Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Вашингтонская история


Вашингтонская история

Сообщений 41 страница 60 из 92

41

-Я смотрю, ты прямо таки загорелась идеей отрастить мне бороду, - усмехнулся я. Однако грех спорить, то, что делала со мной Шерри, мне чертовски нравилось. Не передать словами, во мне что-то вздрогнуло, когда она своими зубками прикусила часть моей маленькой бородки. Да, определенно, ради такого разнообразия, можно и вырастить сады Эдема на лице, лишь бы жена не останавливалась.
Но сейчас подобное - непозволительная роскошь. Я итак порядком задержал супругу дома, когда та должна ехать на полигон по приказу начальства. Что еще сказать, у каждого свои слабости, но нам обоим будет спокойнее, если мы будем рядом друг с другом. Когда мы порознь - больше проблем и страданий. Ни то, ни другое никому не нужно, а по сему я здесь.
-Да вот думаю, что мне нужно сделать, как преступнику, чтобы капитан меня наказал, - усмехнулся я, следуя за женой в коридор. Шер поцеловала меня, и этот поцелуй оставил на мне следы помады, - понятно, с бородой я тебе нравлюсь больше, чем с помадой, - усмехнулся я, - я вроде и не планировал теряться. Даже если и потеряюсь, ты меня очень быстро найдешь, я тебя знаю, - улыбнулся я. И ведь не врал. Мы с Шер обладали удивительной связью, мы чувствовали друг друга очень тонко, а по сему я не боялся за себя, я был уверен, что Шерри всегда найдет меня, где бы я ни был и в какую ситуацию я не попал.
В конце концов Шерри ушла, и я ощутил привкус тоски. Я всячески пытался занять себя весь день, в надежде, что время пронесется незаметно, но оно предательски ползло, как ленивый удав. И не было пределов моему счастью, когда я услышал кроткий стук в дверь. Казалось, что я узнаю этот стук из тысячи. Я сразу же открыл дверь и прижал Шерри к себе. Разве сеанс по скайпу сравнится с этим? Никогда!
-Привет, - ласково протянул я и улыбнулся, заключая Шерри в объятия, - просто думаю о тебе весь день, а ты это чувствуешь. Не боишься, что я какой-нибудь телепат? - засмеялся я, кротко целуя губы любимой. Мы перешли в гостиную, я помог жене снять пиджак и заговорил про переезд. Что же, Шер сразу дала понять, что об этом она говорить не хочет. И не понятно, либо она просто не хочет переезжать, либо не хочет говорить об этом. Во всяком случае, что толку донимать ее сейчас этим вопросом, все равно ничего не добьюсь.
-Ты же знаешь, что я все равно достану тебя с этим вопросом, - усмехнулся я, уже прижимаясь к жене, - да, я пока в магазин ходил видел неплохое кафе. Хотя я сейчас съел бы китайской лапши, - усмехнулся я. Вот только Шерон не особо жаловала такую пищу, так что, я нашел уютное местечко недалеко от отеля, - итальянское кафе совсем недалеко от отеля. И что ты сегодня делала на полигоне? Или это армейская тайна? - улыбнулся я.
Шерри хотела пойти в душ и переодеваться, раз уж мы решили пойти погулять, однако просто так я жену не отпустил. Сладко срастаясь с ней в долгом, нежном поцелуе, я крепко сжимал ее тело и уже присел вместе с ней на диван, не отрываясь от ее губ. Чувствовал себя подростком, который целуется со своей школьной подружкой, пока родителей нет дома. Наконец-то оторвавшись, я посмотрел на Шерри, которая все еще была в моих руках.
-Ты такая сладкая, - я улыбнулся, снова касаясь губ Шерри, аккуратно и нежно, словно пытался их попробовать, - я даже в душ тебя отпустить не могу! Может так пойдем? - я засмеялся. Конечно, Шерри пойдет в душ, как бы я не скучал. Так, она снова меня поцеловала, и лишь потом ушла в ванную Я досматривал фильм, пока Шерон принимала душ и переодевалась.
-Мм, теперь ты свеженькая, теперь не стыдно в кафе вести - засмеялся я. Конечно же я шутил, я Шер никогда не стыдился, что бы она не делала, какую бы странность не выдавала. Она была очаровательна всегда, всегда совершенна, - ты прелестна, - уже более спокойно выдохнул я, подходя к Шерри, - вот ты не похожа на армейца, у меня даже в голове не укладывается! - я улыбнулся, целуя Шер.
Через несколько минут мы уже вышли на улицу и прогуливались по вечернему Вашингтону. Минут через 10 мы пришли в кафе, которое я запреметил днем, но к моей досаде, свободных мест не было.
-Прости, Шер, не вышло идеального ужина, - вздохнул я, ведь действительно расстроился до глубины души, - не знаешь, куда еще сходить можно? - Шерон знала этот город в разы лучше, потому как не просто была здесь несколько раз, но и жила. Так что, жена не растерялась, и мы вмиг заменили это кафе на другое, ничуть не хуже.
-Ты не представляешь, как я голоден, - усмехнулся я, когда нам вручили меню, - я сегодня ел всего один раз, и когда ты пришла пожевал клубнику. Вот ты там думаешь обо мне, а я страдаю без тебя. Тоже непонятно, как ты это делаешь. - я посмотрел на Шерри, и утонул в океане ее голубых глаз. Несколько секунд я смотрел на нее как завороженный, - я люблю тебя, единственная моя, - наша старая, любимая фраза, которая выражает в себе то, что выразить просто невозможно. Мне уже было не до еды, не до кафе, просто хотелось спрятаться от всего мира, - наверное, я никогда не перестану удивляться нашей любви.. - тихо сказал я и поцеловал Шерри.
Мы сделали заказ. Мы сидели на диванчике, а потому было очень удобно обнимать жену. Я прижался губами к ее виску и кротко дышал, словно боялся своим дыханием затмить дыхание жены.
-Думаю, завтра пойду в магазин. Я так торопился к тебе, что толком ничего не взял. Хотя, наверное, ты бы хотела со мной, - с досадой сказал я. Надо было бы промолчать, ведь Шерри сейчас расстроится, - не расстраивайся, ладно? Я буду присылать тебе фото одежды, если пойду в магазин, - я сжал крепко ладонь Шер и поцеловал ее в щеку. Нам принесли напитки.

Отредактировано Étienne Moreau (2014-06-01 23:29:42)

0

42

- Ммм, хочешь, чтобы тебя наказали? – игриво протянула я с ехидной улыбкой на лице, подходя к Тьену ближе, медленно, словно кошка, и обвивая его шею руками. - Ты лучше будь аккуратнее с шутками. Я же могу воспринять все всерьез и, действительно, сделать это. Причины, как раз-таки, имеются, - интригующее начало дня! Но если Тьен думает, что причина – его вчерашнее поведение, то он ошибается.
Но нам нужно было закругляться, иначе это могло зайти слишком далеко. К счастью, француз упомянул о прогулке по Вашингтону и я, уже отстранившись от него, обеспокоенно попросила пользоваться GPS, все же город большой и незнакомый. 
- Ты прав. Найду. Всегда и везде, - я мягкой улыбкой протянула я. - Но! Чтобы я не переживала все-таки пользуйся GPS. Хорошо? Обещай мне, иначе… иначе не накажу, - после этих слов я засмеялась и, крепко поцеловав мужа в губы, покинула номер.
Пожалуй, каждую минуту, проведенную на службе, я думала об Этьене и о своем желании поскорее очутиться в отеле. Когда же радостные минуты настали, со счастливой улыбкой, я постучалась в дверь номера и получила свою порцию теплых объятий и нежных поцелуев. И разве можно злиться на него за то, что остался? Да душу Дьяволу продать можно за такие встречи после тяжелого трудового дня! Единственное, смущала одержимость Тьена относительно переезда, но уж я-то знала, как повлиять на мужа.
- Знаю. И мы обязательно обсудим это завтра утром, - честно сообщила я, уже расстегивая верхние пуговицы рубашки. Француз же, тем временем, предложил, куда можно сходить. - Итальянское? Родной, что это случилось? – тут же усмехнулась я, прекрасно помня, из рассказов самого Этьена, об отношении французов к итальянцам. – Нет, не тайна. Но, если ты не против, расскажу тебе все во время ужина. А сейчас надо спешить!
Неважно куда идти, главное, провести с ним время, потому я тут же собралась в душ. Вернее, хотела поскорее это сделать, но Тьен не дал. Он соскучился точно так же, как и я. Забыв о времени, мы срослись в сладком французском поцелуе. Я умудрялась целовать его и, одновременно, улыбаться этим непередаваемым ощущениям. Моя рука аккуратно проехалась по боку француза и его спине, хорошо, что муж вовремя остановился. А на его слова я лишь усмехнулась и игриво прикусила его за мочку уха. В душе я была недолго, нужно было поторапливаться. После направилась в спальню, чтобы переодеться и накраситься, хотелось показаться перед Тьеном во всей красе! Я высушила волосы и аккуратно уложила их. Распущенные, вьющиеся, золотые – как любит Тьен! Легкий макияж и новое платье. И вот я показалась в гостиной.   
- Ах, вот как значит, - засмеялась я на комплимент француза, хотя потом он стал серьезнее, и со всей своей любовью, в очередной раз, одарил меня искренним комплиментом. – Это маскировка!  Тебе нравится? – с мягкой улыбкой поинтересовалась я, в глазах виднелся какой-то блеск, я правда жаждала услышать мнение Тьена относительно наряда, и на то были причины. - Я купила его на второй день после прилета сюда, чтобы сделать тебе подарок по возвращению домой. Так что это для тебя. Я счастлива, что надела это сейчас, а не через три недели. Ах, да…, это еще не весь подарок, - с загадочной ухмылкой добавила я, под платьем явно было еще что-то новое, чего Тьен не видел, но что было куплено исключительно для него!
Наконец-то мы вышли из номера. Кажется, Тьен уже неплохо ориентировался в окрестностях. По крайней мере, вел он меня к назначенному месту вполне уверенно. На протяжении всей дороги, по своему обыкновению, мы крепко держались за руки. Однако нас ждала неудача.
- Не переживай, родной, это судьба, - не растерявшись, усмехнулась я, намекая на то, что Тьен зато не изменил своей патриотичности и к итальянцам мы не пойдем. – К тому же, мой идеальный ужин, это ужин с тобой, так что пока все отлично.
Чтобы муж не расстраивался, я чмокнула его в щечку и, сжав ладонь еще крепче, повела в другое кафе. Оно располагалось недалеко, но было таким же уютным. Там, слава Богу, были столики, нам даже достался столик с диваном, который позволил сидеть вплотную друг к другу. Нам принесли меню, и тут Тьен поделился тем, что сегодня почти ничего не ел.
- Ты с ума сошел? – с изумлением протянула я, с силой ущипнув мужа за коленку. – Через три недели с таким успехом от тебя останутся кожа да кости! Чтобы больше такого не было. Я серьезно! – конечно, с моей реакции можно было посмеяться, но я вовсе не шутила. – Либо ты нормально питаешься, либо продолжаешь спать на диване. Один. 
Тут уж и я усмехнулась, хотя смешным мне это не казалось. Я и так переживаю за то, что он в чужом городе и может куда-нибудь, случайно, забрести, а тут еще это! Хорошо, что мы отвлеклись, отвлеклись друг на друга. Смотря в его глаза, очень трудно долго злиться, так что уже через несколько минут я мягко улыбалась, слушая его теплые слова, а моя ладонь спокойно лежала на его колене. Потянувшись друг к другу, мы поцеловались, второй ладонью я нежно проехалась по гладкой щеке Тьена. Вскоре я уже сидела, опершись на спинку дивана.
- Ты говоришь это, потому что должен, или потому что хочешь? Пойми правильно, некоторые устают и уже не считают нужным говорить очевидное каждый день…, - вполне справедливо рассудила я, вовсе не собираясь спорить, было просто интересно. Конечно, я знала ответ, но хотелось услышать его и из уст Тьена. 
Мы успели сделать заказ. Как и всегда, выбирали мы вместе, все еще крепко прижимаясь к бочкам друг друга. Как только официант скрылся, Этьен коснулся губами моего виска, а я, дотронувшись до тыльной стороны его ладони, мягко улыбнулась и закрыла глаза, наслаждаясь каждым мгновением этого чудесного дня. Жаль, что мы могли проводить друг с другом только вечера, я многое упускала, например, походы в магазин. 
- Да, я люблю выбирать с тобой одежду, несмотря на свое отношение шоппингу, - а шоппинг я не любила, уж француз это хорошо знает. - Но ничего, пусть тогда для меня это станет таким же сюрпризом и подарком, как и мое платье для тебя. Женщины тоже умеют оценивать такие презенты, по крайней мере, с моей стороны было бы глупостью не оценить новую кофточку или рубашку на твоем теле. Уф…, даже сейчас заводит, - я сделала вид, что съежилась от этих представлений, которые, действительно, будоражили ум! 
И вот нам принесли часть заказа. Это заведение славилось хорошим кофе, так что я говорила мужа заказать здешний фирменный кофе. Сделав один глоток, я поставила чашку на стол и, проведя кончиком пальца по блюдцу, словно задумавшись о чем-то, наконец-то решилась сказать: 
- Тьен…, прости меня за то упрямство. В смысле, я понимаю, что в Сакраменто тебе бы было безопаснее, но безопаснее – не значит лучше, а я, как любимая женщина, должна делать все, чтобы тебе было именно лучше. На самом деле, я счастлива, что ты все-таки переубедил и благодарна. Было… тяжело и невыносимо, а сейчас, несмотря на все беспокойства, я дома и мне по-настоящему хорошо, - на моих губах появилась улыбка, и я вновь подняла голову, посмотрев на любимого. - Я люблю тебя, единственный мой. Люблю и, действительно, хочу говорить об этом каждый день. Хотя нет, даже чаще! Даже удивительно, сколько времени мне понадобилось для того, чтобы научиться выражать свои чувства, как словами, так и действиями. Вернее, не просто научиться, а захотеть этого. Ты многое изменил. С другой стороны, это так очевидно. Как можно, имея такого мужчину, устоять и не говорить ему, как сильно ты его любишь!

0

43

Проводить время в одиночестве всегда неприятно. Особенно тогда, когда это одиночество создано отсутствием любимого человека. Шерри была на службе, а я просто не находил себе места. И ведь удивительно, что раньше я просто не понимал, что такое одиночество, но ощущал его никогда в полной мере. Наверное, это прозвучит странно, но мне нравится это ноющее чувство внутри, ведь это в очередной раз доказывает мою любовь, благодаря этому я чувствую жажду к жизни.
Большую часть я ждал Шер, чтобы поговорить с ней насчет переезда. Конечно, в отелях есть своя романтика но я хочу, чтобы Шер ощущала некий уют, чтобы она возвращалась не в гостиничный номер, а в нашу квартиру, даже если она снята на время.
-А что такое? Да, они,такие же симпотяги, как и французы, но готовят, заразы, вкусно, - засмеялся я. Не сказать, что я любил итальянскую кухню. Как по мне, нет ничего вкуснее кролика с прованскими травами или же устриц с чесноком. Но я прекрасно знал, как Шерри любит лазанью, а потому хотел ее угостить любимым блюдом, - хорошо, пошли собираться. Только что бы рассказала, а то я тут просто затух без интересных историй, - усмехнулся я. Как бы нам не нужно было торопиться, я не мог просто так отпустить Шерри. Я слишком по ней соскучился, чтобы остаться без сладкого поцелуя. Остановиться было крайне тяжело, но я собрал все свои силы, и отправил Шерри собираться. Через некоторое время Шер появилась в прелестном платье, его я еще не видел, так что, я предположил, что оно было куплено здесь.
-Маскировка? - переспросил я, широко улыбаясь, - и от кого мы скрываемся, м? - да, раньше я бы мог назвать платья Шерри маскировкой, потому что в повседневной жизни она всегда ходила в штанах, футболках и это уже не говоря о кобуре на поясе. Сейчас же платья стали важной частью ее гардероба, ведь я частенько вывожу любимую в свет, частенько приглашаю на свидания.
-Ты выглядишь в нем просто великолепно, - уже более спокойно, но нежно проговорил я, - отличный подарок для меня, - я подошел к любимой, кротко целуя ее губы в знак благодарности. Подарок это может быть не что-то материальное, а просто внешний вид, который будет меня радовать. И Шерри сейчас меня очень радовала, я предвкушал отличный вечер, - это еще не все? - довольно поинтересовался я, - что ты еще придумала, проказница?
Мы вышли из отеля и прогуливались по вечернему Вашингтону. Нужно отдать должное, город и правда был привлекательным, не смотря на то, что был каким-то серьезным. Однако как бы я не наслаждался вечером, отсутствие свободных мест в запланированном ресторанчике меня расстроило. К слову, я всегда был педантом и мне всегда было важно, чтобы все было идеально. И когда этого "идеально" не случалось, я чувствовал себя неким неудачником. Я хотел подарить любимой волшебный вечер, а волшебный подразумевает всякое отсутствие накладок. Но любимая не растерялась и взяла сегодняшний вечер в свои руки. Настроение мое было немного удрученным, но я все равно был счастлив, потому как проводил время с любимой женщиной. И неважно где бы мы провели этот вечер, даже если бы просто сидели в парке на лавочке, ведь важнее всего с кем ты это время проводишь.
-Спасибо тебе, - тепло сказал я, когда Шер поддержала меня и, сжав мою руку покрепче, повела в другой ресторан, - я правда хотел, чтобы все было идеально. И куда мы теперь пойдем? - поинтересовался я у Шер о наших грядуших планах.
Когда мы пришли в новое кафе, мы уселись на диванчиках, чтобы не нужно было двигать стулья друг к другу. Нам принесли меня и, признаться, мой аппетит разыгрался не на шутку.
-Ауч! - вырвалось из меня, когда Шерон ущипнула за коленку, - больно же.. Шерон, у любого человека бывает пропадает аппетит, здесь нет ничего такого. И я не буду походить на скелета. Я за свои сорок лет так отъелся, что столько же мне нужно не есть, чтобы превратиться, как ты сказала в "кожу, да кости", - однако аргумент Шерон был более, чем убедительным, так что, спорить я больше не стал, - если я сейчас закажу половину этого меню, билет в твою постель мне гарантирован? - игриво поинтересовался я, решив избавиться от нот серьезности, которые придала Шерон этому разговору. В конце концов, здесь я хотя бы могу смотреть на еду с аппетитом, чего не скажешь, когда я был в Сакраменто. Казалось, что наши дети кушали больше меня, так что, мое присутствие в Вашингтоне спасает мой вес.
Ситуация с отсутствием моего аппетита утряслась, мы не могли долго спорить или злиться друг на друга (хотя о злобе здесь не шло и речи), а потому, подавшись романтике этого ужина, мы подались вперед, припадая к губам друг друга.
-Шер, эта фраза в наш медовый месяц. Может мы и пообещали друг другу говорить это всегда, но это не значит, ч то я это делаю по принуждению. Я редко делаю, что меня заставляют. Если я не хочу, я и не делаю. Поэтому я говорю тебе, любимая моя, единственная, потому что это правда, и потому что я хочу, чтобы ты это всегда помнила, - я пошел на поводу у своей сентиментальности, и это было приятно вести подобные речи. Мы так долго вместе, а до сих пор ведем себя, как влюбленные. До сих пор я дарю Шерон цветы, до сих пор она прихорашивается для меня. Пожалуй, я опроверг теорию Бегбедера, что любовь живет три года, потому как мы с Шерон уже просрочили это время.
Мы сделали заказ и, когда официант покинул наш столик, я плотнее прижался к боку любимой, губами касаясь ее виска. Казалось, что ничто не может помешать волшебству этого вечера, волшебству этого уединения. Мне было так спокойно и хорошо, хотелось, чтобы этот вечер, эта минута никогда не заканчивалась.
-Все равно без тебя этот шопинг уже будет не таким интересным, - грустно улыбнулся я, - в конце концов, кто будет помогать мне застегивать рубашку или штаны в примерочной? - пожалуй, это мне и нравилось в шопинге, некоторый вкус игры, который добавляла Шер своим присутствием. Мне нравилось выбирать одежду вместе с ней, прислушиваться к ее советам и резвиться в примерочной, словно малые дети. В этом была своя притягательность, а сейчас мне предстояло вспомнить, как я, будучи холостяком, в одиночку подыскивал себе одежду.
Нам принесли кофе. Обычно я его не пью, но Шерри уговорила взять себе чашечку. Я сделал глоток и заметил некую задумчивость на лице любимой. И только я хотел спросить, что случилось, как Шер сама заговорила.
-Радость моя, тебе не за что извиняться, - поспешил успокоить ее, - я бы вел себя точно так же, заставляя себя страдать, я бы старался оберегать тебя от своей работы. Но, благо, у архитектора работа более или менее мирная. Я понимаю тебя и твои чувства. Но знаешь, ты поэтому меня и любишь, что я не уступаю тебе. А потому я здесь, - я улыбнулся Шерри в ответ на ее теплую улыбку, - мы научили этому друг друга, не стоит выделять здесь только меня. Отношения - это тяжелая работа, но мы ее делаем вместе, а потому нам уже не страшно лишний раз сказать "я тебя люблю" или же просто лишний раз сжать руку, - после этих слов я сжал руку Шерон, переплетая наши пальцы.
Меня словно услышали где-то сверху, потому что к нам подошла девушка с корзиной роз. Я охотно попросил у нее одну, самую пышную, алую розу для Шерри.
-Видишь, и щедрым ты меня научила быть, - я вручил розу Шерри, - я люблю тебя... - я подался вперед, тепло и нежно целуя ее губы.
Наконец-то нам принесли нашу еду. Шерон ела не с таким аппетитом, хотя, уверен, она была голодна. Но после моего признания, что я почти ничего не ел, ей хотелось поскорее накормить меня, так что, угощала едой и со своей тарелки.
-Так, прекращай. Еще не хватало, чтобы и ты стала "кожа, да кости" - проглотив кусочек телятины возмутился я.
Ужин был очень вкусным и сытным, я наелся, что называется, от пуза. Расплатившись за ужин, мы решили пойти погулять по городу.
-Покажешь здешний парк? - с улыбкой поинтересовался я, - почему ты не осталась жить в этом городе? Здесь красиво.. - уже спросил я во время нашей прогулки.

+1

44

- Тебе… точно нравится? – как-то неуверенно переспросила я, все же сохраняя мягкую улыбку на лице. По реакции Этьена и его взгляду было трудно сказать наверняка. – А этот второй подарок мы оставим до возвращения домой. Должна же сохраниться какая-то интрига, - загадочно подмигнув, я чмокнула француза в кончик носа.
Итак, мы вышли на улицу, прогуливаясь по Вашингтону. Тьен был здесь впервые, потому мне было интересно наблюдать за его взглядами и реакцией на многие вещи. Разумеется, в основном француз смотрел на меня, но порой и заинтересованно провожал взглядом ту или иную постройку. Даже забавно, наверное, в Париже я все разглядывала с таким же интересом. Приятно теперь и ему показать что-то новое. Наконец-то мы дошли до кафе, однако, все места оказались занятыми. Лично я не растерялась, уже прогладывая в голове новый маршрут, а вот Этьена, кажется, эта неудача немного расстроила.
- Дорогой, а что для тебя идеальный вечер, раз уж на то пошло? Посидеть в хорошем кафе? Или, может, вечер, который проходит по плану? – с улыбкой, вышагивая вперед, интересуюсь я, так как для меня идеальный вечер (да и что угодно), это вечер, проведенный с любимым человеком. Неважно где, неважно как.
Мы дошли до нужного места за минут пять. Свободные места оказались как раз там, где нам было удобнее. Мне даже показалось, что это судьба! Я любила такие диваны, поскольку нам не приходилось сидеть порознь. Кому-то кажется мелочь, но если хочется дотронуться, обнять или… поддаться каким-нибудь шалостям, такое месторасположение крайне выгодно! И вот мы присели, по обыкновению, пододвинувшись друг к другу вплотную. Закинув ногу на ногу, я изучала меню, попутно слушая француза. Как только муж сообщил о своем аппетите, я тут же отреагировала, и сделала это достаточно резко.
- Хочешь сказать, что всю эту неделю ты нормально питался? Смотри, чтобы больше такого не было, - несмотря на серьезность темы, выглядело это еще и комично, особенно когда муж сдался и дал свой ответ. – Половину не надо. Все же в моей постели должен лежать стройный и жилистый мужчина, который может не только в этой постели лежать, но и… делать кое-что другое. Но ты заказывай, а там будем смотреть на твое поведение, - с наигранной серьезностью произнесла я, после чего и сама глянула в меню.
Разумеется, мне было все равно, какого телосложения мужчина в моей постели, главное, чтобы этим мужчиной был Тьен. Но шутки ради, я снова решила воспользоваться сарказмом. Впрочем, вскоре мы поддались обстановке и собственным чувствам, а потому разговоры об аппетите разбавились сладким поцелуем. Я улыбнулась, дотрагиваясь ладонью до щеки мужа, а затем показательно облизала губы. Вместе с тем, меня заинтересовала одна тема, и я решила задать Тьену вопрос, ответ на который, впрочем, и без того знала, что просто хотелось лишний раз услышать. И я услышала, и каждое слово Этьена сопровождалось моей яркой улыбкой. Затем я опустила взгляд, не то смущаясь, не то стыдясь того, о чем решилась спросить. Ведь все очевидно! Почувствовав, как муж сжал мою ладонь, я вновь подняла голову и пододвинулась ближе.
- Плохо, конечно, - пожала плечами я, когда мы уже разговаривали о шоппинге и Тьен пожаловался, что без меня это будет не так интересно. – Ты же знаешь, как я люблю ходить с тобой по магазинам, но ничего не поделаешь. С другой стороны, в этом тоже есть свой плюс. Завтра вечером ты мне покажешь все, что купил. Наглядно так и… эстетично продемонстрируешь, - я засмеялась, хотя в голове уже крутились шаловливые картинки. А почему бы и нет? Не только же женщинам демонстрировать свою красоту!
Вскоре нам принесли кофе. И тут я все же решилась извиниться. Мне было неловко за свое поведение, так упорно и настойчиво отталкивать мужа, который и без того чувствовал себя ужасно. Как и я. Это была ошибка. Это было эгоистично. Порой поражаюсь самой себе. Казалось бы, у меня был опыт долгих отношений, но, выходит, я ничему не научилась, ничего не поняла и по сей день продолжаю ошибаться.
- И все же… прости за то, что я у тебя такая эгоистка, - я усмехнулась, сжимая руку француза в ответ. – Но ты все равно плохо себя вел вчера! – после этих слов я звонко засмеялась и подалась вперед, сливаясь с Тьеном во французском поцелуе. – Спасибо, что остался, хоть я и была против, - на лице мягкая улыбка, я вновь провела кончиками пальцев по гладкой щеке мужа, после чего мы отстранились. Около нас как раз проходила девушка с цветами. Тьен не упустил возможность и купил мне красивый цветок, в благодарность за который получил мягкий и нежный поцелуй в щеку. – Спасибо, дорогой. Только не говори, что раньше ты был жадным скрягой! Не поверю…
И вот нам принесли заказ. Мы тут же попробовали, кухня тут оказалась очень даже хорошей. Разумеется, я не могла не удержаться от того, чтобы не покормить Этьена со своей вилки. И дело было не в том, что мне хотелось его именно покормить, нет, просто смотрелось это чертовски соблазнительно! Да и сами действия вызывали восторг. Красавец-мужчина кушает с твоей руки, ты хозяин положения. Ну разве не здорово?
- Замолчи и кушай. Ты в курсе, что это очень эротично? Так что позволь мне получить удовольствие, открывай рот, – смеялась я в ответ, продолжая кормить француза со своей вилки.
На времяпровождения в кафе подошло к концу. Француз предложил погулять в здешнем парке, и я не отказалась, решив отвести его в «Рок-крик», который был как раз неподалеку. Вечерний Вашингтон пестрел различными огнями, повсюду горели фонари, создавалась непередаваемая атмосфера, которая побуждала прижиматься к любимому все плотнее и плотнее, а так же замедлять шаг, чтобы продлить удовольствие.
- Да, красиво. На самом деле, мне предлагали место в департаменте полиции Вашингтона, но я… не хотела оставаться. В смысле, это замечательный город, но воспоминания, которые с ним связаны, никогда бы не позволили начать мне все с чистого листа. Нелегкая служба, неудачный брак и другие сложности. Конечно, было и много хорошего, но это бы не помогло начать все сначала. К тому же после строгости на военной службе хотелось какой-то легкости, а Вашингтон, согласись, слишком серьезен, - в этот момент мы как раз проходили по каменному мосту над журчащей водой. Я остановилась, прижалась к мужу и положила ладони на его грудь, а затем опустила голову, рассматривая огромные камни и воду, которая пробивалась сквозь них. Через несколько секунд я вновь поняла взгляд и, смотря в глаза французу, ярко улыбнулась. – Вот уж никогда не думала, что увижу тебя в Вашингтоне и уж тем более, что буду целовать тебя в Рок-крике, - с этими словами я подалась вперед и мы срослись с мужем в сладком французском поцелуе. И мы долго не могли оторваться, моя ладонь легла на затылок Этьена, а движения были плавными и медленными, хотелось насладиться. – Это самая лучшая командировка в моей жизни! - засмеялась я, после чего мы двинулись дальше. – В мой выходной мы можем прогуляться по национальной аллее. Думаю, тебе будет интересно: там стоят десятки разнообразных памятников и наш знаменитый музейный комплекс. Исторический музей, музей авиации, национальная галерея искусств, кстати. Еще могу показать тебе сад Конституции и остров Рузвельта, там тоже очень красиво. А сколько времени? Может пора домой? – я остановилась и резко развернулась, вновь соприкасаясь с грудью француза, на моем лице красовалась игривая ухмылка. – Нет, мы, конечно, можем еще прогуляться, а подарочек подождет…, - чистой воды сарказм, уверена, Тьен сейчас ускорит шаг!

+1

45

-Шерон, что за вопросы? – улыбнулся я, когда жена неуверенно поинтересовалась, нравится ли мне ее платье. А как оно мне может не нравится? Оно прелестно подчеркивает фигуру жены, хорошо сидит на ней, а самое главное, вся эта красота, включая и платье и Шерри, все это для меня, - платье очень красивое и тебе оно очень идет. Вот только почему ты решила, что оно мне не по вкусу, этого я понять не могу, - я все так же улыбался. Не думаю, что нужно встречать каждое платье воскликом. Я оцениваю его здраво, и если оно мне нравится, я говорю без утайки. Шерри порой так хочет мне понравится, что становится мило мнимой и беспокойной, что выбирает что-то не то. Да, я понимаю, я француз (хотя, пожалуй, это стереотип) и вкус к прекрасному у меня имеется хотя бы потому, что я являюсь архитектором. Но Шерон незаслуженно принижает свои таланты, что всегда меня расстраивает.
-У тебя отменный вкус, Шерри, - я сжал руку жены, чтобы ей было проще прочувствовать каждое мое слово, - и если я говорю, что платье мне очень нравится, значит так и есть. Ты ведь знаешь, что с тобой я всегда предельно честен.
Я старался успокоить любимую, ведь такой вечер, не время для переживаний. В номере мы не задержались, так что через несколько минут уже гуляли по городу. Все было хорошо, мне нравился Вашингтон, а главное, мне нравилась моя компания, но столиков в месте, которое я запланировал, не оказалось. Конечно, меня это расстроило, и Шерри решила показать мне, что мои переживания пусты и беспочвенны. Ведь всегда можно провести хорошо время, не важно, идет все по плану или нет. Ведь нет ничего важнее того, кто именно с тобой. Это из оперы «с милым рай и в шалаше». Так что, когда Шер поставила вопрос ребром, я усмехнулся сам себе, потому как получилось весьма глупо.
-Ну дурак я, признаю, - улыбнулся я жене, - мне хотелось произвести на тебя впечатление, хотя, впечатление на меня сейчас производишь ты.
И я был прав. Шерри показала мне пристойное заведение, и не просто пристойное, а уютное и аккуратное. Мы сразу же заняли свое место на диванчике. Диалог сначала принял комичную форму, несмотря на то, что тема была достаточно серьезной. Во всяком случае, я пообещал любимой, что буду есть, потому что меньше всего на свете мне хотелось бы, чтобы она переживала из-за таких пустяков на службе.
-За один раз я толстым не стану, если плотно поем, - усмехнулся я, разглядывая меню. Конечно, половину его я заказывать не собирался. Как бы я не любил покушать, а это было слишком. Так что, я ограничился одним блюдом и десертом, ну и конечно же кофе по рекомендации жены.
Благодаря нашей особенной фразе, которую мы говорили друг другу всякий раз, когда заканчивались простые земные слова, я вспомнил о том чудесном лете, который мы провели во Франции. Хотелось бы вернуть то время или же повторить его. Что же, наступит лето и, думаю, мы сможем навестить наш дом на лазурном берегу. Благодаря этим теплым мыслям, которые закрались мне в голову, я говорил с большей убедительностью, сжимая теплую ладонь любимой. Мне не хотелось, чтобы Шер думала, что я выдаю эту фразу неосмысленно или, чего хуже, по принуждению. Никогда такого не было, и я говорил об этом прямо, стараясь убедить в своих словах и Шерри.
Эта тема была закрыта. Шерри смущенно опустила глаза, словно девочка, и эта картина меня умиляла. Я улыбнулся и заговорил о шопинге. Вот только потом улыбаться не приходилось, потому как мне совсем не хотелось бы гулять по магазинам в гордом одиночестве. Но все же, здесь уже ничего не поделаешь и, думаю, мне удастся порадовать Шерон своими нарядами так же, как и она сегодня порадовала меня своим новым платьем.
-Уж я то продемонстрирую, - промурлыкал я, подхватывая игривую ноту Шерри. Неожиданно Шер поменялась, и уже начала извиняться за свое упрямство. О чем она вообще говорит? Не будь она упрямой, мне бы было не интересно. Я ведь и полюбил ее, втянулся во все это, потому что характер у нее был сильный, волевой, с которым точно не соскучишься.
-Я вел себя так, как и подобает твоему мужу! - широко улыбнулся я, - а будешь перечить, накажу, - не знаю, как делают среднестатистические мужья в подобных ситуациях. Но я подкаблучником не был, а потому, перечить мне было опасно. Собственно, Шерри редко говорила мне слово против, знает, что я начинаю злиться. Мы всегда чувствовали друг друга и, казалось, что даже в ссорах были аккуратны, хоть и не всегда.
Я отвлекся на цветы в корзинке, которые вынесла молодая девушка. Охотно подозвав ее и купив у нее розу, я подарил ее жене.
-Может быть я скрягой и не был, но на подарки, даже такие скромные, я не тратился.
Я не хотел озвучивать ничего, чтобы лишний раз не вызывать в памяти прошлое. Тем более не хотелось, чтобы в это прошлое снова окуналась Шерри. Мы уже это проходили и не раз. Да и не трудно догадаться, что когда ты снимаешь женщину, цветы и замки дарить ей не обязательно, достаточно оплатить номер в гостинице.
Нам принесли наш ужин, и Шерри стала угощать меня своей едой из тарелки. Я, конечно, попытался воспротивиться, но мои старания были напрасными.
-Эротика эротикой, - бубнил я, потому как Шерри положила мне в рот очередной кусочек еды, - но я хочу, чтобы ты была сыта, тем более, ты сегодня весь день на полигоне, кстати, ты так и не рассказала про свою военную тайну, - усмехнулся я, проглатывая пищу.
Наш вечер подошел к концу. Я расплатился и мы отправились гулять. Я попросил Шер показать мне какой-нибудь парк, где бы мы могли проводить время все эти три недели.
-Значит Вашингтон для тебя, как Париж для меня? - справедливо заметил я, - наверное город должен быть до безобразия красив, чтобы плохое происходило на ровне с хорошим, - улыбнулся я жене, делясь своими размышлениями, - но ты права, Вашингтон это какой-то будничный город, ощущение, будто здесь выходных не бывает. Даже туристы, которые ходят с мечтательными улыбками, кажутся сдержаннее.
Мы поднялись на мостик, под нами журчала вода. Шер остановилась, прижимая свои теплые ладони к моей груди. Я ей мягко  улыбнулся.
-Мы будем целоваться в Рок-крике? - переспросил я, будто не поверил словам Шерон. Но в этом не было ничего удивительного, Шер подалась вперед, и я ощутил сладкий букет ее губ. Руки мои сраз же обвили тело, я прижал ее крепко к своей груди. Казалось, что эта минута длилась всего секунду...
Мы продолжили нашу прогулку. Шерон делилась своими мыслями.
-Думаю, это будет интересно, если все это покажешь ты, - улыбнулся я с толикой грусти. Все же, Шерон тут на работе, а соответственно проводить туристические прогулки со мной не так уж много времени, - знаешь, мне хотелось бы, что бы каждая твоя командировка была такой, - признался я. Мне хотелось слышать, как она была счастлива, а не грустила в томном ожидании нашей скорой встречи.
-Уже десять, - проговорил я, смотря на часы, - а ты умеешь интриговать! - конечно же мы пойдем домой. После такой интриги грех оставаться в парке, каким бы красивым он не был. Пока мы шли домой, я все же решил узнать, как прошел день Шер и чем она занималась.
-Ну так как прошел твой день? - будто бы невзначай поинтересовался я. Мы вышли из парка и уже шли по улице с магазинами. Заприметив продуктовую лавку, я, крепко сжимая руку любимой, юркнул туда, желая купить чего-нибудь вкусненького на вечер.
-Я знаю, что в отеле могут сделать все, что пожелаешь, но нашу фруктовую корзинку я хочу собрать сам, - оправдался я перед Шерри, аккуратно водя ее за собой. Я купил спелой, крупной клубники, красный виноград, мягкие, сладкие груши, бананы, немного манго и малины. Я выбирал только спелое и сочное, чтобы только откусил, и сок сочился по губам.. Итак, купив фруктов и бутылку вина, мы пошли домой в номер. Мне так хотелось увидеть, что же приготовила Шерри. И чем ближе я был к двери номера, тем сильнее трепетало мое сердце, и тем сильнее я сжимал ладонь Шер.

+1

46

- Понятно…, хорошо, - попыталась улыбнуться я, после чего постаралась перевести тему, а еще лучше, и вовсе забыть о неудавшемся подарке.
Возможно Этьен, как и другие многие мужчины, полагал, что подобные вещи не стоят внимания. Достаточно сказать «красиво» или «хорошо», и мы будем счастливы. Но это не так, особенно когда дело касалось подарков, которые мы подбираем с таким трепетом и усердием. И да, хотелось восторга, хотелось блеска в глазах, какого-то восхищения, ведь это для него! Я так долго выбирала для него! И дело было не столько в платье, сколько в том, как я в нем выглядела. Но…, я не собиралась обижаться, скорее злилась на саму себя, ведь Тьен не виноват в том, что мой выбор, а вместе с ним и внешний вид, не вызвал у него восторга, а лишь одобрительное «красиво». В следующий раз выберу нечто более заметное, то, на что он не сможет отреагировать так спокойно. 
Настало время отправляться в кафе. У меня получалось вести себя так же непринужденно и свободно, хотя с самого начала было дикое желание снять это платье и переодеться в нечто другое, более привычное. Тем не менее, через несколько минут я вернулась к прежнему состоянию, иное невозможно, когда идешь по красивому городу с любимым человеком. Увы, с выбранным им кафе не повезло. Этьен заметно расстроился, но я поспешила его переубедить, задав прямые и вполне логичные вопросы. К счастью, француз осознал, что расстраиваться ни к чему, ведь для него идеальный вечер такой же, как и для меня – это вечер, когда мы просто вместе.
- Поверь, ты уже произвел на меня впечатление, как своим появлением, так и наглостью. Я, кстати, не знала, что ты у меня такой наглец. Упрямый наглец - убойное сочетание, - усмехнулась я, намекая на поведение Этьена вчера вечером, когда, несмотря на мои крики и наши споры, он повел себя так, словно уже дома, особо меня ни о чем не спрашивая. Тогда эта раздражало, теперь, признаю, заводит! – А теперь я просто хочу провести с тобой вечер. И для этого не обязательно сидеть в каком-то определенном месте. Все равно все будет идеально. Ведь так?
Я улыбнулась, вышагивая вперед в поисках знакомых мест. Наконец-то мы добрались до кафе и, как уже было оговорено, нашли весьма удобные места с диваном. Ужин сопровождался разными разговорами, на самые разнообразные темы. Попутно мы успевали изучать меню, а после и сделали заказ. Уже попивая кофе, француз пожаловался на шоппинг в одиночестве. Мне это доставляло не меньше удовольствия, но было приятно знать, что Тьен готов продемонстрировать мне все обновке во всей красе! Чувствую, завтра только и буду думать, как бы быстрее вернутся домой, ведь там меня ждет много интересного.
- Ты вел себя так, как подобает тому, кто любит, - с мягкой улыбкой поправила я Этьена, ведь не каждый муж пойдет на такое, а вот тот мужчина, который любит, – всегда. – М, так может имеет смыл немного поперечить? – с ехидной улыбкой поинтересовалась я ,после чего засмеялась.
Мы продолжили нашу скромную трапезу, во время которой Тьен успел купить мне подарок. Я вновь улыбнулась на его слова, а затем благодарно поцеловала. Мне всегда было приятно слышать и знать об этом различии. Его прошлое неприятно, но истина познается в сравнении. Мне подарили цветы, мне подарили любовь и сердце. Только мне, и никому другому, хотя вариантов в Этьена когда-то было много. Впрочем, лучше отвлечься от этой темы, иначе я вновь погружусь в собственные мысли. Как раз мы закончили с едой, расплатились и отправились в ближайший парк.
- Ну, я не сказала, что плохого здесь произошло больше, чем хорошего. Просто…, у каждого свой город, и Вашингтон – не мой. И я рада, что мне удалось это вовремя понять, - с улыбкой делилась я с французом, пока мы вышагивали вперед.
Затем мы остановились на мосту, я хотела подарить Этьену какие-то новые впечатления, вызвать какую-то реакцию, но… то ли парк его не привлек, то ли мои действия уже казались обыденными, но от мужа, помимо самого поцелуй, я ничего не почувствовала, только какую-то отрешенность. Может в Вашингтоне ему и вправду не так хорошо из-за этой серьезности? Так и не осознав, понравился ли Этьену поцелуй, нравится ли ему вообще это времяпровождения, мы двинулись вперед. Я немного поникла, но вовсе не собиралась это показывать и уж точно как-то заявлять об этом Тьену. Напротив, я старалась вести себя, как обычно. Это было непросто. К счастью, француз отвлек меня своим вопросом о службе.
- Да, прости, я и забыла, - тут же подхватила я, явно довольная от того, что мы переключились на более материальную и практичную для меня тему, где не надо особо рассуждать и думать о чем-то возвышенном. – Ну, это не государственная тайна. Ты же знаешь, что у меня есть некоторые знаки отличия, например, у меня квалификация снайпера по стрельбе из винтовки. Сегодня я, так сказать, защищала свое право эти знаки отличия носить. Сам понимаешь, нехорошо, когда военный имеет статус «снайпера», но, на деле, уже с метра никуда не попадет. Могу поздравить, у твоей жены все еще глаз орла! – радостно и гордо добавила я, ведь полностью подтвердила свое право носить все военные знаки отличия. – Но самое веселое впереди: прыжки с парашютом. И ближний бой с физической подготовкой. Но это легко.
Тем временем, мы свернули к продуктовой лавке. Не сказать, что у меня уже было настроение дарить какие-то подарки. Нет, подарки дарить я готова Этьену всегда, но не такой, который придумала на сегодняшний вечер. Голову все еще не покидало замешательство. Нравится ли ему, что он чувствует, да и чувствует ли что-нибудь вообще, когда я целую его, когда рассказываю что-то об этих местах, когда просто рядом… Или пребывание в Вашингтоне его настолько отягощает, что он не видит этого всего? И все бы ладно, если бы это не вынуждало и меня чувствовать себя одинокой и даже неспособной завлечь собственного мужчину. Конечно же, подобные мысли влияли на мое настроение, я спешила в номер уже без особого энтузиазма.
- Ты не устал? – внезапно поинтересовалась я. – Знаешь, если честно, то я немного притомилась, - я постаралась улыбнуться, мне не хотелось разочаровывать мужа, но и не хотелось делать то, на что у меня уже попросту нет настроения. Вот и пришлось сказать про усталость, мы ляжем спать, а утро вечера мудренее.

+1

47

Кажется, я чем-то обидел Шерон. И хотя я догадывался из-за чего именно она приуныла, я не думал, что выяснение отношений скрасит сегодняшний вечер. Не знаю, почему она так переживает из-за платья, сейчас я могу жалеть только о том, что порой я выражаю свои чувства и эмоции не так, как хотелось бы мне или окружающим. Сегодня произошла та же история, и я, вспоминаю эту ситуацию, начинал корить себя и заниматься самоедством.
Вечер не заладился, как только я потерпел фиаско с поиском кафе, но Шерри быстро нашла выходи из ситуации. И даже когда я расстроился и не стал скрывать это, жена поддержала меня. Это приятно, когда есть кто-то, кто поддержит тебя даже в мелочах. И этим кто-то была Шерон. Она всегда была рядом, когда нужно. Наверное, я и выбрал ее, потому что она была особенной, она видела во мне не просто мужчину, а нечто большее, я в это искренне верю. Наверное, я и полюбил ее всем сердцем, потому что не смотря на свою сущность и на свой характер, рядом со мной она превращалась в хрупкую женщину, которая нуждалась во мне.
Наш ужин подходил к концу, и не скрою, что я хорошо провел время в компании любимой женщины. Пожалуй, мое упрямство вновь сыграло мне на руку. Не будь я таким упертым, был бы я сейчас здесь, наслаждался ли тихим вечером с любимой? Не думаю. Если бы все сложилось иначе, то сейчас я бы страдал в Сакраменто, уничтожая сигарету одну за одной и безумно радуясь, когда Шер звонит в скайп. Я не хочу кривить душой и обманываться, а потому говорю прямо, я бы не выдержал три недели в разлуке, и, думаю, Шерон это прекрасно понимала, потому как чувствовала ровно тоже самое.
-Что же, попробуй, - игриво улыбнулся я Шерри, которая решила перечить ей. Пусть попробует, я не запрещаю, но у каждого действия, есть свои последствия: как приятные, так и не очень.
Наконец-то закончив с трапезой, мы пошли гулять. Настроение у меня было приподнятое, мне нравилось продолжение этого вечера все больше и больше. Красоты Рок-Крика сложно выразить словами, но не так сложно, как нашу с Шер любовь, а потому скажу, что он был просто огромным. Словно маленькая, зеленая вселенная, разлившееся в Вашингтоне. Атмосфера располагала и к пикантным моментам, а потому совсем скоро мы с Шерри уже сладко целовались на одном из мостиков, прижимаясь друг к другу. Мои руки крепко обвивали ее тело, а сердце так бешено колотилось, что казалось Шерри должна почувствовать его пульсацию, прижимаясь ко мне грудью. Я оторвался от ее губ всего на мгновение, ведь даже такого короткого срока хватило понять, что одного поцелуя мне явно недостаточно. И я вновь припал к ее теплым, пухлым губкам, что так мягко двигались, очерчивая контур моих губ. Как сладок был этот вкус, как неповторимо ощущение. Оторвавшись от Шерон, я заглянул в ее голубые глаза и мягко улыбнулся. Мне не нужно было ничего говорить, чтобы Шер поняла, как я счастлив просто быть здесь рядом с ней, и что больше ничего мне не нужно.
Мы продолжили нашу прогулку по Рок-Крику, и я вновь решил поинтересоваться ее работой, хотя бы потому, что предыдущие два раза она как-то игнорировала, будто не хотела и отвечать. Но третья попытка увенчалась успехом, и Шер, казалось, охотно рассказала про сегодняшний день.
-Хоть я и не люблю то, чем ты занимаешься, но я горжусь тобой, - мягко проговорил я, обнимая Шерри, и притягивая ее к себе, - думаю, твой "орлиный глаз" можно отметить бутылочкой вина.
Мне хотелось продолжить этот волшебный вечер. Шер приготовила мне какой-то сюрприз и, подозревая, что это будет нечто пикантное, я решил настроиться именно на подобную развязку. А потому я решил, что будет не лишним зайти в магазин и купить что-нибудь вкусного для нашего вечера. Фрукты и бутылочка вина были куплены, и мы пошли в номер. Признаться, я чувствовал, что в Шерри пропал энтузиазм, и она это подтвердила своим вопросом, когда мы уже вернулись в номер.
-Да вроде нет, - спокойно сказал я, ставя пакет из продуктового в прихожей. Я не хотел принуждать Шерри к ласкам и прочим нежностям. В конце концов, если она не хочет, то я и не буду заставлять. Но я понимал, что она на что-то обижена и сейчас просчитывал в голове, стоит ли вообще спрашивать ее об этом, не расширю ли я рамки этой обиды, - если ты устала, я могу сделать тебе массаж. Не отказывайся, тебе нужно расслабиться, - мягко проговорил я, подходя к Шерри, - иди ко мне.. - совсем тихо проговорил я, даже скорее как-то буркнул или издал непонятный звук, который Шерон безусловно понимала. Я крепко прижал ее к своей груди, аккуратно пустив пальцы в ее золотые волосы. Сейчас мне очень хотелось сделать Шер приятное, а главное, мне хотелось, чтобы она расслабилась. Так что, отправив ее в душ, я переоделся в ту немногочисленную одежду, что была со мной в саквояже.
Я таки уговорил жену на массаж. Мне кажется, что она даже лучше спать будет, если я немного помассирую ее спинку. Шерри легла на кровать на живот и сняла халат. Спина ее была оголена, и я увидел тату пегаса, отчего сразу же улыбнулся. Это словно наше личное тавро, которое всегда с нами и всегда напоминает о нашей привязанности друг к другу.   Сначала я наклонился к ее спине и, обдав ее кожу своим горячим дыханием, поцеловал ее татуировку, словно благодарил ее за этот поступок, за этот шаг, который она не побоялась сделать. Увлажнив руки кремом, я прижал теплые ладони к ее спине. Мягко я сжимал ее кожу и разглаживал ее, широкие ладони коснулись шеи любимой, я аккуратно пальцами массировал каждый позвонок, заставляя тело жены расслабиться. Мои руки спускались все ниже и ниже, дошли до поясницы, а потом вновь поднялись наверх. Кто бы мог подумать, что я когда-нибудь буду наслаждать массажем. Наслаждаться, делая его любимой женщине.

+1

48

К сожалению, не все пошло так, как я рассчитывала. Молчание Этьена, его отношение к ситуации, которое я не могла понять, и возникшие от того сомнения, привели к тому, что я напрочь лишилась энтузиазма делать какие-то подарки и удивлять любимого. Огорчало только то, что я уже успела его заинтриговать, но если сделать что-то без особого желания, это сразу станет видно, по крайней мере, для француза. А я хочу, чтобы мужу понравилось, хочу доставить ему удовольствие. Потому я решаюсь неловко высказаться о своей усталости, надеясь на то, что Тьен согласится и ответит так же. К сожалению, француз чувствовал себя немного иначе, и это вновь вынудило меня неловко и даже как-то виновато улыбнуться. Наверное, он на что-то рассчитывал, на что-то надеялся и к чему-то готовился, а я взяла и все оборвала. Но я хочу дарить ему каждый подарок искренне, от души, а сейчас я слишком расстроена для этого.
- Массаж? – переспросила я, после чего вновь улыбнулась, но уже другой улыбкой, благодарной. Даже если Тьен и испытывал разочарование, он не подавал виду, а старался успокоить меня, сделать мне приятное. – Что ж, если ты хочешь, я не могу отказаться.
После этих слов француз подозвал меня к себе, и я тут же подошла, после чего почувствовала его крепкие объятия. Пожалуй, именно это мне и нужно было сейчас: просто почувствовать любимого человека. Кажется, я постаралась прижаться к французу еще крепче, прижимаясь губами к его шее. Я словно пыталась скрыться и просила защиты от собственных мыслей и переживаний. Тьен явно чувствовал эту необходимость, а потому с каждой секундой обнимал меня все крепче и крепче. Вскоре мои губы дрогнули в мягкой улыбке. Не могу сказать, что я избавилась от прежних мыслей и пришла в нормальное состояние, но я уже точно знала, что муж будет со мной, что бы ни произошло, что бы я ни думала. Отстранившись, я вновь улыбнулась, правда, вышло это как-то грустно. Хотелось извиниться за его разочарование, но Тьен не дал мне ничего сказать, отправив в душ. Я не стала спорить и послушно двинулась в ванную комнату.
А что меня ждало потом? Наверное, это мечта любой женщины! Чувствовать, как нежно любимые мужские руки «ездят» по твоему телу, дотрагиваются до кожи, принося неимоверное удовольствие. Я лежала на животе, в полностью обнаженном состоянии, одеяло не покрывало только спину. Я закрыла глаза, на лице красовалась блаженная улыбка. А ведь Этьену вовсе не нужно быть профессиональным массажистом, чтобы доставить мне такое удовольствие. Мурашки по коже от его прикосновений…
- Мы с тобой так долго вместе, - все еще с закрытыми глазами протянула я, - а ты все еще не перестаешь меня удивлять, - конечно, Тьен и до этого делал мне массаж, но только сейчас он удивил меня по-настоящему.
И вот массаж был окончен. Я не могла перевернуться, поскольку спина была пропитана кремом, так что так и лежала на животе, а Тьен прилег рядом, чтобы наши лица находились друг напротив друга. Открыв глаза, я улыбнулась, смотря в карие глаза мужа. Мое тело все еще покрывали мурашки, а удовольствия была столько, что я так и не смогла ничего сказать. Но я все же подняла руку и аккуратно коснулась ладонью щеки Тьена. Пододвинувшись к нему немного ближе, мы соприкоснулись губами.
- Спасибо, - поблагодарила я умелого француза, после чего привстала, дабы перелечь с кровати на грудь Этьена.
Оказавшись на муже, я прижалась щекой к его груди, в то время как ладонью аккуратно ласкала его кожу. И так мы молча лежали несколько минут, ничего говорить было и не нужно. Я задумчиво смотрела куда-то вперед, не в силах поверить, что могла этой ночью лежать в гордом одиночестве, если бы Тьен не настоял на своем. Глупо, действительно глупо. А сейчас я лежу на широкой груди любимого, чувствую, как она вздымается при каждом дыхании, ощущаю его теплую кожу – бесценно. Но вскоре мне захотелось большего. Я привстала и подтянулась выше, так, чтобы наши лица находились на одном уровне. Кончики наших носов соприкасались, я не только слышала, но уже и чувствовала дыхание Тьена. Руками я обхватила его голову, а лицо мое украсила мягкая улыбка. Вместо каких-либо слов, я просто наклонилась, и несколько раз нежно, медленно и с закрытыми глазами коснулась губами его губ. Затем я провела ладонью по его волосам, словно поглаживая их. Я любовалась.
- Как тебе этот день? – я наконец-то решилась спросить у Тьена то, в чем сомневалась. – Тебе понравилось? – я почти шептала, находясь в нескольких миллиметрах от его лица. При такой близости не удивительно, что я пошла дальше. Я медленно провела кончиками пальцев по его рукам, до самих ладоней, а затем приподняла их и положила на свою поясницу. Тьену не нужно было объяснять, он тут же провел руками по моему телу, от спины до ягодиц и обратно. – Ты чувствуешь то же, что и я? – с улыбкой интересуюсь я, поглаживая ладонью щеку француза. А то, что я чувствовала словами не описать! Мурашки по коже, блаженство, счастье и радость. И у меня не было в планах заняться любовью или зайти дальше, напротив, хотелось наслаждаться именно так. – Прости за неудавшийся подарок. Глупо вышло. Обещаю, я исправлюсь. Расскажи, какие у тебя на завтра планы, пока я буду на службе, - я говорила тихо и мягко, не лишаясь при этом удовольствия ласкать лицо француза, разглядывать его и, конечно, ощущать прикосновение его ладоней.

+1

49

Я понимал, что это абсолютно не то завершение вечера, которое хотела бы Шерри. Наверное, я все испортил этим вечером и всеми способами пытался исправить положение. Интригующего подарка не случилось, хотя я мог догадываться, чего хотела Шер. И сейчас я чувствовал себя немного подавленным, потому как не хотел портить жене и себе настроение. А потому я рассудил, что массаж на ночь, лучшее завершение этого дня.
Подозвав любимую к себе, я ее крепко обнял, желая просто подарить ей спокойствие и уют. А вместе с ней и себе. Наши объятия всегда творили чудеса и оказывали друг на друга потрясающий эффект. Я с особым удовольствием закрыл глаза, почувствовав на шее горячие губы любимой. Руки сами по себе стали сжимать Шерри еще сильнее, словно садовый плющ. И мне было хорошо. Как мы любили отмечать с женой, я был дома. Не важно, в Сакраменто или в Вашингтоне, в номере отеля или в снятой квартире. Одно условие, чтобы чувствовать сея более, чем хорошо, все же было соблюдено, и это условие в моей жизни - Шерон. Наш дом всегда будет там, где будет вторая половина. И даже если Шерри забросят на северный полюс к пингвинам, то и там будет мой, наш дом.
Я отправил Шерри в душ, мне хотелось, чтобы жена расслабилась и отдохнула перед завтрашним днем, потому как служба, даже просто подтвердить знаки отличия, любому человеку дается непросто. И чтобы Шерри не подвела себя, сегодня она должна хорошо выспаться. Пока Шерон приводила себя в порядок, я нашел во что переодеться и уже с нетерпением ожидал любимую.
Как только она появилась в комнате, лицо мое словно озарилось, а на душе стало как-то привычно тепло. Сказать, что Шерри была красива, не сказать ничего. Даже в простом халате и без косметики, она была прелестна. Эта отточенная, кошачья фигурка, эта кроткая улыбка, эти нежно-голубые глаза. И кто скажет, что у этой красоты трое детей? Я на несколько секунд неподвижно застыл, любуясь и наслаждаясь этой красотой. Как только Шер сняла халатик, я вновь начал жалеть, что испортил этот вечер, потому как возжелал свою жену. Шерри может гордиться собой, даже несмотря на то, что она постоянно боится постареть и стать непривлекательной для меня. Да, я не спорю, словами можно обмануть, но ведь организм обманывать не станет, верно? Так что, я был слега напряжен, пытался контролировать свое тело и мысли, чтобы не было никакого конфуза.
Шерри легла на живот, а я, смазав свои руки кремом, аккуратно начал водить теплыми ладонями по ее спине. Кто сказал, что удовольствие от массажа получает только тот, кому делают массаж? Сейчас я получал огромное удовольствие, прикасаясь к телу любимой жену, осознавая, что это тело принадлежит мне. Разве мог я раньше предположить, что мне будет принадлежать человек? Все его существо, его тело, а главное, его сердце? Все эти мысли поднимали во мне некий трепет, первобытное чувство удовлетворение, подобно ветру, поднимающему золотую листву осенью. Я видел, как расслаблена Шерри, руками чувствовал, как она дышит и как вздымается ее спина. Сердце мое вырывалось из груди, но я продолжал нежно сжимать кожу. Услышав слова Шерри, я мягко улыбнулся.
-Я же обещал тебе, что со мной не заскучаешь, - весело проговорил я, вспоминая сомнения Шерон. Она не хотела быть моей супругой, ей нравились наши, скажем так, не узаконенные отношения. Мне же хотелось сделать ее целиком и полностью своей, даже на бумаге. Это было забавно, противостояние противоположностей. Но я добился своего, как и сейчас в Вашингтоне.
Я закончил массаж. Шер отдыхала, лежа на животе, и я решил прилечь рядом так, чтобы наши лица были рядом. Как приятно видеть любимое лицо, преисполненное благодарностью. А ведь я не сделал ничего выдающегося, помассировать спину может любой. Хотя, я конечно принижаю сам себя. Кое-что я все же сделал. Я сделал это с любовью. Теплая ладонь Шерри коснулась моей щеки. Я улыбнулся, неустанно смотря в глаза жены. Любимая коснулась моих губ, и все во мне остановилось. Шерри могла почувствовать, каким тяжелым стало мое дыхание, как тяжело вздымалась моя грудь.
Через мгновение она забралась на меня, а я, придя в себя, наконец-то ответил ей
-Не за что.. - мягко проговорил я, губами касаясь макушки Шерон. Шер прижалась к моей груди щекой, я чувствовал тепло ее кожи, и я просто сходил с ума. Не нужно никаких слов, многие жесты Шерри красноречивее даже самых красивых слов о любви. Несколько минут мы лежали в сладком молчании, наши тела говорили за нас. Этим жаром, этими нежными прикосновениями. Окунувшись в эту атмосферу безмятежности, я закрыл глаза и кончиками пальцев одной руки, аккуратно выводил узоры на боку у Шер, щекоча ее. Через некоторое время Шер пошевелилась, и я открыл глаза, чтобы посмотреть, чего она хочет. Открыв глаза я увидел ее нежное, счастливое лицо, совсем рядом, и не сдержал мягкой, веселой улыбки. Кончики наших носов соприкоснулись, и из моей груди вырвалось горячее дыхание. Сердце колотилось, я был уверен, что его пульсацию Шерри почувствует и через мою грудь. Теплые ладони Шер уже лежали на моих щеках. Я смотрел на нее завороженным взглядом, словно под гипнозом. Я закрыл глаза, как только губы Шерон коснулись моих, одаривая меня сладкими, кроткими поцелуями. Шерри провела ладонью по мои волосам и замерла, словно любовалась мной.
-День был скучным, а вот вечер - незабываемым, - честно признался я. Пока я говорил, руки Шерри взяли мои ладони и подняли их на поясницу. Я шкодливо улыбнулся, и провел широкими ладонями ниже, касаясь упругих ягодиц, - ты спасла наш сегодняшний ужин, а то я еще турист в Вашингтоне, - я говорил тихо, так же тихо, как и разговаривала со мной Шерон, - прости меня, если я тебя чем расстроил.. - уже проговорил я..
Однако долго думать о нашем недопонимании не пришлось. Шерри быстро отвлекла меня от этой темы.
-Я бы хотел тебе рассказать, что я чувствую, но, боюсь, я не знаю таких слов. Ни на английском, ни на французском, - мои руки крепко обвили тело Шерри, - одно я могу сказать точно. Я счастлив, - я подался вперед, аккуратно касаясь губ Шерри, словно хотел подтвердить свои слова и приятным жестом.
-Даже не переживай по этому поводу. Зато подарок я тебе сделал, - я усмехнулся, намекая на массаж, - у меня завтра семенар, так что, я буду тоже работать. только освобожусь раньше. Если честно, так не хочется. Я сейчас так расслаблен, что, ощущение, будто у меня отпуск, - я улыбнулся жене. Она всегда делала настроение и обстановку, даже не подозревая об этом. Кому-то, чтобы ощутить отпуск, нужен пляж и море. Мне достаточно было просто оказаться с женой где-то далеко от дома, чтобы ощутить себя в отпуске
-Ты так и не подумала о переезде? - невзначай поинтересовался я, - просто я как бы из своего кармана платил. Ты же не хочешь, чтобы наши семейные деньги улетели на ветер? - это было некое подобие шантажа, хотя, я ни на чем не настаивал. Думаю, деньги можно будет вернуть, хоть я в этом и не уверен.
-Мне надо бы в душ, - улыбнулся я жене, - ты со мной?
Однако Шерри отказалась, и я отправился в душ один. Умывшись, почистив зубы, я вновь вернлся в спальню, где меня ждала Шерри, зарывшаяся в одеяло. Я улыбнулся, и приподняв кончик одеяла, нырнул к жене.
-А ты уже нагрела мне кровать, - усмехнулся я, притягивая Шерри к себе, - скучала? - протянул я, сладка целуя ее губы. Шер прижалась ко мне, словно котенок, и я выключил свет.
-Спокойной ночи, любимая, - тихо проговорил я, снова кротко целуя губы жены. На удивление, я очень быстро уснул. Было так спокойно и хорошо. Не знаю, как так случилось, но проснулся я раньше будильника и никак не мог заставить себя уснуть. Шерри сладко сопела, положив голову мне на грудь. Я широко улыбнулся. Порой она такая милая, как ребенок, что невозможно не улыбаться.
Через полчаса я аккуратно выполз из кровати, стараясь не разбудить Шерон. Раз уж у меня появилось время, то мне хотелось бы посвятить его на легкий завтрак для Шерон. Знаю, перед службой она явно не будет наедаться. И тут весьма к стати оказались фрукты, которые я купил вчера для продолжения вечера. Но сначала я сходил в душ и привел себя в порядок, а потом приготовил любимой на завтра фруктовый салат и чашку кофе. Я разбудил любимую за полчаса до будильника. Думаю, она будет не против провести полчаса со мной, а не в сборах.
-Просыпайся, соня.. - тихо проговорил я, заползая к Шерри в постель, - все на свете проспишь, - улыбнулся я, потерся кончиком носа о щеку Шерри. Она начинала просыпаться, и я с удовольствием следил за этим пробуждением. Наконец-то Шер проснулась и я припал к ее сладким губам, приветствуя.
-Доброе утро, - проговорил я и снова поцеловал ее губки, - а у меня тут есть завтра в постель, - улыбнулся я, взглядом показывая на тумбочку, где стоял поднос с салатом и кофе.

Отредактировано Étienne Moreau (2014-06-22 14:29:17)

+1

50

- Да, подарок не особо удался, - как-то грустно усмехнулась я, после извинений Этьена, после чего усмешка тут же пропала, выражение лица стало серьезным и даже задумчивым.
Я больше имела ввиду свой внешний вид, нежели вечерний подарок, ведь сухая оценка моего наряда стала началом всего остального. Впрочем, я не собиралась сейчас напоминать о чем-то мужу, или вспомнить об этой обиде. Сейчас мы, как сказал Этьен, просто счастливы. Поэтому вместо всех слов, я просто провела обеими ладонями по волосам мужа. Мои ладони так и замерли в области висков, когда француз уже высказался относительно своего состояния. И я его понимала. Нет таких слов, это просто чувства. На слова Тьена я улыбнулась, а затем наклонилась и вновь коснулась губ губами. Этим я не только благодарила его за слова и соглашалась с ними, но и успокаивала: не стоит думать о сегодняшних неудачах, главное, что сейчас все прекрасно.   
- Что ж, тогда я сделаю все, чтобы это ощущение тебя не покидало, - с мягкой улыбкой прошептала, продолжая пальчиками обеих рук поглаживать волосы француза в области виска. -  И почему я не могу оторваться от тебя? – после этих слов я вновь аккуратно касаюсь губами губ мужа, один раз, затем второй, и каждой клеточкой своего тела чувствую эти кроткие поцелуи, эту нежность и тепло, которые от них исходят.
Не удивительно, что оторваться невозможно. И дело не только в поцелуях. Правда, оторваться все же пришлось, когда Тьен снова напомнил о переезде. На моих губах все еще красовалась улыбка, я усмехнулась, поражаясь памяти и настойчивости мужа. – Поговорим об этом завтра, ладно?
Трудно назвать причины, по которым я так упорно избегала этой темы. Скорее всего, мне просто не хотелось чувствовать себя здесь, как дома. Нет, с Тьеном я всегда дома, но в номере отеля хотя бы была возможность не забыть о том, что в Вашингтоне мы временно. А так, старые воспоминания, прежняя жизнь… совсем не хотелось. Впрочем, вероятности я не отметала, просто, чем позже мы вернемся к этому разговору, тем лучше. Тем временем Тьен уже собрался в душ, однако я осталась в постели, ее же нужно нагреть. Муж вернулся достаточно быстро, и я тут же подняла одеяло, намекая на то, чтобы ложился рядышком, туда, где тепло.
- Спокойной ночи, - с улыбкой протягиваю я, после чего пододвигаюсь к Тьену еще ближе.
Уснули мы быстро, по крайней мере, я. Сон был спокойным, и впервые я не просыпалась посреди ночи в беспокойном состоянии, просто потому, что чего-то не хватало. Сейчас же все было и никакой пустоты, я полноценна, таким же и вышел сон: полноценным и крепким. Наверное, я могла спать хоть до обеда, если бы не почувствовал в один прекрасный момент мягкое и теплое прикосновение. Глаза были все еще закрыты, но губы растянулись в улыбке. Я слышала любимый голос, от чего прошедшие три дня без него показались просто страшным сном, сном, который был и прошел. Мне все еж пришлось открыть глаза, не хотелось, чтобы труды Этьена пропали зря. Все с той же улыбкой я сладко зевнула и, вытянув руки, потянулась.
- Я смотрю, ты проснулся давно, - сонно проговорила я, смотря на утренний завтрак. – Доброе утро. Ты хорошо спал? – на всякий случай поинтересовалась я, а-то вдруг все это результат бессонной ночи, а не добровольное ухаживание.
И все же я с особым удовольствием приняла этот подарок. Сначала выпила кофе, затем попробовала и салат. Было очень вкусно, о чем Этьен должен понять по моей благодарной улыбке. Затем, когда поднос был убран, я глянула на часы. У нас еще было время. Я невольно порадовалась тому, что муж разбудил меня чуточку раньше, нежели я тут просыпалась обычно. Хорошее утро начинается с завтрака в постель, но мне этого было мало. Улыбнувшись Тьену, я протянула к нему руки. Муж наклонился ко мне и мы, обнявшись, срослись во французском поцелуе. Я наклонилась назад, таким образом, и его затягивая на кровать. Мы прикрылись одеялом.
- Говорят, утренний секс заряжает бодростью даже лучше кофе или зеленого чая, а еще поднимает настроение на весь день, - с ехидной ухмылкой заметила я, когда француз уже прижимал меня своей грудью к постели.
Этьену не нужно было повторять два раза. Мы снова поцеловались, рукой я поглаживала волосы мужа, а в следующее мгновение наконец-то почувствовала его. Из моих уст вырвалось тяжелое дыхание, но губы все еще застыли в прежней улыбке. Мы начали двигаться, уже не отрываясь от губ друг друга. Ладонями я водила по спине Тьена и медленно доходила до волос, пальцы то тонули в них, то вновь выглядывали. Я немного испортила его прическу, но не думаю, что мужчина обидится. Мы оба тяжело дышали, а дыхание Тьена обволакивало кожу моего лица. Вскоре я оторвалась от его губ, но лишь для того, чтобы губами провести по его гладкой щеке. Вот так просто, но все же так волшебно и непередаваемо. Чувствую пик наслаждения, дыхание учащается, становится слышнее, губы снова сплетаются с его губами, пальцы ладоней утопают в его волосах. Тело сводит судорога, движения замедляются, а затем мы замираем и вовсе.  Как же я была права! А ведь это, про утренний секс, выдумано из головы, но я себя чувствую настолько приподнято, настолько бодро, словно и не проснулась меньше часа назад.
- Ну что, твое настроение улучшилось? – засмеялась я, после чего, в очередной раз, крепко поцеловала мужа в губы.
После я отправилась в душ. Увы, но нужно было собираться на работу. Правда, после такого насыщенного утра, даже работа не способна мне испортить настроение, все же рабочий день закончится, и я снова буду с Этьеном! Я вышла из душа и сразу же переоделась, после чего, еще застегивая пуговицы рубашки, вышла в гостиную. Француз уже успел заказать себе какао (поняла это по приятному аромату шоколада) и спокойно попивал его, стоя в помещении.
- О, интересно, что подумали на ресепшене, - усмехнулась я, подходя к Этьену. Взрослый мужчина заказывает какао! Я шла к тумбочке, на которой лежали часы, но попутно остановилась около Тьен и взяла из его рук кружку. Сделав несколько глотков какао, я вернула кружку мужу. – М, очень вкусно, - дотронувшись ладонью до его щеки, я чмокнула француза в губы, и двинулась дальше. – Позвони мне, как будешь возвращаться в отель, хорошо? – застегивая часы, попросила я. – Постараюсь сегодня вернуться раньше, но не обещаю. Так, вроде все взяла. Ладно, мне пора ехать, - мы снова приблизилась друг к другу, я обхватила лицо мужа обеими руками и несколько раз поцеловала его в губы. – Пока, милый. И веди себя хорошо! – добавила я, уже на пути к двери.
Меня уже ждала машина, и вот я снова на пути к военной базе. Только на этот раз на моем лице улыбка. Это было прекрасное утро, и уже ничто не испортит моего настроения.

+1

51

Очередной вечер, пропитанный каким-то волшебством. И не обязательно что-то делать, достаточно тихо дышать рядом, теплым дыханием обволакивая ухо или щеку. И я никак не мог выразить своего счастья, лишь потому, что его так много, что оно становится очевидным. Да, на меня можно посмотреть на улице и без труда определить, что я отношусь к тем людям, что насвистывает незатейливую мелодию или идет резко и чуть ли не вприпрыжку именно из-за огромного жизненного счастья.
Руки Шерон касались моих волос, а мне казалось, что через меня пропускают миллионы электрических импульсов, и именно эти импульсы позволяют мне жить, дышать и любить. В очередной раз я задумываюсь, а как бы я жил, если бы тогда в парке остался равнодушен? Шерон бы поймала преступника и до сих пор была одинока? Пожалуй, я этого не мог позволить, даже будучи незнакомцем для своей будущей жены. Я счастлив, что судьба свела нас вместе, сделав нас чем-то цельным, единым.
Я посмотрел на Шерри взглядом полным любви. Как она прекрасна. Эти светлые волосы, отливающие золотом, нежно-голубые глаза, в которые можно смотреть часами, аккуратные, женственные черты лица, губы, которые так и хочется поцеловать. Сердце замирало, как только в мою голову снова и снова приходило осознание того, что это белокурое чудо мое. Мое и только мое. Как маленький ребенок, который не хочет не с кем делиться, но едва ли Шерри захотела бы, чтобы я ее кому-либо отдал. Я всегда старался стать целым миром для нее, чтобы все свое время она дарила мне. Я ее семья, я ее друзья, я ее муж. И она платит мне той же монетой, являя собой универсального человека, который заменил мне всю жизнь.
-Знаешь, с тех пор, как я встретил тебя, у меня отпуск не заканчивается. Какие бы проблемы на работе меня не преследовали, рядом с тобой я всегда отдыхаю. Ты - мой отпуск, - улыбка стала более явной, сменив собой мягкую улыбку, что царила на моем лице мгновения назад.
Шерри не могла оторваться от меня ни на секунду. Пожалуй, я бы огорчился, если бы она все же нашла в себе силы оставить меня в покое. Покой был сейчас. Умиротворенность, уединение, томительный трепет, который щекочет меня изнутри.
-Я не хочу, чтобы ты отрывалась от меня, - шепотом проговорил я, едва касаясь ее губ. Я до сих пор чувствовал их неповторимую сладость, - мы ведь неотрывны?
И Шерри вновь прикоснулась к моим губам, и сердце мое на мгновение остановилось, чтобы не мешать мне насладиться этим сладким и кротким поцелуем. И сейчас мне пришло в голову то, что я хочу пожить здесь с женой. Не быть гостем, хотя в этом был свой антураж и своя особая атмосфера, но мне хотелось все же переселить Шерри в квартиру, и если не в квартиру, то в другой номер, который я оплачу сам. Я понимаю, у каждого свои заскоки, и мой был именно на жилье. Сейчас для меня это было служебное жилье моей жены, а ведь она так не любит, когда я лезу в ее работу. И здесь, когда осознаешь, что номер оплачен государством по понятным причинам, чувствуешь присутствие третьего лишнего, а т.к. это помещение связано с работой, то лишним порой чувствовал я себя, не смотря на то, что Шерри целиком и полностью принадлежала мне и отдавалась только мне. Да и, в конце концов, мне хотелось быть хозяином положения, настоящим мужчиной, а Шерри прерывала меня и мои намерения каждый раз, когда говорила, что мы обсудим потом.
-Ощущение, что ты не хочешь расставаться со своим служебным жильем, - я намеренно сказал служебный, чтобы Шерри могла догадаться о моих причинах бежать отсюда, - если не хочешь квартиру, я могу номер снять, но, пожалуйста, завтра не избегай этой темы.
Я решил, что Шер сейчас лучше не нагружать. Ей нужно отдохнуть, а моя лояльность к ситуации позволит жене еще и поразмыслить до завтра. По хорошему надо бы выведать ее мнение именно сейчас, но мне не хотелось бы портить нам настроение из-за какого-то квартирного вопроса. Я нежно поцеловал жену в кончик носа и отправился в душ.
Даже расстояние в несколько метров и преодолимое препятствие в виде межкомнатной двери заставляет меня скучать по жене. Надо же было так влюбиться, что даже поход в душ становится неким мучением. И сколько радости, когда я наконец-то вышел из ванны, поселилось в моем теле! Казалось, что все это так переполняет меня, что становится видным: моя улыбка, мои движения, даже моя интонация пропитана радостью. Шерри поднимает одеяло и приглашает меня к ней в теплую постельку. Что же, я не дурак, чтобы отказываться. Любимая прижалась ко мне, мы пожелали друг другу доброй ночи и, пожалуй, оба уснули моментально, будто вместе, держась за руку, провалились в какую-то пропасть.
Проснулся я первее жены и решил, что негоже попусту время тратить. Пока любимая спала, я приготов ей легкий завтрак, что называется, на скорую руку. Но, думаю, и такая простенькая трапеза будет ей приятна. И я не прогадал, Шерри с удовольствием позавтракала, пока я сидел рядом.
-Ты шутишь что ли? - с улыбкой поинтересовался я, - рядом с твоим теплым бочком всегда спится хорошо, - промурчал я, широкой ладонью касаясь к бедру Шер и пододвигаясь к ней ближе. Я сидел на кровати, но Шерри желала чего-то большего, по крайней мере именно так я расценил ее жест, когда она протянула ко мне руки. Я послушно последовал за ее телом, ожидая чего-то приятного. Сладкий французский поцелуй с утра, мы вновь под одеялом, где тепло и уютно. И снова через меня пропускают ток, но я не умираю, а живу, словно чудовище Франкенштейна. Это счастье прижиматься к жене, ощущать ее формы, ее рельефы, исследуя вновь и вновь ее тело своими широкими, теплыми ладонями.
-И кто же это говорит? - игриво протянул я, следуя намеку Шерри. Я уже ощущал своей грудью, как тяжело дышит любимая, как ее тело бьется в легкой, блаженной дрожи, которая невероятно заводила. Утренний секс походил на сегодняшний завтрак, легкий, но очень вкусный. Я двигался, ощущая, как во мне закипает кровь, я чувствовал ловкие пальчики Шерри в своих волосах, и это ощущение словно заставляло меня двигаться дальше, будто я марионетка. Но я все же делал все по собственному желанию. Я хотел достичь наслаждение и подарить его жене... Я крепко держу ее, прижимаю к себе, и двигаюсь, боясь остановиться хотя бы на мгновение, боясь потерять это сладкое напряжение, что стягивает мои мышцы и, кажется, делает меня больше. Да, я ощущаю себя больше раза в два, а Шерри в такие моменты была маленькой и хрупкой, порой мне казалось, что я сдавливал ее так, что ей становилось больно, но она ничего не говорила, ей это нравилось, а я сходил с ума от этого наслаждение, от возбуждения, которое зарождалось во мне в такие моменты.
Я тяжело дышу, прижимаясь губами к ее губам. Мы словно на карусели, весь мир проносится мимо, а у нас здесь свои скачки. Шер отводит голову, и я ощущаю ее обжигающее дыхание на своей щеке. Вновь во мне все замирает, но я продолжаю двигаться. Я чувствую, что уже рядом, уже нащупал почву сладкого наслаждение, и наконец... тело пронзает судорога, но я готов смеяться от этой легкой боли, которая призывает меня остановиться. Я все еще прижимаюсь жене. Так не хочется двигаться, не хочется вставать, хочется лежать так вечно.
-Не сказать, что у меня оно было неважным до секса, - усмехнулся я, все еще тяжело дыша, - но ты просто прелесть, теперь я буду улыбаться весь день! - пожалуй, это не преувеличение. Вспоминая сегодняшнее утро, я буду улыбаться. А я знаю, что буду вспоминать его часто.
Однако долго нам не удалось поваляться в постели, Шерри пора было собираться на работу, и это было самой большой досадой на сегодняшний день. Но как бы досадно не было, я понимал, что тут уже ничего не попишешь, ведь армия не полиция. И если в Сакраменто я порой решаюсь дерзнуть правоохранительным органам, и выкрасть свою жену раньше положенного времени, словно принцессу из башни, то здесь, в Вашингтоне, меня, рыцаря злополучных дней, вряд ли вообще пустят на работу жены, не говоря уже о дерзостях упомянутых выше.
Пока Шерон принимала душ, я лениво выполз в гостиную, все еще ощущая всем телом утренний секс. Это приятно, а потому, я решил забыть о своей досаде и подчеркнуть приятные ощущение кружечкой хорошего какао. Я позвонил вниз, и уже через несколько минут мне принесли большую кружку горячего какао, украшенного взбитыми сливками, под которыми прятались кусочки маршмеллоу, словно белые медведи под большим, молочным айсбергом.
Шер вышла в гостиную уже полностью одетой, когда я оставался лишь в нижнем белье. Шер сразу поняла, какой напиток я пью, и решила над этим подшутить.
-Думаю, они подумали, что у тебя есть ребенок. Большой такой, ребенок - усмехнулся я, вновь жадно делая глоток. Шер взяла из моих рук кружку и повторила мой жест, - с каких пор ты воруешь у меня какао? - улыбнулся я, смотря, как Шер наслаждается напитком. Все-таки мы многое воспитали друг в друге, многому научили. Знала ли Шерон, что когда-нибудь откроет для себя какао? Какао детский напиток? Но где это написано?
Шерри кротко поцеловала меня в губы, а я лишь облизнулся, снова делая глоток какао. Все-таки губы жены вкуснее, личное наблюдение.
-Хорошо, позвоню. А ты уже дай мне ответ, по поводу квартиры, или ты собралась тянуть эту тему три недели? - улыбнулся я. Конечно же я не торопил Шерон и не хотел, чтобы она принимала поспешные решения, но все же как долго она будет тянуть с ответом? Однако пусть эта тема останется на вечер, сейчас мне вновь хотелось прикоснуться к моей девочке. Так не хочется ее отпускать, но здесь я был бессилен, и рассуждал об этом некоторое время назад. Ее теплые ладони коснулись моих щек, и мои губы сразу же дернулись в улыбке. Несколько сладких поцелуев, и я морально готов терпеть полдня гордого одиночества.
-Когда это я вел себя плохо? - усмехнулся я, - до встречи, - теперь уже я кротко поцеловал ее губы.
День тянулся медленно, казалось, что из меня вытягивают нити, и с каждой минутой я становлюсь все меньше и меньше, словно горящая свеча. Удивительное чувство, но неприятное. Я посетил семинар, но ничего нового я не открыл, разве что подцепил пару потенциальных клиентов. Все, о чем я мог целый день, это о Шерон. Не знаю, но мне нравилось представлять нашу встречу, как она улыбнется мне своей милой, широкой улыбкой, как она прижмется, обнимет. Я еще никогда не был таким сентиментальным, но мне нравилась это мягкость во мне. Уверен, Шерон тоже она нравилась, ведь и для нее все это в новинку. Мы вместе уже столько лет, а ощущение, будто только вчера провели первую ночь вместе. Аж сердце замирает.
Семинар меня утомил, но я мигом взбодрился, когда вышел из офисного здания на улицу. Я вздохнул свежего воздуха и достал из кармана телефон.
-Алло, привет, - говорю я, слыша любимый голос. Не знаю, в тайне ли Шер разговаривает по телефону или нет, но мне приятно, что она находит время на разговор со мной, хоть и кроткий, - я соскучился по тебе, - мурчу я в трубку телефона, - ты скоро домой? Я куплю что-нибудь покушать по дороге, вино будем? Или что ты хочешь? - но Шер позвали, а потому все осталось на моем вкусе, - ладно, любимая, я буду ждать тебя. Пока.
Все же настроение заметно улучшилось, как только я услышал родной голос. Я зашел в итальянский ресторанчик, который нашел по навигатору в телефоне и выпил чашечку чая, пока ждал свой заказ. Расплатившись, я забрал пакет и пошел домой. По дороге я купил небольшой букет и спешил в номер гостиницы, надеясь увидеть там жену. И вот я уже возле двери, вставляю ключ в замочную скважину и захожу внутрь.

+1

52

- Сегодня вечером это обсудим, обещаю, ладно? - мимолетно бросила я, когда муж в очередной раз напомнил о квартире.
Я не хотела жить в съемном жилье, я по-прежнему хотела ощущать себя здесь в гостях, потому мне было комфортно в этом отеле. Француз зря называл номер «служебным». Разве есть разница между тем, оплачиваем номер мы или государство? Впрочем, разница есть, конечно. Мы на этом экономим. Но все это предстоит обсудить вечером, после службы, а сейчас уже нужно было уезжать. Чмокнув Тьена на прощание, я покинула номер. Снаружи уже ждал служебный автомобиль, который вскоре доставил меня к месту назначения. На службе меня раздирали противоречивые ощущения. Отчасти, как я и предполагала, работать было непросто, хотелось поскорее увидеть Этьена. С другой стороны, наоборот, думалось проще, даже дышалось легче, ведь я знала, что любимый рядом и мне не надо переживать, не надо тосковать, лишь по вечерам видя его лицо на экранах монитора. В общем, с этими ощущениями и прошел мой день.
- Привет. Я тоже скучаю. Наверное, сегодня буду чуточку позже, чем обычно. Но как только все закончу, тут же приеду! – уже на службе, в перерывах между работой, болтала я по телефону с Этьеном, ходя туда-сюда по длинному коридору. – Да, купи вина какого-нибудь, а без всего остального можем и обойтись. В отеле на первом этаже прекрасный ресторанчик. Ладно, мне пора бежать. Люблю тебя и до встречи.
Но я немного лукавила. Вернуться домой я собиралась раньше запланированного, раньше, нежели вообще когда-либо возвращалась тут. Француз врятли ожидает меня увидеть, собственно, я никогда и не возвращалась раньше него. Что же я придумала? Да самое простое, если честно, но безумно приятное для своего мужчины. В этом я была уверена. Итак, вот я уже в номере, прихорашиваюсь, подготавливаюсь и уже готовлю табличку с надписью «не беспокоить», которую мы повесим на ручку двери. Вроде и ничего особенного, но, уверена, мужу понравится. Наконец-то я слышу, как поворачивается замок, и медленно подхожу к дверному проему, разделяющему спальню и гостиную, и опираюсь о дверной косяк. В номере распахивается дверь, Этьен заходит и останавливается. Он явно не ожидал увидеть меня, как и все остальное. В номере стоит небольшой столик, на котором расположились вазы с фруктами и ведро со льдом, в котором стояло шампанское. Но, пожалуй, больше всего его взгляд привлекло другое. Пусть покажусь нескромной, но кое-что другое – это я. О да, я подготовилась. Не только накрасилась, но и приобрела черный полупрозрачный халат, который и украшал сейчас мое тело. А под халатом… ничего.
- Привет…, - спокойно протягиваю я, одаривая француза хищным взглядом. – Как день прошел? – словно невзначай интересуюсь я, после чего медленно подхожу к Этьену и беру все, что у него в руках. Пакеты падают на пол, а цветы остаются у меня. – Оу, это мне? Красота. Спасибо, - все так же лукаво говорю я, словно это самый простой вечер, а я в самом простом халате. После я подаюсь к мужу и просто впиваюсь в его губы, как будто не делала этого несколько недель. Благодарный французский поцелуй, я отрываюсь, лицо мое украшает ухмылка. – А я тут решила устроить скромный ужин. Пошли.
Взяв француза за руку, я потянула его за собой, попутно успев поставить цветы в вазу. И вот мы оказываемся около дивана, рядом стоит то самый столик. Я аккуратно надавливаю рукой на грудь Тьена, от чего тут бухается на диван. Недолго размышляя, я усаживаюсь на француза, после чего, обхватив его голову руками, снова страстно и несдержанно целую. Ощущение его губ и даже волос, до которых дотрагиваются мои ладони, - все это сводит с ума. Но это лишь начало нашего «скромного» ужина на двоих. Через минуту я отрываюсь от губ Тьена, целую его сначала в щеку, затем в подбородок. Гладкая кожа, без щетины до сих пор непривычно.
- Ммм, от тебя так приятно пахнет…, - словно кошка, урчу я, после чего открываю глаза. Мои ладони все еще лежат на щеках Этьена. – Это моя маленькая благодарность за твою поддержку и настойчивость. Ты ведь знаешь, что я у тебя очень благодарная?

+1

53

Признаться, телефонный разговор не прибавил мне энтузиазма, скорее расстроил. Однако я понимал, на что подписывался, когда оставив детей на Викторию и Роксану, по быстрому собрал свой дорожный саквояжик и отправился в долгий путь. Этого следовало ожидать, что Шерри не будет сбегать с работы ради меня и рисковать своей драгоценной (исключительно для меня, ведь я жадина) попкой. В конце концов, нужно во всем видеть положительные стороны. А здесь, если подумать, одна сплошная положительная сторона, даже не сторона, а стена, длинною с великую китайскую. Я в Вашингтоне с любимой женой, мне не нужно торчать в Сакраменто и считать дни, словно заключенный. Я могу видеть ее каждый вечер, могу прижиматься к ней, засыпая, могу просто слышать по телефону и обсуждать с ней планы на вечер, а не расспрашивать о вашингтонской погоде через скайп. Во всем были плюсы, которые безжалостно стирали минусы в порошок. А потому я решил, что грустить - это не про меня. Так что, собравшись, я решил, что приду в номер и буду покорно ждать свою женушку. А пока я решил, что будет не лишним побаловать ее пышным букетом из кустовых роз, крупных и очаровательных, как и любит Шер.
На кого я похож? На счастливого человека с букетом. Будь я знаком с Шерлоком Холмсом, уверен, он бы применил на мне свои дедуктивные приемчики и с радостью всем сообщил, что я спешу на свидание. Но встречи с Шерон для меня были чем-то глобальнее, чем просто свидания. Что подразумевает свидание? Крошечный столик в кафе, чтобы быть ближе друг к другу, свечка в стакане или в каком-нибудь подсвечнике, типа шахтерского фонаря 19 века, бесконечные улыбки и смех, а потом напоследок поцелуи. Все это у нас было, но это еще не все. У нас была связь, которую никто никогда не смог бы объяснить. Сколько у нас друзей и знакомых, которые видели, как мы тянемся друг к другу, которые видели, как мы подходим не только внешне, но и духовно. Мы оба обрели покой, словно послушные псы под боком у любимого хозяина. И это неоспоримый факт, эдакая аксиома, которую мы с Шерри со спокойным сердцем приняли.
У нас была любовь. Разная, во всех ее проявлениях. Любовь, которые мы смогли уместить всего в одного человека. Я уместил все в Шерри, а она уместила все в меня. Все эти мысли беспрерывным потоком циркулировали у меня в голове. Я был воодушевлен и хотел устроить Шер небольшой сюрприз в виде скромного ужина. Вместо тесного столика диван, а свечей - тусклый свет торшера. Я зашел в отель. Пожалуй, я не устану из Шерон вытягивать правду, потому что она никак не может объяснить, почему не хочет переехать в квартиру.
Я вставляю ключ в дверь, поворачиваю его, слышится приятный щелчок, говорящий о том, что мое проникновение в номер в скором времени осуществится, и вот я захожу и вижу Шерон. Я обескуражен, потому как Шерон смогла меня удивить. Вот же маленькая врунишка. Думаю, стоит сказать, что Шер была голой, абсолютно, потому как ее прозрачный халат, под котором проступали сосочки, никак не мог зваться одеждой. И если бы мы были в каком-нибудь мультфильме старых братьев Уорнеров, где признаться анимация пугала своей диковатостью, то у меня бы отвисла челюсть, а через грудь были бы видны очертания заколотившегося сердца.
-Привет, - завороженно проговорил я. Надо же было так обескуражить, что я и не знаю, что делать, а главное, что думать, - ну, с приходом сюда мои дела заметно улучшились, - улыбнулся я, найдя в себе силы закрыть ногой дверь, словно ковбой, и пройти внутрь номера. Я держал в руках букет, но я напрочь про него забыл. Я разглядывал Шер и, не в обиду ей, на долго я не мог задерживаться на ее глазах. Иметь такое сексуальное тело под таким прозрачным халатом - это самое настоящее преступление против собственного мужа. К слову, я и о пакете забыл, но он, похоже, и Шерри не особо волновал, потому как он сразу же оказался на полу, как только она подошла высвободить мои руки. И я был благодарен этому жесту, потому что теперь мои руки свободны, а значит я могу потискать мою девочку. Шерон впивается в мои губы, а я уже обнимаю ее, руками ощущая ее тугое, подтянутое тело. И кто вообще скажет, что эта женщина не раз рожала? Просто богиня, не иначе!
-А ты знаешь, что врать не хорошо? - после сладкого и долго поцелуя спросил я, как только Шерон повела меня по номеру, - тем более мужу, да еще и по телефону. Маленьких врунишек всегда наказывают, чтобы потом они всегда говорили правду и ничего кроме правды, - усмехнулся я, заразившись настроением этого вечера. Да, я поймал волну флюидов, которую Шерон на меня накатывала. К слову, это и не волна вовсе, а настоящее цунами, которое накрыло меня с головой и наводнило этот гостиничный номер до потолка.
Мы останавливаемся возле дивана. Думаю, на сегодняшний вечер это первая остановка. Шерон надавливает мне на грудь, и я послушно падаю на диван. Через секунду эта кошка уже на мне , жадно впивается в мои губы. Я уже поглаживаю ее ягодицы и спинку, не желая вообще ужинать. Кому нужна еда, когда на тебе сидит такая женщина? Оторвавшись от моих губ, Шерри целует мои щеки и подбородок.
-А от тебя еще приятнее. Новый парфюм? Гель для душа? Шампунь? Твои флюиды? - заулыбался я, строя предположения. Во всяком случае, Шерон пахла возбуждающе. Ее запах кожи сводил меня с ума, и я готов был призывно выть волком, - была бы ты такой благодарной пару дней назад, когда ты не пыталась меня выпроводить не то, что за дверь, а из города. Но да, я знаю, какая ты благодарная, а потому я молчу и готов принять всю твою благодарность на себя... - теперь я был инициатором жадного, но в то же время сладко-нежного поцелуя.
Я завалился на диван, накрывая любимую своим телом. Я посыпал ее поцелуями, а потом несдержанно впился в ее шею. Не думаю, что Шерон будет этому рада, но сейчас она просто сходит с ума, как и я. Одного не могу понять, почему я все еще в одежде.
-У меня вопрос, - тяжело дыша, оторвался я от сахарной шейки, - а тебе разве можно сбегать с работы так рано? - и правда. Если это так, то я вообще самый счастливейший человек на Земле, как старина Карлсон, и не важно, что он был "самым больным в мире". Шерон сегодня выглядела очень возбуждающе, и мне хотелось превратить этот вечер в сплошное удовольствие для нас двоих. Наш маленький медовый месяц с вынужденной работой.

Отредактировано Étienne Moreau (2014-08-16 07:40:12)

+1

54

Мне удалось удивить Этьен, и это как раз то, чего я хотела. На лице хищный соблазнительный взгляд, я медленно подхожу к нему и забираю цветы. Кажется, муж настолько обескуражен, что даже сказать ничего не может, но мне это на руку, ведь есть возможность взять все в свои руки. Мне нравится доминировать. Иногда. Знаю, что через пару часов верх возьмет француз и, черт возьми, мне это будет нравиться еще больше, еще больше сводить меня с ума и лишать рассудка! Ну а пока что я целую его, получая неописуемое удовольствие от этого глубокого и чувственного поцелуя. Попутно Этьен обвивает меня своими руками, и мне приходится глубоко вздохнуть, чтобы хоть как-то успокоиться и суметь продолжить игру.
- А может я это сделала специально, - игриво протянула я, уже останавливаясь и вновь вплотную подходя к французу. – Как раз потому, что знаю, что безнаказанным ты это так просто не оставишь.
На лице моем играла ехидная ухмылка, о да, сегодня я готова отдаться воле Этьена, сегодня мне хочется ответить перед его «законом». Но пока игра продолжается, и вот я уже усаживаюсь на мужа, одаривая его сладким поцелуем. Ладони Тьена касаются моих ягодиц, губы невольно расплываются в блаженной улыбке. Я аккуратно целую его щеки и подбородок, руки, тем временем, ездят по его груди. Через несколько минут моя ладонь коснулась шеи мужа, я слегка отстранилась и криво ухмыльнулась. На слова мужа я лишь загадочно пожала плечами, пусть уж он сам решает, что это за аромат. Главное, что мы оба сейчас не способны оторваться друг от друга.
- Да, я вела себя достаточно плохо, но, знаешь что? Я готова искупить свою вину, - после этих слов я вновь подалась к мужу, касаясь губами мочки его уха. – И я обязательно восполню всю невысказанную благодарность. Обещаю, - прошептала я.
После этих слов я вновь слегка отстранилась и, глянув Тьену в глаза, вновь улыбнулась. Француз не стал ждать, и через пару секунд я уже лежала на диване, под ним. Мои руки тут же коснулись спины мужа, ноги обхватили его талию, а губы сплелись с губами. Закрыв глаза, я получала удовольствие от его действий, таких расторопных, но и, одновременно, таких нежных. Ладони француза по-прежнему ласкали мое тело, к этому просто невозможно относиться равнодушно. Но это было лишь начало.
- Нет, нельзя. Могу больше так не делать, если тебе это не нравится, - просто в шутку протянула я, хотя уходить раньше, и вправду, было не очень хорошо, но попробовал бы меня кто-нибудь остановить.
Дотронувшись ладонями до щек Этьена, я приподняла его голову, чтобы взглянуть в глаза, а затем снова подтянула к себе и страстно поцеловала. Одна моя ладонь скользнула под рубашку мужа, начав аккуратно поглаживать его спину. Через пару секунд я сделала резкий рывок в сторону, и вот мы уже на полу, теперь я восседаю на Этьене. Ничего не сказав, я выпрямилась и взяла со столика вазу с вишней.
- Тебе нравится мой халат? Я тут зашла в один магазинчик, увидела его и решила, что… тебе понравится, - после этих слов я взяла в рот одну вишенку, в эту же секунду Тьен выпрямился. – Попробуй, очень сладкая, - ярко улыбнувшись, я всунула мужу в рот одну вишенку и следом сладко поцеловала, вкушая приятный вкус вишни. Впрочем, куда приятнее был вкус его губ.
С каждой минутой мое сердцебиение учащалось. Я целовала его, страстно, а затем медленно, нежно и аккуратно, целовала не только губы, но так же подбородок, скулы. Я словно пыталась вкусить вкус каждой клеточки его тела. Дотронувшись ладонями до его лица, я слегка отстранилась, кончики наших носов соприкасались. Смотря в его глаза, я улыбнулась. Какое же у него красивое лицо! Очаровательно, соблазнительное. Нет ничего удивительного в том, что я продолжила свои действия: все еще ладонями касаясь щек мужа, я чувственно целовала его, медленно, вкушая сладость каждого момента. Губы, скулы, щеки. Ни что не осталось без внимания. Затем, через несколько минут, я начала водить ладонями по его рукам, по его груди. Все эти ощущения не могли не возбуждать. В итоге я начала медленно растягивать рубашку мужа. Остановилась где-то посередине. Из-под полурасстегнутой рубашки уже выглядывала обнаженная грудь француза, до которой я тут же дотронулась своими пальчиками. Вторая ладонь уже коснулась затылка мужа, пальцы утонула в его волосах, а губы впились в губы. Да так жадно, словно мы целуемся впервые. Через пару минут мы оторвались, хотя это было непросто.
- Открой шампанское, - я пододвинула ведерко с бутылкой. – У нас весь вечер и вся ночь впереди, все успеем, - и снова кривая ухмылка. Все же целью была не только бурная ночь, но и не менее отличное ее начало. Этьен открывает шампанское, разливает его по бокалам. – Я люблю тебя. За нас, - приподняв бокал, произношу я, после чего делаю несколько глотков и вновь мы целуемся.
Только в этот раз остановиться уже не получается. Все еще целуя мужа, я отвожу руку в сторону, пытаясь нащупать поверхность, чтобы поставить бокал. Наконец-то это получается, и я подаюсь вперед, побуждая француза вновь лечь на спину. Оторвавшись от губ, я начинаю целовать его шею. Затем спускаюсь и ниже. Мне уже мало, губами я касаюсь его груди, осыпая ее нежными и аккуратными поцелуями. Затем я вновь подтягиваюсь к губам француза, а ручка, тем временем, скользит ниже и уже расстегивает ремень. Долой его! За ремнем идет ширинка, и вот моя ладонь уже в укромном местечке, в области паха, в то время как мы с Этьеном все еще заняты нашим страстным и долгим поцелуем. Мне удается оторваться, я вновь приспускаюсь, целуя грудь Этьена, а затем, подняв голову, ехидно улыбаюсь ему.
- Пошли…, - протягиваю я, после чего встаю и медленно направляюсь к спальне, таким образом, зазывая любимого за собой. Около дверного проема я остановилась и поманила его к себе пальчиком.

+1

55

Шерон меня по-настоящему удивила. Такое эффектное появление, такой волнующий, и в то же время, приятный сюрприз. И я прекрасно понимал, к чему этот сюрприз вел, я покорно шел по этой намеченной дорожке.
-Халатик? - переспросил я, вновь окидывая Шерри взглядом. Халатик был что надо. Он абсолютно никак не скрывал прелести моей жены, так что, я мог спокойно любоваться ее красивой грудью, бедрами и прочими частями тела. Моя легкая возбудимость из-за халата вряд ли является минусом подобной одежды, - халатик отменный, вот только я уже хочу его снять, - ухмыльнулся я, аккуратно пальцами зажимая тонкие шнурки халата. Однако я понимал, что у Шерри запланирован сюрприз, а потому я старался не торопиться, а просто наблюдал, что же будет дальше.
Шер аккуратно положила мне в рот вишню. Если быть точным, это была черешня, сладкая и сочная черешня. Но даже ее вкус не смог сравниться с теплым и чувственным поцелуем жены. Шер целовала меня. Ее россыпь поцелуев отдавалась волнительным трепетом у меня в груди. И этот трепет спускался все ниже и ниже, пока не перерос в желание. На мгновение она остановилась, теплыми руками касаясь моих щек. Я ей улыбнулся. Я всегда улыбался, когда видел ее лицо. Такое уже родное, а главное - необходимое. Я сжал ее тело сильнее, а любимая продолжила посыпать меня своими поцелуями. Они были разными. Кажется, что в  каждый она пыталась вложить что-то необъяснимое, оттого каждый ее поцелуй, каждое ее прикосновение губ к моей коже, было чем-то особенным.
Я почувствовал, как ее теплые пальцы начали расстегивать рубашку. Эти движения возбуждали, руки мои сильнее сжали ее ягодицы, а потом поднялись на талию. Шер, запустив руку в мои волосы, слегка потянула ее. Я тяжело вздохнул, а потом жадно впился в ее губы. Казалось, что сейчас мы просто пытаемся съесть друг друга, но все было менее опасно. Или же нет...
Оторвавшись от моих губ, Шер потянулась к столику и подвинула ведро с шампанским. Признаться, я ощутил некое разочарование, когда поцелуй закончился. Но я знал, что сегодня таких будет еще много.
Я открыл бутылку шампанского. Хлопок, и волна шампанского окатила Шер и меня. Теперь Шерри выглядела еще более сексуально и соблазнительно, когда ее халатик пропитался шампанским. Грудь стало видно отчетливо, возбужденные соски. Я разлил шампанское по бокалам.
-За нас, - повторил я за Шерри, и отпил шампанского. Атмосфера, жена, все это возбуждало мне все снова и снова. И вот я уже на спине, Шер жадно целует меня и ласкает мое тело. Я напрягаюсь, когда она снимает ремень и касается моего паха, засовывая руку в штаны. Я уже готов был наброситься на нее, как она отстранилась и позвала меня.
Уговаривать меня не пришлось. Я охотно поднялся с дивана и проследовал за женой в спальню. Мы отдались друг другу. Так страстно, так упоительно. Я ласкал тело Шерон, порой я слишком увлекался, крепко сжимая ее в своих руках. Она была настоящей нимфой. Такой красивой и такой соблазнительной. И как такую можно не любить? Эта ночь была волшебной. Чувственно, страстной, с примесью терпкой нежности, которая всегда была присуща нам. Да, мы научили друг друга многому, научили быть разными и уникальными. Насладившись пиком удовольствия, мы завалились в постель.
-Я люблю тебя, - проговорил я, все еще тяжело дыша, - о такой жене можно было только мечтать. Кстати, прости, что облил шампанским, -усмехнулся я, переворачиваясь на бок и обнимая Шер. Хотя это и не было извинением. Вообще, мне даже понравилось целовать нежную грудь Шер и чувствовать с ее кожей привкус шампанского. Восхитительно.
Уснули мы под утро. Конечно, я начал переживать, потому как работу Шерон никто не отменял. Мне бы не хотелось, чтобы  у нас были проблемы. И да, проблемы не только Шерон, поскольку я ее супруг, любую ее неудачу я примеряю на себя. Но мы сладко спали. Я прижимался к теплому телу любимой. Ну разве мог я так сладко спать, оставаясь все эти три недели в Сакраменто?

+1

56

Пожалуй, сегодня я осуществила все задуманное. Взбудоражив сознание мужа, а после проведя с ним эту жаркую ночь, думаю, мне удалось искупить вину за свое нехорошее поведение. Впрочем, подарком это было не только для Этьена, но и для меня. Его горячие поцелуи, крепкие объятия и прикосновения…, не перестываю восхищаться и сходить с ума от этого! И так каждый раз. Еще не было момента, когда бы я посчитала это обыденным и простым. Нет. И доказательством служат мурашки по коже, которые покрывают тело, как только он прикасается к нему или целует.
- Ну, я далека до идеала, - усмехнулась я, вспоминая те переживания, которыми каждый раз одариваю француза, уходя на работу. – Но я стараюсь! Вот мне почему-то кажется, что тебе совсем не жаль, - засмеялась я, имея ввиду эти извинения и мой облитый халатик.
Врятли Этьен сожалеет о случившемся, уж я видела его взгляд, когда полупрозрачный халатик прилип к моему телу. Итак, немного посмеявшись, мы все же уснули. Ночь уже заканчивалась, но я забыла сказать мужу о том, что завтра у меня выходной. О да, сборы ведь не означают, что я каждый божий день буду пахать на благо родины. Хотя, обычно так и происходит, но, как у офицера военной разведки, у меня были свои привилегии. В частности, жилье, расположенное не в казармах, ну и выходные. Потому уснула без особых переживаний, а на утром сделаю Тьену сюрприз.
Трудно сказать, сколько мы спали. Как и зачастую, я проснулась первая. Телом я прижималась к боку Этьена, который лежал на спине. На него была закинута моя нога, голова лежала на плече, а рукой я обвивала тело француза. Сонным взглядом я глянула на часы, которые стояли на тумбочке. Всего 12 часов дня. В этот момент Тьен зашевелился и вскоре повернул голову ко мне. Кончики наших носов соприкоснулись.
- Доброе утро. Представляешь, уже почти обед, - протянула я и тут же продолжила, пока муж не напомнил о службе, на которую я, по идее, уже опоздала. – И я забыла тебе сказать! У меня сегодня выходной. Просто вчера ты бал такой…, в общем, такой, - засмеялась я, не знаю, как точно обозначить мужа. Умопомрачительный, страстный, соблазнительный, сногсшибательный. – Что у меня как-то не было времени об этом упомянуть.
Ярко улыбнувшись и дотронувшись ладонью до щеки француза, я поцеловала его в губы, еще плотнее прижимая свою ножку к его животу. После, ущипнув Тьена за ногу, я быстро встала, чтобы принять душ. Сегодня, как и обещала, покажу его знаменитые вашингтонские музеи, от музея искусства до исторического. Уверена, ему будет интересно! Поэтому я собиралась с особым энтузиазмом. Пока Тьен был в душе, я накинула халат, желая заказать что-то в номер, но тут кто-то постучал. Не раздумывая, я открыла дверь и…
- Роберт? – изумленно протягиваю я, ведь передо мной стоит бывший муж с привычной нахальной улыбкой на лице.
- Хэй, классно выглядишь, - просто протягивает он, без приглашения заходя в номер.
- Я тебя не приглашала зайти, - заявила я, но это мужчину не остановило. – Какого хрена ты тут делаешь? Я занята, так что до свидания.
- Да я только что пришел! Вот захотел тебя увидеть, а ты не изменилась. Впрочем, грубость тебе всегда шла. Я…, - и тут Роберт осекся, ибо из спальни вышел уже переодетый Этьен. Его Боб явно не ожидал увидеть, ведь никого, даже его самого я не посвящала в свою службу и если приходилось улетать в командировку, я делала это одна.
- Черт, - простонала я, совершенно не зная, чем все закончится.
- Вау. Так вот, чем ты занята… Неожиданно. Привет, Этьен! Хотя не понимаю, что ты здесь делаешь. Это ведь деловая командировка, а ты не военный. Или я чего-то не знаю? – после этих слов я глубоко вздохнула, Роберт остался в своей манере.

+1

57

Этой ночью я спал крепко. Сквозь сон я чувствовал тепло обнаженного тела жены, что так тесно было прижато к моему боку, ощущал ее горячее дыхание на своем плече. Мне было так комфортно от этого уюта. Уюта, созданного ее близостью. И хотя я засыпал с тревогой, что мы можем проспать, сон был спокойным.
Почувствовав движения, я начал просыпаться. Повернув голову, увидел родное, любимое лицо. Я улыбнулся, а вот когда услышал о том, что уже обед, мои глаза заметно увеличились. Вот только я ничего не успел сказать, Шерон сразу успокоила меня.
-А стоило бы, - улыбнулся я с заметным облегчением, - хоть я и не люблю твою работу, я все равно не хочу, чтобы у тебя были проблемы. Лежишь тут, пугаешь меня, - засмеялся я, а потом отдался сладкому поцелую жены. Я чувствовал, как ее нога прижимается ко мне, к моему животу, это ощущение вызывало во мне трепет. Я крепко сжал ее ножку, пока наши губы были переплетены в сладком поцелуе. Как только Шер оторвалась от моих губ, он ущипнула меня за ногу, что заставило меня отпустить ее.
-Щипунья! - засмеялся я, потирая ногу. Шерри быстро встала и ушла в душ, а у меня было несколько минут, чтобы просто поваляться в постели. Зарывшись в подушки, я сладко потянулся. Когда Шерон вышла из душа, я все еще валялся в постели. Теперь была моя очередь принять душ. Я вылез из-под одеяла и прошел в ванную. Судя по всему, у шерри были сегодня планы. Думаю, она хотела бы показать мне город, его достопримечательности. Мне сразу же вспоминался наш медовый месяц, когда я показывал любимой не просто Париж, а всю Францию. Теперь была ее очередь. В этом городе она некоторое время жила, работала, и этот город уже часть ее истории. И хотел с ним познакомится именно с Шерон, а не в гордом одиночестве.
Я быстро умылся и вышел в спальню, однако Шерон не обнаружил. Я услышал голоса в коридоре, причем оба знакомых. Я быстро одел джинсы и вышел к Шерон.
-Здравствуй, Роберт, - не скрывая недовольства, проговорил я, - ответ на твой вопрос очевиден. Я супруг Шерон. Что ты здесь делаешь? - спросил я, - а еще лучше скажи, откуда ты так осведомлен о командировках моей жены? - я злился, кипел, словно Везувий, - Шерон, может ты мне объяснишь, почему твой бывший знает где и когда ты будешь одна? Потрудись объяснить мне!
Я Шерон доверял, доверял всегда, беспрекословно и слепо. А вот сейчас я совершенно не понимал, что здесь делал Роберт, я не доверял именно ему. Его с Шерон больше ничего не связывает, и даже их общий ребенок больше и не ребенок вовсе, а молодой мужчина, с которым можно встретиться лично, а не через его мать.

Отредактировано Étienne Moreau (2014-08-20 19:27:15)

0

58

В гостиной ситуация накалилась. Роберт не особо любил Этьена по понятным причинам. Отношение Этьена к Роберту можно и вовсе не озвучивать. Я  была меж двух огней, хотя сейчас искренне хотела, чтобы бывший муж убрался отсюда. У нас с французом такой день запланирован, Боб явно не вовремя, он все испортит.
- Тьен, пожалуйста, успокойся, - попыталась успокоить я француза, хотя искренне понимала его реакцию, ибо сама отреагировала бы точно так же. Но сейчас меньше всего на свете мне хотелось, чтобы француз подумал, будто бы эта встреча запланирована или мы с Робертом созваниваемся. – Ты же знаешь, что сборы имеют национальный масштаб. О них сообщают даже по телевидению. А селят меня всегда в один и тот же отель. Моя вина только в том, что я отказалась ехать с тобой в другое место. 
Я пыталась объясниться. Если бы мы уехали отсюда, ничего бы не произошло. А сейчас было неудобно перед мужем, неудобно за те мысли, которые вызвало у него присутствие Роберта. Да и сам Роберт вызывал у меня дискомфорт. Мне и без того не нравится его поведение, что уж говорить о ситуации, когда присутствие бывшего мужа вынуждает нынешнего чувствовать себя не самым лучшим образом, злиться и делать неправильные выводы. Но ведь к черту Роберта, я только с Этьеном хочу быть, только с ним хочу провести этот день!
- Ты уже начал переживать? – Роберт решил накалить обстановку в присущей ему манере, хотя он был явно удивлен моему поведению, раньше я никому не пыталась ничего доказать, а сейчас мне важно мнение и состояние мужа. – Я бы хотел поговорить с тобой наедине.
- Обойдешься, - резко оборвала я бывшего супруга.
- Это касается Дэнни, между прочим.
- Тем более. Последние два года Этьен проводит с ним времени больше, чем ты. Так что выкладывай, - хотя я прекрасно понимала, что это уловка.
- Да ты что? – это явно оскорбило Роберта, хотя он оскорбился уже тогда, когда увидел в этом номере француза. – И когда ты стала такой верной? Мне ты так верна не была.
- Да пошел ты, кретин, - тут же ответила я, хотя мысленно сразу же дала ответ: когда по-настоящему полюбила. – Тебе пора. Мы с мужем хотим побыть вдвоем.   
- Ах, извините! – наигранно воскликнул Роберт, его это явно разозлило. С французом все было иначе, он это видел и чувствовал, и сыграло мужское эго. - Мы так долго прожили вместе, и не о чем говорить? Знаешь, шесть лет, проведенные рядом с тобой, - просто выкинутые в дыру! Так что, будь добра, удели мне пару минут. Этим ты компенсируешь, зря потраченные годы.
- Я компенсирую тебе все это сломанной челюстью, если ты сейчас же не уйдешь, - мы быстро реагировали на реплики друг друга, потому вмешаться не было возможности.
- Стерва ты..., сейчас же выйдем поговорим, - внезапно уже чуть ли не приказным тоном проговорил мужчина.

Отредактировано Sharon Moreau (2014-08-21 00:22:31)

+1

59

Успокоить меня сейчас было практически невозможно. По крайней мере не в присутствии этого ублюдка. У Шерон было два брака до меня, но второй муж не бесил меня так, как первый. Наверное, все потому, что Джейсон (?) не лез в нашу жизнь. Он встречался с Меган, как и положено отцу, хотя Мег и оказалась не его биологической дочерью. Но он не отказался от девочки, хотя у него на это было больше причин, чем у Роберта, когда он просто взял и практически забыл о своем сыне. Пожалуй, любая встреча с Шерон проходила именно под этим предлогом, но я уже в этом сомневался. Так ли все на самом деле?
Я старался молчать и просто ждал, когда он уйдет. Я искренне надеялся, что он мужчина не глупый. Видно, я ошибался. Он все еще был здесь, все еще раздражал меня своим присутствием, своим видом, своей ядовитой ухмылкой, которая, словно, бросала мне вызов. Я смотрел в его темные глаза, и они меня словно спрашивали "Неужели ты лучше меня?". Мне так и хотелось ударить его, ведь я и правда считал себя самым лучшим, что могло произойти в непростой жизни своей жены, хоть это и звучит не совсем скромно и, возможно, даже чуточку лестно по отношению к себе.
Шерон пыталась меня успокоить. Едва ли у нее это получится, пока я являюсь быком, а Роберт красной тряпкой. Я лишь сжимал кулаки, и пытался прийти в себя, чтобы не наделать глупости. Я все еще помнил наш с Шер разговор во время ее беременности, когда я вспылил с нашим соседом. И хотя сейчас я готов был свернуть шею ее бывшему, я помнил о нас. Для меня это была главным, а потому я старался просто молчать, я бы даже сказал, тактично помалкивать.
Шерон и ее бывший муженек начали обмениваться любезностями, если можно вообще так обозвать их гневные фразы в адрес друг друга, хотя Роберт был поспокойней, пока диалог не приблизился к своему завершению. И вновь попытка манипулировать Шерон с помощью ее сына. Это, как минимум, по-свински. Но и на это я старался промолчать, хотя мне было, что сказать.
Последней каплей моего терпения было словно "стерва". Я уже не обращал внимания, что после этого слова шло следом. Для меня это стало сигналом для атаки, если не для убийства. Но даже в таком состоянии, я думал о нас. Думал о том, что все же с Робертом нужно быть, так сказать, поделикатнее, если вообще бойня совместима с подобным понятием.
-Умей закрывать свой рот вовремя. Она никуда с тобой не пойдет! - прорычал я, продолжая держаться из-за всех сил, но все же делая уверенный шаг вперед, как бы демонстрируя, что Шерон только моя и никуда она не пойдет. Но Роберт делает фатальную ошибку, пытаясь меня отпихнуть в сторону, со словами, что он, видите ли, разговаривает со своей бывшей супругой, а я ему мешаю. Секунда, две, и я уже молниеносно направляю свой крепко сжатый кулак в его наглую физиономию. Не знаю, ожидал ли он такого поворота событий или нет, но все же я был рад тому, что сейчас произошло. Я даже почувствовал облегчение, - Шерон останется зде... - однако я договорить не успел. Я даже не успел как-то среагировать, Роберт мигом нашел "слова" на мой удар. Я почувствовал солоноватый привкус на губах, кровь шла из носа. И я искренне надеялся, что это всего лишь ушиб, а не сломанный нос. Шер расстроиться.
Закипев от ярости, я вновь ударил Роберта, что тот пошатнулся. Пользуясь моментом, я схватил его за горло, прижимая к стене. Второй рукой я открыл дверь.
-Чтобы духу твоего здесь больше не было... Забудь о Шерон.. - прорычал я, и выпихнул его за дверь, резво захлопывая ее. Я посмотрел на Шерон. Признаться, голова болела и кровь все еще шла носом. Я дотронулся до носа рукой, убеждаясь в его целостности и сохранности. Я закрыл глаза и тяжело вздохнул. Надеюсь, это последний раз, когда я видел и слышал Роберта.

Отредактировано Étienne Moreau (2014-08-21 22:37:48)

0

60

Признаться, я бы обескуражена. Вот так стояла с изумленным выражением лица и смотрела на Роберта, который, пожалуй, позволил себе лишнее. Какое право он имеет так со мной разговаривать? Какое право имеет приказывать? В итоге изумленное выражение лица сменилось злым. Я бы готова хоть сейчас сломать ему челюсть за чрезмерную наглость, но внезапно вмешался Этьен. И я была рада этому, ибо так я понимала, что не одна, а рядом есть человек, который не допустит в мою сторону подобных высказываний и подобного отношения. Я сделала шаг назад, все еще переваривая наглость бывшего мужа. Но он решил зайти еще дальше.
- Эй, прекращай этот цирк, - возмутилась я, посмотрев на Роберта, как только тот слегка отпихнул француза, аргументируя все тем, что это не его дело. Но ведь это его дело!
Француз не растерялся. Мой взгляд успел зацепить кулак, который пронесся мимо и с силой ударился о лицо Роберта. Это было немного неожиданно, но, рефлекторно, я нагнула в сторону с вскриком «Этьен, не нужно!». Я была уверена в том, что Роберт того не стоит. Но остановить происходящее мне уже было не по силам. Бывший муж ответил, от чего мои глаза расширились от беспокойства. Нет, я знала, что Этьен постоит на себя, но видеть, как твоего любимого человека бьют, все равно неприятно, даже ужасно. И все же я не вмешивалась, у меня такой возможности попросту не было. Мужчины разбирались по-своему, а я лишь надеялась на то, что Тьен будет помнить о нас, и далеко не зайдет.
- Тьен…, - на всякий случай, произнесла я, когда француз схватил Роберта за горло, но мужа не нужно было останавливать, он сам знал, когда нужно остановиться.
Этьен выпихнул Роберта за дверь, мне было плевать. А вот вид крови мне не понравился, я даже испугалась. Мой очаровательный носик! Я двинулась к мужу, но не успела ничего сделать, как в дверь постучали. Я тут же дотронулась до груди Этьена, чтобы ничего не случилось, если это Роберт. Однако, открыв дверь, я увидела лишь перепуганного администратора отеля и нескольких портье. Они увидели Этьена и тут же предложили помощь.
- Нет, я сама все сделаю, - тут же заявила я, не хватало еще, чтобы кто-то другой дотронулся до моего мужчины! – Принесите ведерко со льдом и салфетки. И как так вышло, что кто-то пришел сюда без моего ведома? Почему мне не позвонили?
- Простите, капитан Моро. Все знают мистера Коннорса, он частый гость нашего ресторана. Никто и подумать не мог…
- Чтобы впредь такого не было! – я была явно не в настроении, как они могли пропустить человека в номер без ведома постояльца! Захлопнув дверь, я взяла мужа за руку. – Дорогой, как ты? Запрокинь голову, – обеспокоенно протянула я, вместе с Этьеном, присаживаясь на диван. В этот момент в двери снова постучались. – Я сейчас, - через минуту я вернулась с ведерком со льдом, кипой салфеток и полотенцем. - Сильно болит? – полотенцем я аккуратно вытерла кровь с лица Этьена, а затем, словно пытаясь разрядить атмосферу, дотронулась до его щеки рукой и аккуратно поцеловала в уголок губ так, чтобы не дотронуться до носа. Я была благодарна за то, что он сделал, но, в то же время, крайне переживала. – На вывих не похоже… Облокотись на спинку дивана. Так, - с этими словами я, завернув кусочки льда в полотенце, дотронулась им до носа француза. – Нужно немножко посидеть так. Прости, ты был прав. Прямо сегодня переедем в другой отель. Хорошо?

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Вашингтонская история