vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » It's all about us


It's all about us

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://funkyimg.com/i/GZ1o.png
Who we are.
Участники: Jemma Fisher и Narcissa Auditore.
Место: кофе на заправке | далее, как получится.
Время: апрель [сразу после ссоры Джеммы с Аланом].
Время суток: ночь | рассвет.
Погодные условия: без осадков. 14 градусов.
О флештайме: После разборки Джеммы, Алана и Кэр, Фишер понимает, что ей необходимо выплеснуться и она звонит Нарциссе. Спустя пол часа они встречаются в условном месте и Аудиторе пытается успокоить разбушевавшуюся подругу. В итоге все заканчивается скандалом и Джемма уходит восвояси. Поняв, что дура может вляпаться по полной, Цисса направляется на ее поиски. В самом конце все выходит из под контроля.

+3

2

другой внешний вид х)
.
          Что чувствует человек, когда понимает что его предали? Каково это, когда близкий человек поступает так, что больше его видеть и знать не хочется? Все рассыпается крахом и пеплом. Все, что у вас было, все, на что вы рассчитывали и во что верили. Отталкивает от человека как можно дальше и все, можно смело хоронить совместные воспоминания, выкидывать какие-то подарки, но, самое главное, выкинуть из головы. Зачеркнуть, стереть волшебным ластиком. Джемма не могла этого сделать. Раз за разом в голове всплывали табачные картины помещения, где она увидела Алана вместе с той девушкой. Он прижимал ее к себе так, как будто сама Джемма была на ее месте. Он ее так прижимал к себе. У Доминик за двадцать шесть лет ни разу не было долгих моногамных отношений. С Джосс они познакомились шесть лет назад и все это время спали при первой возможности, не желая большего. Их все устраивало и единственное правило, которое существовало пока они были вместе – не спать с другими. А стоило Фишер выйти за порог девушки, как, она знала, к блондинке-химику в кровать прыгала очередная девчушка. И всех это устраивало. Не было никаких обид, никого не терзала совесть. А тут что? Джемма поверила, что в первый раз у нее возможно получиться то, что никогда не получалось раньше – опробовать на собственной шкуре, что такое, когда ты только с одним человеком. Она могла называть Барнза своим, а он мог называть так ее. И, пока они встречались, даже в голову не могло прийти, что можно кому-то позвонить и сказать: «Эй, эй, иди купи презики, пока я к тебе еду – сегодня мы не будем спать». Все было по другому. Когда жаждешь встречи с человеком, когда тебе впервые печально от того, что ваши графики сильно расходятся и когда дико ревнуешь, кусая губы в кровь и сжимая руки в кулаки так, что протыкаешь кожу. Можете назвать Фишер мазохисткой, но ей это нравилось. Ведь, чувствуя все это, она испытывала и нечто другое, близкое к тому теплу, которого не хватает одинокому человеку. И никакие другие люди в любом количестве не могли бы этого заменить. Наслаждаясь эмоциями, Фишер и подумать не могла о том, что так скоро это чувство защищенности пропадет и разобьется, как тот самый кальян, который она разбила в заведении. Если бы у нее были силы, то она разбила не только его, но и вообще все, что там было. А еще убила бы Алана и ту наглую деваху. Оба были виноваты. Оба мерзки ей, обоих она ненавидит и едва ли не открыто желает сгореть заживо.
          После выхода из кальянной, девушка хотела только одного – поехать домой и забраться с головой под одеяло. Возможно с бутылкой чего-нибудь горячительного, а, может, просто заснуть. Но она не могла поехать домой, по сути у нее его не было. Она же жила с Барнзом, как только переехала в город. И что ей теперь делать?
          Стиснув зубы, Фишер направилась вверх по улице, совершенно не представляя, что ей делать дальше. Из глаз пытались литься слезы злости и обиды, но, то и дело девушка их смахивала, пытаясь прийти в чувство. Она говорила себе, что она сильная. Говорила, что со всем справиться, но сама не верила в это. Ей нужна была помощь, ибо, кто знает, к чему она себя может довести сегодняшней ночью?
          Достав из кармана телефон и сигареты, Джемма закурила и одновременно с этим набрала по памяти номер Циссы – своей близкой подруги. Она бы позвонила Пэту – моему брату, как он себя называл, – но боялась, что он не поймет всей проблемы, как таковой. Или же разозлиться, узнав, что его «сестру» обидели. Не хотела девушка сейчас злости. Хотела вылиться и узнать, что делать дальше. Куда ей сейчас идти? Да еще так, чтобы Алан не мог найти. Клуб точно отпадал.
          Слушая гудки в телефонном динамике, смотрит по сторонам на перекрестке с зажженым красным светом и нервно отстукивает ногой такт. Сколько сейчас вообще времени? Фишер пришла в кальянную после работы, значит сейчас точно не меньше двух часов ночи, учитывая, сколько она слонялась по ночным улицам чертового города, не обращая ни на что внимания. Джемма шла так, словно находилась в лабиринте и самолично хотела специально в нем запутаться. Или запутать свои собственные следы. Интересно, что сейчас делает Алан со своей подругой? Поймав себя на этой мысли, девушка едва ли не зарычала и не откинула телефон в сторону, но голос подруги, мгновенно успокоил. Вернее не так. Он ввел блондинку в некий ступор. Что она хотела сказать? Нарцисса несколько раз что-то сказала в трубку, а Фишер будто не слышала. Цвет на переходе сменился с красного на зеленый, но она так и не сдвинулась с места.
          - Мне нужно с тобой увидеться. – Хриплым, как будто у рахитника, голосом, пробормотала Ник и, неожиданно на нее нахлынула волна.
          - Нарцисса, мне срочно нужно с тобой встретиться. – Опять повторила девушка, уже не сдерживая слезы. Обессиленная, поддавшись рыданиям, приложила ладонь с сигаретой ко рту и присела на корточки. Тело ломало. Все ломало. Плечи сотрясались. На тихой пустынной улице кроме ветра были слышны только ее всхлипывания и тихий обеспокоенный голос Аудиторе.
          - Он… Он… - Девушка едва ли не задыхалась в рыданиях, не то, что не могла подобрать слова, а не могла их выговорить. – Печенька, я буду ждать тебя через пол часа в той забегаловке на *** улице. – Назвала адрес кафе на заправке на самой окраине и бросила трубку. Не могла сейчас разговаривать. Слишком много боли, гори и разочарования. Злость пока утихла где-то внутри. Убрав телефон в карман, так и не поднимаясь на ноги, она дала волю своим чувствам успокоившись лишь тогда, когда появилась острая боль в голове. Этот мальчишка превратил ее в самую обычную девчонку, заставил плакать и, поэтому, вероятнее всего, заслуживал самой кровавой расправы. Но это всего лишь мысли да фантазии, а на самом деле блондинка не могла ничего сделать, кроме как съехать от него и исчезнуть из его жизни. Ей казалось, что так будет правильнее всего.
          Из-за того, что она задержалась на перекрестке и шла пешком, то, естественно, опоздала. Хорошо, что всего лишь на пятнадцать минут. Нарциссу она увидела еще с улицы – та сидела за одним из столиков и что-то теребила в руках. Нервничает, наверное. Грустно улыбнувшись, Джемма зашла в кафе и, сопровождаемая мерзким колокольчиком, двинулась к Аудиторе. Сев напротив нее, Дом пыталась опять собраться с мыслями, но черта-с-два выходило. Она пропустила один вопрос подруги, второй третий, пока не почувствовала, что губы опять дрожат.
          - Он изменил мне, Печенька. – Голос дрожал, девушка прикрыла глаза и глубоко выдохнула. Достав из кармана пачку сигарет, девушка опять закурила, придвинув пепельницу поближе к себе. Пришлось опять смахивать с глаз набежавшие слезы. Шмыгнув носом, Ник облокотилась локтями о стол. Как только она сказала последние слова, то внутренняя боль вновь разбавилась со злостью, которая потихоньку начала вновь накапливаться внутри.

Отредактировано Jemma Fisher (2014-04-26 14:53:51)

+2

3

Самый обычный день плавно перетек в вечер, а затем в самую, что ни есть, спокойную ночь. Вы сидите у себя дома, смотрите телевизор или читаете книгу, а может принимаете ванную и вот-вот готовы уже отправиться в постель. Положить свою голову на подушку, укрыться теплым одеялом и отдаться в объятья Морфея. Тело расслаблено, глаза плавно закрываются, и мысленно вы уже отправляетесь в мир грез и красочных сновидений. Никто, казалось бы, не сможет испортить эту ночь, но не тут-то было, когда внезапно вас накрывает волна необъяснимого беспокойства. Вокруг вас создается какой-то вакуум из предчувствия неприятности, и с каждой минутой, с каждой секундой это чувство нарастает все больше и больше, пока не начинает душить. Вы пытаетесь найти причину, понять что происходит, почему руки трясутся, а сердце ноет так, словно его кто-то вырывает из груди. Трудно дышать, из рук все валится, буквально. Настроение, некогда приподнятое, мгновенно преобразовывается в меланхоличность граничащую с подступающим отчаяньем. Что происходит? Откуда это необъяснимое ощущение, такое противное, неприятное, и до ужаса страшное. Действительно страшное, потому что оно что-то из ряда фантастики. Вот что испытывала Нарцисса находясь в своем пентхаусе, читая на диване и переворачивая страницу за страницей. Поначалу ей показалось, что виной всему разыгравшееся воображение, что надо меньше читать мистику на ночь, но даже отложив книгу в сторону, приподнявшись на локтях и взглянув через спинку дивана на часы (которые показывали за полночь), чувство не отступало, наоборот, накрывало с головой. Она закрыла глаза, рухнула обратно на подушки и накрыла лицо рукой. Почему-то внезапно захотелось позвонить ему, тому, кто мог бы развеять все сомнения итальянки в пух и прах, подарить наслаждение и защищенность. Хотелось просто услышать родной и уже любимый голос, попросить рассказать что-нибудь интересное, отвлекающее и уносящая подальше от сюда. Просто уже в конце концов хотелось чтобы он обнял и прижал к себе, вот и все. Вот тогда и исчезнет это чувство тревоги взявшееся непонятно откуда. Цисса уже даже потянулась за телефоном, который валялся на полу возле кофейного столика, но во время одернула руку и перевернулась на другой бок. Нет, было уже поздно, и в отлчии от нее любимый человек днем работал, а ночью спал. Знаете, тяжело это было, жить с таки графиком как у Аудиторе, когда утром-днем ты отсыпаешься, а вечером на работу и едва ли не до утра. Конечно не каждый день, но все равно такой режим играл на здоровье, хоть блондинка и не жаловалась. Напротив, дамы и господа, напротив. Любила она такой образ жизни, жила им и наслаждалась вдоволь. Когда твои тяжелые трудовые будни плавно переходили в вечеринки и веселье, когда ты общался с любимыми и близкими тебе людьми, заводил новые знакомства. Когда ты отвлекаешься от проблем в реальном мире, напиваешься и просто забываешься. Поэтому... Поэтому Нарцисса просто перевернулась на спину и устремила взор в потолок. Губ коснулась легкая улыбка, в голове промелькнула мысль позвонить брату, попросить его приехать и обязательно захватить по дороге чего покрепче. Просто посидеть тихо-мирно и поговорить о всякой ерунде, что в прочем и сделала итальянка подобрав с пола наконец-то мобильный и набрав номер Леона. Гудок. Долгий, раздражающий моментами, а затем послышался мужской голос вызвавший искреннюю улыбку. - Привет скотина, ты сейчас где? - Девушка встала с насиженного места закручивая на указательный палец прядку волос, слушая подъебы старшего брата, точнее одного из них. Кстати, следовало бы и Пьеро на днях позвонить, узнать как у него обстоят дела и когда он планирует приехать в штаты, а вообще, будь у Циссы возможность, она бы сама улетела бы домой. Навсегда бы улетела, потому что тут жизнь хороша, но все равно как-то чуждо, непривычно. Она бы сделала это, если бы не три человека, который Аудиторе бросить ну никак не могла: первая причина ходила сейчас беременная, вторая причина дала работу и рассчитывала на нимфу, ну, а третья причина завладела мыслями и сердцем. Вот и влипла же итальянка, радовало то, что тут был второй брат, который постоянно рядом и ты хоть частично ощущаешь частичку своего родного дома. Ох, Италия... - Значит ты по клубам мотаешься, а меня не позвал? Знаешь, мог бы и пригласить меня с Саммер, знаешь же, что мы не отказались бы - Наигранно состроив из себя обиженную на весь мир, девушка направилась к кухне и кажется тревога отступила. Да, она отступила на задний план и сразу же так легко и спокойно на душе стало. Спасибо Лео, пусть ты и последняя задница. - Может завтра встретимся? Приходи в клуб Джеммы, думаю она рада будет с тобой опять сыграть на спор - Засмеявшись попутно доставая с полки пакет с кофе, едва не уронив еще несколько банок и перечислив несколько бранных слов по-итальянски, слыша при этом еще тотальный стеб старшего брата по ту сторону провода. - Он сегодня у себя дома. Да, я безалаберная, конечно. Вы же, мужчины, такие у нас незаменимые. - Закатив глаза и заварив себе бодрящий напиток, Нарцисса томно вздохнула - Ладно, признаю-признаю. Хотя знаешь, вы не такие незаменимые, за исключением того, что болтается у вас между ног... - Она хотела уже продолжить возникать и огрызаться, как внезапно сквозь разговор начал пробиваться посторонний телефонный звонок - Погоди, вторая линия - Отправив Леона в ждущий режим Нарси посмотрела на дисплей, где высветился номер Джеммы и... Новая волна накатила на Аудиторе, только уже пуще прежнего. Ее словно окатили холодной водой, а потом еще кинули оголенный провод к ногам - Джем? - Тишина. - Клубника, что случилось? - Опять тишина. - ДЖЕМ! - Уже закричала в трубку итальянка, как наконец послышался голос девушки и можно было бы вздохнуть с облегчением, но не тут-то было. Голос подруги совершенно не радовал, напротив, теперь она поняла что послужило причиной разыгравшегося предчувствия. - Прям сейчас? - Удивилась нимфа напрочь позабывшая про ждущего на первой линии брата, да что далеко ходить, она даже про кофе-то свой забыла. - Он? Кто он? Алан? Хорошо, я сейчас соберусь и выезжаю - Ничего не понимая, еще минуты две стоя в полном ступоре и смотря в одну точку, пытаясь переварить полученную информацию, Цисса медленно преподнесла аппарат к своему уху и попрощалась с Леоном, обещая ему перезвонить, как разберется с кое-какими делами. Признаться, даже он забеспокоился мгновенно уняв свой неугомонный нрав, но так и не успел выпытать у сестры причины такой резкой смены настроения, так как блонди повесила трубку. - Stronzo! - Выругнулась итальянка в адрес бойфренда Джеммы и быстро направившись в комнату чтобы переодеться и хотя бы собрать волосы в хвост, она мгновенно выбежала из квартиры хватая по пути ключи и сумку.
Добравшись до места встречи и поставив машину на стоянку возле закусочной, Цисса вошла внутрь и быстро пробежала взглядом по помещению, но Джеммы на месте не оказалось. Нахмурившись и сев за столик, попросив подошедшую официантку принести крепкого кофе, она взяла в руки салфетку принявшись теребить и смотреть по сторонам. Она еще никогда не слышала Джем такой убитой, такой... Такой разорванной морально на мелкий кусочки, и это признаться напугало. Та всегда казалась такой сильной, такой независимой, а сейчас. Сейчас Фишер словно подменили, и виной всему был парень. Обычный парень, у которого между ног болтался хрен, встающий явно на всяких левых девиц. Вся эта ситуация начинала злить, раздражать и одновременно беспокоить, посему требовалось в срочном порядке придумать план по успокоению Джема, ибо простите, но она была психом. Любимым психом, и как-то не хотелось чтобы та натворила глупостей. Зазвонивший колокольчик над дверью вырвал итальянку из размышлений и подняв голову, она увидела направляющуюся в ее сторону подругу. Легкая и обеспокоенная улыбка коснулась уст нимфу, внимательно смотрящая и изучающая состояние Джеммы, которое было на грани, глаза выдавали. - С кем? - Мгновенно задала вопрос девушка, когда Фишер села и собравшись духом, заговорила. Она пыталась придумать, найти подходящие слова для утешения, но вместо этого с губ сорвался лишь этот гребанный вопрос. - Джем, только успокойся, хорошо? Ты меня слышишь? - Чуть поддавшись вперед и наклонив голову в бок, Нарцисса протянула свою руку и аккуратно положила ладошку по верх руки подруги. - Если хочешь, я хоть сейчас могу заехать к нему, забрать твои вещи и ты поживешь со мной. Джем?

+2

4

.
          Джемме было нужно выплеснуться, рассказать подруге о том, что случилось в кальянной, но сейчас, находясь здесь и видя перед собой обеспокоенное лицо подруги, она не могла выдавить из себя ни слова. Так иногда случается с людьми, не замечали? Вы можете нести с собой большой груз душевных проблем, но не говорить об этом. Встречаетесь с кем-то, долго обдумываете разговор, но потом, словно по мановению волшебной палочки, все мысли из головы исчезают. БУМ! Абсолютная пустота и только ветер в голове, не больше.
          С девушкой сейчас происходило тоже самое. Остались лишь эмоции, причем из-за отсутствия мыслей они набирали силу, словно снежный ком, скатывающийся с большой горы. Вот он совсем маленький, но, скатываясь вниз, вбирает в себя снег, становясь все больше и больше. Скоро он упадет со скалы и разобьется. И что будет тогда? Джемма кусает губы, перебирает пальцы, набирает полные легкие дыма от сигареты, но продолжает молчать, оставив первый вопрос подруги без должного внимания. Когда Нарцисса наклоняется к ней и накрывает ладонь Дом своей, та немного вздрагивает, оторвавшись от представленной картины, а потом глубоко выдыхает, лишь покачивая головой, после чего поднимает на подругу взгляд, переполненный неожиданной благодарностью. Предложение Циссы, пожалуй единственное, на что она сейчас обратила внимание.
          - Спасибо тебе, но…
          А что, но? Нет, нет, нет, все слишком запутанно.
          - Это было бы замечательно с твоей стороны, но, Печенька, я и так тебя вытащила посреди ночи сюда, да еще и не объяснив причину.
          Голос у Джеммы сейчас тихий, немного скрипучий. Она делает последнюю затяжку и тушит сигарету в пепельнице. У подошедшей официантки она просит принести ей кофе – кажется, ночь будет слишком долгой. Не зная, что сказать, Ник кладет свободную руку на ладонь Аудиторе, проводит по гладкой коже пальцами и только сейчас замечает, что на ее ладони видны небольшие порезы, кровь на которых уже засохла, превратившись в темную корку. Где-то кровь размазана – видимо задевала об одежду, телефон или саму себя. Поморщившись. Она убирает руку под стол и достает ее только тогда, когда сонная официантка приносит две кружки с горячительным напитком. Один глоток обжигающего кофе, словно дает ей толчок, побуждает к словам.
          - Я не знаю с кем. Какая-то девушка. Карри, Кэрри… Кэролайн, да.
          Кивает вспомнив, глубоко вздыхает, убирает руку из под пальцев Нарциссы и массирует себе виски.
          - Он просто… Не могу…
          Обессиленно положив руки на стол, Доминик опять начинает чувствовать ком, подходящий к горлу, глаза начинает щипать, девушка закрывает лицо ладонями, смахивая набежавшие слезы.
          - Я сегодня с самого утра на работе, нужно было с документами разобраться, ночью выступала, настолько выдохлась, что не смогла на мотоцикл сесть.
          Убрав руки от лица, девушка хлюпает носом и делает еще один глоток кофе. Глаза у Джеммы красные, голос у нее дрожит.
          - Меня Алиса позвала кальянную, я подумала, почему бы и нет? Пусть она и дура дурой,но расслабиться не помешает. К тому же она предложила закрыть самостоятельно клуб. Ну я и согласилась. Пришла раньше нее и увидела там Алана. А он… А он…
          Опять смахивает слезы, давиться ими, пытается успокоиться. Фишер кажется, что еще немного и она взорвется. Она действительно была на грани. Делая вдохи и выдохи, на минуту прервала свой рассказ, до тех пор, пока окончательно не успокоилась.
          - А он там сидит и устраивает телячьи нежности с этой шваброй. Я подсела к ним, завела разговор. Злая была до невозможности, а еще разочарованной. Но все равно говорила с ними. Ничего толкового не услышала. Все какие-то глупые оправдания, не имеющие никакого смысла. Если бы он мне в лоб да правду, ладно, но эти детские игры…
          Джемму передернуло.
          - В общем я психанула, сравнила их с грязью, подпортила обоим физиономии, разбила кальян и ушла нахрен. Где-то через пол часа только позвонила тебе.
          Выложив все, не стало легче, как предполагалось. Стало только хуже. Слова вернули перед глазами картины и они злили, безумно злили девушку. Сейчас ей хотелось вернуться в прошлое и, либо вообще не соглашаться на предложение Алисы, либо реально удушить Алана и девчонку шнуром от кальяна. Девушка поднимает взгляд на подругу и грустно улыбается.
          - Вот такая вот печальная история.
          Из горла вырывается смешок. Это все нервы, чертовы нервы.

0

5

Измена - она как яд, который пронизывает нас изнутри, затрагивает самые отдаленные уголки души, самые уязвимые места, причиняя невыносимую муку и агонию, не физическую - моральную. Измена способна сломать любого, даже самого сильного и, казалось бы, непробиваемого человека, превращая в тряпку, как выразилось бы сейчас новое поколение. Измена подталкивает нас на необдуманные, опасные поступки, которые в обязательном порядке повлекут за собой глобальные последствия причиняя еще больше боли, еще больше разрывая остатки души на маленькие кусочки, разбивая несчастное сердце на множество осколков, острых и смертельных, как лезвие способное причинить непоправимую рану. Так зачем же причинять душевную травму любимому человеку, для чего и с какой целью это подначивает сделать нас жизнь? Неужели нам так плохо рядом с тем, кто готов служить всегда опорой, защищать и оберегать? Трудно, действительно трудно найти объяснение и оправдание случившемуся, когда актеры сыграли свои роли и шокировали зрителей неожиданной концовкой, даже для самих себя. Занавес опускается оставляя после себя горький и неприятный привкус предательства и обмана, разрушая воздушные замки и мечты о чем-то светлом. Нас словно окатывают ледяной водой из ведра и говорят, очнись, спустись на землю в конце-то концов. Нас захватывает волна негодования граничащая с злобой и несправедливой обидой, после чего человек просто-напросто перестает контролировать свои мысли, слова, а порой даже поступки. Ты отдал любимому человеку все: себя, свою судьбу, свой внутренний мир, а взамен получил удар меж ребер и глупое оправдание - прости, так получилось. Измена - она хуже даже яда, способная убить в сильном человеке желание жить, фигурально выражаясь. И нет, я ни в чем не преувеличиваю, ни где не лукавлю, потому что каждый человек рождается с чувством собственничества, открытого или потаенного, неважно. Каждый человек хоть и ожидает подвоха в любых отношениях, будь то дружба или любовь, никогда не может представить себе и предугадать как скоро это произойдет. Но, при этом, измена самое обыденное качество в любом из нас. Мы все податливы, все без исключения. Нами всеми движет жажда познать что-то новое, что-то опасное, потому что от природы человек движется к саморазрушению себя и уничтожению мира вокруг него. Такова правда, она более сурова и жестока, чем в книгах или романтических комедиях. Такова реальность, которая не дает нам до конца повязать в своих иллюзиях небывалого счастья и счастливого хеппи енда.
Нарцисса внимательно смотрела на понурую и потерянную подругу, словно перед глазами сейчас сидела маленькая девочка оказавшаяся в эпицентре хаоса и кошмара. Цисса чувствовала, что та переживала, она видела это от прикосновения к руки Джеммы, которую хотелось действительно утешить. Хотелось как-то той помочь, пообещать защитить и не дать пропасть, раствориться в бушующий внутри эмоций. Просто молчать, смотреть и быть рядом - это все, что могла в данный момент Аудиторе, молчать и быть рядом. - Ты же знаешь, что я могу сделать для тебя все, что ты попросишь. Джем, ты моя подруга, которая дала мне работу - С легкой и грустной улыбкой отозвалась итальянка на слова Фишер и аккуратно провела большим пальцем по тыльной стороне ладони блондинки. Просто смотреть и быть рядом, все что пока она могла. Желать вытащить потерянную из этого состояния, пообещать помочь наладить жизнь, которая, кажется, сейчас катилась коту под хвост. Быть рядом, в любой ситуации и любой момент. Интуитивно, чисто на подсознательном состоянии, Нарцисса знала про то, что не будет все так легко и просто. Эмоции возьмут верх над Доминик, она обязательно сорвется пуще прежнего. Она обязательно натворит что-то из чего потом придется долго и упорно выплывать на поверхность. Нимфа знала это, поэтому после звонка подруги сразу же сорвалась с места и поехала на место встречи. Она прибыла раньше, она ждала и ей было плевать на время. Плевать на то, что над городом давным-давно расстелилось покрывало ночи, украшая черное небо яркими и искрящимися точками. Плевать, потому что Нарциссу еще с детства учили - друзей бросать нельзя. Ее с детства учили ценить это, оберегать подобно драгоценному дару, потому что из тысячи других именно тебя избрали своим другом и ты обязан не подвести, не разочаровать. Может, это звучит слишком примитивно, слишком слащаво, как в любой драме, но такова была Аудиторе. Она любила и защищала каждого своего друга, а те кто был еще и духовно близок, готова была оберегать выстраивая огромную и неприступную стену. И, Джемма была как раз одним из тех людей, кто был больше чем просто знакомая или подруга, она была очень близка и любима, но догадывалась ли об этом блондинка сидящая перед глазами? Догадывалась ли о том, на что готова была пойти итальянка ради счастья своей подруги? Кто знает, ведь прежде они никогда не говорили по душам, не раскрывали друг перед другом все козыри. - Кэролайн значит - Подтвердила для себя та тихим и пониженным тоном отводя взгляд от душераздирающей картины. Да, Цисса была чувствительна ко всему, очень эмоциональной и ей самой было трудно сдерживать если не слезы, то подступ погружения в грусть, в печаль. Все-таки Нарси не могла представить что двигало Аланом на подобный шаг, почему он повелся на крючок какой-то другой девушки? Куча, огромная куча вопросов ответов на которые ты вряд ли сможешь найти, их попросту нет - это необъяснимо.
Подошедшая официантка с заказом, поставила две чашки с кофе и скептически одарив двух девушек своим взглядом развернулась и ушла. Кофе сразу было отодвинуто в сторону и нимфа еще чуть ближе поддалась к подруге хмуря бровки. - Ну, я же говорила тебе, давай помогу с клубом. Джемма, ты очень много взваливаешь на свои хрупкие плечики - Едва вскинув бровью и положив свои руки перед собой, чуть сутулясь, Нарцисса внимательно следила за изменениями на лице Доминик, взвешивая дальнейшее развитие ситуации, которая, кажется, вот-вот наберет оборот и не в лучшую сторону. - Алисса? - Удивление? Не совсем. Такое вполне можно было ожидать от этой твари, которую порой хотелось придушить за кулисами и попросить Джем о помощи, похоронить труп на какой-нибудь окраине. Откинувшись на спинку стула, скрещивая руки на груди и отводя взгляд в сторону, обдумывая всю полученную информацию, пытаясь найти какие-нибудь лазейки, но. Но, все было бесполезно, она впервые не знала, что сделать. Что нужно сделать для оказания помощи морального состояния Фишер. - Знаешь, Алиссу надо во-первых уволить. Она уже задолбала многих, все только в выигрыше останутся если этой суки не будет рядом. Ты же наверное слышала стычку ее и Триш, когда эта овца довела нашу маленькую принцессу. Нам, девочкам, пришлось успокаивать девчушку, поэтому... Я буду настаивать всегда на увольнение, прости Джем. Во-вторых, опять прости, но Алан - stronzo. Я никак не ожидала от него такого подвоха, та девица - puttana, иного оправдания я тут не вижу - Едва ли не на одном дыхание быстро, в итальянской манере, пролепетала нимфа и сдунула с лица упавшую белую прядь. Нрав итальянской нации всегда отличался через чур резкими переменами настроения, необузданной страстью и вспыльчивостью. Что говорить, горячая кровь говорила сама за себя и поэтому сейчас можно было смело заметить радикально изменение выражение эмоций на лице Аудиторе, которая всего минуту назад грустила и готова была плакать за компанию с Джеммой, - сейчас готова была рвать и метать все и всех, кто попадется на пути. - Bane - Поморщившись носиком, как только перед глазами заплясали картинки развлекающегося Алана и той девицы. Да, это действительно было омерзительно и неприятно - Я бы на твоем месте вообще бы убила их - Честно призналась блондинка возвращая свой взгляд обратно к Джемме и грустно улыбнувшись краешком губ. - Хочешь, могу позвонить брату и попросить его помочь? Он-то поговорит с ненаглядным горе-любовником - Серьезно, даже как-то немного мрачно проговорила девушка опуская взгляд и выдавив из себя слабый, неправдоподобный смешок. Господи, звучит прям как мафия. Итальянцы, что сказать еще.
Минута. Две. Три. Тишина повисшая над столиком, где сидели две беловолосые девушки, затянулась и начинала уже буквально давить на нервы. Нарцисса схватила салфетку в руки, начала теребить ее и поглядывать по сторонам, думая и анализируя, что следует еще сказать. Как отвлечь Фишер от тягостных мыслей? Можно было бы конечно договорится с папочкой мафии и попросить разрешения прикрыть клуб на недельку хотя бы чтобы взять Доминик за руку и утащить из Америки, туда, где грело жаркое солнце и люди были более приветливы чем здесь. Да, Цисса всегда так делала, убегала от проблем в Италию, к себе домой в родные и любимые места, делала передышку, а потом возвращалась в штаты. Так было удобнее. Так было правильнее. - Тебе надо отвлечься. Тебе просто необходим отдых, Джем - Наконец нарушив тишину, Аудиторе перевела взгляд на подругу и вновь хмуря бровки смирила серьезным и строгим выражением лица. - Я не предлагаю тебе прям сейчас собрать вещи и рвануть отсюда куда-нибудь, а вообще. Если хочешь сейчас - отлично. Если тебе нужно время, то я подожду. Но, Джем, ты обязана будешь поехать со мной в следующую поездку ко мне домой, ясно? Ты бледная, как смерть. Ты выжата, как лимон, и я беспокоюсь о тебе - Если сначала тон Нарси был едва ли не приказным, даже немного грубым, то к концу она смягчилась. Улыбка теплая и искренняя появилась на устах блондинки. Она снова оттолкнулась от спинки стула, поддалась вперед и поправила подруге упавшую на лицо челку - Договорили, Джем?

+1

6

.
          Взваливает ли она много на свои плечи, как об этом говорит Нарцисса? Возможно, но она безумно хотела, чтобы это место продолжило развиваться. Знаете, это похоже на ребенка. Ты его холишь и лелеешь, убиваешь на него все свои силы, а он потом вырастает и радует вас так, как никто другой. Примерно тоже самое девушка ощущала по отношению к клубу. И почувствовала это, как только приехала с труппой. С самого первого выступления ей хотелось выступать там еще и еще, а потом, когда появилась возможность помогать вести дела клуба, Дом без лишних слов схватилась за эту ниточку и начала пропадать на работе гораздо больше времени, чем кто-нибудь еще. Нарцисса могла помочь, она бы не отказала, но Фишер не могла согласиться на это. Не потому что не доверяла подруге, а просто потому что раз схватилась за это дело в одиночку, то надо его продолжать вести. Правда, кажется, вскоре она свалиться без сил и не сможет не то, что бы дела вести, а даже на сцену выходить. Алан был не просто игрушкой для секса или мальчиком по первому зову – он оказывал ей всяческую поддержку, вытаскивал ее с работы поздно ночью, прижимал к себе и отвлекал разговорами и прочим. А теперь Алана нет. Не хотела она его видеть и слышать еще долгое время. Полигамия никогда не пугала ее, не вызывала отвращения или подобных чувств, но Барнза она делить ни с кем не хотела, ни с единой душой. Опять представляя в голове, что она дотрагивается до него, Джемма дергается и прикрывает глаза. И как долго у них это повторяется? Сколько времени? Был ли это единичный случай или уже давно не первая встреча? И почему, черт подери, нельзя было просто сказать об этом?
          Чего Джемма точно не ожидала услышать от Аудиторе, так это про Алиссу. С легким прищуром, она слушала высказывания блондинки по поводу их сотрудницы, а внутри чувствовала, что начинает потихоньку закипать. Ей это не нравилось, но она мало что могло с собой поделать.
          - Прекрати. – Может, немного резко сказала она, обрывая Циссу. – Мне кажется, что сейчас немного не та ситуация, чтобы обсуждать эту сучку, разве не так? Во первых, потому что мне не до нее, а во вторых, потому что она не будет уволена, как бы ты на этом не настаивала. – Голос становился все жесче и жесче, Джемма чувствовала, что накаляется и с каждым словом готова взорваться. Она сжимала руки в кулаки, но по большей части не для того, чтобы удержаться и пытаться контролировать себя. Она устала, безумно устала. Ей ничего не хотелось. – Потому что эта сучка приносит нам неплохие деньги. – И правда. Люди, не знавшие о том, какая Алисса, искренне восхищались ею. А сейчас далеко не тот момент, когда можно раскидываться увольнениями направо и налево. – Или ты прекрасно разбираешься в наших делах и видела все бумаги, Нарцисса, а? – Конечно же, она их не видела. Джемма никого не допускала к ним. И не собиралась в ближайшее время. Особенно сейчас, когда Нарцисса начала настаивать на увольнении рыжей. Что будет дальше? Ее опять что-то не устроит и блондинка займется устранением в одиночку? Джемма сжала челюсти так, что их чуть не свело. Мимолетная мысль о том, что Нарцисса лишь умело манипулирует Фишер и ее чувствами, вызывала двоякие чувства. С одной стороны отвращение к самой себе, а с другой это было вполне… реально?
Кто тут был вспыльчивее, было уже непонятно. Итальянка Нарцисса, у которой это в крови, или Джемма, которую сильно уж довели? Сейчас Нику хотелось вскочить на ноги и послать все к чертям. И Алана Барнза, и всю эту работу и, даже, Нарциссу, но она сидела молча, лишь достала еще одну сигарету. Если бы она этого не сделала, то точно наговорила мерзостей в адрес подруги.
          - Я была почти близка к тому, чтобы их убить, ей Б-гу. Убила бы и расчленила к черту, лишь бы больше никогда не видеть их лиц. Аж выворачивало наизнанку. – Честно призналась она чуть позже, хмуря брови и фыркая. Все еще злившаяся девушка, никак не могла угомониться, хотя прекрасно понимала, что подруга в этом ни капли не виновата. Ее слова про Алиссу никак не давали покоя.
          - Леону? – Приподняла она взгляд, задумчиво посмотрев в глаза блондинки. – Думаю нет, к чему это все?
          И действительно, к чему. Обращаться к третьему лицу для решения проблем было совершенно не в интересах Джеммы. Если мстить, то самой, иначе какой смысл? Легче все равно не станет, осадок останется в любом случае, но если делать самостоятельно, то хоть удовольствие получишь. И зачем вообще тревожить Леона? У него своих дел полно.
Тишина за их столиком изрядно затянулась. Джемма курила, а Нарцисса нещадно теребила в руках бедную салфетку, разрывая ее на маленькие клочки. Никто из них не знал, что делать и как поступить в сложившейся ситуации. Для себя блондинка уже решила, что в ближайшее время она съедет от Алана, оставив его одного и пусть он делает, что хочет. Пусть опять начнет притаскивать к себе различных женщин, пусть даже не одну, а нескольких за раз. Пусть хоть в жопу их ебет, лишь бы она, Фишер, этого не видела и даже не думала об этом. Все, хватит с нее этого говна. Где одна, там обязательно появиться другая – закономерность, которая действительно верная. Ей нужно было все закончить еще тогда, когда еще ничего не началось – когда Барнз уезжал на Рождество в Зеленое Яблоко. Но Джемма помедлила, ведь хотела разобраться в происходящем. Хотела узнать, что происходит. Узнала. И что получила в ответ? Нет, нет, нет, так просто не может продолжаться.
          - Нет, не нужен мне отдых. – Настойчиво, словно баран говорит, не собираясь отсутпать ни на шаг назад. Клуб она не может бросить, как бы ее Нарцисса не просила. Да и убегать от проблем – не в стиле Джеммы. Джемма решает. Все и сразу. А потом продолжает жить, как ни в чем не бывало. Осталось только решить что да как. Когда начать действовать. Сейчас ли пойти домой и собрать вещички? Но, представляя, что она снова окажется в этой квартире, понимала, что решительность отступает. Так не идет. Может, все же воспользоваться советом Нарциссы и провести хоть немного времени у нее? Тоже не подойдет. Только почему не подойдет – не понятно. Глупая паранойя, глупые мысли, глупое все вокруг.
          - Это была плохая идея. – Джемма допивает кофе одним глотком и поднимается на ноги. Не может она так же находиться и тут. – Какого хрена ты вообще сейчас взволновалась об Алиссе? – Да-а-а-а, те слова до сих пор не выходили из головы блондинки, врезались туда осколками стекла и не хотели вылезать. Подхватив изрезанными пальцами пачку сигарет со стола, Джемма на мгновенье остановилась и села обратно, будто бы обдумывая свое решение, но нет. – Это все глупо, Нарцисса. Я не бегу от проблем. Если это в твоем стиле – пожалуйста, беги куда угодно и когда угодно. Но я так делать не собираюсь. Проблема от этого не уберется. А ты в таких ситуациях кажешься хуже школьницы. Если что-то не так, возьми и реши это. – Злость опять брала верх и голос с каждым словом все повышался и повышался. Обида, которая нашла в этой реке свой поток, заставляла руки трястись, а глаза опять наполниться слезами. Обиженная на весь мир и разочарованная, Фишер не знала уже кому ей доверять, а кому не стоит. – И именно это я и хочу сделать. Поверить не могу, что ты так не можешь. То есть в любой момент, когда у тебя что-то случиться, мне ожидать эдакой подставы в виду исчезновения тебя прекрасной? Ой, да иди ты к черту тогда. – Взмахнув рукой, Доминик поднимается из-за стола и пулей вылетает из заведения. Так же бегом она двигается по улицам. Куда и зачем – не видит из-за слез – да и знать не хочет, лишь бы оказаться подальше от этого места.

+1

7

Стоит ли винить человека, когда в его жизни наступает черная полоса? Стоит ли отворачиваться от него и игнорировать крик души, который можно прочитать при встречи в глазах? Честно говоря, нет, нельзя. Только если вы не последняя скотина не способная поддержать этого человека, близкого друга, лучшую подругу. Если вы не способны почувствовать тот разбушевавшийся вихрь внутри. Если вы просто элементарно не способны представить себе, а что если... Что если такое бы произошло с вами? Ведь никто из нас не застрахован от темного периода в жизни, ни Джемма, ни Нарцисса, которые сейчас сидели друг перед дружкой, и одна пыталась успокоить другую. Помогала ли Нарси своей подруге или напротив, усугубляла ситуацию своей чересчур открытой добротой и заботой, волнением? Ну, судя по тому, как Джем начинала постепенно заводиться, выплескивать весь скопившийся негатив, кажется Аудиторе лишь усугубила проблему, но что она может поделать? Она не может встать и направиться к Алану чтобы просто набить тому морду, силенок не хватит. Она не может пойти и опустить ту девицу лицом в унитаз какого-нибудь задрипанного клуба, только потому, что не знает о незнакомке ничего. Ни адреса, ни как даже выглядит за исключением того, что та тоже, кажется, была блондинкой. Все было против нимфы. Вся эта ситуация, и потому она закрывала глаза на подобное поведение своей подруги. Пусть лучше покричит, посылает и угрожает. Пусть ненавидит Нарциссу, чем натворит каких-нибудь делов из которых, потом, будет весьма проблематично выбраться. Почему? Господи, да очевидно же. Когда человек под влиянием гнева и ненависти, то он просто-напросто перестает контролировать себя: свои мысли, слова, поступки. Такой человек находится под состоянием аффекта, который накатывает на вас с головой, топит внутри себя, а потом выпускает и дает увидеть, что же вы успели натворить, какие виражи устроили круша и разнося все вокруг. Джемма была вспыльчивой, когда дело касалось серьезных проблем играющих на нервах, она становилась вспыльчивой. Но, также Джем следовало уважать, действительно, и Аудиторе искренне пыталась набраться у Фишер опыта. Она наблюдала за блондинкой, восхищалась ее стойкости и умению разгребать такую жопу, в которой бы Нарси просто собрала вещи и улетела бы домой, к родителям. Да, Аудиторе всегда убегала от проблем, от любой, будь-то маленькая или катастрофически большая, итальянка просто собирала свои шмотки и брала билет на самолет. Она была слаба в этом, глупа и возможно действительно ребенком, который привык прикрываться своими влиятельными родителями. Жалкая и непутевая, что только Джем нашла в этой бестолковой мыши? Поэтому злиться на резкие выпады, какие-то обвинения и насмешки? Смотреть в серьезные и наполненные, кажется, яростью глаза? Нет, она не могла, потому что как бы Фишер не кричала, Нарцисса знала, это все не со зла. Конечно, легкая обида затаилась где-то в глубине души, ведь нимфа старалась помочь. Она хотела помочь и как-то поддержать, утешить и ... И вместо этого в ответ получала шквал резких фразочек, которая одна за одной цеплялись за душу, заставляли опустить небесно-голубой взгляд и поджать губы. Слушать, слушать и еще раз слушать не проронив и слова, боясь еще больше вывести блондинку из себя. - Хорошо, не будем об этом - Тихо проговорила итальянка, не торопясь поднимать свой взгляд и откидываясь обратно на спинку стула. Точно также медленно протягивая руку к своему стакану кофе, беря в руку, и преподнеся к губам. Продолжая слушать этот поток слов из уст Джема, и в любой другой ситуации она бы просто встала бы и ушла, но не сейчас. Чертова дружба. Чертовы родители, которые с самого детства привили верность к близким людям. Которые днями и ночами поучали Аудиторе: - нельзя бросать любимых людей, ты должна пройти с ними и огонь, и воду -, и так повелось, что сейчас Цисса проходила как раз огонь. - Святая Мария, Джемма - Резко поставив чашку с кофе на стол так, что несколько капель напитка выплеснулось через края обжигая тонкие пальцы блондинки. - Прости за грубость, но не я трахалась с Аланом, нехрен срывать злость на мне. Я пытаюсь тебе помочь, отвлечь, а ты на меня накинулась, как голодная акула - Голос едва ли не сорвался на крик, но Аудиторе сумела сдержать свой порыв, пылкий характер, который между прочим было всегда тяжело контролировать. Все-таки американский менталитет дико отличался от итальянского, как и характеры здешних людей. Не всякий позволял себе дать слабину эмоциям, только в экстренных ситуациях, когда жизнь хватает тебя за жабры, но не Цисса. Не для нее это скрывать то, что творилось внутри. Если отрываться, то на полную; если злиться, то злиться со всем вытекающим, снося на своем пути все подобно урагану; но почему-то сейчас Нарси предпочла подавить свое ярое желание вдарить Джемме как следует, чтобы та понимала и осознала на кого повышала голос. Нет, нимфа не была какой-то там королевой или принцессой, она была просто подругой, которая, мать вашу, всегда была рядом и всегда готова послужить вам жилеткой. Одни ценили подобную доброту и щедрость, другие же нагло пользовались и, если происходил второй вариант, то итальянка сразу же бежала и звонила именно Фишер, крайне редко Саммер, ибо у той сейчас и без того хватает своих проблем и лишний раз перезагружать подругу детства не хотелось. - Сколько раз я говорила тебе, давай я помогу тебе с клубом. Джемма, может я и блондинка, но не до такой степени и с бумагами знаю что делать. Не первый год все-таки работаю на отца - Отвернув голову и уставившись куда-то в стену за кассой, Цисса лишь усмехнулась и сжала свои пальцы на чашке с кофе. Несчастная чашка. - Но ты этого не сделала. Джемма, ты сейчас под влиянием негатива. Тебе нужно расслабиться, ведь если ты дальше продолжишь грызть себя изнутри, то ситуация может совсем выйти из-под контроля - Снова сдерживая себя, снова игнорируя бушующие эмоция на тон Фишер, которая была буквально на грани, но на грани чего? Какое-то дурное предчувствие взыграло внутри и как бы Аудиторе не старалась его приглушить, оно лишь с каждым разом, каждой фразой становилось все ощутимее и ощутимее. - Просто предложила. Ты знаешь, что он готов оказать помощь своей подруге. - И это были последние слова, которые еще хоть как-то держали более или менее мирную атмосферу над головами этих двух девиц. Последняя капля для Джеммы. Последняя капля для Нарциссы.
Резко подняв взгляд на блондинку, сильнее сжимая чашку в своих руках, она начинала закипать. Начинала сама злиться и какой-то противный голосок внутри кричал, выл, плесни горячим кофе в лицо этой неблагодарной сучке. - Да, fanculo! Я бегу от проблем, я всегда от них бегу, Джемма. Да, я гребанная школьница, идиотка и вообще не могу сама позаботиться о себе в отличие от тебя. Ты же у нас такая взрослая девочка, такая умничка. Вот, только, когда какая-то жопа, ты сразу бежишь ко мне и просишь помочь. Ты не отказывалась никогда от помощи и моих родителей, да, это было лишь дважды, но были, и ты ничего не говорила подобного. - Сорвалась в конце концов итальянка разжимая пальцы рук и отодвигая кружку в сторону, от великого соблазна. - И если я, так не нравлюсь тебе, своим отношением к жизни и проблемам, с хрена ли ты все еще здесь? С хрена ли ты позвонила мне, зная мою реакцию и мои слова? С хера ли ты вообще держишь меня в своем клубе? Мне уйти, уволиться? Да пожалуйста, Джем. Разбирайся со своими проблемами тогда сама, только я уверена - если ты встанешь из-за стола и пойдешь типа решать эти проблемы - Назло Аудиторе еще поставила кавычки в жесте пальцев и притворно улыбнулась - То натворишь лишь еще больших, и черт  тебя дери, ты опять позовешь меня. - Замолкнув на минуту, слушая давящую тишину возникшую между двумя подругами, едва ли не сверля Фишер своим взглядом, Цисса скрестила руки на груди и сделала глубокий вдох. - Что ты хотела от меня, от моей помощи? Что хотела услышать? Что я побегу избивать Алана и его puttana? Прости, что не оправдала твоих надежд и разочаровала тебя - Поставив точку в разговоре, во всей этой бессмысленной ругани, Нарси осознала, что лишь еще больше вспылили Фишер, которая по выражению лица готова вот-вот психануть. Да, пусть психует, но твою мать, что она действительно хотела от Аудиторе? Цисса и так старалась как могла, она пыталась хотя бы, в отличие от второй блондинки. Ну, а также, наверно тут сыграла натянутая струна обиды на слова Доминик, которая буквально накинулась с обвинениями, какая Нарцисса немощная. Да пошли вы к черту, пусть она немощная в ваших глазах, ей плевать.

+1

8

Чего хотела Джемма, когда звонила Нарциссе и договаривалась о встрече? Наверное, именно поддержки. Она хотела отвлечься, чтобы перед глазами постоянно не всплывали картинками недавние моменты. Чтобы снова и снова она не слышала голос этой девчонки, чтобы не видела глаза Алана, взгляд которых был направлен именно на нее. Чтобы она не слышала его глупых и не менее лживых оправданий. А она ведь считала, что знает его. Они ведь вместе учились в выпускных классах и она могла с уверенностью назвать его единственным другом, у которого мозги не были промыты стадиями популярности или учебой. Он был именно таким, каким и должен быть – настоящим и живым, не задумывающийся ни о чем стороннем. Они сидели вместе, совсем рядом и передавали друг другу последнюю сигарету. Они делили друг с другом свободное время и вместе сбегали от напившийся Нэнси, которая раз за разом вмещала в себя все больше и наклонялась над Аланом все больше. Джемма смеялась и бесилась, но старалась выручить по мере своих собственных сил. Они встретились едва ли не спустя десять лет и зажили под одной крышей, до сих пор куря одну и ту же марку сигарет, с теми же интонациями в голосе и с теми же тараканами в головах, что и тогда. И Джемма доверяла ему так же, как и раньше. Хоть и знала, какой он откровеннейший блядун. Хоть и закатывала ему истерики и не пускала домой, но она со многими вещами мирилась, считая их абсолютно нормальными. Но теперь, когда все стало слишком серьезно, ей хотелось серьезности и от него самого. А он что сделал? Что он сделал, мать вашу? Предал и обманул. Разбил ту крепкую черту доверия и выскочил на тропу неприятелей одним ударом.
И меньше всего Доминик хотелось слушать то, что ей сказала Нарцисса в кафе. Поэтому она и сбежала. Она сбежала так же, как это обычно делает Аудиторе, но никогда она сама. И это еще больше выводило из себя. Теперь, оказавшись на улице, в паре кварталах от места встречи, блондинка смотрела на окружающий мир с легким непониманием, а глаза начала застилать неприятная пелена слез.  Нет, нет, нет, только не это. Меньше всего Фишер хотела сейчас предаваться страданиями и слезам, показывая свою слабость. Но разве она не продемонстрировала ее ранее? Сколько раз она уже давала слезам прорываться? При звонке Нарциссе, по дороге в кафе, в самом кафе. Что, еще раз? Нужно собрать себя в руки и просто подумать.
Шмыгнув носом, Джемма смахнула набежавшие слезы и достала сигареты. В полумраке появляется огонек от ее зажигалки. Девушка прикуривает и убирает пачку с зажигалкой обратно в задний карман шорт, втягивая в легкие никотиновый дым и развеивая ее при выдохе по ветру. И что ей теперь делать? Вернуться к Алану домой она не может, потому что рано или поздно он там объявиться, а шанс его появления, пока она будет собирать вещи – довольно велик. Джемма может вызвать такси и поехать в клуб, где отоспится, но не сможет думать. Единственное, что она там сделает до того, как отключиться – по черному напьется, ведь бар клуба располагал огромным ассортиментом. К тому же ее там может искать Нарцисса, а встречаться с ней так же не хотелось, как и с Барнзом, хотя свою глупость в какой-то степени девушка понимала, отказываясь от помощи подруги. Ведь, хоть этот город и большой, но надежных друзей у нее практически нет, а те, кто есть мог так же вонзить нож в спину, как и тот мальчик, тело которого с ног до головы покрыты татуировками.  Поправив челку, девушка, поежившись в ночной прохладе, медленно пошла по дороге. Без какой-либо цели и конечной точки, она просто продвигалась по пустым улицам, провожая порой взглядом проезжающие мимо машины.
Легче не становилось. Ни на одну секунду, ни на единое мгновенье. Сложно передать словами, что чувствовала блондинка и как сильно ломалась каждая хрупкая мысль о последующих действиях. Даже если она позвонит Нарциссе и помирится с ней, поедет к той домой и останется на некоторый промежуток времени, то это все равно не решит проблему, даст лишь небольшую отсрочку. Ну почему все должно быть так сложно? Откинув бычок в сторону, Джи остановилась на тротуаре, словно желая перейти через дорогу. Но не двигалась с места. Мимо проехала машина. Одна, вторая, третья. А Джемма все так же продолжала стоять и смотреть вперед, на стеклянную поверхность небольшого бутика, будто там появиться все то, что ей нужно.
Ты не замерзла? — Прямо перед ней аккуратно остановилась машина и водитель, опустив стекло окошка, вопросительно смотрел на нее, улыбаясь. Джемма вздрогнула и чуть наклонилась, облокачиваясь кулаком о гладкую поверхность крыши.
Есть немного. —Пряди волос непослушно падали на глаза, но при этом хорошо прикрывали красноту от слез вокруг них, что было весьма удачно, учитывая яркий свет небольшой лампочки в кабине.
Может, тебя тогда куда-нибудь подвести? Мне не сложно. — Мужчина был весьма добродушен и не дурен собой: короткие каштановые волосы, немного взъерошенные, как будто он не спал несколько суток; прямой нос и яркие темные глаза, исследовавшие ее так же, как и она его; улыбка отдавала легкой кривизной на одну сторону, но зубы были ровными, едва ли не белоснежными; под кожаной курткой была обычная черная футболка, темные джинсы были слегка протерты в некоторых местах. В нос бил едва заметный аромат сигарет и мужского парфюма. — Ты чего к земле приросла, неужели уже все, заледенела?
Нет, нет, все в порядке… — Джемма усмехнулась, оглядывая обстановку в машине, — поехали, коль подвезешь. — Совершенно ни о чем не думая, девушка залезла на пассажирское сидение впереди и закрыла за собой дверцу. Парень выключил дополнительный свет и отвлекся на предстоящий светофор.
Как тебя зовут-то? — Он повернул направо и начал потихоньку набирать скорость на пустующей дороге.
Доминик. — Коротко буркнула девушка, но потом исправилась, улыбнувшись.
А меня Дерек. Приятно. — Он оторвался одной рукой от руля и протянул ей для рукопожатия. Джемма улыбнулась еще шире и пожала теплую ладонь. — Только вот вопрос, Доминик. А куда, собственно, мы едем?
И правда. Она ведь не назвала адрес назначения. А какой ей, собственно, называть? Прокрутив в голове возможные варианты и отбросив их в сторону, девушка пожала плечами.
Давай просто куда-нибудь. — В голосе слышалась растерянность, но Дерек лишь хмыкнул и покачал головой.
У тебя что-нибудь случилось?
Да, если можно так сказать. Весьма неприятно повздорила с парой людей.
Это сложно, должно быть. Теперь понятно, почему ты так стояла на дороге. Растерянная, одинокая. Я тебя еще издалека увидел.
Джемма уже хотела что-нибудь ответить, но раздался телефонный звонок. Спохватившись, блондинка достала из кармана шорт аппарат и увидела на нем имя Аудиторе.
Извини, — сказала она скорее Дереку, чем Нарциссе и отключила звук, убрав телефон обратно. — И часто ты видишь таких растерянных, одиноких людей и предлагаешь им подвести их, причем непонятно куда?
Хах, на самом деле не так часто. Наверное, потому что не все они так замечательно выглядят, как ты.
Тебе нравится видеть растерянных девушек ночью на дороге? — Джемма  посмотрела в окно и поморщилась – как назло они проезжали мимо района, где жил Алан.
Нет, не совсем так, ты не поняла. — Он засмеялся, но тут же осекся, увидев изменения в лице Доминик, — что-то не так?
Тут неподалеку мой дом.
Хочешь, могу подвести тебя туда?
Нет, — она покачала головой, поворачиваясь к Дереку, — не хочу. А к тебе можно поехать?
Конечно можно…

+1

9

Человеческие эмоции не постоянны. Они хаотичны и не имеют за собой чего-то определенного. В одну минуту мы можем смеяться и радоваться жизни, а уже в другую разносить все в чертовой матери, что только попадется под руку. Сначала мы тихие и милые, но за маской невинности всегда скрывается монстр, и этот монстр высвобождается, когда шквал негативных эмоций берет нас штурмом. Мы неуправляемые, непостоянны, а главное мы никогда не можем точно определиться, чего хотим. Так почему же люди привыкли считать себя чем-то высшим в природной цепочке, почему мы говорим о своем превосходстве, когда, в принципе, ничуть не отличаемся от простых животных? Гордыня? Осознания, что мы якобы разумнее? А как же те же дельфины, которые, оказывается, намного умнее человека? Знаете, на эту тему можно спорить и спорить, но вывод всегда один - мы звери, и эта наша сущность лучше всего проявляется в негативном положении ситуации, как например и сейчас. Джемма обвиняла Нарциссу, Нарцисса кричала на Джемму. Они обе упирались в свое. Они обе пытались перебить друг друга. Обе пытались показать друг перед другом свое превосходство, но от этого атмосфера лишь еще сильнее накалялась. Фишер сорвалась на Аудиторе, а так же в целях самозащиты ответила тем же и, итог? Распсиховавшись и разругавшись, каждая их них отстранилась друг от друга. Цисса сейчас ненавидела Джем, проклинала ее, что та позвонила ночью и вытащила блондинку черт знает куда. Она проклинала ее за то, что уставшей и сонной итальянке пришлось слушать истерику подруги, выслушивать, какой Алан плохой. Она готова была сейчас послать Фишер на все четыре стороны, но Ник сделала это первая. Та просто встала со своего места и быстро покинула заведение, оставляя нимфу наедине со своими мыслями, в тишине и одиночестве. Хотелось крикнуть подруге вдогонку: катись ты к чертовой матери, сука, - но слова не подступали в горлу, они застряли где-то в подсознании. Нарси лишь подняла свой взгляд на дверь, сильно закусила свою нижнюю губу и сделала пару глубоких вдохов, что бы хоть немного прийти в себя. Что бы просто остыть и переварить случившееся. В конце концов за шквалом эмоций последовало полное опустошение и некого рода отчаянье. Она накричала, она не смогла сдержать свой горячий нрав и сорвалась. Нарцисса могла бы помолчать, принять обвинения и смириться, но она этого не сделала. Святая Мария, что же она сделала?
Резко встав со своего места, кидая на стол несколько бумажных купюр, итальянка рванулась к выходу. Она надеялась, что еще успеет застать подругу по ту сторону этого заведения, но когда прозрачная дверь открылась, то на улице никого не оказалось. Безнадежно взвыв и опустив руки, Аудиторе запрокинула голову назад и закрыв глаза, готова была сейчас разбить чертову витрину кафе, но сдержалась. Сдержалась потому, что не ненависть переполняла блондинку, а жгучие переживание и... И предчувствие, от которого дурно веяло. Да, действительно, Нарцисса была очень проницательной, поэтому наверно ей всегда удавалось избегать каких-то катастроф или неприятностей. Она не только умела лавировать между подводных камней, но и выходя чистой из воды, оставалась победителем. Видимо, нимфа родилась под счастливой звездной, как обычно говорила ее мать, а может просто судьба берегла для нее испытание на будущее. На будущее, которое вот-вот должно было произойти и перевернуть всю нормальную жизнь девушки с ног на голову. И, именно это предчувствие вынудило Аудиторе сесть за руль своей машины. Именно это предчувствие заставило сунуть ключ в зажигание и завести мотор. Развернувшись, машина выехала на дорогу и нажав на педаль газа, понеслась вперед. За окошком мелькали пейзажи, магазины сменялись невысокими жилыми домами или высотками. На улице практически не было и живой души, лишь изредка можно было заметить небольшие компании то тут, то там, то какие-то парочки возвращались с прогулки и решали как продолжить ночь. В целом, город практически спал, но в глазах Аудиторе даже не было и тени намека на желание приложить голову к мягкой подушке. Она думает о Джемме. Она ее ищет, чтобы схватит за руку и развернуть к себе. Она хочет посмотреть в глаза блондинки и извиниться. Она переживает, потому что, то, что сделала Алан не сможет остаться без следа. Измена всегда ведет нас на такие поступки, о которых лучше никогда не думать, и Цисси знала это тоже. Она понимала Фишер, понимала на что способна девушка в таком состоянии, и это пугало. Пугало так, что заставило итальянку взять мобильный в руки и начать звонить. Звонить абсолютно всем, кто крутился в одной компании с Джем. Она позвонила сначала Максу, но тот и понятия не имел где Джемма. Она позвонила Алану, но у того был отключен телефон, из-за чего итальянка даже выругнулась на весь салон авто. Она позвонила Леону, который пообещал помочь найти пропавшую. Она позвонила Джейд, которая хоть и не являлась прям лучшей подругой для Фишер, но не однократно приходила в ее клуб на репетиции. Она позвонила всем девочкам из труппы, но никто также не мог сказать, где может находиться Клубничная. Нарцисса отчаялась, психанула и бросила телефон на соседнее сиденье. Ее машина кругами ездила по городу, заезжая в самые различные места, где, по меркам итальянки, могла бы быть ее подруга. Но все поиски проваливались с треском, и поэтому рука девушки автоматически потянулась опять к телефону. Красный свет светофора вынудил резко ударить по тормозам из-за чего она, девушка, поддалась вперед и едва ли не поцеловалась с рулем. Перед машиной переходили дорогу какие-то подростки, чуть отскочившие в сторону и начав кричать что-то неразборчивое. Точнее было понятно, что они материли блондинку с ног до головы, но сознание Аудиторе отстраняло от себя этот крик и шум, потому что ее внимание было полностью приковано к дисплею телефона, где подсветкой горело имя Джеммы и ее номер телефона. Набрать? Попросить не бросать трубку, а выслушать. Умолять вернуться? Рука держащая мобильный немного тряслась, а упрямство так и не позволило набрать номер подруги. Нахмурившись, Нарцисса отложила телефон обратно и когда загорелся зеленый, машина снова двинулась вперед, но уже более медленно. Блондинка вместо того чтобы смотреть на дорогу, в основном смотрела по сторонам. Она изучала каждый участок улицы, выискивая взглядом родную и одинокую фигуру. Минут тридцать наверно прошло с того момента, когда обе девушки поругались в злосчастном кафе. Минут тридцать наверно Нарцисса уже не могла найти себе места. Она постоянно отвлекалась то на телефон, звоня вновь и вновь общим друзьям, которые мало ли уже знают что-то. Она отвлекалась на дорогу, то вовсе ее посетила мысль заехать именно к Джем домой, но даже когда она туда подъехала, то обнаружила, что свет выключен и нет никаких признаков жизни. - Cazzo! - Безнадежно взмолилась она снова выезжая на дорогу и двигаясь вперед, даже сама не зная куда именно. Машина просто ехала и ехала, а взгляд блуждал по темноте ища блондинку среди пустоты. Наконец-то Нарцисса решается. Она берет телефон и набирает номер Фишер. Длинные гудки заставляют немного напрячься, а затем, когда послышалось что трубку сняли, она резко заговорила. Она старалась произносить каждое слово спокойно, но нотки тревоги всякий раз выдавали итальянку с потрохами. Цисса просила прощение за свое срыв. Она пыталась узнать, где находится подруга чтобы забрать ее, но... Но ничего. Связь сама собой пропала, когда машина блондинки въехала в подземный туннель.

0

10

Дом Дерека находился неподалеку. Старая высотка, в трех кварталах выезда с главного шоссе. Тихий, ничем не примечательный район, каких в Сакраменто полным-полно. Тут люди не гуляют, просто гулять негде – они ездят в парки на автобусе или добираются туда за пол часа пешком. Никаких баров тут и в помине нет так, пара забегаловок, некоторые из них круглосуточные. В одну из таких заехал Дерек, ссылаясь на то, что у него дома нет еды и он совершенно не ждал гостей. А, пока он находился внутри, Джемма крутила в руках телефон, поглядывая на дисплей и не знала, как ей быть. Уже не только номер Аудиторе высвечивался на экране – кажется, Нарцисса подняла практически всех их общих знакомых, пытаясь разыскать блондинку. Но Джемма была морально опустошена и ощущала лишь внутреннюю пустоту.
В любом бы другом случае она вряд ли подсела к незнакомому водителю поздно ночью, и уж точно вряд ли попросила отвезти свою скромную персону к нему. Хотя нет, кому мы врем – пара таких раз точно было, но то в молодости. Все обходилось тогда и просто должно обойтись в этот. Очередной звонок блондинки и Джемма не выдерживает, снимая трубку:
Блять, Цисса… — Но та, кажется, ее не слышит. Она что-то говорит, но связь очень, очень плохая и по большей степени слышны лишь помехи. Доминик сидит с телефоном у уха до тех пор, пока не возвращается Дерек с небольшим пакетом ресторанной еды. С момента разрыва связи прошло минут пять.
В подъезде пахнет сыростью, но в целом он чист. Высокие потолки и всего по пару квартир на этаж – говорит о том, что раньше этот дом считался элитным. Сейчас же можно сказать, что его время уже давно ушло. И никакие квартиры-студии с высокими потолками его не спасут. Никакой возможный уют и никакой простор. Может, когда-нибудь, нынешние элитки тоже превратятся вот в такой мусор.
Джемма никогда не была привередливой, ей все равно где находиться, лишь бы рядом был человек, который соответствует ее интересом. По молодости она часто спала в фургоне труппы, а так же в хостелах. В хостелах, кстати, не так уж и плохо, только если выполняются элементарные санитарные нормы. В особенности это касается всяких паразитов, живущих в кроватях, а так же чистого белья. Иногда блондинка вылетала из подобных мест, срывая с обслуживающего персонала, в лице единственного администратора, не только те деньги, которые заплатила, но и в качестве моральной компенсации.
Но Дерек не похож на человека, у которого в наволочке живут клопы. И не похоже, что он живет на помойке. Просто квадратный метр тут стоит очень дешево, а ко всему остальному можно привыкнуть. И, как ни странно, Фишер оказалась права – стоило ей переступить за порог, как оказалась в месте, совершенно не похожем на возможные представления: ни тебе ободранный обоев, ни плохого покрытия на полу. Чистая и уютная квартира, выполненная в темных тонах, была весьма благоприятна на вид и еще больше располагала к своему владельцу.
Чувствуй себя как дома, располагайся, — Дерек подождал, пока Джемма разуется и пройдет в гостиную, а затем и разделся сам, пройдя к барной стойке, которая отделяла кухню. — Смотри, я взял мясо в кисло-сладком соусе и жареный картофель на гарнир. Еще есть пара салатов и у них было вино, — он поворачивается к блондинке с бутылкой в руке, — я не удержался.
Джемма не говорит, что это похоже на дешевый съем, но сейчас она готова практически на все. И переспать с Дереком входит в это «практически». Ей нужно было разрядить обстановку и, как это лучше сделать, кроме как не подобным способом? Как хорошо известно – секс имеет успокаивающее действие. По крайней мере во время него, не хочется ни о чем думать. Даже о том, какой Алан мудак и что совсем недавно она видела его с другой девицей. И это совершенно никак не влияет на то, что сама Джемма сейчас изменит ему. Не изменит. Между ними все кончено. Закончено.
Если бы у Доминик был договор, то прямо сейчас, она бы его разорвала, а потом раскидала по всей комнате, чтобы мягкие бумажные хлопья разлетелись и прекратили свое существование на деревянном полу.
А почему бы и нет? — улыбнувшись, говорит блондинка, убирая прядь волос за ухо.
Дерек тут же идет к небольшому шкафчику и достает два глубоких бокала. Захватив еду и столовые принадлежности, он подходит к дивану и садиться рядом с девушкой, протягивая ей тарелку, от которой идет легкий пар – еда еще не успела остыть. Включается телевизор, но скорее для фона.
Расскажи мне про себя, — предлагает Фишер, пока они едят. А то о нем она совершенно ничего не знает, а вот он о ней – да.
Хм, да было бы что. Родился я в Сакраменто…
Да можно и не так далеко уходить, — Джемма смеется, случайно задевая его локтем.
У меня свой небольшой бизнес по продажам. Открыл его где-то года три назад и дважды чуть не прогорел, хотя вбухал все деньги, которые только были. Но сейчас дела пошли в гору и более стабильны, — мужчина улыбается, пока говорит о работе, но девушке это мало интересно. Просто так же развеивает тишину, как и включенный телевизор, — еще я ежегодно летаю во Францию. Зимой, в Альпы. Была во Франции?
Да, была. Я практически во всей Европе была, ездила по работе.
И кем ты работаешь?
Доминик задумалась, переворачивая вилкой кусочки мяса в тарелке.
Да так, мир моды.
И тебе нравится?
Да, раз я занимаюсь этим до сих пор. Это гораздо интереснее, чем… Чем перебирать бумажки в офисе или стоять на кассе.
Джемма не говорит о том, что занимается бурлеском, а до этого танцевала стриптиз. Не говорит, что танцевала у пилона. Ни к чему это знать.  Лишняя информация, которая только может усугубить ситуацию.
Как только еда была съедена и выпита половина бутылки вина, Джемма отлучилась в подъезд покурить, а когда возвращается, то они допивают вторую бутылку вина.
Вот только Доминик не хочет продолжения вечера и именно поэтому она включила навигатор на своем телефоне. Она хочет, чтобы Нарцисса забрала ее. Хочет, чтобы она вернулась к ней и готова на коленях вымаливать прощения. Потому что подруга во многом была права, а она поняла это только сейчас. Ведь только она обзвонила всех их знакомых и подняла их на уши. Только она одна продолжала названивать. Барнз ни разу не позвонил.
Но Дерек так не думал. Он хотел продолжения, поэтому, пока они сидели на диване, нахально обнял и притянул ее к себе. То, что недавно казалось таким правильным, вдруг потеряло всякий смысл. Оказавшись в объятиях мужчины, блондинка поначалу и не сопротивлялась особо, вдруг это лишь мимолетный проблеск разума, который ей сейчас совершенно не нужен, но она в очередной раз ошиблась. А больше всего Джемму поразило то, что пока он целовал ее губы, она, наконец, начала оглядывать квартиру. И только сейчас заметила, что на полу, из под шкафа, выглядывал пистолет. Она прямо уверена в том, что это он.
В одно мгновение, она моментально трезвеет и отталкивает от себя Дерека.
Подожди, это плохая идея. Я передумала. Лучше мне пойти домой, — она уже встает с дивана, собираясь направиться к двери, но мужчина резко хватает ее за руку, больно сжимая чуть выше кисти.
Передумала, значит? — Он уже не такой милый Дерек, да какой к черту милый, ей еще в самом начале показалось, что в нем есть что-то не совсем правильное, опасное. Может, именно из-за этого она и села к нему в машину? Хотела испытать себя? Ну, что же, испытала.
Да, — она замирает и не двигается с места, боясь даже дышать.
Вот все вы такие странные. Вроде бы делаете намеки, а потом кокетливо посылаете в задницу, — он улыбается, обнажая свои чертовы белоснежные зубы, — ты ведь никому не нужна. Ты сбежала ото всех. Расслабься.
И он тянет Джемму на себя, а она, не устояв на ногах, падает, тут же начав судорожно соображать и отпихиваться. К сожалению, как бы атлетична она не была, силы ей это не прибавляет. Ее нелепые движения лишь раззадоривают его и вот, она сама не заметила, как оказалась снизу. Прижатая его телом, она лишь просит, чтобы он отпустил ее, уворачиваясь от его губ, а его руки уже блуждают под ее одеждой. И Фишер становиться мерзко. Так мерзко, что она находит силы для того, чтобы его оттолкнуть и вскочить на ноги. Вот только убежать она далеко не успевает.
Где чертовы соседи? Они же кричат на всю квартиру.
Плюсы таких домов? Всем насрать. Она более чем уверена, что в соседской квартире кто-нибудь умирает от передоза, а сосед сверху откинул коньки еще месяц назад. Джемма оказалась совершенно одна, загнанная в угол по своей же глупости.
Повернувшись лицом к Дереку, чтобы он ненароком не огрел ее по голове, девушка делает пару шагов назад, но мужчина вырастает прямо перед ней. Кричит на нее, ругается, а потом со всей силы бьет по лицу.
Почва исчезает из под ее ног и девушка падает на стеклянный журнальный столик, разбивая его. Она чувствует сильную боль, чувствует, как что-то впилось ей вбок. Она напугана, она ничего не может сделать, но в самый последний момент вспоминает про тот самый пистолет. И ползет к нему, ползет не смотря на боль в боку и на то, что оставляет за собой кровавый шлейф. Дерек смеется прямо над ней. Он хохочет, а потом обзывает ее грязной шлюхой. Он продолжает смеятся даже тогда, когда она выхватывает пистолет и приваливается к дверцам шкафа, направив пистолет на мужчину.
И что ты собираешься делать?
Со слезами на глазах, Джемма снимает пистолет с предохранителя. Она даже не знает есть там патроны, или нет. Если нет, то это будет очень глупой шуткой. Если нет, то она пропала.
Если ты сделаешь еще шаг, то я пристрелю тебя, — голос предательски дрожит, как у маленькой девочки, руки так же дрожат, выдавая ее с потрохами. Его это лишь заводит и он делает уверенный шаг. Специально. Не веря, что она выстрелит.
Но Джемма стреляет.
В образовавшейся полутьме яркая вспышка озаряет на пару мгновений все вокруг. И даже лицо Дерека, который до последнего не верил в то, что она это сделает. А потом в комнату возвращается полумрак и, вместе с ним, тело мужчины падает на пол, прямо ей на ноги.
Джемма откидывает пистолет в сторону и прячет лицо в ладонях, обнаруживая, что оно все влажное не только от слез, но и от крови. У нее нет сил даже для того, чтобы  скинуть с себя тело. Она лишь достает телефон из кармана, надеясь, что подруга выследила ее и пишет ей короткое смс с номером подъезда, этажа и квартиры. Дверь не закрыта.
Джемма Доминик Фишер начинает рыдать, как маленькая девочка. Кажется, ее тошнит. На ее ногах лежит труп. Она убила человека.
Алан Барнз мало ее беспокоит.

Отредактировано Jemma Fisher (2014-11-27 21:43:36)

+1

11

Чувства и ощущения путаются между собой в прочный клубок. Дрожь пробирает насквозь и заставляет вжиматься в невидимую стену за спиной. Хочется зажмурить глаза, задержать дыхание, а потом просто закричать. Ты не знаешь, откуда это дурное предчувствие, с чем оно связано и как скоро оно реализуется. Ты боишься неизвестности, и, это вполне нормально. Ведь человек по своему определению вообще очень труслив. Его всегда пугают какие-то глобальные перемены; его всегда пугает какая-то непредсказуемость, а сейчас ситуация складывалась так, что эта самая непредсказуемость стирала грани напрочь. Телефон не берет. Сигнала в туннеле нет, поэтому Нарцисса старается как можно быстрее покинуть его давя на педаль газа. Ее руки крепко сжимают руль, а взгляд внимательно сосредоточен на дороге. В голове по прежнему крутились мысли, что же в конце концов пошло не так. Где блондинка ушибла Джем об острый угол и та полыхнула словно спичка. Что девушка сказала не так, что теперь приходилось разыскивать свою подругу и попытаться уберечь ее от ошибок, которые та могла совершить в таком вот состоянии. Цисса винила сейчас себя. Винила так, что хотелось просто врезаться в первый попавшийся столб на полной скорости, но даст ли это толк? Спасет ли это Фишер от того дурного чувства, которое пожирало итальянку изнутри - нет. - Главное чтобы я успела и все - Подумала та, но успела к чему? Ее шестое чувство словно бы говорило, что вот-вот произойдет нечто страшное, после чего последуют глобальные последствия и двум подругам придется очень сильно постараться, дабы выбраться из дерьма.
Машина выехала из туннеля и тут же зазвонил звонок телефона на пассажирском сидение. Нимфа кидает краткий взгляд в сторону аппарата и дрожащей рукой хватает трубку. Включив громкую связь, Нарцисса не успела даже произнести и первых слов, как из динамика донесся мужской голос - это был брат. Он пытался успокоить свою сестру, потому что знал насколько Аудиторе любительница паниковать. - Я звонил ей, но она не берет трубку. Может Джемма просто хочет побыть одна? - Голос Леона пусть и звучал спокойно, успокаивающе внутренние шалящие нервы, слов же слышать Цисси не хотела. Уж слишком она была сосредоточена на поисках, и сделав резкий поворот на развилке дороге, она услышала беспокойный тон брата вновь, который уже был обращен именно к сестре и ее состоянию. Он слышал, как шины резали асфальт, и именно это послужило сигналом о тревоге - Цисси, ты сейчас где? - Девушка прикрыла свои глаза, сделала глубокий вдох и чуть расслабила хватку руля. Надо успокоить свои нервы, если она хочет живой найти свою пропавшую подругу. Чертова дура, эта Джемма, знает же что нельзя так поступать с Аудиторе. Не раз же видела, насколько итальянка импульсивна. Дав по тормозам и от резкого толчка вперед, блондинка практически вжалась в руль, благо ремень безопасности исключил ушиба о панель прибора. Она сдавленным голосом произнесла адрес глянув на указательный знак на улице, а потом откинулась на спинку сиденья. - Хорошо, жди меня, Цисс. Я приеду за тобой - Он хотел еще что-то сказать, но Аудиторе лишь закатила глаза и перебила его своим отказом. Конечно, она любила, когда старший братец так заботился и волновался о ней, но сейчас... Сейчас ей совершенно не до этого, ибо на первом месте стояла Джемма. - Встретимся дома, Леон. Я дальше искать ее - Итальянка отключила свой мобильный и попыталась сосредоточиться на своих чувствах. Нарси была вообще по своей природе очень чувствительной девушкой, она могла с легкостью предугадать беду, когда за неделю до катастрофы собирала свои вещи и уезжала подальше; она могла спокойно почувствовать те чувства, которые испытывал ее собеседник рядом и с такой же легкостью могла поставить себя на его место.
Снова заведя свою машину и медленно заворачивая в спящий район города, Аудиторе внимательно разглядывала темные улицы и свет в домах. Раз. Два. Три. Поиски казалось длились вечность, пока в конце концов инстинкт не завел блондинку в небольшую улочку между высотками. Всюду стояла тишина, нормальные люди уже давным-давно спали и видели десятые сны, пока до слуха случайно не донесся характерный звук выстрела. И, если сначала какой-то панический страх овладел ею, но потом она заглушила мотор и нахмурившись, взяла свой телефон в руку. Ее руки начали набирать номер подруги, но всякий раз пальцы ударяли не по тем кнопкам. А, когда на экране высветилось оповещение смс с именем Фишер, Нарси сразу же принялась его открывать и читать. Ее голубой взгляд судорожно блуждал по набитым буквам, а потом... Потом Аудиторе просто кинула телефон в сторону, быстро вышла из машины и побежала вперед. В этот раз ее чутье тоже подсказало верную дорогу, а может просто итальянка настолько хорошо знала Джем, что могла представить себя на ее месте, и думать как она.
Подбежав к дальнему дому, откуда собственно и прогремел выстрел, Нарцисса остановилась и подняла голову вверх. Взгляд зацепился за пожарную лестницу, которая находилась в паре метрах от земли, и чтобы взобраться, ей пришлось залезать на крышку мусорного бака. Ухватившись руками за ржавую перекладину, нимфа полезла вверх до первого пропета, а потом быстрым шагом поднялась на нужный этаж. Окно в необходимую квартиру оказалось открытым, и перелезая через подоконник, оказавшись внутри - она даже не обратила внимание на труп. Первое что попалось на глаза - это ее подруга. - Джем! - Итальянка кинулась к Фишер едва не споткнувшись о тело разделяющее ее и блондинку. Глаза резко раскрылись, а изо рта выдавилось характерный звук испуга. Лицо нимфы побледнело, и она наконец-то поняла, что значило то дурное предчувствие. - Ты в порядке? Джемма, ты слышишь меня? - Обогнув труп мужчины, нимфа присела на корточки рядом с подругой и положила свои ладони на ее плечи. - Посмотри на меня. Все будет хорошо. Давай убираться отсюда - Она резко прижала Доминик к себе в объятьях и закусила нижнюю губу. С души словно бы камень упал.

+1

12

Они рассказывают свои истории. Они рассказывают о том, что чувствовали и что ими управляло в тот момент. Некоторые получали удовольствие, некоторые пугались, но еще больше людей хотело повторить их подвиг. Чтобы почувствовать что-то невероятное, запрещенное законом и дающее возможность поиграть в Мистера Бога. Возможность в любой момент забрать у человека его жизнь – разве не это показывает настоящую силу? Разве не это показывает истинную власть? Так думают многие. Монополия им не интересна. Игрушечная недвижимость – совершенно не то, чем они хотели бы владеть. Ведь каждый хочет поиграть с настоящими людьми. Марионеток дергать за веревочки, что выходят из сгиба кистей рук. Практически невидимые, из вен и паутинок нервов. Видеть, как в глазах жертвы мелькает вся жизнь, как трясутся их губы, как невыносимо им больно только от мысли о том, что скоро все оборвется и они упадут на землю, успокоенные судьбой. Под слоем грязи и нефти, никогда больше не вздохнут – мертвые куклы с обрезанными нитями. Старые и ненужные игрушки под мостовой. С разорванными платьями и прожжёнными глазами. Восковыми губами, застывшими в мольбе буквой «о».
Но что Джемма? Заставшая и в момент охладевшая ко всему вокруг, потерявшая связь с реальным миром и не воспринимающая реальность. Жмется к стене, прижимая ладони к лицу и боясь их убрать. Она чувствует тяжесть тела, что на ее ногах. Чувствует, как лужа крови становиться больше. Ее ноги почти полностью в чужой крови – мерзкой жидкости, что сейчас кажется слизью, что никогда не отмоется. Захватывает пространство и скоро все стены в ней будут. А потом она утонет, захлебываясь ею. Без права на возврат и апелляцию, лишь смертный приговор, произнесенный криком судьи. Насмехающиеся люди вокруг кружат голову, заставляя чуть ли не стонать от боли и отчаянья. Доминик кусает губы, чувствуя, как кровь Дерека смешивается с ее собственной, создавая сумасшедший микс. Но она ведь предупреждала, что будет стрелять. Она говорила. И, поверь он ей, никто бы не умер. Он сам виноват в произошедшем, но внутри него пуля, а тяжелый камень вины давит на внутренности Фишер, грозясь разорвать нежную плоть и вывалиться наружу, покатившись по мостовой, а следом и в реку, на самое дно, прошибая собой заодно обшивку небольшого судна, которому не повезло проплывать снизу.
Вряд ли Фишер понравилось то, что она сделала. Вряд ли она захочет снова повторить все это. Если быть совсем откровенными, то между облаками дезориентации – что граничит с безумием – а так же полного опустошения, мелькают лучи желания убраться отсюда поскорее. Стереть этот день, разбить сосуд с воспоминаниями о хлипкие стены, а потом проснуться утром так, будто сегодняшнего и не было. Не было измены Алана Барнза, не было ссоры с Нарциссой и не было этого выстрела, что обрубил все пути и возможности.
Блядство, блядство, блядство, — она отбирает дрожащие пальцы и смотрит в простреленную спину мужчины. Громкий стон и плечи опять с силой сотрясают рыдания. Можете считать себя сильным человеком, который вынесет все невзгоды и выдержит любую ношу. Но все это лишь иллюзия, защитная оболочка, которая лопнет, когда происходит что-то подобное. Люди ломаются, гремят пружинами и шестеренками. Джемма ломается и слышит как, потихоньку, внутри нее что-то умирает. Обыденное хладнокровие, сила духа и воли, разбежались пораженные по углам, поднимая тонкие руки и зажимая белые, в кровавых пятнах, тряпки, лишь бы до них больше не дотронулись. Они просачиваются сквозь дыры в стенах и, словно мотыльки, разлетаются кто куда. Прощайте, друзья, прощайте.
Корабль медленно идет ко дну, а шлюпки не могут спуститься на воду. Окруженная обломками и трупом в ногах, Доминик смотрит на него, замерев. Слезы продолжают скатываться по ее щекам, очищая дорожки посреди кровавых пустынь кожи лица. С подбородка на одежду, но влажности не чувствуется. Рядом раздается чей-то голос, но она не шевелиться с места, не совсем понимая, что происходит. Голос Аудиторе слышен будто издалека, за толстым стеклом. Она кричит что-то громко и с надрывом, но долетают лишь огрызки фраз. Дыхание сбивается, когда подруга хватает ее за плечи. Что-то спрашивает, о чем-то хочет узнать, но Фишер лишь с трудом поднимает на нее взгляд, внутри которого ничего нет.
Я убила его, убила, — прижатая к теплу тела, начинает бормотать себе под нос. Раз за разом повторяя. И лишь только сейчас, кажется, до конца осознавая весь ужас того, что произошел. Опять плечи трясутся, тело наливается тяжестью, словно через отверстия в него влили свинца.
Он мертв, Цисса, я убила ебаного человека, — пускай он был не таким хорошим. Пускай он хотел сделать с ней что-то против воли, но он был, мать его, человеком. И она не имела права его убивать. Она – не Бог. Не умелый кукловод, что тянет людей за ниточки. Она – всего лишь человек. Такой же, как и все остальные. И ей не хочется повторить это вновь, потому что чувства власти не появилось. Слава Богу?..
Он давит, кровь вокруг, дышать, дышать нечем, — кажется, начинается истерика. Хватая ртом воздух, блондинка отталкивает подругу, а следом скидывает с себя труп, переворачивая его на спину. Неживой человек бьется затылком о кровавый пол. Ему не больно. Ему никогда не будет больно. От глухого удара, Доминик подскакивает на ноги, но, поскользнувшись на крови под подошвами ботинок, вновь падает, распластываясь в кровавой луже, — Блять, — панически перебирая руками и ногами, может лишь отползти, вжаться в стену и прикрыть голову руками. Белоснежные волосы, схожие со снегом, в алых разводах. Пальцы трясутся с ужасающей силой, как будто их сводит судорогами.
Пожалуйста, скажи, что ты на машине, — через рыдания, спрашивает она, оглядывая свои руки и вытирая кровь о собственную одежду, — Цисса, ты же на ней? Как я выйду на улицу в таком виде? — а кровь с рук все не стирается. Кажется, будто она никогда не отмоется. Продолжая задыхаться, Джемма опять делает попытку встать на ноги – теперь уже более успешную – и пошатываясь бредет к окну. Выходить через дверь? Ну уж нет. Если кто-нибудь их увидит, то им будет очень несладко. И зачем она вообще втянула Аудиторе во все это? Ох, не к добру, ох не к добру. Помутнение в глазах темными вспышками, что расползаются с каждым ударом сердца. Черные жучки, что трясут своими усиками, в голове. Хватается за подоконник, как за спасательный круг, но ноги все же не выдерживают и Джемма снова летит, чудом избегая удара головой об острый выступ. Рана от стекла на боку неприятно садит, но даже она так мало беспокоит сейчас Фишер, которую мягко окутывает темнота, защищая и убаюкивая.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » It's all about us