Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Adrian
[лс]
Застоявшаяся дневная духота города, медленно приближающегося к сумеркам, наконец-то сменялась... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » - живая сталь


- живая сталь

Сообщений 1 страница 20 из 86

1

- дата: 4 мая 2014
- место:

трасса за пределами Сакраменто

http://i1.smotra.ru/data/img/galleries/86589/139123/sm_img-1135906_980x600.jpg
http://ignitione.ru/files/img/autosport/Ring/nizhegorod/1(2).jpg

О флештайме:

Во времена дона Витторе Донато была введена традиция: каждый год Семья Торелли устраивала крупные соревнования для уличных гонщиков. После его кончины традицию было решено сохранить, и в прошлом году организацией турнира занимался Гвидо Монтанелли, Алекса Ричардс, Крис Санчес и Фредерик Клементе. Прошло уже больше года. Пришло время провести двенадцатый ежегодный гоночный турнир стритрейсеров в Сакраменто. В этом году он посвящён памяти Алексы, погибшей в Японии около двух недель назад.

Правила турнира:
- Участвовать может любой желающий (при наличии у него прав на вождение), на абсолютно любом автомобиле/мотоцикле.
- Перед объявлением первого старта, каждую машину, участвующую в гонках, нумеруют.
- Гонка идёт один на один. Проигравший - выбывает, победитель продвигается вперёд по турнирной сетке. До тех пор, пока не остаётся один - он забирает главный приз: миллион долларов. 
- Перед каждым заездом работает тотализатор. Гости могут ставить любые суммы на любого из участников.


Участники:

- Guido Montanelli - организатор
- Leo Montanelli - организатор; гонщик
- Agata Tarantino - организатор
- Reynard Bomani Ekandeyo - механик
- Chiara Hunter - зритель
- Kendra Barrow - гонщик
- Rex Tyrell - спонсор
- Marguerita di Verdi - спонсор, организатор
- Caroline Williams - гонщик, механик
- Chris Sanchez - организатор
- Jade Turner - зритель, фотограф
- Tyler Cutcher - гонщик
- Till Meier - "негласный" спонсор
- Dorothee Dietrich - гонщик
- Julie Pack - зритель
- Julian Milton - гонщик
- Quinton Guidoni - гонщик, организатор
- Sophie Briol - зритель
- Zoe Breen - бармен

Дабы не было скучно, Крис Санчес придумала игрока-персонажам задания. Да не простые, а за сакрушки:

    - дать старт гонке (100)
    - нагрубить человеку, принимающему ставки (200)
    - пытаться бегом обогнать стартанувшие машины (500)
    - проколоть чье-нибудь колесо (1000)
    - купить флажок с символикой фестиваля (100)
    - есть поп-корн и кричать с трибун «Гони-гони!» (100)
    - спорить с механиком (300)
    - заключить с кем-нибудь пари касательно победителя (200)
    - поставить 1000 баксов на гонщика (200)
    - потерять бумажник (300)
    - требовать у продавца холодное пиво (100)
    - познакомиться с любым гонщиком (200)
    - сфотографироваться у крутой тачки (200)
    - попытаться угнать чей-нибудь автомобиль (2000)


*офф*

Стараемся писать небольшими постами, нас много, и усваивать от каждого по самосвалу информации будет тяжело.
Победители в заездах выбираются жребием, либо игроки решат, кто победит, между собой :)

Отредактировано Guido Montanelli (2014-05-04 12:28:23)

+4

2

Вокруг уже шумно, хотя до основного действия ещё долго. Участники турнира, в ожидании нумерования и жеребьёвки стоят у своих машин или мотоциклов, общаясь с зрителями или друзьями, другие - собираются группками, что-то обсуждая: некоторые здесь выступают даже целыми командами, кое у кого есть даже свои спонсоры, но вся прелесть как раз в том, что происходящее совсем не похоже на Формулу-1 или подобные им коммерческие гонки: здесь едва ли можно встретить хоть один настоящий гоночный болид, и наравне с профессионалами могут рискнуть своими машинами и новички - любой, кто сдал на права, даже если он это сделал сегодня до обеда, может подать заявку на участие - тем более, что это совершенно бесплатно. И разукрашенные и тюнингованные машины стрит-рейсеров соседствуют со вполне обычными гражданскими автомобилями с заводской начинкой - кто-то надеется на удачу, кто-то просто приехал покрасоваться или от нечего делать, а в нескольких местах за трибунами продают попкорн, мороженое и сладкую вату - для большинства гостей вокруг царит атмосфера праздника... Но не для хозяев турнира, кто лично знал ту, чьей памяти сегодняшнее мероприятие было посвящено.

Алекса принимала участие в этом турнире, кажется, едва ли с того момента, как Донато (чьей памяти был посвящён прошлогодний) вообще ввёл эту традицию двенадцать лет назад; позже она выступала и от лица организаторов, вела тотализатор в том году - и могла бы прилететь сегодня сюда из Японии, может даже парочку друзей привезла бы с собой, или автомобиль... но её похоронили неделю назад. Её машину взорвали в Токио...
И теперь у Гвидо было стойкое ощущение, что гараж Семьи Торелли будто осиротел - несмотря даже на то, что Кристина взяла на себя управление делами Ливинг Стил, а Тайлер - автосалоном Беллини, и того, что последние несколько месяцев Ричардс жила в Японии на постоянной основе, на фестивале стойко не хватало её задорной улыбки и шуток... Она была сердцем всего этого. Жизни стрит-рейсеров города - по крайней мере, той её части, в которую была вовлечена Семья. Что Донато, что Монтанелли - они были всего лишь теми, через кого проходила организация, лицами, перед которыми приходилось отчитываться определённому кругу лиц; настоящими главными героями здесь и являлись стрит-рейсеры, для которых мастерская с её владелицей всегда была центром их небольшой вселенной.

Гвидо вошёл во времянку, где были обустроены места для организаторов (тех из них, что были связаны с Мафией), и поставил на стол фотографию Алексы в простенькой рамке. Лекс на ней задорно улыбалась...

Внешний вид

+8

3

вв

http://sa.uploads.ru/b7Of3.jpg

Сегодняшний день был особенным. Не потому, что сегодня должны были состояться яркие заезды, и даже не потому, что я сегодня впервые расчехлю для трассы новенькую пятисотку. Сегодня совсем другой день. Он позволит нам вернуться в прошлое, ровно на год назад. Когда в это же самое время, в этом же самом месте я оказался впервые, а Санчес, уже в который раз тягалась с крепкими парнями, уступавшими ей во всём. Ровно год назад я имел счастье познакомиться с Ричардс. Бойкая девица, амбициозная, целеустремлённая, сильная духом и телом. Она определенно была связующим звеном между всеми нами. Новость о её смерти ударила по всей системе стритрейсинга в Сакраменто. Да и не только тут. От мала до велика все знали хозяйку автосалона и тяжело переживали её утрату. И в этот раз мы не смогли остаться равнодушными, когда ежегодное мероприятие было принято решение посвятить Алексе.

Я опущу момент сборов, планов, репетиций и прочей ерунды. Я даже опущу всю печаль происходящего и слёзы Кристины – это останется между нами. Я оставлю здесь только самое лучшее, что мы могли бы подарить Ричардс на прощание. До открытия мероприятия оставалось буквально пару часов. Мы условились встретиться с парнями на центральном шоссе, чтобы выехать колонной к месту проведения мероприятия. У каждого участника сегодняшней гонки, на заднем стекле был белоснежный стикер с улыбающейся во всю ширь Ричардс, выполненной в стиле Поп-арт. Ниже, под портретом нашего бойкого механика сочная подпись – Alexa Rooocks!

Ребята из колонны вооружились флагами ассоциаций, марок автомобильных запчастей, марок автомобилей. В общем, одним словом, тронулись мы как гетеросексуальный, автомобильный гей-парад, не побоюсь этого слова. Пёстрые. Цветные. Весёлые. Мы все до единого сомневаемся, что Ричардс оценила бы весь трагизм сложившейся ситуации. Она всегда любила повеселиться и делала это так, как не делал никто. Наша машина стартовала в колонне третьей, направляющей. Ярко-бирюзовый мустанг вместил в себя меня и довольно округлившуюся Санчес. Она просто не могла пропустить это мероприятие и несмотря на то, что с утра жаловалась на лёгкое недомогание, была серьёзно настроена на веселье. Свою беременную подругу я бережно пристегнул ремнем безопасности, который пришлось перекроить под её выразительный живот, снабдил большой бутылью апельсинового фреша, без которого кареглазая не могла прожить и часа и задобрил её пылкий нрав сдобными круасанами, купленными с утра пораньше в пекарне. Она их любит. Ворчит, что это калории, что это вредно, но любит. И, видимо Сэм, с каждым днём всё более бойкий, - тоже.
Мы выдвинулись и уже через сорок минут въезжали на территорию гоночного трека, сопровождая своё передвижение громкой музыкой, автомобильными сигналами, миганием фар и размахиванием флагов. Приехали фанаты и друзья мисс Ричардс. Это было понятно сразу.

+9

4

вв
всё Джули

   В салоне играет громкая музыка, я сижу и барабаню пальцами по рулю в её такт и жду Джули. Ехать куда-то с кем-то - странно. Обычно я предпочитаю вылазки в одиночестве, но на данный конкретный момент, я одиночеством я ненадолго завязала. Его и так слишком много вокруг меня, так и свихнуться можно. Поэтому я еду с девочкой из своей школы, у которой глаза загорелись, как прожекторы, когда я случайно сболтнула про гонки. Я чуть не ослепла, серьезно. И хотелось показать её, такую забавную, всем-всем-всем. Небось на этих гонках все будут сплошь с постными, серьезными минами, так что Джули здорово разнообразит эту толпу.
   Надеюсь на то, что она не будет задавать вопросов относительно авто. Я люблю хвастаться, не люблю врать, и это страшное сочетаний черт твоего характер, если тебя угораздило угнать машину. Помню первый дни, и то, как всё везде поджималось при одном виде копов. Сейчас уже подуспокоилась, и даже наслаждалась всем происходящим. Вот сегодня отгоняю, а затем брошу тачку где-нибудь на обочине, можно будет вдохнуть наконец полной грудью.
   - Ты - ужасная капуша, - заявляю я подруге, когда она наконец садится в машину, и мы трогаемся с места. По городу я специально еду очень осторожно, соблюдая все правила дорожного движения, какие только помню. Не хочется испортить всё масштабное предприятие только из-за того, что случайно кого-то подрезала или пересекла не ту черту, которую можно было. - Немножко страшно, да? Я со всех этих гонок знаю только одного человека, и наверняка все там будут очень взрослые, - озвучиваю свои мысли по поводы вечной проблемы. Вечно взрослые строят из себя хрен пойми что, будто, раз нам нет восемнадцати, мы и не люди вовсе. Интересно, вот мне в конце года исполнится восемнадцать, ситуация как-нибудь изменится? Наверное, нет. С моим ростом, и с моей мордой, меня будут считать за малолетку лет до двадцати, блин, пяти.

   Мы приезжаем на место, и у меня челюсть чуть не отваливается от того огромного количества крутых тачек. Слава Богу, у меня хватило мозгов не приезжать сюда на тачке Генри. Эскалейд Данте вписался бы лучше, но всё равно не в тему. А вот этот прекрасный мустанг - то, что доктор прописал. Правда, я его слегка поцарапала, пока тренировалась, но тачка же не моя, так что не жалко. Если я буду очень быстро ехать, её, может, и не заметят.
   Паркую автомобиль и вылазюю, оглядываюсь, пытаясь найти что-нибудь интересное, или, на крайний случай, Лео. - Как думаешь, где здесь проходит запись на эти гонки?

Отредактировано Lola Hunter (2014-04-26 13:23:05)

+8

5

Внешний вид
все Лоле

     Я нервничаю. Нервничаю и опаздываю, плохое сочетание. Когда я наконец кое-как собранная подбегаю к месту встречи Лола уже ждет меня. Надеюсь, я не сильно опоздала. Падаю на сидение рядом с ней. Я вообще-то больше люблю задние сидения, но тут не особого выбора. Лола замечает то, что я капуша. Так наверное и есть, не буду же я объяснять, что я бегала в магазин, потом еще помогала по скайпу с домашней работой для брата, в общем как всегда бежала. Еще не до конца отдышавшись после пробежки до машины.
     - Я знаю. Прости, пожалуйста. Столько дел - столько дел... - Я не хотела говорить о делах, и все равно говорю. Что, слабо без оправданий, да, Пак? Откидываюсь на спинку и закинув голову смотрю на машину. Это наверное машина ее папы, или может ее? Подарок какой-то может быть... Хотя мне не нравится, слишком консервативно, но меня же не спрашивают. - Классная машина, - подумаешь, немного соврала.
     - Я никогда ни на чем подобном не была... - Хотя кому я говорю, она и так это знает. Все мои эмоции были написаны на лице, когда она только впервые сказала об этих гонках. Я, конечно, не фанат гонок, машин и прочего, что будет возноситься в идолы сегодня, но зато любопытства мне не занимать. Это же так чертовски интересно, что у меня коленки дрожат от ожиданий того, что я увижу за сегодня, - Одного человека? - оживаю я, при ее словах, - А я только с тобой. Хотя, прикинь, приедем, а там какие-нибудь мамы наших одноклассников, в школе все такие прилично-прилизанные, а тут в каких-нибудь кожаных костюмах... - Я прекрасно понимаю, что несу бред. Очевидный такой, но лишь бы говорить, говорить и говорить. Так можно не так сильно переживать.
     Мы подъезжаем к месту и у меня захватывает дух от всей этой атмосферы. Поворачиваюсь на Лолу, та тоже очарована, но, пожалуй, скорее машинами чем, чем-то другим. Я смотрю во все глаза, боясь что-то пропустить. На всякий случай я достаю телефон, чтобы была возможность что-то из этого сфотографировать. Унести частичку этого праздника с собой.  Мы выходим из машины, и я постоянно верчу головой, чем начинаю раздражать даже себя. Машина Лолы здесь смотрится к месту, как мне кажется, и даже как-то не так уж и не очень выглядит. От буйства красок на некоторых машинах меня просто уносит, что я почти сразу делаю несколько размытых, из-за дрожащих рук, фото. Я настолько окунулась в эту атмосферу, что не сразу вспомнила о Лоле, которая у меня еще что-то и спрашивает.
      - Запись? - В очередной раз оглядываюсь по сторонам и показываю пальцем в сторону большой толпы людей, - Мне кажется, что там.

+7

6

*внешний вид
видеть и слышать могут все, кому не лень

Как выйти в магазин за хлебом, а оказаться на уличных гонках с открытой бутылкой рома в руках? Ха, элементарно! Рецепт доступен и прост каждой уважающей себя леди. Для этого вам нужно всего ничего: супермаркет (можно и небольшой магазинчик), случайная остановка у спиртных напитков (достаточно и мимолетного взгляда в правильную сторону), и, что самое главное, мужчину, за которым внезапно соскучились. Неплохо бы, конечно, чтоб в городе как раз в этот день проходили гонки, а собственно объект обожания пребывал где-то поблизости с этим действом, но и в другой город поехать можно, да и нового красивого подцепить там будет не такая уж и проблема, главное - знать куда ехать. Так, собственно, Софи и поступила - хотела купить чего-то вкусного к чаю, а взяла алкоголь и такси за город.
По пути, конечно же, вспомнила, что пообещала сидеть дома, ведь Бомани работает, а она... собственно, она то зачем ему на работе? Только мешать да отвлекать будет, а потому София просто обязана была приехать во имя поддержания накала страстей! Единственное, смущала бутылка, взятая будто для храбрости и откупоренная еще при ожидании такси. Бутылка, которая стремительно опустошалась внутрь мисс Бриоль. Водитель, поглядывающий на молодую особу в зеркало заднего вида сочувственно думал "такая худенькая, а столько пьет, горе наверное какое случилось." Вот только ее развеселый вид чуть ли не кричал, что она пребывает в неимоверно приподнятом настроении и готова к подвигам. Собственно, ради подвигов и ехала девчушка туда, куда ехала.
Оказавшись на гонках, Софи сразу же направилась к боксам, в которых должен был найтись и Рэй. Впрочем, кто ж ее такую красивую пустит то внутрь? Пока один охранник пыталась вразумить уже изрядно пьяную девушку, объясняя почему ее не пропускают к возможно-любви-всей-ее-жизни, второй пытался связаться с Бомани и узнать, что делать с этой вот мадамой. Выходило это у него слабо, зато помощь пришла оттуда, откуда не ждали. Один из механиков, который был знаком со Шрамом и его "истеричной моделькой", подошел, предлагая свою помощь.
- Да, это его. - Ухмыльнулся, и про себя подумал, что они в очередной раз разругались и Софи приехала устраивать скандал, решил "помочь" товарищу, - давайте я отведу ее в одно из подсобных помещений, пусть протрезвеет, а Рэй как освободится - придумает что с ней делать. Шума не будет, обещаю. - Охранники были только рады избавится от этой беспокойной женщины. Но взглядом все же проводили и в очередной раз попытались связаться с Рейнардом.
Бриоль же, поняв, что ее таки пропускают в святая святых, воспрянула духом и уже было направилась в заданном, только ей понятной логики, направлении, как тут же была перехвачена и насильно отведена в полупустую комнату, подальше от чужих глаз. - Софи, подожди, я сейчас вернусь. Я за водой. - Мужчина вышел из комнаты, забыв, что оставил ее с самым опасным врагом - с ополовиненной бутылкой рома.
- Но я не хочу воды. Я хочу Рэя и веселиться! - Дверь комнаты была закрыта, но вот механик не учел одной  простой вещи - пьяному человеку, чтоб выйти оттуда, откуда он хочет выйти, не всегда нужна дверь. Иногда может подойти и окно.

Отредактировано Sophie Briol (2014-04-29 02:51:49)

+7

7

Внешний вид

http://sa.uploads.ru/qnt2T.jpg

Тайлеру, хотя нас из времянки может вполне видеть Гвидо

Как бы плохо я себя ни чувствовала сегодня, это мероприятие было пропустить нельзя, да и неуважительно и непростительно по отношению к той женщине, с которой я была знакома  около десяти лет. Той, кому могла вывернуть всю свою душу наизнанку, зная, что обязательно получу поддержку или хорошего леща за свои опрометчивые поступки и грубые словечки. Той, которая рубила правду с порога, не имея привычки врать и неприкрыто льстить. Той, с кем мы всегда весело развлекалась, попадали в многочисленные передряги и за дебоши угождали в полицейский участок, не забывая получать нагоняя от вышестоящих. Александра Ричардс была для меня очень дорогим близким человеком, моей лучшей подругой, моей сестрой. Кажется, она знала обо мне все. Я о ней – тоже. Или все-таки нет?.. Наверное, поэтому неожиданной плачевной новости об ее гибели в Японии я сначала не поверила, хотя слезы-предатели невольно и потекли градом из глаз. Лишь потом, оставшись наедине с собой, я начала сопоставлять факты и вспоминать последний разговор с Мигелем, соизволившим позвонить мне за неделю до смерти его бывшей подруги. Его голос был отстраненным, не терпящим моих оскорблений и попыток выяснить, где он пропадает, немного взволнованным, а разговор - быстрым и непонятным. Брат рассказывал мне о черном Мустанге, который когда-то подарил блондинке: не трогаемая никем машина уже месяца три пылилась под брезентом, ожидая возвращения своей блудной хозяйки. Старший Санчес намекнул лишь про то, что все важное находится там, пожелал здоровья мне и своему будущему племяннику и отключился. Теперь я была уверена: этот, вновь пропавший и не отвечающий эгоист, что-то знал о светловолосой владелице мастерской «Living steel». Здесь что-то было не так.

До места проведения гонок мы добрались быстро, вереницей прогнав по городу и загородной трассе под общий гул и неумолкающие сигналы клаксонов, из-за чего улыбка, пускай и немного грустная, не сходила с губ. Ярко, громко, красиво. Везде стикеры, а возле самой трассы находился большой билборд с изображением блондинки, улыбающейся во все своих белоснежных тридцать два зуба, и пустым пространством, на котором любой желающий мог оставить памятную и прощальную надпись. Это мероприятие было куда более живым, чем, например, похороны и поминки, прошедшие в мастерской в кругу родных и дорогих людей после того, как Агата и Гвидо привезли ее тело из Японии.

Новенький бирюзовый спорткар, за руль которого мне, ввиду поздних сроков беременности, так и не удалось выпросить Тайлера сесть, благополучно тормознул около боксов и времянки, где должны были собраться организаторы сего фестиваля. Я, на автомате отстегивая ремень безопасности, с неподдельным интересом в глазах рассматривала  все вокруг, щуря переносицу от неприятных ощущений внутри. Не будь бы сейчас в моем животе мальца, точно решила бы по тянущим ощущениям внизу, что ко мне снова пришел «любимый» всеми женщинами пмс. – В этот раз как-то все ярче и насыщеннее, - улыбнулась я блондину, взяв с торпеды полупустой стакан с апельсиновым напитком и открывая дверцу автомобиля. Бьющая децибелами музыка сразу же ворвалась в пространство Мустанга, в то время как я неуклюже выбралась из его салона, присасываясь губами к трубочке и растегивая верхние пуговицы клетчатой рубашки. Слишком жарко.
– Трассу, кажется, немного поменяли, - подметила я, щурясь и облизнув губы. Во взгляде появилась досада: я вспомнила, как год назад здесь гоняла с Браунингом, не так удачно, как хотелось. Но наше с ним столкновение запомнилось всем, даже Катчеру, подкатившему потом ко мне в боксе во время осмотра моего помятого Дженсена.
– Ну так что? Все-таки решил сегодня всех уделать? – оглядываюсь, глядя на своего благоверного, чуть склонив голову набок. Сколько он просидел со своим трофеем в гараже, чтобы как следует подогнать под себя и немного перепрошить мозги. Он-то сегодня и будет покорять все изгибы трассы. Завидую ему тайно, однако полностью уверена в его силах и возможностях, так что надеюсь Сэм сегодня готов к поддерживающим крикам, шумной музыке и веселому времяпрепровождению так же, как и его мать и отец, а посему перестанет в скором времени доставлять мне дискомфорт.

Отредактировано Chris Sanchez (2014-04-26 15:44:09)

+7

8

Внешний вид

И вот я здесь. Мероприятие из тех, что должно поднимать настроение, развлекать, сподвигать к героизму. Собственно, на меня это действовало отменно. Сказать, что я был весел? Бред. Но как - то спокойно мне что ли было в окружении людей, увлеченных тем, чем они увлечены. В данном случае увлечением пришедших была гонка. Теперь же для меня это оставалось просто красивым зрелищем. Ностальгия давала о себе знать кошками по сердцу, но участвовать в масштабных мероприятиях я уже не имел желание. Не тот у меня пыл, нежели двадцать (да что уж там, десять) лет назад. Сейчас лучше позаботиться о том, чего так не хватало всю эту экстремальную, многогранную жизнь. Ради этого, собственно, я и пришел. Ради той, которую упорно высматриваю, но все никак не могу обнаружить среди гонщиков. Возможно, она еще не подошла. В принципе, я знал, как себя занять.

Guido Montanelli
N-ая сумма, врученная организатору на проведение, должна была не плохо покрыть его расходы. Для меня помогать в организации подобных мероприятий чем угодно как должное, пусть и не обязывающее. То, что всю сознательную жизнь было моим увлечением, сейчас является увлечением для молодых и дерзких. Глаз радуется при виде молодых ребят, которые рвутся к участию. Правда моя ненаглядная, которая тоже входила в списки, не была из ряда уж таких юных. Я, безусловно, не сомневался в её способностях, но волновался. Это факт. Да я и сам, что уж говорить, смог бы порвать этих ребят, вот только жалко мне их. Сопоставить мой опыт и опыт юных гонщиков - результат очевиден. Так что я мирно постою в сторонке. Хотя, нет, пока все же стоит найти главного организатора и пожать ему руку. Где - то я доселе слышал упоминание о Гвидо, но сталкиваться с ним еще мне не приходилось. Да и, на сколько известно мне, данное мероприятие нынче посвящено бывшему организатору, некой молодой девушке, которая погибла с несколько недель назад или даже чуть меньше. Слухами земля полниться, но я обычно не слушаю их. Хотелось выяснить все из прямых уст. Ведь Гвидо был знаком с ней, а, значит, мог поведать мне об этой трагедии.
От пробегающего мимо парня я узнал, где расположены организаторские "ложа"
- Гвидо Монтанелли? - начал я, завидев мужчину немного старше меня, и, протянув руку в знак приветствия, подошел к нему, - Тилль Майер. Рад знакомству с Вами.
Свободная рука мирно покоилась в кармане брюк.

Отредактировано Till Meier (2014-04-26 23:23:54)

+7

9

Till Meier, упоминаются Тайлер и Кристина (идите к нам :3)

"Alexa Rooocks!" - отвлекаясь на шум с улицы, читает Гвидо на плакатах за задними стёклами автомобилей. Основная часть стрит-рейсеров Сакраменто приехали яркой колонной, имевшей крайне мало общего с похоронной процессией, которая проходила в честь Ричардс всего несколько дней назад - из-за поездки в Японию, подготовки, налаживаний контактов и связей, обрушившихся с её гибелью, да и всего остального, церемонию пришлось изрядно задержать... Гвидо улыбается, глядя на лица друзей и сотрудников Алексы, высаживающихся из машин с громкими криками.
Они - другие. Витторе Донато удалось сделать связь с гонщиками Сакраменто очень тесной, но всё же стрит-рейсеры не были и не станут такими же, как мафия. Тогда, как основное, что связывает людей Коза Ностры между собой, это атмосфера тайны - жизнь стрит-рейсеров основана на том, что между ними нет тайн (поскольку их жизнь идёт на такой скорости, когда для тайн просто не остаётся времени); Мафия чаще всего предпочитает тёмные цвета, чтобы не привлекать к себе лишнее внимание - а гонщик старается сделать всё, чтобы быть в центре внимания. Сегодня - их праздник, Семья Торелли выступает в основном в качестве "банка", и ещё разве что возьмёт на себя часть того, что связано с организацией, всего того, что не касается напрямую гонок... И всё-таки, настолько разным, почти противоположным по сути своей, им удаётся работать вместе все эти годы. И судьбы их переплелись настолько тесно, что даже сын дон мафии является членом этой яркой банды. Кстати, его автомобиля не было среди тех, кто ехал в колонне?..
Тайлера и Санчес он вот ясно видит. Крис вот-вот рожать - и это в смысле буквальном, со дня на день, поскольку в таких вещах точных прогнозов не бывает - но она всё-таки решила приехать. Хотя... без неё - какой праздник? Наверное, Кристине тяжелее всех - долгое время для Лекс она была правой рукой и опорой, принимать такие известия, да ещё и будучи в положении, не говоря уже о том, что они с Таем пережили до этого не так давно. Однако, это не отменяет той ответственности, что будет на неё возложена - теперь она станет новой хозяйкой их мастерской, новой Алексой, и многие её друзья сейчас ждут действий именно от неё...
От этих мыслей его отвлёк вошедший в их импровизированный "офис" мужчина. Владелец "Роял Плазы" - клуба, с которым у Семьи тоже связано немало печального. Более года прошло с момента той сходки, в итоге которой Торелли потеряли тридцать шесть человек убитыми или получившими большие сроки. От своих интересов в клубе тоже пришлось отказаться - и за то время, пока там не звучало имя Донато или кого-то из других членов или офицеров Семьи, очень многое изменилось...
- Наслышан о Вас, мистер Майер. - и не сказать, что слышал только хорошее, но и те слухи, что ходили и ходят о Гвидо, тоже далеко не все кристально чисты. И не все - ложны. И из-за того, что она слышал, он ничуть не менее - Рад личному знакомству. - слухи - в их мире, в конечном счёте, это и есть то, что определяет репутацию. Авторитет. Гвидо пожимает руку Тилля.

+6

10

пока примагнитилась к чете Катчер-Санчез
лук
Я не могла заснуть до пяти часов утра. Неприятное предчувствие мучило. Ситуация, в которой нахожусь я, предполагала вообще – то сидение где-нибудь в подполье и длительное отсутствие общения с людьми в принципе. Но нет, не судьба – недавний знакомец, у которого я заметила пропажу золотников со всех четырех колес его лапочки, решил оказать мне честь и пригласил сперва к себе а гараж (сказать, что я чуть было не схватила инфаркт от увиденного великолепия – это ничего не сказать), а затем и к участию в гонках, посвященных весомой утрате в лице погибшей девушки. Я узнала только ее имя, но надеюсь, на месте мне обо всем расскажу точнее. Приехала я на себе, оставив селю неподалеку от трассы, дальше прошла пешком. При себе только бутылка с водой и права. Прохожу мимо машин, участвующих в гонке. Каждая доведена до идеала настолько, что я не могу оторвать глаз. Облегченный кузов, пустой салон, под капотом – черти жизни просят. Литые диски, дерзкие зарисовки, бешеный звук клаксонов и пение банок выхлопа, стартовая проверка работоспособности всех систем в виде газования на месте – это то, что я любила, люблю и буду любить всю мою жизнь. Я давно не гоняла в профессиональном смысле этого слова, но считаю, что способна проявить себя более чем достойно. Вспомнить хотя бы мой недавний уход от погони в виде черного джипа, набитого головорезами – подарочек от бывшего мужа немало попортил мне нервов.
Я прохожу ближе к времянкам и немного теряюсь. Не вижу Рэйнарда. Толи мне не по глазам, толи это приглашение до последнего момента было шуткой – не понимаю. Во всяком случае, риск – благородное дело, и я двигаюсь к первой же избушке на курьих ножках.
Иду, и тут же замираю как вкопанная, не в силах поверить собственным глазам. Это же Кристина! Та самая, с которой мы в прошлом году отжигали у меня в городе, она была приглашенной гостьей на гонку, что я выиграла тогда! Господи, еще и в прекрасном положении!
- Санчез? – удивленно хлопая ресницами, я выглядываю из-за ее спины, - Боже мой, как я рада тебя видеть здесь! Беременность красотке к лицу. Но я и представить себе не могла, что на этот шаг Крис решится настолько быстро. Такие безбашенные обычно в возрасте за сорок только начинают задумываться о детях… Тем не менее, улыбка от уха до уха и не думает сходить с моего лица.
- Женщина, успокой меня, я надеюсь что ты сегодня здесь в качестве зрителя на трибунах, не водителя, да, да? – по телу пробегает дрожь, мне представляется что она и на таком внушительном сроке способна кого – нибудь устряпать. О, какая я нехорошая, не заметила молодого человека, отвлекшись на обнимашки с давней подругой. Обращаю свой взгляд на парня, и вопрошаю Кристину, хитро ей подмигивая: - Поди виновник?

Отредактировано Kendra Barrow (2014-04-27 11:45:56)

+5

11

внешний вид

Слухи о предстоящем событии докатились и до клуба. Саша в одном из разговоров упомянул о намечающихся гонках, о которых он узнал от своей знакомой. Потом в одном из разговоров с Тиллем также проскочила эта тема, и Тея загорелась идеей там оказаться. Хотя бы просто окунуться в атмосферу рева двигателей, музыки и запаха выхлопных. По натуре спокойная, она ощутила внутри дикое желание прикоснуться к миру скорости. Она не отличалась примерным поведением на дороге, привыкшая успеть везде, не станешь думать о времени, ведь обстоятельства бывают разные, и ты выигрываешь уже у самого себя не выходом вовремя, а именно мельканием пейзажа за стеклом автомобиля.
Ее машина не протянула бы и ста метров на полной отдаче движка, поэтому Тея продав свою «старушку», созвонившись со своим другом, попросила помощи в выборе более скоростной машины. И вот, он ее красавец  .
В день намечающегося мероприятия, Тея не работала, что позволило ей спокойно собраться. Женщина знала, что Тилль будет там, от чего в душе у нее казалось бы расцветали ромашки.
Крис, Кендра, в мыслях о Тилле
Тея никого тут не знала, но она не тот человек, который не сможет найти общего с совершенно незнакомым человеком. Остановившись возле плаката, на котором была изображена миловидная девушка, Дороти вышла из автомобиля и, оглядевшись, прошла к стоящим чуть поодаль людям.
- Всем доброго здравия, - Тея увидела девушку, которая была прекрасна в ожидании ребенка. – Приучаете к машинам?
Улыбнувшись, Дороти оглядела остальных. Кончено, беременная девушка как контраст среди всего, и как ни странно, она вписывалась сюда образом некоей Мадонны.
- Примите в команду по духу?
Поймать Тилля в таком скоплении народу взглядом было не реально, и Тея решила, что либо он сам ее увидит, либо после гонки созвонятся.

Отредактировано Dorothee Dietrich (2014-04-27 14:42:20)

+6

12

Гвидо

Я не входил в сравнение с Гвидо. Казалось, мы почти ровесники, но при всем при этом совершенно разное положение, ступень. Мужчина явно не походил на ездока. Интересующийся - может быть. Все же я изначально решил для себя, что никакой официальщины нацеплять на себя не стану. В конце концов вдруг удастся покататься, а в брюках и туфлях этого ну никак не осуществить. Человек - волна. Как накроет, так накроет.
- Наслышан...
Интересно, что же такого можно было уже про меня пустить. О Вольфах в Сакраменто как такового не известно ничего, в этом я уверен, да и позаботился об устранении утечек. Тогда что? Плаза? Возможно. В остальном же я, можно сказать, практически не общался ни с кем на столько, что про меня можно было бы что - нибудь рассказывать. Хотя как знать, как знать...
- Я премного сочувствую Вам. Пришлось пережить такую потерю.. - начал я, скрестив руки на груди, - На сколько мне известно, вы были близки.

Тея
Переведя взгляд на участников я вновь принялся изучать их. Старался это делать весьма быстро, преследуя в основном цель выследить в толпе  Доротею. Её появление было, по крайней мне для меня, сверх фееричным. Костюм, в который она была облачена, слишком сильно выделял её из толпы, и не заметить её было просто не возможно. На моих губах появилась легкая, восхищенная улыбка.
- Даа, это моя женщина! - подумал про себя я, вспоминая себя в гоночные времена. Да и вообще такие одеяния и по сей день остаются в моем духе, мне безумно симпатичными. И почему я вновь ловлю себя на мысли, что хочу её? Надо умерить свой пыл, иначе добром это не кончится, а злиться сейчас совсем не уместно. Спустя пол минуты размышлений, я вновь перевел взгляд на Гвидо, поставив галочку "Она здесь."

+3

13

Гвидо не имел никакого отношения к стрит-рейсингу, не являясь даже "интересующимся", и в автомеханике, раз на то пошло, тоже понимал совсем немного - его прошлая деятельность была связано как-то больше с "человеческой" механикой, или проще сказать - анатомией. Ремесло ещё более грязное, нежели работа механиком, но в течение тридцати лет оно позволяло ему носить дорогие костюмы. Но так уж сложилось, что уже в то время у Монтанелли с уличными гонщиками Сакраменто зарождались довольно тесные контакты, в качестве зрителя он появлялся на нескольких заездах, даже делал ставки на местном тотализаторе - и как для Донато раньше, для него рейсеры были сейчас одной из серьёзных опор во власти. Было радостно видеть, что даже со смертью Лекс она не проседает. Хотя она явно не укрепляет её - это факт.
- Да... это так. - невесело усмехается Гвидо. Тот фиолетовый лимузин, при помощи которого он сделал предложение Маргарите - в основном, это заслуга Алексы... что ж, и он тоже станет хорошей памятью о ней, хотя и не сможет заменить других воспоминаний, лишённых материальной подоплеки, как на открытии "Бурлеска", например. Ричардс была яркой и неординарной личностью, хотя при этом никогда не стала эгоисткой в полном смысле этого слова, оставаясь своим друзьям своего рода мамой, хозяйкой их дома. Теперь этот дом словно осиротел. - Хотя и не так близки, как она была с этими ребятами. - Гвидо снова переводит взгляд за окно, посчитав, что Майер смотрит на команду. Он уже многих пережил. Да что там - лично многих похоронил, и далеко не всех из них - по всем католическим правилам. Далеко не у всех были могилы. У Ричардс будет хотя бы это... Они с Тиллем старше некоторых гонщиков даже более, чем в два раза; в их возрасте уже трудно не быть циничным к смерти, даже если не имел прямого к ней отношения всю жизнь. Монтанелли доставил её тело, организовал похороны - в этом случае, он чуть более, чем всего лишь могильщик.
- Хотел бы поблагодарить Вас за вклад, который Вы сделали. - добавил Монтанелли, переведя тему разговора на бизнес. Тилль ведь не за тем сюда пришёл, чтобы выражать соболезнования? Он деловой человек, заинтересованный в фестивале материально.

+2

14

Внешний вид

Гвидо и Тилль (бро, наконец то мы познакомились!!), затем Лола и Джули

Несмотря на то, какому событию были посвящены эти ежегодные гонки, я все равно пребывала в хорошем расположении духа. Хотя, стоило узнать, с чего? Ведь неделю назад я потеряла большую сумму денег из-за того, что партию оружия для мексиканцев арестовали на границе, в тот же день сперли мою машину, и с Декстером разговор о его разоблачении откладывался. В общем, по возвращению из Японии, меня настигли большие денежные проблемы, оставалось только обратиться к Вернону, чтоб он нарисовал мне несколько зеленых купюр, а то мне за занятия Аарона нечем платить даже.
На гонки я приехала вместе с Джозефом, верным моим подручным, он тоже собирался участвовать в заезде. Гонщик он был неплохим, хотя контрабандистом, признаю, лучше.
Мы приехали, когда заезд еще не начался, но все уже готовились к жеребьевке и блистали своими автомобилями. Джозеф тоже хотел ускользнуть, но я схватил его за руку, кивая в сторону времянки.
- Пойдем, с Гвидо поздороваешься, и можешь идти. Понравишься ему, и он поставит на тебя - улыбаюсь, входя в помещение.
Гвидо я заметила сразу, а с ним и мистера Майера, которого знала заочно и пару раз могла видеть в клубе, но общаться не довелось.
- Добрый вечер, мужчины - здороваюсь, кивая Тиллю, а Монтанелли целуя в щеку. - Агата Тарантино - протягиваю я руку Майеру. - Наконец удостоилась чести познакомиться с вами! Джозеф, который зашел со мной в помещение, так же поздоровался со всеми присутствующими, пожимая руки.
А я же собираюсь пропустить стаканчик чего-нибудь прохладного, но с градусом, например, шампанского, ящик которого я заприметила в углу. наверно, сейчас Гвидо опять будет косо на меня смотреть, но мне можно, у меня писец настал на работе, хорошо что хоть за лечение Декстера платить не надо, а то счет там нарисовали с несколькими нулями на конце.
Подхожу с бокалом к окну, чтоб взглянуть не дали ли старт, да и вообще на участников, оценить, так сказать, конкуренцию, все-таки я буду ставить на Клинтона. И будет очень здорово, если мой друг победит.
- ФАК! - громко я выругалась, чуть ли не давясь шампанским. - Джозеф! Иди глянь, быстрее - парень подскакивает ко мне, пытаясь разглядеть в окно, что меня так привлекло. А я уже крепко сжимаю свою ладонь вокруг его запястья.
- Это же, черт подери, мой Мустанг! Ты тоже это видишь? Мой Мустанг!! - не знаю, радоваться ли или нет. Но то, что сейчас настанет смерть водителю моей машины, это точно.
- У меня неделю назад украли тачку - развернулась я к Гвидо и Тюллю, чтобы объяснить свою вспыльчивость и сквернословие - А сейчас я вижу машину здесь. И за рулем сидит какая-то сопля - та самая сопля, которую я видела на камерах в клубе Куинтона "Роза пустыни", когда эта девчонка угнала автомобиль у нескольких здоровых мужиков из-под носа. Надо поспешить запихать ей в горло выхлопную трубу.
- Пойду поговорю с ней - я выбегаю на улицу, направляясь к своей машине и двум малолеткам, что окружили ее.
- ТЫ! - сначала слышен мой голос, потом уже в поле зрения появляюсь и я - Козявка! - взревела я, хватая воровку за ткань блузки и кидая ее на капот машины. О, как же я была зла, готова была со всей дури приложить эту наглую морду об асфальт несколько раз.
- Это моя машина - сквозь зубы прорычала я, давая понять воровке, что ей пришел конец. А когда я расправлюсь с наглой девчонкой, то займусь ее светловолосой подругой. За компанию.

+5

15

Запись, значит, там... Ладно. Даю себе несколько секунд на то, чтобы собраться с мыслями и соскрести в кучку всю свою храбрость. Сама не знаю почему, но я очень нервничаю, и даже побаиваюсь идти и записываться. Страшнее всего опозориться, и сделать какую-нибудь глупость. Например, не вписаться в поворот, уж это, наверное, любой маломальский гонщик может сделать. И даже опытный водитель. Я не являюсь ни первым, ни вторым, поэтому мне жутковато. К тому же, я немного переживаю на счет угнанной тачки. Конечно, встретить здесь хозяина Мустанга - надо быть самой невезучей девушкой во всем Сакраменто, но с другой стороны, я уже успела заметить, что этот город намного меньше, чем кажется на первый взгляд. Тут всё друг друга знают, слышали хотя бы мельком, как будто огромная невидимая паутина растянута по городу, и если дернешь за одну веревочку, дернешь ощутимо, то почувствуют абсолютно все. Кто-то сильнее, кто-то слабее... Идея угнать тачку уже кажется абсолютно тупой. Так, ладно, хватит переживать, ты уже чуть ли не неделю на ней, остался последний день и всё.

   Я сначала даже не обращаю внимания на крик откуда-то сбоку. Ну мало ли, кого там зовут, елки-палки. В Нью-Йорке вот вообще на "эй ты!" отзывается половина улицы, и я обычно не вхожу в эту половину. Лень поворачивать голову. Надо меня позвать - запоминайте имя. Вот и сейчас уже разворачиваюсь, собираясь пойти в ту сторону, куда указала подруга.
   Дальше - сплошная неожиданность. Опомниться не успеваю, как уже прижата спиной к капоту Мустанга, и умудряюсь несильно, но все-таки ощутимо удариться головой. Сверху оказывается какая-то разъяренная телка, вцепилась мне в одежду и прижимает, не дает пошевелиться. Естественное, сначала я охуела, и это еще мягко сказано. Несколько секунд удивленно пялюсь в это злое лицо, честно говоря, пугаясь огромных, очень злых глаз. Потом приходит понимание. Ну отлично... Хоть полсвета обойти, везучее Лолы не найти! Нужно куда-то записать, пока на фоне вскипающей злости, меня посетило вдохновение.
   Скажете, не стоило мне злиться? Пождать хвост, начать извиняться и лепетать какую-нибудь лабуду, ту самую, в которой дети так совершенны. Я больше не буду, я случайно, оно само. Ну да, машина взяла меня в заложники и заставила угнать. Злюсь же я от того, что мне опять не везет. Потому что какая-то телка налетела и теперь прижимает к капоту, видимо возомнила себя Халком. И телка какая-то смутно знакомая... Где я её уже видела? Ой, ладно, потом вспомню.
   - Нет, вы ошиблись. Наверное, вам стоит купить себе очки, зрение ни к черту, - шиплю я, смотря Агате прямо в глаза, а затем изворачиваюсь, хотя всё еще прижата к машине, протискиваю руку у неё подмышкой и хватаю за волосы, благо они длинные. Не знаю, о чем я думаю. Наверное, ни о чем, потому что дальше тяну за волосы как можно сильнее, вниз, чтобы она была вынуждена запрокинуть голову. Желаю отодрать от себя хозяйку моего автомобиля, потому что в таком положении я даже защищаться не могу. От злости даже не чувствую страха, хотя он есть где-то там, очень сильный. Сколько дают за угон автомобиля?

+4

16

Мое настроение, которое держалось только благодаря моему пофигизму, скатилось на ноль. Хотя, нет, радоваться же надо! Я вернула свои сотни тысячи долларов в виде черного Мустанга, некогда угнанного с парковки стриптиз клуба. Но буду радоваться, когда разорву эту маленькую хитрюгу на американский флаг.
И посмотрите! Эта девочка еще смеет мне хамить, хотя следовало, да, поджать хвостик и сделать глаза КотаШерка, правда, не факт, что я их не выколю.
Она хватает меня за волосы, и изрекая что-то чудно-остроумное, тащит вниз. Мне же приходиться отпустить ее кофту, но только для того, чтоб двинуть брюнетке наотмашь ладонью по лицу. Нос в кровь. Жаль, что дури во мне не хватит его сломать.
- У тебя сейчас кости ни к черту будут, кретинка малолетняя! - закричала я, все таки освобождая тело под собой и вставая плотно на две ноги. - Знаешь, что делали с ворами? Им клешни отрубали по самый локоть. И я вознамериваюсь сделать то же самое с тобой! - хватаю девушку за ухо, стаскивая с капоты своего автомобиля.
И... вот же дрянь! На крыле замечаю царапину. Точно соплячка! Я ездила на этой машине ни один месяц, и она до сих пор была цела, а эта будущая жительница Сакраментовского кладбища успела за неделю испохабить Мустанг.
Мы своей дракой уже начали приковывать взоры толпы, замечаю краем глаза как из времянки выбегает Джозеф. Надеюсь он меня останавливать не станет, я лучше выпущу пар на незнакомку, чем возьму и взорву пол города к чертям, так ведь?
- Тебе стоило знать у кого в этом городе можно угонять тачки, а у кого нет - говорю тихо, чтобы могла услышать только воровка и, возможно ее подруга. Я все еще держу брюнетку за ухо, поднимая руку вверх, когда та начинает снова рыпаться.
- И если ты боишься полиции, то зря, я не буду вызывать копов... - все также, на распухшее ухо девочки говорю я - А В БЕТОН ТЕБЯ, МРАЗЬ, ЗАКАТАЮ! - надеюсь достаточно громко, чтобы она оглохла, а всех, кто стоял рядом отбросило звуковой волной?

+7

17

Дым ревниво дохнет под гнетом ветра, который тут же дает о себе знать, когда я выбираюсь из машины. Очки удобно глушат яркий солнечный свет, давая мне шанс оглядеть разверзшееся предо мной боевое поле. Я с ярым любопытством скольжу взглядом по машинам, оценивая шансы моего металлического друга и конкурентов. Какая-то часть меня начинает подстрекать пульс к предвкушению умопомрачительного заезда, где я смогу вырвать заснувший организм, окунув в добрую долю адреналина. Недавние события так и не смогли привести мое моральное состояние в русло стабильности, омрачая будни и совершенно не давая шанса беззаботно убивать время.
Я облокачиваюсь о свой додж, закуривая новую сигарету. Только сейчас понимаю, что покупать именно этот сорт меня невольно подсадила Санчез. Зараза. А я ведь с ней так долго спорил, что ее курево какое-то с гавнецом. Но теперь я неосознанно беру именно эти. Только хрен я признаю собственное поражение. Этой особе только дай шанс на слабину или открытое место, она же не даст мне спокойно забыть проигрыш.
Общий гул приятно ласкает уши, донося до моих ушей прекрасные женские крики. Люблю болельщиц, еще до начала гонок, но они уже во всю проявляют свою фанатскую любовь к гонщикам. Делаю глубокую затяжку и в мою голову закрадывается мимолетная мысль, что голос на самых повышенных тонах мне становится очень даже и знаком.
-А В БЕТОН ТЕБЯ, МРАЗЬ, ЗАКАТАЮ! - невольно бровь взмывает вверх. Агата? Не говорите мне, что она отдалась в культ фанатизма и решила отобрать приличного и горячего гонщика у толпы поклонниц. Представляю как она льнет к нему, желая взять у него автограф, и просит расписаться на груди. Я с интересом иду в сторону криков и, увы, мои зарисовки не поддаются дальнейшей раскраске. Их чуть ли не с душевными рыданиями выбрасываю в мусорку своего сознания, глядя как Агата расправляется с невысокой молодой брюнеткой. Лола? Блять.
- Воу воу воу, Агата, ты что решила вспомнить забавы моего возраста? - срываюсь на бег, подлетая в эпицентр заварушки. Хватаю аккуратно представительницу женской половины головорезов Тарантино за руки, намекая отпустить предмет ее гнева. Какого хрена Лола натворила?! Впериваю на мгновение на нее гневный взгляд. - Если хотите развлечь местный контингент, то лучше бы заранее организовать площадку с грязью и выйти обеим туда в купальниках, - строю непринужденное лицо, оттаскивая Агату от Лолы, чтобы она еще раз не саданула девушке финальный. Краем глаза смотрю на подругу и на ее разбитое лицо. Хорошо, что женщины дрались с громким голосовым аккомпанементом, иначе мир бы давно лишился доброй половины населения. Моя голова из происходящего пытается выудить яблоко раздора и я попадаю взглядом на знакомый мустанг, около которого происходило все это действо.

+6

18

сам с собой, lol.
если кто ошивается в механичке - появление точно заметили, мол, шороху навел.

Шорох протекторов по мелкому камню уступил свое звучание мягкому движению по подготовленному бетонному заезду: огромные колеса вкатили звериную тушу железного монстра на парковочный пласт, умостили ровно, как вставший на волну баркас. Только звякнул на заднем сиденье заряженный карабин, накрыв стальным дулом стыдливо измятую охотничью лицензию, да слегка подскочила спортивная сумка, под завязку набитая какой-то тяжестью. Двигатель заглох, сквозь открытую дверь в салон дохнуло прохладой, ощутимой только в сравнении, а на улицу, словно взамен, потянулся струйкой сизый, густой сигаретный дым: подъехавший человек вышел из своей машины не сразу, некоторые время проведя в неге - свесив одну ногу из салона, он откинулся на высокое сиденье и прикрыл глаза. Под веками слегка жгло, сосуды устали за несколько бессонных ночей, и ему требовалось хотя бы несколько минут потратить на себя. Но лишь полегчало, не слишком спешащий на работу Бомани выбрался все же из притихшего автомобиля, похлопал ладонью по горячему машинному боку, как по собственному, и принялся собираться. Для начала стоило переложить карабин с такого видного места в багажник - вконец измятая лицензия, продляющая легальное ношение без малого на два года, несуразным желтоватым комом упала рядом - следом отправить сумку, в которой больше не было ничего необходимого, и, напоследок, заглотить таблетку кофеина из автомобильной аптечки, чтобы взбодриться хоть сколько-нибудь. Мало. В раздрае по заднему сиденью нашлась старая фляга. Мужчина отхлебнул из горла, практически не чувствуя вкуса, лишь через минуту вискарь шибанул послевкусием благородной сивушки. Виски подействовал, как проявитель и на прицельную остроту зрения, и на реакцию, и на короткие, бесстрастные мысли.
Машина послушно заблокировалась, встав на сигнализацию.
Итак, мы имеем.
Плацдарм охотничьего задора, раскинувшийся всей плотной пыльной тушей под благосклонно взирающим небом - непочатый край работы, завершенной в кратчайшие сроки вопреки всем трудностям человеческого фактора. Расчистка территории, наведение косметического порядка - событие пусть не городской, но определенной не последней значимости - укрепление возведенных трибун, размещение целого вороха пестрых палаток и торговых точек, от праздничного конфетти которых уже спустя несколько минут начинает рябить в глазах, подготовка площадки до такой отутюженной степени, чтобы набившемуся в нее народу было комфортно смотреть занимающееся зрелище: во всяком случае, они заплатили достаточно для того, чтобы иметь право находиться в покое и безопасности, предоставляемой им организаторами. Их было много: и людей, и машин, и обслуживающего персонала, без которого не обходится ни одно большое событие. Коричный запах проморенной бочки не лгал, отзываясь масляным блеском со всех поверхностей, по которым прокатывались колеса, принадлежащие самым разнообразным кузовам. Остановившись в некотором отдалении, чтобы не сразу привлекать к себе внимание жаждущих его присутствия механиков, Рэйнард скрестил руки на груди и взглядом, в какой-то мере даже хозяйским, обвел все доступное ему пространство. Полюбовался на медленно проплывшую мимо грациозную «Chevrolet Corvette ZR1», отбросившую сочный блик лаковым боком цвета темного серебра - почти без пробега, только сошла с конвейера, как голая атласная Афродита из сперматической пены, стыдливо прикрывающая порочные глаза. Проводил взглядом, как вылощенную манекенщицу, фигуру темно-синего внедорожника BMW X6, отлично маскирующегося под завидный образчик спортивного автомобиля, маневренный, крепкий, с лоснящимся восковым тиснением по заднему крылу.
Хороша Жанетта, но все же мне милей не эта.
Белая разметка трассы - острым треугольником в перспективу.
Далее - везде.
Оставшаяся в значительном отдалении, в самом неприметном углу рабочей парковки, собственная машина этого человека едва ли могла составить внешнюю конкуренцию роскошным жемчужинам, порой встречающимся даже на самых задрипанным соревнованиях - шик, с которым жили их владельцы, раз позволяли себе так щедро и безоглядно распоряжаться подобными машинами на самоубийственных гонках, вызывал приступ колющей в подвздошье зависти. Впрочем, именно она могла и форум дать каждой из них по внутреннему своему оснащению. И даже больше того.
По безукоризненному асфальту ветер прогнал горсть прошлогодних липовых листьев, взвихрил винтом, бросил в лицо, как пригоршню фальшивых грошей - мужчина загородился от них ладонью и, переждав секундное ненастье, двинулся широким шагом в сторону полевой мастерской, раскинувшейся безобразно горбатой фигурой на свободном пятаке пространства. Кажется, он был один из тех немногих, кого действительно не волновало страшное событие, повлекшее посвящение фестиваля в этом году, сколь отвратительно бы то не звучало. Рано или поздно любой человек перегорает даже к самому своему любимому занятию, если не имеет возможности отвлечься надолго, и куда скорее морально истощается от того, что было ему неприятно. Крепкая вонь бордельного будуара, лисятника зверофермы и казармы уже не раздражала ноздри – но кроме отторжения, человек и привыкает ко всему, даже к тифозному бараку или крематорскому нефильтрованному дыму. Это отличается здорового человека от больного, калеку с изуродованной психикой или дельца, умеющего абстрагироваться от чудовищ, рисуемых чертогами чужого воображения: это отличает и Рэйнарда от тех, кто страшится потерять самое близкое, и это же лишает его даже самой возможности затяжной тоски. Кратковременное знакомство с погибшей Алексой только добавляло пористого песка в то равнодушие, с которым он отнесся к трагическому известию: показавшаяся кому-то неприятной, ставшая для кого-то оскорбительной, на самом деле его реакция была даже через чур нормальной, с тем знакомым любому пыточному дел мастеру сочувствием и родным всякому патологоанатому сожалением, слишком призрачным для того, чтобы стать оформленной эмоцией. Нужно быть слишком щедрым, чтобы распаляться на горькое чувство утраты - и слишком крепким, чтобы не бояться его термитного, подтачивающего изнутри влияния; в свои, приближающиеся к сорокалетнему рубежу, годы, Рэйнард уже порядком свыкся с тем, что и по нему никто не будет долго тосковать, случись жизни оборваться столь же стремительно, как это бывает сейчас у молодых: тем более, что уйти в двадцать семь он уже не успел, и даже самые безутешные его пассии позабудут свою потерю за пару недель. Возможно, именно поэтому он не сострадал и сам. В этот день он знал, что нужно высказать признание, не оставаться безучастным, вырождая правдой и кривдой ожидаемые от него чувства, однако отложил все это до последнего времени - и без того ему было, чем заняться на этом фестивале. А сказать Гвидо, как он «его понимает» успеется всегда. Тем более, что тот и сам знает о том, что в словах этих не будет даже малой толики правды.
Около боксов, отведенных под техническое обслуживание и проверку выпускаемого на трек транспорта, стояла, заманивая любопытных да жадных, роскошная эбонитовая фигурка и, даже несмотря на прежнюю спешку, Рэйнард мгновенно остановился около нее. Как не остановиться, если солнечные лучи играют в глубоком пластике фар совершенной классики: Porsche Carrera тихо урчал, ожидая своего хозяина. Не завидно, просто - красиво. Он коснулся ладонью прогревшегося капота, как касается жокей бархатной лошадиной морды, и лишь затем, помедлив еще немного, обернулся в сторону доносящихся по ветру звуков: его уже не просто ждали, а были готовы на руках тащить, лишь бы разобрался с начавшимися проблемами. Проблема в настоящей жизни Рэйнарда была только одна, однако и ее хватало, чтобы всю жизнь испортить до самого мерзостного состояния. Имя проблеме было - Софи.
- Ты когда-нибудь слышишь свой телефон? - тяжелая рука старшего техника ударила ладонью по плечу, заставив Бомани покривиться - хлопок отозвался ноющей болью в пострадавшем несколько дней назад боку: именно нижние ребра показались сопернику по ночным потасовкам наилучшей целью, а потому всю схватку острые кулаки месили именно в намятое теперь место. Ничего серьезного не произошло, но гематома, опухолью поднявшая кожу, еще доставляла некоторые неудобства, поэтому он поспешил убрать руку знакомого подальше, упреждая дальнейшие панибратские взаимоотношения, - да ладно тебе. Ты бы видел, кто к нам подвалил...
- Догадываюсь, - кисло отозвался Рэйнард, уже успевший вытащить из кармана джинс плашку мобильного телефона и пробежаться взглядом по повторяющимся в списке не отвеченных вызовов номерам: без причины на этот номер ему не звонят никогда, а раз ничего не успело взорваться, никого не придавило осью, никто не угнал дорогой суперкар, то причина определенно крылась в ином. Глумливая усмешка коренастого, смуглокожего техника не давала усомниться в том, что причину заперли где-то в подсобных помещениях, чтобы не мозолила глаза и уши, но именно это только придавало желания стереть ее с этого лица. Кудрявые рубаки-парни, моралисты-резонеры, атлетические барбикены, мафиози, гвардейцы господина кардинала - все опостылело настолько, что не хотелось вынимать из памяти, а потому Рэйнард молча прошел во внутрь свежевыстроенного барака, не удосужившись даже попытаться вспомнить имя этого человека. Все окружение - просто рабочая атмосфера. Выжженная точка на карте, белое пятно географических координат «везде-нигде», слепое бельмо на глазу усталых будней. Что-то грохотом осыпалось совсем рядом, под ноги остановившегося мужчины подкатились ртутная россыпь шариковых подшипников и он едва успел остановиться, чтобы не наступить на опасную хищность блестящего металла.
- Макс, что за хуйню ты здесь устроил? - техник коротко гоготнул за плечом, Бомани молча показал ему стесанный кулак, на несколько секунд повисла тщедушная тишина и пришедший в свою берлогу словно бы по праву сильного, он вновь, практически без раздражения, спросил у молодого подмастерья о причинах устроенного им беспорядка. Пальцы слабые, руки тоньше куриной шеи. Опустевшая коробка и теперь ходит в них ходуном, гоняя по дну перекатывающиеся, дразнящиеся друг с другом детали. На такого и сердиться не выходит, поэтому Рэйнард просто коротко махнул рукой, переступив осторожно через опасную россыпь, и пошел дальше, примерно догадываясь, как все обустроили в этот раз: ровные, лишенные частых поворотов пространства, коридор, разливающийся во все стороны и открытый всем ветрам, хлопающие на сквозняке пластиковые полупрозрачные занавеси, ничем не отличающиеся от многих, будто под копирку строенных, пространств.
- Что за...
Теперь пришла его пора саркастично и даже с некоторым состраданием хмыкать: внутри небольшой комнатушки для отдыха не было никакого следа человеческого присутствия, а значит проблема плавно перешла из разряда «его» в разряд «общая» и грозила теперь любому, кто решил бы встать у нее на пути. В свою очередь похлопав прошляпившегося техника по спине, с самой скотской ухмылкой на смуглом лице Рэйнард по прозвищу Шрам отправился в обратный путь, мимоходом раздавая краткие, емкие наставления и отвечая на приветствия хорошо знающих его ребят. Или, во всяком случае, так думающих.

Закончив с небольшой ревизией, мужчина вышел на свежий воздух, попутно снимая с рук защитные перчатки, и осмотрелся вновь: на этот раз уже с иной, более профессиональной точки зрения. И с большим вниманием. Кто-то пил, кто-то ел, размахивали флагами с символикой клубов, скандировали, кричали, смеялись, выясняли отношения - базарный день в итальянском провинциальном городке, под пышным солнцем торгуют раками и рыбой, слушают на полную громкость старый радиоприемник, ругаются, трахаются, рожают детей, живут и умирают, ни дать, ни взять, как копия в уменьшенном размере раскинулась сейчас перед ним. Все потому, что итальянцы всегда шумят. Вот и сейчас их было много: гости, приглашенные, гонщики, организаторы, вся честная компания, в которой недолго почувствовать себя белой вороной. Огонек зажигалки лизнул табак на сигаретном срезе, занялось угольное пламя и, присаживаясь на бетонное низкое заграждение, Рэйнард затянулся терпкой дымной мятой, прислушиваясь к каким-то громким женским восклицаниям.
Уж не Агата ли разоряется?
Расстояние выкладывалось приличное, но ветер доносил звуки даже через него, сквозь тихое ворчание автомобильных двигателей, над головами шумящей толпы, искажая звучание почти до не узнаваемости. Однако бежать и выяснять свежие сплетни о том, что стряслось, он не видел причин, а потому остался на выбранном перекурном местечке, которое, судя по количеству окурков, приметили уже давненько, и только изредка поглядывал к ту сторону: не побежит ли кто-нибудь за аптечкой, коих именно здесь было едва ли не навалено коробками.

Внешний вид или Мне лень искать с работы картинку.

Одежда: черная майка, поверх легкая безрукавка из ткани, рабочие штаны цвета хаки с нашитыми карманами, пояс под инструмент, удобные ботинки.
Аксессуары: с собой перчатки Sabelt, на шее костяной чокер, на правой руке простой кожаный браслет из трех сплетенных полос.
С собой: ключи от автомобиля, гаража и жилья, бумажник на цепи с энной суммой денег и женскими фотографиями, чуть помятая пачка дорогих сигарет, коллекционная зажигалка Zippo, разная мелочевка по карманам; на поясе регулируемый разводной ключ и тяжелый, широкий нож в чехле.
Особенности внешности: волосы длинные, вьющиеся, забраны в низкий хвост, на правом плече ссадина, на правом боку обширная гематома, ноготь среднего пальца на левой руке черный после ушиба.

Отредактировано Reynard Bomani Ekandeyo (2014-04-28 15:56:18)

+6

19

- От кретинки слышу, - фыркаю и продолжаю тянуть волосы еще интенсивнее, наверное уже из чистого упрямства. Знаю, что уже заранее проиграла, раз эта девушка - хозяйка машины. И никакой мне теперь уже гонки. Съездила, блин, молодец.
   Удар по лицу, задевает то самое место на скуле, которое я так усердно замазывала. Почти же зажила скула, красное пятно еле заметно. И опять. Но самое главное - нос. Морщусь от боли, а затем морщусь еще раз, когда случайно слизываю кровь с губ. Фу, блин. Кровь из носа меня здорово отвлекает... Пока я бестолково прикладываю ладошку к лицу, Агата хватает меня за ухо и стягивает с машины. Снова больно. Как же бесит. Замахиваюсь и ударяю её в ответ наугад, локтем, кажется, в плечо или чуть ниже. Пытаюсь вырваться, свободной рукой хватаюсь за запястье той руки, которой она держит моё ухо, тянуть - не вариант. Как я буду без уха-то жить вообще? Поэтому цепляюсь ногтями и пытаюсь поцарапать, а сама жалею о том, что ногти у меня всегда короткие, такими даже глаза никому не выцарапаешь. Очень жалко.

   - Отпусти, овца. Ты вообще можешь доказать, что это твоя тачка? - гну свою линию скорее от безысходности, краем глаза замечаю, что все пялятся. Отличное начало гонок, Лола. Ладно, если уж драться, то драться до конца. Не могу отцепить от себя брюнетку, но могу поднять ногу и со всей дури опустить ботинок на ногу соперницы, чуть присесть, перенося весь вес тела на на её ногу, чтобы было большее. В очередной раз жалею, теперь уже о том, что у меня ботинки, а не босоножки на шпильках. Продырявила бы ей дырень в ноге. Кидая взгляд на разъяренной лицо, и перед глазами как будто что-то вспыхивает. Узнала! Я её узнала. Пиздец этот Сакраменто...  - В таком случае, почему у тебя до сих пор две руки? - забываю и про ухо, и про нос, про кровь на лице, и только хочу извернуться, да вмазать этой воровке детей. Жалко, что я не сделала этого еще тогда, пару лет назад.

   Оп, и я уже не могу до неё достать, сучку оттаскивают, и я собираюсь уже кинуться след, как чувствую железную хватку на запястьях. И меня кто-то держит! Сволочи! - Отпусти меня, гандон, - рычу, поворачивая голову к мужчине, который меня держит. Какой-то приятель этой стервы, видимо. Почему-то выглядит очень довольным, хотя пытается это скрыть. - Зачем нам кого-то развлекать, Лео? У нас же есть ты, - наконец сдаюсь, и расслабляюсь, не бьюсь, как птица, в руках этого огромного мужика. Достали. Хочется приложить ладонь к лицу. Или показать средний палец Монтанелли, на которого я теперь тоже почему-то зла. Да на всех зла... На весь белый свет. Особенно когда не могу делать то, что хочется.

+7

20

Бог знает чем бы закончилась эта драка. По росту мы одинаковые, весовая категория тоже одна, только у меня, как я объективно смею полагать, закалки больше и опыта. Хотя в драки на кулаках я никогда не лезла сама, ну разве что год назад, подумаешь, это было первое января, и там специфика была такая.
Махаться эта девочка не умела, я, впрочем тоже, и преуспевала пока не получила локтем (чую, будет синяк), а затем и ощутила сколько эта гадина весит на своей правой ноге:
- Слезь с меня, чилийская жирососка! - кричу, пока не ощущаю, что чьи-то руки меня взяли и оттянули. Еще машу ладонями в воздухе, пытаясь дотянуться до воровке. Черт! Дайте мне ее сюда, я не закончила! Пыхчу, похлеще тех спортивных машинок на старте.
- Воу воу воу, Агата, ты что решила вспомнить забавы моего возраста? - Лео? Какого хрена?!
- Заткнись, лось! А то будешь мертвым лосем! Я всего лишь на пят лет тебя старше, соска волосатая - нет, ну что за дела? У нас разница всего - ничего, а он делает из меня старую деву, которой место в доме престарелых или на инвалидной коляске.
Не в силах дотянуться до брюнетки, весь мой гнев, а его еще осталось несколько бочек, выливается на Монтанелли-младшего. Я выворачиваю руку и щипаю парня за нос. Сейчас тебе будет сливка, здоровяк!
- Если хотите развлечь местный контингент, то лучше бы заранее организовать площадку с грязью и выйти обеим туда в купальниках
- Зачем нам кого-то развлекать, Лео? У нас же есть ты - хоть в чем-то я солидарна с этой козявкой: мужику лучше не вмешиваться в женские (окей, бабские) разборки.
- Будешь шутковать, я тебя в свои стринги одену и на уши натяну - фыркаю уже на Лео. И... стоп, они знакомы?
- Лео, отпусти меня! - дергаюсь, неудачно. Еще раз фыркаю, так как волосы упали на лицо, и мне ничего не видно. - Та правда отпусти! Эта козявка украла мою машину - киваю на девушку, которую крепко держал Джозеф. Джозеф, вмаж ей! Ты за меня или за кого?
- Как узнать, что это моя машина? Дура, у меня документы в бардачке! Если ты их не выкинула. Если выкинула, то я... - тебя в бетон закопаю и на дно речушки кину - Я тебе ребра рогаликом скручу! - о, я сегодня сообразительна на обзывательства и угрозы. Оскара мне. Оскара!
- А еще у меня есть видео с камеры наблюдения возле клуба, где ты угоняешь мою машину. Проедем, посмотрим, а?

+5


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » - живая сталь