Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » x Bang Bang, shot you did


x Bang Bang, shot you did

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники:
Vernon Ward & Quinton Guidoni
Место:
Университет, в котором работает профессор Уорд;
одна из аудиторий
Время:
14.05.14, вечер
О флештайме:
Ревность...
Самое жуткое и безумное чувство из всех, которое когда-либо испытывал человек.

http://s1.ipicture.ru/uploads/20140504/6IavVjd1.gif

+1

2

За этот месяц я сошел с ума. Повсюду видел Агату: во сне и наяву. Каждую минуту передо мной всплывал её образ. Я пытался избавиться от воспоминаний о ней в бутылке рома и временных связах с женщинами, - они держали меня в шатком равновесии и в последнее время эти "лекартсва" мне приходилось принимать намного чаще. Но и это перестало действовать. За место пустоголовых дур, с которыми я развлекался, мне казалось, что я трахаюсь с Агатой, а не с ними. Их красивые лица расплывались в темное пятно, я старался вглядываться в них, но воображение играло со мной по своим правилам. Те черные глаза моей испанки, смотревшие с жалостью и сочувствием, не покидали меня ни на секунду. Как я ненавидел её за это! Что же ты от меня, блять, хочешь?! 
Эта неделя прошла быстро, но сколько дел я успел сделать за каких-то семь дней: нажрался в доску и изнасиловал официантку в каком-то дешевом пабе, и даже послал в жопу людей, с которыми работал долгое время. Не выходил из квартиры и только и делал, что смотрел на фотографии, на которых был запечатлен тот самый ублюдок Вернон с моей, мать твою, моей женщиной! Не понимаю, почему заставляю Майка, своего подчиненного, фотографировать Уорда и Тарантино. Я мазохист? Мне мало того, что приходится мучаться кошмарами, в которых Агата извивалась и стонала под тем засранцем, так я подогревал ревность этими снимками.
Я не знал, как себя вести в подобных ситуациях: податься чувствам или довериться разуму и не искать с ней больше встреч. У меня не было опыта в любовных отношениях. Женщины, с которыми я сталкивался, не вызывали у меня ничего, кроме животного инстинкта, и уже через несколько часов я забывал их. Если бы год назад мне кто-нибудь сказал, что я безответно влюблюсь в одно из своих "увлечений", то я бы рассмеялся. Такой человек не страдал подобной ерундой: не скучал по любимой и не слал ей цветы, не караулил её у дома и не названивал день ото дня, надеясь на встречу. Влюбленный человек - это не я. Но как там говорят? Жизнь - игра. Не падал - упадешь, не ошибался - ошибешься, не любил - полюбишь. Сначала, конечно, я точно был уверен, что мной двигало желание завладеть телом Агаты. И как только я получил его, то мне захотелось большего: обладать ею всецело, не только внешней оболочкой, но и тем, что было мне неизведанно, - сердцем и разумом. Я потратил много времени в попытках разрушить те возведенные между нами стены, стать ближе к ней, мечтал о её доверии ко мне. Верил. Верил в то, что я достоин счастья, а счастливым я был только рядом с ней.
Желаемому обычно не удается воплотиться в реальную жизнь. И через несколько месяцев наших отношений, я спохватился: Агата постепенно отдалялась. Слишком поздно понял, что ей не интересно со мной. Ушла, громко хлопнув дверью, не оставив после себя ничего, кроме вопросов, которыми я задаюсь до сих пор.
Только сейчас смог понять, - Агата - кошка, приходившая только тогда, когда ей заблагорассудиться и уходившая по своему желанию. Такую, как она, не удержать силой.
Ревность, в ней ничего хорошего и светлого нет. Она будила во мне зверя, того, кто мог убить и растоптать. Чудовищу, который жил во мне, все равно на крики, мольбы и слезы людей. Единственное, к чему он стремится - причинить как можно больше боли. И он знал, каким способом отомстить Тарантино. Плевать, что Агата станет ненавидеть меня еще больше.
Я шел по коридору пустынного университета, зная, что сегодня профессор Уорд немного задержится на работе. Каждый мой шаг был уверенным. Знал, чего хочу от нашей с ним встречи. Студенты разошлись по домам и общежитию, - несомненно, это упрощало задачу. Не хотел ненужных ушей и глаз.
Тук-тук. Какие помыслы меня не толкали, я все же решил постучаться перед тем как зайти в его кабинет.
- Входите.
Вхожу в слабо освещаемую аудиторию мистера Уорда. Не знаю, узнал он меня или нет. Это я смог разглядеть Вернона со всех сторон, и в анфас, и в профиль, и даже в затылок. Бросаю взгляд на стол, на котором лежала кипа тетрадей. Интересно, опробовал ли Вернон с Агатой эту аудиторию.
- Нет, сиди-сиди. Не нужно подниматься. - Подхожу к столу и кладу руки на его деревянную поверхность. - Мой разговор будет коротким. - ухмылка касается моих губ. - Агата - моя женщина. А если что-то принадлежит мне, то я не люблю делиться этим с кем-нибудь. И любимую делить на двоих я не позволю. У тебя, в прочем, есть выбор: бежать куда-нибудь заграницу или потерять свою жизнь, а возможно и жизнь дочери. Надеюсь, ты сделаешь правильный выбор.

Отредактировано Quinton Guidoni (2014-05-03 21:04:49)

+2

3

Почти час назад закончилась последняя пара, но Вернону пришлось остаться в аудитории, чтоб дозаполнить кое-какие бумаги. Он без энтузиазма чирикал шариковой ручкой по страницам, приходя снова к мысли, что занятия в университете не приносят ему удовольствия. Денег на этом он не зарабатывал - были другие способы обогатиться фальшивомонетчику. Когда-то мужчина уже порывался бросить читать лекции, но тогда появилась Карла, она же Агата, которая доказала, что есть еще студенты, которые приходят на лекции не за оценками. Как оказалось позже, студентом она не была, и когда закрутился их роман, то, что логично, перестала посещать занятия, да и в случае особого желания, Уорд мог провести пару уроков на дому, так сказать. В общем, мужчину опять одолевало желание все закончить и пустить свои силы в другое русло.
Может, если бы он уволился раньше, то сегодня не произошло того, что произойдет.
Стук в дверь. Вернон подумал, что это уборщица, поэтому не поднимая глаз от своего стола, ответил: - Входите.
Он поднимает голову, чтоб поздороваться с уборщицей, но вместо нее в аудитории стоит высокий мужчина, который подходил все ближе. Уорд узнал его. Этого итальянца он видел в стриптиз клубе, в который пару недель назад занесло Агату. Как помнил Вернон, его звали Куинтон Гуидони, и был он до неприличия лицемерен.
Мужчина хотел было встать, то гангстер остановил его:
- Нет, сиди-сиди. Не нужно подниматься. - хочет смотреть на меня сверху вниз? Хорошо, если это доставит ему удовлетворения. Профессор спокойно сложил руки в замок, ожидая что ему сообщит нежданный гость.
Агата насчет Гуидони мало что успела сказать, обмолвилась словом, что тот является одним из капитанов Торелли (девушка по поводу Семьи не особо разговаривала, да и у любовников находились другие темы, кроме как о работе).
- Агата - моя женщина. А если что-то принадлежит мне, то я не люблю делиться этим с кем-нибудь. - громко заявил итальянец, и Вернон хмыкнул, решив дослушать все, что накипело у Гуидони.
- У тебя, в прочем, есть выбор: бежать куда-нибудь заграницу или потерять свою жизнь, а возможно и жизнь дочери. - угрожать его дочери или заставить обратиться в бегство? Уорд удивился от такой наглости, все-таки, поднимая из-за стола и упираясь руками.
- Мистер Гуидони, вы пришли на мою территорию, чтобы мне угрожать? Глупый расчет. Во-первых, Агата - не вещь, чтобы быть чей-то. Во-вторых, я не припомню, чтобы она рвалась от меня в ваши объятия - профессора и самого разозлил тон Куинтона и тот факт как он отзывался о Тарантино, словно девушка своим романом с Верноном изменяла гангстеру. Ну, и, конечно, больше всего задела угроза жизни дочери. Уорд с каждой минутой ощущал, что желание вырвать у наглеца язык, становится все сильней.
- И, в-третьих, но не менее важное, чтоб из твоего поганого рта ни звука о моей дочери больше не было произнесено - профессор вспылил, опережая свои мысли, упираясь уже сжатыми кулаками в стол.
- Если это все, убирайся. Если не хочешь, чтоб тебя вынесли вперед ногами - у фальшивомонетчика тоже были связи в этом городе, и он знал за какие ниточки дернуть, чтоб каждому, кто захочет причинить вред ему или его семье, плохо жилось.

+1

4

Я предпологал, что мне не удастся "раздобрить" Вернона и он не уедет так быстро из Сакраменто. Уверен, что слова мои пусты и кишка тонка для осуществления сказанного. Что же, его выбор, - мне было только на руку избавиться от нерадивого любовничка, который прилип к Тарантино, как банный лист. Наблюдаю за тем, как его спокойствие сменяется на гнев: на лбу появляется складка, ноздри становятся шире обычного, а брови сдвинулись ближе к переносице. Я же сохранял невозмутимость, - этот мудак Уорд не дождется моей бурной реакции. Без какой либо тени эмоции смотрю ему в глаза. У меня взгляд колючий, смотревший в прогнившие души людей вглубь, заставляя съеживаться, - это я знал потому как мои подчиненные не могли устоять немой диалог аки глаза в глаза, поэтому смотрели куда угодно, но только не на меня. За моей спиной так же говорили, что я еще тот змей плотоядный, коих поискать еще нужно.
- Глупый расчет, мистер Уорд, - это присваивать то, что не принадлежало, не принадлежит и никогда не будет принадлежать тебе. И это не Вам, дорогой профессор, обсуждать, кем мне приходится Тарантино. Ваше дело - свалить куда глаза глядят. - отчеканил стальным тоном, не терпящим возражений. Не хочу марать руки в крови, просто потому, что Агата меня за убийство сего недоразумения по головке не погладит и к груди не прижмет. Находиться в комнате, подобной этой аудитории, и вести беседу с человеком, которого терпеть не могу, - выше моих сил. Я сдерживаю себя, чтобы не вытащить из кармана ствол и не нацедить его дуло на сидящего напротив меня историка. Что она в нем нашла? Защиту? Ха, от чего? От чудищ в платяном шкафу? А может деньги? Если этот баран и помышлял какими то левыми делами, то в сравнении, сколько там лежит зелененьких на счет, я выиграл бы. Великолепный секс? Да ладно, такое тело не способно на те чудеса, которое вытворял я. Что, что же она нашла в подобном чудаке, как Вернон Уорд? Логику женщин я не мог понять. Когда с ней был такой горячий итальянский мужчина, готовый защищать своим крепким станом хрупкую испанскую женщину, любить её и пытался замолвить все её грешки, она отказывалась от меня. 
- ... я не припомню, чтобы она рвалась от меня в ваши объятия.
Ну надо же, собеседник мне попался оловянным солдатиком, судя по тому, с какой уверенностью он говорил подобные слова. Только я был не из простых и мог с легкостью посадить любого, кто открывал рот в мою сторону, а таких, кто позволял себе подобную наглость, совсем не осталось.
- ... чтобы из твоего поганого рта ни звука о моей дочери не было произнесено.
Браво, мистер! Хлопаю вам в ладоши! Только Вернон явно тягался с противником весом больше его.
- Ты наивный глупец, раз позволяешь себе выкрикивать подобные фразы в мою сторону. Думая, что она не любит меня, можешь ли ты сказать, любит она тебя или нет? Агата - женщина, которой просто нужно заполнить свою жизнь кем-то, не важно, будь то ёж или мужчина. Я говорил, что ненавижу повторяться? - задумчиво задал я риторический вопрос, вытаскивая из внутреннего кармана пиджака револьвер. Прокручиваю в руках оружие, устремляя взор на историка.  - Мне ничего не стоит убить тебя, поверь мне. Я сдерживаю себя и это стоит мне огромных трудов. Что ты предпримешь? Будешь звать на помощь или бороться до конца? Ну же, Уорд. Мне не интересно вести подобные разговоры, когда можно решить делом. Шанс выйти сухим из воды ты уже упустил. Как понимаешь, в моих руках револьвер. Я предлагаю тебе игру, русскую рулетку, в которой выиграет только один... И ему, несомненно, повезет. Я все равно пристрелю тебя, а так у тебя останется возможность выжить. Крохотная, конечно.

0

5

Вернон прищурил глаза, рассматривая стоящего перед ним мужчину. Он не знал Куинтона ранее, но сейчас, по сформировавшемуся в разговоре мнению, мог сказать, что Гуидони был слишком напыщен, самоуверен и ослеплен своей властью. Такие любят держать все в своих цепких руках, иногда слишком крепко сжимая пальцы. А когда что-то выходит из-под контроля, начинают злиться и сметать все на своем пути. Вернон прекрасно понял, что Агата как раз и была тем, что не был в состоянии контролировать итальянец. Поэтому он решил пойти в обход, избавляясь от тех, кто состоял в окружении девушки.
Странно, что это произошло именно сейчас, ведь Уорд не видел тому предпосылок: они с Куинтоном не встречались, если верить словам Агаты (вернее отсутствие недовольных отзывов о Куинтоне), то и не ссорились. Да и роман профессора с террористкой длится уже не первый день, или же гангстер почувствовал только сейчас угрозу? Хотя какая разница? Вернон все равно не понимал и не принимал таких диких методов, кои сейчас предпринимал Гуидони.
- Глупый расчет, мистер Уорд, - это присваивать то, что не принадлежало, не принадлежит и никогда не будет принадлежать тебе. - принадлежать? Обычно так говорят о ручке, которую кто-то из сотрудников случайно забрал себе, только с чуть меньшей агрессией.
Вернону даже стало обидно за Агату, ведь он не считал, что когда-нибудь Агата станет ему принадлежать - это не рабовладельческие времена, хотя где-то еще и продают людей как товар, но сейчас не об этом. Профессор никогда бы не стал делать из своей женщины вещь, и всегда предоставлял испанке выбор, даже к ее "мужу", которого, наверное, ненавидел так же как и Куин (хоть что-то у них есть общее) отпускал.
- Я никогда не держал Агату. Если бы она хотела быть с тобой, то уже была бы. Или считаешь, она сама еще не знает от какого счастья отказывается? - мужчина хмыкнул.
Наделенный терпением и мудростью, итальянец сейчас в его глазах выглядел буйным гормональным мальчишкой, который хочет, и все тут, заполучить женщину, а когда получит потеряет всякий интерес. таких привлекает борьба, пусть даже граничащая с безумством. Ведь как еще иначе можно назвать ствол в руках мужчины?
- Как понимаешь, в моих руках револьвер. Я предлагаю тебе игру, русскую рулетку, в которой выиграет только один... И ему, несомненно, повезет.
- Ты не ценишь ни женщину, которая была с тобой, ни свою жизнь. - пуля в лоб его не пугала, но и мне радовала. У Вернона было ради чего жить: дочь, нуждающаяся в отце, любимая женщина, с которой хочется провести остающуюся жизнь, работа (не эти лекции в университете), которая приносила удовольствие и доход.
- Ну же, убери пистолет. Думаешь, пристрелишь меня и это решит все твои проблемы? Полагаешь, что Агата будет с убийцей? - с убийцей Тарантино, может, и будет, но вот с тем, кто убил ее мужчину вряд ли - и в этом слове "убийца" Уорд заложил именно такое значение.

0

6

Да была бы Агата святая, никого не убивала бы и не переходила никому дорогу, как черная кошка, то, возможно, была бы достойна мужика рядом с собой такого же святошу. И ходили бы они вместе каждое воскресенье в Церковь да молились тому, на кого указывают указательным пальцем в небо. Но ведь она добрячкой особой не являлась, чего стоили её глаза, такие, которые как взглянут, так холодок по спине побежит. Ведьма. Не меньше. Таких женщин на костре раньше сжигали, не давая право на последнее слово. Не зря я влюбился в неё: потерял голову, проще сказать.
Может, держала в своей квартире ёжика, любила и лелеяла его, на большое она способна не была. У меня было чувство, что своему Вернону Тарантино не рассказала не только о том, кем ей являлся капореджиме семьи Торрели, но и о делах, которыми она помышляла.
- А ты думаешь, что она выпускает святой воздух, что ли? Ты не видел порочнее женщины, чем Агата Тарантино.
Мне казалось, я умнее. Просто потому, что не стану испытывать подобных чувств к подобному человеку, как эта долбанная террористка. Я даже не мог угрожать ей пистолетом! Какого, блять, черта, она имела надо мной подобное давление? Не знаю, ставила она на мне клеймо или нет. Внутри меня бушевал пожар и его так просто вряд ли потушишь. Хотя нет, почему. Я старался вызвать отвыкание бутылками виски. А кто говорил, что будет настолько легко? Вот сейчас я стою перед профессором Уордом, смотрю на него ненавидящим взглядом и желаю больше всего прихлопнуть старика, как надоевшую муху.
- Ты меня утомил, ублюдок.
Ла-ла-ла... Кажется, до моих ушей уже не доходит смысл произнесенного американцем и я приподнимаю на него дуло. Нажимаю на курок. Противный, мерзкий звук отдается в моих ушах и уже через несколько секунд вижу, как мозги мистера разлетаются на тысячи маленьких кусочков, а сама кровь стекается по полу, столу и вот-вот, кажется, зальет всю аудиторию. Я уже стал хладнокровен к убийствам. Мне плевать, кто стоит передо мной и как долго он будет жить. Ничья жизнь не имеет цены для меня. Зачем жалеть кого-то? Ну и что, что у этого мудака была дочь и любимая женщина? Были да всплыли. Конечно, я предлагал Вернону мирно разойтись в отдаленные друг от друга земные точки шара, но тот не захотел. И где его гребенные принципы? Валяются там же, где и его дерьмовое содержимое.
Я заматываю оружие в платок, вытащенный из кармана брюк, и решаю, наконец, покинуть эти четыре стены. Мне нужно отмыть себя от этой мерзкой крови, в которой успел заляпаться. Знаю, Агата поспешит отомстить мне и за свою сестричку заступиться Гвидо, наверняка придумав какое-нибудь изощренное наказание. Она уже не сможет сделать мне больно. Я и так болен. Чувствую явное превосходство над сложившейся ситуации. А пока их нет на моей дороге, я могу похвастаться личным счетом моего противостояния с испанкой. Один:ноль, Агата Тарантино. Мне удалось избавиться от чертового профессора, и что может быть лучше, чем знать, что сейчас Тарантино не сможет обнять его и коснуться губами его губ? Теперь она одинока и несчастна. Пускай испытает то, что чувствовал я.

Отредактировано Quinton Guidoni (2014-05-10 16:59:01)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » x Bang Bang, shot you did