Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Adrian
[лс]
иногда ты думаешь, как было бы чудесно, если бы ты проживала не свою жизнь, а чью-то другую...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Украденные откровения


Украденные откровения

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Участники: Sophie Briol & Tyler Murphy
Место: США, Сакраменто, ресторан "Blindness"
Время: май 2014 года
Время суток: вечер
Погодные условия: в помещении температура + 20; на улице солнечно и душно.

Некоторые встречи происходят просто потому, что они не в состоянии не произойти. Некоторые люди находят друг друга только потому, что какой бы извилистой ни была их дорога, они попросту не могут не встретиться. В такие дни приходит понимание, что куда бы не убегали вы, то, что суждено - случится, не спрашивая вашего разрешения или желания.
Мы не видим друг друга, но с первого слова чувствуем, что знаем друг друга слишком хорошо, чтобы говорить на отвлеченные темы. Мы не видим друг друга, но нечто не подвластное нам направляет наш разговор в нужное русло. Кажется, будто мы говорим сейчас именно о том, о чем так страшно было высказаться в глаза... вот только что будет потом, когда мы больше не сможем обманывать и обманываться?

Отредактировано Sophie Briol (2014-05-09 08:27:30)

0

2

- Я запрещаю тебе бояться. Я запрещаю тебе быть эгоисткой и портить окружающим вечер. Я запрещаю тебе быть собой. Я запрещаю тебе... - и этот список запретов мог быть бесконечным, если бы Софи вовремя не отгородилась от себя самой, от своих мыслей. Так уж вышло, что череда безумных насыщенных дней на миг оборвалась, предоставляя необычный, но спокойный вечер в компании Лизабетт. Впрочем, сестренка не оставила другого выхода, как пойти с ней в ресторан для слепых. Как ей удалось узнать о таком необычном месте, Бриоль даже не догадывалась, а все было куда прозаичней - приглашение на двоих пришло в офис агенства еще пару дней назад, но затерялось среди другой кучи бумаг, что приходят ежедневно. Возможно, девушки так и не попали бы в этот ресторанчик, если бы курьер не задел сумкой ящик с листами и те не рассыпались по полу. Помогая подбирать всевозможные листы и конверты, Лиззи заметила необычный конверт - черный с белыми буквами: "хотите почувствовать то, чего еще никогда не происходило с вами?" Открыв конверт, Бет прочитала о ресторане и его особенностях, которые и завлекли девушку внутрь. Поиск новых впечатлений - это именно то, что порой очень нужно, чтобы отвлечься.
Сам ресторан находился в одном из подвальных помещений в центре Сакраменто. При входе посетителю вручали специальные очки, которые улавливают тепло, для удобства питания, и официант провожал их до столиков. Бокалы, приборы и тарелки имели специальное напыление, которое, как и тепловое излучение, было видно сквозь очки. Обслуживали гостей слепые официанты, которые прекрасно знали расположение столов и хорошо ориентировались в пространстве по звукам. В заведении помимо ресторана располагался еще и закрытый клуб, в который вход был лишь по клубным картам. Еще одной особенностью заведения было то, что посетителей рассаживали парами - девушек с парнями. Создатель клуба хотел помочь молодым людям знакомится друг с другом и смотреть на собеседника не глазами, а интуицией. Сердцем.
Что и произошло с сестрами - их усадили за соседними столиками. Лизабетт подсадили к незнакомцу и они тут же приступили к знакомству, а вот Софи оказалась в одиночестве. Что и породило пробуждение голосов в голове. Этот шепот сводил с ума, но переключится на кого-то пока было невозможно, за отсутствием этого "кого-то".
Буквально через минуту к столику подошел официант и принял заказ, который состоял из шоколадного маффина и зеленого чая. Хоть на улице было и жарко, в помещении сохранялась относительно прохладная температура, а потому разгоряченные тела очень быстро охлаждались.
Хотела ли француженка разговора с незнакомцем? Пожалуй, да. Хотя бы потому, что иногда полезно открыться тому, кого больше не встретишь, ведь незнакомца, с который сейчас состоится беседа, она вряд ли увидится вновь. Слишком уж откровенными разговоры получаются в моменты, когда тебя не в силе остановить чужой взгляд.
Темнота располагала еще и к общению почти шепотом, чтоб случайно не потревожить тех, кто сидит за соседними столиками. Ты их не видишь, но они точно где-то рядом, увлечены новыми ощущениями. В какой-то момент, София даже сняла очки, погружаясь в тихий ропот и перезвон столовых приборов. Мало кто приходил сюда поесть, скорее, заказы были символической платой за этот мирок совершенного спокойствия, казавшийся комнатой из другой вселенной, случайно затерявшейся в шумном мегаполисе.
Еду еще не принесли, но совсем рядом кто-то прошел. - Вот здесь ваш столик, мсье. - Тихо, но четко сообщил официант. - Закажете сразу или подойти через несколько минут?
София подождала, пока незнакомец поговорит с официантом, вновь надела очки, чтоб убедится, что она попросту не уснула, что она действительно больше не одна и не нарушая общего колорита поприветствовала своего собеседника полушепотом: - Добрый вечер. Я - Софи. Вы здесь впервые? - Она очень надеялась, что окажется не единственным новичком этого специфического заведения.
Бриоль приготовилась к разговору, вновь сняв очки. Почему-то они отвлекали от чужого голоса. От тайны, которая окутывала пространство.

+1

3

Не знаю о чем я думал, когда согласился на это сомнительное мероприятие. Про ресторан мне рассказала Шейла, именно она у нас в семье спец по таким делам, и, наверное, знает в этом городе все более-менее приличные заведения. Я долго сомневался в том, что идти стоит, и даже было уже решил, что забью, если бы не одно обстоятельство... Абсолютно пустой холодильник и урчащий от голода желудок. Девочки были заняты какими-то своими делами, только когда они переехали, было радужно и казалось, что они будут готовить теперь всегда. Черт с два. Шляются вечно, и морковные котлетки - лишь обещание, которое никогда не исполнят. Зато я пользуюсь пианино Руни, и слова никто мне не скажет.
   Короче, открыл я холодильник, понял, что там будто мышь повесилась, да решил, что в ресторан пойти стоит. Благо, я как раз получил зарплату, и мог себе позволить себе более приличную еду, чем китайская лапша.

   Ресторан в первые же секунды поприветствовал меня кромешной темнотой, которая пугала и напрягала. Обостряются все чувства, но одновременно чувствуешь себя очень беззащитным. Не знаю, что люди находят в этом. У меня в руках очки, но я не собираюсь их надевать. Какая-то слишком новомодная хрень, которая реагирует на тепло и прочие бла-бла-бла. В какой-то степени я технофоб. У меня есть телефон, я знаю как пользовать плеером или телевизором, но какие-то более новые вещи не вызывают у меня доверия. Я прямо на сто процентов уверен в том, что одену очки, а на следующий день у меня от них облезет ебальник. А я, знаете ли, и так не красавец.
   Не знаю, кто там пришел в ресторан за атмосферой, но я пришел для того, чтобы пожрать вкусно. Атмосфера здорово напрягает, но если передо мной будет тарелка со вкусной едой я, так и быть, готов потерпеть. Зато потом можно будет дразнить Скар и Руни, они-то тут не были, две лохушки.

   Закатываю глаза и фыркаю, потому что официант разговаривает слишком вычурно. Господи Боже, вы меня видели? Ну какой же я в жопу мсье. Не смешите...
   Делаю заказ и удивляюсь тому, как уверенно ведут себя официанты. Им же нужно носить еду, бокалы с питьем. Как они не натыкаются на людей вокруг, на столы? Мистика какая-то. Я не читал брошюру, которую мне дала сестра, так что ничего не знаю об этом месте. Знаю только, что кромешная тьма, когда хоть глаза выколи, мне не нравится. Еще я понятия не имею о том, что рядом со мной за столиком кто-то сидит. Поэтому, когда совсем рядом раздается шепот, я вздрагиваю и едва не опрокидываю стол. Всё это происходит так громко, словно кто-то до предела повернул рычаг на магнитофоне жизни. Шепот вокруг смолкает на мгновение, и мне становится неловко. Надо быть аккуратнее. - Привет, я - Тайлер. Да, я здесь впервые, - мне странно от того, что я не слышу того, с кем разговариваю. Наклоняюсь чуть-чуть вперед, складываю руки на стол и прислушиваюсь. Удивительно, но я слышу твоё тихое дыхание где-то совсем близко. А вы часто слышите дыхание того, с кем разговариваете? Я клянусь вам, это как-то слишком интимно. - У тебя красивый голос, - я не вру и не стараюсь запудрить тебе мозги. Может ты вообще страшная? Но голос приятный, даже когда шепчешь. А еще мне странно спокойно, пропало то ощущение неловкости и настороженности, что донимали меня, когда я только вошел. - А ты? Ты в первый раз? - я перехожу сразу на ты, к чему осторожность и вежливость, если я тебя не знаю и никогда, скорее всего, не узнаю. Мы наткнулись друг на друга случайно, наши жизни соприкоснулись буквально на мгновение. Так зачем же всё усложнять? Не знаю, что делаю. Протягиваю руку вперед и шарю по столу, натыкаюсь на какие-то приборы, всё холодное и гладкое, пока не нахожу твою руку. Она почти такая же холодная, как те приборы. И гладкая, словно фарфор. У меня всегда горячие. Не обожгу ли? - Очень холодная. Ты замерзла?

+1

4

Мне не знаком этот голос, но ощущение такое, словно я где-то уже встречала этого человека. Со мной такое бывает, ведь фантазии безграничны, а мир так непредсказуем. Слушаю Тайлера, пытаясь представить как он должен выглядеть. Пытаюсь по голосу узнать сколько ему лет, чем увлекается и чего ждет от этого вечера. Ощущаю себя настоящей предсказательницей, которая гадает по голосу. Позолоти ручку, а?!
На комплимент отвечаю улыбкой, которую ты не увидишь, но вполне можешь услышать: - Спасибо, это что-то новенькое. - Она не помнит - говорили ли ей это раньше. Скорее всего говорили, один из сонма тех обожателей. А может, они все говорили. Вот только эти слова, как и многие другие, были услышаны и тут же забыты. Они пусты и, скорее всего, были лишними. Но вот только не эти. Он не знает ее, не представляет - красива она или уродлива, но все равно говорит, а значит, есть смысл поверить. - Да, впервые. Совершенно не понимаю, что забыла здесь. - Улыбка исчезает, но доброжелательность в голосе сохраняется: - наверное, как и многие здесь присутствующие, я пришла за новизной. - И упускаю тот момент, что во мне в данный момент борется не чувство восторга с любопытством, а легкая паника и нервозность. Я ненавижу закрытые пространства, сейчас же я чувствую себя словно в гробу. А этот голос, будто из соседнего такого же одинокого пустого футляра. Мы мертвы. И я бы уверовала в это настолько же серьезно, как в то, что я умею предсказывать будущее, если бы не прикосновение, которого я совершенно не ожидала.
Вздрагиваю, когда твои горячие пальцы прикасаются к моим. Но даже этого недостаточно, чтобы я вскрикнула. Скорее наоборот - теперь это один гроб на двоих, и от того не так страшно. Чувство загнанности отступает несмелой кошкой и усаживается подле, пока не решаясь уйти. Время паники еще не пришло, но вполне возможно ей удастся смешать карты.
- Нет, - качаю головой по привычке. Ты не видишь, но слышишь - голос отдаляется и приближается. - Говорят, что у людей с холодным сердцем, холодные и руки. - Я вновь улыбаюсь, а пальцы невольно сплетаются с твоими, греются о них. Неужели это попытка найти защиту?
Романтизм момента я все же нарушаю следующими словами: - Но скорее - это все образ жизни, или болезнь. Не знаю. - Прикосновения могут рассказать куда больше о человеке, чем хотелось бы. Есть робкие, легкие, летучие - они показывают неуверенность или смущение, но так же могут рассказать и о нежности присущей между людьми. Другие - грубые, властные, напористые - рассказывают о принадлежности кому-то, об истинном значении человека - будь то всего лишь собственничество или покровительство. Когда ты можешь увидеть, ты можешь понять, но сейчас возможно только чувствовать. И могу сказать с уверенностью - твои прикосновения не обладают и капли сомнения. Мне это нравится. Ты знаешь главное правило: хочешь что-то сделать - делай. Не спрашивай, иначе получишь отказ. А даже если и не получишь, то как минимум испортишь сюрприз. Но мы же не хотим этого? Потому я улыбаюсь, потому продолжаю разговор, будто ничего не произошло. Будто эти прикосновения - обыденность наших встреч.
Встреч, которых может и не быть.
- Как ты думаешь, когда люди не видят друг друга, это помогает им открыться? Или им необходимо видеть? - И невольно вспомнился тот, который не возникал уже слишком долго в моих мыслях. Человек, которого видела, но не знала. Узнала, но не смогла зайти дальше. Я ни разу не разговаривала с ним, потому что даже не представляла, что скажу ему при встрече. К сожалению, не знаю до сих пор. Все закончилось очень неудачно и внезапно. Возможно, нужен был еще один шанс, который мы не позволили друг другу. - Я говорю "им", но мы ведь в такой же ситуации. Вот только... - не знаю, как сказать человеку, что пришла сюда не ради знакомств. А из-за того, что решила испытать себя в очередной раз на прочность. Это прозвучало бы как-то странно и, наверное, не стоило с подобного начинать. - Я не искала знакомств. Это скорее приятное дополнение. - Еще не зная человека, почему-то уже уверена, что это будет приятный разговор. Который, впрочем, ни к чему не приведет. Скорее всего...

+1

5

Склоняю голову в привычном для себя жесте и вдруг осознаю, что это то самое место, где можно не хмуриться, не улыбаться, не запускать руку в волосы и не теребить одежду. Те самые жесты, которые дают представление собеседнику о том, что у нас в голове, что мы чувствуем. Здесь всё это можно отбросить в сторону, расслабиться и не думать о своем внешнем виде, о впечатлении, которое производишь. Мне даже подумалось, что этот зал наполнен десятком оголенных душ, красивых, искренних, без мишуры и разноцветной обертки внешнего вида. И еще одна мысль... Это так же место, где ты можешь быть кем угодно. Можешь не открывать душу, но натянуть иную личину, превращаясь из студента в успешного бизнесмена и обратно. Обвожу взгляд всё вокруг, но куда ни глянь, везде лишь вязкая чернота. Неосознанно сжимаю ладонь девушки сильнее, даже не замечаю этого. Не боюсь темноты, конечно, боюсь засасывающего киселя, боюсь потеряться. Может быть так выглядит смерть "изнутри"? Что за мрачные мысли...
   Твои ладони совсем маленькие по сравнению с моими, в то же время они удивительно послушные, я не вижу тебя, но руки твои знакомые и привычные, держу их так, словно они - мои. Словно они предназначены для моих рук. И это несмотря на то, как смешно это может прозвучать. - Глупости... - мои губы растягиваются в ненужной улыбке. - Я уверен, что сердце у тебя еще какое горячее, - я и правда в этом уверен. Понял и узнал в ту самую секунд, когда мои теплые пальцы легли на твою холодную ладошку. - Мне начинает нравится эта темнота... - большим пальцем по внутренней части, там, где ломанная линия жизни. Как выглядели бы два человека в ресторане, вот такие как мы, со сплетенными руками, будь включен свет? Мне бы не понравилось.

   - Ты скажи мне. Ты сейчас открыта мне? Потому что я - да, - я тихо усмехаюсь и вынужден подвинуть локти, потому что официант принес еду. Пахнет обалденно. Я втягиваю носом воздух, смотрю туда, где должна быть тарелка и разрываюсь между двумя желаниями: есть и держать тебя за руку. В конце концов, второе побеждает... Привет, я - Тайлер,  и я - дурак. - Все-таки приятное, да? Значит мне точно нравится эта темнота, - я снова усмехаюсь, на этот раз как-то невесело. Сам не знаю почему. Наверное, я просто невезучий. То ли я просто придурок, то ли сам не очень хочу отношений с девушками. Они вечно заканчиваются неудачами и болью. Последние - вообще жуть. Если это вообще можно назвать отношениями... Невольно вспоминаю мою соседку из Лос-Анджелеса и мой позорный побег. Я иногда вспоминаю её. Благо, чем больший промежуток времени разделяет нас, тем меньше думаю, потому что это до сих пор неприятно. Не так больно, как было. Просто неприятно, но даже это что-то значит. Если бы можно было вернуть то время, что бы я сделал? Оставил всё, как есть, или постучался бы в твою проклятую дверь? Не знаю. Честно. Скажу лишь, что я никогда не жалел о том, что сделал. Инстинкт самосохранения развит во мне чрезвычайно сильно, но, правда, не в тех местах, в которых это действительно необходимо. То, что было между нами, было болезнью. Болезни надо лечить... Но пока я думаю, я молчу, и твои пальцы становятся напряженными. Ровно как и тишина между нами. - Прости. Я задумался... А зачем ты пришла сюда? - я очень надеюсь на то, что ты не спросишь у меня того же. Пожрать - не самый романтичный момент, не совсем то, что нужно говорить в такие моменты. В какие "такие"? Интимные. Два человека, совершенно одетые, в темноте, между нами стол и мы друг друга никогда не видели. Да, точно, интимные... - Расскажи мне, чем ты занимаешься? Я, честно говоря, обычно не интересуюсь другими людьми, но сейчас мне интересно... - а всё потому, что ты сейчас - центр моей вселенной. - Да и вообще у меня много вопросов... Какой у тебя любимый цвет? Как звали твоего первого домашнего питомца? Кофе со сливками или без? - я задаю вопросы и жажду получить ответы на них. Я люблю, нет, обожаю книги. И сейчас ты - книга, которую я так хочу подержать в руках и прочитать от корки до корки.

+1

6

Ты хочешь услышать правду или что-то большее, чем правда? Рассказать тебе о своем чудесном счастливом детстве? О том, какая у меня огромная семья, по выходным мы собираемся все в родительском доме и печем пироги. У меня трое братьев и сестра, а еще есть собака, даже две. И кошка, какой-нибудь совершенно безумной породы. Сфинкс, например. Или, может все иначе? У меня жизнь сложилась хуже, чем у самой последней ободранной кошки. Родители подбросили мое маленькое тельце в детский дом, в шесть лет я была изнасилована стареющим охранником, а после беспорядочная половая жизнь и беременность в шестнадцать. Уже несколько лет я лечусь от СПИДа, а ты вот так беззастенчиво держишь мою руку. Внутри меня  же все гниет, и если не будешь осторожен, то и внутрь тебя проберется зараза. Или, может, рассказать тебе о бедной иммигрантке откуда-нибудь из России, которая родила, работала на трех работах, чтоб прокормить и вырастить меня, я подалась в учителя, а по ночам работаю стриптизершей в соседнем городке... какую из моих правд хочешь знать ты? - Открыт? - переспрашиваю, будто не понимаю зачем это все. Что изменит для нас эта правда? Хорошо, я тоже могу рассказать о себе правду. Только какую из? У меня не жизнь, а куб и каждая грань имеет свою правду. - Это не сложно, если знаешь, о чем говорить. - Я разрешаю тебе знать правду о себе. Всю до последней капли. Потому что это больно и страшно - быть мною. А еще приятно. Вот только ощущения уже слишком извращены, чтобы суметь быть честной хотя бы с собой. Но я попробую.
- Я всегда прихожу туда, где можно почувствовать нечто новое. Потому что моя жизнь стремительно утекает сквозь пальци. Если у кого-то она может перевалить и за семьдесят, то мне дожить хотя бы до сорока. - И это правда, душевнобольные долго не живут. Я суицидница и однажды у меня получится. Непременно. - Я хочу попробовать все. - Твои пальцы скользят по моей ладони. Интересно, ты чувствуешь шрамы, которыми исполосованы мои кисти и запястья? Ты не испытываешь отвращения к ним, как многие испытывали до тебя? А потом не могли оторваться от созерцания этой вечной боли. Напоминания о боли.
Твоя кожа горячая и ровная. Почему я уверена, что ты никогда не подставляешься? Не рискуешь собой и здесь, ты будто совершенно случайный гость, и неудачно попавший именно на меня - комок противоречий и стремлений. Не бойся, я не заведу тебя дальше, чем ты захочешь дойти. Я помню, что самое главное, вовремя остановится. Я уже почти научилась это делать.
- Модельный бизнес - а еще я наркоманка со стажем и шизофреничка - дело моего отца, и так уж сложилось, мое тоже. Я единственный ребенок, потому однажды все станет моим. Хотя, наверное, все же не моим, а моей сестры. Двоюродной сестры. - Зачем-то уточняю. Интересно, она сидит совсем рядом, слышит ли о чем я говорю с тобой? Интересно, догадывается ли, что я не оставлю себе практически ничего? Если вдруг что-то случится с отцом... - Она умница, у нее это выйдет куда лучше, чем у меня. - Часто ли мы рассказываем о таком первому встречному? Часто ли вообще говорим с незнакомцами о том, что их не касается?
У меня есть точка опоры, или это гвоздь в крышке гроба? Не знаю, но я уже давно все решила, но пока не могу расстраивать отца отказом.
- Откуда они у тебя взялись? - Цепляюсь за соломинку и заканчиваю откровенности. Ты не должен знать, почему я не хочу все это себе. Ты не должен знать, что я уже одной ногой где-то там, за последней чертой. При чем, знаешь, это все добровольно. И бессмысленно. - Но, я совершенно не против. Только, если это будет откровенность на откровенность. - Улыбаюсь, от того слова получаются теплее. - Чем наполнена твоя жизнь? - Наверное, это даже не только о работе, а вообще - обо всем сразу.
- Цвет? - я задумываюсь, наверное, это самый сложный вопрос. Он прост и неимоверно сложен, потому как я не могу ответить, - не могу ограничится одним. Зачем сужать свой мир до чего-то определенного, если можно получить все? - И в этом состоит великий обман, но и истина - можно получить то, что тебе захотят дать, и дело уже давным давно не в цвете. - Мы всю жизнь переезжали, потому у меня никогда не было животных. Я о себе позаботится не могу, а то еще брать такую ответственность. Ты любишь кошек? Собаки меня не любят, я отвечаю им тем же. - Переворачиваю твою руку ладонью вверх, скольжу пальцами по ней, останавливаюсь на запястье - чувствую как сильно бьет пульс. Ты воплощение жизни. Не поддавайся на эти чары. Не следуй за мной в темноту.
- Не пью. Зеленый чай. - Но потом исправляюсь, - стараюсь не пить, иногда из-за работы приходится. Ранние подъемы. - Неужели правда так важна сейчас? Но, я не против, неверное, я даже "за" эту игру. Вот только что случится, если один из вопросов окажется неуместным? Тем, который положит всему конец?
Официант приносит чай, чувствую аромат, которым наполняется пространство. Но пока что ему еще не время. Мы слишком ускорили темп времени, оно несется непозволительно быстро, оставляя нас где-то вне своей власти. И пока можно, давай наслаждаться этим.
- Когда ты в первый раз задумался о том, в чем смысл происходящего? Что стало для тебя смыслом? - Я знаю, что человек состоит из мелочей, но чтоб перейти к ним, я хочу увидеть общую картину. Сколько людей, столько и мнений. Ответь мне, в чем твой смысл? Чем измеряется твое время?

Отредактировано Sophie Briol (2014-05-30 19:42:51)

+1

7

Это похоже на жажду. Жажду человека, который прошел десяток километров по жаркой пустыне, дошел до места, где может попить, уже протягивает руку, но натыкается на стеклянную перегородку. Видишь, но не можешь дотянуться. Это всё очень метафорически, потому что я не вижу тебя, и ты - мой бокал с водой. Это что-то странное, животное, рождаеющееся в глубине души. Мне вдруг начинает казаться, что я уже несколько лет только и делал, что шел к этому самому моменту. Почему мне так важно узнать тебя? Что в тебе такого особенного? Как ты смогла притянуть к себе всё моё внимание, хотя я тебя даже не вижу?
   Свободной рукой нашариваю бокал с водой и делаю несколько глотков, словно это может помочь мне. Но нет, вода - не то, чего я хочу. Она не утоляет тот вид жажды, которым я мучаюсь. Слушаю, затаив дыхание, ловлю каждое слово. Я знаю тебя. Мысль неоновыми буквами начинает светиться у меня в голове, и я даже пугаюсь этой необъяснимой, такой сильной уверенности. Мы связаны. Я не знаю, откуда я знаю это. Просто знаю. - Что ты уже пробовала? - в моем воображении, ты - бездонная яма, воронка, которая затягивает всё вокруг, уничтожает внутри себя жаром, силу которого сложно представить, и всё лишь для того, чтобы в какой-то момент накалиться до такой степени, что невозможно больше существовать. Ты просто взорвешься и разлетишься острыми раскаленными осколками. Меня не пугают твои слова, хотя дожить только до сорока, как мне кажется, - странно. Но ты - такая, какая ты есть. Ты должна быть такой. Иначе ты не умеешь.

   Мысли в моей голове глубокие и умные, в другой момент я бы посмеялся сам над собой. Но сейчас вся моя напускная шутливость, озабоченность и придурковатость, слетели, как ненужная шелуха. Я пропускаю мимо ушей факт того, что, будучи моделью, ты должна быть красивой и стройной. Совсем не такой я представлял себе свою собеседницу, когда только садился за стол. - Они просто возникают у меня в голове, вот и всё.
   Я не умею говорить красиво. Не умею подбирать слова так, чтобы они были наполнены глубоким смыслом. Ты хочешь сменить тему, а я не настаиваю, хотя хотел бы услышать еще что-то откровенное. Осторожно и постепенно подбираюсь к тебе и не хочу давить. - Я работаю кредитором в банке, хотя ненавижу эту работу. Отец заставил меня учиться на финансовом факультете, в Сан-Франциско, хотя я бы лучше учился где-то в другом месте. Я живу с двумя девушками-студентками, они снимают у меня комнату. Играю в группе на гитаре, чуть-чуть пою и пишу песни, - я перечисляю факты из своей жизни, и ты можешь почувствовать, как моя рука становится твердой и напряженной, словно сделана из камня. Я шарю взглядом в кромешной темноте впереди себя, в отчаянно попытке увидеть тебя. Тебе интересно? Я не обманываю себя?

   - Как можно получить цвет? Или все цвета? - я хмурюсь, потому что не понимаю. Наверное, это очередные женские штучки. Зачем всё усложнять? Если тебе нравится желтый, так и говори, что нравится желтый. Это же всего лишь цвет. Человеку свойственно иметь какие-то предпочтения. - Люблю кошек. У моей сестры собаки, и я терпеть их не могу.
   Я вспоминаю ту девушку, соседку напротив, из Фриско. Она тоже пила зеленый чай. Я видел по коробке, которую она держала в руках всякий раз, как делала чай. Почему я постоянно вспоминаю о ней сейчас?
   Твои вопросы сложные. Я снова хмурюсь и сильнее сжимаю твою ладонь. Я, словно первоиспытатель, не могу никак видеть твою реакцию, и всё, что у меня есть - это твоя рука, с которой я экспериментирую. - Мне это не очень интересно. Мне, наверное, просто некогда об этом думать. Я - это я. Смысл в том, чтобы жить и не останавливаться, что я и делаю. Ты? - еще сильнее сжимаю ладонь, еще чуть-чуть, и тебе станет больно. А я понимаю, что мне любой ценой нужно вытащить тебя наружу и посмотреть на тебя. Ты не сможешь от меня сбежать...

+1

8

- Сан-Франциско - задумчиво и очень тихо, повторяет за парнем Софи. Словно эхо его слов, но никак не ее собственные. Когда-то очень давно она повстречала в том городе человека, которого никогда не забудет. Чуть больше месяца отданной жизни и полученной в ответ чужой. "Где же ты сейчас, одна из моих тайн. Где же ты?"
Но долго думать об этом городе и ушедшем юноше нет времени - потому что жизнь протекает здесь и сейчас, и нужно поддерживать беседу, объяснять, открывать себя. Нужно не потому что кому-то что-то должна, а потому что хочется рассказать, хоть и незнакомцу, который не запомнит и четверти из сказанного. - Каждая эмоция раскрашена своим цветом, каждое настроение имеет свой цвет. Возможно, не стоит все настолько усложнять, но тогда мир потеряет частичку своего шарма. Жизнь должна приносить то, что желаешь, иначе, она бесполезна. - Отвечает искренне, веря своим словам.
Разговор течет непринужденно, только рука, что сжимает ее ладонь, будто начала каменеть. Что происходило в этот момент с Тайлером? Бриоль даже не могла предположить, казалось, словно он увидел нечто, что скрыто от самой девушки и это слегка озадачивало. Что? Что же она пропустила? Мозг лихорадочно пытался понять то же самое, будто понимал, что ответ ее шокирует и этот ответ - прямиком перед ней, но она его не замечает или не хочет замечать.
- Смысла нет. - Вот так просто и четко, как первый снег в середине ноября. Только не в Сакраменто, а где-то в ее любимой Европе. Почему-то казалось, что в США всегда жарко, это раздражало невыносимо. - Люди сами пытаются придумать его себе, чтобы оправдать свое жалкое существование. Понимаешь? Многим кажется, что не придумав чего-то величественного, не наполнив эфемерным смыслом свою жалкую жизнь, проживают ее зря. Вот только все проживут ее зря и от этого нет никакого средства. По сравнению с тем, сколько уже было позади и сколько будет впереди - мы ничтожны и бессмысленны, так зачем искать то, чего нет? Впрочем, твой подход тоже уместен. Жить ради жизни.
Пальцы Тайлера сжимаются так сильно, что француженке становится больно. Терпит какое-то время, а потом тихим голосом спрашивает: - Что-то не так? - Пальчики больше не лежат спокойно в его руке - они еще не начали движение, но заметно напряглись. Софи словно раздумывала - выдернуть руку или нет. - Поделись со мной своими мыслями и разожми пальцы. Это весьма болезненно, понимаешь? - Он должен был понять, о чем говорит Бриоль.
Отчего-то возникает неописуемое волнение. Девушка понимает, что нужно сбросить напряжение, потому ищет в клатче сигареты и зажигалку. Закрывает сумочку и оставляет на столике. - Извини, ты куришь? Может, выйдем и покурим? А после вернемся и продолжим знакомство.
Француженка решительно поднимается, даже если парень не пойдет за ней, официант безошибочно после вернет ее к столу. В этом ресторане есть даже курилка, официант уже через пару секунд подошел к ним и предложил свою помощь. В курилке был приятный полумрак - голубоватое свечение издавал только аквариум во всю стену, потому яркость не давила на глаза после долгого пребывания в темноте. София вошла в комнату первая, следом Тайлер. Какое-то время девушка заворожено смотрела на рыб в аквариуме, а после повернулась и увидела его... парня из Сан-Франциско.

0

9

Я веду себя странно, я знаю. Мне не стоило сжимать твою руку вот так, не стоит идти на поводу у странных желаний и мыслей в моей голове. Словно кипит мозг, словно бешенство в крови. Мне странно сидеть вот так, на одном месте и вслушиваться в твой голос. Это просто слова и просто голос, но от чего-то они значат намного больше, чем я могу осознать. Ответ прячется совсем близко, я, словно глупый пес, который мечется по комнате и пытается поймать мяч, который кто-то бросает туда-сюда. И когда кажется, что зубы готовы сомкнуться на упругом боку, мяч летит в другую сторону и снова так далеко. Я отпускаю твою руку и отстраняюсь, прикладываю ладони к холодному бокалу. Он холоднее, чем твоя рука. На какой-то момент твоя рука показалась мне обжигающе-горячей. - Не знаю. Мне просто как-то странно. Сам не понимаю, почему так, - я не многословен, потому что не могу рассказывать о том, что чувствую. Это слишком по-пидорски. Не могу рассказать, что мне то ли жарко, то ли холодно. Что мысли путаются, хотя кроме пары глотков вина, я больше ничего не пил. Могу лишь рассказать, что: - Просто ты кажешься мне знакомой, - и это очень странно. Потому что, если она спросит "почему тебе так кажется?" я не смогу ничего ответить. Просто кажется и всё. Шестое чувство, если хотите.
   Смысла нет - довольно интересная позиция. Она немного похожа на мою, только не такая категоричная. Я вполне могу предположить, что смысла нет. Правда, меня это никак не затронет, потому что я не ищу его. Есть он, нету его - мне без разницы. Мне и без него живется прекрасно, насыщенно, интересно.

   - Курю, - у меня создается впечатление, что она пытается сбежать. Однако это не самое удачное направление для побега. Потому что там, кужа мы идем, есть свет, и почему-то я не хочу идти в ту сторону. Механически переставляю ноги и думаю о том, что в этом ресторане нужно предусмотреть два выхода на разных концах зала. Чтобы люди, пообедав и пообщавшись, могли уйти так, чтобы не видеть друг друга. Не понимаю, что меня так напрягает во всей этой ситуации.
   Захожу в комнату и тоже сначала подхожу к аквариуму, разглядываю рыб, с трудом удерживаясь от того, чтобы повернуть голову. Оттягиваю время, наверное.
 
   И все-таки поворачиваю... Не знаю, почему не шарахаюсь в сторону. Делаю шаг назад и не могу поверить своим глазам. Разве случаются такие совпадения? Девушка из квартиры напротив, которую я так хорошо знал, которая владела всеми моими мыслями и желаниями, хотя я никогда с ней не говорил. Смотрю на неё и в груди оживают те болезненные чувства, которыми я страдал, когда переехал. Я отношусь к тому типу мужчин, которые влюбляются редко, но забыть очень-очень сложно. Но можно ли назвать то, что было между нами - влюбленностью? Скорее наваждение, от которого я сбежал, потому что так было лучше для нас обоих. Но ты нашла меня. Ты точно какой-то демон, наказание, и хотя с бежал от тебя, ты настигла меня тут, в Сакраменто. Огромная страна, и мы встретились в Сакраменто - первое совпадение. Огромный город, и именно этот ресторан - второе совпадение. Огромное множество дней и часов - еще два совпадения. Наконец, столик. Нас посадили за один столик. Я смотрю на тебя, не в силах открыть рот. Ни за что не признаюсь в этом, но сердце уходит в пятки. Не бывает таких совпадений. Не бывает, не может быть. Это что-то странное, будто насмешка кого-то сверху, в кого я никогда не верил. У меня во рту сигарета, но я забыл её прикурить. Степень ахуя на моем лице не поддается описанию. Мне нестерпимо сильно хочется уйти. Я боюсь этого... Боюсь тебя.

+1

10

Мы не понимаем почему всегда происходит именно так - люди встречаются, люди влюбляются и расходятся. Люди теряют друг друга, забывают и находят кого-то другого. А потом судьба смеется над нами - дарит еще один шанс. Выбирает именно это время и место. Показывается, что несмотря на потерянные года, которые должны было стереть все чувства в труху и бросить по ветру, ничего подобного не случилось. Я смотрю на тебя, ты смотришь на меня и между нами Гранд Каньон молчания.
Мы не понимаем почему встречаемся вновь. Не хотим больше ни боли, ни разочарований, ни потерь. Мы не хотим двигаться вперед, зарываясь в какую-то скорлупу, ограждая все воспоминания высоким забором с колючей проволокой. Но кому-то там, на небесах, безразличны наши попытки забыть. Я зеркально тебе отступаю, не в силах даже проследить за мимикой, которая выдает меня с потрохами. Напугана, ошеломлена и, да что уж там, я в панике.
Не знаю как долго я вот так на тебя смотрю, а мне хочется начать кричать - ругать тебя за то исчезновение, оправдываться, что тот мужчина лишь месть, просить познакомится повторно, но вместо этого всего я молчу. Да и ты не хочешь говорить.
Знаю, ничего не выйдет. Сегодня я вновь напьюсь, усну под бильярдом, и буду надеяться, что больше никогда тебя не увижу. И все это не потому, что я к тебе ничегошеньки не чувствую, а именно потому, что чувствую. Вот только ты и я - как два полюса. У нас с тобой никогда не было этого "мы", и вряд ли сейчас пора начинать. Да? Не стоит уже...
- Видимо, знакома... - это единственные слова, которые могу из себя выдавить и замолкаю. Ты холоден, и мне лучше не пытаться пробиться чрез него, как бы я не хотела. - Прости. - поймешь ты или нет, но это за все то, чего не произошло. За все то, чего мне так хотелось, но я была слишком напугана и не разрешила случится. Ты знал, гордецы попадают в ад. Для нас он уже заказан.

Я не понимаю что делаю, где нахожусь и почему плачу. Хотя нет, почему я в слезах - понятно. Ты, ты, ты и только ты мог так внезапно возникнуть и лишь одним видом своим показать, что совершенно не рад. Что не простил, что не забыл и что мне лучше уйти. А я не захотела, в очередной раз не захотела пытаться что-либо предпринять, чтоб жернова закрутились в обратную сторону. Я бежала по улицам не разбирая дороги, и окончательно выбившись из сил остановилась вот здесь - на какой-то лавочке, совершенно незнакомого мне города. Нужно только успокоится и сесть в первое попавшееся такси. Доехать до дому и выкинуть встречу из головы. Но, почему, мне кажется, будто у меня ничего не получится?

+1

11

Ты находишь в себе что-то, что позволяет тебе говорить. Я же просто стою и смотрю на тебя, но в этом простом бездействии больше безысходности и ужаса, чем в любой даже самой страшной истерике, чем в любой пламенной, даже самой искренней речи. Я уже не спокойный, уверенный Тайлер, который, несмотря на все свои проблемы, всегда держится бодрячком, твердо стоит на ногах и доволен собственной жизнью. Я тот парень студент, который выкидывает вещи из окна, который бьет неизвестного ухажера неизвестной девушки, и трусливо убегает от чего-то, что сильнее его, чтобы потом еще несколько месяцев приходить в себя. Вот эта, последняя стадия - хуже всего. Это плотно задернутые шторы, аллергия на чай, это бессонница и сигаретная диета, это смотреть в окно и невольно искать тебя там, напротив, не находить, и испытывать каждый раз ту мерзкую боль в груди, как в тот день, когда я уходил. Это находить тебя в случайных прохожих и ненавидеть себя за то, что сердце каждый раз предательски екает. И, наконец, те самые страшные часы перед рассветом, когда ночь самая темная, и вокруг сплошь тени, которые не дают дышать, не дают существовать, когда хочется лезть на стенку и грызть дверную ручку, потому что она - преграда между нами.
   Я молчу, но всё это в моем взгляде. Открытый и как будто голый, не в силах прикрыться, и вот она, еще одна стадия безысходности. Неспособность защититься от чего-то губительного и слишком болезненного. Или нежелание? Это всего лишь ты, хрупкая девушка с красивым лицом и дикими глазами, а я словно прошел все круги ада, стоят вот тут, на этом месте. Кто-то негуманный создал меня таким, какой я есть. Заметив лишь раз, действительно заметив, что я делаю не так часто, я уже не могу забыть, и кто-то насмехается надо мной, вынуждая быть рядом с девушками, которых я не могу забыть. Ты и Бруклин. Но с Бруклин проще, с ней можно изобразить братскую любовь и быть похожим на пламя свечи, которое освещает всё вокруг неё Ну и по-крайней мере пытается. Ты - совсем другое. Ты сама и огонь, и лед. Ты можешь спалить, и можешь потушить. И каждая клеточка моего тела сейчас воет от напряжения. Нужно уходить. Не нужно говорить с тобой. Уходить, или привет, еще пара месяцев мучений.

У тебя есть кто-то?

   Ты начинаешь плакать, а мне становится нестерпимо стыдно. Для тебя это так же тяжело, как для меня? Я ушел, но никогда толком не интересовался, как ты переживаешь наше расставание. По правде, я даже винил тебя в том, что ты сорвала тогда свои шторы и пустила в свой мир. Эта ненормальная связь не стоила того, что пришлось пережить после её разрыва, правда же? И всё же мне стыдно. Наверное, не нужно было молчать? Или это всё к лучшему? Пусть ты решишь, что я ублюдок и козел, пусть пожелаешь не встречать меня больше никогда. Мне хочется рвануть за тобой, но вместо этого и трясущимися руками достаю сигарету и начинаю самозабвенно курить. В голове хаос, взгляд прикован к аквариуму, и самообладание возвращается ко мне после четвертой сигареты. Подташнивает и в голове мутно.
   - Извините, сэр, мне показалось, вы знаете эту даму? Она забыла свой клатч, - ко мне обращается официант. Я хмурюсь и не совсем понимаю, что он от меня хочет. Когда взгляд опускается на клатч, я едва не проглатываю сигарету. Блять. Блять. Ну за что? Что за издевательство? Оставила клатч, а значит мне придется снова с ней встретиться. Забираю клатч и прошу рассчитать нас, при этом стою и жду, ни живой, ни мертвый.
   На самом деле, меня всего разрывает от нетерпения. Еле дожидаюсь момента, когда можно выйти из ресторана. Свет режет глаза, о я не обращаю внимания. Вижу пластиковую урну для орг.отходов, подбегаю к ней, а дальше всё словно в тумане. Пинаю её, бью кулаками, словно это она причина всех моих неприятностей. Это она столкнула нас с Софи, это она заставила нас чувствовать себя родными, она заставила Софи расплакаться и забыть свой дурацкий клатч, будь он неладен. Болят ноги, руки разбиты в кровь. Софи. Теперь я знаю, как тебя зовут, Софи.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Украденные откровения