Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Привет из Нью-Йорка


Привет из Нью-Йорка

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://savepic.net/5199417.png

Lola and Dante
Henry's home
24 april 2014

В Нью-Йорке у Лолы остался только один родной человек, ихотя она переехала в убогий Сакраменто, все-таки поддерживала связь с кузиной. Но даже предположить не могла, что Данте свалит из родного города и добровольно приедет в Сакру.

http://s9.uploads.ru/5bq4m.png

+1

2

внешний вид

Вот я уже в Сакраменто. Стою на месте, переминаясь с ноги на ногу, кручу головой по сторонам. Осматриваюсь. Со стороны могло показаться, будто бы я кого-то жду, но это не так. У меня в этом городе нет друзей, только несовершеннолетняя кузина, которая даже не догадывается о моем приезде. Я не стала ей ничего писать (хотя очень хотела этого), потому как не была до конца уверена, что смогу сделать то, что сделала. Кто бы мог подумать, что я способна на побег из собственного дома.  Не зря Ванда не хотела никуда ехать, но Доминик ее уговорил. Наверное, материнское чутье предчувствовало не ладное.  Они сейчас в Лондоне, но буквально на днях вернуться в  Нью – Йорк и увидят мою записку на дверце холодильника. Мама будет в бешенстве, честно говоря, я ее боюсь. Голова идет кругом. Я привыкла жить на всем готовеньком, ни в чем не знать нужды. Мне не просто было отказаться от беззаботного существования и решиться на столь безрассудный шаг. Однако, свобода для меня превыше всего остального. Я так устала жить по указке:  следовать правилам, думать не своей головой, быть во всем идеальной. Теперь мои руки освобождены от невидимых пут  и я вольна сама распоряжаться своей жизнью, как мне того заблагорассудиться.  Не знаю смогу ли справиться со всеми проблемами, не сломают ли меня трудности. У меня сейчас даже примерного  плана действий нет. И вся эта катавасия может закончиться весьма плачевно для меня.  К черту страх! Назад дороги нет. Только вперед с гордо поднятой головой.
Первым делом мне нужно было добраться на такси до автосалона, где меня дожидалась моя новая машина.  В общем, с транспортным вопросом я еще в Нью-Йорке разобралась.  От меня требовалась поставить лишь несколько подписей. Это не заняло много времени. Из багажа у меня было:  походный рюкзак, чемодан на колесиках и гитара (только ее я смогла взять с собой). Дома с музыкальными инструментами прощалась со слезами на глазах. Для большинства девушек самое дорогое – это всевозможные украшения и брендовые вещи, а для меня – это инструменты. Но, не будем о грустном.
«Прибыли в пункт своего назначения» - сообщил бесцветный женский голос. Ну, вот и настал момент икс. После стольких лет разлуки я наконец-то  увижу свою любимую девочку. Меня охватило радостное волнение, сердце галопом скакало в груди. Уф, спокойно, расслабься. Она будет рада увидеть тебя не меньше, чем ты ее, - с этой мыслью я прихватила сладости и вышла из машины. 
Дверь мне открыли после минутного замешательства.  У меня чуть челюсть не отвисла  до самого порога, когда я увидела «разукрашенную» Лолу. Я забыла о своей приветственной речи, даже забыла сказать банальное «привет».
–  Лола, что черт побери с тобой произошло? – Я не стала дожидаться, пока кузина пригласит меня войти. Поставив пакет на пол, беру ее прохладную ладонь в свои руки.  – Кто посмел распустить пакли?    –спрашиваю я слегка охрипшим от шока голосом, смотрю ей прямо в глаза. Лола выглядела из рук вон плохо. Где ее заботливый папочка? Почему этот повеса не следит за своей дочерью. Я совсем не ожидала увидеть ее такой, как бы это помягче выразиться, потасканной.  –  Только не ври мне, что упала с лестницы, а потом тебя переехал велосипедист.

+2

3

одежда + из видимого, разбита губа и красный след от удара на скуле.

    Race, life's a race, and I am gonna win, yes, I am gonna win, - разносится вой на всю квартиру. Обожаю, когда дома никого нет. Голос у меня, мягко говоря, отстойный. Но петь я обожаю, но, чтобы никого не смущать, пою только в том случае, если никого нет, и если в ближайшие часы никто не придет. Потому что, когда пою, время летит быстро, музыка в наушниках просто грохочет, глазом моргнуть не успеешь, как кто-то обязательно заявится и испугается. I'm gonna win! Yes I am the man! - а мыть посуду и петь, вообще что-то невероятное. Периодически у меня может появиться сковорода-гитара, я могу быть супер-танцором, а однажды чуть не разбила окно своей импровизированной "гитарой". Когда-нибудь я исполню свою мечту. Куплю себе крутую гитару, а затем разъебашу её обо что-нибудь, как крутая рок-звезда. На сцену меня не затащишь, и петь при людях я не могу, а вот крушить гитары - это пожалуйста. Это я всегда за.
   Вот тут, к примеру, песня прекрасно подходит для того, чтобы играть на гитаре. И барабанить ложками-палочками. Это так круто, что я забываю про то, что что-то мою, и на пять минут становлюсь участником группы Muse.

   Когда снимаю наушники, в ушах гудит. Когда-нибудь, когда мне будет сорок лет, и когда слух вырубится окончательно, я буду жалеть о том, что так громко слушала музыка. Ну а пока мне по кайфу... Жаль, что посуда закончилась так быстро. Когда мы еще жили в Нью-Йорке, и мама хотела установить посудомоечную машину, мы с ней чуть не подрались. В итоге, я выиграла. Лишить меня одной из главных приличных радостей этой жизни! Как она вообще до этого додумалась?
   Но, как любят говорить родители, хорошего понемножку, и мне нужно подниматься к себе, да читать какую-то там книгу, которую задали прочитать к завтрашнему дню. Правда, задали чуть больше недели назад, и всё это время книжка пылилась у меня на тумбочке. Сейчас я думаю хотя бы для приличия её пролистать, узнать хотя бы, как зовут главных героев. Вряд ли меня спросят, учителя уже смирились с тем, что мне не интересно, и я не читаю, но вдруг будет тест. Они обычно не сложные, но всё-таки...

   Раздается стук в дверь и я недовольно поворачиваю голову к ней, размышляя, открывать или нет. Вообще-то я никого не жду. А после поскакушек с Майклом и подавно, мы, блин, только недавно поставили новую дверь. В Сакраменто людям доверять опасно. Тут все поголовно психи. Генри прямо вписался. И я, блин, вписываюсь...
   В конце концов страдальчески вздыхаю, и плетусь к двери. Мне любопытно, кого же принесло. Хотя, наверняка, какие-нибудь подогреватели для носков пытаются впарить.
   - Да, - холодно бросаю я, приоткрывая дверь ровно настолько, чтобы разглядеть, кто пришел. Голосом можно напитки остужать, но уже буквально через мгновение глаза становятся круглыми, как монетки, а брови... ну выше некуда, короче. - А что ты... - я ошарашена, и это мягко сказано. Данте я не видела уже хуеву тучу лет, и это, пожалуй, единственный человек, по которому я скучала.

   Пячусь назад, пропуская сестренку, но она прямо с порога начинает паниковать. Я снова удивляюсь и не могу понять, о чем она. Я так сильно постарела? Пострашнела? О Господи, у меня что, седые волосы появились, а я не заметила?! А, ссадины, что ли... Не могу удержаться от того, чтобы не закатить глаза, а затем осторожно вынимаю ладошку из рук сестры. - И тебе привет, - усмехаюсь. - Это не очень интересная история.
   По правде говоря, мне даже нравятся эти ранки. Они выглядят как-то... пикантно, что ли. Если бы еще люди не задавали вопросы, было бы вообще зашибись. - За кого ты меня принимаешь? Я не падаю с лестниц, я по ним летаю! Ну меня хотели изнасиловать в какой-то подворотне, но подвернулась храбрая девочка, мы с ней избили моих обидчиков, а в ответ они избили нас, - говорю я самым будничным тоном, словно с людьми такое происходит каждый день. А в глазах так и пляшут бесята. Ох она сейчас раскудахтается! - Кофе будешь? И да, я не знаю, надолго ли ты к нам, но если ненадолго, не верь никому в этом городе! Даже мне не верь, вот, - хитро улыбаюсь и надеюсь, что запутала Данте.

+2

4

- Жесть! Ты не меняешься, Лола! – выпаливаю я на одном дыхании. Не дожидаясь особого приглашения, падаю в кресло и тут же по привычке закидываю ногу на ногу. Откуда в Лоле столько безрассудства и легкомысленности?
Скрещиваю руки на груди и неодобрительно  хмурюсь, глядя на кузину снизу вверх. В ее глазах плещутся задорные  искорки, похоже, Лолу моя реакция только забавляет. Она не сказала напрямую, но я уверена, что ее спокойный тон подразумевал следующее: «данте волноваться не о чем». А, вот в моем ответном взгляде читаются укоризненные нотки. Но, как я могу закрыть глаза и не думать о том, чтобы могло произойти, если бы к никто не пришел к ней на выручку? Мне невыносима мысль… Я не могу представить, что значит потерять Лолу. Да, мы можем не общаться месяцами, но я знаю, что смогу услышать ее голос, когда захочу, просто набрав несколько цифр. Я хочу рассердиться на кузину, но не могу! В конце концов, не сориться приехала.
- Хм…Они с пушками сюда не нагрянут?   - поникшим голосом спрашиваю я. В душе надеясь, что девчонки проявили благоразумие и заявили на обидчиков. Может, я зря паникую, но вдруг те парни на голову больные? Некоторые же любят, когда жертва отчаянно сопротивляется. Их это заводит. Допустим, парни специально отпустили девчонок, мол, пусть какой- то промежуток времени почувствует себя в безопасности. Короче, моя блондинистая голова под впечатлением от недавно просмотренных криминальных хроник рассматривала массу вариантов дальнейшего развития событий.
- Мне чай. Спасибо.
Лола уходит на кухню. Я с большой неохотой отрываю зад с мягкого кресла и осматриваюсь, попутно вспоминая о былой любви. Раньше я просто жить не могла без кофеина. Целый день: кофе, кофе, кофе. Я знала, что это очень вредно, но ничего не могла с собой поделать. Очень трудно избавляться от психологической зависимости, кто сталкивался, тот поймет.
Лола входит в гостиную с подносом.
- Лол, что это значит? Как я могу тебе не доверять? - развожу руки в стороны, пожимаю плечами. Если, Лол, преследовала цель ввести меня в заблуждение и запутать, то у нее получилось. – И даже себе доверять нельзя? – с иронией в голосе спрашиваю я, затем подношу левую руку ко лбу.
- Слушай, Лол, можно я у тебя поживу пару дней? – спрашиваю о насущным без всяких обиняков. Да, я мастер перескакивать с одной темы на другую. У меня есть деньги на гостиничный номер, но я хочу сегодня остаться здесь и провести время с кузиной. Мы так давно не разговаривали по душам и мне этого не хватало. Интернет не передает всех тех эмоций, которые хочешь донести.
- Как тебе с отцом живется. Вы ладите? – беру кружку в руки и делаю большой глоток, затем снова поднимаю глаза на Лолу. Надеюсь, она мне даст развернутый ответ и мне не придется задавать наводящие вопросы. Я хочу знать все.

Отредактировано Dante Carrow (2014-05-01 17:37:41)

0

5

Ага, не меняюсь. Только в этом, наверное, нет ничего хорошего. Рассказывать о моих приключениях весело и забавно, люди удивляются, округляю глаза и думают, что у меня интересная и насыщенная жизнь. А я бы кому-нибудь поныла о том, что неприятности постоянно находят меня, чем бы я не занималась. Хочется иногда пожить спокойно. Ходить там в школу, например, после школы в кино или в МакДак с друзьями, потом домой и делать уроки. Хотя... Ну кого я пытаюсь обмануть? Сама же виновата. Живу в Сакраменто десять дней, и хоть один денб я собралась провести по этому плану? Нет же, ничего подобного... - Нет, не нагрянут. Они же не знаю, где именно я живу. Да и муж той девушки очень доходчиво им объяснил, что с нами лучше не связываться.

   Делаю две чашки чая, достаю из холодильника пакетик с моцареллой. Жидкость сливаю, а своё любимое лакомство режу тонкими ломтиками на тарелку. Я знаю, что обычно с моцареллой готовят салат "Капрезе", но я обычно не заморачиваюсь, и ем этот сыр просто так, протыкая ломтик вилкой и отправляя в рот. Несу всё это в гостиную, на диван, и это сложнее, чем кажется. С переноской чашек у меня вечные проблемы. Вроде руки не из задницы, всё на месте, но при этом, если несу куда-то кружку с чаем или кофе, обязательно потом приходится пройтись по дому с тряпкой. Потому мой проход превращается в настоящее цирковое представление, когда я иду медленно-медленно, малюсенькими шажочками, и не свожу взгляда с жидкости в кружках. - Фух, не пролила... - хвастаюсь я, затем ставлю тарелку и чашку сестры на столик, сама же плюхаюсь на диван и.... угадаете что? Часть горячего чая оказывается на футболке. - Твою мать...

   - Да, наверное, можешь. Думаю Генри не будет против. У нас еще одна свободная комната, - как я не уговаривала его поменять комнатами, потому что его спальня самая приличная в этой квартире, он все-таки не согласился. Я его понимаю. У него же там его комната для извращений, в которую он водит этих несчастных телок. Если бы я жила в этой комнате, пришлось бы их водить через меня. И стоны там всякие, наверное. Фу. Надеюсь хоть эти два дня он как-то поумерит свой пыл. У нас все-таки в гостях приличная Данте. Я ей даже решаю не рассказывать про комнату Генри, чтобы она не расстраивалась и лишний раз не ругалась. Что поделать? Отцов же не выбирают. - Ну он такой... Своеобразный. Необычный. Не совсем похож на отца. Ему всего тридцать три, представляешь? - хотя чего удивляться? Еще год назад мама встречалась с Маркусом, который старше меня буквально на пять лет. Видимо ей всегда нравились более молодые... - А почему ты приехала? Нет, я очень рада тебя видеть, но просто странно. Как тебя отпустили? А этот мальчик... как его звали...? У вас с ним уже всё, да? Расскажи мне всё! - удобнее устраиваюсь на диване и тянусь вилкой к моцарелле.

+1

6

- Что ж вопрос можно считать исчерпанным, - с нежностью смотрю вслед кузине,  волна облегчения прокатывается в голове, смывая остатки сомнений и тревоги.
Меня несколько удручает нынешняя не презентабельная оболочка Лолы. Дело в том, что я очень рассчитывала на нее… В таком помятом виде на улице показываться никак нельзя! В лучшем случае прохожие с неприкрытым любопытством будут глазеть, перешептываться, показывать пальцем; в худшем – нас посадят в бобик и увезут в полицейский участок. Кто мне составить компанию, если не моя дорогая кузина? Бродить с картой города в руках в гордом одиночестве сомнительное удовольствие. Мне не терпится осмотреть достопримечательности и, разумеется, найти съемное жилье, как можно скорее. Еще не верится в то, что у меня больше нет места, которое я могу назвать своим домом. Экскурсия по городу и совместные осмотры квартир не отмениться, если я немножко поколдую над ее лицом и руками. Мысленно потираю ладошками в предвкушении трудоемкой творческой работы. Я, конечно, не профессиональный визажист, но кое-что умею. Пеструю гамму из неприятнейших оттенков можно скрыть с помощью двух-трех тональных основ, которые имеют плотную консистенцию. С помощью профессиональных косметических средств я постараюсь преобразить личико Лолы главное не переборщить и не сделать из нее матрешку.
- Лола, - простонала я, качнувшись вперед, чуть было не расплескав чай на ковер. – Ой, - ставлю кружку на стол, смотрю на кузину с сочувствием. – Снимай скорей футболку! Не сильно обожглась?
Меня второй раз за день чуть кондратий не обнял и все из-за ходячего несчастья сидящего вполоборота. – Итак, все время? Может тебя, сглазил кто? Или подклад подкинул? Я, конечно, во всю эту сверхъестественную тарабарщину особо не верю, но иногда мелькают мысли: а вдруг заговоры из оккультных книжек и в правду могут навредить? Ох и о чем только думает моя голова? Она просто не подумала о том, что этот трюк не пройдет, если попа метит в мягкую поверхность. – Может, стоит предварительно разбавлять чай кипяченой водой или ты предпочитаешь только горячий? Мне стыдно, но я даже не знаю о такой банальной мелочи. Сколько себя помню, мы постоянно пили газировку редко когда соки.
- Спасибо, сладкая. Ты бы знала, как все это время я по тебе сильно скучала, - с этими словами перебираюсь на диван, крепко обнимаю, прижимаясь ухом к груди. – У тебя грудь стала больше,- шепотом сказала я, прежде чем успела подумать, и тут же чтобы сгладить неловкость добавила: - Ты похорошела. Раньше Лолу ущипнуть было не за что одни кости, а теперь кузина прям-таки расцвела.
Тридцать три? Вау! Усмехаясь, бью себя кулачком по коленке. – А, твоя мама, оказывается, была той еще кошкой. Я почти не знала тетю. Ванда запрещала мне с ней общаться, ладно хоть с Лолой можно было и то потому – что отец вразумил, сказав, что дети то ни в чем не виноваты и не надо их втягивать в конфликт. – Я то думаю надо же, как хорошо мужик сохранился, - встаю с дивана, подхожу к полке и снова беру в руки цветную фотографию. На снимке Генри целует в щеку шатенку. На вид ей не больше двадцати четырех лет. Она красива и это факт. У нее глубокие карие глаза, идеальные черты лица и стройная соблазнительная фигура. На языке вертится вопрос, но я не успеваю его задать. Лола меня опережает.
Я не спрашивала разрешения. Они еще даже ни о чем не подозревают. А, когда узнают… Возможно, даже решат отказаться от меня. Все дело в Ванде у нас разные взгляды на мою жизнь. Мне нужен тайм-аут. Я устала, - тяжело вдыхаю, потираю переносицу, затем возвращаюсь в кресло. – Я не хочу с ними порывать отношения навсегда…Но, если они будут на меня давить, то это неизбежно.
Вновь мысленно подбадриваю саму себя. Все у меня будет хорошо не такая я уж и неженка. Не знаю, как ответить на вопрос о Себастьяне. Я стараюсь не вспоминать о нем. – Он уехал, после того, как мы поругались. Я не знаю куда. И я даже не пыталась выяснить… Жизнь продолжается. Говорю ровным безразличным тоном, будто для меня он ничего не значил. Не  хочу, чтобы Лола переживала из-за меня. Это правда уже не имеет никакого значения, хоть и саднит где-то между ребер.
- Как у тебя с мальчиками? Встречаешься с кем-нибудь? Подмигиваю кузине, спохватываюсь, вспоминая про снимок.  – Это твоя мачеха? Почему она здесь не живет?

+1

7

Склоняю голову на бок, наблюдаю за сестрой а на душе становится как-то грустно. Раньше мы жили душа в душу, несмотря на все ограничения и препятствия, знали друг друга как пять пальцев, и в этой связи было что-то невероятно приятное, сладостное. Когда нуждаешься и знаешь, что нужен, когда понимаешь, что человек для тебя - открытая книга, которую ты знаешь едва ли наизусть. Конечно, у нас у всех есть секреты, но они всегда были незначительными. Мы уважали секреты друг друга. Сейчас всё изменилось. Мы стали реже общаться, а виделись в последний раз вообще очень давно. Множество вещей произошло с того момента, когда мы были друг другу очень родными. Сейчас всё, что происходит нами - наверное, что-то вроде инерции. Я очень сильно изменилась за эти годы. Не только внешне, но и головой. Сейчас вообще такое период, когда меняешься очень быстро. Как-то я попробовала вести что-то вроде дневника в интернете, а когда села перечитывать старые записи... Господи Боже, да даже записи, сделанные два месяца назад, кажутся нелепыми и смешными. Хотя тогда они казалась такими важными...
   Данте видит во мне хорошего человека, еще милую девочку, которой просто не сидится на месте, и которая влипает в истории. Я же вижу в себе человека, который вырос слишком быстро, и который... нет, не плохой, но слишком грешный. Да, точно. Несмотря ни на что верю в Бога, и знаю, что путь в рай мне заказан. Но мне так не хочется разочаровывать блондинку... - Нет, совсем не обожглась, - кипяток на одежде сначала обжигает, отдает весь свой жар, а потом это просто холодное пятно, которые неприятно липнет к коже. Равнодушно пожимаю плечами, а затем завязываю футболку узлом на животе так, чтобы мокрое место не касалось кожи. - Не знаю, может и сглазил, - опять же равнодушно пожимаю плечами, хотя, конечно, какие-то подозрения у меня есть. Или это просто какая-то небесная кара. - А чай не знаю, мне всё равно, могу пить любой. Кстати,  почему чай? Ты вроде любила кофе всегда.
   В объятиях тепло и приятно, но почему-то неловко. Я невольно усмехаюсь: - А-то. Когда мы с тобой виделись в последний раз, я была плоская, как доска. А щас типа что-то выросло. Могло бы и побольше, конечно, но... Господи, благослови пуш-ап, - я хихикаю, хотя, наверное, Данте меня не поймет. У неё всегда всё было в порядке и без пуш-апа.

   А дальше разговор переходит в более серьезное русло, так что я даже ставлю тарелку на столик, да поджимаю коленки к груди, как бы обнимая себя. Моя любимая поза, когда нужно слушать и внимать. В общем-то, этого стоило ожидать. Именно Ванда была против общения с Лорой, и именно она больше всех была против нашего общения. Конечно, моя мама та еще упрямица, но до Ванды ей всегда было далеко. А Данте... Не знаю. Мне всегда было интересно, когда же у неё лопнет терпение. Будь я на её месте, сбежала бы из дома лет в тринадцать. С концами. - Но почему Сакраменто? Это же, честно говоря, так дыра. Ты скоро поймешь. Они все тут такие вежливые, улицу перейти не могут в неположенном месте. Ну, знаешь, это же Калифорния. Плюс тут народу раз, два и обчёлся. Ты скоро заметишь. Даже улицы полупустые, кругом зелень. Идешь и как будто попал на огромное футбольное поле, - не могу удержаться, чтобы не поругать этот город. После Нью-Йорка, который я нежно люблю, мне очень сложно здесь жить. Я не могу адаптироваться. Понимаю, что выдала какую-то чересчур эмоциональную речь, так что спешу сменить тему: - Надеюсь, они тебя поймут и примут твоё решение.

   - Я, наверное, не отношусь к тому типу девушек, которые встречаются с парнями, - может звучать очень двусмысленно, но нет, я не лесбиянка. Просто кажется, что серьезные отношения, даже просто встречаться с кем-то, когда ты якобы кому-то принадлежишь - не для меня. Хочу быть абсолютно свободной, а парни сильно ограничивают, стараются привязать к себе. - Это Меган, кажется. Хотя не факт. Вообще-то, я думаю, я очень похожа на Генри. Он тоже не тип, который встречается. Кажется, подружек у него очень много... И еще была жена, Дана, очень даже милая, но не знаю, почему они развелись. Может он ей изменял? Очень похоже на него. Или она просто поняла, что он идиот, - хмыкаю, а затем в несколько глотков допиваю свой горячий чай. - Ты не хочешь прогуляться или типа того? В кафе сходить? Не голодна? Заодно покажу тебе этот город-футбольное-поле.

+1

8

- Прочитала статью в интернете, полученная информация не отфильтровалась и прочно засела в чертогах, - дотрагиваюсь двумя пальцами до виска, как это делает профессор – икс, когда хочет воспользоваться своими способностями. Мне пришлось отказаться еще и от кока-колы, но от газировки почему-то оказалось легче отучить себя. Наверное, потому - что от сладкого обычно еще больше пить хочется.  -  У меня тогда были проблемы с кожей, вдобавок  выбрали не меня, а другую девочку рекламировать косметику для подростков.
В тот злополучный день у меня произошла жуткая истерика со всеми вытекающими, которую я сейчас толком вспомнить не могу, так, какие-то обрывки всплывают в памяти. Помню, как мы зашли домой, разделись, а потом в меня словно Лилит вселилась.  Эмоции выплескивались через слезы и хрупкие предметы, словно я была спящим вулканом, который проснулся ни с того, ни с сего и никому его не остановить, не спастись от его всепоглощающей печали. Я несколько часов не могла прийти в себя и успокоиться.
Еще через какое-то время каким-то чудом мне удалось взять  себя в руки.  Мама сидела на коленках перед  черепками и причитала «моя любимая китайская ваза! Ты хоть знаешь, какому знатному роду она принадлежала?» А я не чувствовала никакого угрызения совести, ибо мне никогда не нравилась эта ваза. Я честно не хотела улыбаться и еще больше злить ее, но это как-то непроизвольно получилось.  К счастью это был единичный случай, иначе я собственноручно бы упекла себя в клинику. В общем, этот проигрыш стыл для меня сильным мотиватором и это сработало. Благодаря этому эксперименту я узнала, что у меня, оказывается, есть сила воли. От вредных привычек можно избавиться стоит только захотеть работать над собой. Спустя некоторое время не только я, но и окружающие стали замечать положительные перемены. Я была страшно горда собой, и мне нравилось получать комплименты не только от мальчиков, но и от девочек, которые постоянно просили поделиться с ними секретом.   
- У тебя все в попу ушло! Гордись своей аппетитной задницей!
Вот я такой роскошной пятой точкой похвастаться не могла. Смеюсь вместе с Лолой, если совместить наши внешние достоинства получилась бы идеальная девушка.  Еще круче, чем Лиза из сериала «Чудеса науки». Чесалась правая рука, оттого что мне хотелось отвесить ей шлепок. Думаю мне еще представиться удобный случай сделать это.  Подобного рода шаловливые мыслишки возникают у мальчиков, когда они начинают обращать внимание на противоположный пол. Что я могу сказать в свое оправдание? Нельзя взять и не притронуться к такой красоте!
- У меня не так уж много вариантов было. Кхм. Точнее всего один, - пожимаю плечами, опускаю взгляд, смотрю на свои руки, а потом смотрю Лоле прямо в глаза. – Я здесь, потому- что ты сюда переехала. К примеру, если бы ты жила в Сан –Франциско я бы не задумываясь рванула туда. Мне нужно было тебя увидеть, - признаюсь я, грустно улыбаюсь. Не знаю, что еще добавить… Я верю в то, что если мы будем рядом, то наша сестринская связь окрепнет. Не сразу, конечно, может даже на это уйдет больше времени, чем я думаю. Она изменилась. Я изменилась.  Впереди период притирки.
Думаешь, я здесь быстро заскучаю? – спрашиваю я и приподнимаю правую бровь. Я привыкла к шумному мегаполису, и вполне возможно первое время тишина будет давить на психику. – А как у тебя проходил период адаптации?
Я утвердительно киваю головой, мол, надеюсь, что так все и будет. Позлятся некоторое время, а потом остынут, и мы будем нормально общаться.
- Ты просто еще не встретила того самого парня… И тебе наверное не хочется попусту растрачивать энергию на мимолетные связи… Или ты боишься того, что тебе могут причинить боль, -  я не задаю вопросов, но жду ответ. Мне интересно услышать ее мысли на эту тему, но это может оказаться слишком личным.
- Женат? – переспрашиваю я,  и мои брови взлетают до самой прически. – Это когда было? После школы?
Неожиданный поворот.
- Отличная мысль. Да, можно зайти куда-нибудь перекусить, а конфеты оставим на вечер, - я помахала пакетиком. – Твои любимые.
Допиваю свой вкусный чай, затем встаю и потягиваюсь. – Бегом в душ! – командую я. – Мне нужно тебя накрасить и сделать прическу. Только оставь свою дверь открытой.
Не теряя времени, я возвращаюсь к своей машине. Из багажника достаю сумку, затем рюкзак и вешаю его на плечо, потом разворачиваюсь, возвращаюсь в дом. Я успеваю приготовиться, достать нужные тюбики и кисти.
- Ну что приступим?
Лола садится в кресло на колесиках и я начинаю работу… Пришлось на нее немного поворчать, чтобы не дергалась и сидела смирно. Я не засекала время, но по моим ощущениям на все про все ушел час. Это еще очень быстро…
- Готова взглянуть на результат?
Разворачиваю кресло к зеркалу. Не могу сказать, что я стопроцентно довольна проведенной работой., но так гораздо лучше. Нам нужно будет зайти в аптеку и купить бадягу, чтобы быстрее согнать эти жуткие синяки.
- Сначала в кафе? Или на достопримечательности поглядим? – спрашиваю я, когда мы вышли на улицу.

+1

9

Внимательно смотрю на Данте, и понимаю, что в груди у меня теплеет от её слов. Я уже начала забывать это чувство. В последнее время, дома у меня были проблемы, и до сих пор мне жутко от того, что мои последние слова моей мамы - грубые и неприятные, кажется, я в матершинной форме просила её отвязаться от меня. А в Сакраменто мне все были чужими. Начиная с Генри, и заканчивая Руни и Лео, с которыми я пока общалась лучше всего. Должно пройти так много времени, прежде чем поймешь, что человек тебе родной. Поэтому я поддаюсь сиюминутному порыву, тянусь к сестре и сжимаю её в объястиях, зарываясь носом в совершенно неширокое, но такое мягкое плечо. - Ты всё так же вкусно пахнешь, - не уверена, что она разберет что-то моего бубнежа ей в плечо, но разве это важно? Главное, что вот это объятие - действительно приятное и теплое, не сравнить с тем растерянным и неловким, каким мы обменялись, когда она только зашла в квартиру. Мне не хочется отпускать её. В груди тепло, будто что-то, чего там давно не было, наконец вернулось на место.
  - Я очень рада, что ты приехала, - я отстраняюсь, но руки всё еще лежат на плечах, и я смотрю в её серо-зеленые, красивые глаза, так умело и со вкусом накрашенные. - Я заранее извиняюсь перед тобой за Генри, и за себя. Мы можем быть ужасными, так что не обращай внимания, ладно?

  - Заскучаешь, - я уверенно киваю, когда наконец оставляю, и такой редкий для меня прилив нежности, всё-таки проходит. - А мой период адаптации еще не прошел, честно говоря. Я же тут недавно. И всё еще скучаю по Нью-Йорку. Правда, не знаю, как там мне теперь будет находиться, после того что... - я чуть приподнимаю брови и запинаюсь на полу слове, внимательно смотрю на сестру, потому что она должна понять, о чем я говорю. Какими бы ужасными ни были наши родственники, они все-таки родственники. У терять их больно. - Ты знаешь, я была даже не в Нью-Йорке, когда мне сообщили о смерти мамы. Я приехала в больницу, сидела там черт знает сколько, а потом пришли они, с грустными рожами, и сказали, что она умерла. А потом и недели не прошло, как они меня сюда сослали, словно какую-то пленницу, - я начинаю говорить о том, что меня действительно тревожит, однако все-таки не хватает смелости, чтобы рассказать обо всем откровенно. Мне бесконечно грустно, что я не смогла с ней попрощаться. Но вместо того, чтобы просто признаться Данте в этом, я начинаю рассказывать про то, какая отстойная была поездка. Не знаю, что на меня нашло, и с чего я вдруг такая откровенная. Может, все эти мысли и чувства давно просились наружу, просто не было подходящего человека? - Не повезло тебе попасться мне под руку. Будешь теперь моим унитазом для эмоций...

   - Мне же семнадцать. Какие, в самом деле, серьезные отношения? - я растягиваю губы в фальшивой улыбке. Все вокруг думают, что знают лучше меня, что меня ждет, и что я чувствую. И заявление по поводу отношений не воспринимаются всерьез, все отвечают так, как отвечает Данте. Поэтому я просто улыбаюсь и делаю вид, что согласна. Но черта с два, я согласна! И не могу удержать от того, чтобы не чмокнуть Данте в щеку, прежде чем идти в душ...

  - Да ты волшебница! Где ты была раньше? Особенно сегодня утром, когда все смотрели на меня так, будто меня каток переехал, - невольно фыркаю и кручусь перед зеркалом, потому что и правда выгляжу лучше. Я умею краситься, но до сестры мне далеко. Видимо, это возраст... Ну или просто золотые руки у кое-кого. - Но ты знаешь, со мной теперь предпочитают не связываться. Мол, я опасная личность. Никто же не знает, где я получила эти боевые отметины.

   - Давай возьмем что-нибудь попить, может поесть с собой, и пойдем, ладно? Достопримечательностей, как я поняла, тут не много. Ну, вместе их поищем...
Мы стоим в очереди, довольно приличной, потому что девушка за кассой еле шевелится. Впереди меня люди бьют копытом, да и сама я бы была уже очень злой, если бы не была с Данте. Болтовня как-то скрашивает ожидание.
   - Всем не с места! Это ограбление! -  у меня аж глаза на лоб лезут, когда в кафе влетает дибил, в маске с прорезями. Не от испуга, скорее от удивления. Грабить кафе посреди белого дня? Кафе? Забегаловку-кафе? Серьезно? - Всем на пол! У меня оружие! - кошусь на сестру и произношу одними губами "добро пожаловать".

Отредактировано Lola Hunter (2014-06-09 23:11:03)

+2

10

- Ужасными? Вы ходите обнаженными по квартире? – в шутку спрашиваю я, приподнимая левую бровь, а затем через пару секунд сама же и отвечаю на свой вопрос. – Нет. Ну, тогда все в порядке. Я не против подцепить шизофреинку. Вот так. Я наоборот переживаю из-за того, что мне придется несколько дней стеснять вас, - бросаю быстрый взгляд в окно, а потом снова, но уже с некой грустью смотрю на кузину. И на душе становится так мерзопакостно, после ее слов. Я чувствую, как у меня начинают гореть уши от стыда.  В такие моменты нужна родственная поддержка, а меня не было с ней рядом в больнице и на похоронах. Я уже и не помню, чем тогда была занята, да и никакие обстоятельства не смогли бы меня оправдать. – Хоть уткой, честное слово. Ты мне можешь рассказать все что угодно и в любое время дня и ночи… Как почувствуешь, что тебе нужно поговорить о том, что тебя тревожит, спросить совета или просто выплакаться. Знай, что теперь я всегда буду рядом, чтобы не случилось. Я намерена выполнить свое обещание. И не только потому, что не привыкла бросать слов на ветер. Я очень люблю свою кузину и ее переживания – это и мои переживания тоже. Не надо быть пророком, чтобы во всеуслышание достоверно предположить , что мы не повторим судьбу наших матерей. Они никогда не были близки и не понимали друг друга, как мы. Если между нами проскочит черная кошка, ведь всякое в жизни бывает, то я более чем уверена, что мы сможем найти компромисс договориться и примириться. 
- Некоторые девочки в семнадцать уже ребенка имеют. Строят семью, - парирую я, развожу руками в сторону, наблюдая за реакцией Лолы. – Мы вернемся к этой теме, когда ты решишься мне рассказать о симпатичной персоне волнующей твое сердце. Я не собиралась сдаваться, когда-нибудь она поделиться со мной мыслями на тему:  «отношения между не паркетными полами», а пока действительно обсуждать нечего. 
Похвалу было слушать приятно. У меня даже щеки немного порозовели от теплых слов. Эксперимент удался. Однако, это был особый экстренный случай. Кузине не надо пользоваться никакой косметикой, на мой взгляд, она от природы очень красива, а эти восхитительные глаза никого не могут оставить равнодушным. Это не предвзятая оценка внешних данных. Будь она мне не знакомым, простым уличным прохожим я бы все равно отметила ее необычную красоту. – А тебя кто-то до этого случая с нападением обижал? Или говорил плохие слова в твой адрес? Сама не знаю, зачем я это спросила, но ее слова навели меня на такие вот мысли. Может это сказано к тому, что в «будущем» с ней никто не захочет ссориться. Такая репутация, только на руку. Действительно должна же быть какая-то польза от тумаков.
-Давай, - воодушевленно подхватила я, предвкушая мини – пикничок в парке. Давно в моем рационе не было вредной еды, и я уже успела забыть вкус бургеров и картошки-фри.  – Ну да… Что это я? Ты, наверное, пару дней из дома не выходила. Распаковывалась и обустраивалась. Потом школа… Кстати, как тебе новое учебное заведение?
Мы шли с Лолой рука об руку некоторое время, и нас чуть не сбил велосипедист. Мне, показалось, что он зачем-то намеренно ехал на нас. Чудаковатый народ. В кафешке столпотворение проголодавшихся горожан, то и дело в очереди проскальзывают недовольные волнительные возгласы. – Интересно, тут всегда так в это время? - спрашиваю я, не обращаясь к кому-то конкретно. Наверное, здесь еда если не особенная, то очень вкусная раз столько народу собралось, хоть и недовольно галдят, но не уходят. Никто из персонала не спешил помочь девушке обслужить посетителей. Только я хотела сказать Лоле «пойдем отсюда в другое место», как ворвался долговязый мужик с не игрушечной пушкой в руках и начал ей размахивать, прям как в кино. Народ в испуге начал расступаться, пропуская грабителя к кассе. Прокатилась волна испуганных охов и вздохов, кто-то уже нервно всхлипывал. Девушка потянулась было к красной кнопке, но слишком поздно, заметив это действие, мужчина в маске пальнул по бутылкам, и она тут же отдернула руку и закрыла голову руками. В помещение забежал еще один, перевернул карточку, плотно закрыл дверь, начал опускать жалюзи на окнах. Тем временем все, кроме продавца сидели на коленях у противоположной к выходу стены. – Что ты там говорила про заскучаю? - ответила я, когда второй грабитель повернул голову в сторону кассы. Про нас они тоже не забыли. Преступник открыл сумку и велел нам кидать туда деньги и ценные вещи. Одна женщина не захотела расставаться с сережками, ссылаясь на то, что это дешевка и камни не настоящие. Безделушки, якобы дороги ей, как память. Преступник пригрозил ей пистолетом и сказал, что если она их не снимет, то оторвет с ушами, а потом повесит себе на шею, как трофей. После этого ей пришлось подчиниться. Мне вот тоже не хотелось расставаться со своими часами «Роликс».  Благо телефон остался в машине. Моя жизнь висит на волоске, а я думаю о вещи. Я боюсь его потерять, так как считаю, что в нем сосредоточена вся моя жизнь. Мне становится не по себе от мысли, что некто сможет увидеть неудачные фотки или прочитать дурацкие смски. 
Я крепко сжимаю руку Лолы и говорю: - Мы выберемся отсюда целыми и невредимыми.
Преступник номер один оставил сумку на полу, вывел продавщицу и толкнул к нам. – Нам нужен один заложник. Кто же это будет? Может, есть желающие? – насмехающимся тоном процедил вор. – Нет? Тогда я сам выберу. С этими словами наглец подошел к нам. У меня сердце в пятки ушло. Только не это. Не трогайте нас. Пожалуйста, не трогайте, – про себя повторяла я, но мои мольбы не были услышаны. Преступник схватил Лолу за руку и потянул на себя. – Она пойдет с нами. 

+2

11

- Не ходим. Не буду я ходить голой перед этим старым извращенцем. Но просто, на всякий пожарный, если попадешь в его комнату, на стены не облокачивайся, - я подмигиваю сестре, и в данном случае ситуация, когда и хочется рассказать, и колется. Если кузина узнает, что у Генри коллекция членов и целая комната для всяких извращений в стиле Оттенков Серого, не знаю, что она сделает, но в восторге не останется. Но я никому не рассказывала и меня буквально распирает. Так что эта фраза, что называется, вырвалось. С тех пор, как я тут живу, Генри установил на комнату кодовый замок, и в неё не попасть, не попотев. В моей голове это звучит чересчур двусмысленно...
   Моё сердце не волнуется. В принципе. Оно так устроено, так задумано, я воспитала его так, что оно не волнует по всяким пустякам. Парни - как раз один из тех пустяков. Они не стоят волнения. Их вокруг так много, что, по-моему, переживать из-за одного как-то тупо. Но я, опять же, решаю не спорить, потому что люди не разделяют мою точку зрения и влюбляются. Даже самые стойкие, казалось бы, холостяки, тоже влюбляются. И я, по правде говоря, этого очень боюсь. Потому что сейчас я адекватна, твердо стою на ногах, в своем уме и уверенно заявляю - мне хорошо без всякой там любви. А если я вдруг, ни дай Бог, влюблюсь, и начну рыдать по ночам в подушку, бегать за мальчишкой и ждать 14 февраля, чтобы подарить валентинку... Просто пристрелите меня, ладно? Потому что это явно не я. Кто-то другой, кто украл Лолу и стал жить в её теле. Потому что люди не изменяют себе. Не должны. Я не изменю.

   - Нет, все думают, что я с кем-то подралась. И я веду себя так, будто противнику моему досталось сильнее. Это и правда так, просто они, наверное, думают о противнике намного слабее, чем у меня был. Во всяком случае, мне осталось учиться чуть больше месяца, и вряд ли кто-то решит меня тронуть. Да даже если тронет... - я ухмыляюсь и выставляю вперед тоненькую ручку. Сгинаю её в локте и напрягаю изо всех сил, желая продемонстрировать мышцы.  Результат моих потуг - маленький бугорок, не идущий ни в какое сравнение с мышцами культуристов. Но мне это не мешает вести себя так, будто я и есть культурист. Даже вытягиваю шею и целую себя в руку.
   - В школе нормально. Если хорошие ребята. Есть даже смелые и безбашенные, - мы идем по тротуару и я пинаю камушек уже, кажется, от самого дома. Как ребенок догоняю его, и, если он улетает слишком в сторону, на проезжую часть, носком кеды возвращаю его обратно на тротуар. Из-за этого мы идем намного медленнее, чем могли бы, но вроде бы Данте не против. - Есть одна девочка, Ханна Руни Ларкин. Крутая, мы с ней иногда прогуливаем вместе. Вот с ней можно было бы дружить. Но она такая, знаешь... сама по себе. Даже больше, чем я, - я невольно улыбаюсь, вспоминая наши вылазки в дома знаменитостей. Об этом мне тоже ужасно хочется рассказать Данте, но меня берут сомнения. Конечно, она никому не расскажет о том, что мы сделали... Но я всё равно весьма настороженно отношусь к подобным рассказам. И это неприятно... Неприятно осознавать, что у нас с Данте могут быть секреты. - Я тебе потом кое-что расскажу. Чем мы занимались ночью, - подыгрываю бровями, и наверняка она подумает о какой-то пошлости. А я её удивлю. И, быть может, испугаю.
   Стоять в очереди раздражающе, но хотя бы привычно. Я стою, переминаясь с ноги на ногу и вытягиваю шею, желая разглядеть меню ну или хотя бы список того, что можно заказать. Я в этом месте первый раз, так что не понятно, чем тут угощают. Кроме того, я стараюсь прислушиваться к тому, о чем разговаривают другие посетители. Вдруг из них есть постоянные покупатели, которые подскажут, что нам лучше заказать.

    Вот это поворот. Я замираю и забываю о том, как правильно дышать. Вот уж ни думала, что, переехав из Нью-Йорка в тухлый Сакраменто, умудрюсь побывать в заложниках. Видимо кафе и правда неплохое, раз его решили ограбить.
  Едва заметно киваю в ответ Данте. Это странно, но мне не очень страшно. Скорее как-то нелепо. Ощущение, как от глупого розыгрыша. И ощущение усиливается, когда меня вдруг хватают за локоть и подтягиваю близко в мужчине, от которого неприятно пахнет. Одна часть меня рыскает глазами в поиске скрытой камеры, а вторая злится, потому что люди, я, а главное, Данте попали в такую хуевую ситуацию. Лишиться всех денег, драгоценностей и телефона - именно то, о чем мечтаешь, приехав в незнакомый город.
   Идея в голове рождается спонтанно. Я только успеваю встретиться взглядом с девушкой за стойкой, и одними губами произнести: Жми кнопку.
   - Ох... - стону я и хватаюсь за горло. Выгляжу испуганной, тяжело дышу. - Боже, только не сейчас... - я видела по телевизору, как происходят астматические припадки. Человек задыхается и издает странные звуки. У меня получается их воспроизвести. Надо лишь напрячь горло изо всех сил и делать шумные, короткие вдохи. - Данте... Ингалятор... - умоляющими глазами смотрю сначала на сестру, а затем обращаю взор на грабителей. - Пожалуйста... Ингалятор... остался в машине... - потихоньку сгибаюсь, потому что дышать становится труднее. Главное чтобы никто не решил вдруг протыкать мне грудь и таким образом налаживать дыхание.
    Но самое главное у меня получилось. Грабители растеряны и оба смотрят на меня. По-крайней мере сейчас.

+1

12

Лола демонстрирует свою натренированную ручку, и я на минуту замираю в немом восхищении, а потом мои пальцы тянутся пощупать бугорок. Ого! Твердый, словно камень! А у меня желе. Фэээ! Надо брать пример с кузины и заняться спортом, а то я в конец расслабилась. Божэ, помоги мне преодолеть эту чертову лень. Ты будешь моим мотиватором! А ты оказывается очень способная.
Неужели они на заднем дворе труп закопали? Я озадаченно почесала макушку. Нет. Это невозможно. Тебе нужно поменьше смотреть детективов. Лола добилась своего. Я заинтригована. Понятия не имею, чем по ночам занимаются девочки «ни от мира всего». Мне, кажется, какой вариант мне бы не пришел в голову все равно окажется неверным. Потом, так потом. – Хорошо. Оставим эту историю на вечер, - слегка поникшим голосом произношу я, наблюдая за игрой сестры. – Познакомишь нас как-нибудь? Почему-то мне захотелось увидеть эту загадочную девочку.
Камешек ударился об ботинок джентльмена средних лет. Он пробурчал что-то себе под нос и проводил нас не добрым взглядом. Я взяла Лолу под руку, и мы ускорили шаг. Надеюсь, он не колдун и то, что он сказал, не было каким-нибудь страшным проклятьем.
Первое, что пришло мне в голову сказать, чтобы они взяли меня, а сестру оставили в покое. Но, я не успела озвучить свои мысли вслух. Лола заговаривала об ингаляторе. Ничего себе. Я мысленно поаплодировала сестре за сообразительность и смекалку. Мне бы не пришло в голову изобразить приступ. Лола изображала больную очень убедительно, ибо преступники пришли в недоумение и стояли, как вкопанные вместо того чтобы бежать вместе с заложницей к транспортному средству. Я бы тоже ей поверила. В таких ситуациях как бы ни было страшно нельзя подаваться панике. Истерический плач, мольбы о пощаде не разжалобят преступника, а только разозлят. Толпа загудела, мол, отпустите девочку. -Вы не видите, как она покраснела? У нее сейчас пойдет изо рта пена, а тело начнут сотрясать судороги. Один из грабителей не на шутку испугался и сказал другому, чтобы тот ее отпустил, типа они договаривались провернуть дело, не причинив никому вреда.
Отпустите мою сестру. Она еще совсем ребенок. Она не может умереть сейчас. Не забирайте ее, - спокойным, ровным голосом протараторила, вставая с колен, поднимая руки.  – А, ну сядь на место! Живо! – злобно прокричал тот, что держал Лолу, направляя на меня дуло пистолета. – Пошли, - сказал он своему напарнику. Тому ничего не оставалась, как схватить сумки набитые деньгами и ценными вещами посетителей и идти следом за сообщником. Кто-то уже лежал без сознания. Женщина рядом со мной закрыв глаза, читала молитву. Люди смотрели в пол, боялись встать на ноги. Дернувшись, любой из нас мог получить пулю в лоб. Это не кино, а реальная жизнь. У всех семьи, все боятся за свою собственную жизнь, посему среди мужчин не нашлось ни одного смельчака готового броситься на амбразуру, чтобы защитить незнакомую девушку. – Ублюдки! – крикнула я, дверь закрылась за преступниками.  – Черт!Черт!Черт! – я вцепилась себе в волосы от бессилия, подбегая к окну. Они уже посадили ее в фургон и закрыли дверь. И вдруг послышались полицейские мигалки. С минуты на минуты копы будут здесь. Я оглянулась на посетителей. Кто-то из них вызвал? Или кто-то с улицы? Впрочем, это неважно. Воры уже отъехали от забегаловки. Друг за другом посетители начали выходить из помещения. Одна машина остановилась, остальные отправились в погоню за зеленым фургоном. Через пять минут подъехала скорая. Медики осматривали потерпевших, тех кого отпустили «белые халаты», допрашивали полицейские. И без репортеров, конечно же, не обошлось. Никогда не думала, что попаду в новости.
Я не могла усидеть на месте. Слонялась туда -сюда, хрустела костяшками пальцев, до крови искусала нижнюю губу. Не знаю, сколько прошло времени. Ожидание показалось мне вечностью. Полицейские доставили Лолу живой и невредимой. Как только она вышла из машины, я бросилась ей на шею и начала целовать.
Как ты себя чувствуешь?
Врач попросил меня отойти, чтобы он смог осмотреть Лолу и я не стала ему возражать. После осмотра я опять заключила в объятья кузину. – На твоем месте должна быть я. Мне так жаль, что это случилось с тобой. Нам лучше поехать домой?

+1

13

Говорят, что все хорошие идеи приходят в голову слишком поздно. Я бы не стала спорить с этим высказыванием, но иногда, очень редко, хорошая идея может придти в голову как раз тогда, когда она очень нужна. Сегодня был как раз такой случай, потому что по лицам мужчин я поняла: они поверили мне, и моя вид их здорово напугал. Я делаю судорожные вдохи, скребу пальцами горло, словно хочу процарапать путь для воздуха. В этот момент, очень вовремя, начинают реагировать люди, шептаться, а одна и вовсе практически диктует мне, что делать.  Однако моих актерских способностей не хватает для того, чтобы краснеть или пускать пену изо рта. Остается только надеяться, что полиция приедет очень скоро, потому что, если они будут ехать долго, то даже моя актерская игра меня не спасет.
   Пока я судорожно пытаюсь придумать, как бы сделать так, чтобы лицо стало красным, один из мужчин хватает меня за руки и тянет ко входу. И именно в этот момент я начинаю понимать, что это всё - не игра и не притворство. Они самые настоящие грабители, у них оружие, и я - их заложник.
   - Нет, пожалуйста, я не хочу... - вскрикиваю я, в миг забывая о том, что якобы задыхаюсь. Я пытаюсь вырваться, делаю шаг к Данте и даже руки вытягиваю к сестре, будто это может мне как-то помочь, но уже в следующий момент меня грубо выталкивают за дверь и ведут к какому-то фургону. Почему-то я не плачу, но мне очень страшно. Пусть думают, что приступ прошел, теперь я просто выгляжу жутко напуганной и меня всю трясет.

   Не понимаю, почему им нужно быть такими грубыми. Меня буквально швыряют в фургон, от чего я больно ударяюсь коленкой. Затем совсем рядом со мной приземляется сумка с деньгами, и двери захлопываются. Темно, ни одного окна. Я съеживаюсь в углу, рядом с какими-то железками и смотрю на сумку так, будто она ядовитая и вот-вот на меня бросится.
   Однако мы не успевает уехать далеко. Полицейская сирена, резкое торможение и меня вжимает в металлическую перегородку. Дальше я слышу крики и даже один выстрел. А дальше... честно говоря, всё как в тумане. Потому что я вдруг понимаю, что больше шансов у меня не будет, а сейчас просто идеальный момент. И я протягиваю к сумке с деньгами, запускаю руку в ворох хрустящих бумажек, а затем зажимаю несколько между пальцев и скорее пихаю в карман джинс. Самое главное, чтобы это не оказались какие-нибудь подставные деньги, маркированные.

   Всё кончается как-то слишком быстро. Двери фургона открываются и я щурюсь от солнечного света, вылазюю и на негнущихся ногах иду обратно к кафе. - Чувствую себя странно, - максимально честно отвечаю я бесцветным голосом. Тут вдруг к нам подходит девушка, стоявшая за кассой, улыбается и обещает дать карту постоянного клиента, типа будет большая скидка. Смотрю на неё, как на приведение, а затем поворачиваю голову и обращаюсь к сестре: - Да, домой было бы неплохо... Сходили, блин, в кафе.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Привет из Нью-Йорка