Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Из Индии в Америку


Из Индии в Америку

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Участники:

Jack Larsen and Bernadette Rickards

Место:

магазин Бернадетт "Beauty is internal"

Погодные условия:

тепло, ветрено, светит солнце

О флештайме:

Эти двое встретились в далекой Индии несколько лет назад, когда Джек спас Берни от назойливых и пьяных местных парней. Казалось, у такого знакомства не может быть продолжения, особенно если они даже не обменялись контактами. Однако, наша планета круглая, а мир тесен, и теперь пришла очередь Бернадетт спасать Джека.

+1

2

Безработица - тяжкое бремя. Даже при больших денежных сбережениях, вскоре можно почувствовать резкий дефицит финансов, так как осознание того, что с каждым днем количество  купюр в кошельке все меньше, от чувства вседозволенности перестает контролироваться. Работа и ежедневный труд держит человека в тонусе, не дает забывать, что материальное не берется из ниоткуда и просто так - истина, которую доказал еще сам царь Мидас. Джек же, ожидая пока у него самого вырастут ослиные уши, просиживал штаны в барах или дома на диване. Как и ожидалось, сие было чревато постоянным отсутствием финансов, неким стыдом перед самим собой, когда-то имевшим достойную работу, а так же плохим питанием и невозможностью оплатить коммунальные услуги. Пусть Ларсен периодически подрабатывал на тех должностях, что не требовали никакого толкового образования, но на оных никогда надолго не задерживался.
Сейчас бывший шкипер был все так же уверен, что и на очередной новой работе, если его, конечно же, примут, он не выдержит и месяца (или его не выдержат), но острый недостаток денежных средств бил прямо под дых, сковывая по рукам и ногам и не давая вести более-менее нормальный образ жизни. Порой ему казалось, что корабельным крысам на его судне жилось лучше, чем нынче ему.
Для того, чтобы хотя бы приблизительно знать, где его могут обеспечить трудом, Джек старательно излазил весь интернет. Так как уже не один раз его выгоняли за грубое поведение с клиентами или коллегами, слухи о горе-работники довольно быстро распространялись среди работодателей, посему теперь трудностями обернулось и местонахождение точки, где Ларсен будет проводить большую часть дня, мысленно отсчитывая золотые монетки в свой пустой карман. По мнению экс-шкипера, самой бесполезной и спокойной деятельностью была служба охраны, а точнее охраны в магазинах или же бутиках. Сутками стоишь, хмуришься, подозрительно смотришь на баб, что от страха не то что ничего не украдут, а и не выйдут ничего не купив. Вероятность того, что его примут без какого-либо отношения к вышеуказанной системе, была невероятно малой. Но когда появляется угроза того, что вскоре ты окажешься без минимальных удобств, начинаешь надеяться на все, что только можно.
Какой-то очередной магазин, удачу в котором решил попытать Ларсен, располагался далеко от его дома, что было для него внушительным минусом, но, помимо этого, оной был так же далек от тех мест, где мужчине уже никогда не будут рады, а то бишь неоткуда им знать о том, что перспектива брать такого человека к себе крайне неудачна.
Необычайное везение помогло Джеку застать администратора этого бутика на месте. Недолгая беседа, и ... Нет, мне так жаль, но вы нам не подходите.
Глупая курица, какая разница, кого брать в качестве охраны?
- Дамочка, я тридцать лет провел на борту, больше пятнадцати был капитаном и управлялся с еще большим сбродом, чем бабы-клептоманки, пытающиеся утащить маленький бантик в стразиках, - недовольно взревел мужчина, уже не в силах себя контролировать. Что за глупость? Он ведь неплохо сложен, высокого роста, внушает страх, никогда и ни с кем не ласков. Но нет, они хотят жирдяев из службы охраны, у которых просто есть должное образование.
- Я знаю, что вам ни капли не жаль. Вы вздохнете с облегчением, когда я свалю отсюда, - понимая, что его шансы стать охранником этого магазина скатились к нулю, он решил умерить свой пыл и отпустил плечо испуганной девушки, что всего-лишь пыталась провести его к выходу. Похоже, даже роль уборщика ему уже не светит.
- Я запомнил где двери. Отсутствие образования мне в таких делах не мешает, - мужчина огрызнулся и поглядел на испуганных продавщиц и небольшое количество шокированных посетительниц магазина. Какого черта они отказываются? Взбредши ему в голову ограбить их всех и убить, копы их не спасут - звуки сирен раздадутся слишком поздно и изящные ушки этих дамочек их уже не услышат. Паршивая вещь эти стереотипы.

+1

3

внешний вид

http://iv1.lisimg.com/image/6794121/600full-kate-winslet.jpg

Идея открыть свой собственный магазин пришла в голову Бернадетт не то чтобы спонтанно, она не обсасывала эту идею со всех сторон и не ходила вокруг да около. Она не такой человек, который будет заранее составлять план своего проекта, планировать его будущее и возиться с ним до тех пор, пока не удостовериться, что этот план готов стать реальностью. Берни стукнула идея в голову – Берни все сделала, потому что всем известно, чем дольше ты раздумываешь на тем, поступать так или не поступать, в результате либо все деятельность затягивается на долгое время, либо вообще прекращает свое существование. Молодая женщина привыкла делать все быстро, решать все дела на месте и не просчитывать все свои шаги наперед, иначе ей бы просто не удалось совершить все то, что она совершила за пять лет своей жизни. Объездить полмира в качестве ведущей программы на телевидении, выучить пять языков, чуть не выскочить замуж и завести непродолжительный роман с девушкой из Австралии. Такое впечатление, что прошло не пять, а пятнадцать лет, но, будь у Бернадетт воля, она бы растянула это приключение на всю жизнь.
Уже как два года Рикардс живет в Сакраменто, и, честно говоря, ей было тяжело найти здесь место. Она быстро привыкла к тому, что во время работы на канале у нее не было своего дома, куда она может возвращаться хотя бы на недельку для отдыха и полноценного сна, и поэтому до сих пор женщина не может привыкнуть к тому, что ее жизнь приобрела оттенок постоянства. У Берни есть своя квартира, своя машина, свое постоянное место работы, ее окружают одни и те же люди, она ходит по одним и тем же улицам, и бывает в одних и тех же местах. Несмотря на то, что женщина вертится в городе, как может, лишь бы не скучать и не находиться без дела, она все равно чувствует себя не в своей тарелке. Бернадетт теперь не может вот так просто бросит свою жизнь в Сакраменто и пуститься галопом по всему миру, теперь у нее есть свой небольшой бизнес, за который она находится в ответе, и на ее плечах теперь сидит неугомонная племянница, которая просто до безумия похожа на женщину в школьном возрасте. Такая же свободолюбивая и уверенная бунтарка, с которой невозможно найти общий язык.
Вчера у Рикардс выдался весьма удачный вечер, который начался за здравие, а кончился за упокой, впрочем, как и любая пьянка, на которой находится полно народу и литры алкоголя. Бернадетт имеет отличную способность вливаться в коллективы, хоть и не всегда задерживаться там подолгу. Хотя, скорее всего, коллектив, в котором женщина прибывала вчера, вряд ли еще увидит блонди в своих рядах.
Проснувшись утром с жуткой головной болью, Берни наплевала на то, что должна появиться в своем магазине к десяти утра и уткнулась головой в подушку, продолжив свой некрепкий сон. К слову, женщина не поднялась бы с кровати до вечера, если бы не ее помощница с работы, которая уже успела за год понять, что Рикардс собой представляет, заставила начальницу подняться на ноги и приехать в магазин, куда за пару дней поступил десяток заказов от постоянных клиенток. Богатые и не очень дамочки, которые хотят покрасоваться единственным экземпляром своего наряда, сшитого на заказ. Бернадетт любит свою работу, любит общаться с людьми и вести переговоры, заниматься эскизами и тканями, но именно в такие похмельные дни женщине было абсолютно на все плевать.
Подъехав к магазину спустя два часа после пробуждения, Рикардс вышла из машины, прихватив свою сумку, и толкнула высокие стеклянные двери и вошла в помещение. В нос Берни резко ударили перемешавшиеся в воздухе запахи духов и тканей, и женщина чуть сморщилась от головной боли, что ударила по вискам.
В магазине происходил какой-то кипишь, и Бернадетт не сразу поняла, в чем, собственно, дело, пока не увидела мужчину, ругавшегося с рыжеволосой администраторшей. Молодая женщина не любила подобного рода разборки, и, подойдя к самому ее эпицентру, вдруг услышала знакомый мужской голос. Берни не могла вспомнить, откуда она его знает, но она точно где-то слышала его раньше, а где – непонятно.
-Добрый день, Миранда, - улыбнулась блондинка, подходя к девушке. Да уж, «добрый» день.– Что у вас здесь стряслось?
Когда Бернадетт повернула голову в сторону мужчины, стоящего рядом, она чуть ли не подпрыгнула на месте, увидев знакомое лицо. Вот что-что, а память на лица у женщины была прекрасной, и когда она увидела перед собой это лицо, то сразу вспомнила, где видела его раньше. Она даже помнила имя этого человека, который когда-то выручил ее, появившись словно неоткуда.
-О-о… - выдохнула Берни, с нескрываемым удивлением смотря на мужчину. – Я бы сказала, что такого быть не может, но, черт побери,…Джек?!
Рикардс все еще не могла поверить своим глазам, ведь встреча с человеком после нескольких лет в Америке, когда вы познакомились на берегах Индии, просто невозможна.
-Так, ладно, я сама разберусь, а тебе пора вернуться к своим делам, - женщина в буквальном смысле отвела администратора в сторону. Тут молодая девушка начала объяснятся.
-Этот тип пришел устраиваться на работу, спросил, нужен ли нам охранник. Я провела небольшое собеседование, а потом отказала ему, ну, он и взъелся.
Бернадетт лишь добавила, что девушка занялась клиентами и сделала вид, что ничего и не было, а сама вернулась к Джеку, прокручивая в голове мысль, зачем ему вдруг понадобилась такая незаурядная должность.
-Может, я смогу чем-нибудь тебе помочь? – улыбнулась Берни, приглашая мужчину в свой кабинет, к которому вела винтовая вестница на второй этаж. – Поверить не могу, что мы вот так встретились, но…какие ветром тебя сюда занесло?
Рикардс и подумать не могла, что мужчина ее не помнит. Она спокойно разговаривала с ним, будто они давние друзья, которые давно не виделись.

+1

4

Джека нельзя было назвать везучим, но сегодня, несмотря на ранее сложившееся впечатление, богиня Тюхе была благосклонна к нему. Понятия "дружба" для такого человека как он в принципе не существовало, впрочем, как и многие другие, которые подразумевали исключительно альтруистические побуждения с наиболее минимальным извлечением выгоды для себя самого. Не можно сказать, что персона, что нынче явилась перед ним, была особенной, эдаким исключением из правил, красавицей, что смогла покорить чудовище, но часть правды во всем этом была. Еще при их первой встрече Бернадетт запоминалась Ларсену. При выдающейся внешности, красивых чертах лица, сразу же вызывающей у мужчины негативные ассоциации профессии, она внушала уважение и всем видом показывали, что может за себя постоять. Но, несмотря на складывающееся впечатление, именно женская слабость, что, помимо всего свободолюбия и силой духа, все же была присуща ей, свела их.
Тогда еще капитан и тогда еще ведущая познакомились в Индии, в портовом городе Ченнаи. Последний представлял собой не только курортный центр, полный различных достопримечательностей, что может впечатлить туристов наличием в своем сногсшибательном арсенале уже одного не безызвестного Болливуда. В Ченнаи столкнулись две абсолютно противоположные друг другу стихии: богатство и бедность. Здесь можно было встретиться с неописуемым изобилием, а после с головой захлебнуться отчаянием в нищих районах города. В отличии от Джека, что с такими местами только и имел дел, Бернадетт застала врасплох жадность и жестокость низших слоев населения Ченнаи. Мужчина и до сих пор не мог понять, что тогда заставило его помочь молодой журналистке: может безделье, ведь на тот момент у него в перспективе находились три дня пьянства на суше, после удачной поставки сыпучего груза, а может банальное желание привлечь внимание милой девушки, ведь после спасения она однозначно останется ему благодарна.
Так или иначе, о содеянном Ларсен пока еще не жалел. Как оказалось, спасенная оказалась телеведущей какой-то передачи про туризм. Мисс Рикардс оказалась еще более очаровательной, чем показалась на первый взгляд, но не поэтому капитан решил подальше упрятать острые грани своей звериной натуры. Кроме всех тех прекрасных и не очень черт, присущих сильным духом женщинам, у Бернадетт был острый ум, большой словарный запас и, одновременно с этим, простота. Она не оттолкнула Джека, что, по сути, отличался от пристававшего к ней сброда исключительно наличием работы и способности размышлять, наоборот, сама и потянулась к нему, проведя с ним несколько часов в увлекательной беседе.
Прощание с такой знакомой доставило одновременно и грусть, и облегчение, ведь такое положительное влияние на настроение шкипера не пойдет на пользу бестолковому экипажу. Но кто знал, что такое необычное и мимолетное знакомство будет возобновлено через много лет?
- Жизнь полна неожиданностей, - улыбнулся Ларсен, находясь в некотором замешательстве, - Может по мне незаметно, но я невероятно удивлен, - пока мисс Рикардс разговаривала со своей, как он понял, подчиненной, с его уст пропала улыбка, а в голове закружилась куча развитий дальнейшего сюжета и хоровод различных мыслей. Совсем не удивительно, что одной из последних была о том, гарантирует ли присутствие здесь такой персоны то, что у Ларсена будет работа? Возможно Бернадетт придерживался той же мысли, что и сам шкипер - дружба и любовь не должна вязаться с работой. Возможно она изменилась не только внешне, но и духовно. Возможно весь этот теплый прием рассчитан исключительно для того, чтобы поскорее избавиться от очередного старого знакомого, которых, наверняка, наплыло не мало после того, как мисс Рикардс стала такой всегда одетой с иголочки и прекрасно пахнущей бизнессвумен.
- На самом деле даже не знаю, сможешь ли ты мне помочь. Эта дама только что послала меня ко всем чертя и пыталась выпихнуть из магазина, что, как видишь, ей не удалось, - ухмыльнулся мужчина, все еще мысленно злясь на девицу, - Мне стыдно говорить об этом, но я уже извелся, пытаясь найти работу. Ведь уже как три года брожу по суше, - замолчав, он зашел вслед за женщиной в ее кабинет. Кто бы мог подумать, что она станет вот такой вот? Что у нее будет свой бизнес и она осядет на одном месте? - Я бы хотел послушать о том, как ты жила все это время. Но, похоже, ты занятой человек, поэтому отнимать столько времени у тебя я не имею права, - он без спросу сел в кресло, прямо противоречия своим словам. Пусть у нее нет времени на пустую болтовню, но может она найдет пару минут, чтобы подумать о том, взять ли его на работу.

+1

5

Бернадетт искренне и сильно скучает по своей работе на телевидении. Для нее эта работа была истинным удовольствием, увлечением, страстью. Молодая женщина с четырнадцати лет мечтала пуститься в путешествия по всему свету, а будучи ведущей, она еще успела зарабатывать на любимом деле неплохие, даже очень хорошие деньги. Рикардс помнит то, как впервые покинула родную Америку и прилетела в холодную и туманную Англию, но радости просто не было предела, это словно ребенка привели в Диснейленд на весь день и купили килограмм липкой сахарной ваты. Окруженная оператором и переводчиком, блуждая по улицам незнакомых городов, Берни как никогда чувствовала себя свободной и счастливой. Да, программа велась не на центральном канале, и была не такой уж и популярной среди среднестатистических зрителей, но девушке было на это абсолютно плевать. Она объездила полмира за деньги телекомпании, показывая неизведанные уголки нашей природы и являясь гидом по шопингу заграницей, заработала на этом неплохое для молодой девушки состояние, и это было воистину незабываемым пятилетним приключением.
За эти пять лет много что изменилось. Во-первых, изменилась сама Бернадетт, стала намного опытней, взрослее, в ней утихла та бунтарская и неугомонная натура, что делала из нее просто неуправляемого, практически ненормального человека. Она обрела такой огромный опыт в общении с людьми разных стран и национальностей, надолго запомнила то, как стоит вести себя в неприятных, непредвиденных обстоятельств, и как из них ловко выходить.
Одно из таких непредвиденных обстоятельств возникло на берегах жаркой Индии, в городе Ченнаи, где съемочная группа «В отпуск за покупками» проводила свой последний день и отдыхала от съемок под палящим солнцем. Бернадетт отбилась от команды через пару часов после посиделок в местном баре и отдыхе у моря, решила побыть наедине со своими мыслями, полностью потеряв силы после тяжелого, насыщенного, и, если честно, не самого приятного дня. Огромные толпы людей, неутихающая жара, ветер, который разносит пыль с дорог, странный, неприятный запах, от которого невозможно спрятаться. Рикардс настаивала посетить Нью-Дели, ведь именно там есть, где разойтись на тему шоппинга, но сценаристы настояли на Ченнаи, видите ли, хоть какое-то разнообразие и отдых от душных столиц. Единственная радость – пляжи, особенно закрытые, куда не заходят морские судна и где вода чистая, как зеркальная гладь. Бернадетт гуляла по одному из них, хотя, в конце концов, вышла к причалу, где разгуливали немного подвыпившие и неприятные с виду индийские мужчины. Стоит ли уточнять, что произошло дальше, когда блондинка наткнулась на эту чудную компанию, и что случилось бы, если не, как по велению судьбы, радом не появился суровый моряк – американец, который помог девушке избавиться от настойчивых пьяниц.
Бернадетт хорошо запомнила Джека Ларсена после их долгого разговора возле моря и скуренной пачки сигарет на двоих. Большая радость встретить земляка в другой стране, и Рикардс не упустила шанс познакомиться поближе с человеком, который буквально спас ее от больших неприятностей. И как же ей было жаль, когда после их расставания она осознала, что найти с мужчиной связь будет невозможно, и, вероятней всего, они больше никогда не увидятся. После отъезда из Индии эта страна у Берни стала ассоциироваться с тремя вещами: рынки, бесконечный и перемешанный шум толпы с шумом прибоя, и Джек Ларсен, который скрасил тот ужасный день своим присутствием.
И вот теперь, спустя несколько лет, эти мужчина и женщина стоят напротив друга, на землях Соединенных Штатов, в Сакраменто, и если эта встреча – не воля судьбы, тогда я понятия не имею, что это такое. Но уж точно не простая случайность.
-Миранда хорошая девушка, но мыслит она слишком узко и отлично понимает только напомаженных и деловых клиентов, - усмехнулась Берни, а потом полезла в мини-бар за бутылкой какого-нибудь алкогольного напитка. – Будешь виски? – женщина привыкла встречать гостей крепким напитком, если, конечно, те не предпочитают ему целомудренные чай или кофе.
-Послушай, я сегодня встала с кровати только потому, что меня заставила моя помощница, - с улыбкой заметила Рикардс, присаживаясь в кресло напротив Джека и подавая ему стакан с виски. – Ты-то уж точно не отнимаешь у меня время, не наговаривай. Даже если бы у меня была сегодня куча неотложных дел, я бы отменила их ради этой встречи.
Берни сделала глубокий глоток и поставила наполненный частично стакан на журнальный столик и чуть поддалась вперед, сцепив руки в замок и положив себе их на колени.
-Что случилось с тем суровым моряком, что был в Индии? – осторожно спросила Рикардс, чуть хмуря брови. – Я понимаю, много воды утекло, но все-таки это кардинальная смена деятельности, впрочем, как это, что из телеведущей я превратилась во владелицу этого магазина.
Бернадетт снова улыбнулась. Прошло всего несколько лет, а такое впечатление, что жизнь просто пронеслась со скоростью света и прошло лет прошло как минимум десять.

+1

6

Женщины могут вызвать у мужчин невообразимый спектр эмоций: начиная от радостей, восхищения, экстаза от великолепно приготовленного ужина, заканчивая грустью, печалью расставания, горечью отвергнутости и раздражения от несносного характера любимой. Не бывает женщин, что не вызывают последние не самые приятные чувства, но есть такие, что чаруют тебя до такой степени, что все их минусы забываются в один миг, оставив пространство исключительно для бесконечной любви, нежности и тонко, едва ощутимого трепета во время их присутствия. Бернандетт была одной из таких. Она была умна, красива, притягивала взгляд не только своей необычной внешностью, но и ощутимой простодушностью. Она нравилась Джеку именно поэтому. Возможно это и сподвигло мужчину на тот альтруистичный шаг, ведь более ничем мисс Рикардс не могла его зацепить, кроме как предположениями о том, какой она может быть, какими качествами может владеть.
Сейчас она стояла перед ним и была еще краше. Ларсен не мог сказать, какой она нравилась ему больше: озорной девицей, жаждущей приключений и ищущей открытий, или же взрослой женщиной, удивляющей подобно выдержанному вину, которая при хладности разума, что нужно проявлять в бизнесе, остается все такой же открытой.
- Буду, конечно, - на лице Джека вновь появилась улыбка. Несмотря на их длительный разговор, наполненный радостью неожиданной встречи, она все же не знала всей его натуры. А от выпивки он точно не откажется. - Ну по какой-то же причине она тебя подняла, - заметил мужчина. Было приятно видеть, что мисс Рикардс пытается ему всячески угодить, похоже, их приятельство приходится ей в радость, - Впрочем, я не в том положении, чтобы отказывать от твоей помощи и пытаться всячески вернуть тебя к работе, - даже не извиняясь за такую непозволительную откровенность, бывший капитан взял в руки стакан с виски. На слова Бернадетт о том, что та готова все дела отменить ради такого старого знакомого, мужчина лишь улыбнулся, не сказав ничего в ответ. Ему это льстило, но говорить ей о том, что она вызывает у него прилив различных высоких чувств, он отнюдь не собирался.
- Не всю же жизнь ты должна скакать по всем этим свалкам достопримечательностей для туристов, - он хмыкнул, морально готовясь к тому, что нужно всячески начать просить ее дать ему необходимую должность, - А я то что? Как сказал один из матросов моего корабля: даже море не выдержало такого грубого куска ...  комка грязи как я, что выплюнуло меня на сушу, - при Бернадетт Ларсен все еще пытался быть вежливым - а значит еще не все потерянно, но вот делает он это из личной выгоды. Даже встретив единственного приятного ему человека, он продолжал искать выгоду.
- Ты стала еще лучше чем прежде. Мне приятно видеть тебя такой, - Джек решил высказать свои мысли вслух, прежде чем перейти к делу, за которым он вообще изначально сюда и явился, - Вашему магазину необходима охрана. У вас же не ларек с печеньем. Приди я с намерениями вас ограбить, я бы сделал это с легкостью. А охранники из различных служб стоят только для вида. Ты же знаешь, я надежнее, - он хрипло рассмеялся, вновь вспоминая их знакомство.

+1

7

Бернадетт никогда не пророчила себе такое будущее. Она и не могла подумать лет семь назад о собственном бизнесе, точнее, о собственном магазине, об оседлой жизни в городе, из которого так старалась сбежать. Женщина хоть и родилась в Сакраменто, но он по-прежнему остается для нее чужим городом. Раньше она его ненавидела, теперь же она не может его понять. За семь лет что-то изменилось, люди стали другими, жизнь стала другая, либо просто Рикардс стала смотреть на все совершенно по-другому. Раньше Сакраменто был для нее тюрьмой, родительский дом – клеткой. Сейчас же она ощущает в нем свободу, даже приковав к нему себя цепями обязанности.
Вот кого-кого, а Джека она не представляла «сухопутной крысой». Бернадетт узнала его моряком, для нее он навсегда им и останется, даже если больше никогда не встанет на борт судна. Моряка можно лишить моря, море из моряка вытащить нельзя. Джек, по крайней мере, какое-то время, будет для нее все тем же загадочным, но матерым мужчиной на берегах Ченнаи, который спал ее от больших неприятностей. Берни не хочет больше терять с ним контактов, надеясь на дальнейшее общение, ведь как это необычно и удивительно – познакомиться с человеком на одном крае земли, и найтись через много лет на другом.
-Хей, я любила свою работу! - с наигранным недовольством усмехнулась Бернадетт, отпивая из своего стакана. – Ну а что, путешествуешь по всему миру и еще получаешь за это деньги. Если бы я не была тогда идиоткой, плавилась под солнцем где-нибудь в Мачу-Пикчу, к примеру. Жаль, что нельзя повернуть время назад.
Рикардс, порой, жалеет о том, что бросила программу на канале ради мужчины, с которым так ничего и не сложилось. Он был красив, богат, влюблен, но не стоил того, что Берни потеряла ради непродолжительной жизни с ним под одной крышей, но, рано или поздно, она бы все равно вернулась в Сакраменто. Или же судьба поменяла бы свое направление вместе с другим решением Рикардс, и ее старшая сестра осталась бы жива? Кто его знает, какой смысл сейчас об этом говорить. Но женщина не может перестать думать об этом.
-Так, если это не секрет, конечно, то расскажи мне все. Какого черт тебя выбросил на сушу, и почему именно Сакраменто? – Берни сделала последний глоток алкоголя из своего стакана и поставила его на столик, повременив со следующей стопкой, задумчиво посмотрев на бутылку, стоящую рядом.
-Да ладно, на мне сейчас нормальное платье, а не тот дешевый сарафан с рынка из Мексики, - засмеялась Рикардс. – Ты мало изменился, только теперь от тебя не пахнет морем.
Сморозив эту чушь (конечно, как без этого?),  Бернадетт потянулась за бутылкой виски и плеснула себе в стакан немного янтарной жидкости. Несмотря на то, что только вчера вечером женщина употребляла алкоголь, а сегодня с утра мучилась от головной боли, в выпивке она себе отказывать не стала. Она как вечно худеющая баба, которая в понедельник утром обещает сесть на диету, а вечером срывается на булки и конфеты. Невозможно устоять.
-У меня как-то был охранник, но мои сотрудницы жаловались на его пошлости и домогательства, так что мне пришлось показать его на выход, - сказала Рикардс, беря в руки стакан, но пить из него пока не собиралась. – Ты точно уверен, что хочешь работать среди одежды и запахов духов, от которых потом невозможно избавиться? – улыбнулась Берни. – Если да, то тогда место твое. Я верю тебе, и очень хочу помочь, - искренне ответила женщина, смотря в глаза Джеку.

+1

8

Изящество других никогда не смущало Джека, несмотря на то, что даже сейчас, беседуя с Бернадетт, они были различны как кремень и сапфир. Общество простого камня зачастую смущает исключительно драгоценны. Уверенность в себе, грубость и какое-то безразличие ко мнению последних позволяло капитану одинаково общаться как со своим экипажем и прочим сбродом, так и с вальяжными господами, что оттопыривали пальцы и с отвращением "фикали" при виде грязи. И так выходило, что когда без капли смущения он пытался влиться в богемную компанию, та всячески пыталась избавиться от него, из-за своей благородности не имея мочи послать его куда подальше. Но подобным они лишь забавляли моряка, который любил наблюдать за людьми в таких смущающих их ситуациях. Казалось Рикардс, у которой он, пусть всего лишь за две встречи, но подобных ощущений не вызывал, должна была быть ему неинтересной, ведь скупость на негативные эмоции и попытка держаться вежливым вызывала у Джека исключительно скуку. Но вышло иначе, своим отличием Бернадетт и пленила его. Она как философский труд Спенсера после кучи прочитанной беллетристики: нечто свежее, нечто новое.
Общение с этой мисс вдохновляло даже такого человека как Ларсен, и именно поэтому ему было трудно смотреть на нее, находиться с ней рядом. Простота, что вызывает трудности в познании самого себя. Как абсурдно.
- Это слишком длинная и паскудная история. Возможно ты вовсе не будешь больше желать моего общества, - усмехнулся Джек, пытаясь увильнуть от ответа, - Скажем так. Я сделал кое-что со своим экипажем, что оказалось слишком уж неприемлемым даже по отношению к такому сброду. И именно после этого владелец моего корабля вспомнил, что у меня нет образования, а потому сказал валить к чертям собачим. На борт брать в качестве капитана меня больше не хотят. А драить палубу я не собираюсь,  - Ларсен опустошил свой стакан, закончив свой не самый радужный рассказ, и поставил его на стол. Последовали слова мисс Рикардс, что заставили мужчину рассмеяться.
- Да. От меня теперь воняет. Воняет дешевым алкоголем, грязью и убогостью, как от прочих идиотов, что не умеют делать ничего, кроме как напиваться, - грубо, без тени улыбки, ответил Ларсен, вспоминая о том, что сейчас он идет врознь со всеми своими принципами, поступает как настоящая дрянь в его понимании в прошлом.
- Не могу обещать, что не буду подсматривать за тем, как переодеваются твои клиентки, но духаться духами из твоего магазина я точно не буду, - он оперся локтями на колени, а кулаками подпер голову, впав в какие-то размышления. Его тревожило то, сможет ли он продержаться хотя бы здесь, хотя бы ради того, чтобы в глазах Бернадетт быть нормальным человеком. Может ли последнее быть для него стимулом? Или он настолько привык к уж слишком жестокому и тяжкому труду?
- Слушай. А ты замужем? - этот вопрос возник в его голове спонтанно. Навеяно это было мыслями о его бывшей жене Роданне. Ведь было действительно интересно: может у нее есть дети, возможно ее муж какая-то знаменитая личность.

+1

9

Бернадетт никогда не приписывала себя к какой-то там элите. Да, она была ведущей программы, светилась еженедельно на экранах телевизоров, получала неплохие деньги, собственно, за хобби. Но, если честно, в те годы еще молодая, волевая девушка с красными волосами думала не о популярности и деньгах, она видела впереди цель, видела впереди свою мечту, а уж то, сколько людей смотрят, как она расхаживает по блошиным рынкам и дорогим бутикам, ее не волновало.
Когда Рикардс оказывалась среди людей из так называемого «высшего общества», она без особых трудностей находила себе собеседников, но не считала это особой привилегией, ведь это просто толпа народа в дорогих одеждах, обсуждающих свои деньги, политику и себя самих. Берни – простая, чудаковатая, но общительная девушка была интересной собеседницей, но не особо уважаемой. Эти люди посмотрят на нее, улыбнуться, а в голове у них пронесется: «А кто эта девушка?».
Слава Богу, такие встречи были крайне редкими, и как хорошо, что чаще всего рядом с Бернадетт были действительно хорошие, интересные, абсолютно разные люди. Как, например, Джек Ларсен – загадочный моряк, симпатичный и сильный мужчина, который появился словно неоткуда. Случайная встреча, случайное знакомство, случайный разговор, а воспоминания на всю жизнь. Казалось бы, мимолетный эпизод из большого приключения, но он смог перерасти в настоящий сюжет.
Берни и Джек изменились, повидали и пережили многое за прошедшее время, а теперь сидят друг напротив друга, потягивая не дешевые сигареты, купленные на рынке в Индии, в приличный виски, который девушка хранит для особых случаев. Встреча с этим мужчиной действительно была особым случаем, скорее даже невероятным и ужасно приятным.
-Ой, поверь, у всех есть истории, которые не хочется даже вспоминать, - ответила Бернадетт на небольшой рассказ о прошлом Ларсена. – Да, ты поступил ужасно, но лучше просто забыть и пережить это. Я не сужу людей по их прошлому, - с ухмылкой ответила Берни и отпила немного янтарной жидкости. – Вот я. Когда-то была сумасшедшей девчонкой с красными волосами и в драных джинсах. Люди меняются, - привычка Бернадетт в том, что при разговоре ее лицо будто оживает. Она никогда не понимала, почему и зрители, и оператор так умиляются ее манерам, а все дело в живой мимике, в словах, которые иногда не уместны и странны.
-Я не чувствую ничего этого, - спокойно ответила Рикардс, посмотрев на Джека. - Да ладно, ты-то ничего не умеешь? Ты очень даже хорошо умеешь общаться с людьми, - усмехнулась Берни, намекая на их первую встречу в Ченнаи.
Вторая стопка уже практически закончилась и Рикардс решила немного растянуть момент, зажав стакан в своих ладонях.
-Вот только не пались, ладно? На меня же потом всех собак спустят, - Бернадетт немного выгнула спину и повела плечами, чтобы размять мышцы. Затем она собиралась сделать последний глоток виски, как вопрос Джека заставил снова повременить с этим делом.
-Не в бровь, а в глаз, - с усмешкой сказала Рикардс, отпивая, наконец, из стакана. – Нет, не замужем. Хотя была бы, но ничего не сложилось, о чем, кстати, я не особо жалею. А что насчет тебя? Или ты всегда был одиноким волком?
Бернадетт понимала, что Джек сейчас не женат, но она просто не могла не спросить об этом, съедая себя любопытством.

+1

10

Кроме добродушия, мягкосердечности и стремления быть искренними во всем, женщинам присуще еще и удивительное желание видеть во всех людях что-то положительное. Будь ты мудаком, что ест некрещеных младенцев и запивает их кровью девственниц, дама с добрым сердцем и прекрасной улыбкой найдет в тебе хоть какой-то плюс: будь то красивая внешность, живой ум или умилительная упертость - по крайней мере одна тупая вещь в тебе обязательно заворожит представительницу слабого пола. Похоже, что-то такое нашла для себе в Джеке Бернадетт. Что именно это было, ему оставалось только догадываться, но это явно служило примером всему вышесказанному. Ларсен редко вызывал у женщин тот детский восторг, который сейчас получала мисс Рикардс от беседы с ним. Возможно, это было связанно с пережитыми ими временами. Встреча с мужчиной была для нее как запоздалое письмо из прошлого, что навевало приятную ностальгию. Вероятно, встреча с любым старым знакомым вызывала у людей нечто подобное, что было недоступно Джеку, который относился абсолютно ко всему с жесткостью и некоторой расчетливостью. Ему было интересно наблюдать за тем, как она с наслаждением вспоминает былые времена, когда она была ведущей, когда путешествовала по разным странам, не оглядываясь и не отвлекаясь на любые жизненные мелочи и финансовые неурядицы жестокого бытия. Это увлекало Ларсена, как и многие другие вещи, потому что сам он редко чувствовал нечто подобное. К тому же, намного приятнее наблюдать за этим со стороны.
- Ты поразительно плохо меня знаешь, - мужчина рассмеялся в ответ на такое наивное предположение. Все же глупо было с ее стороны полагать, что человек, который не смог получить образования из-за того, что занимался жестокой работы, станет мягче или добре, если начнет хоть как-то мыслить. Он редко был снисходительным, хотя общительным назвать его можно было - несмотря на то, что каждого члена своей команды он находил еще тем отбросом и жалким червем, при этом он соглашался с тем, что не редко беседовал с ними на самые разные темы, будь то штурман или обычный юнга.
- Я как айсберг, мисс Рикардс. Большая часть моей грубой натуры спрятана под водой и ты узнаешь ее только тогда, когда твой корабль не глядя попадет прямо на нее, - звучало угрожающе но, похоже, даже это не могло оттолкнуть всепрощающую Бернадетт. Доверчивые люди - глупые люди. Но была бы она глупой, не добилась бы того, что имеет сейчас. Возможно она лишь создает впечатление такой воздушной леди, а на самом деле в ней есть своя перчинка, которую она проявляет в особых случаях.
- Как же так? Неужели ты оказалась слишком буйной для семейной жизни? - под словом "буйная" он подразумевал лишь положительные черты женщины, но его манера речи, казалось, никогда не могла передать вежливость или благосклонность, посему такое предложение могло восприняться ею как нечто отрицательное.
- А я уже был женат. Тринадцать лет назад. Продлилось это, конечно, не долго. Моя жена оказалась той еще шлюхой. Она мечтала о муже, что будет носить ее на руках и целомудренно целовать в лоб, таким образом производя потомство, - звучало крайне противоречаще. При мысли о мисс Вебер на лице Ларсена появилась кривая улыбка. Эта женщина была своенравной, манила его и привлекала, но на деле оказалась хуже всех других. - Она развелась со мной без моего же ведома. И сейчас, кстати, по странному совпадению, работает в одном из госпиталей Сакраменто, - опять хрипло рассмеялся Джек, думая о том, что очень уж иронично для судьбы во второй раз сводить мужчину с женщинами, что когда-то оказали на него положительное впечатление. Пусть к одной из них он пошел намеренно и, не знай он о ее проживании здесь, их встреча наверняка так бы и не состоялась, - А так женщины - лишь головная боль и абсолютный хаос в голове мужчины. Думаю, я всю жизнь так и буду одиноким, - такая мысль вовсе не смущала его, а даже как-то подбодряла. Хорошо, что он в коей-то мере  уже пережил семейную бытовуху, и возвращаться к ней он совсем не хотел.
- Так каким образом ты стала бизнессвумен? Я думал, что ты удачно вышла замуж. Но раз нет, так что? Накопила денег после работы в телешоу? - это было не интересно, так как последнее его предположение наверняка было верным. Но если нет, то он бы послушал историю жизни загадочной мисс Рикардс.

+1

11

Интересно, что можно общаться с человеком хоть всю жизнь, и не знать его достаточно хорошо. Вот вроде вы общаетесь, часто проводите время вместе, выпиваете после работы, помогаете друг другу, а что твориться на душе у этого человека – не знаешь. Он так и остается чужим, и между вами так и остается стена, которая не может дать появиться доверию, что, безусловно, один из главных аспектов настоящей дружбы.
Берни смотрела на Джека и не могла до конца понять, что за человек перед ней. Он кажется ей хорошим мужчиной со стержнем внутри, довольно симпатичный внешне, и собеседник он просто замечательный. Но он говорит о себе так, словно внутри него живет зверь, и что он просто ужасный, грязный человек, чего молодая женщина не могла увидеть, ведь первое впечатление у нее о нем осталось, как о спасителе.
-Ну а что ты хочешь, у меня нет способности узнавать все о человеке с первого взгляда, и не умею читать мысли, - усмехнулась Бернадетт и не стала упоминать, что ее слова были всего лишь шуткой. Что она знает о Джеке Ларсене? Он моряк, сильный, немного грубый, много курит, и в данный момент находится в поиске работы. Ничтожно мало для того, чтобы можно было назвать этого человека другом. Рикардс почему-то безумно хотелось узнать мужчину получше, сблизиться с ним, понять же, наконец, почему он называет себя бездушным и жестоким. Джек говорит, что, узнай всю его сущность, молодая женщина не захочет с ним больше иметь дела. А Бернадетт все равно, ведь сейчас, общаясь с ним, она видит перед собой человека потрепанного жизнью, морем, сложной судьбой, но не сломленного до конца. Даже если эта иллюзия рассыплется в пух и прах, первое впечатление всегда будет перевешивать второе, каким бы оно ни было. А все потому, что Рикардс – жуткая оптимистка, которая привыкла смотреть только вперед, а не оборачиваться назад. У всех было прошлое, и у всех оно разное, но оно прошло и осталось позади, зачем вытаскивать его наружу?
-Тогда я уже сажусь на Титаник и отправляюсь в плавание, - с вызовом ответила Берни и сделала глоток виски. – Человеческая натура меня не пугает, меня больше пугают люди без души. Я не верю, что у тебя ее нет.
Единственными спутниками жизни за все семь лет скитаний по земному шару у Бернадетт были ее операторы, которые были для нее, как братья. Она знала их вдоль и поперек, будто они были родными людьми, которые всегда поймут и всегда придут на помощь. Они стали новой семьей девушки, в то время как свою настоящую семью она предпочитала забыть.
-Я скажу тебе так. Была любовь, был шанс на счастливую семейную жизнь, но я просто дала деру, - спокойно ответила Берни, будто говорила не о прерванной помолвке, а о каком-то непримечательном этапе в жизни. – Я даже нашла причину, чтобы все не выглядело так, будто я – сбежавшая невеста. Знаешь, застукать жениха, трахающегося с молоденькой брюнеткой было неприятно, но я с таким облегчением собирала чемоданы, что словами не передать. Я не была готова к замужеству, - и это действительно так.
Вот было же все, зачем, скажите, Бернадетт все рушить? Она чувствовала себя не на своем месте, не в своей тарелке. Вроде все красиво, мило, вокруг порхают бабочки, ярко светит солнце, а такое впечатление, что-то тяжелое давит со всех сторон и не дает покоя.
-Найдешь себе еще бабу и заберешь свои слова обратно, - алкоголь уже давал о себе знать и немного развязал женщине язык. Все началось так мило и сдержанно, а закончится вот так вот грубо, но откровенно. – Не надо сравнивать всех женщин с той, что ушла от тебя много лет назад, ненавижу ваши мужские стереотипы.
Стакан снова опустел, и Бернадетт отставила его в сторону. Она напилась уже прошлым вечером и не хотела повторить подобное меньше чем через двенадцать часов.
-Скажем так, я просто умею копить деньги, - с улыбкой ответила Рикардс, снова наклоняясь вперед и ложа руки на колени. – И добывать их тоже.
Бернадетт не стала упоминать о том, что половина денег, что лежала у нее на счету по приезду в Сакраменто, досталась от жениха, который сам перевел неплохую сумму в качестве компенсации. Рикардс конечно у нас девушка гордая, но деньги никогда лишними не бывают.
-Кстати, когда будешь приступать к работе? Можешь хоть сейчас, но мне придется успокоить девочек внизу и сказать, что тебя бояться не стоит, - усмехнулась Бернадетт, проводя пальцами по волосам.

+1

12

Джек всегда чувствовал себя бездушным. Точнее, он осознавал это и сей факт никогда его не смущал. Отчасти, он даже понимал, и, в коей-то мере, гордился тем, что будучи вот таким вот черствым, он упрощает свою жизнь, избавляется от ненужных проблем. Ему абсолютно плевать на отсутствие у себя детей, на неимение уверенности в стабильности завтрашнего дня, на то, голодают ли дети в Африке и как чувствуют себя нищие. Как бы абсурдно не звучало, но его все это непосредственно интересовало, он думал об этом, но не до такой степени, чтобы он свой собственный заработок потратил для того, чтобы какой-то нищий имел денег на скромный ужин. Конечно, была вероятность того, что он сам внушал себе сие безразличие, таким образом закрывшись от мирских проблем - опять таки, так жить намного легче, ты зависим от себя самого и борешься за свою собственную жизнь, невзирая на чужие проблемы. Всем этим догматам научило его море, что было безжалостным к слабакам. Посему по мнению Ларсена те, кто слабее, должны умереть. И если он не сможет найти себе работу - он тоже должен будет подчиниться этому закону. Стоически устои и упрямство не давали мужчине эгоистично обойти свою собственную логику, но окажись он на краю, без доллара в кармане, он пойдет на все что угодно, лишь бы ухватиться за жизнь - это тоже был один из пунктов его философии.
- Тогда я не буду тебя разубеждать, - на лице Джека появилась снисходительная улыбка. Спорить с оптимистичной женщиной, такая же глупость, как и спорить со влюбленной женщиной - действие, абсолютно лишенное смысла. Благо, если ты с ней согласишься, она лишь мило рассмеется и забудет о том, что минутой ранее ты был иного мнения, - Порой приятно, когда есть человек, что несмотря на все твои недостатки находит тебя хорошим, - самым отвратительным было то, что во всем этом ему льстило лишь то, что человеком с душой его считает именно Бернадетт. Будь это сиротка с улицы, благодарная за оставшийся для нее кусок хлеба, ему было бы плевать. Все таки мнение этой женщины было для него важным и в некоторой мере это его смущало: хотелось уйти отсюда поскорее, но при этом хотелось наслаждаться беседой с ней.
- Бабу я успел найти. И не одну, если ты понимаешь о чем я. Мне не интересны постоянные отношения. Ты ведь сама это пережила. Боже мой, да ты же сама женщина, ты должна знать лучше всех, как худо с вами мужчинам, - он рассмеялся, вовсе не находя свою шутку оскорбительной или пошлой. Его не смущало и то, что он так нагло заявил о присутствии женщин легкого поведения в своей жизни - ничто не могло пошатнуть уверенность мисс Рикардс в его благодетельности.
- Хоть сейчас? Ну уж нет, я слишком ленив для этого. К тому же меня немного разморило от твоего виски. Я уже и забыл, как пьянит хорошая выпивка, - взгляд его направился на пустой стакан. Бедность - всегда плохо, но зачастую, чем ты богаче - тем ты чаще находишь какие-то недостающие тебе вещи. Но Ларсен не чувствовал себя нищим, более того, отсутствие денег было для него неким экспериментом над самим собой - он познал человеческую жизнь тогда, когда у тебя нет постоянного заработка и ты должен метаться из одного края в другой. - Посему разреши мне воспользоваться твоим расположением. Обещаю впредь использовать его не чаще чем раз в неделю, - такие слова были наглостью, но все же это была шутка, пусть он и не упускал вероятности того, что порой будет ходить в кабинет мисс Рикардс, чтобы пропустить с ней по стаканчику чего-то крепкого.
- А не скучно тебе сейчас? Ведь эта суета не для тебя. Я ведь видел это в тебе еще тогда: твоя стихия - приключения. Без них ты увянешь, - внезапно выпалил он. Ларсена немного беспокоило то, что встретив такого интересного для себя собеседника, он столь быстро потеряет его. А может быть он ее уже потерял? То, что они с улыбкой вспоминают прошлое, не значит, что они все те же, что и несколько лет назад. Самые дотошные бюрократы тоже когда-то бегали по детской площадке и так же жаждили приключений, - Давай когда я насобираю достаточно денег, мы поедем с тобой в какую-то экзотическую страну с кучей змей и ядовитых насекомых, - абсурдное предложение вызвало у Ларсена смех. Похоже, третий стакан виски был лишним.

+1

13

С мужчинами Бернадетт всегда была легкомысленна. Для нее серьезные отношения означают совместное проживания, совместный бюджет, совместные выходные и увлечения, ведь вторая половинка – это вторая половинка, тут ничего не поделаешь. Желание делить свою жизнь с мужчиной возникало у молодой женщины лишь дважды, и последний раз чуть не закончился свадьбой, которой просто не суждено было состояться. Он – богатый, занятой, завидный жених, а она – перелетная птица, которая сделала долгую остановку в одной стране и чуть не скрепила себя с ней крепкими узами брака и прописки.
Рикардс вообще несерьезно относится к отношениям между людьми. Она не привыкла иметь постоянных друзей и постоянных партнеров, она такой человек, кто, вроде, всегда находится в обществе и одновременно остается сам по себе. Свободная, волевая, уверенная в себе, ни чем никому не обязанная – такой привыкла себя чувствовала Берни, и еще долго не привыкнет к оседлой жизни в городе Сакраменто.
В этом она и схожа с Джеком. Она не видит его с постоянной партнершей, он не похож на мужчину, готового к семейной жизни, или даже желающего ее завести. Женщине нравится находить людей, которые способны ее понять, и вот одна из причин, почему ее так интересует Ларсен.
-Я не считаю себя женщиной, выносящей мозги мужику. Вот скажи, что тебя бесит в женщинах? Болтливость, зависимость от шмоток, истеричность, желание прыгать в постели даже после двенадцатичасового рабочего дня?  - усмехнулась Берни. – Кажется, я уже задавала этот вопрос в Ченнаи, или нет, мы тогда весь вечер проговорили.
Рикардс забыла о своем решении перестать пить и налила себе еще немного виски. Гулять так гулять, да и вряд ли она сегодня напьется так, как напилась вчера, потому что невозможно днем выпить такое количество спиртного.
-Ты прав, пьяный охранник мне нужен, - ответила Бернадетт, и ее щеки чуть порозовели от легкого опьянения. Пожалуйста, Джек, останови ее, потому что еще немного, и эту блондинку понесет через край. Ведь она привыкла всегда делать все, что хочет и когда хочет, работая без графика и без начальства, стоящего над головой. Выпить днем? Всегда пожалуйста. Наплевать на съемку и поехать в соседний город? Сроки не поджимают, почему нет?
-Я не была бы сейчас здесь, если бы ни особые обстоятельства. Знаешь, для меня этот магазин – тоже своего рода приключение, только немного в другой форме.
Когда Джек начала нести ахинею насчет поездки в экзотические страны, Бернадетт засмеялась, хотя эта ахинея для нее совсем неплохая идея на будущее. А что, в жизни все возможно.
-Тебе еще змей и ядовитых насекомых для полного счастья не хватает, - сказала Рикардс, запуская пальцы в волосы. – О, у меня для тебя подарок!
Вспоминая последние слова Ларсена о хорошей выпивке, женщина подскочила с кресла и пошла к мини-бару и достала оттуда небольшую закрытую бутылку коньяка. Она держала этот алкоголь исключительно для гостей, а сейчас пришло самое время передать его в руки старого друга.
-Берегла для особого случая, - блондинка с улыбкой отдала бутылку мужчине. – Мне привезли этот коньяк, не помню кто, и не помню, откуда, но говорили, что он хороший.
Вот что-что, а дарить подарки женщина любит. Будь это хоть дешевый сувенир с рынка, он обязательно перейдет кому-нибудь в руки, если с этим человеком завяжется хорошая беседа, и он будет ей приятен.

+1

14

Память чертовски сложная штука: она может сохранить в своем складе информацию о том, что ты ел на позапрошлое Рождество, но не даст тебе вспомнить, куда ты положил ключи от квартиры. И эта же память не давала Джеку во всей полноте вспомнить их с миссс Рикардс разговор, который тек то в одной русло, то разворачивался и бежал в совершенно ином направлении. Уже и не вспомнить, каким образом тогда он смог оценить ее ценность как собеседника, какие именно темы для беседы он нашел особенно занимательными в ее компании, но симпатия, которая проявилась у него к ней тогда, никуда не делась и все так же давала о себе знать, подобно лампочке зажигая интерес Джека к этой особе.
- А пьяная хозяйка магазина даже такому же пьяному охраннику не нужна, - не без улыбки заметил Ларсен, надеясь, что это не звучало язвительно, и глядя, что Бернадетт уже успела опьянеть. Все таки девушки быстро поддавались наваждению коварного змея в бутылке, в отличии от мужчин, ну а с Джеком в этом Рикардс соревноваться и вовсе не стоило - она привыкла к тому, что алкоголь отлично расслабляет уже после первой дозы, тогда как мужчина ощущал легкое помутнение после четвертого, а порой и больше, стакана.
- Не хватает? Еще как хватает. Сейчас в моей жизни слишком много женщин как для человека, что большую часть времени проводил среди не самых высокообразованных мужчин. Так что прекрасный пол те еще чешуйчатые, а порой извиваются даже похлеще оных. Вот и я решил, что уж лучше смотреть на змей настоящих, где-то в Африке, чем каждый день страдать от яда тут, - длинная речь была чем-то похожа на откровение сексиста, но это было не более чем шутка. Считай он так, то вряд ли бы говорил это при Бернадетт, которая, по сути, тоже относилась к вышеуказанным ползучим тварям. На деле Ларсену было просто плевать: если бы он так уж и желал избавиться от женского общества, он бы уже давно это сделал.
Джек любил подарки, в отличии от сюрпризов. От последних не всегда можно ожидать чего-то хорошего, более того, если они расположены лишь на положительный результат, то в таком случае начинаешь надеяться лишь на лучшее, после невероятно разочаровываешься, даже получив в киндере вместо трансформера собачку. Но от мисс Рикард он рассчитывал лишь на что-то позитивное и в получении оного был полностью уверен, к тому же он уже смог догадаться, что так желала подарить ему женщина.
- Даже не думай, что я буду от этого отказываться, - Ларсен рассмеялся, взяв в руки бутылку. Наглость - второе счастье, как говориться, - Обещаю, что не открою его до тех пор, пока ты не наведаешься мне в гости. Для такого случая даже пропущу пару рабочих дней, чтобы ты наверняка решила навестить своего работника, - конечно гарантировать такой исход он не мог, но дорог алкоголь мужчина пил лишь по праздникам, а если это еще и подарок, то может он сохранится у него где-то полгода.
- Тогда, если я получил все, что хотел, и даже больше, а еще даже насладился беседой с тобой, то я пойду, - Ларсен поднялся с места, все еще держа в руках бутылку. Наверное будет забавно выглядеть, когда он понесет ее в руках по всему городу, - Обещаю не пить и завтра же приступить к работе.
Уходя из офиса Джек все еще сохранял чувство исключительной симпатии к Бернадетт, а так же тепло приятно проведенного с ней времени. Они не обсудили ни зарплату, ни часы работы, но ему было плевать - главное, что он нашел работу.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Из Индии в Америку