Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Безумен тот, кто, не умея управлять собой, хочет управлять другими.


Безумен тот, кто, не умея управлять собой, хочет управлять другими.

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

- Фрэнк, Марго
- конец апреля 2014 года,  2 половина дня
- прогулка по Центральному парку Сакраменто, в отсутствии главы Семьи, может внезапно дать интересный результат, особенно когда гуляют андербосс и консильери.

+1

2

От того, что Марго решила назначить ему встречу, Фрэнк ничего хорошего не ожидал. В памяти был свеж ее последний визит к нему домой, когда Винцензо был еще жив, ну, то есть когда они еще наверняка не знали, что он мертв, то есть пока лично его не пристрелили. Тот разговор прошел у них не очень гладко, потом последовала не менее тяжелая встреча в "Бурлеске", но уже с Гвидо, двое против одного, они, разумеется, одолели Альтиери, наверно Марго себя чувствовала тогда победительницей. Вроде было это все не так давно, прошло каких-то три месяца, но сколько воды за то время утекло, сколько всего изменилось. Конечно, они много раз еще встречались с тех пор, но наедине не приходилось, даже что касалось стройки, всегда рядом с ними кто-то присутствовал.
Узнав, что Маргарита хочет встретиться и поговорить с глазу на глаз, андербосс предложил центральный парк. Из дома его, как было известно (и консильери с ее шпионской сетью наверняка также была осведомлена), выселили. Кто-то ожидал пополнения в семье, а кто-то ждал развода. Каждому свое, как говорится. Для встреч центральный парк был удобен тем, что здесь тебя подслушать никто не мог, и в отличие от улиц здесь было тихо. В качестве ориентира был выбран пруд, рядом с которым проходила велосипедная дорожка, здесь же стоял ларек с хот-догами и несколько лавочек в ряд, некоторые из них были заняты пенсионерами и влюбленными парочками, на одной Фрэнк также заметил молодую художницу с мольбертом, рисовавшую весенний пейзаж перед собой.
А вот и Марго. Заметив девушку, Альтиери выбросил сигарету, чтобы не травить будущую мать, и направился ей навстречу. Чуть позади нее шел Рокк, приставленный ее мужем, чтобы присматривать и защищать. Похоже, он даже умудрился ужиться с сеньорой Ди Верди, выглядел вполне бодренько, несмотря на то, что сопровождал ее всюду уже почти месяц, если не больше. Впрочем, для него это можно было расценивать как повышение. Водитель босса или телохранитель (чаще совмещалось и то и другое в одном лице) всегда будет наиболее приближенным к нему человеком, он будет в курсе всех его дел. Для молодых это считалось особенно почетно, можно было многому учиться, многое запоминать. Бывали случаи и не редко, когда шоферы дослуживались до глав Семей, чего нельзя сказать про тех же консильери, в случае с советниками может показаться странным, но подобная практика была наоборот редка. Консильери не часто становился доном.
Фрэнк обнял Марго, затем также поприветствовал "Бульдозера".
- Оставишь нас наедине? - обратился к Рокки, чье присутствие рядом с собой необходимым не считал. Хватит с Гвидо и той информации, что его жена встречалась с андербоссом. А о чем они разговаривали, если не доверяет своей жене, может потом поинтересоваться у своего подручного. Фрэнку хотелось верить, что хотя бы ему Монтанелли доверяет. У Рокки же здесь было куча развлечений: купить хот-дог, где-то тут же еще мороженое продавали, покормить уточек, в общем, скучать не должен.
- Ты бы меньше делами занималась, - взглянул на ее живот. Заметен он еще не был, Фрэнк понимал, что срок еще мал, но за здоровьем следить Маргарите все же следовало - не девочка уже, да и работа у них нервная таки. - Чего хотела то? - поинтересовался касательно того, в честь чего она его пригласила. Может и грубо прозвучало, но получилось это у Альтиери непроизвольно, наверно рефлекс уже, по-другому андербосс и консильери почти не общались. Впрочем, подумав, что с беременными надо бы помягче, он поправился, - случилось что-то?

Отредактировано Frank Altieri (2014-04-27 21:27:10)

+1

3

Беременность - не болезнь. И я устала это повторять мужу, который слишком сильно пытался меня удержать от постоянного движения. Да, предыдущая закончилась выкидышем, но тогда сложилось слишком много случайных факторов, что и стало причиной этого печального события. Теперь же, не смотря на то, что я продолжала заниматься делами, я сознательно отказалась от многого, что доставляло мне удовольствие - тот же табак, алкоголь, питание, которое теперь сузилось до определенной диеты, ограничения физических тренировок, минимум из которых я все равно продолжала исполнять, долбанная йога, которая меня никогда не вдохновляла. Но хуже всего, что пришлось попрощаться с мотоциклом. Точнее, он конечно, стоит в гараже, и я изредка спускаюсь, что бы просто коснуться пластика, включить мотор, послушать его "голос" и снова выключить, накрыв "попоной", но это совсем не то. Как и то, что меня практически лишили возможности управлять машиной, назначив Рокки не только телохранителем, но и водителем, хотя иногда и все равно умудряюсь сеть за руль. Это меня слегка бесит - срок еще небольшой, пуза выше носа не наблюдается, нормально управлять машиной мне ничего не мешает, к тому же, в отличие от мотоцикла, я вполне соблюдаю и скоростной режим, и правила движения.
Сегодня же я сознательно доверила Рокки машину, и свое бренное тело, облаченное в простую, но комфортную одежду, достаточно широкую,чтобы скрыть первые проявления беременности, еще не совсем заметные не наметанным глазом. Гвидо  в Японии. С Агатой. И это почему-то вызывает у меня вздох облегчения. Как ни странно, то, что он поехал именно с Тарантино, успокаивает меня, и дает надежду что он вернется целым, а не грузом 200, порубленным на куски. Какие бы отношения не связывали меня с испанкой, Гвидо ей доверяет, а она, вроде бы, даже верна ему - братские отношения. Ухыляюсь, глядя на свое отражение в стекле автомобиля, скользящего по городу. Похожие связывают меня с Освальдо, и это наверное та сторона нашей жизни, в которую обоим лучше не совать свой нос. Прикрываю глаза - мне не хватает моего испанца - Гаррота вернулся в Галисию, что бы решить какие-то вопросы, и вернется едва ли к концу мая, что грустно. У Гвидо-то "сестра" всегда под боком. Даже слишком часто. Впрочем, какое то время и Осо был постоянно рядом, даже кажется раздражая мужа. Вздыхаю - по мужу я уже безумно соскучилась, но проявление эмоций даже при Рокки - далеко не лучшая перспектива. К тому же встретиться с мужем нормально, все равно не получится, его упертость в вопросах секса при ранней беременности, доставляет определенные проблемы нам обоим. А мне еще и шила в одно место добавляет, потому что гормоны, только, что из ушей не бьют.
Сегодняшняя встреча с Фрэнком - одно из последствий данного "фонтана". Информация, дошедшая до моих ушей, слишком важна, что бы затягивать с ней до возвращения Гвидо, который несет далеко не самые радостные новости. Место встречи выбирал сам Фрэнк, и понятное дело, что будучи в курсе его семейных проблем - дружба с Джулс не оставляла меня в неведении и относительно этой стороны их жизни - я не стала настаивать на чем-то другом. Кажется, Гвидо даже хотел предложить ему пожить  в нашем доме, но услышав, что я как-то подозрительно согласна - ну не говорить же что мне просто скучно - решил не предлагать подобной помощи.
- Salve. - Обнимаю его  в ответ, и кивком отвечаю на вопросительный взгляд Рокко. Возможно он солдат Альтиери, но на данный момент, вполне может остаться проигнорировав приказ ,если я не соглашусь  с просьбой Фрэнка. Что  впрочем, было бы бессмысленно. А Гвидо он все равно доложит, так что какая разница? - Я от скуки загнусь, если еще и дела оставлю. Это единственное развлечение которое мне осталось. - Усмехаюсь, замечая его взгляд. - через пару недель уже будет заметно. Что  в принципе не повод лечь на спину и сложить на животике лапки, ожидая пока вокруг меня начнут все бегать. - Ему ли не знать, насколько капризны и нестабильны беременные женщины - сам отец двоих детей. Хотя столько лет спустя он вряд ли помнит - мужчины не запоминают такие мелочи, несущественные по их убеждению.
- Но я не для обсуждения моего состояния хотела встретиться. - Некоторое время молча смотрю себе под ноги. - У меня есть информация, что у нас завелся серьезный крот. И вероятность этого очень велика. Как и то, что он может серьезно повредить Семье. Однажды мы уже прошляпили стукача, и Торелли остались без верхушки. - Тогда Гвидо неожиданно пришел к власти, и в кулуарах некоторое время ходили слухи, что это именно он слил Донато, Рикардо и всех остальных властям, что бы получить свой кусок. Но эти разговоры быстро утихли - с отрезанным языком много не скажешь. А мертвые вообще не говорят.

внешний вид

Отредактировано Marguerita di Verdi (2014-04-30 23:38:24)

+1

4

Подобрать его, как бездомного пса и приютить у себя в доме - хорошо, что пока никто не догадался предложить подобное, этим вместо помощи они бы втоптали его самолюбие в грязь окончательно. Фрэнк вполне был способен снять себе жилье и в не самом бедном районе, но не делал этого потому что были другие варианты, где жить, да и не считал он, что уже пора налаживать новую жизнь, осозная это наверно только тогда, когда ему на руки выдадут свидетельство о разводе. Одна знакомая стриптизерша, когда-то учившаяся на психолога, рассказала Альтиери, что разъезжалась и съезжалась со своим мужем раз пять, иногда супругам, по ее словам, нужна передышка, и Фрэнк, послушав опытного в этих делах человека, решил дать ее своей жене, оставить на время в покое, надеясь, что та поймет, как жизнь ее опустела и переосмыслит свое решение. Что касалось его самого, разумеется, мужчине также не хватало женской заботы. Это та вещь, которую шлюхи и стриптизерши дать не могут. Да и сложно, как бы ты ни старался отвлечься, забыть за несколько дней человека, с которым прожил под одной крышей почти двадцать лет. В общем, Фрэнку также ее на хватало и в глубине души он довольно болезненно все это переносил, еще и потому что держал все в себе, не позволяя при ком бы то ни было проявлять свои слабости.
Маргарита. Эта женщина сама по себе была весьма сложным человеком, а в период беременности, Фрэнк мог представить, становилась особенно невыносимой. Наверно поэтому Гвидо решил лично поехать за телом Алексы в Японию, вместо того, чтобы отправить кого-нибудь из своих людей - лишняя возможность сбежать из дома.
- Ты уверена, что это именно развлечение? - иногда Фрэнк умел цепляться к словам, особенно если слова казались ему глупостью. Марго вела себя, как двадцатилетняя девчонка, казалось, она нисколько не изменилась за время своего отсутствия, все также относилась к их делам как к какому-то приключению. - Читай книжки, ходи в кино, театр, - предложил то, что действительно являлось развлечениями, по крайней мере, для большинства нормальных людей. И ей для здоровья полезнее и остальных своими странностями и капризами донимать не будет.
Убрав руки в карманы брюк, он медленно прогуливался рядом с девушкой по тенистой аллее, уходящей вглубь парка. Даже будучи беременной, она продолжала заниматься делами, собирать информацию, анализировать ее. Похвально, конечно, но все равно было в этом что-то неправильное, в первую очередь с моральной точки зрения, сваливать заботы на беременных женщин, так уж его воспитали.
- Крот? - Фрэнк взглянул на Маргариту. Кротами на шпионском слэнге называли людей, которые сливали разведданные. Тех же, кто сливал информацию копам и свидетельствовал на судебных процессах против своих же подельников, называли менее почтительно - крысами. Когда им прищемляли хвост, они начинали, как крысы визжать, отсюда и термин. - Кто он? - должно быть тот, кто находился в их иерархии достаточно высоко, раз Маргарита назвала его "серьезным". Когда начинал петь кто-то из верхушки - это всегда становилось очень опасным, и недавно у них был такой прецедент. - Информация надежная? - не каждым источникам можно было доверять, у них должны быть неопровержимые доказательства того, что человек и вправду крысятничал, все-таки речь шла об одном из их "братьев", ну, или "сестер", учитывая особенности их Семьи.

0

5

Не спеша иду вместе с Фрэнком, чувствуя спиной внимательный взгляд Рокко, устроившегося на скамейке неподалеку. Чтобы там не указывал ему Альтиери, охранник не станет меня оставлять одну надолго - и дело даже не в том, насколько он доверяет или не доверяет самому андербоссу, а в том, насколько вообще он доверяет лично мне. Не знаю, чем там запугивал Бульдзера муж, но Рокко готов следовать за мной куда угодно, вплоть до ванной или супружеской постели.  Всегда было интересно, насколько большие у него реальные полномочия. Или Гвидо хватило мозгов хотя бы в чем-то ограничить итальянца - все же не хотелось бы, что бы он присутствовал еще и при родах. Вот уж действительно ситуация, когда мне будет не до побегов.
- Не смешно. Ты не хуже меня понимаешь, как я отношусь к делам. - Чуть хмурюсь, дергая губой, и перемещая руку чуть ниже на живот. То, что его толком нету, не мешает юному Монтанелли пинаться как скаковой лошади. А учитывая то, что это началось относительно недавно, я еще не привыкла к этому, но еще и отчасти стесняюсь, хотя казалось бы - чего уж там, беременность - уже не слишком стандартное состояние для того, кто работает на мафию. Я вообще вечно получаюсь нестандартным представителем Семьи, словно мало того, что я изначально была исключением из правил. Иногда задалбывает быть исключением, и хочется побыть частью толпы - хотя бы изредка, хоть немного.
- Спасибо, я рассмотрю твои приглашения, если вдруг не передумаешь. - Вот от ехидства меня тяжело излечить, я прекрасно понимаю, что находящемуся на грани развода Фрэнку, осталось только выгуливать в кино и в театр беременную консильери, еще и в отсутствии ее собственного мужа, по совместительству - его босса. Вот уж получится каламбурчик.
Молчание повисает всего на секунду, а кажется, что мы уже давно молчим. Практика шпионажа настолько же древняя как и проституция, и порой, мне кажется что это всего лишь одно из ответвлений, в конце-концов все это - лишь торговля, и неважно, собственным телом, или украденной информацией. Итог закономерно - один.  - Крот.  - Спокойно реагирую на его удивление. Чему удивляться-то? В нашей организации было бы удивительно если бы не было крыс и кротов.  Это бы означало, что мы никому не интересны, а для такой организации - это означает безвременную смерть.
- Информация более чем надежна. - Не только в мафии бывают кроты. Есть и те, кто в законных организациях готов за достойную оплату предоставлять информацию, и не только информацию. Достаю из сумки лист бумаги, сложенный вдвое. - Это стенограмма записи допроса, после которого человек названный здесь, стал тесно сотрудничать со спецслужбами в ущерб Семье. - Отдаю ему копию. Она стоила достаточно дорого, чтобы потеряться в бумагах Семьи.

+1

6

- Ты сама это так назвала, - пожав плечами, ответил Фрэнк. Смешить он никого не собирался, разве что уколол слегка, на что Марго тут же отреагировала, состроив хмурую мину. Ее отношение к делам Альтиери и впрямь знал. Женщина изо дня в день будто бы доказывала сама себе и всему остальному миру, что она ничем мужчинам не уступает и что может быть не то что наравне с ними, а даже и превосходить их, для чего по мелочам не раскидываясь, хваталась за самые серьезные и опасные дела, многие из которых Фрэнк и самому себе бы не доверил или же просто не рискнул бы, довольствуясь сидящими у него на руках синицами. Стоило ли похвалить Марго за ее рвение и фанатизм и восхититься ей? На месте Гвидо он бы наоборот тормознул ее и чем скорее, тем лучше, пока она, играючи, всю Семью не утащила в могилу или за решетку. Казалось, беременность будет сдерживать ее, но ничего подобного не произошло. Девушка старалась делать вид, что беременность - вполне обыденное, как какой-нибудь насморк, явление, которое ничуть не сказывается на ведении дел. Впрочем, Фрэнк мог попытаться понять ее ход мыслей, вероятно Марго не хотела, чтобы возникали лишние разговоры о том, что женщинам в их бизнесе не место. И ведь все равно от них (этих разговоров) ей никуда не деться. Возможно, Гвидо и Витторе считали нормальным рисковать жизнями беременных женщин и не рожденных детей (причем их женщин и их детей), но для Фрэнка такое положение дел здоровым не казалось. Конечно, этим они избегали тех конфликтов, которые были между ним и Джульетт касательно недовольства его родом деятельности, но с другой стороны получали еще больше других проблем.
- У тебя вон кавалер сидит, - хмыкнув, кивнул на Рокки, который, несмотря на просьбу Фрэнка одних их так и не оставил. -  Ходи с ним. Говорят, для развития ребенка, нужно во время беременности слушать классическую музыку, - поделился почерпанными из какого-то фильма познаниями. Сам идти с Марго в театр он не собирался. Во-первых, удовольствие во всех отношениях (и компании и самого театра) было сомнительным, во-вторых, Монтанелли их вряд ли поймет. Либо же поймет, но неправильно. Ходить куда-то с чужими женами Фрэнк идиотом не был, особенно когда это была жена его босса. И не важно, какая у нее длинна ног, размер груди и форма задницы, в определенных обстоятельствах даже это перестает играть значение.
Дойдя до одной из свободных скамеек, находившейся в тени большого вяза, Альтиери, усевшись на нее, пробежался взглядом по строчкам протянутых ему бумаг. Из заголовка следовало, что допрашиваемым был Николас Спинелли - совершенно не верилось, учитывая, что разменял шестой десяток и в Семье был одним из тех, с кого когда-то Фрэнк брал пример. Ники Спинелли был другом его сидевшего нынче в тюрьме дяди и много всего делал лично для Фрэнка - он не мог быть крысой.
- Чушь собачья, я хорошо знаю Ники, он никогда не станет крысятничать, - уверенно отмахнулся, отдавая стенограмму обратно девушке. Фрэнк доверял ему и слабо верил, что человек, чьей протекцией и помощью он продвигался по карьерной лестнице, станет сливать его и всю Семью федералам. Альтиери еще мог понять, когда начинали петь молодые парни, у которых есть семья, но Ники... Чем его могли прижать? Его дети уже своих детей давно растят, а жену он похоронил несколько лет назад. С какой стати он станет стучать? Фрэнк качал головой, не веря тому, что было написано. - Откуда ты это достала? - Походило на утку, которую им закинули с целью поднять панику в их рядах. Либо же утка была подготовлена самой Марго, чтобы подорвать влияние андербосса, с которым отношения у нее были весьма напряженными, его же собственными руками. Фрэнк не собирался, поверив какой-то бумажке, убивать человека, которого знал почти двадцать лет. И если уж выбирать, Ники он доверял куда больше, чем этой женщине.

+1

7

- Очень смешно, особенно учитывая то, что этот кавалер итак следует за мной абсолютно везде. – Чуть морщусь, глядя на Роки. Он мне уже смертельно надоел за те месяцы, что таскается за мной хвостом, это при муже я могу успешно делать вид, что меня это забавляет, но на самом деле, шутка повторенная дважды меня уже давно не радует. Этот как бесконечно повторяемая шутка, которая уже приелась до оскомины, но невозможно ее не услышать, или выключить. Да уж, Гвидо знал, как пошутить. Впрочем, я тоже нашла в этой ситуации свои выгоды и пользовалась ими как могла.
Остаюсь стоять, то ли чувствуя превосходство, оказываясь выше Фрэнка,  а то ли просто устав от постоянного сидения на заднице дома. Гвидо даже тренажеры из дома вывез, что бы я не слишком перенапрягалась, а йога уже надоела до  зубовного скрежета – слишком занудно для моей излишне деятельной натуры.  Вздыхаю, думая о том, что вскоре снова предстоит плановое обследование и несколько дней в клинике. Мне уже крышу сносит от этого вакуума, и хочется пойти и сделать что-нибудь эдакое. Но мужа жалко, не хочется делать ему гадкие сюрпризы – ему и без того предстоит узнать про крота. В которого так старательно и подозрительно не верит Фрэнк. Вздыхаю – и понимаю, что  ему и правда тяжело поверить  в то, что человек, которому он доверял – предатель. Каждого из нас можно чем-то прижать – кого-то деньгами, кого-то семьей, кого-то неприятными секретами, которые, кажется, были похоронены, но внезапно оказываются поднятыми на поверхность.
- У меня свои осведомители. В том числе и в отделе, занимающемся «корпоративной информацией».  У всего в этом мире есть цена, в том числе и у Ники. – Забираю стенограмму, Фрэнку и правда не стоит знать, как я ее достала и какова была ее цена. Ее,  и еще нескольких документов, которые оказались в моих руках совершенно неожиданно. - У этого отдела есть определенная информация на  этого честного гангстера. Не знаю, что там, но видимо что-то действительно серьезное, если он предпочел «петь», а не предать ее огласке.   - В принципе, узнать, что именно имеет полиция на Ники – плевое дело, но порой информацию стоит добывать постепенно, что бы источник не провалился, и не стал невыгодным вложением.

0

8

- Очень смешно, особенно учитывая то, что этот кавалер итак следует за мной абсолютно везде. – Чуть морщусь, глядя на Роки. Он мне уже смертельно надоел за те месяцы, что таскается за мной хвостом, это при муже я могу успешно делать вид, что меня это забавляет, но на самом деле, шутка повторенная дважды меня уже давно не радует. Этот как бесконечно повторяемая шутка, которая уже приелась до оскомины, но невозможно ее не услышать, или выключить. Да уж, Гвидо знал, как пошутить. Впрочем, я тоже нашла в этой ситуации свои выгоды и пользовалась ими как могла.
Остаюсь стоять, то ли чувствуя превосходство, оказываясь выше Фрэнка,  а то ли просто устав от постоянного сидения на заднице дома. Гвидо даже тренажеры из дома вывез, что бы я не слишком перенапрягалась, а йога уже надоела до  зубовного скрежета – слишком занудно для моей излишне деятельной натуры.  Вздыхаю, думая о том, что вскоре снова предстоит плановое обследование и несколько дней в клинике. Мне уже крышу сносит от этого вакуума, и хочется пойти и сделать что-нибудь эдакое. Но мужа жалко, не хочется делать ему гадкие сюрпризы – ему и без того предстоит узнать про крота. В которого так старательно и подозрительно не верит Фрэнк. Вздыхаю – и понимаю, что  ему и правда тяжело поверить  в то, что человек, которому он доверял – предатель. Каждого из нас можно чем-то прижать – кого-то деньгами, кого-то семьей, кого-то неприятными секретами, которые, кажется, были похоронены, но внезапно оказываются поднятыми на поверхность.
- У меня свои осведомители. В том числе и в отделе, занимающемся «корпоративной информацией».  У всего в этом мире есть цена, в том числе и у Ники. – Забираю стенограмму, Фрэнку и правда не стоит знать, как я ее достала и какова была ее цена. Ее,  и еще нескольких документов, которые оказались в моих руках совершенно неожиданно. - У этого отдела есть определенная информация на  этого честного гангстера. Не знаю, что там, но видимо что-то действительно серьезное, если он предпочел «петь», а не предать ее огласке.   - В принципе, узнать, что именно имеет полиция на Ники – плевое дело, но порой информацию стоит добывать постепенно, что бы источник не провалился, и не стал невыгодным вложением.

+1

9

Сакраменто как всегда был исключителен. Мало в какой Семье можно увидеть советника дона, который не пользовался его доверием. И несмотря на это, на Рокки, который следовал всюду по ее пятам и доносил Гвидо о всех встречах своей подопечной, Марго сохраняла за собой эту позицию. Номинально она оставалась консильери, а формально же этой должности в Семье не занималось уже очень давно, на взгляд Фрэнка задолго до того, как у Ди Верди появился этот шкафообразный "кавалер". Должно быть, это унизительно для нее... "Бульдозер" был открытой демонстрацией того, что Маргарита не имела на дона должного влияния. Именно такой вывод сделал Альтиери, когда узнал об этом решении Гвидо. И учитывая его отношение к Марго, босса он поддерживал. Это было еще одной его победой. Тогда как Фрэнк набирал влияние, Ди Верди стремительно его теряла. Ее муж теперь уже сам отстранял ее от дел, и беременность была ему в этом хорошим поводом. Подручный надеялся, что и после родов Монтанелли будет настаивать на том, чтобы его жена занималась малышом, а не "общим делом". Именно в этом назначение женщин. Им природой предназначено давать жизни, а не отнимать. Пускай заботится о ребенке, а мужчины позаботятся обо всем остальном.
Фрэнк, молча, усмехнулся в ответ на ее причитания. Ему как раз таки было смешно наблюдать за Марго и ее охранником. Она же сама напросилась и теперь расплачивалась. Сказала бы спасибо своему супругу за то, что до сих пор сохраняла за собой место консильери. Оно ведь всегда было вакантным, и долго искать желающего его занять не придется. Злорадствовать вслух Фрэнк, впрочем, не стал. Маргарите наверняка итак хватало унижений, пускай и держалась она так будто бы все идет своим чередом. Сейчас она могла бы хоть на дерево взобраться, но все равно бы это не помогло ей ощутить над Альтиери превосходство. Ему-то Гвидо в отличие от своего «первого» советника, доверял, и именно Фрэнк был в городе за главного в его отсутствие. Так что это он, сидя на скамейке, смотрел на девушку сверху вниз, а не она на него.
- С каких пор отдел корпоративной информации занимается гангстерами? - мужчина недоверчиво посмотрел на Ди Верди. В отличие от Рокки он дебилом не был и знал достаточное количество умных слов вместе с их значениями. Корпоративный отдел, должно быть, занимался корпорациями, но никак не организованной преступностью. И какой именно госструктуры это подразделение? Читая стенограмму, Фрэнк так и не обратил внимания. Полиция? ФБР? ОБН?
- Ты же понимаешь, что я с этим человеком работаю уже почти двадцать лет? - Марго, понятное дело, на него было насрать. И на том спасибо, что прежде чем молча пустить ему пулю в лоб, она сперва пришла к Фрэнку, несмотря на то, что точила на него зуб. - Мне нужно проверить информацию, я не могу его завалить без реальных доказательств, - Фрэнк поднялся со скамейки. Он не мог прийти к Ники и сказать тому - раздевайся, чтобы проверить на микрофон. Спинелли не вчера приняли в Семью. Это для новичков обычное дело - устроить проверку, а для того, кто был членом организации дольше тебя самого - такой прием не прокатит. В случае ошибки тебе это может очень дорого встать, а Фрэнк водил с Ники дела очень серьезные и очень денежные, он не хотел потерять его доверия, если вдруг стенограмма окажется липой.
Но, конечно, после всей этой информации он будет следить за каждым своим словом и за каждым движением Спинелли. Консильери этой новостью подпортила денек андербоссу, ничего не скажешь.
- Я сам с этим разберусь, Марго. – Вздохнул Альтиери и все-таки поблагодарил ее за участие, - но спасибо за наводку, я тебе сообщу, если что-то выяснится. Тебя проводить до дома или погуляешь еще? – для беременных свежий воздух был полезен. Может, решит задержаться? Мороженого или сладкой ваты купит… Фрэнк сам направился к ларьку, чтобы купить минералки в машину. – Будешь что-нибудь? – поинтересовался заодно у девушки, перед тем как подойти к продавцу.

Отредактировано Frank Altieri (2014-06-12 20:21:39)

0

10

К сожалению, женщины подчас бывают, неразумны и, даже когда вы пытаетесь удержать их от опрометчивого поступка, могут обидеться. Мужчина должен настоять на своем, однако сделать это так, чтобы дама не поняла, что ею руководят. Во всяком случае, в приличных итальянских семьях именно так обучают своих сыновей, матери, которые на самом деле вышли из таких же казалось бы неразумных женщин, но держали разумных мужчин под своим контролем. Итальянская система воспитания, изначально патриархальная, являлась хорошим прикрытием для матриархата, который давно и прочно  обосновался в familia.
Особенности восприятия нередко заставляют мужчин быть уверенными в своей правоте и своем превосходстве, вопреки всему логическому мышлению, но зачем позволять мужчине осознавать, что он не прав? Пусть остается при своем мнении, а женщине лишь останется тихо ухмыляться, наблюдая за тем, как фанфаронится представитель сильного пола. И если Фрэнку нравится чувствовать свое превосходство – пусть, Гвидо сам сделал выбор, ему за него и платить. Впрочем, как и в случае со мной – я тоже выставила ему немало счетов, вольно или невольно подтверждая то, что говорила ему ранее, когда речь шла о моем назначении. Он ведь никогда реально и не прислушивался к моим советам, точнее не спрашивал их, и Фрэнк не мог этого не знать, будучи сильно приближенным к иерархам Семьи. И речь не о том,  доверял мне муж или нет, с того момента как в Сантане он предложил мне стать консильери, было понятно, что я выполняю какие угодно функции, но только по большей части не те, которые должен выполнять советник Семьи – и в этом прежде всего был ход Гвидо. С другой стороны, откуда Фрэнку знать, что я там в Сантане говорила о том, что я могу быть кем угодно, но не советником. Гвидо сделал свой выбор, а за свои ошибки я плачу сторицей. Впрочем, Роки далеко не так унизителен, как могло бы показаться Фрэнку. Любой тюремщик рано или поздно становится жертвой Стокгольмского синдрома, особенно если правильно и вовремя его направить, а уж любимой забаве Антонио – манипулированию, я обучена в достаточной мере. Особенно когда речь идет о собственной безопасности и свободе действий. И Фрэнк зря надеется, что сейчас, сбавив обороты, я продолжу также жить и после рождения ребенка. Адольфо никогда не мешал мне в моих планах.
- Наверное, с тех пор, как был создан для контроля за преступными группировками, и числился под таким названием в официальных документах. – Пожимаю плечами. Ну да, куда уж глупой бабе знать, что и как в ФБР. Если нравится Фрэнк дурой меня считать – то флаг ему в руки, мне нужно что бы сейчас меня все считали лишенной зубов и потерявшей власть и влияние. – Я предоставлю тебе все, что у меня есть по этому вопросу. В принципе,  я и не планировала ничего делать сама, иначе бы не стала назначать тебе встречу, это твоя парафия… – не спешно двигаюсь рядом с ним, размышляя над тем, что делать дальше. – Наверное, прогуляюсь, я итак практически все время дома… – И это раздражает меня куда больше, чем Роки или недоверие мужа. – Воду без газа… – с одной стороны, я и сама могу купить себе эту несчастную воду. С другой – мне необходимо налаживать отношения, и если Фрэнк предлагает что-то сам, то не вижу смысла отказываться, к тому же это лишний повод чтобы показать ему, что я доверяю ему настолько, чтобы взять что-то из его рук.

+1

11

А по сути, откуда Маргарите знать, как строилось воспитание детей в приличных итальянских семьях? Итальянкой она, конечно, была в большей степени, чем Фрэнк (поскольку родилась в отличие от него не в Штатах), но вот родителей лишилась совсем рано, а то воспитание, которое дал ей дон Фьерделиси, забравший маленькую Ди Верди к себе, уж точно нормальным не назовешь. Наверное, близость к мексиканской границе сказывалась на мышлении местной ячейки Коза Ностры, что ее члены начали прибегать к методам, используемым в картелях - нанимать детей и в частности девочек (лучше даже девочек) для исполнения убийств. Ведь полиция не станет подозревать в убийстве ребенка? На взгляд Фрэнка это было средневековой дикостью, на что бы он сам никогда не пошел, но что касалось дона Фьерделиси, в последние годы жизни он уже всерьез подозревался в проблемах с головой, за что в частности его и сместили.
В свою очередь Фрэнк, воспитывавшийся как раз таки в нормальной итальянской семье, мужчиной учился быть вовсе не у матери, а у отца и у дяди, ну и у друзей дяди, на которых быть хотел похожим, в общем, у мужиков. И в его понимании именно мужчина был в семье руководителем, и уж кто, а жена должна его слушаться, а иначе быть тебе посмешищем, и в глазах других людей и что более позорно в глазах собственной семьи. У Марго просто не было должной женской модели поведения перед глазами, когда она росла. Как Маугли, воспитывавшийся среди диких зверей, так Марго воспитывалась среди мужчин и криминальных авторитетов. Фрэнк бы не удивился, узнав, что и в куклы она не играла. Так откуда, собственно, взяться материнскому инстинкту? Это было для нее почти противоестественно. Гвидо, конечно, совершил серьезную ошибку... как если бы на Рокки женился - одна фигня, если не считать физиологическую составляющую. Удивительно еще, что он не взял ее фамилию после свадьбы. И это андербосс над ним смеялся. А как должно быть смеялись над ними другие Семьи? Фьерделиси хоть и был чокнутым, но при нем их хотя бы уважали. Сейчас же Торелли были бабским кланом. Конечно, это не с Монтанелли началось, а еще с Донато, но суть от этого не менялась. Пусть им (Витторе и Гвидо) и было насрать на мнение остальных, но тому же Фрэнку не было, и вряд ли он был исключением. Может, поэтому у них в Семье кадровый голод? Чтобы не быть посмешищем, парни лучше присягнут кланам в том же Фриско. И их понять можно. Какой итальянец захочет подчиняться женщине? И ладно, когда она еще итальянка... но ведь и на этом не остановились, приняв в Семью испанку. По мнению Фрэнка, ее членство следовало аннулировать, и плевать, что практики такой до сих пор не было, Торелли ведь то и дело устанавливали свои правила.
- По названию и не скажешь, - то, что занимается преступными группировками. Замаскировались? Но спорить с Маргаритой не стал, попросив у нее обратно бумаги со стенограммой, - можно себе забрать? - Подумав, Фрэнк все же счел нужным оставить эти "доказательства" себе. Возможное предательство Спинелли не выходило у него из головы. Тот запросто мог наговорить такого (если еще не наговорил), что Фрэнка бы упрятали до конца своих дней, или бы казнили вообще, а то ведь законы штата вполне позволяли и высшую меру наказания... и на этом, кстати, вполне можно было играть, чтобы под удар попали уже Гвидо с Марго. История, когда андербосс давал на суде показания против дона уже случалась, и процесс тот был очень громким. Было это, правда, не в Сакраменто. Фрэнк на самом деле и размышлять не хотел на тему, как бы поступил на том месте сам. Срок в тюрьме отмотать еще можно, но вот казнь... - Правильно, тебе лучше не ввязываться, береги ребенка, - кивнув головой, в кои-то веке согласился с Маргаритой. Хватит того, что доносила до сведения информацию. Монтанелли вряд ли оценит, что его беременную жену пошлют выполнять заказ в его отсутствие. Да и в принципе для устранения Спинелли следовало сперва разрешение дона получить, Ники ведь хоть и был в команде Фрэнка, но являлся членом Семьи... хотя, если уж Фрэнк на это решится, то у Монтанелли повода запретить точно не найдется.
Фрэнк расплатился за две "бонаквы" и одну бутылку отдал Марго.
- Можешь своего человека попросить аудиозапись разговора с Ники достать? - пришла в голову мысль. Это было бы более существенным доказательством. Не обязательно того, что записан на стенограмме. Любого. Но лишь бы из него стало ясно, что Спинелли "запел". – Твой осведомитель же в том отделе работает? – «корпоративной информации», или как там его.

Отредактировано Frank Altieri (2014-06-14 22:09:26)

+1

12

- Забирай, конечно. Я для тебя привезла. Здесь еще несколько. - Достаю из сумки еще копии стенограмм и спокойно отдаю их Фрэнку. Если он искренне надеется "запеть" на возможном процессе и выйти сухим из воды, это он зря. Впрочем, нужно сделать все, что бы никакого процесса и в помине не было, и даже попытки слить кого-либо из Семьи, пресекались на корню.  Такие вещи оставались за Гвидо и Фрэнком, моим же правом было поставить их вовремя в известность и снова уйти в Тень, совершенно не зависимо от того, беременна я или нет. Впрочем, сейчас уже ничего не изменишь - мне рожать через пять месяцев, а Ники стучит уже почти полгода, интересно на нашей свадьбе он уже был стукачом или нет? Странные мысли приходят порой в мою голову, как будто это имеет какое-то прямое отношение к тому, что происходит сейчас. Ведь ФБР нужно было нарыть что-то действительно смертельное, что бы заставить стучать такого человека, как Спинелли.
Делаю глоток прохладной воды, и задумчиво смотрю как два голубя дерутся в луже, совсем неподалеку от того места, которое выбрал смотровым для себя Рокки. Да уж, мы мало похожи на этих голубей - не умеем летать, не взъерошены и куда как более чисты в плане количества грязи на коже. Но точно также деремся за "зернышки", за право обладать этой чертовой "лужей" и порой в пылу драки не замечаем, как на нас катится тележка какого нибудь "гиганта", что бы оставить в луже только мессиво из крови, перьев, мяса и грязи. 
- Мой человек пытался добыть запись, но пока безрезультатно. Вполне возможно что записи не ведутся или уничтожаются. Хотя Луиджи может куда больше, чем кажется со стороны. - Ухмыляюсь, я не знаю, кто у братьев Вицци стучит на ФБР Семье, но информация еще ни разу не оказалась ложной. Возможно, даже в таком отделе работает какая-нибудь красивая рыжеволосая молодка, которой нравятся знойные азиаты. - Можно и так сказать.  Думаю, что в ближайшее время мы получим хотя бы отрывок. - Поправляю волосы, которые разметал случайный порыв ветра.  - Если я буду сидеть спокойно и молчать, слишком велика вероятность того, что наш с Гвидо ребенок родиться в тюремной камере. Поэтому, если позволишь, я продолжу работать с информацией.

0

13

Переданных на этот раз бумаг оказалось даже больше, чем Фрэнк увидел в первый раз. Сегодня вечером его ожидало увлекательнейшее чтиво, и не факт что спать после этого он будет крепче, скорее уж наоборот, глаз не сомкнет, размышляя над тем, как подтвердить всю эту информацию, или же опровергнуть. Ники, разумеется, сознается только в том случае, если его поймать за руку, и как-то эти условия Фрэнку следовало организовать, что вовсе не являлось простой задачей.
- Луиджи - это тот узкоглазый с похорон Джованни? - знакомое имя. Уж не один ли из тех прихвостней Марго, которых в тот раз на кладбище они отделали по приказу Гвидо? Неожиданно, что именно он и есть тот человек, который теперь добывает для Семьи информацию из ФБР. А ведь это сильно постараться надо, чтобы в такой закрытой, хорошо организованной структуре, найти слабое звено и заставить его работать на себя. Федералы очень сильно портили жизнь гангстерам, свидетельством чему была не столь давняя облава на верхушку организации, в результате которой Семья осталась полностью обезглавленной. Война с терроризмом уже теряла свою актуальность и отделу, занимавшемуся организованной преступностью, должно быть, вновь увеличили финансирование, раз те так активизировались. - А второго как звать? - не мог вспомнить имя брата Луиджи. - Они сейчас чем занимаются? - Было бы неплохо узнать уже их получше, а то Фрэнк ловил себя на мысли, что понятия не имеет, чем промышляют эти двое на их территории. Ну, не только же архивы ФБР перебирают. Хотя, пожалуй, и на этом можно поднимать огромные деньги. Желающих вызнать тайны бюро всегда хватало, и желающие платить за эти тайны найдутся.
- Слушай, если записи делаются, то уничтожаться они не станут. Должны быть, - а иначе, зачем записывать? Чтобы потом перенести на бумаги и удалить? То, что стенограммы делаются не под аудиозапись, а под диктовку допрашиваемого Фрэнк сомневался, они в 21 веке все-таки живут, да и не помнил он наличия стенографисток на своих допросах, тут уж Марго могла довериться опыту Альтиери, ее-то саму по полицейским участкам не таскали, и обвинений никаких не выдвигали. Наверное, собирают папочку потолще, чтобы разом все предъявить. - Или пускай микрофон с собой возьмут - неофициально. - На гангстеров ведь федералы вешают микрофоны. Почему бы не провернуть фокус наоборот? Зависит, конечно, от того, кто сливает инфу, это должен быть агент, непосредственно принимающий участие в допросе, а не уборщица, вытирающая пыль в его кабинете. - О цене договоримся. Скажи, Семья хорошо заплатит. - Фрэнк понимал, что бесплатного ничего не бывает. И человека, который идет на риск, нужно как-то мотивировать. Деньги - хороший мотиватор и достаточно простой. Это тот вопрос, на котором нельзя экономить, иначе они рискуют потерять не то что больше, а вообще все. Федералы обчищали гангстеров не хуже, чем гангстеры обчищали государство. За одни налоги, недоплаченные в казну, они могли отобрать и дом, и все его содержимое вплоть до занавесок, не беря во внимание, есть у тебя жена и дети или нет - их им выкинуть на улицу также ничего не стоило. И переживания Марго понять можно... В камере ее ребенок, конечно, не родится, при тюрьмах больницы есть, но то, что будет расти сиротой - факт.
- Доказательств на нас у них еще нет, - одних слов Спинелли в любом случае не достаточно, - а иначе бы Ники с нами уже не было. - Программа защиты свидетелей работала очень хорошо и это только в голливудских фильмах мафия на раз-два расправлялась с крысами, на практике же все выходило гораздо сложнее - вот почему тянуть им было нельзя. От крысы надо избавляться, пока она бегает у них под ногами. Потом будет поздно.
- Я с ним в четверг встречаюсь, - что было через два дня. И кроме как о делах они, как правило, не говорили. Учитывая последнюю информацию Фрэнку на этой встрече вообще ни слова произносить не следовало. И как быть тогда? - Сможешь к этому дню записи добыть? - Или пусть совет, что ли даст, как поступить. Она же в отсутствие Гвидо теперь его консильери.

+1

14

Страх того, что твой ребенок вырастет в приюте - сильнее любого волчьего инстинкта, и кажется, что еще немного и я выдам все свои секреты, что бы сохранить свое дитя рядом. Но это лишь иллюзия - я доверяю своему чутью,  а оно говорит, что все будет нормально, что все решится, тем более, что в этот раз мне все таки хватило соображалки передать все это на того, кто действительно должен заниматься такими делами в Семье, а не тянуть на себе все, что только можно, удивляясь, почему все рассыпается в руках. Мне хватает работы с русскими. А Гвидо еще предстоит рассказать Фрэнку, что мы теперь работаем с русскими, когда он сам об этом узнает, естественно.
- Чезаре. Второго зовут Чезаре. - Чуть дергаю подбородком, выражая недовольство тем, что Франческо вспоминает произошедшее почти год назад на похоронах Джованни. Когда и деловая, и личная ревность мужа едва не стоили мне братьев Вицци и семьи - просто потому что я не смогла проглотить обиду, и начала мстить, и получила ответные удары. В общем было хорошо, что мы сумели остановится, иначе бы юный Монтанелли не пинался бы сейчас в моем животе.  И неизвестно, кто остался бы в живых и как долго бы все это продолжалось. - Братья Вицци? В принципе тем же, чем занимались в Риме - добывают информацию. Луиджи - великолепный контактер - он умудряется завести выгодные знакомства где угодно и в кратчайшие сроки.  Чезаре более силен в подготовке диверсий, но сейчас занимается дешифровкой тех материалов, что ты держишь в руках. - Задумчиво постукиваю пальцами по крышке бутылки. Два дня. Два дня это не только мало, но и много, и на самом деле все очень сильно зависит от братьев, точнее от Луиджи - ведь это его информатор, и оттого насколько осторожно он будет действовать, зависит очень многое. - Дай мне минуту.
Отхожу чуть в сторону, доставая телефон. Спинелли, конечно, человек Фрэнка, и именно ему решать что с ним делать дальше, но уже того, что есть в стенограммах, достаточно для того, что бы подарить Ники бетонные ботинки.
- Luigi, salve.  Sentirsi grande. Ho bisogno Giovedi mattina di avere almeno un passaggio di registrazione l'interrogatorio della Mole. Questo è importante. Questo è molto importante. Famiglia paga. E come al solito, non è nemmeno discusso. Call me back. - Завершаю разговор. - Пойдем прогуляемся, он сейчас должен мне перезвонить. Ты ничего не замечал за Ники в последнее время?
_____________________________________________________________________________________________________
*Отлично себя чувствую. Мне нужно в четверг утром иметь хотя бы отрывок записи допроса Крота. Это важно. Это очень важно. Семья платит. И как обычно, это даже не обсуждается. Перезвонишь мне.

+1

15

- У тебя прям целое разведывательное управление, - хмыкнул Фрэнк. Конечно, в действительности все было куда прозаичнее, но Марго в своем стиле словами обрисовывала все так, будто бы была не членом итало-американской криминальной группировки (состоявшей по большей части из таких как Рокки - недалеких умом бандитов), а сотрудником какого-нибудь МИ-6, Альтиери даже почувствовал себя на мгновение Джеймсом Бондом, которому выдавая задание - отловить и убить крысу - проводили вводный инструктаж. 
Он уже привык к этому на самом деле и особо не стебался, это по первости пересказывал ее слова друзьям в баре, заменяя ими анекдоты. Нет, ну, какие диверсии, в самом деле? Они же не отряд специального назначения. Устроил Альтиери как-то забастовку на одной из строек, где не хотели покупать его цемент. Остановилось тогда строительство на целых три дня; им просто перестали завозить материалы. Бастовали водители, не до работы им было. И ведь эти свои действия он диверсиями не называл, и себя "диверсантом" соответственно тоже. Вот поэтому этих клоунов Вицци и всех остальных людей Марго у них в Семье никто не любил - слишком мутными личностями они представали в глазах обычных парней, составлявших костяк организации. И Фрэнк был довольно простым – чужда ему была атмосфера спецслужб и всяких там масонских орденов, которой окружала себя Марго.
- Они уже не в обиде за тот случай на кладбище? - поинтересовался, убрав руки в карманы. Хотелось курить, и Фрэнк крутил в кармане зажигалку, однако приходилось терпеть из-за беременности Маргариты. И как с ней Рокки умудряется проводить все свое время? Обернувшись, Альтиери взглянул на него и увидел, как тот, воспользовавшись случаем, потягивал в стороне от них сигарету. Андербосс завистливо подумал тоже затянуться, когда Марго взялась за телефон, и даже достал из кармана пачку, но… Все равно не успел. Долго ее разговор с Луиджи не длился.
Итальянец утвердительно кивнул, соглашаясь пройтись.
- Ничего, - покачал головой, отвечая на вопрос о Ники. - Мы не так часто общаемся. И в основном только о делах говорим. - Фрэнк остановился, и устало потер глаза. Обсуждают они с ним такие вещи, за которые дают от десяти и выше. Было очень трудно признать новость, что Спинелли начал петь. - Если он носит микрофон, его раздевать придется...
А если микрофона не найдется, будет очень неловко.
- Я бы с твоим Луиджи пообщаться хотел. Пускай он зайдет ко мне в офис.

+1

16

- Информация правит миром. - Пожимаю плечами. Как будто мужчины не любят преувеличивать собственную деятельность, послушать некоторых, так они герои древних мифов, а не просто люди, которые делают свою работу. Да, я привыкла говорить несколько высокопарно, но ничего не преувеличила, просто не перейдя на простой язык.  Вздыхаю и успокаиваюсь - ну что меня так заносит то? Ну не понимаем мы  с Фрэнком друг друга, ну что поделаешь. Видимо придется с этим смириться, к тому же это вполне можно считать той самой конфронтацией, которую муж так хотел видеть между андербоссом и консильери. Это должно идеально его устраивать. - Приходиться и добывать, и использовать. - Смотрю на его нервное подергивание с пачкой, прослеживаю взгляд на Рока и ухмыляюсь. - Кури спокойно, ничего страшного. Мне нельзя, так хоть рядом побуду, Рокко боится курить рядом со мной. - Поправляю волосы, и делаю пару глотков воды, глядя чуть дальше конца аллеи, где то  и дело мелькаю юные роллеры - там роллердром, бывший в Сакраменто задолго до того, как я уехала в Рим. У меня был парень-роллер буквально за год до моего отъезда, и он безумно злил Антонио и пришлось его бросить, чтобы не пришлось потом плакать над его трупом. Интересно, если бы Антонио узнал о том, что было между мной и Гвидо в Риме, как бы поступил  старый дон, убивший моего первого парня, просто потому что считал, что его оружие не должно быть женщиной.
- Если хочешь, можешь спросить сам. Но думаю, что не в обиде, Гвидо принимал их обоих перед свадьбой, не знаю, о чем они говорили, но вопрос решился. - Возможно, если бы я спросила у любого из братьев, они бы не стали молчать, но есть вещи, которые должны оставаться в тех стенах.в которых были произнесены.
- Жаль, подозрения на чем-то надо основывать не открывая карт... - Чуть склоняю голову к плечу, наблюдая за мужчиной. - Я передам ему приглашение.

+1

17

В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Безумен тот, кто, не умея управлять собой, хочет управлять другими.