vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » This is his handiwork


This is his handiwork

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Фрэнк и Куинтон
В настоящее время Декстер Кортес находится в больнице с серьезными ранениями. Кто бы мог так безжалостно напасть на него? У Фрэнка свои догадки на сей счет и он хочет обсудить об этом с Куинтоном, на которого кроются подозрения не только у Альтиери.

+1

2

Не то, что бы Фрэнк подозревал Куинтона, но определенная логика в том, чтобы считать именно этого человека причастным к нападению на Кортеса, безусловно, имелась. Наверно только слепой, либо же в крайней степени тупой, не заметил до сих пор, как Гуидони увивался за Тарантино. И тот факт, что девушка съехалась вдруг с отцом своего ребенка, конечно, мог вызвать определенное чувство ревности и желание избавиться от соперника, сделав из него калеку. Фрэнк бы, к примеру, именно так и поступил, узнай, что за его любимой женщиной увивается какой-то недоумок.
Но даже, если Куинтон был вдруг не причастен, поговорить с ним все равно следовало. Альтиери обещал боссу сделать это, а когда он обещал что-то, он это делал, так уж его воспитали. Возвращаясь от Агаты, он набрал номер телефона капитана и, услышав в трубке его голос, ответил:
- Куинтон, привет. Это Фрэнк. Заскочи ко мне в контору, как только сможешь. Есть важный разговор, - как обычно никаких подробностей по телефону. Все предельно кратко. Гуидони должен был знать, где располагался офис Фрэнка - промышленная территория на окраине города. Его компания занимавшаяся грузоперевозками была вполне себе легальна. Как он находил клиентов и боролся с конкурентами тема, конечно, отдельная, но что касалось налогов и бухгалтерии, тут Фрэнк старался проблем себе не создавать. Он должен что-то отвечать на вопросы, откуда у него деньги на дом, машины и обучение детей. И "CA Trans Cargo" - эту вывеску можно было видеть на въезде - служила ему неплохим прикрытием.
Сейчас, когда с момента их с Винцензо противостояния минуло меньше месяца, на территории базы царило некоторое запустение. Грузовиков его этот говнюк уничтожил достаточно и вместо десятка большегрузов, которые обычно стояли здесь на стоянке или погрузочной площадке, наблюдалось только два. На одном из зданий склада были до сих пор видны следы пожара и отсутствовали окна. То же здание, в котором располагался офис, андербосс распорядился привести в порядок в первую очередь. Они с парнями здесь сами многое восстанавливали, и Фрэнк, раз уж жена его выгнала из дома, также принимал активное участие в побелке, уборке строительного мусора и прочих несложных работах, помогавших отвлечься от семейных проблем.
Он припарковал автомобиль возле здания конторы и, забрав с пассажирского сидения, коробки с пиццей, которые купил по пути, направился в офис. Если быть оптимистом и стараться искать, как советуют по телевизору, во всем положительные моменты, то можно отметить, что офис и прежде нуждался в ремонте. А сейчас у них, наконец, появился повод, заняться им. Позавчера парни приволокли откуда-то бильярдный стол... наверняка уперли, поскольку явно не новый. Еще днем ранее обновили кое-какую мебель. Теперь в кабинете у Фрэнка был вполне себе директорский стол, на который в последствие можно будет свалить еще больше барахла, нежели сваливалось ранее. Впрочем, справедливости ради, стоит отметить, что барахло то скапливалось не один год. Фрэнк не так уж и часто появлялся у себя в кабинете. Сейчас на столе лежала только пепельница и стояла рамка с фотографией жены и детей, которых он сфотографировал прошлым летом на заднем дворе их дома.
О приезде Куинтона спустя какое-то время сообщил один из приятелей Фрэнка, ошивавшийся здесь же возле бильярда. Альтиери вышел поприветствовать капитана. Обнял его по их итальянской традиции и пригласил пройти в свой кабинет.
- Присаживайся, - кивнул на стоявшее рядом кресло, а сам сел за стол. Андербосс взял со стола пачку уинстона и, достав из нее сигарету, закурил. - Хотел обсудить тут с тобой одно происшествие. Позавчера на Агату напали четверо каких-то парней. Это случилось на 39-й улице. Как раз твоя территория. Поможешь отыскать ублюдков? - о своих предположениях Фрэнк напрямую говорить не стал. По себе зная, что высказанными вслух обвинениями или подозрениями можно прилично оскорбить человека. Пока посмотрит за его реакцией.

+1

3

У Куинтона не было будильника, но единственное, что каждое утро пробуждало его - это звонок мобильного телефона. В такие моменты обычно непосильной задачей было открыть глаза и ответить звонившему абоненту. 
- Черт... - наконец, он дотянулся до телефона, перед этим прощупав поверхность тумбы, на котором должен был находиться мобильный. Гуидони даже не удосужился присмотреть на дисплей, перед тем как ответить. - Слушаю. 
Знакомый голос на том конце связи попросил его заехать на какую-то контору контору. Только потом уже до Куина дошло: ему звонит Фрэнк, а значит, нужно собраться и ответить ему. Это других он мог посылать хоть на три веселые буквы, а вот к членам своей семьи негоже относится с неуважением. 
- Хорошо, Фрэнк. Обязательно приеду ровно через час. 
Положив телефон на то же самое место, Гуидони поднялся с кровати. Взгляд мужчины невольно метнулся на лежавшую на смятой простыни чернокожей девушку. Куинтон любил колорит: афроамериканки, украинки, испанки. Сколько их уже оказалось в его постели... 
Гуидони привык выгонять каждое утро этих красавиц, поэтому бесцеремонно собрал вещи незнакомки, а именно ажурное белье и платье красного цвета, он весьма жестко отрезал:
- Даю две минуты. Надеюсь, за это время ты успеешь вымести свою задницу из моей квартиры. - едва дошел он до ванной комнаты, как, остановившись в дверном проеме, иронично ответил своей гостье на её возмущенные щебетания: 
- Только не звони мне и не говори, что залетела. Мы вчера предохранялись. Я это прекрасно помню. 

Успев принять душ и выпить бодрящего кофе перед выходом, Куинтон поспешил спуститься вниз, к своей машине. За всю дорогу он ехал в тишине, не включив ни радио, ни любимой музыки, записанной на диск. 
Он ехал в задумчивости. А думал он о причине, о которой хотел обговорить Фрэнк. Наверное, причина заключалась в чем-то более серьезном, связанным с работой. 
Доехать до назначенного места не составило труда, точно так же, как и добраться до кабинета Альтиери. Он уже навещал Фрэнка, и успел осмотреть место, которое было в его подчинении. 
Куинтон здоровается с новоявленным андербоссом по-приятельски и усаживается в кресле напротив мужчины. 
Интересно, как быстро меняются обстоятельства: вот, Винцензо некогда был андербоссом мафии, и через какое-то время на его место приходит Альтиери. Едва привыкаешь к одному человеку, как появляется на его месте другой, да и обстоятельства резко меняются. Точно так же, ты можешь подняться вверх или опуститься вниз, на самое дно. Об обратной стороне золотой медали даже думать не хотелось. 
Фрэнк задает вопрос на счет нападения на мужа Агаты, а Куин только удивленно вскидывает бровь. Он не знал, что происходило с Тарантино ровно с тех пор, как в её жизни появился какой-то хитроумный профессор. Куинтон устал лезть в жизнь Тарантино и добивать её своим вниманием. Просто потому, что если он станет третьей костью в их колесе, то он может сойти с ума. Куинтон даже не хотел слышать, что происходило в её жизни. Вычеркнуть и не вспоминать Агату вообще. Вряд ли это возможно. Удушающее чувство влечения так просто не растворить в алкоголе и дешевых связях с женщинами, когда сердце желает одного человека и никого больше. 
Гуидони смог догадаться, что у Фрэнка появились сомнения на счет него. Во-первых, каждый член семьи догадывался, что между капо и испанкой пробежала черная кошка, ведь друг друга они старались обходить. Во-вторых, ни от кого не скрылось то, с каким чувством мужчина смотрел на Тарантино. И в-третьих, будь Куинтон на месте Фрэнка, то тоже подумал на него. Все же, бывших так просто не забываешь.  
- Что с ней? - единственный вопрос, который, как ни странно, волновал его больше. - В какой она больнице? Скажешь, что произошло? 

+1

4

Фрэнк переоценил себя, полагая, что сумеет по реакции Куина понять, причастен тот к нападению или нет. Однозначный ответ все равно было трудно дать, несмотря даже на то, что андербосс намеренно сгустил краски, не сказав ни слова про Декстера. Взволнованность Гуидони, конечно же, изобразил, но решительности стереть "ублюдков" в порошок замечено пока не было. Плюнув на все эти игры и признав, что Шерлоком Холмсом ему не быть, Фрэнк решил говорить начистоту.
- Да ей не сильно досталось, не переживай, - успокоил капитана, - она дома и с ней все в порядке - пара ссадин на лице. - Сравнивая с ее недавней встречей с маньяком, а до этого с потерей слуха на войне, пара ударов по лицу и впрямь были пустяком. - Там больше ее парню досталось, отец Аарона который. Вот он в больнице. Кашкой питается, под себя ходит… Гвидо, узнав об этом, команду фас дал. Я вот буквально, - он взглянул на свои часы, - пару часов назад с ним и с Агатой разговаривал.
Фрэнк уж не стал делиться преинтереснейшей новостью касательно того, что их босс побратался с Агатой, удостоив ту высшей степенью своего внимания. Он пока еще надеялся, что Монтанелли не станет больше никому об этом трепать, лучше б он переспал с Тарантино, ей богу, и то бы меньше разговоров и обсуждений вызвало.
Вспомнив, что он даже выпить ничего не предложил своему гостю, Фрэнк оставил в пепельнице дымящую сигарету и поднялся из-за стола.
- Выпить не хочешь? - поинтересовался, выуживая из шкафа два стакана для виски и бутылку Джемессона. Время уже было далеко не утреннее (о том, что Куинтон только что проснулся, Альтиери в курсе не был), а значит можно и выпить немного. Не сильно, впрочем, интересуясь ответом и мнением Гуидони на этот счет, андербосс налил виски обоим, рассчитывая, что тот не станет оскорблять его отказом. Коллектив трезвенников, который у них внезапно образовался с приходом к власти Монтанелли, начинал уже раздражать.
- Так ты не в курсе касательно случившегося? - вернулся к их баранам, поставив один стакан перед Куином, а второй взяв себе.

Отредактировано Frank Altieri (2014-04-24 22:21:33)

+1

5

Посмотрев на то, как стакан его наполнялся золотистой жидкостью, Куинтон в-общем то против не был. Нет, вторым день пьянок он бы это не назвал, скорее можно было это назвать опохмелением. Причина выпить была, как бы того не отрицал Куинтон. Вообще, любое воспоминание об испанке вызывало немедленное потребление какого-нибудь крепкого "напитка". И особенно сейчас, когда итальянец узнает о нападении на Агату и на её, черт бы побрал это слово, мужа, Гуидони не отказался бы пригубить виски. На тяжелую голову Джемессон пошел плавно. За первым глотком последовал второй, а затем уже и третий, и в добавок емкость оказалась пуста.
Декстер в больнице и с ранениями, а Агата в порядке. Все, можно закрывать лавочку и расходиться. Какого дела ему до чужого мудака мужика? Но зная, что так дела не делаются, и Фрэнк не зря позвонил ему, Куинтон кивнул. Одна часть Гуидони даже радовалась, что Кортесу, наконец-то, попало. А другая противилась: в самом деле, он ведь не настолько ужасен, чтобы радоваться чужому горю, тем более этот испанец его не заслужил. Фрэнк подливает Куину, а тот пьет небольшими глотками. Гвидо переживает, вон андербосса даже напряг. Он что, сын ему?
- Нет, не в курсе. - сказано было чересчур резко. После Куинтон поспешил извиниться за грубость. - Извини, Фрэнк. Сам понимаешь, сейчас настроения нет. - ... выслушивать об этом гавнюке, чуть не вырвалось у него, но Куинтон во время прикусил свой язык. - Что, Агата переживает, да? - хмыкает, задумчиво посмотрев на поверхность стола. Оно понятно, любимый таки в больнице, почему бы и не найти взрослым мужикам головную боль?  - Обязательно разузнаю, кто напал на них. -снова устремляет взгляд на Альтиери. - Что-то еще?

+1

6

Так уж была устроена их организация: один напрягал второго, второй - третьего. На "поджопниках" у столь ленивых до лишних телодвижений сицилийцев все и держалось. Куинтон, правда, был откуда-то с севера, но и он должен был уже втянуться в этот "процесс".
Фрэнк не оставил без внимания ту дерганность, которая появилась в действиях Гуидони, как только речь зашла о Декстере. Желания помочь отыскать шпану, напавшую на того, не возникало у капитана даже рядом, это вполне было ясно по интонации, с которой тот ответил на вопрос.
- Переживает, - честно ответил подручный, вернувшись за свой стол и сделав глоток виски. - Я не очень въезжаю, какие между ними отношения, но рвется она его защищать, как какую-то беспомощную бабу. - Ну, а что? Тоже вполне честно. Фрэнк видел, какую реакцию у Куинтона вызывало упоминание Кортеса, и не утруждал себя подбором тактичных аналогий. Агата с этим своим "мужем" отымела андербоссу мозг по полной, сперва жалуясь на него, что тот шантажирует ее сыном, а потом набрасываясь с обвинениями, что его посмели избить. На месте Декстера он бы, наверное, от стыда сгорел, что его женщина  разыскивает обидчиков и мстит им, беря на себя чисто мужские обязанности. "Гореть от стыда" наверно участь каждого связавшегося с Тарантино мужчины.
Фрэнк видел, что Гуидони не очень настроен вписываться за Кортеса, поэтому пояснил, почему им придется это делать.
- Разузнай, Гвидо настаивает, - все-таки его имя заставляло суетиться людей с большей охотой. - Монтанелли считает, что раз они живут друг с другом, то они одна семья. И если кто-то оскорбил члена семьи одного из нас, то этим он оскорбил всех нас. В принципе, он прав, - с последним тезисом сложно было не согласиться, а вот первый вызывал вопрос, но Фрэнк не стал на этом акцентировать, все-таки его задачей было дать "поджопник" Куинтону, который ему в свою очередь вручил босс. Вот такая вот цепочка. Куинтон наверняка ее продолжит, делегировав задачу кому-нибудь из своих людей.
- Да пожалуй, все, - пожал плечами Альтиери, не видя причин задерживать капитана более. - Как что-то выяснишь, набери мне.
Фрэнк поднялся попрощаться с Куинтоном и проводить его, - ну, будь здоров.

+1

7

В их мире нужно было забыть слово "не хочу", а иначе тебя могут просто непросто растоптать, вовсе не церемонясь с твоими пожеланиями. Сказали, значит ты должен немедля исполнить приказ. Внутри ты можешь перененавидеть всех подряд, с кем ты общаешься более близко, а вот твой вид не должен показывать неприязнь, наоборот, в твои обязанности входит подчиняться и улыбаться. Куинтон не хотел помогать Тарантино искать тех ублюдков, потому что не видел причины защищать Декстера. Он мальчик взрослый - взрослый, вот пускай этот созревший болван сделает хоть что-нибудь, ведь будь он мужиком не дал бы право избить себя и свою жену, в каких бы отношениях они не состояли. Назвался мужчиной - делай что угодно, но защищай и оберегай семью.
- Ну раз Гвидо настаивает, то хорошо.
По реакции Фрэнка Куин смог заметить, что и он сам не очень-то рад прислуживать Агате и выяснять, кто там кому начислил пятак. Что ж, душу это грело. - Ну, это не обсуждается. Конечно прав.
Соглашается итальянец. Друг за друга горой, как говорится.
- Без проблем. Позвоню, как разузнаю и найду тех болванов. Удачи, Фрэнк. - они обнимаются в последний раз, прощаясь с друг другом.
У выхода Куин набирает номер своего знакомого, чтобы назначить встречу и обговорено несколько деталей по поводу нападения на Агату и Декстера. Гуидони был уверен, что его знакомый должен знать тех отморозков. Любой кипиш и тот был в курсе дела. Мало ли, может о подобной истории он хорошо наслышан.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » This is his handiwork