Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Чем больше ты сопротивляешься, тем больше ты сдаёшься.


Чем больше ты сопротивляешься, тем больше ты сдаёшься.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники:Sheldon Redgrave, Alexandr Wolf
Место:туда, куда идти не хочется совсем, а надо.
Время:март 2014, около 16:00
О флештайме:Вольф, ты, кажется, доигрался! Иначе как объяснить то, что произошо пару дней назад?
Итак, Александр Вольф, управляющий дорогого закрытого клуба едва не подпортил свою репутацию. Ему совершенно не хотелось предавать свой алкоголизм огласке. А уж тот факт, что таблетки, принимаемые им не так уж безобидны и законны, вообще похоронить стоит. Правда, пару дней назад чуть не похоронили не факты, а самого Вольфа. Но не о репутации речь. Хуже то, куда ему придется идти, наступив на горло своей гордости. Он с давних пор терпеть не может всяких психоаналитиков. А теперь он шагает прямиком в логово одного из них.

0

2

Дождь идет уже два дня. Капли раздражающе барабанят по стеклу, превращая мир за ним в иллюзию: четкие линии небоскребов размыты, а люди, которые прячутся под черными зонтами, превращаются в смазанные, снующие туда-сюда темные точки. Шелдон сидел в своем кресле за широким полупустым столом и время от времени посматривал на наручные часы. Он попросил свою секретаршу принести ему чай, но та отчего-то не торопилась. Барабаня длинными пальцами по деревянной столешнице, Редгрейв налил себе стакан холодной воды и подошел к окну, пытаясь разглядеть вывеску на здании напротив. В последнее время зрение у него было просто ни к черту, с возрастом его острота стремительно падала - сказывалась многочасовая работа за компьютером. Бессонница, завладевшая им в последние несколько дней, также давала о себе знать головной болью. Ее, конечно, можно было подавить таблетками, но эффект длился довольно непродолжительное время. "Мистер Редгрейв, вам бы взять отпуск на неделю-другую. Что думаете?", - спрашивала его секретарша каждый раз, как заставала Шелдона с опущенной головой за рабочим столом.
"Я думаю, что еще не время. Еще не время", - отвечал тот, красноречивой интонацией давая понять, что разговор на том закончен. К чему говорить об отпуске, если нет возможности его взять? Ну, если говорить открыто, Шелдон мог все бросить и отправиться домой на пару недель, либо съездить в Италию, во Францию, да хоть на Гавайи, но как он может бросить своих пациентов? Шелдон Редгрейв всегда приходит на помощь в трудную минуту - звучит комично, но это чистая правда. О своем отпуске пациентов он предупреждает сильно заранее, а покидает Сакраменто не дольше, чем на неделю. Излишняя ответственность - груз, который неизменно, из года в год тащит на себе Шелдон. Однако Америка не любит лентяев. Вкалывай больше и ты воплотишь в реальность свою голубую мечту. Первые годы жизни в Америке слишком красноречиво показали Редгрейву, что из себя представляет эта страна, ее люди, ее культура. В те годы он слишком многое потерял, чтобы совершать такой необдуманный поступок, как незапланированный отпуск.
- Мистер Редгрейв, ваш чай, - секретарь вежливо постучалась прежде, чем зайти в кабинет и поставить на стол поднос с чайником и молочницей. Шелдон любил пить чай с молоком - любимая причуда всех англичан.
Мужчина даже не повернулся, облокотившись виском о большое стекло, выходящее на оживленную улицу. А по стеклу все также стекали капли весеннего дождя солнечного калифорнийского городка.
- Шелдон, с тобой все в порядке? - спросила она обеспокоенным тоном. - Помнишь, что я говорила про отпуск?
Шелдон вздохнул, отвлекаясь от своих мыслей, которые, впрочем, ничему особенному посвящены не были. Он плохо спал, а голова была слишком забита работой, чтобы думать о чем-то еще.
Надо отметить, что иногда секретарь звала его по имени. Просто Шелдон. Они уже семь лет как работали вместе, вместе пережили взлеты и падения и, кажется, знали каждую черту характера друг друга. Она знала в какие моменты Редгрейва лучше не беспокоить, когда предложить ему чай, а когда крепкий шотландский виски. Она умело отсеивала ненужные для своего начальника звонки и отменяла встречи так, будто сама должна была на них присутствовать. Интуиция в отношении настроения Шелдона никогда не подводила ее.
- Все в порядке.
- К тебе сейчас должны придти. Первый прием.
- Я помню.
- Там какая-то непростая ситуация. Но что-то он задерживается. Невежливо как-то, правда?
- Можешь оставить меня одного?
Настроения болтать не было никакого, несмотря на то, что секретарь была очень милой и обаятельной женщиной, которая никогда не обременяла Шелдона своим обществом. И в подтверждение того, та молча вышла из кабинета Редгрейва, тихо закрывая за собой дверь. Она никогда на него не обижалась и всегда с пониманием относилась к его настроению. Выслушивать чужие проблемы тяжело. Особенно тяжело не иметь кого-то, с кем можно обсудить свои проблемы. Свои мысли.
Обнаруживая, что из рук пропал стакан с водой (секретарь незаметно высвободила его из руки Редгрейва и унесла), Шелдон вернулся к своему рабочему столу, придвинув ближе чашку с горячим некрепким чаем. Он пролистал свой планировщик, задерживая взгляд на имени Александра Вольфа, которому было назначено на 4 часа вечера. Шелдон привык, что они задерживаются. Особенно те, кто приходит к нему на первый прием. Решиться на курс психотерапии не так легко, особенно если ты человек с настоящими отклонениями.
Внезапно зазвонил телефон по внутренней связи.
- Мистер Редгрейв, к вам мистер Вольф. Ему назначено на четыре часа вечера.
- Скажи ему, что он может зайти, - коротко ответил Редгрейв, делая последний глоток чая, возвращая посуду на поднос и отодвигая его к краю стола.

Свернутый текст

В общем, оно пока так. Я не знал что писать в первом посте, потому ничего вразумительного не вышло))

+1

3

Весна еще неделю назад вступила в свои права, одарив жарким солнцем. В Европе же, в это время еще лежит снег. Да и навряд ли стает до середины марта. Но в последние пару дней погода не радовала абсолютно. Хотя, кому как. По мне, так лучше вечный дождь, чем это ужасное солнце. Так почему же я не уеду? Я не могу, я должен быть здесь, пока не придет время. Я это почувствую, уверяю. Я очень хотел пойти пешком. Долго раздумывал и, в конце концов, бросил ключи от машины на тумбочку. Возможно, это покажется безрассудным решением- идти по дождю около двадцати минут. Но и смысл садиться в машину из-за пяти минут езды? Думаю, эта прогулка будет мне морально полезной. Мне нужно настроиться, подготовить самого себя. Да, этот рядовой поход для всех американцев, я воспринимал как неизбежную казнь. Или ссылку на каторгу, что вернее. Ох, чувствую я, что не раз я пройду эту дорогу. Как я это допустил? Когда перестал контролировать каждый свой шаг? Мне очень стыдно. Я постоянно испытываю это чувство. Мне стыдно за то, что заставляю людей ждать, стыдно обманывать лучшего друга. Я сказал лучшего друга, потому что это поймут все. Если я скажу лучшую подругу, глаза услышавших это выкатятся из орбит.  Почему в подобную дружбу никто не верит? Многие считают это проявлением скрытого желания. Да, во всем люди видят именно эту подоплеку. А раньше таким был только Зигмунд Фрейд.
В чем мой обман?  Я просто до сих пор не рассказал ей о том, что произошло со мной. Но я сегодня же сделаю это. Мое сердце не выдержало и в этом только я виноват.
Я заговорил о неизбежности, да так и ушел в другую сторону. Так всегда бывает- я постоянно меняю дорогу своих мыслей, зацепившись за что-то новое, пришедшее в голову. Я не хочу и не буду сейчас вдаваться в философскую тематику. Просто хочу сказать о том, что мы слишком беспечны. С каких пор мы забыли, что не будем вечно молоды? Почему отрицаем возможность смерти или начала серьезной болезни хоть завтра. Мы забываем, что наше сердце не будет биться вечно. Мы вспоминаем, что наш организм имеет свой предел, когда уже совсем поздно. Но тем не менее я продолжаю повторять о том, что мы будем молоды ровно столько сколько будем считать себя таковыми. Это утешает, а потом становится уже чем-то привычным. Пожалуй, это меня радует. Так лучше. Если постоянно готовиться к худшему, а оно обязательно заявит о себе, то пожить просто напросто не успеешь. Я снова сам себе перечу. Я постоянно это делаю.
Я осмотрел здание строгого серого цвета. Я уже пришел. Не хочу, чтобы кто-то меня здесь видел. Нет, я не настолько дорожу своей репутацией. Вообще, к черту ее! Просто я ненавижу лишние вопросы!
Итак, я зашел внутрь. Довольно дорого и строго все выглядит. Мне нравится. Обстановка скорее схожа с офисной, нежели..  Да, я пришел, кхм, подлечить душеньку свою и поставить на место мозги. И на этот раз не алкоголем. Я снял с головы капюшон. Боже мой, в этой куртке я похож на студента колледжа, а не на тридцатилетнего мужчину. И я еще что-то говорил про неизбежность старения!
Войдя в кабинет, я прежде всего снова осмотрелся. Привычка, ничего не поделаешь. Я перевел взгляд на человека сидящего за столом. Его очки и костюм создавали некий крепкий кокон. Именно так мне показалось. Он не сидел расслабленно, не подавал эмоций. Интересно. По-моему, столько таращиться на человека невежливо. Тем более, на человека такой профессии. А я не хочу задерживаться здесь надолго. Ну что ж, герр Вольф, пристегните ремни!
-Добрый день, мистер Редгрейв,-наконец сказал я.

+1

4

С ними не просто. И с их мыслями не просто. На прошлой неделе к Шелдону пришла женщина, которая явилась на полчаса позже и делилась своими мыслями добрых три часа. За это время Шелдон успел выпить три чашки кофе, но продолжал внимательно слушать и записывать все ее мысли - ручка вырисовывала неизвестные никому, кроме знающих язык стенографии, закорючки в блокноте. А после мужчина еще полчаса сидел заперевшись в своем кабинете, отменив все приемы и раздумывая над ее проблемами. Все чаще он замечал, что проблемы клиентов волнуют его несколько больше, нежели свои. Это было ненормально для простого обывателя, но для Шелдона это было вполне изученной и привычной практикой. Таким образом он запоминал все истории, держал их в голове и при виде очередного клиента, который пришел в назначенное время пятницы, мог с легкостью вспомнить его историю и продолжить терапию с того места, где они остановились неделю назад.
Но когда-нибудь обязательно должно случиться так, что попадется история, с которой тяжело смириться даже психологу. Человеку совершенно постороннему, но так или иначе вовлеченному в твои проблемы, раз уж он берет деньги за вашу возможность высказаться.
Отпустив кнопку телефона внутренней связи с секретарем и отодвинув в сторону поднос с чаем, Редгрейв поправил галстук и убрал упавшие на лицо пряди волос. Все истории были так или иначе схожи друг с другом. Эту женщину бросил муж и решил забрать ребенка к себе. У этой пожилой женщины умерли дети, попав в аварию. А эту девочку пятнадцати лет бросил ее первый молодой человек: она уже потеряла девственность, забеременела и теперь не знает, как дальше жить. Со всем этим можно успешно работать, если человек сам этого хочет. Если идет навстречу. А это крайне важно - понять, что тебе нужна помощь и что ты действительно хочешь изменить свою жизнь не так-то просто. И еще сложнее что-то для этого сделать, а не просто посещать психолога, чтобы высказаться. Совести-то легче станет, а вот станет ли легче жить?
В кабинет вошел мужчина среднего роста и совершенно неопределенного возраста. Редгрейв не мешкая встал из-за стола, приветствуя вошедшего, шаря рукой по столу и подхватывая бумаги, где были записаны данные клиента.
"Александр Вольф, тридцать лет. Не женат. Суть проблемы не рассказал".
Такого краткого досье Шелдон не видел еще никогда. Наверняка это удивление красноречиво отразилось на его лице; и почему он раньше не заглянул в эту папку? Да просто потому, что не ожидал увидеть в ней так мало. Аккуратный почерк секретарши, которая записывала Александра на прием, вывел внизу еще одну надпись "звонил в очень подавленном состоянии". Ничего необычного - когда проблемы схватят за причинное место, только тогда они и задумываются о необходимости помощи.
Все как всегда. Разве что информации катастрофически мало. Редгрейв растерялся, но виду нисколько не подал. Он позволил себе немного улыбнуться в знак приветствия и открытости, встречаясь с немигающим взглядом Александра.
- Здравствуйте, мистер Вольф. Проходите, располагайтесь где вам удобно, - с этими словами он указал в сторону двух кресел возле панорамного окна как бы намекая, что удобно ему должно быть именно там.
- Вы забыли снять куртку? - заметил он, вытаскивая из нагрудного кармана ручку, щелкнув ею один раз. - Вы шли под дождем, мистер Вольф?
"Должно быть ему было настолько все равно, что он даже не взял с собой зонт".
- Может предложить вам чай или кофе? Мисс Боунс, принесите нам полотенце, - последнее он сказал секретарше, нажав на кнопку громкой связи на телефоне.
Действительно, выглядел вошедший мужчина совсем неважно: уставший, с осунувшимся лицом, мокрыми от дождя волосами. Глядя на его внешний вид и делая оценку его личности, Шелдон смело предположил, что видит перед собой человека достаточно безрассудного, легкомысленного, но отчего-то решившего все же сюда придти. Ошибался ли Редгрейв со своей первоначальной оценкой?
Шелдон пытался настроить Александра и расположить к себе. А потому следовало начать разговор на какую-то простую тему, не задавать вопрос в лоб "чего пришел сюда?". С улыбкой, без нее никуда.
- Как вы сегодня спали, мистер Вольф?

Отредактировано Sheldon Redgrave (2014-04-28 09:50:01)

+1

5

Я проследил взглядом до того места, куда мне предлагал сесть мистер Редгрейв. Что ж, если я зависну и буду пялиться в окно, то сам он виноват. А вообще, я хочу побыстрее с этим всем расправиться и больше не возвращаться.
-Да, я шел под дождем, разве это странно? Зачем гнать машину ради пяти минут езды? Похвастаться всем тачкой? Еще чего. И вообще, я не хочу, чтобы кто-то меня здесь видел,-я никак не мог понять, почему его так удивляет тот факт, что я шел пешком,  хоть и под дождем. Надеюсь, мои доводы удовлетворили любопытство этого явно не американца. Хотя, чего я пристаю? Америка-страна многонациональная. А вообще, мне совсем не хотелось откровенничать с этим мистером. Надеюсь, мирно разойдемся.
-Мне абсолютно ничего не надо. Ну только куртку скинуть. Скажу откровенно, я не по своей воле сюда пришел, поэтому надеюсь разойтись тихо мирно, а вы потом скажете если спросят, что с моими мозгами все хорошо, ок?-я очень на это надеялся. Да и зачем ему лишняя работа.
-Как я спал? Да как всегда. Ну до ночи правда снова засиделся, не выходит раньше лечь.
Я скинул куртку, кажется, секретарше. Не знаю, входит ли в ее обязанности таскать куртки клиентов. Ну да ладно. Я разместился в кресле и воззрился на психотерапевта будто вопрошая: ну, что еще придумаешь?. Да, когда меня тащат туда куда я не хочу, у меня возникает просто детское упрямство.  Конечно, я мог и не приходить. Только тогда прощай работа. Я вздохнул и сцепил пальцы, умостив руки на коленях.

Свернутый текст

Прошу прощения за мелочь. Обещаю следующим постом исправиться.

Отредактировано Alexandr Wolf (2014-05-06 15:37:57)

0

6

Тема в Архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Чем больше ты сопротивляешься, тем больше ты сдаёшься.