Вверх Вниз
+22°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » You make me feel worse


You make me feel worse

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Участники: Диа Уайтхэд и Джек Ларсен
Место: один из баров Сакраменто > одна из улиц Сакраменто > такси > аптека
Погодные условия: на улице + 18
О флештайме: помощь валяющимся на улице девушкам чревата разбитым носом

Отредактировано Jack Larsen (2014-04-29 12:46:31)

+1

2

Если вы не любите бары из-за наличия там пьяных людей, то присутствие в оных караоке и вовсе сведет вас с ума и заставит биться в истерике, ведь, как мы знаем, когда ты выпил, то уже и самый сильный, и самый умный, и лучше всех танцуешь, и лучше всех поешь. И когда не самые трезвые особи начинают сражаться во всех этих категориях, показывая, кто из них лучше, то даже десятый стакан самого крепкого алкоголя не спасет вас от сворачивания ушей в трубочку.
Джек сидел в одном из вышеописанных барах в не самом лучшем расположении духа. На него сильно давило то, что окружающие его посетители вели себя абсолютно беспринципно, нагло и по-свински, но еще сильнее давило то, что он не может подняться и дать им в рожу, потому что испортит себе эту ночь вдвойне. Все эти бедные в жизни люди откуда-то находили деньги на то, чтобы посещать различные круглосуточные заведения, и самым ужасным было то, что караоке здесь было бесплатным, отчего вокруг него толпились различные особи, желающие посоревноваться в том, чьи голосовые связки могут взять ноты выше. То, насколько отличалось исполняемые ими песни, их тембры и их мастерство, судить было невозможно, ибо в пьяном угаре исполнителей все звучало одинаково тощнотворно. Но неожиданно вслед за кучей завывающих голосов, за одну из композиций взялась одна из посетительниц. Она явно была пьяна не меньше других, но даже это не помешало ей отлично владеть своим голосом. То, что трезвой ее голова не была, было заметно, но в какой-то мере это добавляло некоторый шарм и самой певице, и ее пению. Увы, всему залу, похоже, последнее не показалось разительно лучшим предыдущих, потому что они все так же восторженно улюлюкали и хлопали в ладоши, радуясь подобно мартышкам.
Девушка, походящая на одну из сладкоголосых ахелоид, окончила петь, и уже никакого интереса для Джека не представляла. Лишь через некоторое время он краем глаза заметил, что та направилась к выходу в не лучшем состоянии, и выглядела так, будто час назад в караоке выступал совершенно другой человек. Благо, состояние других редко тревожило Ларсена, особенно если учитывать то, что на фоне других ее самочувствие еще отличалось своей положительностью.
Через минуту бывший капитан вовсе позабыл о недавно чарующей его сирене и вновь предался пьянству. Уже через полчаса он решил покинуть бар. Алкоголь редко действовал на него очень пагубно, поэтому то, сколько он выпил сегодня, лишь слегка шибануло его в голову, оставляя после себя лишь шлейф зеленого дурмана. Недолгая прогулка по улица должна была полностью привести его в чувства. Но когда он думал о том, как скоро протрезвеет, то почему-то переставал понимать, зачем тогда вообще пить? Мимолетные минуты опьянения не стоят тех денег, которые он постоянно тратит в забегаловках или в магазинах, покупая бутылку какого-то крепкого спиртного. А если учитывать то, что Джек и так еле сводил концы с концами, это вообще казалось абсурдом.
- Что за..! - Ларсен не успел договорить, так как полетел лицом прямо в асфальт. Возможно будь он полностью бесхмелен, то смог бы избежать падения вовсе, но и сейчас инстинкты его не подвели, и поцелуй с жесткой поверхностью был предотвращен вытянутыми вперед ладонями.
- Черт бы побрал этих пьяных блядей! - его не на шутку разозлило то, что сейчас причиной его падения была вовсе не его человеческая природа или какой-либо лежащий посреди дороги камень, а девушка, которая не могла найти места получше для того, чтобы распластаться на земле как яичница на сковородке. Поднявшись и отряхнув себя, Ларсен все таки решил посмотреть на то, что стало причиной его поцарапанных ладоней. То, что это была та самая ахелоида, как-то не особенно удивляло - из бара она вышла совсем плохой. Он не собирался помогать ей, но из-за того, что она неплохо поет, он удержит себя и не пнет ее мирно лежащее тело.
Развернувшись, Джек пошел дальше, вспоминая то, как сегодня пела эта незнакомка. Было бы грустно, если бы тут ее нашли такой, ограбили, изнасиловали, а ко всему еще и убили. К тому же мужчина находил странным тот факт, что с ее ухода прошло не больше тридцати минут, а до этого места идти нужно было максимум пять. Значит, что она лежит здесь уже двадцать пять минут, и еще не оклемалась. А может кто-то ударил ее, вот она и упала замертво? Размышлять о таком было явно не в духе Ларсена, но люди, сумевшие его заинтриговать любым из своих талантов, всегда пользовались его, пусть и исключительно мысленным, но расположением.
- Эй, ты свободен?! - резко затормозил он и крикнул таксисту, на другой стороне дороги. Тот стоял, оперевшись о машину, и радостно кивнул, только завидя потенциального клиента, - Окей, сейчас я приду, - сказав это, Джек развернулся и пошел к девушке, от которой не успел еще далеко отойти.
Без особых раздумий он взял ее на руки. Вроде она была еще живой, а значит нужно было везти ее в больницу. Других вариантов не было, не потащит же он ее к себе домой.
- Давай, вези нас в госпиталь, - сказал он таксисту, когда девушка была посажена непосредственно рядом с Ларсеном на заднем сидении, - Что ты так смотришь? Я ее не убивал. Зачем тогда по-твоему я везу ее в больницу?

+1

3

Стоило ей только выбраться из этой чертовой клиники, как Диа тут же пустилась во все тяжкие. Любой бы здравомыслящий человеку покрутил бы пальцем у виска - что за сумасшедшая девчонка? Но это ее отец хотел, чтоб дочь бросила наркотики, алкоголь и даже сигареты; хотел видеть ее полностью чистой; ей же всегда было плевать.
Она любила выпить, и все время, что ее держали в каменных стенах, подальше от соблазнов бренного мира, Конкордия мечтала только об одном - сделать хотя бы глоток виски, выкурить хотя бы одну сигарету. Спасение пришло к ней однажды в лице Кита, и она была благодарна ему за тот глоток свежего воздуха. Но это был лишь один день, а теперь, когда отец наконец-то сдался, её больше ничего не сдерживало.
И именно тогда началась череда знакомств с барами и ресторанами Сакраменто - все смешивались в итоге в один общий образ, люди все казались ей на одно лицо, алкоголь уже не имел никакого вкуса. Единственное, что она любила так же, как и развлечения - это петь. В Италии отец замучил ее прослушиваниями, конкурсами, фестивалями и прочими выступлениями, он не оставлял ей выбора, не позволял петь для самой себя (она назло ему проваливала все прослушивания, напивалась прямо на сцене, порой хамила зрителям). Сейчас ее оставили с покое; сейчас она ожидала помощь уже не от отца.
Ей нравилось петь в караоке-барах. Конечно, мало кто мог оценить, насколько она хороша в пении, но народу нравилось - а ей большего и не надо. Песня за песней, бокал за бокалом - ей, кажется, нужно было наверстать упущенное время. Ей даже не нужна была компания - её не тяготило одиночество, ей было все равно, её здесь никто не знал, и она (пока еще!) никого не знала. Дома сидеть все равно было невыносимо, видеть лица родителей - сущая пытка, а алкоголь утешал, обнимал, заставлял забыть. Она пела с душой, она пела о душе; когда обычным людям плохо, они плачут - когда плохо Уайтхэд, она поет. Её голос, который напоминал скорей голос афроамериканки, а не европейки; он звонко проносился сквозь пьяную болтовню посетителей, и достигал каждого, без исключения. Но она бы пела, даже если зал был бы пуст, даже если не было бы музыки - музыка всегда была в ее голове. Но в этот вечер выпивки было больше, чем музыки. Её словно прорвало. Часы летели с невероятной скоростью, одна порция сменяла другую. Она пила столько же, сколько до клиники - но организм был куда слабее. Остаток вечера прошел, как в тумане - в конечном итоге, закончилась пачка сигарет, а время на часах явно показывало, что пора уходить. Оставив на барной стойке пустой стакан, Диа кое-как выбралась из бара. К тому моменту голова уже кружилась, ее тошнило, ее трусило. Оставалось только поймать такси..

Сквозь гул в голове до слуха доносятся чьи-то голоса и шум мотора. Так приятно было находиться в тишине, в темноте, когда спишь и не видишь сны. Она спала, крепко, ей ничего не снилось, она ничего не чувствовала, до этого самого момента. Ощущение тесноты - словно что-то стягивает, удерживает, не дает пошевелиться.
Что происходит, черт возьми?
Ди только решила повернуться набок - как уткнулась во что-то больше и мягкое. В недоумении, еще не успев толком отрезветь, девушка открыла глаза и тут же закричала от неожиданности. Мало того, что рядом с ней сидел какой-то незнакомый мужчина, так он еще и вез ее куда-то, суд по всему, на такси. И вряд ли машина направлялась к ней домой..
- Убери от меня свои руки, birbo*! - она тут же стала бить его кулаками по плечу, а из ее уст посыпался поток итальянских ругательств. - Остановите машину сейчас же!
Но такси, кажется, останавливаться не собиралось, а мужчина почему-то не особо сопротивлялся, но пытался ее унять. В итоге, стукнув его в последний раз, Ди с гневом во взгляде, уставилась на него.
- Ты кто вообще такой? Куда ты меня везешь и какого черта?

*мерзавец (ит.)

Отредактировано Dia Whitehead (2014-04-30 16:03:52)

+1

4

Меценатство - это хорошо, но при условии, что занимаешься им отнюдь не ты. Если человек имеет кучу свободного времени, кучу свободных финансов, то он может потратить оные на то, чтобы творить что-то во благо другим. Но Джек и так был слишком бедным и маломочным, чтобы заняться чем-то подобным, даже при желании извлечь из этого выгоду. Что его сподвигло сейчас взяться за спасение этого пьяного воплощения богини Мерт? Возможно им руководило желание донести это чудо природы до египтян, что уже не смогут восхититься всей полнотой ее пения, если она помрет прямо посреди дороги, если не от собственной рвоты, то от не самых приятных и не самых трезвых прохожих.
Конечно, делая благое дело, люди, изначально даже не созданные для свершения оных, рассчитывают на величайшую меру благодарности после, может быть даже на некоторую денежную компенсацию за потраченное время и силы, а в случае Ларсена еще и финансы (таксисты нынче не возят пассажиров за бесплатно). Но ни в коем случае спасители не рассчитывают на то, что спасенные ими люди могут отблагодарить их хорошими ударами и, возможно, даже расквашенным носом эдакого мецената.
Сирена, которая, казалось, упала в долгую и тягостную дремоту, на удивление таксиста, что вовсе посчитал ее трупом, и Джека, что рассчитывал на то, что разбудит ее исключительно скальпель хирурга или бутылка нашатырного спирта, неожиданно раскрыла глаза и начала паниковать и возмущаться. Конечно, в некотором роде, Ларсен понимал, почему она так реагировала, что у нее есть на это веские причины, но когда она разваливалась прямо посреди тротуара, о чем она вообще думала? На что рассчитывала? Ладно, может это вышло случайно, но если она уже замечала за собой обмороки или просто была сонной, то зачем заливать в себя спиртное такими количествами?
Резкий вскрик незнакомки заставил водителя подпрыгнуть на месте, благо, тот, похоже, был опытным, посему такой инцидент не сбил его и езда оного не изменила своего темпа и была такой же ровной.
- Все нормально, это моя жена-алкоголичка, - все же поспешил он шепотом упокоить его, наклонившись немного вперед, чтобы девушка не услышала такой наглой лжи. Но, похоже, сказал он это недостаточно тихо, так как после вновь подул шквал возмущения и ураган всех негативных эмоций и всевозможных оскорблений.
- Никто ничего не остановит. Успокойтесь вообще, вы хотя бы осознаете, как вы оказались в таком положении? - попытался усмирить ее и хотя бы что-то объяснить ей бывший шкипер. Он понимал, что только очнувшись и получив такой шок, она все еще находится будто в дурмане и, даже резко протрезвев, она все равно будет закрыта для различных аргументов и доводов.
- Я богатый продюсер. Услышал ваше пение и теперь мы едем в мою студию. Но, я думаю, сначала нужно завезти вас в психушку, чтобы врачи проконсультировали нас, - вновь солгал Джек, одновременно оскорбляя незнакомку, понимая, что по его внешнему виду можно сказать лишь то, что у него явно не имелось постоянной работы, а на шее сидело шестеро детей и агрессивная жена.
- Не обращайте внимания, - слова снова были адресованы таксисту, который, пусть и привык к подобным сценам между пассажирами, все еще находился в неловком смятении, - У нее бывают провалы в памяти после того, как она нажрется как куница, - мужчина уже не боялся того, что его соседка услышит это, поэтому говорил в полный голос.

+1

5

- O Dio.. - как странно, что сокращенная форма ее имени совпадает с устарелым "богиня", dia, dea. Ее и назвали в честь Конкордии, богини гармонии, а вышла настоящая Дискордия - беспокойная, сумасшедшая, несобранная, настоящая беда. La comedia divina, только авторства не великого Алигьери, а никому не известной Уайтхэд. O Dio, снова вздохнет она, устремив вверх свой взор, пытаясь успокоиться, но ровно до той поры, когда слышит откровенную ложь.
- Эй, никакая я не жена этому мерзавцу, не слушайте его! Я бы за такого нахала никогда бы не вышла замуж! Остановитесь сейчас, я на вас жаловаться буду! - если выживу, кажется, паранойя ей свойственная даже тогда, когда ее кровь чиста от героина. Она снова куда-то вляпалась, у нее опять будут неприятности. Чего этому мужику от нее нужно? Когда к такому прибавляется еще головная боль, состояние дезориентации и легкая тошнота, то меньше всего на свете хочется махать кулаками или вытаскивать свою задницу из приключений - Диа устала, Диа пьяна, Диа хочет домой в свою кроватку, можно даже в чужую, ей плевать. Диа хочет спать. Ди тяжело дышит, Ди в гневе, Ди не всегда бывает адекватной.
Психушка? Он собрался отвести ее в психушку? Она совсем недавно покинула стены элитной клиники после лечения своей зависимости, и теперь ее от одних мозгоправов собрались вести к другим?
- Да это тебе в психушку надо! Ты кем себя возомнил вообще? Какой из тебя продюссер? Будешь мозги другим девочкам пудрить, я тебе не такая наивная! А ну пусти меня! Я на ходу выйду отсюда! - Ди попыталась открыть дверь, но безуспешно - блок. Ну вот, она снова заперта, она снова в западне, и снова она не понимает, что происходит.
- Ты даже не знаешь, с кем связался! Я тебе такое устрою, дай мне только выбраться отсюда! - ох уж этот итальянский темперамент! Конечно, она могла бы позвонить отцу, и тот  быстро решил бы ее проблему, но.. Во-первых, судя по всему, она снов потеряла свой мобильный. Во-вторых, помощь отца для нее всегда была крайним вариантом. Это означало признать поражение, признать, что она не справляется без него, признать, что ей нужны его связи, его влияние, его деньги, как вариант. И она не хотела быть у него в долгу, ни сейчас, ни когда нибудь потом. Они до сих пор не могла простить его.
Диа ненадолго успокоилась, пытаясь собрать разбежавшиеся мысли в одну кучу. Если бы ее хотели убить, то сделали бы это сразу. Если бы ее хотели похитить, то хотя бы связали. Ограбить? Могли спокойно забрать у нее кошелек, пока она спала. Насильник мог бы воспользоваться той же ситуацией. А тут ее просто везут куда-то на такси, при этом не причинив ей (пока что) никакого вреда.
- Сам ты куница! Мало того, что врет, так еще и обзывается. - обиженно проворчала Уайтхэд, но уже без крика.  Она сидела теперь, насупившись и скрестив руки на груди, уставившись в окно; но все равно в темноте ни черта не было видно, кроме отражения ее собственного лица, со стертой губной помадой, с размазанными стрелками на глазах, и растрепавшейся прической. Девушка закрепила заколкой прядь волос, что выбилась, и повернулась к своему "соседу" по такси.
- Может, хотя бы скажешь, кто ты и куда мы едем? - с недовольным лицом спросила она.

+1

6

Порой, смотря на вечно пьяных людей, начинаешь думать: что в жизни этих личностей не так? Что заставляет их снова и снова браться за бутылку, вновь и вновь оказываться в таких неловких ситуациях? Почему они не могут остановиться? Что ими движет? Ведь они осознают, что это их губит, что от этого только хуже. И вот что заставляет эту молодую девушку, у которой есть такой талант и столько возможностей, якшаться с толпой пьяниц, а после валяться посреди улицы. Благо, что ее подобрал Джек. Кто знает, что с ней было бы дальше. А она берет и устраивает в благодарность здесь скандал, кричит на него, оскорбляет. Может выбросить ее к чертям из машины и направиться к себе домой? С каждым новым предложением незнакомки эта идея нравилась мужчине все больше и больше.
- А это уже оскорбление! Вы себя вообще видели? Похожи на дешевую шлюху. Никто бы никогда в жизни не подумал, что вы поете как ангел. То, что я еду с вами в одной машине, сейчас должно унижать не ваше достоинство, а мое, - он уже хотел остановить машину. Девушка, похоже, пришла в себя и если больна, то только на голову - а тут он уже ничем ей не поможет, пусть в желтый дом ее отправляют ее родственники за свой же счет. А какого черта Ларсен должен слушать ее? У него полно других дел, к тому же ему нужно выспаться.
Не видя смысла в том, зачем он вообще решил спасти эту умалишенную, мужчина молча откинулся на спинку сидения, громко и непристойно вздохнув, ярко выражая то, как ему скучен весь этот истеричный разговор, в котором они упираются как два барана. Но если она будет продолжать в том же духе, то станет жертвенным барашком.
- Ну так не вопите так, и не буду я обзываться, - усмехнулся Джек, глядя на обиженную девушку, которая потихоньку начала приходить в себя. В глазах ее он уже видел лишь проблески прежнего безумия, в основном там можно было разглядеть волны накатывающего спокойствия. Она отчаянно пыталась взять себя в руки, понимая, что разрывая все вокруг, крича, она устраивает лишь хаос в своей собственной голове.
- Какой вежливой вы стали. Меня зовут Джек Ларсен. Мы едем в больницу. Но не думаю, что она вам теперь понадобится, вы уже, похоже, пришли в себя, - объяснил ей это мужчина абсолютно спокойно, даже с некоторой настораживающим холодом, который не присутствовал во всех его предыдущих фразах, - Я нашел вас валяющейся посреди дороги. Думал, что вам по голове дали или что-то в этом роде. - он не знал, что же теперь делать, таксист все так же уверенно вез их в первоначально указанном направлении,- Давай так, - он оставил уважительную форму, решив поговорить с ней в более простых тонах, - Ты платишь за такси, так как я заказал его только для того, чтобы спасти твою паршивую шкуру. А еще ты можешь как-то отблагодарить меня за такой вот жест доброй воли. Ведь я мог оставить тебя валяющейся там же, где я тебя нашел, - говорил он об этом как о само себе полагающемся факте. Отчасти он понимал, что мисс с таким взрывным характером и острым темпераментом вряд ли нормально отнесется к таким словам, но от этого было лишь интереснее. - Кстати, как вас то величать, уважаемая? Вы мое имя знаете, а я ваше - нет. - возможно если он узнает как ее зовут, то сможет на всех правах обращаться к ней на ты. А еще сможет после найти ее и попросить соответствующую благодарность, если она откажется давать ее сейчас.

+1

7

Когда постепенно трезвеешь, мир начинает казаться еще более гадким, чем когда ты трезв полностью. Во-первых, тебя трусит, мутит и колотит; во-вторых, ты начинаешь вспоминать все, что происходило, и от этого становится еще противней. Тебя поедает стыд, ты вспоминаешь, в какое чудовище тебя превращает алкоголь, ты клянешься, что больше не будешь пить.
Но Ди всегда было плевать. Головную боль она заглушала таблетками, чувство стыда у нее практически отсутствовало, да и вообще она всегда оправдывала любой поступок тем, что была пьяна. Самая лучшая отмазка - "была пьяна, ни черта не помню", и это всегда прокатывало. Свои проблемы с алкоголем она осознавала, но бороться с этим не желала.
- Ох, ну уж простите, что вам теперь приходится в одной машине с истеричной алкашкой ехать. - Диа закатила глаза, ответив на тираду мужчины. И все же, ей казалось это странным. Она часто вляпывалась в неприятности, напившись, но ей редко кто помогал. Людям редко свойственна доброта и забота, направленные на тех, кого они не знают; если увидят, что кто-то лежит на асфальте, то скорей наступят на него, чем поинтересуются, все ли в порядке. Люди жестоки и эгоистичны, они любят развлечения, любят тыкать пальцами, любят наблюдать за теми, кто пал еще ниже, чем они сами. Но не Диа; Диа знает, что она чуточку выше, чем все те люди.
Кажется, если он и навредит ей, то только словесно. Она немного успокоилась, глубоко вдохнула и медленно выдохнула.
- Вы сами меня сейчас дешевой шлюхой обозвали, практически.. - проворчала себе под нос Ди, поглядывая на мужчину. Он совершенно ей не знаком. Кажется, он намного старше ее - наверное, в его глазах она выглядит малолетней выскочкой. Девушка прищурилась.
- Не нужно в больницу! - тут же запротестовала Уайтхэд. У нее теперь была панике при виде любого больничного здания, будь то элитная клиника или районная детская больница. Она боялась, что ее снова отправят на лечение, что ей снова придется томиться взаперти, что она снова не сможет петь. - Я.. Я в порядке, и никто по голове меня не бил. - уверенно добавила она. - А вот вам, судя по всему, медицинская помощь не помешает.. - она протянула руку к носу Джека - кажется, он был разбит, или по меньшей мере, прилично расцарапан. Черт. Он не дал ей валяться на холодном и грязном асфальте; он проявил заботу, возможно, он даже посочувствовал ей. Есть люди - мрази; с ними вести стоит вести себя так же гадко, как и они ведут себя со всеми. А есть люди адекватные, коих меньшинство - и вот с таким человеком Диа повела себя крайне некрасиво. Еще немного, и в ней начнет просыпаться совесть.
- Да заплачу-то без проблем, но в больницу все-таки стоит заехать, или хотя бы в аптеку. Благодарность? Какая еще благодарность? Я же не просила вас мне помогать. Могу разве что подбросить тебя до дома, - заметила Уайтхэд, пожимая плечами, при этом понимая, что отблагодарить его нужно.
- Меня зовут Диа, Диа Уайтхэд. Можно просто Ди. А можно и не просто. Как вашей душеньке угодно.

+1

8

Порой Джек искренне ненавидел людей, проявляя это абсолютным безразличием к ним или простой злобой, вставляя им палки в колеса, различными образами пытаясь как-либо ударить, и, если это не удается сделать физически, он зачастую пытался делать это морально. Но порой случалось и такое, что люди его чаровали. Конечно, нечто эдакое происходило крайне редко, и так же крайне редко как-либо проявлялось в его словах или действиях. Хотя иногда в каких-то мелких поступках, как например помощь этой бухающей сирене, что окунается исключительно в алкогольные глубины своей бутылки водки, можно было разглядеть признаки человечности и нежного, пусть и спрятанного за толстым слоем огрубевшей кожи, желания сохранить что-то прекрасное. Грушевое дерево можно срубить, оставить сохнуть или же наоборот - заставить плодоносить. Желание творить последнее усиливается, когда ты видишь, как оное растет прямо среди сорняков и гнили.
- Вы так считаете? - он улыбнулся, думая о том, что своими словами девушка подразумевала помощь специалиста по делам расстройства мышления, но уж никак не полагал, что таким образом она выражала заботу. Невероятно быстрая перемена, которая одновременно забавляла и умиляля, - С чего ты решила проявить заботу? Это приятно, но выглядит слишком подозрительно, - Джек усмехнулся, давая ей прикоснуться к своему носу, который та парой минут ранее имела неосторожность ударить. В порыве эмоций, при яростном размахивании всеми своими четырьмя конечностями, дамочка зарядила Ларсену прямо в нос. Правда, тот этого даже не заметил. Такое у него бывало уже не один раз: как-то в молодости он сломал палец и заметил это лишь спустя пять минут. Посему, ее забота казалась ему еще более ненужной, хотя он, пусть и автоматично, вытер тонкую струйку крови из-под носа.
- В этом нет нужды, - все так же удивленно отрезал Ларсен. Смущала его резкая перемена в настроении этой мисс, так как в зеркале заднего вида он уже успел узреть свое прекрасное отражение с разбитой физиономий. Поразительно, что только недавно она вела себя как истеричка, которую хотелось выкинуть из окна, еще и разбила ему нос, а тут ведет себя так же, как вели себя спасенные дамы в разных книжках про рыцарские подвиги.
- Ладно, обойдусь без благодарностей, уж очень смущает меня твое, резко переменившееся из неуравновешенного в благородное, поведение. Я тогда еще поверю в человеческую бескорыстность, - он улыбнулся и посмотрел на свою спутницу, имя которой ему было уже известно. Честно признаться, странное какое-то, то ли это сокращенный вариант, то ли какая-то кличка. Впрочем, Ларсену не было до этого дело, лишь бы можно было ее как-то называть, ибо "эйтыканье" доставляет некий дискомфорт.
- Раз ты чувствуешь себя хорошо, то я, пожалуй, остановлю такси у ближайшей аптеки, - в какой-то мере Джек почувствовал облегчение из-за того факта, что Диа чувствует себя хорошо. Дело не в том, что он переживал за ее самочувствие - ему не хотелось торчать в больнице. Может у нее было бы что-то серьезное и его бы заставили сидеть в коридорчике часа три, а потом еще и оплатить ее лечение. Так что если поездка в больницу не задалась, то лучше туда даже не ехать.
- Если ты стала вести себя как гомо сапиенс, значит ли это, что мы сможем с тобой о чем-то поговорить? - дав распоряжение таксисту, Ларсен посмотрел на Уайтхэд. Он редко спрашивал разрешения вообще, а тем более никогда не просил добра для того, чтобы начать что-то обсуждать - он просто брал и говорил. Наверное на него повлияла такая контрастность в поведении Дии.

+1

9

Для нее это было нормально и естественно, для других порой странно и непонятно. Эти смены в ее настроении; ведь по натуре своей она довольно добродушная, отзывчивая, и даже наивная, но этим часто пользуются, это часто выходит ей боком. Она напивается, ведет себя, как последняя истеричка, и часто этим спасается - с такими, как она, просто предпочитают не связываться. Но среди множества моральных уродов и гнилых душонок порой попадаются искренние и приятные люди.
Увидела ли Ди в Джеке именно такого человека? Возможно; по крайней мере, вместе с опьянением отступала и ее глупая напыщенность и истеричность. Уже сам факт того, что она умудрилась случайно разбить кому-то нос, сбивал ее с толку и заставлял стыдиться своего состояния. Наверное, правы были те, кто пытался ей помочь справиться со своими демонами; но демоны постоянно возвращаются, атакуют снова и снова.
- Ну вы же меня не бросили посреди улицы. Так что я могу задать вам тот же вопрос - с чего вдруг вы решили проявить такую заботу? Можете считать это своего рода благодарностью, раз уж на то пошло.
Ей было сложно перейти с ним на "ты"; сейчас она потупила взгляд, вжавшись в сиденье. Она чувствовала себя отвратительно, и тряска в такси только усугубляла такое ее состояние. Диа вдруг подумала о том, что таксист, наверное, вдоволь повеселился, будучи невольным свидетелем их перепалки. Что ж, пусть хоть кому-то сегодня будет весело.
- Ты, знаешь ли, тоже на благородного рыцаря слабо похож, и тем не менее, в такси меня как-то затолкал. И вообще, поехали уже в аптеку. Может, на меня снизошло озарение и я решила грехи искупать, так начну вот с твоего носа, что уж там.
По-хорошему, лучше бы его все-таки отправить в больницу, но Конкордия и больница - это два несовместимых вообще слова. Она снова выглянула в окно - местность вообще не знакомая. Чертов Сакраменто снова открывался для нее совершенно не тем способом, каким хотелось бы. Благо, она хоть помнит свой адрес.. наверное.
Таксист уже направился на поиски аптеки, а в салоне автомобиля воцарилась недолгая тишина. Тот редкий случай, когда сначала буря - а потом затишье. Девушка принялась мурлыкать себе под нос старую итальянскую песенку, пока Джек не решил все-же поговорить с ней.
- Ну, раз уж ты признал, что я все-таки гомо сапиенс, то можем и поговорить. Вот только о чем? О том, какая погода за окном дерьмовая? Мне кажется, что будет дождь. А может, ты расскажешь мне о том, где меня нашел? - она уж думала, что они будут ехать в тишине до самой аптеки, а может и дальше. И вот теперь только Уайтхэд поняла, как много вопросов у нее накопилось - она не помнила совершенно ничего ровно с того момента, как вышла за дверь клуба. Возможно, это был первый звоночек, что нужно уменьшать количество выпитого спиртного.
- И говори, пожалуйста, потише, потому что моя голова сейчас просто взорвется.. - юная пьянчужка опустила голову, и обхватила ее руками. Надо будет купить еще и аспирин. Таксист тем временем притормозил - в окно можно было разглядеть яркую зеленую табличку с названием аптеки.
- Ну, на выход, ага.. - она легонько толкнула Джека в бок.

+1

10

Неумение заводить знакомства зачастую обращалось для людей вечным одиночеством - не будешь же ты всю жизнь ходить, надеясь на то, что при первой же встрече, которая еще и должна быть в непредвиденных обстоятельствах, твой характер придется собеседнику по вкусу и он согласиться принять тебя таким, какой ты есть. Об этом Джек читал в книгах. Отсутствие у себя постоянного слушателя, а так же компании, с которой он мог бы коротать время за выпивкой, он не считал одиночеством. Это слово вообще звучало слишком слащаво и по-женски, будто изначально смысл использования оного заключался в том, чтобы одним им жаловаться на жизнь, посему мужчина предпочитал его попросту не использовать. Безразличие к человеческому обществу говорило о том, что Ларсен обречен на то, чтобы всегда быть одним, и это его ни капли не смущало: он считал, что не сумел бы сжиться с кем-либо. Но эта девушка, Диа, каким-то образом натолкнула его на мысль о том, что даже столь паскудное начало общения не кладет конец чему-то хорошему и продолжительному. Почему-то он был уверен, что после всего этого они еще встретятся, потому что ему этого хотелось и это было ему интересно.
- Не думаю. Перед дождем у меня настроение найпаршивейшее. А если я решился тебе помочь и не пришиб за сломанный нос, то оно положительное, - к зависимости своих действий напрямую от своего самочувствия бывший шкипер относился адекватно и не находил в этом чего-то такого, что предпочтительно скрывать и стоит стыдиться. Хотя в полной мере он не осознавал того, что наверняка стукнул бы мисс Уайтхэд, будь у него плохое расположение духа, ведь все вышесказанное было озвучено лишь в шутку.
- Я нашел тебя на улице возле забегаловки, где ты еще в караоке пела, - в памяти всплыли озвученные им моменты. Все таки сейчас, в отличии от того часа, когда она непосредственно валялась ужраной на дороге, она похожа на обладательницу такого воистину чарующего голоса. - Вряд ли ты меня заметила, но тогда я тоже сидел там, успел услышать твое пение. Плохую публику ты все-таки выбираешь, - это было просто в никуда пущенное замечание, которое заставило Джека задуматься только после того, как прозвучало. С одной стороны ему было все равно, куда эта девушка тратит свой талант, зачем губит себя, зная, что способна на многое, но с другой это тревожило его, ведь сколько ценного она могла принести в этот мир, просто сделав усилие над собой.
- Выхожу я, выхожу, - Джек не самым грациозным способом покинул салон автомобиля, но посл повернулся и галантно подал Ди руку. Она плохо себя чувствовала, об этом говорил и ее внешний вид, и ее уста: еще в машине она пожаловалась на головную боль. Благо, сейчас они пойдут в аптеку, правда нужно подождать пока мисс Уайтхед заплатит за поездку.
- Чем ты занимаешься, помимо того, что прожигаешь свою жизнь в дешевых барах? - спросил Ларсен после того, как таксист пересчитал полученные деньги и с облегчение уехал с места, радуясь, что избавился от такой неадекватной парочки, - Ты профессионально занимаешься пением? Ну то есть зарабатываешь на жизнь непосредственно этим?- все таки этим интересоваться было глупо. Умей он великолепно танцевать, он бы тоже пытался продать свой талант какому-то и всячески развивал его. К тому же шкипер слышал, что все эти певцы, танцоры, ведущие зарабатывают бешеные бабки. Но тогда почему Диа наслаждается нищенской выпивкой и поет по вечерам в бесплатном караоке? Как-только они зашли в аптеку, он сразу же направился к кассе.
- Что вы можете дать от поломанного носа? - Джек ошарашил аптекаршу таким вопросом. Ну а что он ее спросит еще? Он никогда не лечил себе ничего, кроме головной боли, а сломанные пальцы или сильные ушибы он просто туго перематывал бинтом, веря в чудотворную силу корабельной медицины, - Спирт без рецепта выдаете?

+1

11

Вот как, значит, все было. Этот чертов караоке-бар, дерьмовое виски, и не самая лучшая публика. Ну, она хотя бы не успела далеко отойти, и ей повезло, что именно Джек оказался на ее пути, и помог. Впрочем, если бы она хоть немного была в сознании в тот момент, то у Джека оказался бы сломанным не только нос - она и правда бывает порой агрессивна, а когда вусмерть пьяна, то достаточно прикоснуться к ней пальцем, чтобы обречь себя на долгие побои. Она в принципе не любит, когда к ней прикасаются.
- Плохая, не плохая.. какая есть. Я для себя пою в первую очередь, а не для них. Они все равно не понимают, кто хорошо поет, а кто плохо. Но они куда более искренние, чем остальная публика - если им нравится то, как ты поешь (плохо ли, хорошо ли), люди здесь тебе это честно говорят.
У нее всегда были странные вкусы. Возможно, все ее провалы в Италии были связаны с тем, что Диа выбирала именно те песни, которые в коммерционном плане были неудачны, но они нравились ей самой, затрагивали ее, она чувствовала их. Диа, но не алчные продюсеры или ее отец.
Но она знаю, что Кит назвал бы подобные ее выходки безумством; возможно, он разочаруется в ней однажды, пожалеет, что вообще решился помочь ей на этом поприще. Будет ли она жалеть, если он махнет на нее рукой? Нет.
Таксист остановился, и теперь выжидал, когда Ди расплатится. Она все никак не могла привыкнуть к американским долларам; возможно, она и сейчас оставила ему слишком большую сумму, но она не считала деньги, в доме ее отца они лились рекой, а счастья не приносили все равно. Зато таксист вот порадовался, и с довольной улыбкой на лице укатил прочь.
Ей повезло, что Ларсен оказался рядом, и можно было придерживать его за руку - ноги практически не слушались, словно ватные.
- Ничем я толком не занимаюсь. Прожигаю жизнь, вот это ты верно заметил. - она вздохнула. - Я планирую зарабатывать не пении, но пока это сложно все, к тому же я совсем недавно сюда переехала. Не успела еще обосноваться толком, скажем.
Вряд ли стоит упоминать о клинике, проблемах похуже алкоголя, и о мелочном отце, который все хочет сделать из дочери звезду. Ей претила мысль о том, что даже если она сама добьется успеха, отец все лавры припишет себе.
- А ты чем занимаешься по жизни, кроме как спасать юных пьянчужек? - она вплыла в прохладное помещение аптеки, не отставая от Джека. Аптекарша окинула нас не самым лестным взглядом, но спирт и пластырь протянула без вопросов.
- И упаковку аспирина, будьте добры, - откашлявшись, попросила Диа, а затем расплатилась, загребая с прилавка весь этот скарб. Ей разбивали когда-то нос, и она кому-то тоже разбивала.. Но на ней все заживало, как на собаке. Чаще всего она даже боли не чувствовала, ибо либо была пьяна, либо под кайфом. Зато утром, просыпаясь и подойдя к зеркалу, она приходила в ужас, увидев на носу пластырь или какие-нибудь царапины на лбу/висках. Это было сущей глупостью, все те годы в Италии, но и теперь, кажется, она продолжает жить в таком же хаосе.
- Пойдем сядем где-нибудь. Полечим нос тебе, и мне - голову. Веди меня куда-нибудь, я Сакраменто плохо знаю.
Возможно, стоило не отпускать таксиста, и сейчас поехать домой. Или по домам. Неважно. Еще немного, и начнет светать, опять она окажется дома лишь утром, рухнет в постель без сил, будет проклинать свой образ жизни. Но сейчас, сейчас она хотя бы не напивалась в баре, и не валялась где-то в подворотне, у нее не украли кошелек, и она вполне жива-здорова. Ей нужно было только выпить таблетку от головы, обработать нос Джеку, и можно считать, что она отплатила ему заботой за заботу.

+1

12

Игры нет, тема в архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » You make me feel worse