной Калифорнии. Вокруг - начало Большого Каньона и жарящее даже через тонированные стекла солнце, - Мы уже полчаса здесь торчим. Она не может быть пунктуальнее, а?
Сидящие на передних сидениях Роджер и Шейла переглядываются.
Роджеру пятьдесят с хреном, у него седина, морщины и стаканчик дерьмового кофе, Шейле под тридцать и у неё отличная афроамериканская задница.
- Привыкай, - со смешком бросает она через плечо, прикрывая глаза солнцезащитными очками, - Если она опаздывает - значит, ей так нужно.
- Но ведь полиции еще нужно рассказать ей про Таубет? - Марк морщится от пыли, задувающей в открытое окно, - Она ведь как раз сорвалась в Неваду, когда того парня убили? Черт, так обидно, что меня отпустили на неделю позже из-за этой долбанной бухгалтерии!
Вот это было действительно обидно. Когда его перекинули в Калифорнию на дело о Девяти Беглецах (в этой конторе всё всегда обрастает прозвищами), он сразу загорелся: еще бы! Увидеть! Саму! Железную! Ведьму! Не просто увидеть - работать с ней! Это ведь то, чего до одури боятся и чего до одури хотят все начинающие сотрудники Службы, впечатленные слухами и легендами.
Марк хотел - и не боялся.
Не так страшен зверь, считал он, как его малюют, и поэтому после проблем с бумажками, он бодро покидал свои дорогие шмотки в свою дорогую сумку и сел на своё место в первом классе, чтобы самолет доставил его из Вашингтона в Калифорнию.
Только вот по прибытию его встретили всего лишь седеющий Роджер и класснозадая Шейла, верные рыцари круглого стола, неизменно  работающие с Железной Ведьмой вот уже как три года. Сама легендарная за день до этого села в машину и укатила в сторону Изолятора Округа Кларк, тюрьму в Лас-Вегасе, одну из тех самых девяти; оставив подчиненных разбираться с какой-то бумажной волокитой.
И вот теперь он, Марк Уэбстер, молодой юридический специалист в дорогом костюме от Прада, должен сидеть в федеральной тачке, на заднем сидении, по соседству с упаковками от сэндвичей и кладбищем пустых банок доктора Пеппер. Отлично! Просто прекрасно! Самая подходящая работа для мистера Уэбстера!
От грустных и печальных мыслей о бренности и несправедливости мира Уэбсти отвлек Роджер, убирающий в карман телефон и заводящий машину:
- Пересекает границу.
Шейла повернулась к Марку и наставительно выставила палец:
- Если хочешь остаться в живых, запомни несколько вещей. Не разговаривай, пока тебя не спросят. Не ошибайся, когда тебя спрашивают. Не приноси ей кофе без сахара. Не пытайся произнести фамилию, - неудачные попытки выводят её из себя - обращайся 'сэр'. И, - по пустынной дороге мимо них промчался огромный черный внедорожник, - не пытайся покончить с собой. Удачи.

*

- Босс, в Таубете убили одного дельца, и мы полагаем...
- Я знаю про Таубет. Тупик. Я сказала вам заниматься счетами бывшей жены Маулза, а не херней, и мне нужен результат. Саттон?
Роджер встрепетнулся, на ходу протягивая ей какие-то бумаги. И на ходу же она принялась их рассматривать.
Марк пока что шел сзади, что для него и его амбиций было редкостью.
На двух машинах они доехали до какого-то вшивого мотеля посреди шоссе, непонятно зачем и непонятно что тут забыв - Роджер и Шейла тоже не понимали, но привычно не задали ни одного вопроса и ему не советовали - и сейчас поднимались в номер.

Железная Ведьма оказалась ростом с двенадцатилетку (его брови чуть не ушли за линию волос, когда она начала вылезать из своего монстра на колесах), с волосами, собранными в хвост и ничего не выражающим лицом. Ни привета, ни ответа, ни вообще какой-либо реакции на его появление: казалось, Железная Ведьма просто не заметила появления нового человека.
И хватит её уже так называть, внутренне поморщился Марк, шаг за шагом поднимаясь на четвертый этаж, Сольвейг Эн-гёр-сьё-брет-квист. Это же легкотня. И я произнесу это с первого, мать его, раза, пошли они.

- Снова Китай, - не глядя, она сунула бумажки обратно, - Другое имя, другой счет, другой банк, снова прошел через Гонконг и Чунцин. Что с Деманжем? Его последнее убийство перед тюрьмой?
- Его поддельный счет заканчивается, - Шейла полистала папку, и открыла страницу с выделенной маркером строчкой, - тремя раздельными денежными вкладами из разных стран.
- Там есть Китай, - вопросительных интонаций в голосе босса не было, - Имя?
- Майкл Стоун. Транзит через юридическое лицо, компанию Jac. Вся информация здесь, вам...
- Позже, - коротко оборвала её та. Они уже шла по коридору, и сразу после этих слов шеф свернула к одной из дверей и громко, с силой постучала. Марк бросил взгляд: номер тридцать девятый.

Что они здесь, нахер, забыли?

Начальница - Эн-гёр-сьё-брет-квист, давай, Марк, ты ж можешь - постучала еще раз, на этот раз более недовольно. Никто не реагировал. Уэбстер открыл было рот, что бы сказать, мол, нет, наверное, никого, как за стеной отчетливо послышалась возня. Судя по шуму, кто-то что-то перетаскивал.
Энгёрсьре... Эн-гёр-сьё-брет-квист закатила глаза, вынула из-за пояса пистолет - и прострелила замок, ни чуть не озабочиваясь громким 'ТЫДЫЩ!', которое, наверное, было слышно и этажом ниже. В этих мотелях акустика та еще.

Марк думает: что, блядь?
Марк думает: она совсем ебнутая?
Марк думает: что за хуйню она творит?

За дверью - полный мужчина лет эдак под сорок, в заляпанной майке и полосатых семейниках, через которое перевешивается пузо. Лысина, маленькие глазки и козлиная бородка в комплекте. Пытается пятиться назад, спотыкается о собственную спортивную сумку, откуда торчат кинутые впопыхах вещи, и падает на пол, нелепо раскорячившись. Сольвейг кивает:
- Привет, Магуайр.
- К-кто вы? У вас есть ордер? - продолжал из последних сил держаться бедный мужик, хотя жидкая бородка уже тряслась, - У меня есть гражданские права, и...
- У тебя есть колени, - прервала его босс, взглядом показывая на искомые, - А у меня есть пистолет и пара вопросов.
- Я не...
Не меняясь в лице, она наводит дуло на его ногу, а затем продолжает:
- Парень по имени Майкл Стоун. Указан в счетах Деманжа, связан с липовыми именами из Китая в других счетах.
- Вы не можете... Вы же из полиции, я...
- Майкл Стоун, Магуйар - или прощайся со своей коленной чашечкой.

*

По пути в центральный полицейский департамент Сакраменто Марк не может перестать возмущаться. А если бы у него была пушка, а если бы он был не один, а если бы, если бы, да она бы их всех прикончила, кто учил её так проводить операции, кто вообще угрожает подозреваемым в соучастии пушкой, это нахуй незаконно, они не в черной комедии о плохих копах, они, блядь, в реальной жизни, о чем она думала, мать её дери?!
- Успокойся, - морщится Роджер, - Это методы шефа. Именно поэтому на границе её встретили мы, а не вся Служба. Никто не узнает.
- Тем более, этот Магуайр - мелкий деманжевский информатор. Рад еще будет, что не посадили. Привыкай, белый мальчик, - веселится Шейла.
Марк продолжает недоумевать.

К тому моменту, когда они вылезают из машин около участка, его недоумение - и желание показать, что он не деталь интерьера, с которой можно не здороваться - достигает определенной точки кипения. Именно поэтому прямиком из машины он держит прямой курс к Железной Ведьме

- Извините, маршал, - он останавливается напротив неё, и на его холеном офисном лице яркой звездой горит желание высказаться.
Шеф оборачивается - крохотная на его фоне - и смотрит. Просто смотрит, без малейшей эмоции на лице; отрывает взгляд от бумаг и просто_смотрит. Так, что становится не по себе.
Но Уэбстер не был бы Уэбстером, если бы пошел на попятный. И он продолжает:
- Я, конечно, еще не до конца освоился на новом месте, и, может не понимаю ваших... методов. Но, - он набирает воздуха в грудь, - я считаю, что ваши действия в мотеле были неправомерны и небезопасны. Мало того, они могут обернуться огромными проблемами, если этот Магуайр решит подать в суд.
- Не подаст, - успокаивает его подошедшая Шейла тоном "одумайся, одумайся, божечка, пусть он одумается", поглядывая то на него, то на маршала, и в голове подкидывая монетку. Решка - пронесет, орел - быть катастрофе.
- На нас даже жилетов не было, - продолжает упрямо негодовать Марк, - А если бы он начал стрелять? Мисс Энгёсьё... Энгёрё... мисс, со всем уважением, но это был крайне неразу... мный поступок, и...

Под её взглядом слова почему-то застревают в горле. Натуральным комом встают, просто не протолкнуть. Марк запинается, сам себе удивляясь, сбивается, и под конец замолкает, окончив свою речь на печально-вопросительно повисшим в калифорнийском воздухе "и".

Через несколько вечных секунд полного молчания, Железная Ведьма поворачивается к Роджеру, и, голосом, сравнимым с ушатом ледяной воды, спрашивает:
- Саттон, это, блядь, что еще за мудило?

*

Сол Энгёрсьёбретквист никогда не считала себя удачливым парнем.
Начиная с того, что девяносто девять процентов времени она проводила в обществе недееспособных идиотов, среди которых коэффицент полезности вносили только Саттон и Лопез; и с того, что в изоляторе округа Кларк всё такие же идиоты не смогли ей нормально объяснить, как этот гребанный Маулз сбежал из своей гребанной камеры, чтобы отправиться в гребанную Калифорнию и начать мочить своих гребанных подельников; заканчивая тем, что Центр только и занимался тем, что усложнял ей жизнь.
Нахера, ну вот просто по-человечески, блядь: нахера они прислали этого мальчишку?
А, ну и еще.
Нахера, опять-таки, по-человечески, нахера бог создал капитана долбанного Джонсона?
- ...Значит, ваш информатор сообщил вам, что мистер Майкл Стоун приехал в город ровно на следующий день после их побега? И что он оплатил два предыдущих убийства? - Джонсон нахмурился, потирая пальцами переносицу. Сол почти могла видеть, как шестеренки в его мозгу вертятся и крутятся, пытаясь заставить несмазанный механизм работать. Тщетно.
Отвечать она не стала, неторопливо доставая пачку и вынимая сигарету. Иногда она очень жалела, что на полицейских нельзя материться так же, как на своих людей - учитывая, что уровень айкью первых уходил в бесконечность, как внешний долг Америки.
- ...он знает, как выйти на Деманжа до того, как тот еще кого-нибудь прикончит?
Вставила сигарету в зубы.
- И вы хотите, чтобы мы захватили его сегодня ночью?
Щелкнула несколько раз паршивой пластиковой зажигалкой. Прикурила.
- Сэр, вы ведь понимаете, что без доказательств мы не имеем права и не можем...
Затянулась, глубоко втягивая щеки. И ответила, выдыхая дым и перебивая продолжавшего бла-бла капитана:
- Меня не волнует, чего там не можете лично вы, Джонсон. Меня волнует, что может ваша опергруппа. Потому что после заката вот этот тип, - она ткнула сигаретой в сторону экрана компьютера, с которого на неё смотрели американский и китайский паспорта Майкла Стоуна, маркетинговый директор, богач, красавчик, хуё-мое, - Будет сидеть в комнате для допросов. И к этому времени, - она оглянулась на своих людей, - я должна знать об этом парне больше, чем Господь Бог. Поэтому шевелите задницами, а не стойте как истуканы перед дверью. Живо!

***

Сол Энгёрсьёбретквист никогда не считала себя удачливым парнем.
У неё никогда не было лучших игрушек или другой подобной херни; зато у неё всегда были её мозги и хватка, а кому нужна удача, когда ты сам себя делаешь? Нет, спасибо, парни, играйте с госпожой Фортуной в своей песочнице.
Когда ты ловишь всяких отчаянных мудаков, которые то и дело сбегают из тюрьм различной жесткости и защищенности, у тебя вырабатывается инстинкт. И вот этот вот инстинкт - он то, что надо. Никакая хренова удача не заменит тебе чутье. Федералы любят пафосные фразочки, и если подбирать одну из таких, то это было бы: что бы поймать зверя, думай как зверь.
Сол говорила проще: что бы поймать ублюдка, думай как ублюдок.
И, может, удачи у неё никогда и не было, зато она думала как ублюдок и имела чертово чутьё. Наложите факт на факт - и станет ясно, почему в Службе её прозвали ведьмой.

Сейчас её чутьё говорило: блядь.
Её чутьё говорило: хуйня какая-то, а?
Говорило: какой-то ебаный подвох.

Сол берет пятую сигарету за полчаса, и думает, что что-то не сходится. Вся жизнь Майкла Стоуна лежит перед ней на заляпанном столе полицейского участка, начиная от заметок детского педиатра, заканчивая долгами матери его нынешней азиатской подружки.
И в этой жизни пахнет каким угодно дерьмом, но только не тем, к которому она привыкла.
- Что-то не так, босс? - спрашивает Шейла из-за соседнего стола, хмуря брови. Сол откидывается на спинку стула, делает затяжку и медленно качает головой.
Все слишком так. То-то и оно.

Когда часовая стрелка пересекает десять часов вечера, в соседнем кабинете трезвонит телефон, а потом из-за двери высовывается голова Саттона:
- Всё удачно, его взяли, везут. Будут минут через двадцать.

Сол кивает.
Посмотрим, что у нас за мальчик.

Отредактировано Sol Engorsjobretquist (2014-04-19 22:39:36)

+1

3

вв: белая футболка, темно-синие джинсы.

Начиналось все достаточно хорошо. Когда я подъехал к отцовскому особняку, то на пороге встретил очередную его любовницу, курицу номер 316, если я не сбился со счета. Так вот дамочка эта стояла с унывающим видом, конечно, насколько ей позволяли это сделать ботекс и подтяжки, и чемоданами по обе стороны от ее прекрасных ножек. Видимо надоела папаше и пошла на выход, как и все предыдущие, не могла же она на Кипр отправляться вся такая недовольная и вместе со всем своим барахлом. Когда я остановил машину, девушка на секунду подумала что это за ней, но как только вловила кто за рулем, то попыталась скорчить кислую мину, которая у нее не получилась, утиное лицо лишь слегка исказилось и больше вопросами пестрило, чем отвращением, которое, я не сомневался, она на самом деле ощущала ко мне. Я бросил в нее пошлую фразочку в стиле – позвонишь, когда сотня-другая понадобится, развлечемся. Хо-хо, она не такая, она ждет трамвая, получил в ответ отвернувшуюся от меня мордашку. Я усмехнулся, где папаша только находит таких? У проституток из борделей и то IQ повыше этой. Хотя, они хотя бы меня веселили и скрашивали эти самые визиты к моему обожаемому мной отцу. Какой, кстати, сегодня повод, я так и не понял с телефонного разговора с его ассистентом. Что-то очень важное. Очень важное, Майкл! Ты должен быть, это вопрос жизни и смерти. Может у него рак простаты наконец нашли и он подохнет? – еще подумалось мне, но реальность меня не пощадила, все оказалось достаточно более прозаично и несправедливо. Когда дворецкий провел меня в гостиную, я уже понял, что нет – старик не собирается подыхать, старик что-то задумал. Слишком много было его людей здесь и Малькольм,  со счастливой сосредоточенной миной.  Не переписал ли батя все свое завещание на этого убогого? Но мысля не нашла продолжения. Ко мне направился сам царь и Бог – вершитель судеб, Ваше величество Стоун старший. Даже борода его пела мне, что это какой-то очередной пиздец. В который раз я пожалел, что не остался в Китае – там тишь, гладь, покой. А не то, что ебаное Сакраменто, в котором даже посрать и то спокойно не дадут. И вот тут, вроде я не слушал батю, не слушал, а потом такое между строчек – я собираюсь баллотироваться в меры. Чего, бля? Видимо мой экзофтальм дал понять бате, что надо повторить, ибо он повторил, я еще сильнее вылупился на него. Дерьмище. Мой мозг уже знал, что будет дальше. Дальше мне выдадут трехметровый папирус с правилами поведения во время предвыборной компании и где-то там за несоблюдение правил уж точно будет пункт такими мелким шрифтом – выжгу твое имя из завещания, не получишь работы даже на Марсе, отправлю тебя в Алькатрас на постоянное проживание, оторву  тебе голову и отдам ее африканским племенам - пусть злых духов через нее вызывают. Ну, вы поняли, в нашем языке это звучит для меня как – тебе пиздец, Майк, просто лаконичный пиздец. И, казалось бы, вот он апогей этого дня, вот самые большие его экскременты! Но не тут-то было. Нет, я, конечно, на то время (час дня или коло того) думал, что и вправду все хуево и что мне теперь опять некуда деваться – контракт на мое рабство продлен. Но, человек думает, а супермен там наверху ржет и посылает еще более мощный пиздец – а чтоб для сравнения, чтоб не выделывались людишки, чтоб знали свое место и подчинялись матушке карме. Дом отца я покинул в достаточно неприятном для себя состоянии дичайшей агрессии, перед этим заехав по мордахе Малькольму и видимо выбив ему передний зуб. Ибо заебала его счастливая рожа, да и не стоит меня подьебывать, когда меня вывели из состояния мне срать на весь мир. Мне было не срать, ох как не срать на то, что меня опять контролируют, опять пытаются навязывать определенную модель поведения и что самое худшее – я буду должен подчиняться, потому что такой идиот, что верю в то, что ничего не стоит истинного папашиного гнева. Короче слюнтяй я, да. И в Китай на самом деле возвращаться не хотелось, тут было хорошо таки как не крути. И у Малькольма рожа просит кирпича и короче так и произошел этот совсем несчастный случай – удар с разворота. Я уходил пафосно, батя что-то орал мне вслед, Малькольма лежал на полу и умирал, а я размашисто шагал к выходу. В любом случае я подчинюсь, но подчинюсь, делая вид, что делаю одолжение. И черт, каким же я наивным потом покажусь себе. Наивным идиотом. Ибо может быть, если бы я не врезал Малькольму, может быть отец бы не решил меня напугать колонией, может быть был бы освобожден гораздо раньше. Но. Случилось то, что случилось. К двум часам я уже был дома. Планов на день не было, я все же довольно таки ночной житель и потому завалиться в кровать в полдень для меня – вполне нормальная практика. Что я и осуществил, прямо на диване, прямо в джинсах и футболке. А разбудил меня дикий грохот в дверь и доносящееся – полиция, открывайте или нам придется выломать дверь. Чегооо? Поначалу я подумал, что все еще сплю. Ну, знаете, снится какой-то экшн все дела, сейчас я отобью этих всех служак народа, выпрыгну в окно и улечу драться с Дарт Вейдером за то, кто первый поработит этот земной мир. Но что-то все было слишком реально. Я сонный, в дверь стучат и, в общем-то, обстановочка не из приятных. Я потер глаза, потом еще раз, в третий раз не получилось – дверь таки вышибли, берцы затоптали по моему слишком дорогому дубу и я не успел даже и подумать о том, чтоб нехило так заматериться как уже лежал на полу мордой в этот самый пол. WHAT? Я настолько был в ахуе, что даже ничего не говорил, мне зачитывали права и надевали наручники, а я ничего не говорил, молча слюнявил пол. Недоумение нарастало, недоумение достигло пика, когда меня пихнули в машину с мигалками  и сеткой между первыми сиденьями и задними. Недоумение выплеснулось в одну вполне лаконичную фразу – ребята, а вы не охуели? На что я ничего в ответ не получил и вообще ребята оказались довольно таки не разговорчивые. Вот и оставалось только молча ехать и думать где же бля я провинился, что на меня группу захвата киданули, это же как минимум надо ввязаться во что-то с наркотой или того хуже – убийством. Это как мне казалось. С полицией я имел дело, конечно, но на уровне хулиганства да вождения в нетрезвом виде. Все остальное у меня в башке генерировалось на основе телевидения. Грешным делом уже даже подумалось, что у бати совсем мозги набекрень съехали, и он этих амбалов нанял сам. Да, полиция тоже покупается, уж это я знаю не понаслышке. Но это попахивало и маразмом и шизофренией, вроде у старика еще не настолько высохло серое вещество, чтоб творить такое. С другой стороны, если подумать – кому я еще нахрен сдался и собственно зачем? Да я даже с наркотой никогда не имел дело, вены мои девственно чисты в этом смысле. Хотя, может, когда я вчера нажрался чего натворил? Но вроде же ничего. Ну, ничего же, да? Ебааатьь. Надо было лучше слушать, когда зачитывали права, там вроде должны были сказать с какого хуя они меня задерживают. Но слюнявить пол, быть в диком ахуе и еще при этом слушать, не, мы так не умеем. И еще мы не умеем в принципе слушать и понимать терминология полицейскую. Потому как, когда меня таки привезли в их отделение, облапали сверху донизу (мои замечания по этому поводу - Что там лапать-то? Спал же я, спал! Не сплю я в террористическом наборе, только жру и сру, но не сплю!), то еще раз объяснили, что меня задержали по причине подозрения чего-то там про что-то там, Китай. Ниче не понял. Китай? Чего Китай? Диссонанс в моей голове нарастал. И ведь знал же я, что моя компания что-то там химичит с дизайнами. Но яблоко им в очко, я-то с этим дело не имел. Мое дело маленькое – отрекламировать и впарить, что это говно качественное, но не более. Дизайн говна не я разрабатывал. Не я же. Мое лицо исказилось в недоумевающей гримасе. Что-то кому-то здесь объяснять было гиблым делом, я уже это понял, ибо даже на мои шутки и подъебы офицеры реагировали крайне жестко. Единственное, ответили на мой супер вопрос – кто здесь главный, рейнджеры? Ответом было что-то зловещее – Сейчас увидишь кто главный и такой злобный смешок. Что-то мне это все больше и больше не нравилось. Все больше и больше попахивало тем, что сейчас мою наглую жопу превратят в месиво в комнате в три на четыре. И действительно, через пару минут, после того как заполнили чистые формальности и оформили меня здесь, один из офицеров провел меня по коридору и отправил на растерзание… стоп, чего? Вошли мы, значит, куда-то, там: светло, убого, стол-два стульчика - за один из них я сажусь напротив кого? Кого бы вы могли подумать… девушки! Мой допрос ведет женщина. Я расплылся в довольной улыбке. Ну все, меня даже слегка попустило. Разберемся!

Отредактировано Michael Stone (2014-05-02 03:08:08)

+1

4

Тема в Архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » get into a shit, buddies?