внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 11°C
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » A Marriage Made in Heaven


A Marriage Made in Heaven

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Участники: Juliette Altieri, Guido Montanelli
Место: дом Альтиери
Погодные условия: неважны
Время: 10 мая
О флештайме:

- ...хочешь, я поговорю с Джульетт? Может, меня она послушает - у меня-то уже был опыт разъезда.
- Не знаю. Мне посоветовали дать Джульетт время, чтобы отдохнула от меня и все такое...

Отредактировано Guido Montanelli (2014-05-04 16:25:10)

0

2

...и по мнению Гвидо, времени для того, чтобы Джульетт "отдохнула" от Фрэнка, было дано уже вполне достаточно. С его точки зрения, впрочем, подобные решения - не более, чем более вежливая форма разъезда, которая в последствии становится разъездом уже настоящим, и заканчивается разводом уже просто потому, что семью больше ничего не держит. Время стирает всё, и даже надежды, особенно если они ложные. Дать время отношениям "на отдых" - это оставить себе надежду на то, что мужчина и женщина начнут скучать друг по другу; правда в том, что это редко случается, если они настолько устали друг от друга, что запросили отдыха. Едва ли по тебе будет скучать тот, с кем ты плохо расстался.
Так что... лучше не расставаться вообще.
В случае Монтанелли их с бывшей женой взаимное игнорирование друг друга однажды просто переросло в то, что они не общались и не виделись целыми месяцами, и даже деньги на содержание дома и детей Гвидо ей всё чаще начал передавать через Лео и Сабрину по мере того, как они становились старше - это притом, что в браке они продолжали состоять до самого декабря 2013 года, когда Маргарита и Гвидо решили узаконить свои отношения - на расстоянии друг от друга они провели в браке дольше, чем под одной крышей, почти в три раза. Хотел ли этого Гвидо для Фрэнка и Джульетт? Они люди взрослые. Он больше переживал за их детей - Алессия и Фрэнки-младший пострадают от такой деятельности в первую очередь... уже страдают. Просто сами они об этом ничего не скажут взрослым, даже если и поймут, что и почему происходит. Нельзя просто вычеркнуть человека из чьей-то жизни, ожидая, что всё будет, как прежде, из жизни подростка - тем более. Тем более, сейчас, когда его дочери предстоит поступление в колледж (кажется?), а у сына вот-вот во всю забурлит переходный возраст.
Да и к Фрэнку-старшему это тоже относилось не в меньшей степени - на Альтиери эта ситуация давила, что было столь же заметно, сколько и неудивительно, пусть даже он и пытался сделать вид, что всё нормально. Дело даже не совсем в его ущемлённом самолюбии (хотя и это, впрочем, немаловажно в таких вопросах, особенно у итальянцев), дело в его поведении: Гвидо уже начинало казаться, что это именно Джульетт стоило поблагодарить за предвзятое отношение андербосса к представительницам слабого пола в их бизнесе - Агате и Маргарите, если быть конкретным, хотя Монтанелли не исключал и того, что возможно, чего-нибудь даже и не знает. Альтиери превращался в сексиста. Вернее, даже не так - он всегда им был; но сейчас сексист из него полез с удвоенной силой, и связанно это было с разъездом или нет - для общего блага его лучше было бы тоже унять.
Не говоря уже о той итальянской традиции, которую Монтанелли успешно нарушил сам, чему до сих пор был не рад - даже в Америке итальянцы, кто - чтивший католические традиции своей родины, кто - озабоченный своим положением в общине (в том мире, где вращались Гвидо и Фрэнк, значение имело скорее второе, хотя и о первом Монтанелли, куда более верующий, нежели большинство его друзей, тоже не забывал), до сих пор избегали процедуры развода. Сам по себе развод Гвидо не принёс ничего хорошего, и вовсе не потому, что судебные тяжбы были тяжёлыми - как раз там-то всё уладить было просто. С клеймом разведённого жить сложнее. Для итальянцев, во всяком случае. Наверное, для итальянок - даже ещё тяжелее, чем для мужчин.
В общем, причин поговорить с Джульетт было более, чем достаточно... и даже если из этого разговора ничего путного в итоге не получится - семья Альтиери хотя бы будет знать, что друзьям Фрэнка, и "крёстному отцу", не всё равно, что вовсе происходит у него дома, и что слово "Семья" и до сих пор далеко не пустой звук. И то, что миссис Альтиери настояла на том, чтобы дети не появлялись на тех же вечерах и встречах, которые посещал их отец, не значит, что о них и вовсе забудут. Особенно в том случае, если Альтиери - не дай бог, конечно - не сможет зарабатывать по какой-либо причине.
Чёрный Шевроле останавливается перед домом Фрэнка. Дети должны быть ещё в школе, потому их беседе с Джульетт наверняка никто не помешает; так уж много времени она займёт вряд ли... но всё равно это не так уж просто. Честно говоря, в тот момент, когда на него, почти буквально, свалилась ответственность босса Семьи, Гвидо не думал над тем, что и подобные разговоры - тоже одна из его обязанностей. Некоторые справедливо называют донов Мафии судьями - ведь все конфликты в своих семьях разрешаются именно их решением. Как финансовые, так и межличностные, которые под собой далеко не всегда имеют только лишь отстрел неугодных. Это как раз уже та крайность, которой никто не рад касаться... Вот уже более года, как Монтанелли разрешает конфликты - и делать это очень непросто. Гвидо выходит из автомобиля и с заднего сидения забирает блюдо, завернутое в фольгу - просто чтобы не идти с пустыми руками, он взял с собой пирог с цукини и сыром пекорино. По его внешнему виду сейчас вообще сложно выявить босса мафии - не желая смущать миссис Альтиери лишний раз, Гвидо оделся довольно просто. Он далёк от семейного психолога, да и на приём его никто не звал, в строгом костюме попросту нету смысла; гораздо комфортнее будет им обоим, если его визит будет напоминать дружеский. Переложив блюдо в другую руку, Гвидо нажал на кнопку звонка...

Внешний вид

Отредактировано Guido Montanelli (2014-05-05 11:40:03)

+1

3

внешний вид
Никто не говорил, что будет легко, но никого и не спрашивали.
Несколько дней назад Джульетт заглянула в гости к давней приятельнице, раннее откладывая сей визит из-за предсказуемого исхода. Та являлась примерной домохозяйкой, с замашками светской львицы, отрицательно относящейся к разводам вовсе. Неважно, сколько лет прожили бок о бок: нельзя просто взять, развернуться и уйти. По ее мнению, надо вонзать зубы и всячески противиться официальному разрыву. Между тем, дама не считает зазорным вести супругам тот образ жизни, какой они хотят, не позволяя вмешиваться в дела друг друга. Со своим мужем она живет двадцать один год и сколько Альтиери помнит, всегда советовала найти отменного любовника для устранения мелких супружеских неполадок, так сказать. Все бы ничего, но Джулс уже проходила данный этап, так и не признав его прелесть по-настоящему.
Прошло больше месяца с момента, как дом покинул Фрэнк, и удушающее одиночество понемногу рушило завидную уверенность женщины в завтрашнем дне. Порой она вспоминала строки из анонимного послания, где сказано, что без Альтиери она ничего не может. Факты говорят об обратном: может. Может и делает, несмотря ни на что. У нее предостаточно заказов, она с удовольствием создает проект за проектом, у детей есть все необходимое, Алессия вот-вот помашет школе ручкой и уедет, а Фрэнки-младший немного поправил успеваемость под натиском матери - все-таки конец учебного года. Не хватало только мужчины, одного-единственного, чьи приоритеты, к сожалению, никак не вяжутся с приоритетами Джульетт. Вспоминая все его слова, угрозы и оскорбления, брюнетка иногда не верила в происходящее: как он способен на такое предательство? Почему для него образ жизни стал важнее, чем собственная семья? Родная семья, которую сам и создал, где есть дети, любимая женщина, красивый и уютный дом. Что заботит Франческо? Деньги? Много денег? Слишком много денег не бывает и Джульетт не верила, что есть предел. Безусловно, он и в двадцать лет был жаден до финансового успеха, хотелось всего и сразу, и в итоге своего добился.
Росси отлично понимала знакомую: ей тоже никогда не хотелось довести ситуацию до развода. Никаких меркантильных шагов предпринимать женщина не собиралась, ей и даром не нужно все то, что когда-то нажил Фрэнк, она не беспомощная, да и не планирует высосать из него последнее. Волновало другое - где он, что с ним, как изменилась его жизнь за этот месяц с лишним? Да, времени прошло мало, но сама Джульетт получала ничтожную информацию о супруге. Пока что еще не бывшем, она так и не подписала ничего. Бумаги лежали на столе в кабинете, никто их не трогал, да и Фрэнку ничего не отсылала. Один Бог знает, почему.
- Гвидо? - в голосе послышалось явное удивление, да и Джульетт не стала намеренно скрывать. В голове промелькнула мысль, что он пришел не просто так, а с плохими новостями. Да, мог прийти кто-нибудь другой, но Монтанелли - не последний человек в доме Альтиери. И не из-за Франческо - сама Джулс относилась к нему тепло и приветливо. - Проходи, - пауза, - Рада видеть тебя.
Обычно она действительно рада видеть дона, но сейчас стало не по себе. Заметив в руке мужчины блюдо в серебряной фольге, брюнетка отошла в сторону, пропуская нежданного гостя внутрь. Мало кто приходил в этот дом с хорошими новостями, оставалось надеяться, что Монтанелли один из них.
- Какими судьбами? Небось, мимо проезжал? - Начала издалека, а вроде и не совсем, улыбнувшись. Не мимо, а очень даже целенаправленно, раз пришел не с пустыми руками. Она увидела в этом жест внимания и поддержки. Но правильно ли, что именно Гвидо решил его проявить? Он осмотрелся, а она покачала головой. - Дети в школе. Выпьешь чего-нибудь?

+1

4

Касаемо образа жизни, который должны вести супруги при подобных обстоятельствах, у Гвидо было своё мнение, отличавшееся от того, которое имели большинство их с Фрэнком "друзей", да и самого Альтиери тоже - для Монтанелли супружеская верность была чем-то гораздо более священным, нежели привычный образ жизни "своего парня" в Мафии, что, однако, не помешало ему на протяжении тех пятнадцати лет, что он жил отдельно от Барбары, менять своих любовниц довольно-таки часто, не оглядываясь на узы потерявшего свою прочность и значимость брака, подарившего ему дових детей. Теперь же он снова был женат - и Маргарите был верен. Вероятно, Монтанелли либо был просто более гибким человеком в этом вопросе, либо же... не столь прихотливым в сексе - или не столь же распущенным? - как большинство мафиози. За всем своём поведении, Гвидо чувствовал себя неправым лишь в одном - что вообще пошёл на процедуру развода; ему ведь ничего не мешало жить вместе с Маргаритой и быть ей верным, как своей жене, воспитывать Дольфо и ожидать появления второго их совместного ребёнка? Разве что желание сделать Марго счастливой. Впрочем, и с этим тоже получалось не так хорошо, как хотелось бы, но это явно не тот случай, о котором стоило бы говорить с миссис Альтиери. Какой бы успешной она ни была в своих началах, дизайн помещений и криминальный бизнес понятия друг от друга слишком далёкие; Маргарита была частью "общего дела", ко всему прочему - её касались другие реалии, нежели просто жену бандита.
Удивление и страх Джульетт был ему более, чем понятен - когда-то, даже не так уж и давно, едва ли не каждая из жён или матерей мобстеров клана Торелли боялась увидеть Гвидо Монтанелли на своём пороге, поскольку миссия сообщать о смерти - как и вообще практически всё, что было связано со смертью "общих друзей" - ещё какой-то год назад чаще всего возлагалась именно на его плечи. Однако же времена его, как "чистильщика" и "коронера Мафии", давно прошли, теперь эту эстафету перехватила его троюродная племянница из Нью-Йорка. Монтанелли пришёл не для плохих новостей - как раз иначе он был бы при полном параде, в костюме, соответственном для гробовщика.
- Прекрасно выглядишь, Джульетт. - вежливо улыбнулся Монтанелли в ответ, переступая порог дома. Едва ли его действительно были рады видеть, просто даже по старой памяти, именно после его визитов многие узнавали о том, что становились вдовами или сиротами; уж тем более, когда он являлся без приглашения, как сейчас, и не потому, что просто проезжал мимо. К счастью, нет, речь шла не о том, что с Фрэнком случилось что-то плохое - хотя с ним произошло достаточно дурных вещей за последнее время; со всей Семьёй - вряд ли миссис Альтиери была хорошо посвящена в событие на стройке, но именно оно и послужило причиной тому, что кладбище пополнилось несколькими друзьями Фрэнка, и... возможно, в какой-то степени - и это тоже было катализатором их размолвки.
- Не совсем. - или совсем нет, визит Гвидо имел вполне направленную цель, и долго держать эту карту закрытой не получится - да и незачем. Ничего не происходит и не бывает случайно - одна из тех реалий о делах Фрэнка, что и его супруге наверняка понятна; так что и Монтанелли появился не просто так. - Хорошо. Я знаю, как ты не любишь, чтобы они виделись с... людьми моего сорта. - если уж быть честным. Гвидо на это и рассчитывал, нечего ещё и младших Альтиери лишний раз беспокоить своим визитом, тем более, что поговорить он пришёл не с ним... с другой стороны, хотелось бы надеяться, что желание Джульетт на еду не распространяется, и детям тоже достанется по куску его пирога... не зря же он старался, в конце концов? - Это для вас с детьми... я подумал, что неправильно будет идти с пустыми руками. - он преподносит пирог хозяйке дома, чтобы она могла подобрать для него место, и проходит следом, располагаясь в кресле и позволяя за собой поухаживать. - Не откажусь... если можно. - отказываться было бы невежливо, а проявлять неуважения к Джульетт Гвидо не хотел, да попросту даже и не имел на это никаких причин, как у хозяйки - у неё было право и вовсе выставить его за дверь. Пил Монтанелли мало - этот факт, наверное, был уже общеизвестным...
- ...Фрэнк день рождения на днях отпраздновал. - начал Гвидо, просто потому, что надо было с чего-нибудь начать - и заодно посмотреть, какова будет реакция Джульетт на это известие, в котором, впрочем, ничего не было странного - люди празднуют свои дни рождения, это вполне закономерно и обычно. Уж тем более, тот сорт людей, что может себе позволить устроить праздник - или у которых есть влиятельные друзья, которые его устроят. - А ты ведь даже и не позвонила ему, наверное?.. - тоже вполне логичный вывод, зачем поздравлять человека, с которым больше не хочется иметь ничего общего - настолько, что миссис Альтиери даже пыталась встать на путь независимости. Вот в этом она отличалась от Барбары - бывшая жена и после разъезда никогда не стеснялась принимать его деньги, это было чем-то... само собой разумеющимся, что ли.

+1

5

...еще тогда Джульетт ощутила себя трусливой девчонкой, которая сдалась спустя почти двадцать лет. Что это: откровенный побег от проблем или нежелание сделать над собой усилие и закрыть глаза на некоторые нюансы? Однако, данную обстановку она не считала мелочью, все-таки всему есть предел. Ожидание - одно из положительных качеств женщины, поэтому она никогда не считала зазорным напомнить о нем дражайшему супругу. Проблема в другом: они по-разному смотрят на ситуацию, исходя из личных приоритетов, исходя даже из бесконечной войны полов. Франческо может сколько угодно доказывать, что любит детей - Джулс ни капли не сомневается, - но понимает ли всю ответственность? Кроме образования, воспитания и контроля, есть самый обыкновенный инстинкт самосохранения, только у матерей он распространяется непосредственно на своего ребенка. С момента появления на свет Алессии, опустила собственное "я" на несколько пунктов, а потом еще ниже, когда к дочери прибавился сын. У мужчин, безусловно, по-другому происходит осознание семейной действительности, но они были женаты не один год и даже не семь.
- Не считаю окружение Фрэнка людьми другого сорта, Гвидо, - Настояла брюнетка, принимая приятный презент от гостя и направляясь к кухонной стойке. Судя по всему, муж ни капли не скрывает недовольства жены от другой Семьи. Что ж, у него есть на это полное право, не осуждать же? - Просто хочу, чтобы их не касались ваши дела. Они живут обыкновенной жизнью и иногда я пытаюсь объяснить им, что это самый лучший вариант из всех предложенных. Повзрослеют - поймут, - Она подняла голову, слабо улыбнувшись. - Спасибо за пирог, очень приятно и, уверена, вкусно. - Подобное внимание льстило Джульетт, хотя от Гвидо она и не ожидала чего-то кардинально другого. Интересовала только причина визита. И дураку понятно, что сейчас дон Семьи Торелли заведет тему о предстоящем разводе четы Альтиери. Женщина не уверена, что хочет говорить об этом, тем более, что Фрэнк обо всем узнает. Но с кем еще? Донне она так и не позвонила, хотя обещала. Да Джулс вообще ни к кому не шла за советами, все давали их сами. Возможно, она и хотела услышать чье-то объективное и аргументированное мнение, просто не решалась спросить.
- Держи, - Брюнетка протянула ему стакан с прохладным чаем с мятою. Она и не собиралась угощать его чем-нибудь алкогольным, утро на дворе. А хозяйка была весьма строгих убеждений касаемо употребления спиртным. - Рада за него, - Сдержанно добавила, услышав про праздник Франческо. Присев в кресло напротив, она вздохнула, убирая волосы за плечи и закинула ногу на ногу. - Нет, не позвонила. Он хорошо отдохнул? - Не скрывая толику заинтересованности, спросила Росси, не ожидая, что Гвидо задаст настолько провокационный вопрос. Что он хотел этим сказать? Что Джульетт - бездушная и эгоистичная? Ах, да, как-то Фрэнк сказал ей тоже самое. Наверное, он этим авторитетным мнением поделился с Монтанелли, а ей сейчас распутывать.
- Не потому, что забыла или проигнорировала, - Все-таки решила уточнить Джулс, - А потому, что поздравления на фоне последних событий не будут выглядеть искренними. Нам не о чем говорить, а я не хочу и себя и его ставить в неловкое положение. Дети позвонили и поздравили, это главное. На все остальное найдется масса причин и обстоятельств. Надеюсь, ты понимаешь, о чем я. - Перед Гвидо оправдываться нет смысла, как бы хорошо она к нему относилась, разлад с Фрэнком сильно ужесточил ее характер и она не собиралась в деталях рассказывать дону, почему и как.

Отредактировано Juliette Altieri (2014-05-07 17:48:43)

+1

6

О недовольстве Джульетт другой Семьёй мужа нетрудно догадаться уже по тому, как редко она появлялась с ним на публике на вечерах, посвящённых кому-либо из членов Торелли, или каким-то общим праздникам, Фрэнки-младшего и Алессию на таких и вовсе увидеть можно было нечасто - в отличие от детей остальных их "общих друзей", неплохо общавшихся и между собой тоже; миссис Альтиери же всегда держалась как-то особняком от остальных, и это... в общем-то, позитивной реакции остальных ожидать в этом случае трудно. Впрочем, Гвидо прекрасно понимал её мнение - именно таким же образом он оправдывал свой разъезд с Барбарой когда-то: дети будут в безопасности, если не будет такого огромного риска увидеть то, чем занимался их отец - а там вещи были гораздо нелицеприятнее организованной преступности, даже кому-то они могли казаться страшее убийств; хотя на этот счёт с Джульетт точно лучше не говорить - наверняка Фрэнк давно уже придумал для жены легенду о том, почему Гвидо такой... Гвидо. А что в итоге получилось? Сбылся худший из его кошмаров - не только Лео, но и Сабрина вошли в дело. Самостоятельно, без какого-то патронажа своего отца, наладили свои связи - и у Монтанелли не было других логических причин объяснить это, как недостатком его же, отцовского, внимания. А пресекать это уже было поздно; да и каким образом это сделать - если он и сам такой же, как они? Преступник, бандит, гангстер... даже хуже, в некоторых смыслах.
А на Фрэнка Джульетт вообще зря всё сваливала - в их среде вообще не принято говорить о настолько личном; критиковать своих жён при друзьях - уж и тем более. И Гвидо не помнил, чтобы андербосс очень уж распространялся на эту тему - но всего ведь не скроешь... Уже тот факт, что он вдруг сменил место жительства, говорил сам за себя. Пошли вопросы, поползли слухи - такую информацию нельзя просто утаить. Можно сказать, Гвидо затем и пришёл сюда - разобраться, что происходит у Альтиери в доме...
- На самом деле, я понимаю и даже разделяю твою позицию. - вежливо улыбнулся Гвидо в ответ. Ну, да, у него не получилось оградить от мафии собственных детей таким образом; но даже если бы у него снова был такой выбор - наверное, он сделал бы тот же самый. Просто потому, что не считал, что делает что-то неправильно, платя по счетам своих детей и их матери, оплачивая их обучение, надеясь на то, что фамилия Монтанелли всё-таки перестанет ассоциироваться с Коза Нострой однажды. Фрэнки-младшему совсем не обязательно быть таким же, как Фрэнки-страший; Алессии и вовсе с Сабриной не общаться, и уж тем более - с Лео. Дружба семьями - в случае Монтанелли и Альтиери это явно не вариант, несмотря даже на то, что их отцы работают бок о бок. Не только отцы... жена Гвидо ведь тоже далека от негласного клуба "жён мафии". Впрочем, с беременностью, она стала к нему ближе, но ей самой это не нравится.
- Спасибо. - Гвидо принял стакан, взяв его двумя ладонями, поддерживая под донышко, и отхлебнул немного. Что ж, по поводу употребления алкогольных напитков у них с миссис Альтиери мнения тоже были сходны - хотя Джульетт, жену и хозяйку дома, в этом вопросе наверняка проще понять, нежели босса Мафии, с чистотой нравов его образ едва ли будет когда-либо ассоциироваться. Скорее уж наоборот... Впрочем, играя в ассоциации, что отдельные люди, что целое общество, забывают о том, что под личиной тех, кто находится в перекрестье прицела их внимания, тоже находятся люди, со своими убеждениями, предпочтениями и страхами. И уж точно кто-то может подумать о том, что крёстный отец криминальной Семьи будет печь пироги для тех, к кому идёт в гости.
- Неплохо, я надеюсь. - да уж хотелось бы надеяться, учитывая, какой праздник ему приготовила банда. Напился Фрэнк; но кого, впрочем, удивляет, что на собственный день рождения кто-то будет пить? И это не значит, что Монтанелли будет докладывать миссис Альтиери о том, что там происходило в "Пустынной розе" и кто чем был занят - он не для того пришёл, чтобы заложить своего друга его жене. Тем более в такой ситуации, что это будет выглядеть, словно он ещё и раз тому, что от её контроля избавился окончательно... - Хотя это не альтернатива праздника в кругу семьи, сама понимаешь... Фрэнк сам не свой оттого, что ему некуда и не к кому возвращаться - только сам ведь он в этом не признается. - уж точно не Гвидо и не при Гвидо, или ком-нибудь другом из организации. Наедине, Джульетт - может быть... как-то уж так случилось, что все капитаны Семьи Торелли были холостыми - кроме Альтиери... он семьянин - и этого не стереть вот так просто.
- Я не собираюсь на тебя давить, Джульетт, вы с Франческо взрослые люди, и между собой можете разобраться и сами. Но раз уж мы здесь, и разговариваем...
- а ему не указали на дверь, кинув и его пирог вдогонку. - Ты сможешь обеспечить Алессию и Фрэнки-младшего, даже и без помощи Фрэнка, меня или наших друзей, в этом я уверен. - процентов на девяносто, но это уже весьма немало. В Джульетт куда меньше той заносчивости, чем в жёнах других парней, потому что не приходится прикрывать ей свою беспомощность. - Но сумеешь ли защитить?.. - с этим бы Альтиери точно справился лучше, потому что точно и во всех подробностях знал, от чего ему нужно защищать своих близких. У Джульетт... она, скорее всего, попытается попросту изолироваться - продолжив делать то, что делала раньше.

+1

7

Отчасти, Джульетт понимала заинтересованность Монтанелли касаемо брака четы Альтиери, все-таки дон, принимающий косвенное участие и в подобных делах тоже. Ее успокаивало одно: его визит никоим образом не повлияет на ее решение. По сути, что Гвидо мог предложить? Перестать противиться и вернуть Франческо домой? Безусловно, она могла сделать так, а что дальше? Еще двадцатка лет, только отныне отягощающая непониманием и внутренним протестом? Многие пары так живут, можно сказать, подавляющее большинство, принимающее на себя смирение и вечное несчастье от осознания того, что уже никогда не будет так, как хочется. Видимо, Фрэнк напрочь позабыл о том, что супруга восторга не изъявляла и пятнадцать лет назад. С тех времен ничего не изменилось, просто она лучше него знает, что такое идти на компромиссы и делать все для сохранения брака. Между тем, у него свои проблемы, которые решает изо дня в день, и Джулс никогда не вмешивалась, полностью придерживаясь дистанции в таких вопросах. Судя по всему, где-то очень глубоко Фрэнк понимал, что ему нечего предъявить ей, раз осыпал внушительным количеством оскорблений и обвинений, когда жена объявила о желании развестись. Несомненно, ее успокаивало такое положение дел.
- Надеешься? Разве он не воспользовался моментом и не отпраздновал, как следует? - Удивленно поинтересовалась брюнетка, не веря своим ушам. Что-то она сильно сомневалась, что ненаглядный пока что еще супруг не организовал пускай небольшой, но дебош.
С другой стороны, все это неважно, пока есть вещи посерьезнее, чем день рождения. Джульетт не чувствовала себя виноватой: ни в решении развестись, ни в том, что лично не поздравила Фрэнка. Вряд ли он с нетерпением ждал именно ее звонка, скорее всего, он видеть ее не хочет, не то, что слышать.
- Мы оба сейчас сами не свои, Гвидо - это нормально, - Терпеливо ответила женщина, сжав ладонью подлокотник кресла. - У него полным-полно друзей, приятелей.. Есть ты, в конце-концов. Уверена, это даже не конец списка. - Ей вспомнилось, что женщину муж себе найдет в любом случае, уж не ему печалиться. Впрочем, Джулс прекрасно понимала, что развод мало кому кажется радостным и долгожданным событием, если только тем, кто ждал этого давно и обоюдно. Верила ли в слова Гвидо о том, что Альтиери переживает и ходит сам не свой? Еще как верила. Этот мужчина никак не ожидал, что однажды Джульетт что-то скажет ему вразрез с его представлением об идеальной жизни.
- Заметь, Гвидо, - Начала она после недолгой паузы. Не сказать, что ее не интересует мнение Монтанелли, напротив - очень интересует. Как и любое мнение со стороны. Всего, чего хотела - объективности. Но мало кто способен на это, не имея достаточной информации об обеих сторонах. Дон, по сути, на стороне Фрэнка, и другого тут ждать бессмысленно и чрезвычайно глупо, - Мы оба говорим обобщенными фразами и это меня на сто процентов устраивает. Я развожусь с Франческо не на пустом месте, а после определенных раздумий, подсчетом всех "за" и "против", полным осознанием того, что имеются веские причины. Это могло произойти раньше, но произошло сейчас. Сумею ли защитить?.. - Джульетт как-то неопределенно хмыкнула и покачала головой. - Думаю, теперь процент самой возможности снизился и продолжает снижаться, понимаешь? Тем более, Франческо остается их отцом, который, я уверена, продолжит их защищать и быть рядом.. Ну, хотя бы иногда, - Добавила с иронией, - Чувствую ли я удовлетворение и уверенность? Это хочешь спросить? Нет, пока не чувствую. Но я очень хочу это почувствовать, в этом вся разница.
Они оба получили свободу, для кого-то неожиданную, для кого-то вымученную и желаемую. Да, она делала это не только для детей, она делала это и для себя. Супруги оба взрослели когда-то, им пришлось, когда родилась Алессия, но Джульетт даже не подозревала, что однажды станет заложницей Дня сурка. И вроде единственный человек, которому она способна доверить саму себя, зациклился на самом себе, на своих проблемах, на бесконечных столкновениях с законом, и больше ни на чем другом.
- В чем он нуждается? В семье? Я не забираю у него это. У него есть дети - самое важное, о чем он должен думать в первую очередь. Некуда вернуться? Знаешь, Фрэнк очень любит этот дом.. Но он всегда может прийти сюда, чтобы увидеть сына и дочь.

Отредактировано Juliette Altieri (2014-05-12 15:06:48)

+1

8

Предложить Гвидо мог немногое. Хотел предлагать, пожалуй, даже ещё меньше, чем мог; и уж точно не мог заставить Джульетт вернуться к мужу под дулом пистолета - вернее нет, в теории, он мог бы попробовать, но это не принесло бы ничего ни хорошего, ни полезного. Они живут в цивилизованном обществе, и обществе достаточно неплохом, если не лезть в бутылку, а в первобытном мире среди бизонов и пещер - насилием и оружием можно открыть многие двери... но и далеко не все. Однако, Монтанелли естественно интересовало то, чтобы брак четы Альтиери остался бы целым - и если уж отбросить разговоры о католических традициях и общих итальянских корнях, отставить в сторону и гордость, основанную на положении в обществе, Гвидо хотел этого просто по той же самой причине, что и Фрэнк: они оба были преступниками, а их жёны - существуя на их деньги, принимая их подарки, живя вместе с ними и покрывая их грехи, делая вид, что ничего не видели - они часто были пособницами их преступлений. Ближайшими к ним людьми. И значит - первыми лицами, которых можно было бы увидеть в суде, по другую сторону решётки... Жёны могут дать такие показания, которых достаточно, чтобы на них закрепить большую часть дела. Именно потому они и должны держаться за них, не только за отношения - но и за пресловутый штамп: человек, с которым ты состоишь в браке, может отказаться от дачи любых показаний... Джульетт, желая стереть этот штамп вместе с двадцатью годами прошлого, становилась потенциально опасной для Фрэнка. А значит, и для остальных - для Гвидо и Маргариты в первую очередь. Разведённый гангстер - для ФБР или детективов отдела по борьбе с организованной преступностью мишень довольно хорошая. А его бывшая жена, кстати, именно тот способ, которым и следует воспользоваться... Монтанелли знал, как это бывает. Отчасти вот такую защиту он и имел в виду - все они связаны одной цепью; от слабых звеньев - избавляются, но хуже - когда начинает слабеть сильное.
- "Как следует" - по твоему мнению, это как?
- усмехнулся Гвидо, отхлебнув немного из чашки. Нет, конечно, нельзя сказать, что Фрэнк моментом не воспользовался (хотя тем же моментом воспользовались и остальные, если не в большей степени, то в равной), но... он не знал, что для обоих Альтиери может означать правильное празднование своего дня рождения - лично для него это находилось как-то в стороне от стриптиз-клуба и тотальной попойки. Если тебе нету тридцати - ещё может быть, но в их возрасте пора бы уже как-то и остепеняться. У Фрэнка может быть и своё мнение на этот счёт - да и он, впрочем, далеко не единственный, кто считает, что Монтанелли - фигура слишком уж мрачная и замкнутая, но таким уж Гвидо был.
- Ещё бы. - каждый на их месте чувствовал бы себя... иначе. Гвидо неплохо помнил, как сам себя чувствовал, когда от него ушла жена - как раз тогда он и сделал, наверное, одну из самых больших глупостей, в итоге ставшая поворотной в его жизни... по крайней мере, точно являлась предупреждающим знаком о том повороте. И пусть даже повернул он только лет через пятнадцать, окончательно сойдясь с Маргаритой... - Хотя друзья... всё равно, это другое. - найти себе девочку на ночь - это одно, найти постоянную любовницу - второе, жениться - это третье, это разные вещи, пусть даже могут происходить чуть не одновременно, и разные женщины, даже если присутствуют в жизни все трое разом. Это уже как в старом тосте - "Выпьем за то, чтобы они никогда не встретились!"... Гвидо прекрасно понимал, что Джульетт это не нравится.
А кому бы понравилось?..
- Я не о нуждах Франческо хочу поговорить - с ним я и так вижусь почти каждый день.
- покачал головой Монтанелли. Гораздо важнее ему было понять, что ощущает по этому поводу, и что хочет от этой ситуации сама Джульетт; как он и сказал - он был чуть ли не на её стороне в этом вопросе, потому что как раз своими глазами видел ту часть жизни Фрэнка, которая была от неё скрыта, и то, как он ей живёт, тоже. Однако были и вещи, которые задевали и его тоже. - И думаю, что ты просто другой возможности считаешь проценты... - невесёлая усмешка. Бандитский кодекс чести - двоякая штука. При разборках Семей внутри Коза Ностра не принято трогать жён и детей своих врагов, но как только итальянцы начинают воевать с китайцами, как было у них около года назад, или с другими криминальными группировками - методы в ход идут уже куда более свободные; да и внутри системы, на самом деле, на понятия начинают плевать, если откровенно прижмёт. А Торелли в Сакраменто - вообще единственная итальянская Семья. Так что эту "возможность" Джульетт хорошо просчитала - точно так же, как просчитывал когда-то Гвидо, оставляя дом, где росли его дети. А что до других - менее тотальных?..
- С моими старшими детьми я тоже был "иногда"... В шестнадцать Лео попался на угнанной машине.
- Монтанелли поставил чашку на стол. Разговор начинал приобретать более серьёзный оборот - и похоже, был его черёд раскрыть перед миссис Альтиери несколько своих карт. - Не я ведь научил его этому? - наоборот: его не было рядом, чтобы остановить сына. И никогда не было, когда следовало бы, ни его, ни Сабрину, некому было защитить их - от того же самого, от чего Гвидо и свою бывшую жену когда-то защищал. Так где Лео теперь?.. Связался со стрит-рейсерами, стал членом их коллектива - и одним из молодых "друзей" Фрэнка и Гвидо. В данный же момент он вообще лежит в больнице - как-раз таки из-за своего автомобильного хобби. Попал в аварию. - Фрэнки сейчас сколько, четырнадцать? А Франческо - кем бы они ни был, он - его отец... и если его часто не будет рядом - скорее всего, он и потянется за ним. Как раз в то время, когда отца рядом не будет. - даже если Фрэнк иногда будет с детьми - это значит, что иногда его с ними и не будет. И в эти моменты Джульетт останется сама по себе.

+1

9

Джульетт несдержанно усмехнулась, слушая Монтанелли. Они оба знали, как Фрэнк любит отдыхать; тот никогда не скупился на развлечения, если повод имеется достойный. День рождения - один из них. Не ей рассказывать дону о своих соображениях на сей счет, тут нет иных вариантов, кроме как именинник в окружении друзей, выпивки и соответствующей атрибутики вокруг. Другое дело, что андербосс Семьи Торрели переживает разрыв с женой, предстоящий развод и кризис среднего возраста. Ей стало необычайно любопытно, с каким настроением он встречал очередной год своей жизни? Только, слушать подробности из уст Гвидо - лишнее, тут придется опираться на собственную фантазию.
- Гвидо, тебе прекрасно известно, что я имею в виду, - Улыбнулась женщина, глядя дону в глаза, - К тому же, кто не любит свободу? Даже во время тяжелого развода можно уловить приятные нотки. Полагаю, Франческо прочувствовал их. Ну, мне так кажется, - Она пожала плечами, понимающе кивая, и мысленно ни капли не сомневаясь, что ненаглядный супруг не мог не заметить, что отныне его действия нисколько не осуждаются супругой, так как она их не отслеживает. К счастью это или наоборот, еще предстоит узнать.
- Друзья - другое, верно. Но в случае с Фрэнком, у него друзья никуда не делись и он с ними не разводится. Угадай, кто в его глазах враг? - Она снова усмехнулась, склонив голову и внимательно слушая попытки Монтанелли узнать больше, чем он уже знает. Удивительно, но его интерес был направлен в адрес самой Джульетт, точнее - ее мнению и даже.. чувствам? А она уж подумала, что Гвидо тут совсем не по своему желанию. Хотя, что касается Гвидо - тут любой скажет, что дон очень серьезно относится к семье, имеет определенные принципы и по словам Маргариты - примерный супруг. Верить в это или нет - неизвестно, но в таких вопросах никогда не бывает однозначного ответа. Джулс никогда не верила в идеальные семьи, у каждой есть свои огрехи.
- Дело в том, - Начала Альтиери после небольшой паузы, в течение которой она думала над ответом, - что разницы практически нет, Гвидо. Фрэнк здесь больше не живет, правильно, но меньше с сыном видеться не стал. Уж не хочешь ты сказать, что он сидел дома двадцать четыре часа в сутки? Большую часть времени он отсутствовал. Да, теперь нет никаких семейных обедов и ужинов, но Фрэнки-младший достаточно видится с отцом, тот часто приезжает или забирает детей с собой. Мне кажется, сейчас он старается делать это чаще, так как осознает, что у него нет возможности выйти из комнаты, пройти по коридору и заглянуть к ним в любое время суток. У детей отсутствует нехватка его внимания, в этом я уверена. А потянется ли.. Ну, сын интересуется другими вещами.. Пока что. Дальше - посмотрим. Решать проблемы стоит по мере их поступления, а не паниковать раньше времени, - Джули замолчала и тяжело вздохнула. Она и так чересчур часто думала обо всем этом, и любое воспоминание или упоминание о муже будили злость и обиды, с которыми нелегко справиться; особенно, когда весь этот негатив копился и нужно намного больше времени, чтобы он рассеялся.
- Я и так знаю, что ничего хорошего не происходит, Гвидо, - Осторожно начала Джульетт, коснувшись пальцами виска, - Но не могу сидеть и сильнее убеждать саму себя, как все плохо. Люди так с ума сходят, - Ухмыльнулась, - Мы оба остались при своем мнении, хотя разговоров было достаточно. В любом случае, каждый сделал свой выбор, не я одна, заметь. Думаешь, решила подать на развод без предупреждения или без желания найти компромисс? О, я очень хотела решить все мирным путем, но наверное, слишком поздно спохватилась. Так ведь бывает в жизни, мм? - Отпив немного прохладного напитка, она поставила стакан обратно.
- Лучше расскажи, как у вас дома дела? Маргарита еще не подала на развод? - Джулс коротко рассмеялась, отлично зная, что скорее Монтанелли подаст на развод, чем ди Верди. С другой стороны, возможно они составляли неплохой дуэт; дону присуще железное терпение, а Маргарите можно простить ее скачущее настроение и какие-либо выходки.

Отредактировано Juliette Altieri (2014-05-16 18:38:26)

+1

10

Идеальных семей не бывает. И супружеская верность семью Монтанелли-ди Верди идеальной вовсе не делает - оставаясь верным друг другу в постели, Гвидо и Марго умудрялись рушить почти всё, что находилось вокруг этой постели, ссорясь, споря, и не всегда это касалось только их дома - они находились на верху организационной пирамиды Семьи, и их отношения, следовательно, никак не могли не отразиться на группировке в целом... Джульетт ведь и половины не знала. Пожалуй, Фрэнк - некоторое вообще был тем шурупом, на котором и держалась вся организация, поскольку однажды дал им с Маргаритой общего врага в своём лице; и Гвидо тогда влепил ему по физиономии, вступившись за свою жену и советницу - Альтиери отступил, и тогда в администрации Семьи на какое-то время воцарилась тишина. Шуруп, впрочем, тоже не выдержал, и в этой тишине прозвучал другой приказ - Монтанелли не собирался подавать на развод, и никогда бы этого не сделал, особенно во второй раз в своей жизни, ему проще было остаться вдовцом; и в течении истории со своим племянником поняв, что Марго он доверять больше не может, Гвидо заказал просто её... Лишь то, что на следующий день стало известно о беременности Маргариты, позволило Джульетте вообще задать этот вопрос - иначе Гвидо не разорвал бы контракт, и Омбра давно находилась бы на кладбище. Фрэнк об этом тоже не знал. Вообще никто не знал - только Монтанелли и Тарантино, которая и должна была нажать на курок... Так что нет, их с Маргаритой семья не была идеальной. Может быть, Франческо и не был верен своей жене, может быть, и оскорбил её раз или два, но сделал это в лицо, а не за спиной; и уж точно не желал ей смерти, не хотел её убрать. Гвидо же теперь даже не знал, что будет всего через несколько месяцев, после того, когда он станет отцом в четвёртый раз.
- Знаешь, когда такие проблемы появятся - решать их, скорее всего, будет уже поздно.
- горько усмехнулся Гвидо, отпив из своей чашки. Его дети были меньше, когда он ушёл из дома, но всё равно - можно сказать, что он был на месте Фрэнка, и понимал, что он должен чувствовать. Почувствовать свободу? Дать себе волю в поступках, сделать что-то, что раньше было невозможно из-за собственной семьи?.. У них с Альтиери были разные понятия об этом, они и хотели разного, но - и Гвидо тоже вёл себя так же, когда съехал от жены. Будь то пьянка или поездка в Рим - все мужики сразу же после развода ведут себя по одной и той же программе; потому, что... просто потому что не в силах что-то сделать - а сделать что-то надо. Поэтому Гвидо знал, что чувствует Фрэнк, и понимал, чем он руководствуется в своём поведении; больше интересовало состояние Джульетт. Её это удивляло? А он пришёл не только из-за того, что для него брак не был пустой формальностью - Гвидо пришёл сюда, как друг. - Вот именно - он начал видеться с детьми. А жить с ними перестал. Это совершенно разные вещи. - как видеться с женщиной - и, пусть будет тавтология, жить с ней под одной крышей. Только вот если в отношениях с противоположным полом первое ведёт ко второму, то здесь процесс скорее обратный. Дети рано или поздно покидают родное гнездо - либо это делают родители раньше... - Пока что они не стали видеться намного реже - но ты ведь не думаешь, что так будет всегда?.. - особенно если она действительно собралась пойти в суд. Всё дело как раз в этой возможности просто заглянуть к детям, да и важность семейных обедов тоже не стоит недооценивать. Раньше у Фрэнка просто, можно сказать, не было выбора - теперь же видеть детей, в особенности - тратить время на дорогу к дому, в котором он жил когда-то, стало для него чем-то вроде обязанности. И отношение вскоре подсознательно будет соответствующим...
- А ты решила подать? - переспросил Гвидо. В этом всё дело. Пока что Джульетт всё ещё не подала документы, и значит, есть ещё шанс всё изменить; но после того, как Фрэнку пришлют повестку, назад пути уже не будет - неважно, подпишет ли он прошение или не подпишет, пойдёт в суд или не пойдёт, изменится уже его собственное отношение. Пока что он попросту не верит до конца в то, что его супруга может это сделать; но если она разрушит его веру в это - всё уже существенно пошатнётся... но вот только его жене Гвидо не может сказать, почему это так важно. Уж точно не открытым текстом. Потому что это может стать как раз тем, что в итоге и сдетонирует самый опасный снаряд - на её решение нельзя влиять таким образом. - Я бы на твоём месте не стал бы этого делать. Тебе это лучше точно не сделает, как и детям, как и ему. - хочет Джульетт этого или нет, но от тени Коза Ностры в своей жизни ей уже никогда не избавиться. Даже если в итоге жизнь так сложится, что придётся скрываться в Программе под чужой личностью до скончания дней - от этого ведь эта самая тень только сильнее станет, как и первопричина побега. Нельзя забыть самого себя. - Хочешь разъезда - вывези вещи Фрэнка, и живи своей жизнью, но впутать в ваши взаимоотношения государство... Всё равно, что вывесить грязную простынь на своём заборе. I panni sporchi si lavano in casa.* - то, что известно соседям, узнает весь город; то, что известно судьям - узнают и в полиции, и в органах поинтереснее. С тем же успехом Джульетт можно просто выставить саму себя на аукцион, и ждать, кто больше заплатит за право добиться от неё показаний против экс-супруга...
- Считаешь, она захочет подать? Вообще-то, Маргарита уже на четвёртом месяце беременности. - улыбнулся Гвидо. Можно даже поздравить... странно, Джульетт не была в курсе?..

*Грязное бельё стирается дома - итальянский аналог "Сор из избы не выносят"

+1

11

Мрачные аргументы дона несколько смущали Джульетт, которая не привыкла видеть только плохое. Нет, сумасшедшей оптимисткой ее тоже трудно назвать, но ей не нравилось, что на любой более-менее дипломатичный пример, Монтанелли отвечал пессимистичным исходом. Хотя, он ведь не просто так старается, а волнуется за Франческо, который, судя по всему, опасается потерять свою репутацию. И дон Торелли тоже бережет репутацию своего андербосса. Спрашивается, причем здесь Джульетт, которая даже видеть мужа не хочет, не то, что слышать о его положении в Семье.
- Давно решила, - Твердо ответила брюнетка, терпеливо выслушивая личное мнение Гвидо. Наконец-то он сказал то, чего она ожидала от него в самом начале разговора. К чему все эти лишние варианты, которые служат, как белый забор дому, внутри которого неизвестно, что происходит? Альтиери не маленькая сопливая девчонка, она давно жила с Фрэнком, и прекрасно знает, что за условности возникнут в любой момент, если что-то пойдет не так. А у них всегда все шло не так, будем откровенны. Другое дело, что она не ожидала резкой смены границ допустимого в диалоге с Монтанелли. Сначала он весьма открыто дал понять, что она обеспечит супругу большие проблемы, если разведется (будто Джулс не знает этого, куда там), а потом дал совет не выносить сор из избы. Очень интересный поворот, с учетом того, что самой себе Джульетт не нанесет вреда, а вот Фрэнку и Семье еще как может.
- Я знаю, что будет для меня лучше. Да и каждый на своем месте, Гвидо, согласись, - Она повела рукой, подтверждая свои слова. - Предлагаешь мне сохранить репутацию Франческо? О, что ты, Гвидо, давай договоримся называть вещи своими именами. Я не могу поступить так, как считаю нужным, потому что кто-то узнает о разводе, полиция заинтересуется мною, и Фрэнк окажется под ударом? Ты это имеешь в виду? И прошу тебя, не надо столь громких слов.. Ему необходимо только поставить свою подпись, никакой дележки не будет и суда, соответственно, тоже. Не хочу устраивать цирк. Но и не собираюсь снова стараться ради того, чтобы его положение никоим образом не подорвалось. - Закипая изнутри, Джулс больше всего сейчас хотела высказать все Франческо. Неужели он думал, что она забыла все его слова и обвинения? И в последний раз он внезапно смягчился, потому что вспомнил, насколько изменятся обстоятельства, когда они разведутся? Да даже если возникнут вопросы после развода, Джульетт знала наперед, что и рта своего не раскроет. Но тут интерес был в другом. Что Гвидо, что Фрэнк будут сомневаться, а ей очень хочется посмотреть на это со стороны. Сейчас Альтиери была готова бежать и ставь собственную подпись, лишь бы процесс начался. Если Монтанелли хотел помочь, то случайно оступился, запустив тот самый детонатор.
- Я сделаю все так, как посчитаю нужным, дорогой Гвидо. Но я бесконечно благодарна тебе, что ты искренне заинтересован в наших с Франческо проблемах. Это еще раз подтверждает ту степень дружбы, которая установилась уже очень давно, - На полном серьезе произнесла женщина, успев вовремя себя одернуть. Она еще успеет выпустить наружу все эмоции разом, и свидетелем никак не должен стать дон. Хорошо, что у них нашлась другая тема для обсуждения.
- Всего лишь стараюсь отшутиться, - Усмехнулась она, пожав плечами. - Конечно не считаю. И да, я знаю о ее беременности, она заезжала ко мне и сообщила лично. Очень рада за вас обоих, особенно за тебя. Детей все больше и больше.. Как думаешь, достаточно или не помешает еще парочка? - Рассмеявшись, Альтиери отвлекалась, как могла, от неприятной и почти болезненной темы.

Отредактировано Juliette Altieri (2014-05-16 22:06:41)

+1

12

Занимательно, что за всё время разговора о репутации Фрэнка Гвидо так ни разу и не заикнулся, да и не собирался - не то, чтобы авторитет андербосса в обществе его совсем не волновал, но это было той вещью, о которой с его женой тоже не стоило бы разговаривать столь открыто; к тому же, и нынешний дон Торелли о статусе пёкся не так сильно, как даже сам его андербосс, даже о собственном - не говоря уже про положение людей вокруг себя, его просто обычно мало волновало чужое мнение. Хорошо это или плохо, но... Джульетт это тоже не касалось, как и все интриги в Семье, в который Франческо был вовлечён или не был. Делать её репутацию раньше было задачей Фрэнка - теперь же она собиралась быть сама по себе, и была в этом довольно успешна, надо сказать... И вот правда - со своей репутацией её, пока ещё законный, супруг вполне способен был справиться и сам. А Гвидо хотел помочь ей, независимо от исхода судебного заседания... или от того, состоится ли оно вообще - Джули и детям это будет больше необходимо, а Фрэнк же вряд ли это сделает. Почему? Возможно, что кроме него этого и вовсе не сделает никто другой, из солидарности к андербоссу... или просто потому, что какой-то частью ума понимал, что Альтиери за человек - это тоже вероятно.
- Не совсем это. - вот только миссис Альтиери даже сейчас всё переводила на якобы нелюбимого мужа, как, наверное, делала ещё и когда жила с ним, как любая женщина делает (кроме Маргариты, наверное, с её любовью к самостоятельности) - и это уже говорило о чём-то. Во всём она видела обязанности Фрэнка - подпись, сохранения его лица... формально для неё он всё ещё являлся главой семьи - несмотря даже на то, что она собиралась затопить семейную лодку (ну или утопить её капитана - что в ряде случаев почти синоним). - Я боюсь, что под ударом окажешься ты. - и всё же, она - враг в его глазах, Джульетт признала это сама. Пока что враг не очень опасный, но вполне способный разрушить не только репутацию Фрэнка, но и сделать кое-что похуже - вроде предоставления детям возможности навещать папу самим, но уже в тюрьме, например... И это его не так уж сильно волновало. Страшнее было подумать о том, что Семья будет способен предпринять для того, чтобы избавиться от такого врага, и лично Франческо в первую очередь... Супружеская верность - и сама по себе деликатная штука, в их же мире - и ещё более многогранная и шаткая. - Потому что если полиция этим заинтересуется - ты будешь первой, кто пострадает. - а Фрэнк сделает всё для того, чтобы она осталась и единственной; а Гвидо, как глава его второй семьи, будет обязан ему в этом помочь. И методы у них может и будут менее изощрёнными, нежели полицейские, но в конечном итоге, могут быть куда более действенными... и лаконичными. И не в делёжке имущества здесь дело. - Так что не думай о его положении. Ты хочешь подать на развод - задумайся о своём... - Монтанелли пожал плечами. Угрожать он ей не собирался. Но и не сообщить тактично о том, что защищать её будет некому, если она сделает всё так, как хочет, тоже было бы с его стороны свинством, после стольких-то лет в браке с Франческо и двоих совместных детей. И пусть его лично это касалось мало - просто вот так закрыть глаза на эти годы было бы неправильно.
- И просто чтобы прояснить детали - я пришёл не по его просьбе. Я не его пиар-агент, чтобы заботиться о его репутации. - у него своих таких "агентов" достаточно - Майк, Мэнни, два Джона - Большой и Маленький, - "одноухий" Поли, дядя Сэл, наконец, Густаво, и остальные ребята... Только вот видела ли Джульетт кого-либо из них в округе в последнее время? В этом Гвидо сомневался. Они поддерживали Фрэнка - ей они руку вряд ли протянут. - На самом деле, он вообще не знает, что я заходил. - и что-то подсказывает, что будет лучше, если он в неведении и останется. Правда, для самого Гвидо больше, чем для Джульетт, на этот раз... Но в любом случае - у них теперь есть небольшая тайна, которая тоже подтверждает эту "степень дружбы" - которую Джулс своими стараниями тоже может разрушить довольно легко. И сомнительные шутки с намёками её тоже не особенно укрепляют...
- Получается неважно. - Гвидо слегка сжал челюсть, став похожим на сердитого бульдога - который ещё не скалится, но уже готов недовольно зарычать; семья - это вообще его больная тема, особенно с тех пор, как ради Маргариты он перешагнул свои принципы и подал на развод с Барбарой - за неё так же не боясь только потому, что они и не жили вместе уже пятнадцать лет, немногого от неё копы добьются при таких раскладах, а захотят добиться и того меньше. - Спасибо... - но затем он кивнул и улыбнулся, смягчившись. Вряд ли Джульетт планировала его обидеть. - Даже не знаю... У моих предков, ещё там, на Сицилии, было девять детей. - большой дом и виноградная плантация. А не осталось ничего... и никого - кроме Марио Энджело Лоренцо Монтанелли, который находился в Америке в момент нападения на дом "Виноградного дона". Что ж... хотя бы своего деда Гвидо уже перегнал - у Марио было трое. Что интересно, все трое - от разных женщин...

+1

13

Поразительно, как они оба смотрели на ту или иную ситуацию под совершенно разным углом. Джульетт слушала и понимала, что ее слова воспринимаются не совсем точно, и это порядком раздражало. Даже под определением "враг" она имела в виду изначально совсем другие вещи, но отмотать время назад невозможно. Придется выяснять по ходу дела. Сейчас Монтанелли говорил с ней так, словно она в самом деле завтра же поедет в полицию и сдаст собственного мужа, потому что хочет развестись и вообще теперь его ни капли не жаль; ей богу, да чего стоит упрятать Франческо в тюрьму, а потом и вообще запретить ему видеться с детьми, ведь Джульетт Альтиери - чудовище! О чем вообще думают мужчины, когда их жены принимают решение разойтись? Судя по всему, они ждут еще чего-то следом, бесповоротного предательства, например. И никого из них не интересует, что женщины (нормальные женщины) тоже не просто так уходят. Джулс тоже ощущает предательство, но кому интересно вникнуть в саму суть?
- Как интересно, - Задумчиво произнесла брюнетка, после некоторой паузы. Все, что она услышала, может привести в ярость любую женщину, кроме только трусливой. А Джульетт никогда таковой не являлась, к счастью. - Мне воспринимать это, как угрозы? - Спокойно поинтересовалась женщина, вопросительно глядя на гостя. - Или это слишком громкое слово? Предупреждение? Своеобразную заботу? - Она никогда не могла себе представить, что особые таланты супруга могут быть перенаправлены на нее саму. Это исключено. И если дон хочет намекнуть, что такая возможность существует, то совершает очень большую ошибку. В этом доме Джульетт - хозяйка, а Гвидо не имеет над ней никакой власти, в отличие от Фрэнка. - Мне надо бояться подавать на развод, чтобы не нажить себе последствий от полиции и.. Не только полиции? - Корректно спросила, наклонив голову набок. - Чего еще бояться? Выходить на улицу, общаться с людьми? По-моему, этот разговор, Гвидо, достиг своего пика. Я еще не сошла с ума, чтобы по каким-то причинам - которые контролирует кто-то еще - не делать так, как считаю нужным. Я что, малолетняя девчонка какая-то? В моих отношениях с Франческо есть только я и он, и разводиться нам или нет - тоже решают оба. И меня больше ничего не может расстраивать и пугать, кроме того, что мой брак рушится на глазах. - Джулс характерно хмыкнула, ощущая, что ее сейчас затрясет от злости. Да где видано такое, что она должна забиться в угол, как мышь, потому что кто-то со стороны имеет виды на предстоящий развод? С какой стати ей поджимать хвост, потому что после развода полиция или Семья захотят что-то предпринять? Первые пожелают открыть ей рот, вторые раз и навсегда закрыть? Так выходит? Ощущение, словно она собирается сделать мировой переворот, а не пройти самую обычную процедуру, что и тысячи супружеских пар в мире. Да и разница в чем? Что в браке с Фрэнком надо держать ухо востро и молчать, когда происходят ненормальные вещи, что вне брака нельзя чуть ли из дома выйти, потому что ею заинтересуются. Да лучше переехать из Сакраменто, чем терпеть это бесконечное унижение.
- Мне все равно, узнает он о твоем визите или нет, - Как оказалось, Монтанелли и шутки тяжело переносит, так что она снова оказалась в положении "рот на замок", иначе тут без проблем по-хорошему не разойтись. Видимо, она задела какие-то его железные принципы или еще что-то. Будто ей так весело говорить о разводе, подумать только. Ладно, мы сохраним всю серьезность на лицо, раз так. Она очень хорошо относилась к Гвидо, но вряд ли после этого разговора получиться и дальше легко общаться, как было между ними раньше. - Значит, пусть их будет столько, сколько получится, - Сдержанно, но тем не менее добродушно отозвалась Альтиери, положив обе руки на подлокотники кресла.

Отредактировано Juliette Altieri (2014-05-18 16:51:46)

+1

14

Предательство... наверное, каждый мужчина ожидает этого от женщины - потому-то в их общество так тяжело вписаться женщинам, и в организации вдвойне тяжело Агате, Маргарите, Ливии, нескольким другим... И если уж вернуться к теме Фрэнка - он первый, кто будет такого предательства ожидать, и не прислушаться к нему тоже глупо - он семейный человек, в конце концов, живущий с женщиной уже двадцать лет или около того. А кто кого предал - вопрос не кажется таким уж двояким, учитывая, кто находился по ту сторону двери, а кто - по эту. Судить, конечно, можно по-разному, но Монтанелли не думал, что Фрэнк действительно намеревался сделать что-то для того, чтобы разрушить свою семью, сознательно. Может быть, он не делал ничего для того, чтобы сохранить брак - но это уже несколько другое.
- Воспринимай это, как хочешь. - Гвидо уже всё сказал на этот счёт. "Особые таланты" - так их корректно называют в том случае, если не хочется говорить правду - не направляются просто так; у всего есть причины - в случайности в их деле не верит никто. Предстоящий развод, разъезд, размолвка, разрушение брака Альтиери - неважно, как это называть, на самом-то деле - это тоже не случайно, у этого есть начало, и определённо есть конец. И есть направление. Монтанелли только что стал его частью... Он не хозяин в этом доме, и угрожать не собирался, нет - он этот дом просто покинет, когда разговор подойдёт к концу, а вот Джульетт останется в его стенах. И у неё будет возможность обдумать всё то, что было произнесёно, промотать разговор в голове, обдумать все варианты развития событий - направления. Выбирать же только ей самой... в этом-то всё и дело. Возможность всегда существует. Уж ей ли, жене авторитетного мафиози, не знать о возможностях?..
- Ты это сказала, не я. - заметил Гвидо, пожав плечами. Миссис Альтиери - пока ещё миссис - свои перспективы сама понимает... уже неплохо. Она их не боится - что ж, в этом случае, за неё тоже можно только порадоваться. Откровенно говоря, Монтанелли не было приятно видеть, как она злилась, уже плохо пытаясь скрыть свою злость, удовольствия от этого он не получал, но это было... любопытно, как минимум. Нечаянно он словно поддел нечто такое, что позволило взглянуть на чету Альтиери с новой точки зрения, и то, что он видел - было не безынтересно.
- Я не собираюсь говорить тебе, что делать и как. - и разрешать или запрещать ей тоже ничего не планирует - на это у него нету никакого права; у неё пока ещё есть Фрэнк, но и от него она планирует избавиться, так что если хочет сделать свою жизнь ещё хуже, то... кто он такой, чтобы её останавливать? Гвидо не за Фрэнка боится, нет - Альтиери, с его помощью или нет, это переживёт. Джульетт... да в общем, тоже знает, как надо действовать в подобной ситуации - наверняка ведь полицейские на их порог и раньше заглядывали не так уж редко. Но вспоминая, как переживал за своих детей, Гвидо не может не переживать за Фрэнки и Алессию - вот кому жизнь отравят по-настоящему. И переезд из того города, где они росли - это ли не самая горькая часть такой отравы?.. Монтанелли понимал, какого это. Не так много людей знают, но его родной город - Майами-бич, а не Сакраменто: здесь он только с двенадцати лет.
- Знаешь... ты похожа на Фрэнка. - она ощетинилась - и это стало очень заметно; хотела ли она этого или нет, но у своего мужа значительно подучилась за время совместной жизни. Миссис Альтиери, как и мистер Альтиери, не прогибается под обстоятельства, какую бы там силу они не имели; её тяжело напугать чем-либо - Гвидо, можно сказать, уже попробовал; готова защищать своих детей до последнего - даже если это делать придётся от собственного мужа, или его друзей. И ещё - Джульетт гордая. И вот это ей точно помешает, если она так желает отдалиться от круга лиц, к которому принадлежал её муж, окончательно. Раньше имя Фрэнка могло открыть многие двери, и она не испытывала сложностей или угрызений совести, пересекая проём - просто входила; у неё было всё - потому что Франческо или его друзья могли достать. Она стояла над обществом. Теперь же она хотела стать такой же, какими были все остальные... и вот что страшнее - общество плохо принимает назад тех, кто однажды отделился от него: это как ситуация с разводом, но наоборот. Вот что страшнее, нежели внимание полицейских - как примут бывшую жену гангстера? Есть вероятность, что не достаточно дружелюбно для того, чтобы Джульетт и впрямь остаться в Сакраменто в будущем... Хотя и это не главное. Главное - внутри. - Может быть, это вам и мешает, не знаю. Но даже выгнав его за дверь, из самой себя ты это выгнать не сможешь. - потому что это то, что её делает, и в конечном итоге - единственное, что останется. Хорошо это или плохо - только время покажет; Гвидо же не желал Джульетт зла - и пусть он не властен над всеми обстоятельствами, но до какого-то предела способен сдерживать даже их. И уверен, что Фрэнк тоже не надавит, где не будет нужно.
- Пусть будет... - отозвался Гвидо с улыбкой. Так или иначе... он в браке. Он ещё имеет возможность сделать столько детей, сколько получится, и счастлив с Маргаритой - пусть даже и по-своему. - Полагаю, мне пора. Спасибо за чай, Джульетт.

+1

15

Сложно судить объективно, когда изо всех сил стараешься защитить собственных детей от всех земных бед разом. Джульетт прекрасно понимала, что нельзя лишать их дома, родного города, привычной школы и друзей. Понимала, но не осознавала до конца, ведомая желанием поступить правильно. Еще перед оглашением своего решения о разводе, женщина тщательно продумала все возможные варианты исхода, взвесила за и против, нашла возможность быть самостоятельной и не потерять саму себя в этой суматохе. По сути, ей нельзя впасть в депрессию, закрыться от окружающего мира и стать нелюдимой из-за разрыва с любимым мужчиной, потому что у нее есть двое чудесных детей, которые нуждаются в поддержке и внимании. Если он увидят ее пустой взгляд, то не смогут нормально воспринимать перемены, станут переживать и брать пример с матери. Джулс ужасно не хотела этого, но она физически не может прочувствовать то, что чувствуют они. Потеря одноклассников и всего, тому подобное, не кажется ей катастрофической, именно поэтому она не боится увезти их и предложить несколько другой жизненный путь. Они ведь не понимают, что происходит, какая угроза висит над домом и как сильно родители стараются их защитить. Почему Фрэнк никогда не хотел оградить детей полностью от своих дел? Он мог отправить их учиться в другой город, возможно, другую страну. Расстояние - минус, но Джульетт сейчас сложно сравнивать, когда перед глазами только одна угроза.
- Не зря мы прожили семнадцать лет в браке, Гвидо, - Брюнетка несдержанно растянула уголки губ, - Нет ничего удивительного, что мы похожи. Хотя.. Ты так сказал, словно это плохо, - Добавила с какой-то детской непосредственностью, словно ее уличили в дружбе с плохой компанией. Монтанелли нисколько не прогадал, Франческо - плохой пример для воспитанной Джульетт, чья семья может и промышляла интересными делишками, но все же была далека от деятельности Альтиери.
Она промолчала, услышав сакраментальную фразу. Гвидо попал в точку, тут уж даже из упрямства не поспоришь. Из себя Джульетт никогда не сумеет выгнать Фрэнка, сколько не старайся. Так странно, когда годы не истребили первоначальные чувства, но причин для развода поднабралось с лихвой. Странно и забавно. Именно в этом случае всегда можно выкрутиться фразой: "Все стало слишком сложно".
- Надеюсь, ты уходишь не с обидой на меня, Гвидо, - Произнесла Джулс после короткой паузы, - Поверь, не хотела задеть или оскорбить, просто обстановка, в которой нахожусь, оставляет желать лучшего. Мне искренне приятно, что ты нашел время и зашел в гости, чтобы поговорить и узнать, как дела. Честно говоря, я не сильна в крепкой и долголетней дружбе, но после твоего визита буду знать, что могу поделиться с тобой мыслями и услышать совет, даже несмотря на твои взаимоотношения с Фрэнком. В этой ситуации кажется, что никто не поймет, но я знаю, что ты понимаешь, потому что тоже пережил развод. И если у нас с мужем он все-таки произойдет, я тоже хочу его пережить. Никто не говорил, что будет легко, - Она встала с кресла и улыбнулась. - Я провожу тебя. Спасибо, что пришел, - Джульетт скрестила руки на груди. - Передавай привет Маргарите, пусть бережет себя. До встречи.

+1

16

Мафию воспринимают по-разному - кто-то как угрозу, а кто-то - и как защиту; пожалуй, как воспринимать её, зависит от каждого человека в отдельности, его выбора - хотя и ровно как и от обстоятельств, которыми он связан. Очень немногие способны похвастаться тем, что имели по-настоящему чистую и честную возможность выбрать себе друзей. И в мире не бывает просто добра и зла, белого и чёрного, всё представляется лишь разными оттенками серого, верно? Семья долгое время была ей больше другом, нежели врагом, Фрэнк, как её представитель, имел возможность зарабатывать им с детьми на еду, на жильё, на обучение, он же и предоставлял им защиту - едва ли Джульетт хоть раз могла бы почувствовать себя незащищённой за семнадцать лет брака? Сейчас же она, можно сказать, просто разрушает собственную защиту; так что и неудивительно, что она и Торелли будут восприниматься друг для друга больше как враги, нежели чем друзья. И вот если у Джульетт на этот счёт есть твёрдая позиция, и она не боится этой незащищённости, то... Фрэнку-младшему, да и Алессии, это может показаться некомфортным, и они вполне могут попытаться обрести такую же защиту вновь, собственными способами, как это получилось с Лео и Сабриной, в итоге. И своего младшие Монтанелли, надо сказать, добились, уже в своём возрасте обладая неким авторитетом.
Расстояние... возможно, это и выход. А с другой стороны - может как раз стать той самой брешью в стене, которая их защищает. Как раз и потому, что расстояние - это выход за те стены, тот самый мир, где были хозяевами Фрэнк и его друзья, где он не мог бы защитить их с той же самой гарантией, как и дома... на это можно смотреть с разных сторон. У Гвидо ещё было свеж в памяти случай, который с ними произошёл в Токио, куда они с Агатой летали пару недель - когда местная уличная банда попыталась ограбить его и изнасиловать Тату... могло ли такое случиться в Сакраменто, где их знали? Может и могло, но с куда меньшей вероятностью. В Японии же они были и вовсе никем... в итоге, обидчики всё равно были отмщены, но это уже другая история; да и местные авторитеты в мести им помогли. Порой, всё дело как раз в этом - в теории вероятности...
- Нет, вовсе нет. Скорее наоборот.
- улыбнулся Гвидо в ответ. Муж и жена - одна сатана... едва ли можно сказать, что это плохо для Джульетт - ей пригодится то, чему смог "научить" её Фрэнк, если она пожелает продолжать свой жизненный путь без него. И речь идёт вовсе не о его "специальных" навыках, а о том внутреннем стержне, что есть у обоих Альтиери. Впрочем, нельзя сказать и то, что это пойдёт только на пользу - и Франческо его характер помогает далеко не во всём... в мире нету ничего абсолютного. А в конце концов, именно сильная сторона и губить большинство людей в их сфере деятельности и жизни. Так что вариантов немного - нельзя бояться всего на свете.
- Ну что ты, какие могут быть обиды. - Джулс защищает свою семью - ту вещь, которую Гвидо сам признаёт священной, так что обижаться на неё он и права никакого не имеет; а вот то, что она на него злится за то, что он пытается влезть в её дела, вполне справедливо. По сути, приход дона Мафии, "начальника" её мужа, в её дом, это тоже часть этой тревожной и неприятной обстановки, в которой она находится, и не приносит ничего, кроме очередного давления - и да, Монтанелли этого и добивался, желая именно надавить в определённом направлении, хотя и не скажет об этом открытым текстом. По отношению к своим людям, или к их близким, или ко всему, что тебя окружает, нельзя говорить абсолютно всё. - Наоборот - извини, если задел тебя чем-нибудь, Джульетт. - совет - это то немногое, что он может ей дать, пока вся эта ситуация не примет более чёткую форму, нежели образ чёрной тучи, сгустившейся над их с Фрэнком - пока ещё формально общим - домом. Что будет после - покажет уже время. Миссис Альтиери не является для них врагом, уж точно не является таковым для Гвидо, она пока не может ему никак навредить, да и вряд ли хочет... - Ты всегда можешь прийти ко мне за советом, вне зависимости от того, как обернётся твоя ситуация с мужем. Помни это. - и будет лучше, если она придёт за ним, прежде, чем сделает что-то неправильное... в любом случае не будет легко. Семейную жизнь вообще нельзя назвать простой штукой. Но её не уничтожить даже разводом...  - Обязательно передам. Всего доброго. Надеюсь, вам с детьми понравится пирог... - демонстрируя своё доброжелательное отношение, Монтанелли приобнимает женщниу на прощание, несмотря на то, что она встала в защитную позу, скрестив руки на груди, - вероятно, всё ещё побаивается Гвидо; хотя и зря, он не навредить ей пришёл. Скорее уж он Фрэнку принесёт вред такими действиями, чем ей, но если придётся - поговорит и с андербоссом тоже. Не бывает семьи из одного человека. У Маргариты же пока ещё есть тот, кто её бережёт... или пытается это сделать, по крайней мере. По-своему. К ней он сейчас и поедет, когда Джульетт закроет за ним входную дверь...

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » A Marriage Made in Heaven