Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Why so serious?


Why so serious?

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://funkyimg.com/i/H5Mm.png

Ты никогда не знаешь, какие еще сюрпризы тебе может преподнести жизнь. Особенно если этот сюрприз некогда пытался убить тебя. ©

Участники: Summer Moore [Jake Allerdyce | Sparrow], Narcissa Auditore [Shellie Nelson | Werewolf] & Connor Kenway [Jacen Creeg | Malice].
Место: E-616; дом Оборотня.
Время: примерно спустя два года после знакомства Шелли и Джейсена.
Время суток: все началось с ... Утра.
Погодные условия: довольно теплая и солнечная погода.
О флештайме: уже долгое время Шелли пропадала, неизвестно где, и с кем проводила свое время, хотя сыну всегда звонила и ссылалась на работу в организации. Долгое время она пыталась утаить, думая, что нет смысла знакомить своего единственного ребенка с мимолетным увлечением. Долго хранила тайну, но потом в один прекрасный день она вернулась домой. Вела себя так, словно всегда была рядом с Джейком, командовала и даже наказывала его. А, затем, в одно из таких же прекрасных дней, точнее утро, она сообщает о торжественном ужине, где сыну потребуется познакомиться с ухажером матери. Естественно Воробья это вводит в ступор, непонимание и ярость, а уж какова его ярость переходящая в лютую ненависть увидев на пороге ИХ дома того, кто палу лет назад пытался убить мальчишку.

Отредактировано Narcissa Auditore (2014-04-27 23:25:13)

0

2

...
          Время меняется. Как бы ты не хотел, время бежит вперед, забирая с собой настоящее и те моменты, к которым ты так привык. Утро сменяется днем, день вечером, вечер ночью и так дальше до бесконечности. Привычный порядок вещей нарушается чередой обстоятельств, меняя все вокруг людей. Джейк привык быть один дома. Его мать оставила юношу на долгое время одного, а он считал, что она его бросила. Со стороны выглядело именно так. Пребывая в скверном настроении, парень долго обижался на нее, но отвечал на ее редкие звонки и улыбался ее словам о том, что у нее работа в организации – ему было известно когда она врет. Но он молчал. Молчал, потому что любил ее, потому что не хотел ей мешать, хотя и чувствовал одиночество, а так же потому что действительно был на нее обижен. Со временем обида лишь немного утихла.
Поначалу он действовал назло ей. Джейк курил в доме, ел какие-то полуфабрикаты, которые покупал в городе, куда редко выбирался,  игнорировал сообщения, не отвечая на них. Постепенно в ход пошла гитара, книги и компьютер – ему стало откровенно скучно. Не смотря на то, что матери рядом не было, за ним продолжали пристально следить и он не мог вырваться на свободу, что его периодически злило. Бросало его, собственно, из крайности в крайность. Приходили гости. Неоднократно прямо в его спальне появлялась Кандра, иногда заявлялся Мефисто. Санаэ всячески старалась развеселить его, но у нее это плохо выходило – мало что могло спасти мальчишку. Его съедало изнутри, не давало возможности нормально жить, хотя какая к черту жизнь в лесу?
          Поэтому, когда Шелли вернулась в дом, он был готов накинуться на ее крики. Мать свалилась как снег на голову и начала вести себя так, как будто и никуда и не уходило. Хотелось крикнуть ей, что нет, она ошибается, но Джейк опять молчал, проглатывая слова, которые накопились внутри. Недовольный, злой и разочарованный, он уже не скрывал от блондинки свое курение, не обращая никакого внимания на ее крики. Единственное что – курил он только у себя в спальне, на кухне и на улице. Если бы мать увидела сигарету в гостиной, то его бы наглость не сошла ему с рук. Воробей был довольно мал, но совершенно не глуп.
Настроение матери так же постоянно менялось. То она приходила к нему в комнату, разговаривая с ним и расхваливая, то, словно срывалась с цепи и кричала. А он все молчал, да молчал, чувствуя, что, еще немного и сорвется. А этого он боялся больше всего.
          Хотелось объяснений и разъяснений. Хотелось подойти и спросить где она была и что за чертовщина вообще твориться. Почему она такая? Что он сделал такого, что заслужил к себе такое обращение? Дети по своей природе очень чувствительны, а он сохранил эту чувствительность не смотря на то, что выглядел взросло, хотя весь возраст был ложным последствием специфики способностей его матери, которая являлась оборотнем. Дети таких, как она, росли не по годам, намного быстрее, чем остальные. Поначалу он не воспринимал время, для него все шло так же, как и для других. Он даже не думал, что отличается от других. Обман мозга, иллюзия разума. Глупая шутка.
          Одним прекрасным днем все начало иметь хоть какой-то отдаленный смысл – мама сказала о том, что вечером к ним придет особый гость. Говоря особый, Джейк сразу же понял, чем он был особым.
- Так вот чем ты занималась все это время, да?
          Даже не скрывая своей агрессии по отношению к ней поинтересовался он и прищурился, измеряя ее взглядом.
- Ты нашла себе нового ухажера и пропадала с ним, да?
          Догадки так и сыпались с его языка.
- Ты была с ним, а мне говорила про свою чертову работу, да, мам?
          Последнее слово он выделил с особым отвращением.
- Мне вести себя прилично, одеть галстук-бабочку и улыбаться ему? Что мне еще делать? Давай я его сразу же обниму и буду называть папой, как тебе идейка?
          Не выслушивая больше и слова, он поднялся в свою комнату и лег на кровать, хлопнув дверью. Ни черта больше не хотелось делать. Обида, злость, агрессия. Ему хотелось, чтобы матери было стыдно. Хотелось взглянуть в глаза тому мужчине и заговорить с ним, чтобы Шелли это видела. Понимание того, что она сделала и что она открыто ему врала, вскружило ему голову и довело едва ли не до той самой грани взрыва.

0

3

Мы все совершаем ошибки, только какие-то оплошности сильно влияют на дальнейшее развитие событий, а некоторые остаются едва замеченными. Вся наша жизнь состоит их этих маленьких кусочком проблем, которые и человек, и мутант, и даже какой-нибудь Бог, самолично создают, коллекционируют, а потом берутся за голову в панике, думая как поступить, как исправить. Нам словно бы в кайф ощущать себя загнанными в угол, чувствовать поступление безысходности чтобы опустить руки и сдаться, отдаться на растерзание ошибок, которые мы натворили. Но, как и говорилось ранее, порой наша оплошность бывает незаметная, мы продолжаем двигаться дальше выстраивая свою лестницу из сплошных промахов, пока не достигнем глобальной промашки. Чтобы просто обернуться назад и увидеть все то, что ты успел уже натворить. Чтобы посмотреть вперед и увидеть все то, что еще успеешь сделать, вот и вывод. Человек, мутант, Бог, демон, кто угодно - это одна большая ошибка вселенной. И знаете, у Шелли была такая вот проблема, оплошность которую она допустила со своим родным сыном. Нет, причиной был не Джейк, а именно поведение блондинки, неспособной быть примерной и хорошей матерью в которой так сильно нуждался ее Воробушек. В прочем она никогда не стремилась занимать первые места примерных мамаш, носящихся со своим чадом, как с писаной торбой по всему миру, напротив, Шелли была жестока даже в воспитании, только потому, что мальчик не был изначально нормальным ребенком. Он не мог как и все дети ходить в школы, гулять с друзьями и вести обычную детскую-подростковую жизнь, потому что носил в своем теле ген Х. Он был мутантом, одним из тех, кого так сильно боялись и ненавидели простые и жалкие людишки. Он был сыном двух известных мутантов, двух террористов: Оборотня и Пиро, поэтому какая могла быть у Джейка еще жизнь, кроме как той, что имел? Верно, сплошные проблемы, сплошные угрозы и жизнь твоя постоянно на волоске, даже если за твоей спиной стоит свирепый волк, готовый по одному мановению пальца перегрызть глотку обидчика. Но, сейчас, все складывалось не лучшим образом в отношениях между Шелли и ее ребенком, и грех все сваливать на переходный возраст. Дело в ней. В Оборотне. В женщине, которая долгое время пропадала черт знает где, а потом в один прекрасный день заявляется домой и начинает качать права, строить из себя мамочку и так далее, тому подобное.
Вот уже несколько недель прошло, когда Нельсон находилась в своем доме, который был построен в изолированном от человечества месте, в гуще леса, куда не мог бы пробраться даже самый заядлый любитель походов. Она продолжала вести себя так, будто бы все время была рядом, отчитывая и ругая Джейка за любую оплошность, а когда тот пытался огрызаться, то даже не стеснялась поднимать руку. Грех быть такой матерью, той, кого саму избивали в детстве и она клялась себе, что если родит ребенка, то никогда не поступит как отец, а что в итоге? Ну, да, отчасти она не со зла била своего сына, просто исходя из последних событий в городе, да и тем, что на нее постоянная велась охота и слежка, нервы просто-напросто сдавали и естественно под руку попадал невинный ребенок. Ссоры, ругань, короткие примирения, потом опять все по новой и так без конца, пока в одно прекрасное утро Шелли не проснулась с хорошим настроением и не встала пораньше, чтобы приготовить завтрак. Оборотень крутилась и суетилась на кухне, старалась побаловать своего мальчугана, чем собственно удивила, когда тот спустился вниз. Усадила его завтракать, а потом на долгое время закрылась в своей спальне, где вела беседу по телефону. Сначала тоже можно было услышать из-за двери ругань, как девушка буквально "ласково" материла того, кто был на другом конце провода, но потом все сошло на нет, голос понизился и смягчился. Видимо, Нельсон добилась своего. И так прошло почти пол дня, пока не начал близиться вечер и блондинка не решилась-таки рассказать своему сыну о госте, который придет к ним на ужин. Вот тут-то и начался очередной скандал, когда в глазах родного сына мать замечает злобу и ярость, граничащую с обидой. - Не смей со мной так разговаривать, Джейк! - В ответ закричала блондинка злобно сверля ребенка взглядом. Пусть по возрасту он действительно еще был малышом, но по уму и по внешним данным сходил уже за восемнадцати летнего. Чудо генов. - Я была на задании. Я разбиралась с твоим, черт тебя дери, проблемами, которые ты умудрился натворить за время пребывания в городе. - Срываясь буквально уже на открытый крик, делая несколько шагов в сторону Джейка, готовясь вот-вот выйти из-под контроля и отвесить мальчишке оплеуху, как нимфа резко одернула себя и отшатнулась назад. - Я ненавижу тебя Джейк - Крикнула Оборотень вслед, когда сын просто по-хамски поднялся на вверх и по актерски хлопнул дверью своей комнаты. - Ты слишком резка была с ним, Шелли. Нужно было его заранее подготовить к подобному. Представь как он отреагирует, когда увидит, кто именно ваш гость - Проговорил будничным тоном внутренний монстр и Нельсон невольно закатила глаза к потолку - Да мне плевать. Я делаю это все ради него - Злобно процедила мутанша сжимая свои руки в кулаки - Неа, ради себя - Злорадные нотки прозвучали в голове окончательно выбесев несчастную девушку, которая отчасти и для себя старалась, и действительно для своего сына. Все-таки иметь мать хорошо, но куда лучше если рядом будет мужчина. - Ради себя и ради него - Уже более спокойно пробубнила нимфа возвращаясь на кухню и продолжая готовку. Вот, правда не долго, потому что чувство вины все равно брало верх над ней.
Сделав глубокий вдох упираясь ладонями о край разделочного стола, она прикрыла свои глаза и мысленно попросила всевышних встать на ее сторону, после чего оттолкнулась и направилась вверх по лестницы. Врываться в комнату Оборотень не стала, а вежливо постучав в дверь, не дожидаясь ответа, приоткрыла ее и протиснулась через небольшую щелку. - Джейк - Слабо позвала его блондинка делая робкий шаг в сторону постели - Прости меня, пожалуйста - Хмуря бровками, Нельсон остановилась возле кровати и опустившись на колени посмотрела небесно-голубым взглядом в родное и любимое личико сына. - Прости, что скрывала от тебя это и не рассказала сразу. Я могу сейчас все рассказать, если ты хочешь. Джейк, посмотри на меня - Аккуратно положив свою ладошку поверх руки мальчика, Шелли по-доброму улыбнулась и поддалась чуть вперед, свободной рукой убирая с глаз ребенка челку - Я хочу наладить наши отношения, малыш. Правда хочу, поэтому я вернулась. Поэтому я хочу познакомить тебя с одним мужчиной. Я хочу чтобы ты был счастлив, чтобы ни в чем не нуждался, и.. Джейк, клянусь, я больше никуда не уйду от тебя. Правда - Добрая улыбка сменилась мигом виноватой, взгляд голубых глаз внимательно следили за мельчайшими изменениями в эмоциях мальчика, а рука лежащая поверх руки сына, крепко сжимала. - Прости за все скандалы и ссоры, ты же знаешь как я люблю тебя. Ты же у меня все равно навсегда останешься единственным мужчиной в жизни, моим маленьким избранным - Невинно поморщив носиком и любяще заглянув в глаза Джейка, Шелли поддалась еще ближе и поцеловала сына в щеку. - Ты простишь меня, сладкий мой Воробушек?

+1

4

Обыкновенные люди проживают обыкновенную жизнь. Рождаются, вырастают, учатся, работают, заводят семьи или нет, - в целом и общем ведут весьма благочестивый образ жизни, когда каждый день похож на предыдущий и лишь отдельные фрагменты запоминаются. Конечно, так живут не все, есть еще такие персоналии как преступники, властители всяких там стран и миров, богема, нищета, и прочее и прочее. Так вот, Джейсен был из последней группы человечества, причем особенность его была, простите уж тавтологию, особенной и «прочей»; он точно знал, что не проживет жизнь обыкновенного человека, еще даже до того мгновения как взял в самообороне против отца в руки топор и осознал мутацию, разливающуюся по собственной цепочке ДНК. Как одно было связано с другим? Давняя история, впрочем, сразу иллюстрирующая этого антигероя нашего времени, настоящего отморозка от природы, не пытающегося выбраться из той выгребной ямы, в которой очутился. Зачем? В яме тепло, сухо и уютно, и он знает каждый ее миллиметр, каждый уголок: где найти выпивку в час ночи, как не попасться со шмалью в карманах копам, где, собственно, достать и травку и что посерьезнее, куда колоть, у кого выманивать деньги, как доставать наличку и где переночевать. Да, ямка отличная попалась, нечего сказать. Отчасти она и слепила из парня того, кем он являлся – полностью долбанутым на голову мутантом-психопатом, однако отнюдь не таким, каким вы себе его представляете; он не гонялся за кем-то с ножом, не объявлял войну человечеству, поскольку войну он объявил и всему миру, и самому себе, а психоз его заключался в простых заскоках, способных проявиться случайно, хаотично, вот сейчас вы смотрели в прекрасные невинные глаза ирландца, а обладатель этих глаз мог в следующую секунду провернуть ножом у вас в почках или сказать то, чего вы никак не ожидали услышать, например:
- Eб**ный драндулет, - в сердцах ногой ударив по колесу машины, Криг вытащил из-за пазухи куртки пачку сигарет, выцепил зубами одну, закурил. Отлично просто. Он в незнакомой местности, вынужден ориентироваться в долбанном лесу по долбанной карте и ориентирам, что ему дали, а двигатель заглох прямо посреди дороги. Лишнее доказательство того, что у этого нового босса из супер-пупер секретной организации надо было вытребовать личный транспорт, номера затем перебить и оставить новенькую машинку себе.
Что делал несдержанный, странный, даже по меркам обладателей гена Х, представитель ирландской нации в лесу, чуть ли не в самом сердце Америки? Ну, рассказ может выйти долгим, а может получиться коротким, если охарактеризовать его всего одним словом – женщина. О да, как всегда и во все времена причиной и проблемой являлась женщина, и не просто какая-то дамочка, случайно встреченная, а очень серьезная, злопамятная, настоящий хищник, учитывая то, в кого она могла обратиться и что с вами сделать. Хотя, стоит признаться, для Джея встреча была случайной, поскольку всех кого он оскорблял, кому угрожал или с кем махался по пьяни и дури в те, былые времена (смешно, но эти времена еще имели место быть несколько месяцев назад), Криг упомнить не мог, даже если бы захотел. Вот так и произошло, что мамочка какого-то сопляка решила покончить со срамным существованием отброса общества, а в итоге вышла ситуация иного рода, очень неплохая на ощущения и соблазнительная. Затем еще встреча, при других обстоятельствах. Затем еще и еще. И что в итоге? Вашу мать, да эта Женщина (да-да, с большой буквы) стала по-настоящему на него влиять: он уже чист три месяца. Три! Не сказать, что первые недели было легко, даже с Мэлис в голове и маленьким бонусом дарований, однако, как ни крути, даже от «машки» лучше воздержаться, когда хочешь еще раз хорошенько потрахаться с удовольствием, нежели чем дамочка тебе буквально глотку перегрызет и сердце сожрет. Буквально. С выворотом позвонков с затылка, перегрызом артерии, фонтаном крови и раскрытием грудной клетки, как гребанная книжка-раскладушка детская. Осознав все это еще раз, Джейсен улыбнулся. Что ж, еще одна глава, новая, его жизни, где он пока еще сохранил за собой право материться, как сапожник, быть пофигистом и улыбаться жестокости над собой. Видимо Боженька отвернулся, когда Криг совершал плохие, аморальные вещи, раз подарил его мазохистской натуре такую красотку. Старые же привычки давали о себе знать, но большинство было позабыто.
В конце концов, заведя старую развалюху, что и машиной зваться не могла, скорее лесопедом на четырех колесах, ирландец проверил телефон, как и ожидал сигнала не было. Идея с ужином ему нравилась, знакомство с сыном уже вызывало…не тревогу, но осознание, что ого-го что будет. Признаться, он в лицо паренька не помнил. Что тогда он ему сказал, два с лишним года назад? Что сделал? Какая к черту разница, Джейк (вроде то имя запомнил, эх, надо было слушать внимательнее) как бы не кинулся на него с кулаками. Или ножом. Или чем еще, что под руку попадется. И ведь не отвесишь мальцу, только защищаться, поскольку Шелли рядом, а если она тогда его хотела прикончить только по слуху, то что будет увидь она собственными глазами, как сына обижает злой нехороший Криг. Мелькнула шальная мысль выехать куда-нибудь, где ловит сигнал связи, отзвониться, мол, Кэл припахал на очередное дело, не сможет и еще наврать с три короба, только вот Нельсон проверит и сразу не поверит. Было такое подозрительное чувство. Ко всему прочему, уже показался сам коттедж, осталось только остановиться, подойти к двери и сказать: «А вот и папочка». Джейсен нервно хихикнул. Черт, сейчас бы немного шмали для расслабления не повредило.
- Последний повод передумать, - проговорил себе под нос ирландец, поднимаясь на крыльцо и отжимая кнопку звонка. Ну, прям не он, а другой какой-то хрен с горы стоит: одежка чистая, футболка с джинсами выглажены, волосы причесаны, без синяков под глазами, с букетиком оранжерейной сирени, - словно женится собрался, сватов не хватает. – Последнее мгновение, - оглядывая двор и ожидая пока хоть кто-нибудь откроет дверь ему, вздохнул Джей.

внешний вид

0

5

.
          Что может обидеть сильнее, чем слова матери, обращенные к ребенку, о ненависти к нему? Что может еще так сильно ранить и задеть все то, что находиться внутри, все чувства, которые с таким трепетом мягкими волнами касались твоего сознания? Голос женщины до сих пор звучал в голове мальчика. Раз за разом она говорила о том, что ненавидит его. Раз за разом она говорила, что все эти взаимоотношения ради него самого. Ради него? Джейк уже не считал себя маленьким мальчиком и, вместо того, чтобы приводить каждый раз нового мужчину в  дом, гораздо лучше было бы и без него вовсе, учитывая, что собственного отца юноша не знал и знать не желал. Так ради чего это, Шелли? Не менее, чем для себя самой и для потешения собственного эгоцентризма, который порой зашкаливал в женщине. Он знал, что она живет на этом свете не тридцать и не сорок лет, но вела часто она себя так, как будто является всего лишь подростком с буйными гармонами. Так что ради него? То, что она исчезает на несколько месяцев, а потом говорит, что к ним придет новый гость? Что в этом правильного, Шелли? Мало мальчику того, что ты опасная преступница и он может выйти гулять только по лесу с волками? А то, что он не может общаться со своими сверстниками? А как же о том, что у него нет подружки? Он хоть раз был в кино, Шелли? Может ему попросту нужна нормальная мать, а не очередной отец, который исчезнет так же, как и появился из ниоткуда в никуда?
          Лежа на кровати в своей комнате, Джейк пытался совладать с эмоциями, которые кипели в нем. В отличие от Шелли он не мог вот так просто раскидываться словами. Он не мог крикнуть ей о том, что ненавидит ее, потому что знает, что это не правда и он пожалеет, а ей сделает этими словами больно. Прямо как она ему. Но она не умеет себя держать в руках. Если Джейк не будет учиться на своих ошибках, то он будет учиться на ее, чтобы стать сильнее и лучше. Чтобы превосходить, если не по силе, но по духу.
          Так же быстро как вспыхивала, Шелли и оттаивала, понимая свои вину и начиная переживать. И вот сейчас, свернувшись комочком на кровати, он слышит, как она заходит в комнату. Слышит ее голос, но не отвечает, лишь поворачивается в ее сторону и пристально смотрит на нее немного обиженным взглядом. В голове до сих пор слышен ее крик.
          Она просила прощение, но мальчик слышал совершенно другое. Она говорила ему, что будет с ним рядом, но он не верил ей. Говорила, что все будет хорошо, но он так же не верил.
          — Посмотрим, как все пройдет. — Если она думает, что одними словами отделается, то глубоко ошибается. Отмахнувшись от ее ласки, мальчик разворачивается на другой бок, лицом к стене и закрывает глаза. — Выйди пожалуйста из моей комнаты, я не хочу с тобой разговаривать. — Немного резко бросает он через плечо, посильнее зажмуривая глаза и надеясь на то, что она все-таки выйдет.
          К вечеру мальчик смог более или менее прийти в себя и подняться с кровати, хоть чуть и пошатывался. В голове до сих пор творился полный хаос, но он должен дать маме попытку. Но только пусть она будет последней. Больше с ним подобного не пройдет. Больше он не будет слушать ее слезы после криков о ненависти. Пусть учиться себя вести, нет, действительно.
          Переодевшись в более приличную одежду, мальчик быстро покурил, широко раскрыв окно, а потом спустился вниз, где его ждала обеспокоенная матушка, сидя в гостиной на диване. Как раз к тому моменту, как его нога коснулась пока, раздался звонок в дверь. Джейк сначала сжал край деревянной перилы, словно размышляя, а потом кинулся вперед.
          — Я открою. — Бросил он подскочившей Нельсон и, быстрее нее добрался до двери. Тихий поворот ключа и звук, сопровождаемый опусканием ручки двери. Джейк открывает медленно, будто чего-то боится, но потом резко тянет дверь на себя, впериваясь в мужчину, который стоит прямо перед ним, глазами. Проходит секунда, вторая, третья.
          Дверь захлопывается перед носом совершенно не незнакомого мужчины.
          — Стой, подожди… — Мальчика прямо корежит. Он сжимает руки в кулаки, поворачивается к матери и поджимает губы, медленно надвигаясь на нее. — Это ты вот так вот решала мои проблемы, МАМ?! — Джейк кричит на женщину так громко, что моментально чуть не срывает голос. — Поэтому тебя не было хрен знамо сколько, да, МАМ!? — Его трясет от гнева и ненависти к всему, что происходит в этом доме. Одна из штор, рядом с дверь, загорается пламенем, но мальчик не обращает совершенно никакого внимания на это. Подумаешь, штора загорелась, с кем не бывает. Только вот следом за первой шторой, загорается одна из материнских курток, висящих рядом на крючке.
          — Я просто… — Дар речи теряется, — поверить не могу.
          Джейк достает из кармана пачку сигарет и прикуривает одну из них, наплевав на совершенно все. Он поворачивается к двери, видит пламя, но лишь вновь открывает дверь.
          — Так ты трахаешь мою мать? — Сплевывает он, делая затяжку. — У нас тут ужин намечается, папа. — С этими словами он направляется в гостиную, выплюнув окурок прямо на костюм придурка на пороге. Вот и поужинали. Какая прекрасная семейная идиллия. Эту семью прям надо в журнал печатать.

+1

6

Игра стоит. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Why so serious?