Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Может показаться, что работать в пабе - скучно, и каждый предыдущий день похож на следующий, как две капли воды... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Когда тайное становится явным


Когда тайное становится явным

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Участники: Кейти и Дилан МакМиллан, Эмилия Сихо
Место: гетто, полицейский участок
Время:  31 октября 2013 года
Время суток: после 11 вечера
Погодные условия: прохладно, но кого это смущает?

0

2

Кейти как раз возвращалась домой. Конечно, не лучшее время для прогулок в таком районе, но она уже почти привыкла. Лучше уж так, чем соглашаться на провожание Тая. Впрочем, соглашаться и не приходилось. Этот придурок скорее язык себе отрубит. Или ногу сломает, чем предложить ее проводить. Да и пусть. Ей плевать. Даже лучше одной, чем в такой компании. Страшновато, конечно. Но папа научил ее драться. И она справится. Тем более, что может случиться сегодня? Это же Хеллоуин. Весь город вывалил на улицы города. В такой шумихе едва ли раздолье для маньяков. Хотя, здесь как раз было тихо. Может, как раз потому, что сюда стараются не соваться. Кейти уже почти миновала квартал. Оставалось еще немного и безопасное шоссе, потом через улицу и благополучные районы с камерами слежения на каждом доме - там уж точно не страшно. Но на всякий случай девушка привычно сжимала в кармане мобильный. Быстрый вызов. Одно нажатие клавиши и отец будет здесь. Кейт уверена. Хотя, обида на отцовскую  несправедливость и грызла девочку изнутри - в случае опасности она, конечно, позвонит. Очередные разногласия привели к домашнему аресту. А Кейт никак не могла остаться дома. Ей нужно было выбраться и увидеть Лили. МакМиллан припасла для своей темнокожей подружки мехового гремлина с огромными глазами и целый пакет устрашающих сладостей, среди которых мермелад в виде человеческих глаз, мармеладные червяки, шоколадные скелеты и Бог еще знает что. Лили осталась довольна. Кейт улыбнулась. вспомнив восторг ребенка. С каждым днем эта малышка все больше ей нравилась. Кейт серьезно к ней привязалась. И даже противный характер ненавистного Тая не мешал их дружбе. Кейт ощущала себя ответственной за малышку. С тех пор. как МакМиллан стала появляться в школе, Лили перестала быть изгоем. С ней дружила белая девушка! Этот факт заставил одноклассников пересмотреть свое отношение к чернокожей. Но Кейт советовала девочке не очень обольщаться и не надеяться на таких временных друзей. Впрочем, саму Лили волновала только Кейти. Кажется, других подруг ей было и не нужно. Девочка упорно звонила Кейт каждый вечер. Вернее сбрасывала звонок, а Кейти сама перезванивала, прекрасно зная, как Файерсы ограничены в деньгах.

Кейт задумалась и наткнулась на неприятного вида парня. Примерно одного с ней роста, что означало - он младше Кейт на пару-тройку лет. Значит, серьезных опасений не вызывает. Но эта встреча все равно не особо обрадовала девушку.

- Детка? Каким ветром тебя сюда занесло? - нагловато уточнил парень.
- Тем же, которым тебя сейчас отсюда сдует, - огрызнулась Кейти. Она знала - робеть перед такими нельзя. Парень набычился. - И? - уточнила Кейт, изогнув бровь, когда парень двинулся ей навстречу. Подойдя ближе, он насупился и казался раздосадованным.
- А.. так ты подружка Файерса, - бросил он без особого энтузиазма. - Так бы и сказала. - Кейт собиралась огрызнуться, что она никакая не подружка этому черномазому придурку. Но отчего-то удержалась от правды. - Ты б сказала своему хахалю, пусть провожает. Не все знают, что ты его цыпочка. В другой раз может так не повезти, - посоветовал парень, явно не собираясь уходить.
- Я учту, - сквозь зубы процедила Кейти, не очень радуясь такой компании, приклеенному ярлыку и наставлениям.
- Идем, я провожу, - ни с того, ни с сего вдруг заявил чернокожий.
- Сама дойду, - буркнула Кей, но парень, пожав плечами, все так же продолжал идти за ней, пусть чуть поодаль.
- Какого черта ты за мной плетешься?! - не выдержала она. Парень чуть не врезался в резко остановившуюся Кейт, прищурился и ответил ничуть не смутившись.
- Тай защитил моего брата от белых, досаждавших ему в школе. За мной должок. - Кейти ничего не ответила, удивленная тем, что Файерс способен хоть на какой-то благородный порыв. Видно в тот день были магнитные бури.
- Я Мэт, - сказал чернокожий. Кейт промолчала, но чуть позже бросила в никуда:
- Кейт, - они как раз вышли к шоссе. Парень оглядел Кейт и хмыкнул:
- А костюмчик ничего! - Кейт была наряжена в супер короткий халат медсестры с красными пятнами псевдо-крови. Поверх накинут плащик.
- Спасибо, - ответила девушка, но было не ясно, благодарит ли она за комплимент или за проводы. Парень подмигнул и, развернувшись, побрел вглубь квартала. Кейт развернулась и услышала женский голос, явно обращенный к ней. На улице больше никого не было. Причем, откуда взялась эта дамочка Кейти понятия не имела.

костюмчик

http://static2.insales.ru/images/products/1/3691/21794411/%D0%BC%D0%B5%D0%B4%D1%81%D0%B5%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0-%D0%B7%D0%BE%D0%BC%D0%B1%D0%B8.jpg

+2

3


     Живя в Беверли-Хиллз, дома с родителями, Эмилия до дрожи ненавидела праздники – особенно массовые, на дух их не переносила, не понимая, зачем это все нужно. Зачем в Хэллоуин нужно напяливать на себя дурацкие костюмы, пугать людей (поправка пытаться напугать – кто мелюзгу испугается), да кричать «Сладость или гадость», требуя сладости, да еще и тыквы эти - брр; зачем в Рождество нужно стремиться к участию в постановках, наряжаться в неудобный костюм ангела и петь рождественские псалмы; а в День Святого Валентина делать самой открытки и дарить даже тем, кого с удовольствием придушишь – бред же. И это еще не берутся другие праздники в учет. Хотя традиция выпрашивать сладости Сихо очень нравилась: большинство людей всегда давали конфеты, яблоки, печенье... но были те, кто узнал, что такое «гадости и шалости», которые Эмилия делала с соседскими ребятишками, не получив заветные леденцы. Но это было единственное, что ей нравилось. В основном же девушка не могла понять кому все это нужно, это же мишура, фантик, за которыми скрывается сущность и ценность того или иного мероприятия, но о которой все благополучно забывают, хватаясь за символы. Обидно, неприятно. Но из-за своей нелюбви к праздникам, что была раньше, девушка не раз вела странные дискуссии с родителями, педагогами, махнувшими рукой, чтобы переубедить ее. Вот только стоило Эмилии переехать в Сакраменто, как у нее появилась тяга быть рядом с кем-то, необязательно знакомым, но видеть на лицах радость и некое подобие счастья.
     Так что в первый недомашний Хэллоуин она не захотела оставаться дома, не захотела даже думать об этом – пускай назавтра нужно было рано на работу, пускай не выспится, Сихо все равно пойдет! Да и компания нашлась случайно, но очень кстати: соседка – молодая мать трехлетнего сорванца, что за несколько дней до праздника приходил за сладостями, угрожая нарисовать рожицы на двери, если не получит ничего, пригласила Эмилию в свою компанию то ли пожалев приезжую, то ли желая загладить неловкость из-за сына. Эмилия не стала выискивать причину и согласилась.
     Весь день Сихо была тише, чем обычно в этом месяце – не мучила наставника излишними вопросами, не напоминала о кофе (но только сегодня), да и не спрашивала совсем о том, как проходит праздник в городе. Более чем уверена была Эмилия, что в такие дни (особенно вечера и ночи) происшествий становится намного больше, но их не поставили на патруль, а значит все спокойно! Тем более что Эмилия не нарушала, да и не собиралась нарушать правила – не участвовала в уличных гонках, не дебоширила (не собиралась этого делать), игрой в карты в подпольном казино не увлекалась. Что плохого в том, что она сходит на костюмированную вечеринку? Ничего, нужно ведь жить нормально, а не только работой дышать.
Все же в последний момент Эмилия засомневалась – удобно ли идти это все, ее не ждал никто на вечеринке, да и не знал никто кроме Дженни, но маленький Джереми успокоил девушку, чуть ли не в приказном порядке отправляя ее:
     - И что такого? Я вот в группе тоже никого не знал, но пошел и познакомился. Подумаешь! Так что иди с мамой! – потом же приблизившись к Эмилии вплотную, стал шептать на ухо. – Там еще есть такой магазин напротив, в нем много-много-много сладостей продается, а тетя Донна печет вкусные печенья, - заговорщицки подмигнув, мальчик сел рядом на диване положив ладошки на колени. – Мам, а ты мне принесешь мармелад и лакричные конфеты, ну, или… - он не успел закончить: мама отправила его домой, а Эмилия запомнила заказ юного конспиратора.
     Сейчас, уйдя с вечеринки намного раньше, чем было задумано, купив сладостей для Джереми, Эмилия ездила по улицам города, сливаясь с толпой и пытаясь увидеть знакомое лицо. Не смотря на таблички с указаниями улиц, девушка ехала по улицам, сворачивая в переулки, пока не поняла, что заблудилась, что оказалась в том районе, где еще ни разу не была за месяц, а вокруг никого. Неприятное ощущение, напоминающее детство, когда Эмилия убежала из дома, желая добраться до Аляски и намыть золота (а все книги Джека Лондона), чтобы можно было помочь всем животным – девочка не ушла далеко, перестав ориентироваться в карте. Только тогда у Сихо было оправдание, слабое, конечно, - пятилетний возраст.
На счастье Эмилии, она увидела юную особу целеустремленно идущую по улице – вот и шанс найти дорогу и найтись самой, а на будущее не забыть купить навигатор. Закутавшись в пальто, закрывая костюм тем самым, Эмилия вышла из автомобиля и перебежала улицу. Она хотела лишь уточнить путь, поначалу, но потом разглядев, что перед ней слишком юная особа, чтобы гулять одной так поздно, девушка обратилась совсем по-другому к ней.
     - Юная леди, - оказавшись рядом с девочкой, Сихо остановилась и достала из сумочки значок. – Офицер Сихо. Куда это Вы направляетесь? - она забыла, что не на работе, что вместо формы, на ней костюм ведьмочки под пальто, а в автомобиле лежит метла. -  Вы не забыли который час? Ваши документы прошу, - она была намерена отвезти девочку в участок, а уж оттуда вызвать ее родителей. Не дело отпускать малолетних одних гулять так поздно, тем более что в городе есть комендантский час.


Костюм

http://i057.radikal.ru/1405/cf/59e46bf8e3e5.jpg

Отредактировано Emilia Siho (2014-05-04 20:44:06)

+1

4

Кейти лениво оглядела непрошеную гостью. Левая бровь девочки слегка изогнулась при виде значка. Презабавно. В таком то костюме и со значком. Кейти похлопала в ладоши:

- Значок тоже липовый? - уточнила она иронично. - Или он как-раз настоящий, а полиция города явила истинную сущность своих сотрудников, выдав каждому соответствующую форму? - девушка хмыкнула. Если так, то ее отец точно получил костюм лепрекона со смешным цилиндром, украшенным клевером и бочонком лепреконских денег. Иногда Кейти казалось, что полицейским платят именно таким золотом. Поэтому зарплаты сотрудников исчезают почти моментально.

- Мой вам совет, летели бы вы отсюда на своей служебной метле, - искреннее сообщила Кейти. которая еще не решила, верит ли этой особе. Значок был похож на настоящий. Отец часто заставлял ее тренироваться и отличать зерна от плевел. Но сдаваться в руки правоохраны МакМиллан не желала. - А с какой стати мне показывать свои документы? Насколько я знаю, вы должны сначала предъявить мне доказательства того, что сейчас находитесь при исполнении, то есть в патруле, а не в отпуске. - Девушка кивнула на костюм служителя закона, мало напоминавший уставную форму. -  Кроме того, прежде, чем требовать мои документы извольте сообщить, какое правонарушение я по вашему мнению совершила. Без обвинения я вам ничего не покажу, даже обертку от жвачки, - Кейти равнодушно пожала плечами. Она знала свои права. Хотя, надо признать, комендантский час и правда нарушила. Но если эта патластая ведьма заметет ее в участок, то отец, конечно же, тут же узнает о побеге дочери. И тогда Кейт ждет не просто нагоняй, но домашний арест сроком на неделю, а то и на месяц. - Сегодня Хеллоуин, если вы не заметили, - напомнила брюнетка таким участливым голосом, будто разговаривала с дряхлой старухой, страдающей от склероза. - И даже если бы я вдруг оказалась, как вы изволили выразиться “слишком юна”, то в Хэлл даже пятилетние детишки бегают по улицам и просят сладостей. Может у меня шоколадная зависимость и синдром впадшей в детство, - не выражая и капли уважения к закону, Кейти повернулась и пошагала мимо пытавшейся задержать ее леди. Странно все это. В участке многие ее знали. Все благодаря отцу, ествественно. И едва ли стали бы ее останавливать, решив, что МакМиллан знает, что делает. Либо эта заноза терпеть папу не может и потому набычилась. Либо наоборот положила на коллегу глаз, а потому мечтает найти способ увидеться даже в праздники. Правда, на лице этой особы не проступило узнавания, когда Кейти вышла на свет. Может новичок? Девочка прищурилась. Ну конечно новичок, пытается выслужиться.

- Аааа,
- лениво протянула налая дочь полицейского. - Так вы новобранец. - Кейт подавила желание назвать эту ведьму желторотиком или цыпленком. За оскорбление можно и правда влипнуть. А так все очень прилично - не подкопаешься. - Значит жаждете выслужиться и доказать его светлейшиству опытному наставнику, что тоже чего-то стоите и не зря выбрали эту профессию. Небось каждую секунду вам рассказывает, что жизнь не полицейская академия, - Кейти понимающе кивнула. - Так арестовать юную беззащитную леди на улицах города - не шибкое геройство, скажу я вам. Я даже не шлюха и не наркоманка. Это не улов, а - смех разве что. Вас засмеют в участке, если даже просто об этом заикнетесь. А наставник сообщит, что настоящих преступников ловить кишка тонка, вот вы и пытаетесь выуживать рыбешку помельче. Поди с теми, кто слабее всегда удобно справляться, да, офицер? - Кейти растянула губы в ухмылке. - Очень вам сочувствую, желаю всяческих успехов в карьере, но увольте - слишком занята своими проблемами, чтобы решать  ваши и участвовать в этом фарсе. Кейти шуточно козырнула, будто отдавая честь и кивнув на манер дуэлянтов, произнесла: - Счастливо оставаться. Держитесь подальше от зомби и вампиров, они не так безобидны, как юные воспитанные леди. Доброй ночи, офицер. - Девушка повернулась к Сихо спиной, выражая тем самым полное пренебрежение к ее мнимому статусу и полномочиям. Невозмутимо расправив плечи, МакМиллан принялась насвистывать  что-то себе поднос и направилась по дороге, размышляя, как бы сбросить хвост, чтобы эта пиявка не проследила за ней до самого дома. Еще не хватало.

+3

5


     Слишком много слов – ненужных, пафосных, кричащих, что произносящая их малявка не боится Сихо. Пускай. Эмилия никогда не стремилась вызывать страх у окружающих, да и к чему это, она же не похожа на своего наставника. Да, из всего следовало, что малолетняя нарушительница комендантского часа не раз и не два пересекалась с служителями закона и ей все сходило с рук. Но в этот раз этого не произойдет: Эмилия и так была уставшей и раздраженной, что не может найти дорогу, а слова девчонки подлили еще масла в огонь.
     Выслушать молча, усмехаясь при каждом слове девчонки, получилось, что опять же удивило Эмилию. В два шага догнав несносную девицу, развернув ее и посмотрев в лицо, Сихо еще раз улыбнулась.
     - Наглость – второе имя, - покачав утвердительно головой, Сихо хмыкнула. Только лишь констатация факта, не более того. Сихо не могла понять, кого ей напоминала девица. Образ крутился в голове, но поймать его Эмилия никак не успевала. Эти слова, что жизнь – не полицейская академия. Нет, не может быть, чтобы тут был замешан МакМиллан. Просто в Сакраменто большинство с таким жутким характером.
     - А теперь послушайте меня, юная особа, - все также держа девчонку за локоть, не думая ее выпускать, Эмилия готова была высказать все: начиная с того, как следует вести себя, заканчивая ее правами. – Смотрю, с системой Вы знакомы. Да вот знаете не все. Вы не в курсе, что сегодня проводится облава на таких вот наглых деток? – наконец-то она рассмеялась. Пускай, это и неправда, но это выяснится потом. Может же проводится операция под прикрытием даже в Хэллоуин? Может, еще как может. В такой день легче легкого раствориться в толпе, увидеть, то, что в обычный не увидишь. – Или знакомый из департамента не сказал ничего? Бывает, - получилось немного снисходительно. Эмилия была уверена, что кто-то есть у девчонки в полицейском управлении – друг, а может и родственник, прикрывающий ее, вытягивающий из неприятностей. Вот только это намного хуже для этой юной леди и уж тем более для ее покровителя – имея власть нельзя покрывать своих родственников, нельзя переступать через закон. Да, очередной принцип, да, Сихо упертая и, в случае своей правоты о покровителе, будет добиваться наказания для этой малолетки.
     - А нарушение, барышня, на лицо – комендантский час для все един, его не отменяли ни для кого. Сейчас уже полночь, - и слова о том, что Хэллоуин сегодня не подействовали бы никогда. Закон един для всех. – Пятилетние детишки бегают под присмотром своих родителей или нянь, а у Вас я не наблюдаю провожатого. И Ваша зависимость этому не оправдание, - еще нужно было проверить, что там за зависимость у нее, в возрасте этой девицы, как раз и начинают пробовать наркотики, алкоголь, да и другие вещества – как только догадываются в себя все это вливать, вкалывать, вдыхать. А то, как рьяно отнекивается и пытается отделаться наглая девчонка, заставляло задуматься, что что-то не так.
     - Со своими сослуживцами разберусь сама, а ты никуда не пойдешь. У тебя сейчас одна проблема – поездка в участок и разговор с родителями. Задерживаетесь Вы до выяснения личности, - не выдержала и перескочила на «ты» - уж сильно разозлила малолетняя нахалка Эмилию. Подхватывая девушку под локоть, стараясь не замечать того, что она упирается, кричит – благо на улице никого не было, да и кто высунется в Хэллоуин, когда город заполнен ненормальными, Эмилия дотащила ее до автомобиля и усадила внутрь. Тут же села сама и заблокировала двери. Никуда не денется эта пташка. – На служебной метле, как Вы изволили выразиться, придется обеим нам лететь, - нужно было успокоиться немного, но как, когда рядом это создание? Боги, да Эмилия скоро уверится в мысли, что дети – это вселенское зло и никогда не согласится на такую пытку, даже под прицелом пистолета.
     Черт, да так же с этой дурехой мог поступить кто угодно – напугать, увезти, украсть, изнасиловать, убить! О чем только думали ее родители, как не боятся отпускать одну так поздно, да и она о чем думает сама, гуляя в таком районе?! Здесь и взрослому человеку может стать не по себе. Где, черт его дери, инстинкт самосохранения?! Или весь исчез в тот момент, когда тонну косметики нанесла на мордашку?
     Резко стартовав с места, сжимая руль до побеления костяшек, Эмилия на удивление выехала на знакомую улицу, от которой прекрасно знала, как добраться до участка – всего лишь тридцать метров нужно было проехать. Вот это насмешка! Не остановись Эмилия спросить дорогу, не заработала бы себе головную боль и давно была бы дома. К черту такие мысли! Девушка поступила правильно, как она считала, и не собиралась отступать от своего решения.
     Стараясь не слушать угрозы и возмущения, что сыпала девица без остановки, Эмилия подъехала к парадному входу в участок. Увидев, что на крыльце курит Хочкис, Сихо нажала на звуковой сигнал, привлекая внимание – одна точно не затащит эту медсестричку.
     - Ночи, офицер Хочкис! – вылезая из автомобиля, она улыбнулась. – Поможете еще одного гостя в участок завести? Нужно ее родителей найти, - она не думала ни о чем плохом, не думала, что что-то пойдет не так до того момента, когда Хочкис не ответил ей, вытаскивая девицу.
     - Ты уверена, Сихо? – мужчина, приподняв бровь, переводил взгляд с Эмилии на задержанную. – Может… - вот это «может» и заставило думать, что тут не все чисто.
     - Уверена! Если не можете помочь… - она не успела договорить – офицер повел девочку внутрь участка.

+3

6

Кейт попыталась резким, презрительным движением сбросить с локтя руку зазнавшейся фараонши, но хватка у той оказалась цепкая. Мысленно пожелав той все круги полицейского ада и до пенсии в патруле ходить, Кейти расплылась в улыбке.
- Мы разве знакомы? - удивленно вскинув брови, уточнила негодница. - Или вы так точно угадали мое имя? Какая удивительная проницательность. Вас только за нее в участке и держат? - услужливо уточнила девушка.

- Отчего же, в курсе, - спокойно ответила МакМиллан. всем своим видом показывая, что ей плевать на мнимую облаву, о которой отец не говорил. Может потому и запретил выходить? Да нет, он бы прямо сказал тогда. А домашний арест - наказание же. Если что-то официальное - отец предупреждает заранее, без вертихвоства и уловок. - Я знаете ли. предпочитаю идти против системы. И не быть серой массой законопослушных баранов, - усмехнулась Кейт, представив, что бы с ней отец за такие слова сделал. Хорошо, что он не слышит и не услышит, а доказать потом ее слова еще надо будет. Вряд ли эта девица догадалась записать. А если и догадалась - Кейти потребует обвинить ее в незаконном ведении записи. Это, кстати, нарушение прав гражданина и злоупотребление служебным положением.

Фараонша ведьмовской наружности (и характера, видимо, тоже) потащила Кейт к машине. Девушка сначала думала попытаться убежать, но решила, что это глупо. Сопротивление задержанию - правонарушение. А если комендантского часа сегодня правда нет - то нарушитель тут один - сотрудник правопорядка. А потому нужно преспокойно доехать в участок, вести себя премило и там этой мадаме устроить райскую жизнь. МакМиллан села в машину и нагло закинула ноги на приборную панель. Не обращая внимания на свою пленительницу, девушка отвернулась к окну и принялась беззаботно насвистывать.

- О да. Со своими сослуживцами вы точно теперь наразбираетесь. На год вперед впечатлений будет, - поддакнула Кейти и снова отвернулась к окну. На деле она была не так спокойна, как казалось. Просто в ее планы входило примерное поведение. А внутри все бушевало. Мало, что эта заноза так не в тему явилась и заграбастала ее, так еще отцу настучат же. Придется объяснять. как она улизнула из дома, раз в гостиной был Дилан и мимо она не проходила. Наказания она не боялась. Но вот если отец вычислит ее главное средство побегов - точно больше не улизнешь. Придется новые способы искать. Хоть подкоп рой. И весь этот гемор только из-за чертовой усердной стажерки. От этих мыслей Кейти хотела как-то особенно сильно насолить девице.

Доехали быстро. Еще бы! Кейт была совсем близко к участку. Вот ведь невезение. Еще б чуть-чуть и разминулись бы. Кейт уже бы добралась домой успешно, а эта заноза занялась своими делами и,наверняка, одиночеством.

Кейт забавлялась видом знакомого ей офицера и реакцией ведьмы. То ли еще будет… - подумала она, улыбаясь и снисходительно разводя руками при словах Хочкиса.

- Откуда у вас эта буйная, мистер Хочкис? - шепотом уточнила Кейт, легким кивком указывая на Эмилию. Офицер улыбнулся в усы и ничего не ответил. Однако брови его поползли еще выше. - Серьезно комендантский час? да бросьте, не может быть, я бы знала, - на конце фразы девушка сделала ударение, зная, что офицер поймет, о чем речь. - И что? В камеру меня посадите? Ну это же глупо, в самом деле. Вы то уж знаете, что этот свежий выводок обозналась, а? - Но Хочкис явно отошел от шока и теперь умилялся происходящему. Кейти сразу заметила этот блеск в его глазах. такой бывал и у отца, когда тот хотел подколоть сослуживцев и строил тем безобидные козни. Значит, явления отца не избежать.  - Слушайте, а можно тогда меня к шлюхам в камеру, а? Ну какая вам разница… - Хочкис остановился как вкопанный, посмотрел на девочку как на идиотку, потом запрокинул голову и в голос расхохотался. сотрясая смехом стены участка.

- Смерти моей хочешь, детка? - весело уточнил он, все еще пытаясь унять приступ смеха. - Нет уж. Посидишь в одиночке как особо опасная.

- Хочкис? Вы случайно наставника этого новобранца не знаете? Объяснил бы ей что ли, что она должна была мне права зачитать иначе задержание то вроде как незаконное и вы должны меня теперь отпустить без суда и следствия. Таков закон США. - Кейти усмехнулась и виновато развела руками. - Но я останусь. Исключительно ради уважения к вам и чтобы когда меня заберут этой особе объяснили и все ее права тоже. - Кейти подмигнула папиному коллеге, которого уже давно знала и послушно со знанием дела побрела к будущему месту своего заключения. Как у себя дома в самом деле…

+2

7

Самайн... Что может быть лучше для закостенелого ирландца чем этот праздник? Ничего. МакМиллан хорошо провел этот вечер в пабе Рейчел, пообщался с завсегдатаями, поговорил по душам с Патриком и Абигейл. Посмеялись, хорошенько приняли на грудь, потанцевали, прошли целую череду конкурсов, среди которых дартс с завязанными глазами, армреслинг и ловля яблок из бочки с водой при помощи одних зубов. Ну и разумеется, какое веселье без пива? В общем, хорошо погуляли, правда МакМиллан ушел раньше, не пройдя увеселительную программу до конца. Все-же, у него есть обязательства, родительские обязательства и он не мог себе позволить оставить дочку дома одну.
Вернулся он около десяти и обнаружил на кухне ужин. Все же, у него замечательная дочка, немножко упрямая и порой импульсивная, но тем не менее добрая, отзывчивая и заботливая. Что не могло не согревать отеческого сердца. Правда, Кэйти похоже была не в духе сегодня. Должно быть сердится, что он не дал ей пойти гулять с приятелями. Ну а вот еще! Знал Дилан, что делает молодежь в ночь Самайна, ну или Хэллоуина, по ихнему. Сколько раз МакМиллан задерживал молодняк, тусующийся на кладбище, а особенно в склепах. Ну а потом еще приходилось нередко быть свидетелем последствий вандализма, по отношении к могилам или урнам в склепе. Слава Богу, муниципалитет города, совместно с департаментом приняли решение о комендантском часе. Конечно, полностью проблему решить не удалось, но снизить уровень подобных выходок все же вышло. Ну а Кэйтлин просто надо понять, что он не такой и плохой, просто он не хочет, чтобы его дочка попала в неприятность, которая может обернуться общественными работами в оранжевом комбинезоне, под пристальным надзором копов.
В принципе, вечер прошел как всегда, он поужинал, Кэйти отказалась, так как уже ела. Она ушла к себе в комнату, а Дилан уселся в гостиной в кресле и заснул под европейский футбол. Если бы не отменили матч по гэльскому футболу, он бы точно не уснул, а досмотрел бы матч до конца. Что и говорить, нет ничего более нудного и утомительного, чем футбол, где мяч только пинают ногами и ничего больше. Сон был интересным, ему снился его обычный день в патруле. Вот он ловит очередного недоделанного "гангста" в пригороде, потом он накрыл пару курьеров с товаром марихуаны. Были еще пара бытовых ссор, надо будет не забыть как проснется и заскочить к Хьюбертсам и настоятельно посоветовать им не пользоваться вафельницей, если они решат поцапаться в этот день. И уж точно, чтобы мисс Хьюбертс не пыталась треснуть его этой самой вафельницей, когда их двоих снова вдруг переклинит и они решат что он лезет не в свое дело и не может задерживать мистера Хьюбертса за избиение жены. Ну и вот, после всех титанических усилий, ему снится, что он сидит "у полковника" и поглощает любимый классический бургер с курятиной по рецепту Сандерса. Сидит он, кушает курицу, даже чувствует, как пахнет теплая булка и как хрустят ломтики огурчиков под ломтем сыра, и тут... Все начало трястись, словно при землетрясении или скорее, как будто какой-то исполин размеренно шагал и в такт его поступи все подпрыгивало.
Годзилла или Кинг-Конг?
Нет, дорогуша, не они. Оторвав взгляд от тарелки, Дилан увидел новичка с гигантским пластиковым стаканчиком в руках. Стаканчик этот был размером с бак водонапорной башни, как она его только поднять смогла, да и как в закусочную протащила? Тут она делает несколько быстрых шагов в его сторону, при этом что-то говоря, но голос растянулся во времени и слов не разобрать. Но он неотрывно следил за стаканом в ее руках. И тут она спотыкается, а гигантский стакан опрокидывается прямо на него, он даже уже видел, как через край начало выплескиваться горячее как лава, черное как смола и крепкое как его характер кофе. В ушах у него звенела пожарная сирена и он приготовился к гибели. Но прежде чем это море из кофе обрушилось на него, он проснулся. Это все ему приснилось, а вместо воя сирены, в ушах стоял звон домашнего телефона.
Кто это надумал позвонить посреди ночи? Еще Кэйти разбудят, негодяи...
Быстро выковыряв свое утомленное тело из кресла, он быстрыми но тихими шагами поспешил к телефону. Сняв трубку, он зевнул, потянулся и начал протирать заспанные глаза.
- Алло, дом МакМилланов. Какого черта вам надо в столь поздний час? - да, когда ему мешают спать, он несколько раздражителен.
Это был Хочкис. Ну конечно, его поставили в ночную смену, за задержанными присматривать, пока Таннер в больничке, а ему делать видимо нечего. Вот он и сочинил историю о том, что его дочь только что доставили в участок и ему надо было за ней приехать.
- Ха-ха, забавно. Попробуй пошутить так с кем-нибудь еще... - сказал он иронично и повесил трубку, - Тоже мне, шутник...
Дилан успел только до кухни дойти и наполнить стакан водой, как телефон зазвонил еще раз. Залпом осушив его, лишь бы не выматериться, он вновь оказался возле телефона и схватил трубку. Это снова был Хочкис с тем-же набором текста: "Твоя дочь в участке, иди и забери ее".
- Не смешно. Моя дочь дома и возможно еще спит, если ты только не разбудил ее своими надоедливыми звонками! - и повесил трубку. Но не успел он и шагу сделать, как телефон опять зазвонил.
- Еще одна такая шутка и тебе не жить! - схватив трубку, гаркнул на опережение МакМиллан, на что получил ответ.
-Не веришь, приди и сам посмотри... - и короткие гудки...
Упрямый гад. Чтобы не вестись на подобную провокацию, у него был единственный выход - разбудить Кэйтлин, перезвонить в участок и попросить дочку обломать этого наглого козла, который решил потревожить их сон. Проведя ладонью по лицу, он повесил трубку и зашагал в сторону дочкиной комнаты. Встав перед дверью, он попробовал ее открыть, но та оказалась запертой на замок. Мысленно обругав себя за то, что поставил замок на ее двери, Дилан легонько постучал по двери.
- Кэйти, солнышко, ты зачем закрылась? Эй, Кэйти, прости что мешаю спать, но мне надо тебя кое о чем попросить... - но за дверью не было ни звука, а потому МакМиллану пришлось постучать еще раз, более настойчиво, - Зайка, просыпайся и открой дверь... Это важно... - но снова, никакой реакции. Кэйти может и соня, но точно не глухая и наверняка бы вышла узнать, зачем отец ее будит, лишь бы поскорее вернуться ко сну. Может она сердится и специально не открывает?
- Мари-Элизабет Кэйтлин МакМиллан, немедленно откройте дверь, юная леди... Я не шучу. Если не откроешь, мне придется взломать замок. Ты же знаешь, как я ненавижу взламывать замки... - и тишина, - Ладно, я предупреждал... Без обид.
Сходить в комнату за набором отмычек, это дело пары минут. Подобрать подходящие отмычки и вскрыть замок - плевое дело, на работе порой приходится вскрывать замки, так что навыки у него отточены до максимума. Тихий щелчок и дверь отворилась. Дилан вошел в комнату и обнаружил нетронутую постель, открытое окно и никаких признаков любимой доченьки.
Таааак... Значит вот так, да? Я тут такой уверенный, что моя дочурка слушает, что я ей говорю, а на деле она поступает по своему... И как это называть?
Надев куртку, запрыгнув в Понтиак, Дилан буквально помчался в сторону своего родного участка, чтобы посмотреть своей родной дочери в родные глаза и забрать ее домой. Ну а перед, во время и после этого процесса, он устроит ей такую лекцию, что она потом сто раз подумает, прежде чем ослушаться и сбежать из дома. И это только для начала. Еще будет домашний арест и усиленная трудотерапия, а также никакого ноутбука, мобильника, карманных расходов, интернета и возможно даже никакого телевизора.
Приехав в участок, Дилан вошел в него и выглядел словно Терминатор из фильма: ни эмоций, ни реакции на удивленные вопросы коллег, ничего. Он даже не замечал никого, он просто двигался в сторону камер задержания и молил Бога, чтобы у Хочкиса хватило мозгов посадить ее в одиночную, иначе ему-же хуже и плевать на последствия. Так что не удивительно, что он не заметил "ведьмочки" трущейся возле стола дежурного.
- Одиночная, - сказал Хочкис, бросив Дилану ключи.
Дилан поймал их на ходу, даже не глядя в ту сторону. Он не остановился ни на миг, приближаясь к одиночной камере, где через прутья решетки была видна его дочурка Кэйтлин, которая только-что заработала себе целую кучу неприятностей. Провернув ключ в замке, МакМиллан открыл решетку и сделал шаг в сторону.
- Юная леди, три шага вперед, встать лицом к стене, ноги на ширине плеч. Держать руки на виду и без фокусов, - сердитым голосом произнес он, обращаясь к Кэйтлин, - Мари-Элизабет Кэйтлин, что это за наряд такой? Видела бы тебя тетя Рейчел...
Дождавшись, когда она выйдет, он запер камеру и положив руку ей на плечо, собирался вести ее на выход и домой. Но тут он развернулся и увидел стажера в костюме ведьмочки. Интересно, что она забыла тут, да еще в таком наряде? Завтра, а вернее уже сегодня, у них выходной, да и вообще, в этом наряде она выглядела очень странно...
- Стажер? Что ты тут делаешь?

Отредактировано Dylan McMillan (2014-05-24 20:14:07)

+2

8


     Вот что хорошего может быть в Хэллоуин в полицейском участке, так это истории об уже раскрытых преступлениях, которые тут же вспоминаются при упоминании какого-то слова – срабатывает эффект «спускового крючка»: истории необычные, жуткие, странные; заставляющие застыть на месте и думать – правда сказанное или ложь.
     - …И такое бывает в нашей работе. Не только стрелять нужно, да задерживать, но и оборотней ловить, - дежурный офицер Митчелл – добродушного вида пожилой мужчина, которому бы дома с внуками быть, сидел за столом и между звонками рассказывал истории. – Люблю такие дежурства – не знаешь, что будет, это и интересно. Вот сегодня у нас уже есть три оборотня, два зомби… - отвлекшись на вызов и отправив по нему патрульную машину, мужчина задумался, вспоминая о чем он говорил.
     - Вспоминаешь, сколько клыкастиков было сегодня? – хохоча, мимо прошел Флорес с задержанным парнем, что все упирался и скалился, показывая клыки. – У меня сегодня первый – пугал прохожих, да пытался укусить девчонку, за что и поплатится, - задержанный как раз строил рожицы Сихо, но получив внушительный тычок в спину немного поубавил пылу и поплелся впереди полицейского.
     - Вот, первый. Значит, у нас полный минимальный комплект. Да, тебе рассказали уже, что на кладбище труп мужчины нашли? – Митчелл прищурился, смотря на Сихо, будто думая рассказать, то, что знает сразу или начать изводить. А девушка от двух слов «кладбище» и «труп» превратилось в одно сплошное внимание: живет неподалеку, ходит часто мимо, каждый раз осознавая, что грань между жизнью и смертью тонка и нужна всего секунда, если не меньше, чтобы ее перейти, разбить все на мелкие осколки и не вернуться обратно.
     Девушка только отрицательно помотала головой, не в силах что-то сказать: кофе уже благополучно был забыт, да и остыл, наверное, - с такими рассказами и беседами это и не удивительно.
     - Так вот. Подростки бегали по кладбищу и натолкнулись на труп, - начал тихо мужчина, как заправский рассказчик, знающий, как держать слушателя в напряжении, когда сделать паузу, а тои затянуть эту паузу. Эмилия чуть не уронила стул, на котором сидела, когда подалась вперед, чтобы услышать слова мужчины. – И все бы ничего, но в груди торчал кол… - и снова пауза, дающая возможность осознать, понять услышанное.
     - Это что шутка? В его сердце вбили кол?! – чуть повысив голос и тут же начав говорить также, как и Митчелл, Эмилия поверить не могла, что кому-то хватило «сообразительности» так убить человека, да еще и в Хэллоуин – в газетах это так разнесут, что мало никому не покажется, а вспоминать сколько еще будут. – Похоже Баффи посетила Сакраменто… - сдавлено хихикнув, стараясь не нарушать атмосферу рассказа истории, Сихо вновь взялась за остывший кофе. – Кто-то думал, что он вампир? Были какие-то похожести? – не могла она спокойно сидеть и ждать рассказа, хотела узнать все.
     - Нууу… Думал ли кто-то еще, но он сам думал так. Во рту клыки у него и не пластиковые были, что как у наших вампирчиков бывают, - прищурившись мужчина вновь отвлекся на звонок.
     - Хотите сказать клыки настоящие? – Эмилия удивленно смотрела на смеющегося мужчину, не понимая, как вообще такое может быть? В чем подвох, где не так, да и что не так.
     - Или настоящие, или протезы, - девушка даже прикоснулась к своим зубам пальцем, проверяя нормальные ли у нее они – было неприятно представлять, что кто-то решился на ставить такие протезы. – Ни документов, ни телефона, ни свидетелей… Ничего. На вскрытии нашли два прокола на бедренной артерии, похожие на укус.. – закончить Сихо не дала.
     - Ожил? – откинувшись на стул, прищурившись, неотрывно смотря на рассказчика, Сихо хотела его поймать на слове неосторожном.
     - Кто ожил? – Митчелл не успел переключиться на ее вопрос и смотрел на девушку удивленно.
     - Ну, кол же вынули на вскрытии. Труп ожил? – настаивала  на своем вопросе.
     - Почему он должен ожить?
     - Так Вы же мне уже минут десять ходите вокруг, да около, намекая, что погибший мог быть вампиром. Так он ожил? – не сдерживая смех, девушка во всю улыбалась, совсем забыв о том, как оказалась в участке так поздно, на удивление она себя очень хорошо чувствовала и не думала ни о чем плохом – включая разговор с нерадивыми родителями задержанной ей нарушительницей комендантского часа. Как Эмилия и думала, пойманная ей девчушка, была известна в участке: Сихо бы ее поместила в комнату ожидания, а не в камеру, но никого не было свободного, что присмотреть за ребенком, сама же Эмилия не горела энтузиазмом с вертихвосткой оставаться рядом – вот приедет инспектор из социальной службы, тогда Сихо пойдет к ней. Поэтому сейчас стажер и сидела рядом с дежурным, выслушивая истории, приветствуя всех метелкой и смеясь.
     - Тьфу на тебя, Эмилия. Не мешай мне работать. Весь рассказ испортила мне. Человеком он был, человеком! – продолжая смеяться Эмилия еле успела уловить, что мимо нее стремительно прошел МакМиллан. Или это была галлюцинация: что желать наставнику в такой час в участке, они же сегодня не дежурят, да и девушка не слышала, чтобы его вызывали. Больше удивило Сихо то, что мужчина прямиком пошел в сторону, где были камеры – вот что ему там-то делать?
     Любопытство не давало усидеть девушке на месте, да еще и ехидные замечания Хочкиса, что сейчас будет представление и нужно всем сообщить, только придали ей ускорения. И вовремя же она оказалась у камер, успела услышать обращение МакМиллана к девчушке, которую Сихо задержала. Вот кого угодно Эмилия готова была увидеть здесь, но только не наставника – не ожидала она, что ОН так поступит и будет покрывать девчонку, непонятно кем ему приходящуюся – ну, не дочь же она ему. Хотя такое решение проблемы объяснило бы многое – характер вредный, вызывающее поведение.
     Эмилия дожидалась, пока ее заметят, и дождалась.
     - Я? – удивленно приподняв бровь, будто не ожидала вопроса, Эмилия скрестила руки на груди, преграждая дорогу. – Я привезла в участок малолетнюю нарушительницу комендантского часа и дожидаюсь ее родителей, да и инспектора из соцслужбы. Представляете, разрешают в гетто одним гулять ночью, а потом кричат, что не смотрят за их детьми, - Эмилия бросила косой взгляд на девицу, затем вновь посмотрела в лицо МакМиллана – может, и родня они. О наставнике Эмилия толком ничего и не знала. – Пришлось изменить свои планы. А вот Вы, что ТУТ делаете? – если Дилан вознамерился забрать задержанную, отпустить ее, Сихо не даст этому совершиться просто так: девчушка должна понести наказание, понять, что есть правила, которые нужно выполнять и знакомые или родственники в полицейском департаменте не помогут.

+2

9

Железная дверь, лязгнув, громыхнула толстыми прутьями, отрезая путь к спасению. Впрочем, уже попав в участок Кейти и не собиралась сбегать. Девочка была слишком гордой для позорного бегства. Одно дело улизнуть от отца во время отсидки наказания - это дело чести. А вот так, поджав хвост улепетывать при всех?! Ну уж нет.

Усевшись на жесткую поверхность Кейт равнодушно смотрела на дверь, размышляя, как чувствуют себя реальные преступники, когда мышеловка захлопывается. Она-то знала, что скоро явится отец и ее выпустят. Впрочем, появление МакМиллана не рассматривалось как радужная перспектива. Кейт поморщила нос, но вовсе не от затхлой сырости, жадно проникавшей в легкие. Гнев отца в такой ситуации даже вообразить сложно: непременно начнет высказывать, что дочь опозорила его перед коллегами, подставила, ударив в спину и не оправдала доверие. Впрочем, Кейтлин обладала не тем характером, чтобы теперь сидеть и жалеть себя. Напротив, девушка занялась куда более полезными вещами - продумывала план дальнейших действий. Оправдываться она не станет - не даст отцу возможности еще сильнее ткнуть ее носом в проступок. Нужен какой-то иной путь. Можно просто молчать. Молчание всегда выводило Дилана из себя. Особенно, если Кейтлин играла в немую рыбу больше суток. Отец сразу начинал явно нервничать и искал пути к примирению. Но раньше она не оказывалась в камере. При этих мыслях Кейт едва удержалась, чтобы не сплюнуть под ноги подобно портовому грузчику, завидевшему ненавистного  или презираемого коллегу. Этой особе она еще отомстит. Так отомстит, что чертова ведьма на всю жизнь запомнит Кейтлин МакМиллан. Дав себе нерушимую клятву показать проклятой зазнайке, где начинается ее личный Ад, Кейт вернулась к мыслям об отце. На самом деле, плевать, если он посадит ее под новый домашний арест - не привыкать. Зато Кейт сдержала слово и пришла к своей черной подружке. Уже только это грело ее. Воспоминания о счастливой улыбке Лили, заставили и саму Кейти улыбнуться. Как раз в этот момент послышались шаги. Несомненно отцовские, резкие, тяжелые - явное свидетельство загнанного внутрь гнева. За столько лет Кейт хорошо изучила отца. Он мог притворяться сколько угодно - Кейтлин всегда ощущала, откуда дует ветер. И в этот раз на горизонте маячил шторм.

Кейт спокойно встала, не здороваясь, не говоря ни слова. Она подчинялась приказам, будто впервые видела этого человека в гражданском. Глядя на этих двоих сейчас невозможно было догадаться, что это дочь и отец. Кейт намеренно вела себя так, будто она просто задержанная. Ей казалось, что это могло уколоть Дилана. Хотя, злить его еще сильнее и было глупо. Но при виде разъяренного отца, девочка разозлилась и на него. Она ждала его в надежде, что тот проявит себя иначе, что встанет на ее защиту. Но нет. Правила всегда для него важнее. Горечь изжогой поднялась к горлу девушки и та сглотнула. Вместо того, чтобы обеспокоиться, как его дочь попала в участок, вместо того, чтобы отчитать эту стерву, он пришел сюда и ведет себя так, будто в его дежурство совершили облаву на шлюх и теперь ему назначено марать руки, проверяя каждую из них. Ну что ж, раз так - хорошо… - подумала Кейт, у которой было несколько вариантов поведения. Был даже один покорный, но Дилан своим появлением убил ростки благоразумия в душе бунтарки-дочери.

Все так же молча, девушка вышла из камеры, равнодушно глядя по сторонам. Подобно серийному убийце, которому нечего терять и ничего уже не страшно. Взгляды окружающих буквально прилипли к ней и девочке хотелось потереть открытые участки тела, стирая это неприятное внимание. Но она все еще вела себя разумно, не желая устраивать разборки на людях. И она бы даже дотерпела до машины, если бы не чертова ведьма, выудившая ее на улице. Так вот значит как… Стажер, да? Прекрасно!

- А знаете, мисс, вы правы, - вдруг, останавливаясь, признала Кейт, явно обескуражив этим всех зрителей. - Не стоит меня отпускать. Лучше подержите в камере до выяснения обстоятельств. Мало ли, вдруг я шлюха или подружка наркодилера и помогаю ему толкать кокс по ночному городу? А что? На белую разве подумают. Тем более раз, как вы изволили подметить, у меня связи в участке? - пальцы отца сильно сжали ее плечо и Кейт поняла, что ступила на дорогу, по которой теперь придется идти до конца.

- Что?! - взорвалась она, резко поворачиваясь к отцу и глядя в его глаза. Она уже не думала о продуманных планах, полностью поглощенная разливавшейся внутри обидой. Чувство разочарования подливало масло в огонь. И слова сами вырвались из ее уст.  - Жаждешь сломать мне плечо? Может ударишь меня еще? - в голосе не было раскаяния, ни страха. Только холодная язвительность и обида. - Да я рада буду остаться здесь с ночевкой! Какая разница?! Я все равно постоянно под арестом! - и это было правдой. Она вечно получала подписку о невыходе из дома. Излюбленное наказание Дилана. - Арест и исправительные работы - главное развлечение всей моей жизни, сколько себя помню! - Кейт не кричала. Она говорила спокойно, но голос ее был холоден. - И знаешь что?! Я специально сбежала, - глаза ее сощурились и теперь не мигая смотрели в зрачки отца. - Уж лучше правда сидеть в тюрьме, не оправдав твоего мнимого доверия, чем вечно изображать из себя принцессу, томящуюся в своей башне под охраной непробиваемого дракона. Нет никакого доверия отец! Нет и никогда не было! Сколько себя помню, ты только и делаешь, что следишь за мной. Все мои друзья проходят проверку под стать кандидатам в президенты. И все после этой проверки странным образом куда-то исчезают. Скажешь, это совпадение, да? Кларк, которого обыскали на наркоту и ничерта не нашли, Стивен, задержанный за мнимое хулиганство, Адам, якобы пристававший ко мне? Все это случайность? Мобильный с датчиком отслеживания - тоже случайность? Базовая комплектация? Ты, - Кейти ткнула отца пальцев в грудь, - вечно прикрываешься доверием и заботой. Может стоило бы задуматься, почему все так? Если бы у меня было это самое доверие, отец, я бы им очень дорожила. - Глаза ее стали грустными и горечь эта передалась словам. - Очень… - тихо прошептала она, опуская глаза в пол. Могло показаться, что она сейчас разревется. Что-то в лице ее изменилось, но девочка быстро взяла себя в руки.  - Но у меня его нет. Никогда не было. А потому и терять нечего. Ты отнял у меня все. Друзей, свободу, и даже тебя самого отнял! Ты принадлежишь кому угодно. Городу, департаменту, даже распоследнему наркоману и убийце. Всем, только не мне. А что до костюма… - Кейт грустно усмехнулась. - Плевать, что его не видела Рейчил. Главное, что его видит мама. И она хорошо знает, КАКОЙ СЧАСТЛИВОЙ ты меня сделал. - На счастье Кейти сделала акцент и было ясно, сколько сарказма вложено в это слово. Ей было уже плевать. что все смотрят, что не следовало говорить все это прилюдно. Она хотела вырваться и убежать. На гордость ей теперь тоже было плевать.

Мамочка, ну почему ты умерла? - мысленно твердила девушка, боясь поднять глаза к потолку, как обычно делала, разговаривая с мамой. которую не помнила. - Почему?! Мне так плохо без тебя. Мне даже некому рассказать. как мне иногда одиноко и плохо. Как ты вообще вышла замуж за этого бесчувственного терминатора?! - Но потолок привычно молчал и это молчание еще большим свинцом ложилось на душу Кейт.

Отредактировано Katelyn McMillan (2014-05-28 22:01:51)

+2

10

Мда... Не так он собирался закончить вечер. И уж тем более он не собирался ловить на себе насмешливые взгляды некоторых коллег. Для них семейные перипетии МакМиллана уже давно превратились в какой-то цирк или реалити-шоу. Одним словом, хлеба и зрелищ. Дилана это поначалу очень сильно задевало, но упорство Кэйтлин в нахождении неприятностей заставили его смириться с насмешками и фокусироваться в таких случаях на дочери.
Стажер выглядела уверенной и решительной, в прочем как и предыдущие дни, что она провела в департаменте. Да и по ее лицу было видно, что к данному "задержанному" у нее был свой интерес. Да, умеет Кэйти находить неприятности, ничего не скажешь. Пока-что МакМиллан железно знал о стажере только то, что она до жути не любит тех, кто нарушает законы, инструкции и правила. Ну, а зная свою драгоценную доченьку как свои пять пальцев, Дилан не менее железно знал, что ее хлебом не корми, дай нарушить то, что он ей запретил. По закону логики, если бы он ей не запрещал, то она бы тогда не должна была ничего нарушать. Ну да... Как-то давно он ей не запретил посмотреть на разрисованный чайный сервис, что стоял на полочке на кухне и как результат одна чашка и две тарелочки превратились в мелкие осколки. Да, ей было шесть, но любовь поступать по своему у нее все-же осталась, не запрещай он ей гулять допоздна, курить, пить и баловаться травкой, одному Богу известно, что бы с ней произошло в таком случае. Ведь если что-то не запрещено, то значит что можно. И с этой педагогической диллемой он все никак не может разобраться: запретишь, сделает по своему чисто из принципа, разрешишь - наломает дров еще больше, так как что не запретили можно...
Вопрос Эмилии о том, что он тут делает и ответная реакция Кэйтлин, это почти то же самое, что происходит при встрече бойка с капсюлем в пуле. А если быть более конкретным, то это было началом взрывной реакции. Видит Бог, если бы Дилану когда-либо взбрело в голову начать со стажером душевные разговоры и он рассказал бы ей о том, что у него есть дочь, он бы приложил все свое красноречие, чтобы расписать свою Кэйти с ее лучших сторон. Но его золотце только-что надежно похоронила эту возможность своим всплеском эмоций.
Машинально, его рука на плече Кэйтлин сжалась, будто он и вправду надеялся, что такое действие заставит ее замолчать и не портить себе репутацию. Зачем он это сделал? Новый, в разы сильнейший всплеск эмоций и негодования дочери, вот что вызвало это рефлекторное действие. Словно освободившаяся пружина, его дочурка разразилась пламенным потоком ужасных заявлений обиженного ребенка. Некоторые ее слова задели его довольно сильно, но не потому, что в ее словах была правда. Правда то в них была, но только ее правда, только то, что ей казалось истинной. Но сильнее всего его задело как раз то, что она так ничему и не научилась. Ну а когда дочка сделала "удар под дых", завершив свой поток обид словами о Елене, больно стало втройне. Но внешне он никак не выдал себя, пострадать душевно, он еще успеет дома, но не здесь. Не даст он этим злорадным шакалам увидеть, что ему хреново.
Дверь в гараж находилась всего в метре от него. Он не собирался продолжать разговор с дочерью у всех на виду. Дверь, словно знак свыше, открылась, офицер привел еще одного задержанного. Не дав двери закрыться, ведь его ключ-карта осталась в шкафчике, МакМиллан потащил Кэйтлин в гараж, но не проверил, закрыл он ее или нет. Сейчас ему предстоял разговор с дочерью, а потому ему было не до мелочей. Поставив Кэйти перед собой и посмотрев ей в глаза, Дилан ощутил, что начинает закипать.
- Ну и что же это сейчас было? - он выдохнул, помассировал переносицу, после чего продолжил, - Кому сейчас и стоит быть в гневе, так это мне. Я уже спал, свято верил, что моя дочь спит в своей комнате... Или не спит, но все-же в своей комнате! И тут мне говорят, что моя дочь в участке. Я не верил, так как доверился тебе, что ты меня послушала и сидишь дома. Но ты не послушала... Снова. Ты всегда так поступаешь, хотя я каждый раз надеюсь, что ты все осознала, что ты будешь слушать. И что я получил? Как я могу тебе доверять, когда ты делаешь все возможное, чтобы я не смог выстроить к тебе доверия. И потом, твой дедушка как-то сказал: доверие, это то, что строят двое. Свою половину я выстраиваю каждый раз, но вместо того, чтобы сделать аналогичный шаг, ты делаешь все, чтобы раз за разом мне приходилось следить за тобой. Твои парни? А тот, с которым ты была в парке в конце лета? При нем я тоже ничего не нашел? Да при нем было столько наркоты, что половину школы можно на нее подсадить! И да, Кларка обыскивали не только из-за тебя, его брат был замешан в распространении, так что подозревали что и Кларк в деле. Мобильник с жучком? А что мне еще оставалось, если мои звонки ты либо сбрасываешь, либо телефон выключаешь!?
Последнее предложение он произнес несколько громче чем рассчитывал, а потому ему нужно было успокоиться и перевести дух. Отойдя от дочери, он провел руками по волосам пытаясь сдержаться и не накричать на нее. Может и стоило бы, но скорее всего это лишь раззадорило Кэйти на продолжение споров. Повернувшись обратно к ней, он подошел ближе и положил руки ей на плечи.
- Все что я делаю в этой жизни, я делаю исключительно ради тебя. Я не хочу тебя потерять. Я не хочу проснуться утром от стука в дверь и узнать, что моя дочь стала жертвой какого-нибудь маньяка-душителя или очередного психопата с ножом. Ты имеешь право злиться, что меня часто нет с тобой рядом, но это не значит, что я не люблю тебя и не забочусь о тебе.
Тут он вспомнил слова Кэйтлин о Елене и подобная формулировка вновь начала давить его.
- А что касается мамы, она была медсестрой, но при этом не одевалась... Так... Если бы она тебя сейчас увидела, она бы возмутилась сильнее чем я. Уж поверь.

+2

11


     Быть свидетелем семейных разборок – не лучшее времяпрепровождение, особенно, если одним из участником является твой непосредственный наставник: это и подрывает его авторитет – что только не скажет человек в запале, да и узнаешь много нового о человеке, когда ему отвечают не сдерживаясь и не стесняясь никого. Первым желанием Сихо, когда она узнала, что задержанная ею девушка – дочь МакМиллана, отправить ее обратно в камеру, да запереть получше, чтобы папаша не вздумал своевольничать и освобождать ее. Но, поразмыслив, девушка решила не ползти пока на передовую – пусть эти две горячие головы выпустят пар, а потом уж разберется, как поступить, а то так еще обвинит МакМиллан, что специально притащила обожаемую дочурку в участок. Вот только с последним Эмилия скорее всего поспешила – с таким характером, что у юной МакМиллан был, это было ее не первое нарушение. Что не удивляло Сихо: каков отец, таков и ребенок – не даром же Эмилия предполагала о родстве их еще в самом начале знакомства.
     Эмилия не стала вмешиваться в монолог Мэри-Элизабет Кейтлин – тон, которым МакМиллан произнес имя дочери она уже никогда не забудет, как имя это, а ведь девушка думала до этого момента, что ей достается от мужчины, что он с ней чрезмерно строг и норовит «уколоть» побольнее при надлежащей и не очень возможности, а оказалось, что достается всем от него. Даже забавно, что так поступает с дочерью, а как же конституционные права, о них он забыл или эта забывчивость только в отношении дочери? Да, Сихо не нравилась эта юная особа – то, как она разговаривает со старшими и в частности с отцом, ее поведение, вызов, читающийся в каждом слове и движении, но это все не перекрывало смысла ее слов. Черт, да эти двое стоят друг друга!
     Прижавшись плечом к холодной стене, девушка думала о том, как давно она сидела и выслушивала хэллоуинские байки дежурного, как она не почувствовала, что приближается буря и не поняла, почему некоторые офицеры похихикивали, когда спрашивали пришли или нет родители задержанной. Сумасшедший дом на выезде! Они бы еще ставки стали делать на то, кто в тычке отца и дочери победит, кто первым закричит и какое наказание МакМиллан наложит на дочь. Хотя Эмилия этому бы не удивилась, даже могла бы биться об заклад, что двух азартных копов она бы с легкостью определила – стоило повернуться назад и их любопытные лица Эмилия разглядела в мельчайших деталях, словно под микроскопом. И она повернулась, чтобы шикнуть, да прогнать любопытных мужчин: а еще говорят, что самые любопытные – женщины. Конечно, если это придумали мужчины, тогда все понятно – они самые что ни на есть любопытные создания с умением создавать сплетни на ровном месте.
     - Что тут забыли? – Митчелл и Флорос стоявшие впереди резко двинулись назад, будто их застукали за подглядыванием в женской раздевалке. Послышались сдавленные ругательства – не одни здесь боевые товарищи, за углом еще зрители есть этого небольшого спектакля. – Очередную байку самостоятельно придумать не получается? Могу помочь: в Хэллоуин были найдены два выпотрошенных мужчины и… знаете, они были похожи на вас. А вот еще…. Ведьма одна разбушевалась и всем пыльной метлой испортила прически, - подняв метелку повыше Эмилия попыталась продемонстрировать, как она может это все сделать – еще и в пыльные рыцари произвести может. И совершенно не важно, что она в участке без году неделю служит, а офицеры старше ее и по возрасту и по званию.
     - Сихо, ты… - Флорес попытался изобразить испепеляющий взгляд, но куда такому взгляду до взгляда ее наставника, к которому уже иммунитет выработался за месяц службы.
     - Знаю, знаю: я – совершенство и несбыточная мечта. Отлично помню твои любимые словечки. Придумай другие в следующий раз – не пронимают, - вот найдут, что обсудить, пока Сихо поймет, как поступать дальше и откуда ждать удар.
     Выпроводив офицеров, стараясь не слушать выкрики задержанных, убеждая себя, что было бы намного хуже, если сегодня оказалось еще и полнолуние, Эмилия еле успела заметить, как МакМиллан повел или все-таки потащил дочь в гараж. В памяти всплыли слова девочки о том, что он может ее ударить – кто знает, может они были правдивы, к тому же совершенно неизвестно кто из них прав, а кто виноват, от кого и что можно ожидать. Скользнув следом, еле успев придержать дверь, чтобы не захлопнулась перед самым носом, Эмилия оказалась в гараже: за последние пятнадцать минут она слышала вторую пламенную речь, в корне противоположную первой. Извечная проблема отцов и детей, только в этот раз все вышло за пределы дома, а может и не только в этот – знают же девчушку в участке.
     Эмилия дождалась, когда МакМиллан закончил говорить и только тогда вышла из скрывающей ее тени.
     - Все сказали, мистер МакМиллан? – черт, ей не нравилось все это: не нравилось присутствовать здесь, будто она видит что-то запретное и кране интимное, слышать их, понимать, что не все так хорошо в их семье и многое из-за специфики работы, не нравилось, что начала переносить и на себя это. Но нужно было все это завершать. – Хотя нет, не так. Вы все сказали, сэр. Теперь отпустите юную леди. Вам обоим предстоит разговор с инспектором из соцзащиты, - что отцу, что дочери нужно остыть, понять, какие у них могут быть перспективы, если продолжат в том же духе: девочку могут отправить в приют или патронатную семью, раз отец не справляется с ней – для обоих не лучший вариант, но и оставлять все как есть сейчас, закрывать глаза на это происшествие нельзя.
     Подойдя к девушке, Эмилия приобняла ее за плечи.
     - Пойдем, Кэйтлин, не зачем здесь находиться, - что-то внутри Сихо переключилось одномоментно, она больше не злилась на девочку, наоборот видела в ней жертву деспотичного отца. – Вы могли быть с ней и помягче и не угрожать ребенку физическими наказаниями, - не беспочвенно же девочка говорила об этом. – Она Вас боится, а Вы… - сколько могла вложить презрения в эти слова, Эмилия и вложила. Сихо чуть не назвала его монстром или чудовищем. Было противно, что наставник превышает свои полномочия, пользуясь своим положением отслеживает местонахождение дочери. – Не можете нормально ее воспитывать и общаться, - да, пускай в таких проблемах виноваты всегда обе стороны, вот только взрослый на то и взрослый, что он старше, умнее и может найти подход к своему собственному ребенку.
     - Сейчас поговоришь с инспектором, а потом решим, что с тобой делать, - ведя девочку к двери из гаража, Эмилия была готова к себе ее забрать, пока все не разрешится.

Отредактировано Emilia Siho (2014-06-07 14:17:48)

+2

12

Кейт не нравилось, как отец себя повел. Он всегда сердился, если она ослушивалась. Но девушка все равно надеялась, что папочка встанет на ее сторону. Но нет же. Все шишки посыпались на нее. Не на эту особу, которая заварила кашу, а на МакМиллан! Которая бы давно спала в своей кровати, если бы не эта вездесущая ведьма. Угораздило же наткнуться на нее.

Это была правда! Что? Глаза колет, да? - огрызнулась Кейти, пытаясь выдернуть плечо из хватки отца. Эти тиски грозили осесть долгоиграющим синяком. И если так, она непременно станет ходить в майке, чтобы отца заела совесть. А если кто-то из соседей спросит, что произошло - честно расскажет, что отец наказал за вечернюю прогулку в Хэллоуин. Хотя всем всегда разрешают гулять ночью. На то он и праздник такой. Пламенные увещевания отца никак на нее не повлияли. Девочка была обижена. Слишком обижена, чтобы внимать голосу разума. - Если хочешь оправдать себя, не вмешивай в это меня! Я сказала, что думаю и не собираюсь забирать свои слова назад только, чтобы облегчить твои родительскую совесть. Уж прости. Можешь упечь меня под арест хоть на всю жизнь. Конституция страны дает мне право на личное мнение. И ты с этим ничего поделать не можешь, папочка. - в ее папочка было столько злости, что самой стало не по себе. На какой-то момент ей пришло в голову, что отец виноват лишь в тм, что запретил выйти гулять сегодня. Как оказалось, на то были причины. Но взрывной характер МакМиллан делал свое дело. Остыв, она, возможно, и пожалеет о том, что наговорила в запале. Но сейчас об этом не думалось.

- Ты только и прикрываешься этим своим “все ради тебя”. Пытаешься реабилитироваться, что не уберег маму!? Думаешь, совесть заткнется, если сбережешь хоть меня? - это уже было лишним. Просто вырвалось. Кейти едва удержалась, чтобы не прикусить губу. Пряча виноватое раскаяние, девушка отвернулась, сбросив руки отца со своих плеч. Не желая слышать ответных слов, предвкушая, какую бурю вызовет ее последняя реплика, Кейти бы сейчас хотела оказаться где-то в другом месте. Хоть пусть даже и за решеткой.  Мама всегда была больной темой. Кейт подозревала, что отец винит себя в смерти жены и обычно не затрагивала эту тему. - Если бы она была жива… может я была бы другой. Послушной и милой, как ты мечтаешь. Но я такая. Такая как выросла. И ты сам приложил к этуму руку, - напомнила девушка, не поворачиваясь к отцу.

Кейтлин и не знала, что ее пленительница все это время была тут. Надо же! Вот ведь вездесущая мисс любопытство! Девушка жалела, что посторонняя мадам стала свидетельницей этой части их с отцом ссоры. Но сказанного не воротишь. Впрочем. ее появление могло пойти на пользу. Куда лучше, чем остаться сейчас один на один с отцом, выслушивая новую порцию упреков, которая. Кейт знала точно, только разозлит ее еще больше. И их конфликт перерастет в настоящую бурю, после чего оба еще долго не будут друг с другом разговаривать. Так что отталкивать Эмилию Кейт не стала. Даже как-то съежилась под ее покровительственными объятиями и, с опасной оглядевшись на отца, явно колебалась, будто боясь последовать за девушкой.

- Отец велел садиться в машину… - так же неуверенно напомнила она теперь уже своей защитнице. Тот факт, что недавно задержавшая ее стажерка решила встать на сторону своей нарушительницы удивлял еще больше. Сегодня была ненормальная ночка - это уж точно. Может и правда все черти вышли поразвлекаться и теперь устраивают этот цирк себе на потеху.

- Я не хочу говорить с инспектором… - честно призналась девушка с нотками страха в голосе. - Отец их ненавидит… и… - она не договорила, подняв глаза на Эмилию… - Без них никак, да? - уточнила она… Искренность ее подкупала. Девушка явно не хотела встречаться с представителями органов опеки и попечительства. Но вот понять, почему она этого не хотела было сложно. Был ли то страх перед наказанием от отца или просто нежелание коммуницировать с незнакомыми?

+2

13

В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Когда тайное становится явным