Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » — Что ты говоришь? — А что ты слышишь? ‡сложный разговор двух людей


— Что ты говоришь? — А что ты слышишь? ‡сложный разговор двух людей

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s31-temporary-files.radikal.ru/62af232ea83f4873847b704c2680a414/-929206895.gif

Участники: Новали Харрис, Карстен Келлер
Место: небольшой, тихий ресторанчик, 7 апреля, около 17.00
Погодные условия: не важно
О флештайме:Что может быть мучительнее встречи посла долгой разлуки, когда все слова падают на землю, как мёртвые, а дух, который должен бы их оживлять, парит в воздухе, лишённый плоти?

Отредактировано Novalee Harris (2014-04-19 19:25:48)

+2

2

Каждый шаг давался с трудом, словно на ногах висели гири. Хотя да висели, гири неуверенности и страха. Даже по две на каждой ноге. Я нервничала, я сходила с ума все время от нашей встречи в Торговом центре, да сего момента. Нет, в мечтах я не раз представляла себе эту встречу, но в мечтах она была совсем другой. И мне не нужно было сейчас идти в ресторан и говорить о нашей дочери. Черт звучит то непривычно «нашей». Я привыкла, что Америка лишь моя и ничья больше. Нет, страшно было не делить ее с кем-нибудь, страшно было видеть его лицо. Прошло уже восемнадцать лет…
Я останавливаюсь на тротуаре. До ресторанчика еще метров пятьдесят. Мне надо передохнуть. Почему не на машине? Хотела выпить, и может выпить, не мало, без алкоголя я там и слова не скажу. Сказать по правде я так никогда в жизни не нервничала, даже когда говорила родителям о том, что беременна, или когда сбегала из дома. Восемнадцать лет. Он ведь даже не знал что, случилось, тогда, и почему я сказала, что все кончено. Опускаю взгляд, смотря на асфальт под ногами и носки черных лакированных туфель. Я была дурой, знаю. Но сейчас боюсь, боюсь до коликов в желудке. Еще один вдох. Развернуться и сбежать? А куда я убегу? И сколько еще я смогу прятаться от этого, сколько я еще буду бегать. Это нужно ради Америки. Ей нужен отец, и мне придется ей все рассказать, это пока получалось спустить все на тормозах. Да я и не думала что она когда-нибудь встретить Карстена в живую, да еще и я там окажусь. Черт.
А еще меня раздражало то, что я провела около часа у зеркала, собираясь сюда. Словно на первое свидание иду, словно я опять школьница, и Картсен ждет меня у дверей дома. Подбирала платье, туфли, сумочку, словно от этого зависела жизнь. Но мне не хотелось, что бы он снова видел меня в джинсах и кофте, почти без косметики. Я хотела произвести впечатление, хотя и говорила себе, что это просто дань месту, куда мы идем. Не заявишься же в ресторан в джинсах. В итоге я, чуть не психанув одела черное строгое платье, классика всегда выручает, маленькая сумочка, на плече, черное легкое пальто, вместо пиджака, платье без рукава, так что можно замерзнуть, черные лаковые туфли. Волосы уложены мягкими локонами по плечам, неброский макияж. В общем, выглядела я достойно.  Прикусив нижнюю губу и снова вздохнув, я подняла голову. Уже пять, я опаздываю. Идти надо. Я сама хочу его увидеть и так же этого боюсь. Еще один шаг, а дальше все пойдет как по маслу. Каблучок стукнул по асфальту, и я уже иду к ресторанчику.
Это и правда было очень тихое и уютное место. У входа я не заметила ни репортеров, ни лишней шумихи. Значит, Карстену удалось прийти сюда инкогнито. И хорошо, нам сейчас только чужих глаз не хватало. Я прекрасно понимаю, какую историю можно раздуть из всего этого. Внебрачная дочь знаменитого музыканта! Золотая жила просто. Именно поэтому я никогда и не пыталась с ним встретиться, даже когда группа была в Штатах. Вхожу в дверь, меня встречает симпатичная, улыбчивая девушка.
-У вас заказано?
-Меня ждут. – отвечаю я ей снимая пальто и отдавая его швейцару рядом. – Мистер  Шмитт.- улыбаюсь ей в ответ, хотя улыбка дается с трудом. Девушка кивает и ведет меня через столики к месту. Надо сказать, Карст выбрал хорошее место, столик был в углу, и скрыт от глаз зеленью в горшках. То есть если мы будем говорить, нас не увидят, не хотелось бы шумихи. Девушка уходит показав мне столик. Келлер уже ждет меня, хотя я стараюсь не смотреть на него. Это тяжело.
-Вечер добрый. Извини что задержалась, пробки. – сухо, словно по работе, бездушно, стандартно.
Присаживаюсь на стул, и мне все таки придется поднять на него взгляд. Черт, зря я это сделала. Его глаза остались прежними, они все так же затягивают в свой омут, я до сих пор помню поцелуи этих губ, каждую черточку лица, хотя на нем уже появились морщинки. Мои щеки вспыхивают румянцем и я снова опускаю взгляд на свои руки. Это стоит мне больших усилий. Нет я не так представляла нашу встречу, он смотрел на меня совсем другим взглядом.

+2

3

Перевожу взгляд с меню на часы, она опаздывает, нервно закусываю губы, тихо вздыхая. У меня какое-то дежа вю, только происходило нечто подобное почти двадцать лет назад. С ума сойти, никогда не думал, что прошлое вот так может «постучать ко мне в дверь». Да еще и…Господи, в голове не укладывается. У нее дочь. Нет, у нее не просто дочь, это моя дочь. Взрослая девушка семнадцати лет. Сказать, что я в растерянности  - не сказать ничего. Я забыл, отпустил Новали, наконец-то нашел ту, которой позволил заглянуть чуть дальше внешней привлекательной оболочки, которой доверился и открылся, и мне словно напомнили, что в жизни никогда не бывает все так просто и хорошо. И если мне все это время было трудно понять поступок Харрис, то теперь я вовсе обескуражен. Узнать о беременности в пятнадцать лет и уйти? Удивительно, что ее родители поддержали дочь в ее решении, а если учесть то время, в которое это происходило, у меня просто нет объяснения случившемуся. Но, несмотря на весь сюрреализм ситуации, наверное, я должен быть ей благодарен и, выдохнуть, что ли. Появись у меня в шестнадцать лет ребенок, я вряд ли бы смог реализовать себя и добиться того, что имею на данный момент.
Пытаюсь представить, что мне скажет Нова, но, похоже, у меня слишком оскудела фантазия. Какие могут быть у нас перспективы? И могут ли они, вообще быть? Она вполне могла рассказать мне о ребенке, но молчала и эта встреча в торговом центре, не нужно быть гением, чтобы понять, она этого не хотела. Я могу признать дочь или нет, могу познакомиться с ней ближе, войти в ее жизнь, и постараться стать частью ее или нет. А ведь ей сейчас больше, чем было нам с Новали. Однако все мои размышления беспочвенны, если учесть тот факт, что сама Харрис может и не проявить энтузиазма в продолжение хоть каких-либо отношений. Это я тоже пойму, сейчас – да.
Замечаю ее, когда девушка пересекает холл, по направлению к столику. Она выглядит строго и элегантно, ненавязчиво рассматриваю ее, губы трогает еле заметная улыбка. Я же никогда не умел подбирать одежду, по крайней мере, Эрик часто говорит мне, что я настоящая катастрофа для моды. Тем не менее, сейчас я подобрал темно-синюю рубашку, черные джинсы и пиджак, а на ноги… конверсы, ну, уж простите, дань той самой катастрофичности. Волосы собрал в недо- пучок или как еще можно это назвать, когда их перетягивают резинкой, но не выпускают в хвост, оставляя подобие пучка.
Не трудно заметить, как старательно Новали избегает зрительного контакта. Она присаживается за столик и только тогда поднимает взгляд, улыбаюсь ей. Она изменилась, не сильно, но, это заметно. Стала еще красивее.
- Ничего страшного, можешь не извиняться. – Отвечаю ей на английском, решив вести беседу на нем. – Ты голодна? Давай сделаем заказ и отпустим беднягу официанта, он, я думаю, намотал уже пару миль вокруг нашего столика. – Хотя, я давно выбрал вино и салат под него, но, углубляюсь в чтение меню, обдумывая как построить дальнейшую беседу. Поднимаю взгляд, рассматривая ее, пока Нова выбирает блюда. – Ты практически не поменялась, если только, стала еще красивее. – Улыбаюсь. – И платье сногсшибательное. – Растягиваю губы шире, да, я привык общаться с женщинами, и никогда не упускал возможности сделать им комплимент, но это всегда было искреннее, не люблю лесть. Закрываю меню, отложив его в сторону, беру в руки винную карту. – Как тебе Даймонд Крик? Написано, что оно сделано из Каберне Совиньон. Вкус ежевики и черной смородины. – Поднимаю взгляд. – Признаться честно, ничего не понимаю в винах, но звучит вкусно. – К нам подходит официант, мы озвучиваем заказ и отпускаем его. – Ну… расскажешь мне, чем жила все это время? Жизнь наверняка была довольно насыщенной на события. – Вежливо улыбаюсь.

+2

4

И все же он остался тем же. После первых же минут, меня отпустила напряженность. Карстен всегда знал, что сказать и как посмотреть, что бы я успокоилась. Прошло восемнадцать лет, а это все еще действует. Я почувствовала себя девочкой школьницей. Губы сами расплылись в улыбке, нежной мягкой, как и раньше.  Словно и не было этих лет, словно мы снова дети и сидим в кафе на соседней улице, едим мороженное и миримся после той ссоры. Глупой ссоры, кстати. Это сейчас я понимаю, что поцеловать фанатку это нормально, тогда меня это бесило до ужаса, а Карстен, как на зло целовал их чуть не в засос. Дразнил меня, не иначе. Ах, детство, как бы мне хотелось тебя вернуть! Правда не знаю, стала бы я исправлять ту свою ошибку или нет. Может, так было нужно для нас всех. Оставь мы тогда ребенка Карстен не реализовал бы себя, работал инженером на заводе, как и наши отцы и был бы несчастен всю жизнь. Нет, я хочу вернуть не детство сейчас, я хочу вернуть его доверие, его любовь. Жаль что это невозможно.
-Я тоже ничего не понимаю в винах- улыбаюсь в ответ смотря в эти голубые глаза и снова тону в них.- Но если мне не понравиться, виноват будешь ты.
Помню, как он раньше смотрел на меня таким же взглядом. Я всегда зажималась и боялась, не знала, как начать и что сказать, при наших примирениях, после ссор. А Карстен просто улыбался мне, говорил, что я красивая, что он меня любит и брал за руку. Казалось я даже помню то тепло что разливалось тогда по телу. Боже как же я по тебе скучала Келлер, как же ты мне нужен…И единственное чего мне жаль, это что нельзя сейчас сказать тебе это. Ты можешь лишь засмеяться в ответ, или серьезно сказать, что я тебе уже не нужна. Это пугает меня Карстен, я не хочу помнить то тепло от твоих рук, но помню, не хочу помнить твоей улыбки, но не в силах забыть это. Я идиотка я знаю. Извини меня, пожалуйста.
- Мне нравиться длина твоих волос. Тебе очень идет. – обмен любезностями. Хотя нет, я говорила искренне, мне правда очень нравилось, мне хотелось провести по ним ладонью, запутаться пальчиками и перебирать сидя рядом.
Жаль сейчас все рухнет. Я начну говорить, и все исчезнет, ибо магия сейчас твориться только для меня. Я это понимаю, но принимать не хочу. Не хочу снимать и разбивать свои розовые очки, мне нравиться видеть мир через них! Я хочу себе это позволить, хоть немножко, я хочу побыть тем, кем восхищаются, и тем, кого любят. Жаль последнее лишь мечты. Не задумываясь, касаюсь его руки пальцами. Это как якорь для меня. Кожа на руках стала грубее, но мне все равно нравиться ее касаться. Я сейчас не фанатка, которая боготворит кумира. Нет, я сейчас та кто до сих пор хранит образ человека в сердце, человека, а не знаменитости. Он может и отдернуть руку. Я пойму, но так хотелось бы, что бы оставил, просто оставил.
-Жизнь…да не сказать. Твоя куда интереснее. Я переводчик в консульстве.  Мать, как ты видел днем, наверное неплохая мать. У меня самая обычная жизнь….- опускаю взгляд на секунду и поднимаю его, снова смотря ему в глаза. – Карстен, прости меня, что я ушла тогда. Прости, что не сказала что уезжаем. Это было глупо, только тогда казалось, что так лучше будет для тебя.
Я не могла не сказать это. Я не хотела фальши. Я хочу сказать, то о чем жалею, хочу хотя бы извиниться. Я знаю, что вина на мне, вина за все, за то, что я ушла, за то, что не сказала ему об Америке, за эту встречу. Что же ты делаешь со мной Карстен Келлер? Зачем судьба снова нас свела? Это больно и мне и тебе. Я понимаю, что ты больше не мой и моим не будешь никогда, но ты рядом, ты разговариваешь со мной, и мне уже кажется, что это шанс, что мои мечты реальны. Тебе больно от того что я тут, я видела это еще утром в Торговом центре, тебе больно что у тебя дочь, а ты и не знал. Лучше бы все оставалось, как и было. Мне сейчас казалось, что у меня сердце разрывается.
-И прости, что не рассказала об Америке… я не знала как.
Опускаю взгляд взяв себя в руки. Нет, я уже не та школьница, я взрослый человек. Я могу вытерпеть и не такое я сильная. Убираю руку от его руки теперь наши пальцы разделяет расстояние пусть и небольшое. Я не имею больше на это права. Изучаю взглядом салфетку и жду его слов, словно приговора жду.

Отредактировано Novalee Harris (2014-04-20 23:37:58)

+2

5

Новали улыбается мне в ответ, просто и непринужденно, признаться, это сбивает с толку. Я не думал, что мы с ней когда-либо встретимся снова, и видеть ее теперь, это странно, по меньшей мере. Меня словно возвращает в прошлое, чувство, с которым трудно бороться, но, при этом, все иначе. Другие эмоции, которые мне даже описать трудно. С одной стороны, все же я рад видеть ее, как ни крути, с Новали у меня связаны приятные воспоминания, не считая финала наших отношений, с другой стороны, она та часть моей жизни, которую, если бы у меня спросили, я бы предпочел оставить в прошлом и не тревожить.
Тихо смеюсь, киваю, соглашаясь на ответственность за вино, хотя, оно вряд ли разочарует.  Встречаемся взглядами, умолкая. Не трудно заметить, мы оба изменились, претерпело изменение и многое вокруг нас, но, тот блеск в глазах прежний. Опускаю глаза, улыбаясь, вышло как-то неловко, однако Новали, вдруг, делает мне комплимент, заставляя усмехнуться.
- Спасибо. А наши поклонники требуют постричься, кажется, я их избаловал частыми переменами и, теперь, они разочарованы этим моим временным постоянством. – Ее рука медленно скользит по столу, пока пальцы ни касаются моих, заставляя умолкнуть. Инстинктивно хмурюсь, но, перебарываю желание одернуть руку, оно возникает аффективно. Но, откуда ей знать о том, какие фобии развились у меня в качестве издержек  популярности. В данный момент я рассматривал Харрис не как кого-то близкого, а как знакомую мне девушку, и в то же время, совершенно постороннего человека. Тем не менее, не знаю, что именно заставило меня оставить все как есть, может быть, некоторая солидарность. Я знал ее тогда, и даже, будучи девчонкой, Нова не совершала каких-то необдуманный импульсивных действий. И сейчас, мне не трудно позволить ей эту маленькую слабость. Она продолжает отвечать на мои вопросы.
- Ну, что же, работа в консульстве не так и плоха, разве нет? – Киваю на ее слова о матери, вновь отводя глаза. Кажется, я на какое-то время забыл об этом, но, это часть реальности, теперь и моей. Нова извиняется, хотя, что могут исправить слова, произнесенные через пару десятков лет, после случившегося. Я раздумываю над е просьбой и, не знаю, что ответить. Я действительно пережил все то, что тогда случилось, хотя, для меня это было непросто, если учесть наш возраст и обстоятельства. Но, простить. Не уверен, что простил ее.  – Нам было всего по пятнадцать, а люди, вообще склонны ошибаться даже в зрелом возрасте, что говорить о подростках? Тебе казалось, что так будет правильно, может быть ты была права, теперь мы уже не узнаем. То, что сделано, Нова, не исправить, не стоит извиняться. Хотя, не знаю, может быть, судьба нас для этого и свела через столько лет, чтобы мы могли вот так вот поговорить, скинуть груз. Но, мы, действительно, были всего лишь детьми. – Снова киваю на слова о дочери. – Я понимаю, да. – Умолкаю, пытаясь свыкнуться с мыслью о наличии дочери, это мне удастся не сразу. Я даже не знаю, хочу ли я этого, нужно ли мне это сейчас. Ребенок подросток – громадная ответственность, хотя, о чем это я, я все равно, не смог бы уделить ей должного внимания. – Ты… ты сама ее вырастила? Это достойно восхищения, она красавица, на тебя похожа чем-то. Расскажешь мне о вас? Чем она живет, чем увлекается? Ах, и, у нее сегодня день рождения. – Подзываю официанта, тот склоняется, шепчу ему на ухо, он кивает, тут же удаляясь. Парень возвращается меньше, чем через пару минут с роскошным букетом нежно розовых роз, и ставит их вместе с вазой на стол. – С днем рождения дочери, Новали. – Улыбаюсь ей.

+1

6

Словно я разбила сейчас хрустальный бокал. Отчетливо слышала этот звон. И почему мне захотелось плакать и так сжало что-то в груди. Даже дышать было больно. Я сейчас услышала то что сама давно знала но позволила себе  забыться в мечтах и воздушных замках что строила столько лет. Что ж поделать, если я мечтательница, если я предпочитаю  общество лишь одного человека в своей жизни. Но обременять его своими проблемами было бы неправильно. Это лишь мои чувства, лишь мои эмоции. Он прав мы были всего лишь дети. Только я, кажется, не выросла и не переросла эти эмоции. А может, просто слишком рано решила стать взрослой. Нет я ни секунды не жалею что родила Америку, но может для меня же было лучше сделать тогда аборт. Ведь сейчас смотря на дочь я вижу беззаботного ребенка в его лучшие годы, в его молодость. У меня этого не было, я растила своего ребенка и говорила что мне уже 21 год. У меня не было возможности фанатеть от кого либо, ходить по концертам, или бегать на свиданки к парням, сбегая от мамы. Нет я приходила домой уставшая и разбитая, занималась своим столь любимым ребенком и падала на кровать засыпая на четыре часа мертвым сном. Нет я не жалею, я снова повторила бы все это будь у меня шанс что-то изменить. Ну может не так рассталась бы с Карстеном, но не рождение Америки. Просто с того момента для меня все словно заморозилось, погрузилось в анабиоз. Я чего-то ждала, боялась жить, ждала этой встречи. Вот она. Но мне больно, хочется плакать и изменить эту глупую встречу в торговом центре, что бы ее не было вовсе. Пусть бы все было так же заморожено.
Я не замечаю, что он шепчет официанту, слишком погружена в себя, мне нужно взять себя в руки. Карстен точно не должен знать, что у меня на душе. Теперь нас объединяет лишь  дочь, и то я не уверена, что хочу эту связь. Это лишь принесет мне боль и новые разочарования. Боже как же легко жилось детьми. Мне снова хотелось увидеть ту любовь в его взгляде, жаль это невозможно. Нет, я могу начать там соблазнять его, но нужно ли это мне? А может да…я еще не решила. Из моих мыслей меня вырвал официант с букетом. Я удивлено заморгала, изучая цветы, а в следующую секунду мне захотелось их выкинуть, или лучше, одеть эту вазу на голову Карстену. Правда я лишь улыбнулась и прошептала: Спасибо.
- Да сама. –руки я убрала под стол и теребила пальцы под столом, но снова смотрела на него, уже не боясь что мои мысли прочтут -  На тебя больше похожа. Характер больше твой, моего мало. Она тоже очень талантливая. Увлекается фотографией и…фанатеет от твоей группы. Ты ее идол и кумир.
Улыбаюсь в никуда. Я прекрасно понимаю, что ему сложно понять, что есть дочь, взрослая дочь. Он и сейчас не знает, нужна она ему или нет, а что было бы тогда. Может все же хорошо, что не сказала ему тогда. Америка для него в общем чужой человек, как и я. От этого мне хочется просто провалиться под землю.
-Карст, если не хочешь не надо с ней знакомиться. Я еще ничего ей не говорила. Я понимаю что дочь-подросток, свалившая как снег на голову это не так просто. Меня, конечно, раздражает, что она пялиться на твои откровенные фото, и мечтает стать твоей девушкой, но я как-нибудь справлюсь и она перерастет. Может не стоит открывать эту дверь?- я помолчала, надеюсь, он правильно меня поймет. Не люблю ложь, хоть и приходиться иногда самой лгать.  Тихо, шепотом , еле слышно я добавляю – И за себя я не ручаюсь.
И надеюсь, что он не услышал этой фразы.  Но кажется, я решила чего я все таки хочу. Я хочу попытаться его вернуть, а для этого нам нужно заново знакомиться, только теперь все будет по другому. И даже если не получиться, да мне будет больно, но может я смогу жить дальше? Америка не вечно будет рядом, а всю жизнь чахнуть в одиночестве из-за детской влюбленности это не дело.

+1

7

Игра стоит. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » — Что ты говоришь? — А что ты слышишь? ‡сложный разговор двух людей