Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » aftermath


aftermath

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

TERRANCE MAYER, SUMMER MOORE

Trauma
Terrence Ward

Sanae Energo
Sanae Midelza Marks Ell


E-616; 2012~ г., после событий на вилле; один из баров Нью-Йорка, после по обстоятельствам;
время близиться к ночи.
http://funkyimg.com/i/H4x6.jpg
этой картинке почти 3 года, прикинь.
коллекционер с множеством дилдо разнообразных размеров [ц]


Говорят, что, если сделать все правильно, то можно обойти последствия.
Но, стоит лишь чуть-чуть накосячить, показать лицо, как от тебя точно не отстанут,
пока не получат то, что хотят.
Спустя несколько недель полного затишья, довольно влиятельный коллекционер
наконец нападает на след Бонни и Клайда, действующих в интересах КАПа
и сделает все, лишь бы неаккуратность парочки послужила им хорошим уроком,
желательно, последним в их жизнях.

+3

2

   Даже в больших городах бывает такой момент, когда движение на дорогах становится свободнее, когда люди вдруг начинают идти медленнее, когда солнце вот-вот спрячется, а в некоторых окнах уже светятся огоньки, и весь город будто начинает дышать спокойно. Одни направляются домой – к семье, к питомцу, к одиночеству, у других наоборот – жизнь только начинается. В этом есть своя романтика, даже немного мистика.
   Дым медленно таял на фоне розовых небоскребов: тонкая струйка – от сигареты, маленькие облачка – от Терренса. С двадцатого этажа Нью-Йорк все еще кажется необъятным. Терренс не любил этот город – в нем, как он считал, «не было души»; а в памяти мерцала тихая ночь в Лос-Анджелесе: черное беззвездное небо, пустая дуга дороги, освещаемая фонарями, и две темные фигуры в сигаретном дыму, медленно плывущие по ее обочине. Еще при первой встрече Терренс заметил в ней какое-то особое обаяние, подавляющее любые попытки разума заговорить. Ее безумие, непредсказуемость, авантюризм на грани самоубийства – все этой меркло от одной улыбки пухленьких губ, от одного взгляда синих глаз, и вдруг зеленых, карих, даже красных. Он вновь и вновь мысленно повторял ее имя, сопоставляя с тем ночным видением. Санаэ. Кто же ты такая, отбросив сухие факты твоей биографии?
   Пальцы быстро касаются сенсорного экрана: «Sunrise. 4.00 PM. Т». Придет ли она? Кто для нее Терренс – один из тех тысяч мужчин, с которыми она когда-то кокетничала, или, может, из другой тысячи тех, которыми она управляла подобно кукловоду – улыбкой и взглядом? А вдруг их встреча была не случайной, вдруг им суждено дополнить друг друга подобно тому замусоленному романтиками восточному символу?
   За спиной захлопнулась дверь. По привычке похлопав карманы штанов, Терренс исчез за серебристыми створками медлительного лифта. Девятнадцать, восемнадцать, семнадцать… Наконец, один. Миновав искусственные пальмы и зону отдыха, он оказывается на улице – тот самый момент. Розовый цвет уже сменился оранжевым, а затем вовсе померк – на глаза опустились темные очки. Он будто движется в замедленном времени, касаясь сознания проходящих мимо людей. Высокая блондинка в безвкусном дорогом наряде боится, что ее недавний конфуз с протечкой выплывет в общественность, а самоуверенный крепкий парень (очень гордится своим успехом у девушек), окинувший Терренса презрительным взглядом, еще не пришел в себя после вчерашней ночи – «It’s not gay until the balls touch». А после была светская львица, начинающий бизнесмен, трансвеститка с тучной девушкой под ручку – вот почему Терренс любил ходить пешком.
   Покосившаяся неоновая вывеска уже мерцала бледно-синим цветом. Терренсу не положено посещать подобные заведения – статус обязывает, – но разве можно чем-то заменить одинокую тишину барной стойки, убаюкивающий шум разговоров вокруг, пелену дыма, сквозь которую светится множество бутылок на полках? Это будто «праздник души», а она будет на нем гостьей, особой гостьей.
   – Виски со льдом, – сказал Терренс, усаживаясь на высокий скрипучий стул,
   Бармен недоверчиво на него посмотрел (боится инопланетян, надо же, а может все дело в том, что Терренс забыл снять очки) и поставил грязноватый стакан с тем, что здесь принято называть виски. Терренс покосился на часы (без десяти) и закурил. Он почему-то вспомнил Сирену в ярко-фиолетовом свете ночного клуба, вспомнил виллу на голливудских холмах и радужное колье, затем, будто схваченный цепкими электрическими лапками Санаэ, переносится на пышный маскарад, после – в комнату, освещенную одним лишь серебристым светом луны.
   «Когда такое было?» – думает он, окуная сигарету в стеклянную пепельницу, а на часах тем временем уже четыре. Оборачиваясь на каждый звук отворяющейся двери, Терренс все больше убеждается в том, что она не придет. На что он надеялся? На какое-нибудь маленькие приключение? Ему хотелось приключений, это верно. Следить за новостями политики, следить за самими политикам, «разговаривать» с теми, на кого посмотрит всевидящее око Клуба – все это ему претило. Хотелось авантюры, безумия, в конце концов, хотелось пользоваться своими способностями в полной мере, а не превращаться в давних врагов или беременных проституток. Санаэ же являлась воплощением того, чего Терренсу не хватало. С ней не страшно и умереть, даже невзирая на то, что Терренс не может умереть. Но где же она?..

+1

3

...
         Языки пламени медленно пляшут вокруг пальцев девушки. Она опускает их ниже так, чтобы они лизали кожу, раздражая ее. В воздухе начинает пахнуть жаренным. С задумчивым видом, немного морщась от боли, отодвигает ладонь и смотрит как затягиваются воспаленные раны. Она моргает один раз, второй, третий. Лимфа испаряется вместе с кровью. Кожа затягивается. Ее пальцы выглядят точно так же, как и ранее. Глубоко вздохнув, она делает комфорку сильнее и опять позволяет огню лизать ее пальцы.
         Скучно.
         Дико невыносимо скучно, раз она дошла до того, чтобы сжигать заживо свою собственную плоть, а затем наблюдать за тем, как она регенерируется. Нано-элементы работают активно, с каждым разом все лучше и лучше. Теперь уже не нужно стонать от боли и метаться по всей кухне, пытаясь сообразить включить холодную воду. Теперь она только морщиться, но боль воспринимается иначе, не давит на мозг с такой силой.
         Скука двигает на совершенно неразумные поступки. Еще немного и она так отрежет себе руку, проверяя присоединиться она обратно или нет.
         Скучно, скучно, скучно.
         Звук сообщения на мобильный телефон, отвлекает брюнетку от пустых размышлений и, свободной рукой она снимает блокировку с экрана и ждет загрузки. Интересно кто, интересно зачем. Ого, Терри. Брови девушки взметнулись вверх и она сразу же вытащила вторую руку из пламени, стряхнув тлеющий уголек на пол. Короткое сообщение гласило о месте и времени встречи. Отвечать или нет? Склонила голову, словно в невидимом вопросе, сделала глоток из стакана с водой, который стоял тут на всякий случай, а потом посмотрела на часы и поднялась на ноги.
         С момента последней встречи с Терри она практически не выходила из дома. Дела Клуба Адского Пламени, да и только. Шелли где-то потерялась, а про остальных не было смысла говорить – плотно Санаэ ни с кем не общалась. Дориан с момента последней встречи уехал в Англию, к ее дрожайшей тетушке-королеве, которая не так давно упорно пыталась сделать из безумной маньячки Марк хоть что-то подобное на человека. Санаэ слушала, кивала головой и пыталась сделать так, как от нее хотели. Не потому что так было проще, а потому что она после появления матери нашла хоть кого-то родного. Но время, проведенное во дворце, давно закончилось и когда она вернется обратно было неизвестно. Изредка отлучалась она из дома так же для того, чтобы увидеться с Джейком, который во время отсутствия матери едва ли не сходил с ума от одиночества, зачастил в лес к стае Шелли, в то время как юноше нужно было развиваться, с чем и помогала ему Маркс, вальяжно развалившись в гостиной и куря с мелким одну за одной, зная, однако, что узнай об этом Нельсон, то ей влетит по первое число.
         Сообщение Терри оживило же Санаэ. Впервые за долгое время она улыбнулась, а в глазах появился привычный для нее и остальных блеск, который, однако, обычно не предвещал ничего хорошего. Еще выходя из дома она поняла, что сегодня опять что-то произойдет. Но не могла она быть как обычные люди, да и не хотела. Походить на смертных, рассуждать о каких-то проблемах, волноваться о счетах и работе, да ну его, извините, нахрен.
         Она сама не могла понять, почему без лишних вопросов сорвалась с места. Видела она парня всего лишь раз, знала, что он из Клуба, а об остальном как-то не удалось поболтать – после совместного ограбления, где они, кстати, неплохо сработались, нужно было заметать следы, а не идти в ближайший бар для того, чтобы отметить. Остались лишь номера в телефонных книжках, но звонить первой Маркс не стала – сыграла глупая женская гордость.
         Еще через некоторое время она оказалась около нужного бара, а очередной взгляд на часы подсказал ей, что она умудрилась немного опоздать. Поджала губы, потом натянула на нос солнцезащитные очки и зашла внутрь. В полутемном баре в очках сразу же выделялась, но это было гораздо лучше, если бы она зашла без них. Взглядом Санаэ почти сразу же нашла Терри и на губах заиграла легкая улыбка. Вот черт. Милая мордашка смотрела куда-то в сторону в то время как она двигалась к нему.
         - Двойной виски со льдом. Хотя, давайте сразу два. За тот столик.
         Официантка, которой она вцепилась в руку, с интересом посмотрела на нее, но кивнула, направившись к бару, а Маркс уже падает на стул напротив Терри.
         - Приве-е-е-ет. – Улыбается, уже довольно расслабленно, сверкает глазами, хотя этого за темным стеклом и не заметить. – Соскучился, да? Признай это. Просто признай. – Почти нараспев щебечет Энерго, спустив с носа очки и кладет их на край стола. Как-то легче себя сразу чувствует, не так, как дома. Подходит официантка и ставит два стакана с темным напитком. Один Санаэ поднимает сразу, разглядывает жидкость на свету, принюхивается к ней и после этого делает глоток.
         - За что будем пить?
         Но она и так уже знает, что это никак не связано с делами клуба. Да и, увидев его, поняла, что соскучилась.
         - Давай за встречу. Только ты сначала скажи, что соскучился, мм?

+1

4

   Он ощутил Санаэ еще когда та подходила к бару. У нее был яркий и запоминающийся образ – Терренс запомнил его, когда впервые «пощекотал» ее нервы своими фокусами. В груди затрепетала тихая радость, Терренс с волнением переместился за столик. Забавно: его учили убивать, он убивал, и не раз, а сейчас волнуется как школьник на первом свидании. Она была в очках – не случайно их тянуло друг другу. Терренс обладал той же способностью менять цвет глаз, что и она, хотя его перемены могли быть куда более масштабными – от этой мысли на его лице появилась легкая улыбка.
   Санаэ улыбнулась, он знал это, пусть его взгляд был наигранно направлен в сторону. Затем послышался ее голос – виски со льдом, еще один пунктик в общие черты. И вот она уже сидит напротив и улыбается, и точно так же улыбается в ответ Терренс.
   – Приве-е-е-ет. Соскучился, да? Признай это. Просто признай.
   – Не в коем случае, – с тихим смешком отвечает Терренс, чувствуя теплую радость, исходящую от нее. Санаэ снимает очки, он – нет. На стол опускаются два стакана – вновь тихий смешок. Терренс отстраненно смотрит вдаль, пока Санаэ изучает напиток. Результат ее, видимо, удовлетворил.
   – За что будем пить? – Терренс только открыл рот, намереваясь ответить, но Санаэ его опередила. – Давай за встречу. Только ты сначала скажи, что соскучился, мм?
   – Ладно-ладно, соскучился, – говорит он, смущенно уставив взгляд на стол сквозь темную пелену очков. Тихо звякнули стаканы, Терренс глотнул холодный напиток и раскусил подтаявшую льдинку. Повисла недолгая пауза.
   – Итак, Санаэ. Мы, конечно, можем поговорить о любимом цвете, фильме и музыке, но я прекрасно понимаю, что ты пришла сюда не за этим. Мы с тобой похожи, Санаэ, и не отрицай этого, – Терренс замолчал, достал сигарету и закурил. – Нас объединяют не только любимые напитки, схожие особенности и прочая чепуха, – его взгляд мельком коснулся публики бара, изо рта выплыл дым, – нас объединяет страсть и азарт.
   Выдержав театральную паузу, во время которой Терренс вновь выпустил дым и сделал глоток виски, он загадочно подвинулся ближе и перешел к делу.
   – Ты же помнишь нашего мистера Маршалла? Конечно, помнишь. Это было весело, не правда ли? Так вот, у него есть много других интересных вещичек помимо того колье. Я бы даже сказал, намного интереснее той стекляшки. Вещички, которые для нас особой пользы не представляют, но которые будут интересны Клубу. Или которые можно продать, – Терренс хитро улыбнулся.
   – А, по правде говоря, мне просто надоела эта дипломатическая работа и хочется веселья. Ну, что скажешь? – он откинулся на стуле, сложив руки на груди и не сводя глаз с Санаэ: пусть она и не могла увидеть их из-за очков, но могла почувствовать.

Отредактировано Terrance Mayer (2014-10-12 08:45:40)

+1

5

.
          Детскую радость и восторг от встречи с Терри сложно было описать словами. То, что было до этого казалось совершенно нелогичным. Хотя, о какой логике идет речь, если разговор ведется об Энерго? Девушка бросила взгляд на руку, которая только недавно стала жертвой испытаний регенераций, вспомнила о своей безумной идее с отрезанием конечности и на пару мгновений поморщилась. Сейчас ей это казалось немного мерзким, совершенно ненужным и лишним, в то время как тогда она смотрела на нож с полной решимостью в глазах. А что было бы, не отправь ей Терри сообщение?
          И срослись бы конечности ее руки? Она ведь не Дэдпул какой-нибудь.
          — Да ладно, ты смутился? — хохотнула девушка, отпивая из стакана виски, заметив небольшой наклон головы Травмы в сторону стола, как будто он потупил взор. Как мальчишка, ей б-гу. Но ей нравилось это. Да и сама атмосфера располагала к расслаблению, ведь никто не тычет пальцем в ее сторону с криками о том, что она опасна.
          Они замолчали, но это не выглядело неловко. Как будто так и должно было быть перед тем, как кто-нибудь начнет говорить. Но Элл не думала о том, что сказать, она выжидала. И, вскоре это оправдалось.
Она и сама не любила посиделки ни о чем. Конечно, она могла рассказать о какой-нибудь херне, но сидеть на месте – не ее конек. Ей нужна была подвижность, активность, какой-нибудь «бум», который не даст заскучать. Посему она лишь кивнула Терри, вслушиваясь в его последующие слова. И опять он попал в точку.
          Еще при первой встрече мутант поняла, что их многое связывает, но вперед, скорее всего, выдвигались именно эти две определяющие. Он напоминал ей Шелли. Не какими-то чертами характера, а тем, что вдвоем они составляли такой же взрывоопасный коктейль, как и она с подругой. Ничем не останавливаемые, что ли?
          — Я сначала подумала, что ты хочешь украсть один из его волшебных фаллосов. — усмехается, вспоминая тайную комнату извращенца. Веселые там были вещички – любой секс-шоп позавидует. — Между прочим, они тоже денег стоят… Может, прихватить чего-нибудь стоило? Например, тот вибратор длиной в мою руку. Как думаешь, какой глубины должна быть… — она посмотрит на парня и моментально прекращает размышлять, глухо рассмеявшись. Закуривает, крутит в руках зажигалку, а потом кладет ее на стол, продолжая с интересом наблюдать за Травмой.
          — А почему нет? — чуть помолчав говорит зеленоглазая, допив содержимое первого стакана. — Мне не помешает развеятся. Но я соглашусь в том случае, если ты потом пригласишь меня на свидание.  Только давай не будем покрываться соплями, океюшки?
          Соплей ей хватило и с бывшим мужем, если честно.
          Стоило ей замолчать, как та атмосфера тепла, которая тут была, мгновенно исчезла. Не поняв, в чем дело, Санаэ хмурит брови и прислушивается. Двери бара открываются и внутрь заходят несколько человек.
          — Ты уверен, что они здесь?..

+1

6

   – …но я соглашусь в том случае, если ты потом пригласишь меня на свидание.  Только давай не будем покрываться соплями, океюшки?
   На лице Терренса появилась легкая улыбка. «Свидание, действительно? Наша крутая девочка ходит на свидания?» – подумал он, вместе с тем отметил, как что-то приятно заклокотало в груди.
   – И куда же ты хочешь пойти на свидание? – спросил он с той же улыбкой, затушив сигарету и откинувшись на спинку стула. – Кино, ночной клуб, э… куда там еще ходят нормальные люди?
   Терренс с каким-то несвойственным ему умилением наблюдал за смехом Санаэ, как вдруг почувствовал резкую смену эмоционального фона. Нет, вовсе не в своей собеседнице – где-то вдали хлопнула дверь. Их двое, один настроен крайне решительно, как петух в курятнике, второй же считает данное задание рутиной. Но какое задание? Ограбление? Ограбление со взятием заложников?
   – Прелесть моя, у нас гости, – тихо произнес Терренс, и тут же прогремел выстрел. Кто-то пронзительно взял ноту из пятой октавы – видимо, бармен. Сквозь уставленную пыльным хламом полку позади Терренса можно было увидеть, как поток людей бросился к выходу, не испытывая никакого сопротивления со стороны темных силуэтов ростом под два метра каждый.
   – Терренс Уорд и Санаэ Энерго, вам предъявлено обвинение по акту терроризма! – заорал тот, что поувереннее. – Положите оружие на пол и выходите с поднятыми руками.
   – У, как все серьезно, – зашептал Терренс, с трудом сдерживая смех. – Даже не знаю, что глупее: попереться брать мутантов нашего уровня напролом, или представиться при этом копами? Кто там хотел поразвлечься?.. – лицо Терренса начало растекаться подобно теплому воску, тело смешалось с одеждой. «Итак-итак, посмотрим» – обстоятельно думал он, выискивая из сознания «захватчиков» наиболее интересный образ.
   Послышался еще один выстрел и скомканная брань, и тут же из-за угла мелкими шажками засеменил короткий круглолицый человек. Азиатские глаза яростно бегали за очками-половинками, прозрачные брови изогнулись так, что позавидовала бы одна небезызвестная порноактриса.
   – Какого черта здесь происходит?! – завопил он высоким голосом.
   – М-мистер Ли?.. – сконфужено спросил уверенный захватчик. – А… Мы приносим свои извинения… Что вы здесь делаете? Почему вы не в Китае?
   Мистер Ли неожиданно быстро подбежал к мордовороту и, подпрыгнув, залепил ему пощечину, от которой тот пошатнулся.
   – Как ты смеешь задавать мне такие вопросы? По какой причине вы врываетесь сюда, стреляете, пугаете людей и мою Мими?! – кричал мистер Ли, показывая маленькой ладошкой на выплывшую из-за угла дрожащую женскую фигурку. – Моя бедная Мими, никто тебя не обидит, – закудахтал он, поглаживая каштановые волосы девушки, которая была на голову выше его.
   – Ну… У нас же задание, нам поручено поймать мутантов-террористов… От самого мистера Маршалла… – сбивчиво заговорил мордоворот.
   – Мне плевать на тебя, твое задание и сраного мистера Маршалла, идиот! – вновь завопил Ли, приправляя речь крепкими словечками на китайском. Мордоворот был настолько испуган, что Терренс на миг почувствовал себя жестоким. Его молчаливый друг, кажется, обмочился.
   – Признаться, я чувствую себя оскорбленным. Прислать за мной каких-то ебаных ссыкунов… Это просто плевок в лицо, мистер Маршалл, – произнес Ли не своим голосом, и в долю секунды, словно торнадо, в одном вихре превратился в Терренса. На лицах мордоворотов застыло удивление, это продлилось всего пару мгновений, которых Терренсу хватило, чтоб издать короткий смешок и шепнуть:
   – Санаэ, давай…

Отредактировано Terrance Mayer (2014-10-12 10:13:47)

+1

7

Ты ни разу не ходил на свидание, сладкая мордашка? Куда ходят обычные люди? — Санаэ прикусывает нижнюю губу, задумавшись, а потом покачивает головой, — но, не клуб. Там хорошо впаривать наркотики, но для свидания это не то место. Только в том случае, если мы собираемся найти какую-нибудь шлюшку для тройничка.
          Но их мирным размышлениям пришел конец. И Элл даже отвечать не потребовалось на реплику Травмы – выстрел сказал все за себя. Она слышала, как вскрикнули люди, прямо видела, как они вскакивают со своих мест, но сама не сдвинулась ни на миллиметр. Даже бровью не повела.
          — Вот блядство! — лишь говорит, с некой толикой грусти. Когда был день, когда все не переворачивалось с ног на голову? Когда последний раз ей никто не мешал и она могла заняться тем, чем хотела, не беспокоясь о том, что кто-то все испортит? Когда в последний раз у нее не было таких обломов?
          — Почему они не могли мирно подойти к нам? Почему обязательно стрелять в воздух и портить сей прекрасный бар? — Но за этими недовольными репликами, она плохо скрывает восторженность. Кому она понадобилась на этот раз? Легавые не стали бы так делать,  они бы сразу прислали спецназ. Вы что же, таких мутантов, как Санаэ мало что возьмет. Выглядит все это, словно оскорбление.
          Она с интересом наблюдает за тем, как меняется мужчина. Из высокого красивого брюнета, превращается в низкорослого, чуть круглолицего азиата с острым взглядом за миниатюрными очками. Наблюдать за этим весьма интересно. Еще с прошлого раза девушка убедилась в том, что была бы не прочь иметь такую способность. Вот только она не умела копировать их у других, а для воссоздания ее в лабораторных условиях, потребуется слишком много времени и кропотливой работы.
          — Как занятно, — он направляется к «копам», а она хватает стакан со стола и залпом все выпивает. Ей нужен сейчас трагизм, ей нужно показать страх, ей нужно показать то, что она самая обычная.
Девушка появляется на свету, одновременно с тем, как Терри начинает говорить. Ее тело дрожит, колени подгибаются, а на глазах появляются слезы. Она будто бы в замешательстве, но потом понимает, что рядом с тем самым мистером Ли ей гораздо безопаснее. Она чувствует себя защищенной рядом с тем, кто ниже нее почти на голову. Как смешно.
          Но Санаэ не смеется над этим, лишь всхлипывает и бросается к  азиату на шею.
          — Все в порядке? Они не будут в нас стрелять? Мне так страшно, о, так страшно. — Брюнетка срывается на крик, а в нем слышны истерические нотки. Кто бы мог подумать, что Санаэ Энерго могла бы быть прекрасной актрисой. Вот только не срослось.
          — Эти люди уберутся? Сделай так, чтобы они ушли, они меня пугают, — слезами, она смачивает его темный пиджак, который исчезает так же, как и сам мистер Ли. В образе Травмы от азиата не остается и следа. Вместе с шепотом, она кивает, а потом отодвигается от мутанта, направляя пальцы в сторону двух верзил. В тот же момент, тонкими нитями, из них вылетают молнии, которые с большой скоростью врезаются в тела. Удивленные, но вскоре понявшие, что произошло и как нагло их наебали, мужчина не успевают и пальцем пошевелить, как оказываются оглушены.
          Они падают на грязный пол, прям на ноги и девушка быстро стирает слезы с глаз. На лице уже играет широкая улыбка и, посмотрев на нее сейчас, уже не скажешь, что мгновениями ранее, она закатывала истерику.
          — Мими? Ты издеваешься? Сериалов пересмотрел? — Заходится девушка смехом и быстро опускается на корточки, возле ближайшего тела.
          — Неужели мистер Маршалл так недоволен нашей прошлой встречей? — пальчики уже залезают в карманы и выуживают оттуда телефон. Девушке не нужно много времени для того, чтобы снять блокировку и прошерстить весь аппарат.
          — Слушай, тут так много порно… И практически ни слова о деле. — Откинув ненужную игрушку в сторону, она лезет ко второму и проделывает тоже самое.
          — Бинго. Есть какой-то адрес. Склад в паре кварталах отсюда. Как думаешь, – это то, что нам нужно? — Поднявшись на ноги, она только сейчас заметила, что они остались тут совершенно одни.
          — Ты хотел повеселиться, вот тебе и веселье.

+1

8

   – Мими? Ты издеваешься? Сериалов пересмотрел?
   Не в силах спрятать улыбку, Терренс молчал и зачарованно следил за движениями Санаэ. Уверенность, быстрота, и даже немного кошачьей игривости – совсем как в тот вечер на приеме у Маршалла. Словно сцена из боевика: отрепетированная не один раз, перенасыщенная спецэффектами, дублерами, софитами… «Интересно, они используют софиты?» – подумал Терренс. Он вдруг понял, что вся его жизнь похожа на затяжную сцену из боевика с примесью фантастики, триллера, даже мистики.
   – Неужели мистер Маршалл так недоволен нашей прошлой встречей? – голос Санаэ вырвал его из оцепенения.
   – У, наш мальчик хочет свою игрушку назад. Страшно представить, что он там делал с этой… что мы украли? Ожерелье, кажется, – Терренс сел на стол и достал сигарету. Тусклый свет из окна придавал Санаэ особого романтизма, словно дымкой окутывая широкие скулы и изгибы тела. Терренс невольно облизнулся.
   – Слушай, тут так много порно… И практически ни слова о деле, – сказала она, лишь на миг задержав взгляд на Терренсе.
   – Я бы не стал хранить такую информацию в телефоне, – пожал плечами Терренс, – хотя чего ожидать от людей, которые в телефоне смотрят порно. Посмотри у второго, он не так ссался от вида босса.
   – Бинго. Есть какой-то адрес. Склад в паре кварталах отсюда. Как думаешь, – это то, что нам нужно? – Терренс посмотрел на экран телефона, адрес показался ему знакомым.
   – Вполне может быть. Кажется, я раньше был на этом складе. О, да. Давно, еще при Инициативе, у нас здесь было задание. Не могу вспомнить что… Странно, я не забываю такие вещи, – Терренс видел лишь обрывки: серый коридор, двери, ангар, заполненный контейнерами, и что-то еще – стоило ему приблизиться к фрагменту, как появилась слабая, будто предупреждающая боль во лбу.
   – Ну что ж, развлечемся, – сказал Терренс, небрежно откинув дымящийся окурок в сторону. Любопытство его воодушевило. Периодические смерти собственного тела или же чье-то вмешательство вызвало повреждения памяти, оставлять это без внимания нельзя, как и столь неуважительное отношение мистера Маршалла.
   В носу стоял запах подпаленных волос. Солнце уже скрылось, но небо еще сохраняло светло-сиреневый оттенок, а там временем зажгли фонари и расплывчато горели фары редких машин. Впереди, не скрываясь, торчала длинная труба в окружении бетонных развалин, а за ними мерцали последние лучи.
   – Нам туда, – указал Терренс и ощутил легкое раздражение Санаэ. – Да-да, ты сама знаешь, – усмехнулся он.
   Стоило Санаэ сделать шаг, как Терренс одернул ее, странно улыбаясь.
   – У меня есть идея. Даже две. Во-первых, почему бы нам не прокатиться как тогда? – сказал он, покосившись на нависающие над ними провода. – А вторая… зависит от того, что нас там ожидает.
   Он протянул ей руку. Глаза Санаэ, миг назад алые, стали ослепительно голубыми, будто разряд молнии. Она изящно коснулась его руки, и пара исчезла, лишь ярко сверкнул огонек у провода…
   … и точно так же сверкнул огонек за металлической сеткой забора, ограждающего склад. Терренс стряхнул с куртки поднятую их появлением пыль. Разрушенные серые нагромождения были неподвижны и тихи, но Терренс и Санаэ не были единственными посетителями старого склада.
   – Я уже забыл, как это бодрит. Итак… Мы здесь не одни, и это хорошо. Так будет веселее, – ухмыльнулся Терренс и посмотрел на Санаэ. – А теперь приступаем ко второй затее. Ты никогда не хотела сестричку? – Терренс перевоплотился быстрее, чем способен был воспринять человеческий глаз.
   – Ну как тебе ты? – спросила Санаэ, хитро улыбаясь другой Санаэ. – Если честно, я чувствую себя странно, превращаясь в женщин. Чего-то не хватает, чего-то слишком много. А вот оргазм у вас круче, – поймав на себе вопросительный взгляд девушки, Санаэ усмехнулась в духе Терренса, – лучше тебе не знать, откуда мне такое известно. Кстати, в моих способностях есть еще кое-что забавное: я копирую не только внешность, но абсолютно все. Пойдем, – Санаэ двигалась так же, как настоящая Санаэ. Стоило последней поравняться, как их движения стали синхронными, и не только движения.
   – Я знаю, о чем ты сейчас думаешь, – тихо произнесла копия. – Нет, про оргазм мне стало известно не так. Может, когда-нибудь расскажу. И как ты только терпишь эти трусики, больно же… – они прошли мимо двух пустых машин, отражавших черными силуэтами двоящуюся девушку. – Кстати, тебе говорить не обязательно: мы полностью синхронизированы. В общем-то, ради этого все и затевалось. Ну ладно, не только ради этого. Они за этим углом. Маршалла с ними нет, но их много. Странно, такое ощущение, что они везде. И ни одного страха. Они даже не допускали возможности, что мы могли прийти – обидно…
   Девушки замедлили шаг и остановились в одной позе напротив полуразрушенного здания, напоминавшего картонную коробку. Казалось, что здесь нет окон (но можно было разглядеть маленькие черные выбоины в массивах стен), а дверью служили лишь тяжелые металлические ворота футов двадцать высотой, перед которыми стояло всего два человека в черной военной форме без опознавательных знаков. Терренс отметил, что сознание Санаэ значительно быстрее его собственного, видимо, благодаря нано-элементам.
   Их лица одновременно улыбнулись совершенно одинаковой улыбкой, а голоса слились в один:
   – Простите, я заблудилась. Не поможете мне выбраться? – и молнии ослепили глаза, а треск, казалось, затмил все другие звуки.

Отредактировано Terrance Mayer (2014-11-29 19:34:59)

+1

9

.
          Санаэ этого не хватало. Всего этого водоворота событий, когда не знаешь, что произойдет дальше. Когда не понимаешь, что происходит. Думала ли она, что сюда кто-нибудь нагрянет за ними, когда заходила в бар? Надеялась, всего лишь. Потому что еще в прошлый раз поняла, что с Терри невозможно будет сидеть на месте. Не выйдет, как не крути. Да и не интересно это было. Это не тот человек, с которым хочется смотреть сопливые фильмы и прижиматься к плечу. Терри – тот человек, с которым можно летать, наплевав на все остальное. Который дает возможность двигаться, а не стоять на месте. И с таким человеком хочется проводить время, срываться с места, зная, что будет ждать что-нибудь интересное. Ох, Санаэ скучала по нему. Ей его не хватало.
          — Я не буду говорить, что он с ним делал, мои мысли слишком ужасны, — Санаэ говорит себе под нос, улыбаясь и лишь потом поднимает взгляд на Терри, — все равно он не получит ожерелье обратно. — Твердость. Уверенность в голосе просто железная. Она теперь не допустит этого не только потому что ожерелье превратилось в собственность КАПа, но и потому, что теперь обычное задание превратилось в сведение личных счетов. Мими напугана. Мими ошарашена. Мими страшно. Санаэ заливается звонким смехом, прикрывая рот ладошкой.
          — Заодно и вспомнишь, — Она уже готова ко всему, что их ждет. Боевой дух, ожидание неизведанного и просто приятное времяпрепровождения. Что может быть лучше?
          Достав сигарету из пачки, Элл прикуривает и выходит на улицу.
          Место, которое им нужно весьма стандартно, но при этом так же странно. Слишком пустынно и в воздухе не чувствовалось привычного фабричного оттенка. Прищурившись, она смотрит в полуразбитые окна. Ей не нужно находиться слишком близко – ее зрение способно на чудеса. Но здесь и чудо не поможет – действительно слишком тихо. Даже подозрительно. Остается надеяться на то, что Терри с чуйкой везет гораздо больше нее самой.
          Откинув сигарету в сторону, Маркс задумывается, от чего ее и отвлекает мутант, своим замечанием. Террористка морщиться. Здравствуйте, приплыли. И, только она хочет двинуться в сторону ворот, как парень ее останавливает.
          — Я смотрю, тебе это понравилось, — Маркс поворачивается к нему, облизнув губы. Прищурившись по поводу второй идеи, она все же выдыхает, продолжая так же ликовать из-за его желания попутешествовать по проводам (ведь Шелли не любит это дело; практически никто не любит ее транспорт). Сосредоточившись и мысленно отмерив расстояние и нужное время, она аккуратно касается руки Терренса. Одно мгновение и они пропадают с поля зрения, оставив за собой лишь легкий запах озона и небольшую вспышку у самого провода.
          Санаэ готова кричать от восторга, вот только этот крик все равно никто не услышит. Если посудить, то ее вообще не существовало те доли секунды, что она пролетала по проводу, крепко держа Терри. Ведь у энергии не тела. Она лишь окутывала поток трансформированной энергии Травмы и направляла в нужную точку, а потом вытолкнула на поверхность, в последний момент поставив на ноги и я появившись рядом.
          По телу проходят приятные электрические разряды. Из глаз чуть ли не сыпятся яркие искры. Поправляя волосы, раскрасневшаяся девушка, которая сейчас мало чем отличается от остальных, вопросительно смотрит на брюнета, ожидая той самой второй идеи.
          — Получше кофе, согласись, а?.. — это риторический вопрос, она и так знает, что это так. Мгновенный результат. Никакой травмоопасности. Для них, — сто… — Она хочет остановить его, не сразу понимая, что он хочет сделать. Но смотрит уже не на него, а на саму себя. Отражения самой себя. Близнеца самой себя.
          — Слушай, я и правда такая милашка? — вопросом на вопрос отвечает девушка, повторяя за самой собой. Странным образом хочется пощупать себя всю. Ну, не себя, а Терри. То есть, вы поняли?..
          — Оргазм? — только хочет переспросить, но его речь все продолжается, лишь еще больше не запутывая ее, но ошарашивая. Она кивает один раз, второй, а потом идет следом, равняясь со своей копией.
          Что, потрахался с кем-то в женском обличие?
          Даже не вслух, а так, в мыслях, но Терри незамедлительно отвечает.
          — Нет, давай прямо сразу после того, как мы отсюда выберемся? — Говорить вслух гораздо удобнее, чем мысленно. Санаэ не телепат, она не привыкла к подобному. Поэтому ее голос все же звучит. Она кивает, когда Терри объясняет их положение, а потом останавливается. Ей неуютно от вида Терри, но вместе с тем крайне интересно, что будет дальше.
          — Простите, я заблудилась. Не поможете мне выбраться? — В унисон говорим, а потом все просто становиться белой вспышкой. Тут, там, совершенно везде. Она оказывается везде, перемещаясь по небольшой поляне на большой скорости с помощью молний. Не стоя на месте, танцует от одного человека к другому, не давая им опомниться.
          А когда все заканчивается, выпускает воздух из легких с восторженным полукриком.
          — Стой на месте, — пока есть силы и возможно, Санаэ стремительно оказывается перед Терренсом и смотрит сама на себя, а потом кладет ладони на скулы и притягивает к себе, целуя свои же собственные губы. — Черт, это такое странное чувство, целовать себя. И довольно приятно, оказывается, целовать меня.

+1

10

   Все казалось нереальным, дрожащим, извивающимся – как во сне или видеоигре, где достаточно одной мысли, одного взмаха пальцев, чтоб реальность треснула, позволив вырваться на свободу чистой энергии. Терренс забыл о скучной работе, об одиночестве, сопровождавшей его на ту самую работу – он просто летел, прыгал, искрился. Ему хотелось смеяться и кричать, но выходил один электрический треск.
   Они все появлялись и появлялись, но из-за стремительного темпа перемещений Терренс не мог понять откуда. Темные фигуры падали легко, один за другим, стоило Терренсу лизнуть их ослепительной змейкой; одни обгорали чуть ли не до костей, другие лишь медленно опускались на землю. И вот не осталось ни одного. Казалось, кто-то наблюдает за ними, и в данный момент удовлетворенно кивает, словно две белые мышки добрались до конца лабиринта кратчайшим путем. Даже будь оно так, Терренс рассмеялся бы в лицо этому «некто», а в следующий миг прорвался сквозь тело наблюдателя, оставив от него лишь горку пепла.
   Он посмотрел на Санаэ рядом. Наверное, сейчас она видит то же самое: запыхавшуюся девушку с раскрасневшимися щеками и безумным огнем в глазах. Терренс усмехнулся непривычным голосом и только открыл рот, чтобы что-то сказать, как Санаэ схватила его лицо и впилась губами в точно такие же губы. Терренс закрыл глаза и почувствовал, как их языки сплетаются подобно ярким искрам пару мгновений назад.
   Он чувствовал то же, что чувствовала она. Он чувствовал что-то свое. «Будь у нее член, он бы сейчас встал. Или будь он в данный момент у меня. Хотя что-то определенно набухло». Ему стало смешно и немного стыдно.
   − Ты права, это странно. И приятно, − сказал он, вглядываясь в глаза Санаэ, мерцающие золотом, и видя в них собственное отражение ее лица. Она тоже улыбалась. – Я представлял себе этот поцелуй несколько иначе, но тебе ведь нравится, да? – Терренс подмигнул Санаэ и мягко отстранился.
   − Поцелуи лучше пока отложить. Напомню, что нас пытались убить, уже дважды за день. Мне так приятно, что мы доставляем кому-то боли не меньше, чем хронический геморрой. Хочется доставить еще больше, − он с ухмылкой посмотрел на Санаэ.
   Они начали медленно кружить по недавнему полю боя. Одновременно они поняли, что бойцы абсолютно одинаковы. «Какая ирония. Значит, клоны… Неужели мистер Маршалл настолько влиятелен? Не припомню этого в его досье КАПа. Не припомню, чтоб вообще читал его досье, черт! Каким я был самонадеянным в то время». Взгляд Терренса остановился на металлических воротах. Выглядели они внушительно, никаких проводов поблизости не было видно. Выход, точнее, вход был только один.
   − Вряд ли тебе захочется сейчас меня целовать. Но иначе нам туда не попасть, − он видел замешательство на лице Санаэ, он слышал ее мысли как свои собственные. «Жаль, у нее такие очаровательные мысли» − подумал он, улыбнувшись ей. – Его сложно сдерживать. Прошлый раз закончился весьма печально. Второго Его мир не выдержит. Если что-то случится, если ты почувствуешь, что я – больше не я, − убей меня. В моем хранилище сохранился только такой образ, так что…
   Это «так что» повисло в воздухе без продолжения. Улыбка Терренса, улыбка Санаэ, едва заметно искривилась, стала на миг грустной, и тут же милое личико девушки просело до черепа, кожа стала похожей на грязную сморщенную тряпку, копна каштановых волос опустилась на голову тяжелым металлическим шлемом, а изящные линии ее тела обратились складками черного плаща.
   − Таким я помню Магнето, − сказал Терренс еще своим голосом. Он, казалось, мог видеть себя со стороны – необычайно старый, ослабленный нескончаемой борьбой, это все же был Магнето. Терренс чувствовал внутри его ярость, чувствовал, как он пытается пробить границы личности самого Терренса и вырваться наружу.
   Рука в кожаной перчатке взметнулась к воротам. Одно движение пальцев – два блока с грохотом упали землю. Он понимал, что нужно торопиться, но тело почему-то двигалось слишком медленно. Это была гордая, сильная походка. Тонкие губы искривились в ухмылке.
   Впереди был лишь коридор, похожий на тоннель метро, на его стенах слабо мерцали лампы, словно гигантские стрелки казино, завлекающие внутрь будущих банкротов. Они вошли внутрь, но свет был слишком тусклым. Единственным металлом вокруг были тонкие провода, что ползли от одной лампы к другой.
   − Добавь-ка нам огонька, дорогая, − прозвучал тихий голос Магнето. Его взгляд остановился на Санаэ, затем опустился к светильникам. Маленькая искорка – и коридор осветился. Пахло сыростью и оружием.
   Их шаги раздавались эхом, коридор уходил вниз. Наконец они остановились у таких же высоких ворот, и те рухнули подобно. Терренс не секунду оцепенел. Перед ними раскинулся огромный ангар, ярко освещенный, уставленный грузовиками и контейнерами, из которых маленькими черными точками выглядывали головы клонов в защитных шлемах. Здесь было много металла. Что-то заставило Терренса усмехнуться. Краем глаза он заметил ярко-красное пятно – это светились на его груди прицелы винтовок.
   Лицо Магнето искривилось в ярости. Кулаки сжались, и вместе с ними раздался громкий скрежет – потолок и стены, казалось, сейчас упадут прямо на них. Грузовики и контейнеры поднялись в воздух и завертелись, искривляясь и теряя прежние очертания, превращаясь в груду металла, которая разлеталась на куски во все стороны. Мерцали молнии. Почему-то никто не кричал, но та слабая часть Терренса, что еще была здесь, ощущала, как клонов становится меньше. «Они лишены боли» − подумал он. «Как жаль» − прозвучал ему в ответ тихий голос.
   Перед ним что-то разбилось. Опустив на секунду взгляд вниз, Терренс увидел осколки капсулы и прозрачную жидкость. В нос ударил едкий запах. «Что еще за хрень?» − подумал он, и в тот же миг в глазах потемнело. За секунду до падения ему показалось, что Санаэ кричит его имя.

0

11

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » aftermath