Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Adrian
[лс]
Застоявшаяся дневная духота города, медленно приближающегося к сумеркам, наконец-то сменялась... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Столкновение двух баранов


Столкновение двух баранов

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Henry & Lola Hunter
Henry's home
26 april

+1

2

Я избил ее до крови. А прежде так не бил.
Сессия перешла грани разумного. Я схватил нож и аккуратно провел ребром по ее лопатке. Она вздрогнула.
— Крыша, — шепотом произнесла она стоп-слово. Локтем я стер со лба пот и отошел в сторону.
Она лежала перекинутой через подлокотник дивана. Под ней — стопка книг. Точь-в-точь как в «Нимфоманке». Вся одежда изодрана… На ягодицах — кровь. Стекала тонкой струйкой на чулки.
Я подошел ближе и обнял ей за лопатки.
После сильного – по правилам сообщества всегда дают +.
Так я и поступил.
Приласкал. Наполнил для нее ванную. Сказал, что она невероятно красива и самая смелая из женщин, что знаю. Взял на руки. Искупал.
— Спасибо, — я поцеловал ее в макушку. Хорошая девочка. Славная. Так дрожала сейчас. По всему телу дрожь. Она целовала мои руки с каким-то странным упоением. Я гладил ее волосы. Потом вытер полотенцем насухо и отнес в спальню.
Через три часа мне наскучило ее общество. Решил отпустить. Вызвал такси. Положил в ее сумочку деньги. Она в них не нуждалась, но мне было приятно проявить заботу. Ведь ей много довелось пережить.
—  Можно я останусь?
—  Нет.
—  Пожалуйста.
—  Нет. Одевайся и уходи.
—  Умоляю вас, — мне нравилось, как она умела просить.
—  Нет. Не зли меня. Будешь уволена.
Она собрала вещи и спустилась к такси. Я смотрел в окно, как она садилась в машину.
По стеклу застучал дождь. Символично. Я закурил. Она махнула мне на последок рукой. Я кивнул. Затем вернулся за стол и принялся писать сценарий для нового сезона шоу.
Через полчаса я услышал, как щелкнула входная дверь.
Спустился на лестницу разъяренный.
— Я же сказал — уходи. Мое решение окончательно. Уволю тебя, — безразличным и холодным тоном начал тираду о том, что ей нужно уйти…
На пороге стояла Кьяра…
За прошедшие полчаса я выпил около литра вина. У меня горело лицо и стучало в висках. Все свои сигареты я уже докурил. Подумал, что нужно кого-то послать в магазин…
Меня огорчало, что я не мог забыть Нолу. Мерзавку. Стоило мне остаться наедине с сами собой — я думал о ней. Так произошло и на этот раз.
Хотелось мне Нолу Уилтон как-то проучить. Из земли вывинтить и проучить…
Кьяра вошла в дом. Я так углубился в размышления, что и вовсе забыл о ней.
— Привет. А что это у тебя с лицом? — с настороженностью рассмотрел дочь с ног до головы. Сплошная бандитская пуля — лицо, кажется, расквашено.
— Спрашиваю, что у тебя с лицом? — повторил вопрос, спустившись по лестнице вниз и остановившись напротив нее.
— Ищешь приключений на жопу и не можешь остановиться?

Отредактировано Henry Hunter (2014-04-26 20:21:19)

+2

3

вв

   От проводов ужасно болят пальцы. Морщусь в очередной раз, когда тру одну ладонь об другую. Ненавижу чувствовать себя тупой, а взламывать машины, как оказалось, намного сложнее, чем я думала. Одно дело - дверь. Ты можешь сидеть около неё хоть битый час, всё зависит только от того, насколько хватит терпения. Сидишь и копаешься, прислушиваешься и пытаешься понять, сколько желобков поднялось, сколько осталось поднять. Машина же бьет тебя током, если ошибаешься. Вот от этого болят пальцы. Снова и снова. И еще Лео гундит рядом и бесит. Сам занимается этих хер знает сколько, но весь такой из себя умный, будто сам научился за пять минут. Надо как-нибудь для разнообразия посадить его вскрывать замок, и обязательно стоять над душой, да поправлять каждые минуты. Адски ад...
   Дождь, а у меня ни машины, ни зонта, только абонемент на автобус. Даже не думаю ускоряться, иду с совершенно обычной скоростью, но ненавижу каждую холодную каплю, что падает на лицо. Хочется придти домой и завалиться спать. Или сначала горячий чай, горячий душ, и только потом спать. Вроде чуть больше часа возились с той машиной, а ощущение, будто вагоны грузила.

   Едва только закрывается дверь, как слышу голос Генри. Блин, мне больше нравится, когда его нет. Молчу и надеюсь, что он не станет спускаться. Но хер же там... Бросаю сумку куда-то в угол, стаскиваю с ног ботинки, а затем направляюсь в сторону кухни, оставляя на полу мокрые следы. - Кого ты там собрался увольнять?
   А потом он задает вопрос, преграждает мне путь, и я моментально мрачнею. - Странно, что ты заметил. Я так хочу уже где-то три дня. Может так и продолжим, что скажешь? Будешь дальше не замечать и не капать мне на мозги. Где-то тут в углу была моя футболка, когда я с утра пытаюсь продрать глаза и собраться в школу, собираюсь вечно очень хаотично. А, во, вижу. Божественно сухая... Стаскиваю через голову мокрую одежду, и натягиваю сухую. Ежусь, потому что приятно наконец не быть совсем мокрой. Еще волосы, конечно, но не критично. - Ты не хочешь для разнообразия побыть заботливым папочкой, и сделать мне горячий чай? - сама иду в ванную, чтобы куда-нибудь присобачить мокрую футболку.

+2

4

— Тебя не касается,— безразлично ответил я, спускаясь к Кьяре по лестнице.
Вот какая у меня дочь — шлюха, шляющаяся по подворотням. Кто же ее так разукрасил? Мне ведь все равно, как она проводит время — лишь бы под ноги не попадалась. Пишу сценарий. У меня личная драма. Я больше не пытаюсь стать Кьяре приятелем… Хотя по началу, по-видимому, мне этого и хотелось. Из-за Лоры. Ее матери.
На улице стояла тишина. Слышно было, как шуршали шины проехавшего автомобиля. Дождь покрапывал монотонно, без шума. В полумраке прихожей лицо Кьяры казалось изуродованным.
— Уже поздно. Видишь, который час? Почему вернулась так поздно? — несколько размеренных шагов вперед к ней.
— Огрызаться вздумала? Нормально отвечай на вопросы. Не доводи меня до ручки. Поверь, не в твоих интересах сейчас бунтарствовать. Итак, что у тебя с лицом?— кажется, я не вышел еще из роли «хозяина». Голова отказывалась соображать. Сложно совладать с собой. Из кожи лезть, чтобы показаться родителем рациональным, добрым, учтивым и на что-либо способным. Не тот день. И градус не тот.
Я слышал только, как у меня пульсирует кровь в жилах и звенит в ушах.
— Говоришь, что ходишь так уже три дня. Была у доктора? Кто тебе лицо расквасил? — по губам пробежала скверная улыбка.
Кьяра сбросила мокрое платье. И надела сухое. Поймал себя на мысли — откуда у этой девчонки столько одежды в прихожей?
— Комнаты не хватает, чтобы все там уместить? — с издевкой спросил я.
— Ты не хочешь для разнообразия побыть заботливым папочкой, и сделать мне горячий чай? — сказала она и направилась в ванную.
Злость накапливалась и накапливалась.
Я с силой сжал ладонь в кулак и треснул по стене.
Костяшки побелили. Я еще раз ударил.
На месте устоять все равно не смог — пошел за Кьярой в ванную.
Дверь с грохотом отскочила в сторону.
Я схватил Кьяру за подбородок и прижал к стене.
— Хорошим манерам тебя явно никто не научил. Не смей сбегать, когда я с тобой говорю, поняла? — сильнее сжал ее горло.
— Ответь на поставленный вопрос. Кто тебя избил?

+3

5

Мне нравится его злить. Я это поняла в тот самый день, когда оказалась на пороге этой двери. Тем более, заводится он быстро, и это становится интересным. С другой стороны, чаще всего ему просто плевать на меня, он меня не видит и не замечает, как два сожителя. Я же этого и хотела, ведь так? Так что же меня это так задевает? Что вообще с моей семьей не так? Почему всем всегда проще было закрыть глаза и не замечать? Что со мной не так? Мама пыталась меня воспитывать. Я оказалась упрямее. Сбегала и не приходила неделями, если она пыталась посадить меня на замок. Сама виновата?
   - Ты что, выспался, что ли? Я у тебя живу уже две недели, обычно тебя не волнует, во сколько я прихожу, - я не смотрю на него, занимаюсь своими делами и голос мой безразличный, безмятежный, словно мы говорим о погоде, хотя я и чувствую: он начинает злиться.
   - А что ты собираешься сделать? Уволишь меня, что ли? - я не боюсь. Нервы у меня крепкие, иначе бы я уже свихнулась, с этими моими вечными историями, в которые я влипаю. - Нет, я не была у доктора, - вешаю платье на батарею и педантично расправляю его, мне плевать, просто не хочется выходить из комнаты. Скандалить приятнее через стенку. - И не собираюсь к нему идти, - улыбаюсь уголками губ, когда слышу звуки ударов. Что-то новенькое. Болят пальцы, а я продолжаю расправлять платье, складочка за складочкой, чтобы, когда высохнет, не нужно было гладить. Чувствую себя, честно говоря, не очень хорошо. Прикрываю глаза и лбом касаюсь холодного кафеля. Лучше не становится.

   Дверь с грохотом открывается, и я вздрагиваю. Начинаю оборачиваться, но не успеваю, потому что Генри подлетает, словно коршун, и прижимает к стене. Это очень неожиданно. Пару секунд я стою в немом ужасе, только чувствую ладонь на своем горле. Мне противно.
   Я не против рассказать ему, что случилось. Честно говоря, я бы даже с удовольствием ему рассказала, все-таки эта история показывает меня, как бойца, и всё-такое. Но не сейчас, не в такой ситуации. Ненавижу, когда на меня орут. Ненавижу, когда разговаривают грубо, и тем более ненавижу, когда прижимают вот так. Чувствовать за собой стену и понимать, что не можешь шелохнуться. В западне. Поджимаю губы и голубые глаза темнеют от злости. Да кто ты вообще такой?! Резко выкидываю руку вперед и ударяю Генри в живот, надеюсь на то, что это было внезапно, а затем выворачиваюсь и выскакиваю за дверь. - Не смей никогда ко мне прикасаться! - аж трясет от злости, ору, и со всей дури хлопаю дверью, бедная аж скрипит. Двери в нашем доме, видимо, не жильцы. Вечно остаются крайними. - Это вообще не твоё дело! Но если хочешь знать, то меня избил любовник, ясно тебе? Изнасиловал с другом, потом убил. А еще у меня был выкидыш, потому что ударили в живот. Такой ответ тебя устроит? Извини, дедушкой тебе не стать, - ору на всю квартиру и сбегаю вниз по лестнице. Не знаю, что мне делать. Валить на улицу в одной майке, что ли? Теперь я уже не хочу здесь оставаться. Но идти мне некуда. В Нью-Йорке у меня были друзья, я шла к ним. А тут? Какого хера Генри вообще решил строить из себя заботливого отца?

Отредактировано Lola Hunter (2014-04-26 23:07:10)

+3

6

— Ты что, выспался, что ли? Я у тебя живу уже две недели, обычно тебя не волнует, во сколько я прихожу, — я поморщился.
— Добьешься того, что тебя станет сопровождать охранник, — спокойно ответил. Кьяра меня раздражала ужасно. Вела себя как несносный подросток.
В моей постели оказывались женщины ее возраста. Невольно так получалось. Они казались старше. Взрослее. Сознательнее. Никто не чудачил. Как эта прошмандовка.
Интересно, вели ли они так же себя с родителями?
Замер в нерешительности.
Семнадцать — диагноз?
Все всяких сомнений,  мозги Кьяры были забиты гормонами, которые взрывались и взрывались. Ни грамма адекватности. Ни грамма.
— А что ты собираешься сделать? Уволишь меня, что ли? — короткий смешок.
Уволю! Выход то замечательный! Отчего же не вышвырнуть Кьяру на улицу? Пускай себе разбирается с проклятыми гормональными взрывами в подворотнях!
Стал приплясывать. Отчего — сам не знаю. Объяснить сложно. Сознание — странная штука. Можно представить что угодно. Вот Кьяра сидела уже в подворотне… Одежда разодрана. Вид печальный. Нравилось мне рисовать ее вот так вот. Израненной.
— По-твоему… Я что играю с тобой?— повысил голос. Невыносимо стоять напротив дочери, когда она воинственная. Вела себя как ни в чем не было и этим кидала мне вызов. Дурка. Сумасбродная клуша. В людях не разбиралась — сразу чувствовалось. Со мной ведь шутки плохи. Я взбалмошный. Ярость быстро закипала. А Кьяра продолжала гнуть линию.
Чокнулась!
— Правильно! Ходи такая разукрашенная! Готика нынче снова входит в моду! — фыркнув, ответил я. Рука у виска.
«Чудики и чокнутые. Глава третья. Ненормальная Кьяра».
Кьяра манерничала. На беду. Упрямилась. Пошла в ванную. Как будто разговор наш окончен. Издевалась?
Я взревел.
Она что пыталась найти грань дозволенности? Прогнуть «хозяина»?
Дверь ванной с грохотом распахнулась.
Глаза у меня были бешенные. Зуб даю. Так мои нервы давно не трепали.

Хватаю Кьяру за горло. Впечатываю в стену лопатками.
Ощущаю удар исподтишка в живот. Кричу от боли. Кьяра бежит к двери.
— Не смей никогда ко мне прикасаться!
Меня трясет и от боли, и от злости. Гори все синим пламенем!
— Это вообще не твоё дело! Но если хочешь знать, то меня избил любовник, ясно тебе? Изнасиловал с другом, потом убил. А еще у меня был выкидыш, потому что ударили в живот. Такой ответ тебя устроит? Извини, дедушкой тебе не стать, — кричит она.
Звук голоса Кьяры удаляется и удаляется. Ее уже почти не слышно.
Корчась от боли, покидаю ванную.
Стучит входная дверь. Кьяра совсем обезумела! Пошла на лестничную площадку в одной майке!
Выскакиваю за ней.
Прихрамываю.
— Кьяра, вернись в дом! Кьяра! — ору ей в след.
— ОХРАНА! ОХРАНА! Остановите ее! — я беспомощен.
Охранник подходит к Кьяре.
— Мисс, вам лучше вернуться в дом. Прошу вас не создавать конфликтов, — говорит он.
Отлично! Получит на чай! Пускай вернет ненормальную в дом!
Нагоняю их на лестнице.
— Кьяра, вернись, — обнимаю ее за плечо. Виновато улыбаюсь охраннику.
— Подростки, чего с них возьмешь, — оправдываюсь. Он кивает. Понимает, наверное.
Вот что такое… Взрослая дочь.
Заталкиваю ее в лифт. Нажимаю этаж. Не могу опомниться от злости! Нарочно молчу, чтобы голос не сорвался на крик.
Хватаю Кьяру за шкирку — пинком заталкиваю в дверь.
— Что это за цирк? Ты ведешь себя как клоун! Разрешите вручить вам Оскар за драматическую роль второго плана, — рывком захлопываю дверь.
— Будешь курить?

Отредактировано Henry Hunter (2014-04-28 00:01:57)

+2

7

Всё, что происходит вокруг - слишком необычно для меня. Мама почти никогда не повышала голос, и быстро успокаивалась. Наверное, повторяла себе снова и снова, что нервные клетки не восстанавливаются. Слышу, как открывается дверь, как Генри стонет и идет за мной, почему-то становится страшно. Интересно, я сильно ударила его в живот? Сама не помню, насколько сильно ударила. В тот момент, главное - вырваться и не ощущать руку на своем горле. Что вообще за повадки такие? Чуть что, сразу за горло хватать. Пересидел он в своей дурацкой комнате. Меньше нужно туда водить телок.
   Что я делаю? Слышу где-то позади себя Генри и почему-то думаю о том, что нельзя стоять. Кидаюсь ко входной двери, хотя на мне только длинная футболка, и совсем нет обуви. Куда я собралась бежать? Даже сотового нет. Не знаю на память ни одного телефона, где живет Руни - без понятия. Джулия - тем более. Знаю только, где живет Лео, но это - другой конец города, и вряд ли он меня вообще пустит на порог. Но плевать. Как-нибудь разберусь. Не знаю, кому делаю хуже, себе или Генри? Хочется его проучить. Хотя, наверное, ему плевать. Или нет? Слышу его крики, но только ускоряю бег. Соседи решат, что мы ненормальные...

   Но я останавливаюсь даже раньше, чем могла предположить. Путь преграждает растерянный охранник, такой широкоплечий, что умудряется полностью закрыть собой дверной проход. Не знаю, что мне делать. Протиснутся сбоку? Нереально? Но тогда что же? Не успеваю что-то придумать, потому что Генри догоняет, и вот уже ладонь лежит на моем плече. Смотрю на неё с ненавистью, а затем, словно какая-то пленница, вынуждена идти в лифт, а дальше и в квартиру. Генри очень груб, и мне хочется лезть на стенку. Я даже сбежать отсюда не могу? Он не сможет меня держать тут вечно.
   Заходим в квартиру, и я первым делом направляюсь к дивану, быстрым шагом, так, чтобы увеличить расстояние между нами. Почему-то комок в горле, тяжело дышать. Ужасно обидно, а главное, я так зла, что хочется убивать, но в то же время, этой злости нет выхода. Ненавижу так. Ненавижу, когда приходится подчиняться и слушаться. Особенно когда на меня орут. Это мерзко, и душит, я так просто не могу... Это выше меня? Какое тупое выражение...
   - Почему же второго? Первого уходит тебе? - всё так же огрызаюсь, потому что, если буду молчать, наверное попросту взорвусь, забрызгав ядом подушки и стены. - Не смей со мной так разговаривать. Вообще никогда! Да кто ты вообще такой? Ты мне даже не отец! Ты ничего обо мне не знаешь! Единственное, что ты сделал для меня - это дернул пару раз своим членом внутри моей мамы. Это не называется отцовством! Я три дня хожу с разбитой мордой, а ты даже не заметил. Я тебя обвиняю? Нет, просто оставь меня в покое. Или я уйду в школу и больше не вернусь, ясно тебе? - я не ору, но голос дрожит, речь немного несвязная, потому что меня трясет от злости. Сижу на диване, но чувствую, как трясутся ноги. Стискиваю подушку в ладонях, чтобы унять дрожь, и едва сдерживаю рыдания. Этого еще не хватало...

Отредактировано Lola Hunter (2014-04-28 00:38:46)

0

8

Тема в Архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Столкновение двух баранов